Причины преступного поведения

Аватар пользователя Николай Кофырин
Систематизация и связи
Основания философии

Убийство считается преступлением, но на войне убийство врага преступлением не считается. Почему же за одно и то же действие в одном случае карают, а в другом случае — награждают? Преступление – это то, что государство называет в Уголовном Кодексе преступлением, или это нарушение каких-то общих природных законов существования?
Что побуждает людей убивать друг друга, в чём причина?
22 апреля 2022 года в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе состоялась беседа "Проблемы причинности в криминологии". С докладом выступил директор Центра правовых исследований (Баку, Азербайджанская Республика) доктор юридических наук профессор Ханлар Джафарович Аликперов «Новое видение причин индивидуального преступного поведения».

В своих тезисах к докладу Х.Д. Аликперов указал:
Проведённое автором комплексное исследование проблем патогенеза преступности и этиологии преступного поведения даёт основания для выдвижения следующих выводов:
1) в человеческой популяции не существует людей, обладающих иммунитетом от совершения противоправных деяний, так как преступность является свойством человека;

2) многие виды индивидуального преступного поведения не являются продуктом социального конструкта. Они – исторически обусловленная объективная закономерность, утвердившаяся на Земле задолго до возникновения государства и права. В силу этого этиология и бытие многих видов умышленных преступлений, как внешних форм проявления преступности, не зависят от усмотрения законодателя;

3) существует универсальная причина преступности. Она заключена не в окружающих человека реальностях, а таится в самом Homo sapiens. Такой причиной является неудовлетворённая потребность человека. Как справедливо отмечает И.М. Рагимов, «причина преступного поведения находится не вовне, а внутри самого человека», так как склонность к злу, греху, преступлению заложена в душе человека.

4) корень детерминанта преступности имеет бинарный характер и состоит из двух нелинейных компонентов: генетического и внешнего факторов, процесс слияния которых в интегрированное единство порождает неприсущее им в отдельности качество (синергетический эффект) – конкретное преступление;

5) мотивацией при совершении человеком умышленных преступлений всегда выступает его неудовлетворённая потребность (различного уровня и этиологии), реализовать которую он не смог или не захотел в рамках правового поля. Все остальные факторы (экономического, социального и иного характера), участвующие в формировании преступной мотивации, являются факультативными;

6) в механизме индивидуального преступного поведения потребности играют роль доминанты, внешние факторы (естественные, техногенные, социальные) – сопутствующую (повод, условия и т.п.). Поэтому нельзя всё многообразие смысла понятия «преступление» сводить к его нормативному определению, а причины преступности объяснять лишь социальными явлениями.

С учётом вышеизложенного полагаю, что причины преступности – не от мира сего, они гнездятся внутри самого человека в виде неудовлетворённой потребности, а совершаемое им конкретное преступление – не что иное, как генетически обусловленный опредмеченный поведенческий акт деструктивно-волевого характера, базирующийся в геноме Homo sapiens в алертном состоянии, который активируется лишь при сцеплении с определёнными внешними факторами природного, техногенного или социального свойства, воспользовавшись которыми он удовлетворяет свои потребности, которые не мог или не хотел реализовать в рамках закона.

Конечно, автор далёк от мысли, что неудовлетворённая потребность всегда порождает преступление. Это, естественно, не так. Но в то же время несомненно, что каждое конкретное умышленное преступление есть непосредственный результат реализации неудовлетворённой потребности человека.

По мнению Г.Н. Горшенкова (Нижний Новгород, Россия) потребность всё же не главный триггер в индивидуальном акте преступного поведения и, тем более, не универсальная причина преступности как социального явления.

К.Ж. Балтабаев (Нурсултан, Республика Казахстан)
Утверждение что «преступность является свойством человека», вряд ли является правильным. Скорее всего, каждый человек способен нарушать различные социальные нормы, в том числе и правовые нормы. ... В целом, когда мы говорим о причинах преступности, то они обусловлены, на мой взгляд, все же социальными детерминантами.

Д.М. Гаджиев (Махачкала, Россия)
Преступное поведение зависит от соотношения социального и биологического. Эта зависимость прослеживается и передается по наследству генетически (темперамент, программы поведения…), а также в процессе социализации. Часто наблюдаем без мотивные преступления, являющиеся неадекватной реакцией на действия потерпевшего.

С.У. Дикаев (Санкт-Петербург, Россия)
Преступность – это и социальный конструкт, и исторически изменчивый феномен, находящийся в адекватном для конкретного социума состоянии.
Сами по себе факторы природного, техногенного и социального характера не могут быть причинами преступности. Таковое значение они обретают лишь тогда, когда взаимодействуют с человеком.
Я думаю, что внутри самого человека есть только то, что он впитал из социальной среды. И то, что он впитал, продолжает взаимодействовать со средой, иногда вступая с ней в конфликт.

