Внимание! Некоторые пояснения А.П. Ксендзюка , К.Кастанеды, Н. Классена (отрывки из книг)

Аватар пользователя Ртуть
Систематизация и связи
Философская антропология

Алексей Ксендзюк. После Кастанеды: дальнейшее исследование.

 

Предлагаемая читателю книга посвящена уникальному магическому знанию американских индейцев - наследников древней толтекской традиции, - которое стало доступным благодаря книгам всемирно известного антрополога и оккультиста Карлоса Кастанеды. Используя мировоззренческие подходы, установки и методы дона Хуана Матуса, проводника Кастанеды в мир толтекской магии, автор анализирует совокупность фундаментальных идей, которые могут лечь в основу мировоззренческой и научной парадигмы, радикально отличающейся от принятой сегодня в нашей цивилизации. Первая часть книги рассматривает историю формирования специфического для человека осознания, генезис жестко зафиксированного режима восприятия, который мешает нашему виду полноценно использовать свои энергетические возможности. Во второй части предлагается альтернативное описание вселенной и человека, формулируется новое направление исследований для достижения трансформации его природы и поиска нетехнологических путей развития. В центре внимания автора - энергетическая модель восприятия, позволяющая понять до сих пор необъяснимые феномены психики. Рассматриваются практические методы самоизменения, которые дают возможность читателю на собственном опыте постичь многие эффекты дон-хуановской магии. Книга обращена к тем, кто исследует теорию и практику психофизической трансформации человека.

 ------------------------------------------------------------------------------------------------------

Современная психология восприятия располагает достаточным экспериментальным материалом, доказывающим, что дистанция между перцептивным образом мира и внешней реальностью неизмеримо больше, чем представляет себе обыденное человеческое сознание. Я уже рассматривал этот вопрос подробно в книге "Тайна Карлоса Кастанеды" и тем не менее неизбежно буду возвращаться к нему еще. Пока же следует лишь подчеркнуть, что деятельность нашего перцептивного аппарата приводит к возникновению крайне ограниченного и искаженного образа мира. Этот образ мы вполне автоматически принимаем за саму Реальность, существующую вне нас, хотя на самом деле стоит говорить о двух принципиально различных предметах - "описании мира", опирающемся на человеческую перцепцию, и реальном мире, находящемся за пределами нашего восприятия и помимо него. О последнем мы ничего не знаем, и это особенно важно понять в самом начале наших рассуждений.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------    

Тоналем в дон-хуановском учении именуется, с одной стороны, "описание" (перцептивный образ) мира, с другой - тот сложный внутренний механизм человека, что создает "описание мира" и поддерживает его. Для субъекта восприятия, по словам дона Хуана, "никакого мира в широком смысле не существует, а есть только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся". Как механизм, генерирующий интерпретационные схемы восприятия, тональ невероятно продуктивен, что заставляет магов даже называть его "творцом мира".

В дальнейшем, говоря о тонале, я намерен использовать более привычные и более конкретные для европейской науки термины. Для ученых это емкое индейское слово содержит в себе по крайней мере три понятия: 1) перцептивный аппарат, включающий в себя всю совокупность процессов обработки поступающего сенсорного сигнала; 2) перцептивную матрицу, именуемую у Кастанеды также "глазами тоналя" или "инвентаризационным списком", т.е. интерпретационную модель, сформированную человеком в процессе научения и воспитания; 3) перцептивный образ мира, т.е. всю картину воспринимаемого пространства, состоящую из существующих в матрице элементов, структурированную и ограниченную перцептивным аппаратом и перцептивной матрицей.

