Евгений Иванов. Ф-зомби: как с ними бороться

Информация
Год написания: 
2016
Известия Саратовского университета. Серия Философия. Психология. Педагогика, выпуск 4. 2016. С. 374-378.
Систематизация и связи
Онтология

Ф-зомби («философский зомби», «феноменальный зомби», «p-zombie») – это воображаемое существо, физически идентичное обыкновенному человеку, но, при этом, полностью лишенное феноменального сознания. Предполагается (на основе принципа супервентности функционального аспекта психики по отношению к физической реальности), что у ф-зомби, несмотря на отсутствие феноменального сознания, полностью сохранен функциональный аспект психики. То есть ф-зомби не переживает эмоции, не видит, не слышит, не мыслит, ничего  в действительности не понимает, т.к. соответствующие феноменальные переживания (в норме констатируемые с позиции первого лица) у него отсутствуют,  но с точки зрения внешнего наблюдателя он выглядит видящим, слышащим, мыслящим, понимающим и т.п. Иными словами, ф-зомби лишь имитирует психическую деятельность, не обладая ею реально в феноменальном (опытном) аспекте.

В философии сознания  мыслимость ф-зомби используется как аргумент, показывающий отсутствие необходимой логической связи между феноменальным и функциональным аспектами сознания  [1]. Непротиворечивость мыслимости ф-зомби показывает, что наличие внешне констатируемых «нормальных» психических функций (таких, как восприятие, мышление, аффекты, волевые акты) не предполагает необходимости наличия соответствующего этим психическим функциям «феноменального сопровождения». Так, функция восприятия не требует с необходимостью наличие какого-либо феноменального «видения», переживания вообще чего-либо, функция мышления – наличие реального опыта понимания, схватывания смысла  и т.д. Иными словами, отсутствует логическая супервентность феноменального сознания по отношению не только к физической организации человеческого тела и мозга, но и  супервентность по отношению к функциональной организации психических процессов. Это означает, что не только физикализм, но и функционализм не является удачным решением психофизической проблемы. По сути, функционализм в «чистом» его виде (без дополнительных постулатов) – как утверждение о тождестве феноменального и функционального («феноменальное сознание – есть функция мозга»), вообще не является решением психофизической проблемы т.к. он дает ответа на главный вопрос: почему функциональные состояния (психические процессы) вообще сопровождаются какими-либо феноменальными переживаниями (в формулировке Д. Чалмерса: «почему психические процессы не протекают «в темноте», т.е. без их феноменального сопровождения»).

Д. Чалмерс пытается решить эту проблему введением своеобразного «функционального» аналога «двухаспектного подхода»[1],  высказывая предположение, что феноменальные состояния можно представить как «внутренний аспект» функциональных состояний. Однако и такое решение проблемы не является удовлетворительным, прежде всего, в силу тех сложностей и противоречий с которыми сталкивается функциональный подход.

Здесь необходимо предварительно пояснить, почему Д. Чалмерс (также как, к примеру, Д. И. Дубровский, Х. Патнем  и др.) настаивает на необходимости соотнесения феноменальных состояний сознания именно с функциональными, а не с физическими состояниями мозга.  Основной аргумент в пользу функционализма связан с проблемой причинной обусловленности наших суждений о собственных феноменальных состояниях. Если, к примеру, я вижу нечто зеленое и далее утверждаю: «я вижу зеленое», то естественно потребовать, чтобы именно феноменальное переживание «зеленого» причинно обуславливало мое суждение о зеленом. Но непосредственной причиной феноменальных суждений является именно функция моего сознания, которая, очевидно, неоднозначно связана с физическими состояниями мозга. Т.о. феноменальное суждение детерминируется именно функциональной организацией мозговых процессов, а не их конкретной физической реализацией. Зная феноменальный самоотчет, мы знаем лишь в каком функциональном состоянии находился мозг, производящий этот самоотчет, т.е. знаем его «макрофункцию» (отношение «вход-выход»), но, поскольку мы не заглядываем при этом в свою черепную коробку, мы не знаем посредством каких физических или микрофункциональных процессов эта макрофункция была реализована в нашем мозге. Отсюда делается вывод, что именно макрофункция, как непосредственная причина самоотчета, и есть объективный «коррелят» феноменальных переживаний.