Г.В. Зазулин (Санкт-Петербург, Россия).
Доктор исторических наук Эльгиз Абдулович Поздняков в работе «Философия преступления» (2001) делает вывод: «Ни в коем случае общество нельзя рассматривать в качестве причины, порождающей преступления. Причина лежит в человеке; общество же создаёт те или иные условия для её проявления».

М.А. Коваленко (Санкт-Петербург, Россия)
Влияние негативных социальных факторов, таких как, отсутствие материальных ресурсов для содействия развитию и воспитанию подрастающего поколения на ранних стадиях развития ребёнка, могут быть причинами, в том числе, и врождённых генетических особенностей индивида, способствующих последующему преступному поведению. Так, несовершеннолетние нарушители в период внутриутробного развития, младенчества и раннего детства подвержены формированию различных нарушений психического развития, алкоголизму и наркомании, физическим отклонениям, задержке развития, что вызывает проблемы в работе и учёбе, отношениях со сверстниками.

Н.А. Крайнова (Санкт-Петербург, Россия)
Изучение личности преступника сквозь призму познания причин индивидуального преступного поведения демонстрирует то, что нередко преступники не могут объяснить свои противоправные поступки. Многое в преступном поведении лежит за гранью сознательного.
Углублённое изучение биографий преступников (независимо от вида совершённых ими преступлений, категории таковых и их количества), показывает, что в абсолютном большинстве случаев истоки совершения преступлений можно найти в периодах становления человека (детство, подростковый возраст).

Н.И. Кузнецова (Санкт-Петербург, Россия)
Обнаруживается влияние экологии не только на здоровье, но и на поведение человека. Не секрет, что жителям больших городов привычно чувство постоянной усталости.
В свою очередь, все перечисленные факторы создают основу для различных форм отклоняющегося поведения: употреблению наркотиков, алкоголя, суицидальному поведению, сексуальной распущенности, хулиганству, вандализму, агрессии, насилию и др.

В.А. Номоконов (Владивосток, Россия)
«Исторически изменчивый деструктивный феномен, утвердившийся на Земле задолго до возникновения государства и права» есть опасное девиантное поведение, которое становится преступным только после его закрепления в УК.
На мой взгляд, дело не столько в неудовлетворённой потребности, сколько в возникшей личной ущербности: виновный идёт на нарушение норм морали и права в попытках компенсировать собственную внезапно возникшую или хроническую, социальную, психологическую, моральную, психическую или даже физическую ущербность.

В.М. Хомич (Минск, Республика Беларусь)
Современный теоретический потенциал криминологии фиксирует причинность преступности и саму преступность с позиции самосохранения безопасности власти в ущерб безопасности человека и его самосохранения. И в этом кризис криминологического знания и современного объяснения преступности и её причин.
Универсальная причина преступности заключена в самом Homo sapiens и окружающих человека реальностях, неудовлетворяющих потребности человека. В этом и состоит синергетический эффект причинности в индивидуальном преступном поведении.

С.М. Марков (Хабаровск, Россия)
Философский древний вопрос, другими словами, является ли греховность имманентным свойством человеческого рода как такового! ... Как мне представляется, любое преступление имеет свою биографию; нет и быть не может «чистых» преступлений «здесь-и-сейчас». Так, троянские преступления Гомера в «Илиаде» начались с обыкновенного спора за Елену. Социальная среда (культура и цивилизация) – это не только внешний фактор, но имманентная природа человечности и человека, всех его поступков и деяний...

А.М. Яблоков (Санкт-Петербург, Россия)
Классическое направление в криминологической теории указывает на то, что причины преступности находятся «внутри» человека, определяются его внутренним миром, его разумностью. Огромное множество постклассических криминологических теорий просто-напросто «перетягивает» вопрос причинности на себя, ставя во главу угла социальные детерминанты. Укрепление же классического подхода (неоклассического) в криминологии произошло, как представляется, после открытия гена фермента моноаминоксидазы А (МАОА), наличие которого практически «гарантирует» враждебное поведение субъекта. Таким образом, на сегодняшний день причину преступного поведения приходится искать и среди социальных факторов, и среди биологических…

Д.А. Шестаков (Санкт-Петербург, Россия)
Конечно, неудовлетворённые потребности человека, в том числе и склонность ко злу, греху, некоторых людей подталкивают к совершению преступления. Но приписывать этим обстоятельствам значение некой универсальной причины преступности есть преувеличение их значения.
Наиболее значимо в рассмотренной здесь концепции докладчика то, что Х.Д. Аликперов привлекает внимание криминологов к встречающейся у некоторых людей некой непреодолимой потребности в насилии. К жажде ножа, как сказал бы Ницше. К потребности, которая генетически наследуется от далёких предков с ещё догосударственно-правовых времён.
Некоторые виды умышленного преступного поведения появились на Земле задолго до государства и права. Их происхождение не зависит от усмотрения законодателя. Назову эту ветвь причинности дикой причинностью.
Наказание за преступления, обусловленные не управляемой разумом дикостью, должно перестать быть столь же дико жестоким, как преступление. Его надо сделать врачующим.