Определив таким образом, что подразумевается под первым членом истинной пары в толтекской терминологии, легко угадать содержание второго члена, уже упомянутого выше. Нагуаль - это, прежде всего, реальность вне интерпретации, вне восприятия, Реальность, какова она есть на самом деле. Везде, где пойдет речь об этой абсолютной и непостижимой для нас Реальности, я буду обозначать ее в тексте, начиная слово с заглавной буквы. Если в качестве идеи нагуаль (Реальность) может быть принят и понят после некоторых размышлении, то вообразить нагуаль или описать его в принципе невозможно. Дон Хуан в разговоре с Кастанедой называет тональ "островом", а нагуаль - "безбрежным пространством, лежащим вокруг острова". Только так он может намекнуть ученику на истинное соотношение данных понятий. В остальном же слова бессильны.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

   Современный взгляд на интеллектуальный аппарат демонстрирует, что разум - это одновременно источник и порождение рефлексии, т.е. того процесса, что создает самоотражение перцептивных шаблонов в перцептивном поле субъекта. Благодаря убедительным урокам Кастанеды, мы без труда обнаруживаем, что гипнотическая сила описания мира возрастает вместе с совершенствованием абстрактных схем и моделей, вместе с увеличением числа категорий и, соответственно, предметов для игр и манипуляций, которыми извечно занят философствующий разум.

Когда дон Хуан неоднократно повторяет Кастанеде, что главный ключ к магии - в остановке внутреннего диалога, он наипервейшим образом имеет в виду остановку разума - главного генератора описания мира. Разум современного человека накопил огромное число структур, образцов (гештальтов), составленных из этих кирпичиков, сценариев, сложных последовательностей - однозначных, ригидных, берущих начало в собственных первоконструкциях и замыкающих развертку внутри генерируемых им же построений. Получив первоначальный биологический импульс, подкрепление в виде инстинкта самосохранения и инстинкта сохранения вида, человек мыслящий принялся наводить порядок в полученном от природы перцептивном объеме: он сотворил закон причинно-следственной связи, сотворил для восприятия пространственную и временную перспективу; гештальт "фон - объект", как доступное ему состояние эффективной работы внимания, он использовал для выделения из воспринимаемой массы сигналов так называемых "объектов". Возникновение в психической реальности "объектов" повлекло за собой целый корпус идей: масса, движение, изоляция, соединение и пр.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Тем не менее наступил момент, когда мистики (как западные, так и восточные) принялись философствовать. Философия же, как известно, не только любовь к мудрости, но и разговор о сущем-вне-человека. Подобный разговор стал возможным благодаря древнейшей ошибке, закравшейся в умственные упражнения тогдашних философов. Феномены восприятия (стабильные, полноценные, повторяющиеся соответственно наблюдаемым закономерностям) в психике мыслителя автоматически стали фактами внешнего бытия. То есть философия родилась, когда явления перцепции были отождествлены с явлениями онтологическими - внешними, подлинными, неизменными, экзистенциально стабильными. Так возникали все "вещи мира", а затем - онтологические категории. Только теперь, спустя тысячелетия, мы вновь начинаем понимать, что имеем дело не с внешним, а со стереотипами собственного восприятия.

Как известно, мышление начинается с понимания. Альфред Уайтхед высказал совершенно справедливую на мой взгляд мысль: "Понимание есть апперцепция стереотипа как такового". Если же говорить о сознании как непрерывном (в конечном счете) психологическом факте, то Уайтхед дал ему такое замечательное определение: "Сознание - это интеграция восприятия мира от момента к моменту". И в первом, и во втором случае Уайтхед связывает мышление с восприятием - более того, вполне определенным стереотипом восприятия.

Всякая мыслительная работа построена на узнавании, узнавание же есть повторение выученного. Все эти рассуждения до тошноты тривиальны и тем не менее на практике постоянно нами игнорируются. Выражаясь языком дона Хуана, тональ настолько увлечен собственным творчеством, игрой, сочетанием форм, что практически полностью забывается во всем этом. Тональ забывает о себе самом - о том, что он всего лишь некое образование, чья функция - пропускать внешние сигналы, обрабатывать их или не пропускать совсем.

Когда мы будем говорить о психологии, вы легко заметите, что по отношению к внутренним сигналам тональ исполняет те же функции.