Данный тезис о необходимости сущностного единства функции и феноменологии сознания, безусловно, верен и должен сохранять значимость для любого подхода к решению психофизической проблемы. Однако его натуралистическая, функционалистская интерпретация («феноменальное сознание есть внутренний аспект макрофункции человеческого мозга») на наш взгляд сталкивается с неразрешимыми проблемами и противоречиями и т.о. не может быть признана удовлетворительной. Здесь мы можем сослаться на стандартные аргументы, выдвигаемые  против функционализма: «китайская комната», «инверсия спектра», условность понятий «функция» и «система».

Остановимся лишь на изобретенном Дж. Сёрлом аргументе «китайской комнаты» [2]. Этот аргумент  использовался Сёрлом  против «сильной» версии искусственного интеллекта, но может также быть использован как аргумент против функционализма, понимаемого как тезис о коррелятивности феноменального сознания макрофункции (отношению «вход-выход») человеческого мозга. Аргумент заключается в следующем: представим себе человека, который вручную (используя в качестве алгоритма, например,  напечатанную в виде книги инструкцию) выполняет компьютерную программу, которая, в свою очередь, имитирует некую конкретную функцию человеческого интеллекта (в примере Сёрла – это функция понимания китайского языка). Достаточно очевидно, что человек может выполнять данную программу, не имея при этом  тех субъективных феноменальных переживаний, которые в норме соответствуют данной имитируемой психической функции. Например, он может имитировать понимание китайского языка, не понимая этого языка, имитировать процесс распознавания образов – не видя данные образы и т.д. То же самое мы должны утверждать и о компьютере, исполняющем подобную программу. Их всего этого очевидно следует, что сколь угодно точное воспроизведение отношения вход-выход для любой психической функции отнюдь не гарантирует автоматического возникновения соответствующей данной функции субъективной феноменологии. Таким образом, тезис о тождестве феноменологии субъективного и макрофункции мозга просто ошибочен.

Т.о. нужно признать, что функционализм, даже если дополнить его теорией «двойного аспекта», не является удачным решением психофизической проблемы. Но таковым не является и «классический» двухаспектный подход, рассматривающий психическое в качестве «внутреннего аспекта» физического состояния мозга – хотя бы в силу тех, упомянутых выше трудностей, которые здесь возникают в связи с проблемой детерминации феноменальных суждений.

Все эти проблемы,  с которыми сталкивается натуралистическая парадигма, как в форме функционализма, так и в форме «классического» двухаспектного подхода, непосредственно связаны с проблемой возможности существования ф-зомби. Возможность ф-зомби предполагает, что феноменальные высказывания производятся функциональным или физическим состояниями мозга, что неизбежно превращает феноменальное сознание в эпифеномен – нечто не имеющее собственной каузальной роли.  Даже если бы функционализм был верен, это оставляло бы открытым вопрос: почему необходимо феноменальное сопровождение тех или иных функциональных состояний. Для ответа на этот вопрос необходимо постулировать более сильную, чем это предполагает функционализм, версию сущностного единства феноменологии и функции сознания. Необходимо постулировать невозможность функции сознания в отсутствии адекватной феноменологии, т.е, по сути, постулировать принципиальную  невозможность существования ф-зомби.

Как же побороть ф-зомби? Для этого необходимо отказаться от натуралистической парадигмы: «сознание (в феноменальном и функциональном аспекте) есть функция мозга» и заменить ее парадигмой: «функция сознания – есть динамика самого феноменального сознания».  Иными словами, нужно признать, что именно феноменальное сознание как таковое вносит решающий вклад в психические процессы и вне феноменального сознания – никакой «функции сознания» не существует. Конечно, ф-зомби нельзя исключить чисто логически, т.к., видимо, можно представить миры, в которых такие зомби могли бы реально существовать. Для нас достаточно показать, что онтологические свойства нашего мира таковы, что они исключают существование ф-зомби.  Для этого достаточно лишь вспомнить, что истинная физика нашего мира – эта квантовая физика, что мы живем в квантовой Вселенной и прибегнуть к «правильной» с нашей т.з. версии эвереттовской интерпретации квантовой механики для прояснения механизма связи материи и сознания.