По мнению Я.И.Гилинского (Санкт-Петербург, Россия)
Преступность есть социальный конструкт. Нет вида поведения, являющегося по своей природе преступным. «Преступления» это то, что так обозначил законодатель в уголовном законе в интересах государя, власти, режима. До возникновения государства люди убивали друг друга, насиловали друг друга, отбирали еду друг у друга, но это не были «преступления».
Как правильно утверждает Х.Д. Аликперов, люди действуют для удовлетворения своих потребностей. Эти действия могут носить легальный или нелегальный (преступный) характер. А в случае неудовлетворения потребностей легальным или преступным путем – «уход» в алкоголь, наркотики или из жизни.

Я согласен с Яковом Ильичём, что понятие "преступление", безусловно, выдумка государства ("социальный конструкт"). Однако это не значит, что особо опасные виды социального поведения возникают и исчезают по воле законодателя. Они всегда были и будут: исчезают одни – появляются другие. Воля законодателя лишь определять некоторые виды социально-опасного поведения как "преступление" и назначать за него наказание.
При этом новые виды социально-опасного поведения часто не сразу попадают под понятие "преступление", а лишь когда начинают представлять угрозу общественному благополучию. К тому же в разных странах одни и те же виды социально-опасного поведения могут быть преступлением, а в других странах нет. Произвольное назначение того или иного поступка преступлением ещё не делает его общественно-опасным явлением (например, "оскорбление чувств верующих").

Убийство существовало всегда! Но "преступлением" оно стало считаться после того, как было внесено в Уголовный Кодекс. Однако, исключение из Уголовного Кодекса статьи 105 не устраняет убийства деяния как такого.
И если вдруг по какой-то причине исчезнет Уголовный Кодекс, исчезнет ли вместе с ним и преступления?

Вся история учений о природе преступного поведения по сути борьба двух направлений: биологического и социологического.
Профессор Д.А.Шестаков полагает, что существует два основных подхода к преступлению: материальный (преступление — зло, реально причиняющее вред) и формальный или, как говорят, конвенциональный (преступление — то, что названо таковым в законе). Эти подходы, криминологический и юридический, не противостоят, а взаимно дополняют друг друга. Профессор Д.А.Шестаков считает, что преступность существует и на микроуровне, как свойство человека.

Профессор Я.И.Гилинский утверждает, что нет вида поведения, являющегося по своей природе преступным. «Преступление и преступность – понятия релятивные (относительные) «как договорятся» законодатели». «То, что в одной стране – преступление, в другой – не признаётся таковым. То, что преступным было вчера, непреступно сегодня, и наоборот».

Преступными могут считаться значительно больше явлений, чем определяет по своему усмотрению законодатель. Формально, преступление – это то, что указано в Уголовном Кодексе. С другой стороны, не все социально опасные деяния перечислены в Уголовном Кодексе. А иногда преступные деяния, указанные в УК, перестают быть социально опасными.
Если исключить из Уголовного Кодекса отдельные статьи (виды преступлений) это ещё не означает избавиться от ряда общественно опасных деяний.
Формально, нет закона – нет преступления (как понятия), поскольку преступление описано в УК. Но реально – отсутствие закона не означает отсутствие деяния, которое все считают преступным.

Профессор Кунц признаёт, что отсутствие квалификации деяния как преступного ещё не означает отсутствие самого факта преступного явления. Преступление может быть не зарегистрировано или не раскрыто, но это не означает, что оно отсутствует как событие.

Если существуют так называемые «естественные права» человека, то существуют и «естественные преступления». Например, убийства из ревности существовали и будут существовать всегда, также как изнасилования и кражи.

Разумеется, преступление есть незаконная форма удовлетворение потребностей. Но вот, например, какую потребность удовлетворяет убийство, совершённое из чувства мести?

По меткому выражению Д.А. Шестакова, «человек в мире – марионетка для выполнения предписанной свыше программы, которая даёт стимулы: радости, любви… навязанные свыше представления о хорошем и плохом».