Итак, сам процесс восприятия со всеми его хитростями ускользнул от внимания древних мыслителей. Не стал он предметом изучения и древней науки. В умственной парадигме, созданной индоариями, по отношению к восприятию мог быть сформулирован только один вопрос: где находится источник впечатления? Если внутри сознания, то он не имеет объективной реальности, если вне - то его следует изучать. Карлос задавал дону Хуану те же самые вопросы: где в тот момент находилось мое тело? увидел бы это явление посторонний наблюдатель? и т.п. Дон Хуан смеется, потому что в его парадигме такие вопросы нелепы. Если вы осознаете, подобно дону Хуану, в каком сложном мире живете, то юмористическая сторона вопросов Кастанеды делается очевидной. Она чем-то напоминает старый анекдот: "Вы не скажете, это ворона или сойка? - Не знаю, я нездешний". Однако парадигма является парадигмой именно потому, что самодостаточна. И потому все мыслители отвечали на вопрос "где", никогда не задумываясь над тем, что возможны различные позиции восприятия, и именно они, позиции восприятия, определяют, что и как мы воспринимаем, а заодно и где.

Наука и философия стали развиваться по законам мифа, ибо приняли изначально неопровергаемые (вспомните Поппера!) аксиомы:

1) повседневный и привычный человеку способ восприятия наиболее адекватно отражает фундаментальные свойства и характерные черты внешнего мира, предоставляет мышлению достаточно сенсорной информации для создания более-менее адекватных реальности моделей, описывающих мир и человека;

2) необычные режимы восприятия, как и измененные состояния сознания, вносят значительную массу перцептивных искажений, в силу чего не могут всерьез рассматриваться как методы изучения внешней реальности;

3) восприятие является одной из функций психики, а психика не может воздействовать на физический мир непосредственно.

Конечно, данные аксиомы никто специально не формулировал - они были слишком ясны для интеллекта, развивавшегося в рамках известной нам цивилизации. Между тем все они безосновательны и все они порождают почву для неисчислимого ряда умозаключений.

Дон Хуан назвал этот перечень инвентаризационным списком. Аксиома (1) создает жесткие рамки, внутри которых явления реальны, а вне - иллюзорны. Аксиома (2) позволяет не только в религии, но и в естественных науках поддерживать дихотомию "физическое - психическое", строить для каждого члена этой пары свой свод законов, оставляя психическим впечатлениям только субъективное значение, имеющее смысл в психологических штудиях, где так или иначе физические законы не действуют, а потому можно выдумывать самые разнообразные теории, ничуть не рискуя пошатнуть картину внешнего мироздания. Аксиома (3) позволяет проложить непроходимую границу между играми восприятия и физическим равновесием природы. Т.е. самая совершенная галлюцинация, самая яркая, устойчивая и впечатляющая, имеет смысл исключительно как факт вашей личной психологии. Плода продуктивной части вашей психики могут оказывать мощное, но опосредованное влияние на физический мир. (Как, например, известный сон Менделеева помог ему создать таблицу элементов, что вызвало впоследствии огромные технологические перемены.)

Естественные науки и "серьезная" философия невольно основываются на данных аксиомах. Потрясение умов, вызванное всего лишь теорией относительности А.Эйнштейна, как раз иллюстрирует, насколько закостенел взгляд ученого и философа за историческое время. Малейший сдвиг в системе координат описания мира - уже революция, уже паника в рядах ортодоксов, не желающих расставаться с привычными взглядами.

Знание дона Хуана разрушает все первичные аксиомы, из-за чего не может быть принято даже к рассмотрению современной академической наукой. Сложившаяся на сегодняшний день наука действительно ведет себя как миф, сама не замечая того. Существуют некие фундаментальные области, не подлежащие ревизии, - некие святыни, как в мифе или мифологической религии. Представьте себе, какова была бы реакция древнего грека, с восхищением слушавшего патетические песнопения Гомера, на вопрос: "А существовал ли на самом деле быстроногий Ахилл?" Кощунство такого размаха вполне могло бы стоить жизни излишне любопытствующему. То же с наукой. Думается, если бы инквизиция своевременно не занялась "воспитанием" Галилея, его собратья-ученые с удовольствием придушили бы вольнодумца где-нибудь на пустыре.

