Переход от гносеологии к онтологии образа

Аватар пользователя admin
Систематизация и связи
Онтология
Гносеология
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 

Переход к онтологическим аспектам образа намечается уже в самом отношении субъекта и объекта.

Познание есть, по сути, взаимоопределение субъекта и объекта, в котором можно зафиксировать четыре аспекта:

1) объект воздействует на субъекта (данность образа); 2) субъект подвергается действию объекта (субъективное конструирование образа); 3) субъект воздействует на объект (конструирование в соответствии с образом); 4) объект подвергается действию субъекта (преобразование).

В случае 1) и 2) субъект выполняет роль инобытия объекта, в случае 3) и 4) объект играет роль инобытия субъекта. Результатом воздействия на инобытие будет отражение воздействующего фактора, а сам процесс воздействия можно обозначить как конструирование. Отражение, взятое в аспекте его целостности представляет собой образ.

Таким образом, мы имеем противоположность субъекта и объекта. Из этого можно было бы вывести такой принцип, описывающий их взаимообусловленность: "без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта". На первый взгляд получается, что любой объект, чтобы существовать должен быть воспринимаемым и любой субъект, чтобы существовать в качестве субъекта должен иметь воспринимаемый объект. Однако в реальной жизни это не совсем так. Вещи продолжают существовать даже если их никто не воспринимает. В этом случае они, правда, перестают быть объектами, но от этого их определенность нисколько не страдает. Следовательно, вещь не обязательно является объектом, но может им стать, стало быть, вещь является объектом в принципе. Итак, свою определенность вещь получает не от воспринимающего его субъекта, а от самой себя. Тогда и способ своего, так сказать, противостояния потенциальному субъекту вещь содержит в себе изначально.

Рассмотрим первый случай: вещь воздействует на субъекта. Чтобы обладать способностью активного воздействия на инобытие, вещь не должна быть зависимой от этого инобытия. То есть, если вещь обладает способностью воздействия на органы чувств субъекта, то это означает, что вещь уже является потенциальным объектом, а стало быть, когда она станет актуальным объектом, то будет воздействовать на субъекта строго определенным образом. То есть, вещь потенциально заключает в себе то инобытие, в котором она может отразиться или в которое она может перейти. Образ вещи есть результат отражения ее в инобытии, следовательно, если инобытие содержится в вещи потенциально, то и образ вещи также потенциально в ней заключен.

Второй пункт: субъект подвергается действию объекта. В этом случае субъект получает свою определенность со стороны объекта. Под субъектом можно понимать один из аспектов человеческой личности. Но человек в течение своей жизненной активности не всегда проявляет себя в качестве познающего субъекта, а это значит, что и не будучи актуально субъектом, он продолжает существовать и остается субъектом в потенции. Уже поэтому в своем качестве субъекта он не является безразличной средой — "чистым листом" или "гладкой восковой дощечкой" — в которой объект может оставлять свои отпечатки. Следовательно, образ объекта будет в той или иной степени искаженным.

Итак, мы имеем: вещь как определенное бытие и сознание человеческой личности как инобытие. Вещь уже до своего перехода в инобытие потенциально содержит свой образ. Этот потенциальный образ заключает в себе все возможные проявления вещи в инобытии, то есть является абсолютно адекватным ее проявлением. Переходя в инобытие, вещь проявляется в нем более или менее полно. Образ как результат отраженности вещи в инобытии будет отражать только некоторые из бесконечного числа сторон вещи.

Переход от гносеологической проблематики к проблематике онтологической означает выход за пределы оппозиции субъекта и объекта и применение более фундаментальных категорий, в которых субъект-объектное отношение занимает второстепенное место. Уже само наличие противоположности категорий субъекта и объекта указывает на то, что существует, во-первых, их общая основа, в которой они оказываются тождественными, еще не расчлененными (синкретическое единство субъекта и объекта); и во-вторых, существует синтез субъекта и объекта, то есть их синтетическое отождествление и взаимопереход.

Если под субъектом понимать человеческую личность, а под объектом — окружающую природную среду, то тот факт, что человек сам является частью природы и существует в ней относительно короткое время, указывает на изначальное тождество субъекта и объекта: природа через человека приходит к осознанию самой себя, т.е. сама для себя становится субъектом и объектом. С другой стороны, развитие самосознания позволяет человеку отнестись к самому себе как к объекту, осознать самого себя, поэтому человеческое "Я", его самость, представляет собой фундамент для возникновения субъект-объектного отношения внутри человеческой личности. Это синкретическое тождество субъекта и объекта, их основа.

Синтетическим же тождеством субъекта и объекта будет образ в широком смысле, как результат их взаимоотношения.

Тщательное рассмотрение функционирования образа в познании так или иначе выводит нас за пределы гносеологической установки: мы видим, что образ невозможно рассматривать как всего лишь порождение субъекта, как инструмент познания. Он оказывается существенным моментом самой действительности, а стало быть, требует своего рассмотрения с онтологических позиций.