На поведение человека влияют и социальное окружение, и конкретная ситуация, и нормы общества, и генетическая предрасположенность. Но «контрольный пакет» в определении реакции человека на ситуацию находится в его характере и в генах. Не каждый способен совершить изнасилование или убийство с особой жестокостью.

Международная группа криминологов провела исследование, в котором обнаружила различия между концентрацией серого вещества у людей, которые были осуждены за тяжкие насильственные преступления, и тех, кто совершил преступления средней и небольшой тяжести.
Нейробиологи провели сканирование мозга преступников. Изначально осужденных разделили на несколько групп. В первую группу попали убийцы, во вторую — люди, совершившие насилие, которое не привело к смерти (бытовые ссоры, нападения и разбои), а в третью — совершившие ненасильственные преступления. Всего было проанализировано 808 преступников.
Специалисты обнаружили, что мозг преступников, совершивших убийства, имел значительные отличия от мозга невиновных людей. У них имелся дефицит серого вещества в областях мозга. Мозг двух остальных групп практически не отличался друг от друга.

Так предопределён человек к совершению преступления или нет?

На мой вопрос о генетической склонности к совершению преступлений профессор С.М.Иншаков дал категоричный ответ: склонность к преступлению заложена в генах конкретного человека изначально.

Профессор Д.А.Шестаков в книге «Теория преступности и основы отраслевой криминологии» на стр.13 пишет: «…преступность — внутренняя предрасположенность индивида к совершению преступлений, сформировавшееся у него свойство поступать в определённых ситуациях преступно».

Начальник кафедры криминологии Московского университета МВД России, заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор С.Я.Лебедев считает:
«Если ориентировать Уголовный Закон на законы природы, то это приведёт к разрушению уголовного права. Потому что по закону природы любое насилие есть способ выживания вида. Значит, любое насилие одного человека в отношении другого человека в реализации своего интереса (даже если руководствоваться целями социальной справедливости) с точки зрения сегодняшнего уголовного права это преступление, а с точки зрения ориентации на законы природы, это не преступление…»

Криминологи всего мира до сих пор спорят о том, что оказывает решающее воздействие на преступное поведение человека: его природа или социальная среда, законы общества или законы природы? «Среда виновата или подлая натура человеческая?» – вопрошал Достоевский.

Достоевский пророк

Всем известна идея, подтолкнувшая Родиона Раскольникова к совершению убийства старухи процентщицы (в романе "Преступление и наказание" Ф.М.Достоевского). Раскольников считал, что есть люди "право имеющие" убивать (Наполеон), и убить старуху процентщицу ради блага человечества дело достойное.
В романе Л.Н.Толстого "Война и мир" Пьер Безухов задумывает убить Наполеона ради блага всего человечества. Если бы покушение удалось, вряд ли бы Пьер испытывал раскаяние и угрызения совести; скорее гордился бы своим геройским поступком, который назвали бы подвигом. А вот убийство старухи процентщицы трудно назвать подвигом. То есть, убить Наполеона (тирана) дело достойное, а убить старуху процентщицу... В чём разница?!..

Год назад я уже ответил на предложенные Х.Д. Аликперовым вопросы.
По моему мнению, в культурной среде не существуют индивидуумы, обладающие иммунитетом от девиантных форм поведения.
Я полагаю, что в большей степени преступление – это социальный конструкт.
Внешние факторы лишь одна из детерминант преступного поведения. Не сами внешние факторы природного и техногенного характера являются причиной преступности, а то как они воздействуют через личность на её поведение.
Детерминация преступности гораздо шире и глубже. Полный детерминизм исключает понятие свободы воли, а если человек не свободен в выборе, то нет и ответственности за сделанный выбор.
Если каждое следствие имеет строго определённую причину, а причина определённое следствие, то и в итоге генетические факторы являются определяющими в детерминации преступного поведения.

Трудно отрицать, что алкоголизм и психические болезни родителей влияют на их детей. Неблагоприятные социальные условия оказывают влияние, однако решающий фактор, на мой взгляд, это генетика. В одинаковых условиях один человек сможет совершить преступление, а другой не сможет (например, групповое изнасилование). В критической ситуации именно генетическая предрасположенность (или способность) и наследственность определяет поведение человека.

Человек по природе животное и подчиняется общим законам генетики. Как среди животных (например, собак) есть агрессивные породы и особи, так и среди людей. Именно законы генетики позволяют выводить служебные породы (немецкая овчарка), бойцовские (питбуль) и домашние (лабрадор-ретривер и др.). Даже у каждой кошки свой норов. Но экстраполяция законов генетики на человека неизбежно (как показал опыт истории) приводит к расовой теории со всеми её негативными последствиями.