Суть эвереттовского  [3] подхода к интерпретации квантовой механики, на наш взгляд, сводится к отрицанию объективной реальности (физичности) акта редукции волновой функции в процессе измерения. Мотивация такого отрицания вполне ясна: нелинейный акт редукции (скачкообразный переход квантовой системы из исходного суперпозиционного состояния  в одно из собственных состояний оператора измеряемой величины) противоречит линейному характеру шредингеровской эволюции квантового состояния.  Если описывать измерение как обычное физическое взаимодействие трех физических систем: объекта, измерительного прибора и наблюдателя, то мы не увидим в результате никакой редукции – т.е. перехода в одно из собственных состояний. Напротив, в силу линейности эволюции, и прибор, и наблюдатель – переходят в совместную суперпозицию объект+прибор+наблюдатель с сохранением исходных коэффициентов при каждом члене суперпозиции. Если исходное состояние представимо суперпозицией двух исходов: «частица с вероятностью а полетела налево + частица с вероятностью в полетела направо», то и прибор переходит в суперпозицию типа «с вероятностью а прибор показал, что частица полетела налево + с вероятностью в – направо». И в такого же рода суперпрзицию переходит наблюдатель («с вероятностью а наблюдатель увидел, что прибор показал первый исход, с вероятностью в – что показал второй исход»). Обычно эту модель понимают так: в момент измерения и Вселенная и субъект расщепились на N экземпляров (по числу членов суперпозиции) и в каждый Вселенной соответствующий «экземпляр» наблюдателя видит один, соотносительный с его состоянием, исход эксперимента, что и создает иллюзию редукции исходного вектора состояния. Однако, этих абсурдных расщеплений, как Вселенной, так и субъекта легко можно избежать.

Мы можем исключить «расщепление Вселенной» если учтем детерминированный характер шредингеровской эволюции квантовых систем.  Квантовая механика  формально применима к любым физическим системам, поэтому можно ввести понятие «волновая функция Вселенной».  Если эта функция задана в некоторый начальный момент времени (соответствующий гипотетическому моменту «зарождения Вселенной») то мы можем, действуя на нее с помощью оператора эволюции, экстраполировать ее на любой более поздний момент времени (при наличии неограниченных вычислительных ресурсов). В результате мы получим «волновую функцию Вселенной» определенную в каждый момент времени. Если исключить физическую реальность процессов редукции волновой функции Вселенной, то мы получим стационарный объект (назовем его «квантовый кристалл») в котором будут в виде потенций предсуществовать исходы любых квантовых измерений с любыми квантовыми объектами в пределах этой Вселенной. Рассматривая этот «квантовый кристалл» как нечто объективно существующее, мы можем избежать необходимости «расщепления Вселенной» при каждом измерении, поскольку в данном случае  Вселенная уже заранее, до всякого реального измерения содержит в себе все возможные исходы всех возможных измерений. 

 Еще проще избежать расщепления интуитивно абсурдного субъекта-наблюдателя. Для этого достаточно отказаться от натуралистического тезиса «сознание есть функция мозга» и  встать на позицию дуализма материи и сознания. Если сознание не есть функция мозга и не есть сам мозг, то квантовое «расщепление» мозга отнюдь не влечет такое же   «расщепление» сознания. Мы можем в этом случае приписать сознанию одну лишь  функцию по отношению к физической реальности – а именно способность к чувственному восприятию этой реальности и исключить всякую возможность реального воздействия сознания на физические процессы. (Это необходимо для того, чтобы дуализм материи и сознания не вступал в противоречие с принципом каузальной замкнутости физической реальности). Сознание не может воздействовать на физические процессы, но способно их чувственно воспринимать. Причем чувственное восприятие устроено так, что для любой наблюдаемой величины оно актуализирует для нашего сознания лишь один из возможных вариантов, соответствующий одному из членов изначальной суперпозиции, но не способно воспринять сразу несколько таких вариантов. Таким образом, если  мозг в процессе взаимодействия с прибором и микрообъектом «расщепляется» на N  компонент (по числу членов исходной суперпозиции микрообъекта), то сознание при этом не расщепляется, но воспринимает лишь одну из этих компонент, и, т.о., видит лишь один вполне определенный результат измерения.