Декарт и Ньютон создали последовательный и впечатляющий миф, исходя из тех же трех аксиом. Когда явился Эйнштейн, эпоха костров и всесилия церкви уже закончилась, однако и его довольно долго считали чем-то вроде "юродивого" от науки. Пространство и время неразделимы, ха-ха! Они совместно искривляются, го-го! Подобное улюлюканье неминуемо взяло бы верх, но ядерное оружие - аргумент весомый. Хиросиму не спишешь на погрешность в вычислениях. Пришлось перекраивать научную мифологию под эйнштейнианские мерки.

Нечто подобное происходит сегодня. Тональ лихорадочно ищет такое описание мира, куда можно было бы ввести, например, экстрасенсорную перцепцию, ни в коем случае не погрешив против трех святынь, перечисленных выше.

Со времени возникновения философии оккультизм, как бы ни стремился он вырваться из привычных умственных рамок, остается внутри постепенно развивающейся парадигмы. С одной стороны, оккультный опыт желает вписываться в общую картину мира, с другой - не имеет для этого средств выражения, и это неминуемо выталкивает его из пространства науки, а затем из пространства религии (по причинам, о которых я уже говорил ранее). Знание есть всегда выражение, и это особенно касается науки. Даже в случаях прямых контактов, таких, как понимание, всегда имеется выражение, если речь идет о знании. Постоянная возможность выражения – предпосылка знания. В некоторых случаях речь идет о проблемах, связанных с выражением, иногда - о необходимости появления новых терминов или даже терминологических систем. Мистик же "стоит" на предпосылке невыразимости - принципиальной, а не относительной: ведь относительная невыразимость может иметь место и в научном познании.

Дон Хуан Матус, с этой точки зрения, - "странный" мистик. И здесь его знание гораздо ближе к науке, чем к ортодоксальному оккультизму. Его гносеологическая позиция синтетична - существует известное, неизвестное и непознаваемое. Наличие непознаваемого совсем не превращает его дисциплину в традиционное мистическое закатывание глаз и трепетное "о-о!..", за которыми ничего не стоит. Просто он понимает воспринимающий аппарат как устройство, имеющее пределы. Реальность пределов не знает. Области Реальности могут быть организованы так сложно, что наше восприятие не способно превратить его в картинку, доступную интерпретации. В данном случае невыразимость знания ничуть не указывает на то, что именно здесь находится вожделенный Абсолют или высшая тайна миров и человека. Непознаваемое - это чужое, чужое настолько, что восприятие человека находит здесь полное отсутствие идентифицируемых образов. Когда перцептивный центр попадает в эти области, впечатлительный мистик полагает, будто прибыл в самую сердцевину мироздания. Если он вдобавок религиозен, то считает, что соприкоснулся с Божеством. Подобные области нельзя назвать небытием, ибо там со всех сторон ощущается некое "присутствие"; но их и бытием назвать нельзя, поскольку нет ни одного объекта, поддающегося идентификации.

Псевдо-Дионисий называл это существующее не-существование "светящейся темнотой", на Востоке парадокс обретает форму объяснения невыразимости признанием "пустоты", "ничто" или шуньяты (беременной пустоты).

Как видим, мышление развивалось благодаря трем институциям, уже в ранний период своего существования пожелавшим откреститься друг от друга - в большей или меньшей степени, принципиально или уклончиво: религии, оккультизму и науке.

Все эти области духовной активности подразумевали наличие у человека любопытной ментальной способности - рефлексии. Только рефлексирующее существо может разговаривать о фиктивных принципах, о категориях, которые невозможно найти в эмпирическом опыте, о предмете вышеупомянутых дисциплин.