В 70-х годах XVIII в. итальянский тюремный врач Чезаре Ломброзо обнаружил связь между криминальным поведением и определёнными физическими чертами. Он считал, что «криминальный тип» можно отличить по таким характерным чертам, как скошенный лоб, выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли».

Министерство внутренних дел РФ ищет "ген преступности". IT-подразделение ведомства заказало исследование, в результате которого рассчитывает с помощью анализа генетического материала подозреваемого, оставленного на месте преступления, определить его пол, возраст, цвет глаз и сложение. Технология даст результат, если её обучить на больших объёмах данных с кодами ДНК, говорят эксперты. Подрядчик должен будет установить возможность выявлять фенотипические признаки человека (цвет кожи, глаз, волос, особенности телосложения и т.д.) на основе анализа генетического материала, который оставил преступник.

Учёные из Вашингтонского университета в Сент-Луисе (США) пришли к выводу, что некоторые факторы окружающей среды способны влиять на структуру и функции мозга ребёнка ещё во время внутриутробного развития. Результаты исследования показали, что дети матерей, живущих в бедности, как правило, рождались с меньшим объёмом мозга, чем дети женщин с более высоким доходом. Это касалось как серого, так и белого вещества. Кроме того, у детей бедных матерей выявили меньшее количество извилин, что свидетельствовало о незрелости их мозга. Сниженные объём и число извилин мозга младенца могут негативно отразиться на его дальнейшем развитии.

Также учёные исследовали влияние уровня преступности района, в котором жила беременная, на развитие мозга новорождённых. Оказалось, женщины, проживающие в более опасных районах, рожали детей с более слабыми связями между структурами мозга. В том числе изменения затронули отделы, участвующие в обработке и контроле эмоций. Таким образом, жизнь в районе с высоким уровнем преступности оказывала более специфичное влияние на развитие мозга, чем бедность. Ослабленные в младенчестве связи между отделами мозга могут сказаться на психическом развитии ребёнка и его способности адаптироваться в обществе.

Ещё Мартин Лютер в работе «О рабстве воли» и Поль Гольбах в труде «Система природы» отрицали свободу воли.
Эксперимент американского нейробиолога Бенджамина Либета показал, что два определённых участка мозга участников эксперимента уже содержали информацию о том, какую кнопку нажмут эти люди, за целых 7-10 секунд до принятия сознательного решения.
Эксперименты, проведённые в 2008 году в Лейпцигском Институте М. Планка нейроучеными Дж.-Д. Хейнсом и Ч.С. Суном о формировании доминанты и принятии решения, подтвердили результаты исследований Либета и показали, что мозг человека принимает решение за 30 секунд до того, как индивид это решение осознаёт!

О проблеме причинности в преступности сделал доклад доктор юридических наук, профессор В.Б. Малинин в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе 2 марта 2021 года "Причинная связь в уголовном праве и криминологии".

Сегодня криминологи пришли к выводу, что не существует какой-либо одной общей причины, которая бы объясняла происхождение преступности во всём её разнообразии. Всегда действует не одна, а комплекс причин в конкретных условиях. В одних странах бедность порождает преступность, в других – нет. Но в основе причин преступности всегда лежат объективные социальные противоречия.

Платон, Плутарх, Аристотель и др. высказывали различные мысли, что преступность имеет свои причины вне злой воли человека. «Люди ведут такой образ жизни, какой их заставляет вести нужда», – писал Аристотель. – «Величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости».

Многие великие гуманисты видели причину преступности в праве частной собственности. Пока не исчезнет класс богатых, — говорил писатель начала XVI века Томас Мор в романе «Утопия», — не исчезнет и преступность.

Если Ломброзо утверждал что «преступниками рождаются», то основоположник социологического направления А.Кетле полагал, что «преступниками не рождаются, ими становятся». По Кетле «общество заключает в себе зародыш всех имеющихся совершиться преступлений, потому что в нём заключаются условия, способствующие их развитию; оно… подготовляет преступление, а преступник есть только орудие».

В 1885 г. на 1 Международном конгрессе антропологов в Риме А.Лакассань, исходя из социологических преставлений о природе преступности, произнёс знаменитую фразу: «Каждое общество имеет тех преступников, которых оно заслуживает».
Г.Манхейм добавил: «Каждое общество обладает таким типом преступности и преступников, которые соответствуют его культурным, моральным, социальным, религиозным и экономическим условиям».

Французский социолог Эмиль Дюркгейм утверждал: «Преступность – нормальное явление потому, что общество без преступности совершенно невозможно».
Другой социолог Роберт Мертон утверждал в работе «Теория напряжения», что, с одной стороны, общество требует от человека обогащаться, а с другой стороны, не даёт ему легальных средств для этого, и потому чтобы обогатиться, человек находит средства нелегальные.