Таким образом,  в данном случае функция сознания (в соответствии с гипотезой М. Менского [4]) сводится к селекции квантовых альтернатив – сознание выбирает одну из альтернатив, порождает соответствующий этой альтернативе чувственный образ (например, субъект видит, что прибор показал, что квантовая частица полетела налево, а не направо) и, далее запоминает свой выбор таким образом, чтобы последующие чувственные восприятия были согласованы с предыдущими. Этот процесс можно назвать «актуализацией квантовой альтернативы». Эта актуализация (которая тождественна чувственному восприятию данной альтернативы) никакого воздействия на сами физические процессы не оказывает. Все компоненты суперпозиции, которые имели место в начале измерительного процесса, никуда не исчезают и далее эволюционируют в соответствии с уравнением Шредингера. Но, однако, восприятие одной из альтернатив необратимо закрывает для сознания доступ к любым другим альтернативам.  Это условие можно назвать условием «самосогласованности» селективного процесса, осуществляемого сознанием. Оно заключается в том, что предыдущие восприятия квантовой реальности воздействуют на последующие восприятия, ограничивая их возможный спектр, и, т.о., обеспечивают причинно-следственную согласованность последовательных восприятий одного и того же квантового объекта. Собственно, именно это условие самосогласованности и порождает иллюзию «редукции» вектора состояния: поскольку «не воспринятые» компоненты суперпозиции никогда не дают «воспринимаемых» «потомков», то соответствующие компоненты и их «потомки» никогда не станут объектом восприятия и, следовательно, ими можно попросту пренебречь.

  Помимо условия «самосогласованности» мы должны, для того, чтобы получить реалистическую картину квантовых измерений, постулировать также и условие «интерсубъективности». Это условие требует, чтобы результаты восприятий (актуализаций) разных субъектов были взаимно согласованы. Если я в процессе квантового измерения увидел, что частица полетела налево, то это же самое увидит и мой приятель, который наблюдает за моими экспериментами. Таким образом, все актуализации (восприятия) состояний квантовой Вселенной  оказываются взаимно согласованными (фиксируются в некой, общей для всех «интерсубъективной памяти»), что создает общий для всех, интерсубъективный «видимый мир» (мир, данный в чувственном восприятии различных субъектов-наблюдателей).

Ясно, что при таком понимании отношения физического и сознания никакие ф-зомби не возможны, т.к. функция мозга здесь существует лишь как нечто соотносительное с актами селекции, осуществляемой посредством феноменального восприятия. Т.е. иными словами, функция мозга существует лишь в интерсубъективном восприятии и интерсубъективной памяти и не существует «объективно» - как нечто независимое от феноменального  сознания. Более того, если «вычесть» из физической картины акты редукции, мы неизбежно приходим к картине Вселенной, в которой все квантовые объекты существенно делокализованы (т.к. только акты редукции могут в конечном итоге их локализовать в пространстве), а, следовательно, в такой квантовой Вселенной нет никаких компактных и сложноорганизованных объектов, наподобие человеческого тела или мозга. Т.е. не только функция мозга существует в интерсубъективном восприятии и памяти, во и сам мозг и тело человека в контексте квантовой Вселенной также существуют лишь соотносительно с неким интерсубъективным сообществом сознаний, а значит,  ф-зомби не возможны ни как функциональные аналоги человека, ни даже просто  как компактные сложноорганизованные человекоподобные объекты.

 

Список литературы

  1. Чалмерс Д. Сознающий ум: В поисках фундаментальной теории. М., УРСС. 2013. 512 с.
  2. Серл Дж. Разум мозга - компьютерная программа?// В мире науки. 1990. №3. С.7-13.
  3. Everett H. III, Rev. Mod. Phys.,29,454 (1957)
  4. Менский М.Б. Концепция сознания в контексте квантовой механики // УФН, 2005, т. 174, №4.
0
Ваша оценка: Нет