Платон о бесполой толпе

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
История философии
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Диалог Политик примечателен и тем, что Платон наглядно показывает как множится искусством политика бесполая толпа, делением, как и при путинизме, на наших и ненаших. Если только разделением напрягается бесполое Тела стремящееся к единому, и никак иначе. При Ельцине не было в реализации этой технологии, требовалась идеология, и Путин как человек толпы и идеолог по призванию безусловно усилил этот процесс, реализовав властную толпу. Платон в бесполом Тела ярко живописует бесполую толпу и политика.

Чужеземец. Не сочтем ли мы, что все правители, имеющие в распоряжении возможность повелевать, повелевают ради какого-то возникновения?
Сократ мл. Конечно.
Чужеземец. А ведь совсем нетрудно все возникающее разделить надвое.
Сократ мл. Каким образом?
Чужеземец. Одна часть всего возникающего не одушевлена, другая одушевлена.
Сократ мл. Да.
Чужеземец. Вот по этим признакам мы и разделим, если пожелаем делить, повелевающую часть познавательного искусства.
Сократ мл. В соответствии с чем?
Чужеземец. Мы отнесем одну часть повелевающего искусства к возникновению неодушевленных существ, а другую – к возникновению одушевленных. Таким образом все и разделится на две части.
Сократ мл. Безусловно.
Чужеземец. Оставим же одну из этих частей и возьмем другую, а взяв, снова разделим всё надвое.
Сократ мл. Но которую из них, по твоим словам, надо взять?
Чужеземец. Конечно, ту, что относится к живым существам. Ведь совсем невместно царскому знанию повелевать лишенными души вещами: задача его благороднее, и власть простирается на живых и на то, что им причастно.
Сократ мл. Это правильно.
Чужеземец. На выведение потомства и питание живых существ в одних случаях можно смотреть как на выращивание в одиночку, в других – как на общую заботу о целых стадах животных.
Сократ мл. Верно.
Чужеземец. Но политик, как мы увидим, не занимается выращиванием в одиночку, как некоторые погонщики быков и конюхи ухаживают за волами и конями; он больше напоминает табунщика коней и быков.
Сократ мл. Теперь мне ясно то, что ты говоришь.
Чужеземец. Не назвать ли нам общее выращивание всех животных как-то так – "стадное" или "совместное" выращивание?
Сократ мл. Здесь подойдет и то и другое.

Чужеземец. Скажи мне еще вот что...
Сократ мл. О чем ты спрашиваешь?
Чужеземец. Откуда мы отклонились, когда подошли сюда? Конечно, думаю я, вот откуда: на вопрос о стадном выращивании – как его разделить – ты храбро ответил, что существует два рода живых существ: один – человеческий, а другой – все остальные животные.
Сократ мл. Это правда.
Чужеземец. Мне же тогда показалось, что, отделив одну часть, ты считаешь все остальное единым видом по той единой кличке "животные", которую ты для этой второй части придумал.
Сократ мл. И это так было.
Чужеземец. Но, храбрейший из людей, что, если разумным окажется какое-нибудь другое животное – такими, например, представляются журавли (или какое-нибудь еще) – и оно станет, подобно тебе, придумывать имена, противопоставляя единый род журавлей всем остальным животным и прославляя себя самого, прочих же, объединив их между собой, а также с людьми, не найдет ничего лучшего, как назвать животными? Постараемся же всячески этого избежать.
Сократ мл. Каким образом?
Чужеземец. Не будем делить весь род живых существ, чтобы не допустить подобной ошибки.
Сократ мл. Да, не нужно этого делать.
Чужеземец. Ведь именно в этом и состояла тогда неправильность.
Сократ мл. Но в чем же?
Чужеземец. Повелевающая часть познавательного искусства относилась у нас к роду выращивания стадных животных. Не так ли?
Сократ мл. Так.
Чужеземец. И уже тем самым весь род животных был поделен на ручных и диких. Те из животных, нрав которых поддается приручению, называются домашними, другие же, не поддающиеся, – хищными.
Сократ мл. Прекрасно.
Чужеземец. Знание, которое мы преследуем, было и есть у домашних животных, причем надо искать его у животных стадных.
Сократ мл. Да.
Чужеземец. Стало быть, не будем делить их, как тогда, принимая во внимание всех сразу, и не будем спешить немедленно перейти к государственному искусству. Ведь мы теперь испытываем состояние в точности по пословице...
Сократ мл. Какое состояние?
Чужеземец. Поспешив с делением домашних животных, мы завершили деление медленнее.
Сократ мл. Ну и хорошо, чужеземец, что это так получилось.
Чужеземец. Пусть будет так. Давай попробуем сызнова разделить искусство совместного выращивания: быть может, само завершенное рассуждение лучше покажет тебе то, к чему ты стремишься. Но скажи мне...
Сократ мл. Что же?