«Со времён Каина мир никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить наказанием. Как раз наоборот!» – утверждал Карл Маркс.

Карл Маркс

Ещё в 1764 году теоретик права Чезаре Беккариа писал: «Нельзя надеяться на существенное улучшение морали, если политика не опирается на вечные чувства, присущие человеческой природе. Любой закон, идущий в разрез с этими чувствами, неизбежно столкнётся с противодействием, которое в конце концов окажется сильнее».

«За что вы меня хотите судить? За то, что я свободен, за то, что был собой и своим поведением нарушил противоестественные законы? Осудить меня можно, только предполагая, что у меня был выбор: устроиться на работу или жить на смехотворно малое пособие. А если не было работы, а выжить на мизерное пособие невозможно, если у меня не было выбора? Как же можно судить меня, если я был не свободен? Свобода без выбора не свобода!

Предполагается, что выбор есть всегда, выбор как наличие нескольких альтернатив. Но, взвешивая эти альтернативы, человек выбирает одну — ту, которая в наибольшей степени отвечает его внутренней и внешней необходимости. То есть выбор как бы предопределён между оптимальным и неоптимальным. Либо человек поступает закономерно, правильно выбирая оптимальное и необходимое, либо незакономерно — то есть своевольно — неправильно выбирая ему не необходимое или не оптимальное!

Человек всегда поступает, как того требует необходимость, либо внешняя, либо внутренняя, а чаще в совокупности. Поступок, противоречащий необходимости, неразумен, более того — разрушителен. Выбор предопределён необходимостью!
Хотя возможны и ошибки, когда человек поступает во вред себе, выбирая ему не необходимое. Причём ошибка осознаётся в момент выбора, но не после. Ошибка — это случайность, не отменяющая и не искажающая общей закономерности.

Говорить об ответственности можно, только если человек свободен. А свободен человек, когда у него есть выбор. Без выбора нет свободы воли. Как я могу проявить свою свободу, если у меня нет возможности выбирать?!

Но если человек поступает закономерно, выбирая ему необходимое, то он фактически лишён свободы выбора, поскольку выбирает единственно правильное. А если выбирает неправильно, поступая незакономерно, то тем самым проявляет свою свободу, и значит, может нести ответственность.

Если человек поступает законно, то есть с точки зрения общества закономерно и правильно, его не за что судить, а судят, только если он нарушает закон, то есть поступает незакономерно.
Если человек нарушил закон, потому что к этому его принудили обстоятельства, когда у него не было выбора, то он не может быть привлечён к ответственности, поскольку был не свободен. А если он нарушил закон, потому что боролся с силой обстоятельств, то есть проявил свою свободу, своё Я — его тем более нельзя привлекать к ответственности. Что же, судить за то, что он проявил свободу воли?

Если человек говорит, что он нарушил закон, поскольку не мог поступить иначе, то есть был не свободен в своём решении, он не должен нести ответственность, если докажет, что у него не было выбора, то есть когда признает свою несвободу.
К ответственности его можно привлечь, лишь доказав, что он обладал свободой выбора и мог не нарушить закон, то есть мог поступить закономерно — законным и единственно правильным необходимым для него образом.
Но, признавая за человеком свободу выбора, и при этом доказывая, что единственный выбор — это поступить законно, означает лишить его выбора, а значит, и свободы.

Получается, если человек не мог поступить иначе, он не имел свободы, но поступая законно, он как бы отказывается от свободы, признавая свою несвободу перед выбором единственно правильного и для него необходимого.
Выходит, признание наличия у человека свободы воли нужно лишь для того, чтобы признавать человека ответственным за свои поступки?!
Значит, судят меня за то, что я проявил свободу воли, за то, что был самим собой, пусть и поступил неразумно, своевольно?

Закон, таким образом, имеет целью оградить общество от проявлений человеком своего подлинного Я, если это Я вступает в противоречие с Я других; то есть судят человека за то, что он был самим собой.
Однако никакой закон не останавливает людей от проявлений своей сущности! Всегда убивали и будут убивать из ревности, и страх смертной казни не остановит. Нет, не всё так просто в душе человеческой. Следствие мало что говорит о причине!

Если всё в жизни закономерно, и всякое действие имеет причину, то нет места случайности. Ибо если всё взаимосвязано, закономерно, то нельзя говорить об ответственности человека, поскольку всё обусловлено обстоятельствами и нет места воле, выбор практически предрешён, то есть нет выбора, ведь человек всегда выбирает необходимое!

