Цицерон как философ права

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 
справедливость по Цицерону всегда имеется, что верно если индивид в "правовых отношениях", но природа не предполагает "правовых отношений", а значит не о справедливости и говорит философ, а скорее всего о "положении" между гражданами, что и называется по его представлению "естественным правом". Цицерон изрекает, что и Высшая законность — это высшее беззаконие”, и где закон вне "права", если не согласуется с правом, но возможно ли согласовать "право" с законом, этот вопрос никто не задавал себе после Цицерона, тогда как именно с этого вопроса можно только рассуждать о праве и законе в их соотношении у индивида. Сначала определяется что раньше, закон или право, и какой закон может устанавливать право, так как естественное право - это фикция правовая, а далее уже, где находится источник права, в индивиде, или вне его, и тогда стало бы понятным как устанавливать "правовой закон", под индивида, или над ним, как сейчас. Важно и все ли законы могут быть правовыми, или не обязательно, как уголовный, функция которого и не "правовая" вовсе, а по ограничению пространства действия "права", где возможно право, а где уже нет. Дикари понимали право иначе, когда "выполняется" закон, и речи о каком-либо праве индивида тут нет, так как закон не разделялся на уголовный и обычный, по применению его к индивиду, как и его личной жизни. Российское "право" пока ещё не покрывает право дикарей, если брать роль закона, а не жизненные благаВысшая законность — это высшее беззаконие - закон только тогда имеет меру, исключая уголовный, когда работает вне правового поля, и не принадлежит индивиду, что и происходит при либерал-фашизме. Поэтому Цицерон и сказал подобную ахинею, где измерителем законности был и остаётся закон, а не право, тогда как это может относиться только к уголовному закону, который назначает разные срока за проступки. Выявить абсурдную роль закона только так и можно было, через логику его развития и куда она ведёт, и Цицерон был видимо и как логик неплох, и если даже иные теоретики не могли провести банальную мысль. Граждане высказываясь о суде, и какой он, просто не ведают что при либерал-фашизме имитация, а не суд.
 
Из диалога:
- Как тебе эта троица? - Индивид - Право - Закон. Право - подвижно изменчивая область взаимоотношений индивидов, где они формируются как личности. Закон - устойчиво определенная область ограничения прав, где личности собой уже индивидуальности. 
- есть только индивид и закон, обычный и уголовный, а своего права индивид не знает, оно спонтанное. На чём и идёт спекуляция, что право нам известно, а значит мы можем на него ориентироваться вполне. Право - это не область взаимоотношений, а власть гражданина, сказать проще, "возможности" гражданские. Иной власти нет, и у чиновника мнимая "власть", не говоря уже о политике работающем под толпу, холуе толпы

- Я не написал про индивида имеющего право, но про область права, где только и возможно обращение индивида в личность. К философским понятиям относятся ВСЕ слова естественного языка. Если индивид не релятивное понятие, и вообще, даже не понятие, то личность - это уже формат отношений. 
- личность не философское, а психологическое понятие, где имеется уже "другой". Отношений не существует, это всегда "сотрудничество". Садо-мазо отношения существуют как замена сексуального. Сексуальные отношения не существуют также, они являются заменой секса, суррогатом. Существует только секс, а всё остальное а-социальное, что не относится к социальному прямо, а только косвенно если. Например политик, разве он к кому
-то относится? нет, он пребывает в садо-мазо отношениях, или "сотрудничестве", если только.
- "отношений не существует" - в каком смысле? Я понимаю " отношение" как базовую категорию. После "сущности".
- тогда ты признаёшь отсутствующий "субъект", которого нет на самом деле. Субъект не философская категория, а правовая только. Есть садо-мазо отношения, сексуальные отношения заменяющие первые, секс, "сотрудничество", которое к социальному уже не относится, а значит и не существует. Субъект права также не существует, а является условным определением "положения", где "объект" социального среди равных себе. "Субъект" отсутствующий мы может признавать условно как "субъект деятельности", но отдельно существующего субъекта нет, почему и пенсию выплачивают спустя много лет на основании липового "субъекта права", который может признаваться в наличии только "здесь и сейчас", а не во "времени", как при либерал-фашизме, где оперируют фикциями правовыми на вере в "долгое государство" и право, и где в 90-е вклады исчезли.
 
В основе права, согласно Цицерону, лежит присущая природе справедливость. Он дает такое развернутое определение естественного права: «Истинный закон — это разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая, запрещая, от преступления отпугивает, оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая. Предлагать полную или частичную отмену такого закона — кощунство; сколько- нибудь ограничить его действие не дозволено; отменить его полностью невозможно, и мы ни постановлением сената, ни постановлением народа освободиться от этого закона не можем» (О государстве, III, XXII, 33). Этот «истинный закон» — один и тот же везде и всегда, и «на все народы в любое время будет распространяться один извечный и неизменный закон, причем будет один общий как бы наставник и повелитель всех людей — бог, создатель, судья, автор закона» (О государстве, III, XXII, 33). 
Существо и смысл справедливости Цицерон видит в том, что «она воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними» (О государстве, III, VII, 10). Справедливость требует не вредить другим и не нарушать чужую собственность. «Первое требование справедливости, — пишет он, — состоит в том, чтобы никто никому не вредил, если только не будет спровоцирован на это несправедливостью, а затем, чтобы все пользовались общей собственностью как общей, а частной — как своей» (Об обязанностях, I, 20). Естественное право (высший, истинный закон), согласно Цицерону, возникло «раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, вернее, раньше, чем какое-либо государство вообще было основано» (О законах, II, 19). Само государство (как «общий правопорядок») с его законами является воплощением того, что по природе есть справедливость и право. Право устанавливается природой, а не человеческими решениями и постановлениями. «Если бы права устанавливались повелениями народов, решениями первенствующих людей, приговорами судей, — пишет Цицерон, — то существовало бы право разбойничать, право прелюбодействовать, право предъявлять подложные завещания, — если бы права эти могли получать одобрение голосованием или решением толпы» (О законах, I, 43). 
Соответствие или несоответствие человеческих законов природе (и естественному праву) выступает как критерий и мерило их справедливости или несправедливости. В качестве примера законов, противоречащих справедливости и праву, Цицерон отмечает, в частности, законы тридцати тиранов, правивших в Афинах в 404—403 гг. до н.э., а также римский Закон 82 г. до н.э., согласно которому Сулле предоставлялись неограниченные полномочия, включая право жизни и смерти по отношению к римским гражданам. Подобные несправедливые законы, как и многие другие «пагубные постановления народов», по словам Цицерона, «заслуживают названия закона не больше, чем решения, с общего согласия принятые разбойниками» (О законах, II, 13).

https://studref.com/626679/filosofiya/tsitseron
Связанные материалы Тип
Платон о законах Дмитрий Косой Запись
Правовой факт и закон Дмитрий Косой Запись
Цицерон как мыслитель Дмитрий Косой Запись
Закон - что дышло Дмитрий Косой Запись
как работает законодатель в России Дмитрий Косой Запись