Чужеземец. Итак, надо надеяться, что, определив характер государственного правления, мы наконец сможем сказать, что такое политик.
Сократ мл. Отлично.
Чужеземец. Вот мы и предпослали этому миф – чтобы показать относительно стадного выращивания, что не только все оспаривают это занятие у искомого нами сейчас лица, но также что мы должны яснее разглядеть его – того, кому одному только и пристало, по образцу пастухов и волопасов, иметь попечение о выращивании человеческого стада и носить соответствующее этому имя.
Сократ мл. Правильно.
Чужеземец. Я даже думаю, Сократ, что этот образ божественного пастыря слишком велик в сравнении с царем, нынешние же политики больше напоминают но своей природе, а также образованию и воспитанию подвластных, чем властителей.
Сократ мл. Истинно так.
Чужеземец. Но такова ли их природа или иная, от этого не менее и не более должно их рассмотреть.
Сократ мл. Как же иначе?
Чужеземец. Пойдем же по прежнему пути. Мы сказали, что существует самоповелевающее искусство, распоряжающееся живыми существами и пекущееся не о частных лицах, а о целом обществе; назвали же мы это тогда искусством стадного выращивания. Припоминаешь ли ты?
Сократ мл. Да.
Чужеземец. Вот тут-то мы и допустили ошибку. Мы совсем не учли политика и никак его не назвали: он тайно ускользнул от наименования.
Сократ мл. Каким образом?
Чужеземец. Выращивать все без исключения стада присуще, видимо, остальным пастухам, политику же не свойственно. А между тем мы приложили это наименование и к политику, хотя следовало бы назвать их всех по общему для них признаку.
Сократ мл. Ты прав, если такое имя бывает.
Чужеземец. Как же не быть общему уходу за всеми, из которого не исключено выращивание и любые другие заботы? Назовем ли мы это уходом за стадом, пестованием или еще как-нибудь, – например, всеобщим попечением, – это имя могло бы охватить и политика, и всех прочих пастухов, ведь надо так сделать, этому учит нас рассуждение.
Сократ мл. Правильно. Но какое же теперь последует разделение?
Чужеземец. Подобное тому, какое мы проделали, когда обособили стадное выращивание пеших – бесперых, несмешанных и безрогих – животных; лишь сделав такое различение, мы охватили одним определением уход за стадом в наше время и в царствование Кроноса.
Сократ мл. Это очевидно. Но снова спрошу: что же потом?
Чужеземец. Ясно, что, когда таким образом названо это имя – "уход за стадом", никто не станет нам возражать, говоря, что и вообще-то нет подобного попечения, как прежде справедливо могли возразить, что, мол, у нас не существует никакого искусства выращивания, достойного называться этим именем, а если бы и было какое-нибудь, то оно скорее подобало бы многим другим, чем кому-нибудь из царей.
Сократ мл. Правильно.
Чужеземец. Забота же о целом человеческом сообществе и искусство управления всеми людьми в первую очередь и преимущественно принадлежат царю.
Сократ мл. Ты правильно говоришь.
Чужеземец. Однако, Сократ, замечаешь ли ты, что под самый конец мы снова ошиблись?
Сократ мл. Каким образом?
Чужеземец. А вот: хотя мы в высшей степени правильно рассудили, что существует некое искусство выращивания двуногого стада, не следовало, однако, тотчас же называть это искусство царским и политическим – так, как если бы на этом все и кончалось.
Сократ мл. А как же?
Чужеземец. Сначала, как мы и говорили, нужно было переделать название, приблизив его больше к уходу, чем к пропитанию, а затем рассечь надвое и его, ведь предстоит произвести еще немало сечений.
Сократ мл. Каких именно?
Чужеземец. Можно было бы отделить божественного пастыря от попечителя-человека.
Сократ мл. Правильно.
Чужеземец. Затем, обособив попечительское искусство, следует его снова рассечь надвое.
Сократ мл. На какие же части?
Чужеземец. На попечение насильственное и мягкое.
Сократ мл. То есть?
Чужеземец. Раньше мы и тут оказались простоватей, чем должно, и допустили ошибку, соединив в одно царя и тирана, – как самих, так и образы их правления, – в то время как они в высшей степени неподобны.
Сократ мл. Истинно так.
Чужеземец. А теперь, исправляя нашу ошибку, согласно сказанному, не разделим ли мы человеческое попечительское искусство надвое – на насильственное и мягкое?
Сократ мл. Несомненно.
Чужеземец. И, назвав попечение тех, кто правит с помощью силы, тираническим, а мягкое попечение о стаде двуногих кротких животных – политическим, мы наречем человека, владеющего таким искусством попечительства, подлинным царем и политиком, не так ли?
Сократ мл. Значит, чужеземец, рассуждение о политике получило у нас таким образом завершение.
Платон. ПОЛИТИК