Если мы признаём, что всякое действие имеет причину, и таким образом всё взаимосвязано и подчинено всеобщей закономерности, то отрицается случай, который, при внимательном рассмотрении оказывается необъяснённым проявлением всё той же закономерности. Таким образом, всякий поступок не случаен, а закономерен, и обусловлен совокупностью внутренних и внешних обстоятельств, то есть детерминирован, и человек не мог поступить иначе. Тогда как же можно судить его, если он не мог поступить иначе, даже совершив преступление?!

Человека можно привлечь к ответственности только когда он имел возможность не нарушать закон, то есть он обладал свободой выбора. Но в этом случае он поступал бы несообразно обстоятельствам, толкающим его на преступление, и его поступок не имел бы причины, что невозможно, ибо каждый поступок имеет причину. А если нет причины, то поведение человека объяснить невозможно, и как же тогда можно его судить?!

Важно выяснить: мог ли человек не нарушать закон и поступить иначе? Если мог, то надо признать, что должны быть и обстоятельства, побуждающие его к этому поступку, и они должны носить характер причины. Но тогда надо признать, что имеется сразу две причины у одного поступка: одна, побуждающая к противоправному поведению, а другая — к правомерному, что невозможно, ибо всякое следствие имеет строго определённую причину. Не может быть одновременно двух взаимоисключающих причин у одного поступка. Если человек поступил именно так, то он не мог поступить иначе. Потому как другому поступку соответствовала бы другая причина. А причина — это совокупность обстоятельств, побуждающих к поступку. И если признать, что подсудимый мог поступить иначе, то надо признать, что у него были другие, эти «иные» обстоятельства, то есть другие причины, или то, что в одних и тех же обстоятельствах он мог поступить по-разному, что, однако, противоречит принципу: определённая причина порождает строго определённое следствие. Следствие не может быть иным, чем вызвавшая его причина. Иначе это отрицание самого принципа причинности, если следствие не соответствует причине, её породившей, когда результат действия может быть произвольным. Например, мы бросаем камень в сторону, а он попадает нам в лоб.

Всё это доказывает, что человек не мог поступить иначе, чем он поступил в конкретных условиях! Фактически он был лишён выбора между противоправным и правомерным поведением, и мог поступить только так, как поступил. Поступить иначе он не мог, поскольку был несвободен от силы обстоятельств, которые и стали причиной его незаконного действия.

Любое объяснение возможно, только признавая наличие у поступка соответствующей ему причины. Беспричинных поступков не бывает, как не бывает немотивированных преступлений. Ибо раз есть как следствие преступное поведение, значит, должна быть и соответствующая причина.

В философии под причиной понимают то, что с неизбежностью закономерно порождает определённое следствие в данных условиях. Однако в уголовном праве почему-то считается, что в одних и тех же обстоятельствах, то есть под воздействием одних и тех же причин, люди могут поступать, как соблюдая закон, так и закон нарушая, то есть у одной причины может быть два разных следствия.

Если мы признаём наличие причины у преступления, значит, считаем противоправный поступок закономерным следствием поведения и влияния обстоятельств, и всё поведение неслучайным, то есть детерминированным. А значит, человек не может нести ответственности за свои поступки, если все его действия детерминированы, то есть жёстко опосредованы обстоятельствами и в какой-то мере предопределены, то есть у него не было свободы выбора.

Преступление, как и любой поступок, не может быть случайным, не иметь причины, ибо случайно то, что не закономерно. Всякое действие закономерно, а значит, имеет причину, объясняющую это действие. Всё имеет причину, а значит — всё закономерно, а значит, жёстко опосредовано каждое движение, каждое движение необходимо, а значит, неслучайно, ибо то, что случайно, то не закономерно.

Если преступление явилось закономерным итогом предыдущей жизни подсудимого или развития его жизненной ситуации, или стечения обстоятельств, своего рода следствием, значит, человек не мог поступить иначе; а если мог поступить иначе и мог не нарушать закон, то его преступление не закономерно, то есть случайно. Но если преступление имеет причину, а причину имеет любой поступок, то преступление не случайно, а значит, закономерно!

Если признавать свободу воли, то есть возможность поступать незакономерно, это приводит к повсеместной случайности, к следствию без причины, к хаосу, к отрицанию закономерности мира.
А если признавать всеобщую взаимосвязанность и обусловленность явлений, то это приводит к логическому исключению свободы воли и даёт основания задуматься о предопределении.
Либо свобода воли, либо предопределение! Либо свобода, либо судьба!"
(из моего романа-быль «Странник (мистерия) на сайте Новая Русская Литература

КРИМИНОЛОГИ О ПРИЧИНАХ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

22\04\2022 обсуждение доклада Х.Д.Аликперова "Новое видение причин индивидуального преступного поведения" в Санкт-Петербургском международном криминологическом клубе

https://youtu.be/NIs7P-P9B1Q

 