Рефлексия действительно обладает любопытными свойствами: она и принадлежит сознанию, как все в него входящее, и не принадлежит ему, поскольку может представлять само сознание как объект. Гуссерль определял рефлексию так: "название для актов, в которых поток переживания со всеми его разнородными событиями... становится ясно постигаемым и анализируемым". С точки зрения дона Хуана, рефлексия - это акт внутреннего диалога, где предмет восприятия отстраняется и многократно проходит через перцептивные фильтры, чтобы стать собственно объектом, предметом анализа и синтеза, абстракции (обеспечивающей возможность дальнейшей редукции или генерализации, любых операций с его представлением в ментальном пространстве). Понятно, что рефлексия создает массу фикций, условных значков, чтобы мыслящий не перерабатывал всю массу сенсорных впечатлений каждый раз, когда он принимается мыслить.

Интеллект продуктивен в том случае, когда исключает из поля своего сосредоточенного внимания все излишнее для производимой им в данный момент операции. Его сердце расположено между перцептивным аппаратом и прямым выходом интеллектуальной продукции.

Однако столь мощное действие производит экспансию в обе стороны. На выходе мы получаем блестящий лаконизм любого сорта (будь то в науке или в философии; даже религия часто опирается на тщательно отобранные максимы, в которых нет многословия, а есть квинтэссенция доктрины либо некой части доктрины); на входе мы шаг за шагом исключаем из поля своего внимания сенсорные конструкты, и этим изначально сильно ограничиваем поле предстоящих операций. Подобным же образом мы рассуждаем о себе – тогда происходит рефлексия о рефлексии, или саморефлексия.

Кант полагал, что рефлексия есть состояние души, которое позволяет найти субъективные условия, источники познания и соотнести представления с найденным. Современная философия и психология скептично настроены - рассматривать рефлексию не принято, так же как не принято всерьез изучать природу сознания вообще.

Однако рефлексирующее сознание проецирует плоды своей рефлексии на воспринимающие рецепторы, откуда они возвращаются назад, чтобы подтвердить (уже якобы эмпирически) спекулятивные построения мыслителя.

Религия осуществляет свой гипноз, апеллируя к всемогущей вере в Господа - здесь невозможно спорить, зато возможно наблюдать, как искренне верующий обретает духовный покой (ибо сложил всю ответственность на Высшие Силы) и преуспевание (поскольку не теряет энергию на бессмысленные тревоги, зависть, злобу и огорчения). Оккультисты, придерживающиеся определенной схемы мироздания, получают то же и по той же причине. Ученые, чья рефлексия по-своему сложнее, всесторонне гипнотизируют себя в момент окончательного выбора научной теории, версии, гипотезы. Никто из них более не воспринимает сенсорные сигналы, противоречащие их стабильному умственному состоянию; все они лихорадочно сражаются, когда кто-то посягает на корпус идей, одаривший их долгожданным психологическим комфортом. Сигналы из внешней среды, подтверждающие их идеологию, усиливаются, становятся ярче и перекрывают остальное. Социальный гипноз и активное галлюцинирование - вот непрерывное состояние психики всех этих совершенно нормальных людей.

Главная, пожалуй, черта развивающегося в нашей цивилизации тоналя – это ужесточение всех барьеров, ужесточение описания мира, что сопровождается все большим закреплением точки сборки в одной единственной позиции. Последовательный дискурс единственного доступного нам типа блокирует все иное. Именно блокирует, а не затушевывает или сдвигает на задний план. Запреты на восприятие работают с завидной регулярностью, так что человек, не подвергший себя специальной дисциплине, не в состоянии воспринимать явления, нарушающие внушенный ему с младенчества порядок.

Знание дона Хуана как раз занимается тем, чтобы снять запреты с восприятия, смягчить стереотипы и шаблоны до того естественного уровня, что был свойственен приматам до возникновения интеллекта. Правда, работа проводится в новых условиях, потому что интеллект должен быть СОХРАНЕН.

Итак, вместе с развитием интеллекта мы переходим от непосредственного переживания мыслительного движения к его представлению, но никакого стоящего за этим переходом механизма нет, это просто "переключение", смена картин. Сознание потому и непрерывно, хотя состоит из разнородных образований с четкими границами между ними.