Связанные материалы Тип
Аристотель об управлении Дмитрий Косой Запись
Платон как философ права Дмитрий Косой Запись
Ницше о бесполой толпе Дмитрий Косой Запись
Ницше как философ права Дмитрий Косой Запись
Антидарвинизм Дмитрий Косой Запись
принцип просвещения Дмитрий Косой Запись
Путин про фашизм Дмитрий Косой Запись
гарантии и фашизм Дмитрий Косой Запись
исток сталинизма Дмитрий Косой Запись
иностранный агент Дмитрий Косой Запись
идея либерализма Дмитрий Косой Запись
судьбы народов Дмитрий Косой Запись
гомофобия содома Дмитрий Косой Запись
толпа и марксизм Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела о философии Дмитрий Косой Запись
безликий закон и право Дмитрий Косой Запись
сексуальные излишества Дмитрий Косой Запись
фашизм и журналист Киселёв Дмитрий Косой Запись
половое, шизоидное и бесполое Дмитрий Косой Запись
Конфуций об управлении Дмитрий Косой Запись
Фуко. Истина как объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
либерал и либерализм Дмитрий Косой Запись
преступление против государства Дмитрий Косой Запись
фикции либерализма Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и свобода граждан Дмитрий Косой Запись
бесполое и познание Дмитрий Косой Запись
институты государства Дмитрий Косой Запись
понятие справедливости Дмитрий Косой Запись
толпа и народ Дмитрий Косой Запись
вера и атеизм Дмитрий Косой Запись
модель Путина Дмитрий Косой Запись
что делать? Дмитрий Косой Запись
узурпация Дмитрий Косой Запись
политэкономия либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
социальное государство Дмитрий Косой Запись
Политик Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления по Лакану Дмитрий Косой Запись
президент представительной демократии Дмитрий Косой Запись
тактика вождя Дмитрий Косой Запись
Крым как проблема Дмитрий Косой Запись
знамение смерти Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и идеология Дмитрий Косой Запись
консерватизм как рабство бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
президент и император Дмитрий Косой Запись
политика при фашизме Дмитрий Косой Запись
Фуко. Происхождение власти Дмитрий Косой Запись
большинство Дмитрий Косой Запись
толпа и фашизм Дмитрий Косой Запись
шизоидное толпы Дмитрий Косой Запись
Фуко о власти. Дмитрий Косой Запись
толпа и её циклы Дмитрий Косой Запись
безликий закон при Путине Дмитрий Косой Запись
ответственность Думы Дмитрий Косой Запись
государство СССР Дмитрий Косой Запись
идеология либерал-фашизма. Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм в действии Дмитрий Косой Запись
власть народа Дмитрий Косой Запись
государство подорожает Дмитрий Косой Запись
правовая свобода Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и цензура Дмитрий Косой Запись
объект и субъект Дмитрий Косой Запись
культура как поле битвы Дмитрий Косой Запись
Лиотар. Истины толпы Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и информация. Дмитрий Косой Запись
политэкономия и богатства Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм на подъёме Дмитрий Косой Запись
безликий закон в США Дмитрий Косой Запись
деградация Дмитрий Косой Запись
гений Ломброзо Дмитрий Косой Запись
кастрат искусственный Дмитрий Косой Запись
коммунизм как угроза Дмитрий Косой Запись
мир как представление Дмитрий Косой Запись
свобода и безликий закон Дмитрий Косой Запись
Юм как философ Дмитрий Косой Запись
толпа как Долгое государство Дмитрий Косой Запись
толпа и христианство Дмитрий Косой Запись
Достоевский о либерализме Дмитрий Косой Запись
Витгенштейн как философ Дмитрий Косой Запись
Цицерон как философ права Дмитрий Косой Запись