ПРИЧИННОСТЬ В ПРЕСТУПНОСТИ

Выступление профессора Малинина В.Б. 02\03\2012 "Причинная связь в уголовном праве и криминологии".

http://www.youtube.com/watch?v=-Hdqd4A7CI0

 

ПОЧЕМУ НЕИСКОРЕНИМА ПРЕСТУПНОСТЬ

Конференция в РГПУ им.Герцена (Санкт-Петербург), посвящённая 80-летию доктора юридических наук, профессора Я.И.Гилинского

Мнения учёных-криминологов о причинах неискоренимости преступности.

http://www.youtube.com/watch?v=GZxRvCRr2YY&feature=youtu.be

Так что же вы хотели сказать своим постом? – спросят меня.

Всё что я хочу сказать людям, заключено в основных идеях:
1\ Цель жизни – научиться любить, любить несмотря ни на что
2\ Смысл – он везде
3\ Любовь творить необходимость
4\ Всё есть любовь

А по Вашему мнению, каковы ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – https://www.nikolaykofyrin.ru

Комментарии

Аватар пользователя vlad22

Если представить на Земле всего одного человека, то любые законы для него, как и преступность - абсурд. Когда есть хотя бы 2 человека, то у них уже появляются договоренности, которые по тем или иным непредвиденным ими причинам могут нарушаться. Следовательно, причина преступности в самом существовании законов как ограничений жизнедеятельности каждого индивида. Но законы необходимы для регулирования совместной жизнедеятельности людей. Следовательно преступность (склонность к ней) не свойство людей, а условие существования и действия законодательства, т.к. законодательство искусственное образование (подобное конструкции, схеме или механическому устройству) и преступность как-бы дополняет его, делая его реальным, действующим. Никакой закон не может учесть все разнообразие внутренних диспозиций индивида и условий их проявления, следовательно всегда будут ситуации когда тот или иной индивид нарушает закон. Но это не отрицает необходимости наказания и/или воздействия на индивида с целью коррекции его поведения или перевода в другое сообщество. Свобода выбора - это внутреннее, субъективное ощущение индивида и не стоит его путать с внешними альтернативами и, якобы, возможностями индивида. Свобода выбора индивида зависит от степени его адаптации к тому или иному сообществу, его законам. Т.е., следует говорить не о склонности к преступности, а о степени и виде дезадаптации индивида к условиям жизни конкретного сообщества.

Аватар пользователя Нау Шам

"Если признавать свободу воли, то есть возможность поступать незакономерно, это приводит к повсеместной случайности" - не приводит. Физика 21 века доказала фундаментальность случайности - т.н. отсутствие "скрытых параметров", определяющих [осознаваемый] результат измерения. Вернее доказала проявления индетерминизма, отсутствие причины у следствия. Этот индетерминизм можно назвать случайностью, а можно назвать "свободой воли частицы", которая лишь может *восприниматься* как "случайность".

Но, при этом, "случайность" или "свобода воли" в большинстве случаев не порождает хаоса так проявляется во взаимодействии со средой, определяющей контекст проявления. В результате мы имеем "вероятности" тех или иных событий, где наиболее вероятен наименее хаотичный выбор.

В соответствии с современными воззрениями, эволюция в живой природе в принципе базируется на случайных изменения в генах, (истинно случайных, с т.з. квантовой физики, не имеющих "скрытых параметров" предопределяющих результат взаимодействия с системой). Но эти изменения проходят "фильтрацию" на многих уровнях, и на уровне системы в целом могут оказывать незначительное влияние за данный период времени.

Кроме того, накопилась масса доказательств, что случайности в подсистеме направляются (изменяются вероятности в последовательно наблюдаемых случайностях) потребностями (целями) системы, частью которых является данная подсистема.

Однако, влияние случайности ещё определяется неравновесностью системы. Представьте себе конус, поставленный на вершину. Мелкая случайность может направить падение конуса в любую сторону. Чем сложнее система, чем больше у неё степеней свободы, тем неустойчивее может быть её баланс. "Случайность" или "свобода выбора" может может оказать влияние на любом уровне системы, сместив равновесие между вариантами выбора со статистически равным "весом" в любую сторону.

В общем, случайность не порождает хаоса потому что сталкивается с инерцией системы, "свобода выбора" не обязательно "локальная случайность", а, как указывает квантовая физика в смысле "квантовой спутанности", может быть связана с процессами уровня всей вселенной - т.е. согласована на уровне вселенной, как "полной" системы, не имеющей взаимодействия с чем либо ещё. 

В общем, преступление не является ни полностью детерминированным, ни полностью индетерминированным. Как всегда истина где-то посередине.