Наука и философия создали искаженную установку по отношению к знанию, поскольку не видели иной перспективы и не знали иных видов восприятия. Обманчивая ясность, генерируемая органами чувств в содружестве с повзрослевшим интеллектом, подарила им иллюзорную надежду, что истина уже зашифрована в устройстве этого мира и нет никакой необходимости искать другие способы восприятия, тем более - другие миры. Хотелось, чтобы мироздание было поближе, попроще, почеловечней.

Стремление к истине (истинности) заслонило саму сущность, сам характер позиции восприятия, где истина невозможна, а потому следует искать пути работы с этой относительностью. Стремление к Абсолюту, который является теологической фикцией и в перцепции невозможен, только заставляет набожных мистиков блуждать по лабиринтам собственного бессознательного. Восточные школы выразили свою самонадеянность в стремлении слиться со всей Реальностью, поскольку в этом случае просто невозможно сохранить центр восприятия. Нет ни малейших сомнений в том, что способности субъекта в результате бесконечно расширяются, но поскольку постулируется тождество субъекта и объекта, то радость на этот счет смахивает на счастье капельки воды, упавшей в Мировой океан, которая теперь может участвовать в устрашающих торнадо и все сметающих на своем пути цунами.

Только даосы, видимо, вовремя осознали невозможность слияния и избрали путь следования Реальности, гармонии с ней, в чем полагали совершенство, бессмертие и свободу.

С каждым шагом развития философии и науки описание мира становилось все более ригидным в своих основополагающих принципах, а мыслительная парадигма - все более плотной и насыщенной стереотипными вопросами и ответами. Идея духовной эволюции, как и весь эволюционистский взгляд на мир, вполне укладывалась в старую научно-философскую парадигму и не вызывала особо острой полемики. Духовная эволюция прекрасно отвечала на ряд окончательных вопросов о цели и окончательной судьбе мира и человека. Никто не желал (и не желает) замечать, что сама парадигма страдает самозамкнутостью, что ее эвристические запасы давно исчерпаны, что на этом пути мы можем встретить лишь постоянные и без труда предугадываемые модификации одних и тех же ответов на одни и те же вопросы. Наука и философия замкнули созданный ими круг, и даже великолепные построения истинного релятивизма, квантово-волновое моделирование пространства, даже голографическая модель сознания не устраняют очевидной исчерпанности. В лучшем случае они лишь намекают на то, что где-то за пределами данным образом мыслящего разума есть царства, совершенно отличные от всего, что нам до сих пор было известно.

Разговоры о природе Реальности всегда так или иначе сводились к чему-то однородно универсальному и экстремальному по совокупности тех качеств, что ведомы человеку. Так описывался Брахман - источник и поглотитель всего, творящий циклы и циклы миров ради собственного наслаждения - ибо какая еще мотивация может быть проецирована на универсальную сущность, которая уже есть все и может становиться бесконечно? Шуньята – полярная противоположность Брахмана, заключительный шаг интеллекта в описании мира, когда все атрибуты, все потенции развернуты; когда только Ничто становится творческим ("беременная пустота"), поскольку заключает в себе не только все грядущее, прошлое и настоящее бытие, но и небытие – предпосылку Рождения и предпосылку Разрушения. Шуньята, понимаемая таким образом, становится для просветленного буддиста той странной и вездесущей гранью, за которой начинаются миры поддающихся описанию человеческих опытов, а перед ней - чистая Потенциальность; и никому не познать, обретет ли Пустота Форму, сохранит ли свою непостижимую вибрацию для следующего кванта времени. Познавшие Пустоту и есть те, кто познал Нирвану; они способны вечно делить с ней поток неоформленного ветра, поток еще не начавшейся игры, и наслаждаться отсутствием страданий, отсутствием эго - главного зрителя этого феерического спектакля Пустоты, то рождающей химеры, то сокрушающей их.

Существует такая позиция точки сборки, где все структуры эго лишаются своих гнетущих качеств, более того - лишаются своей стабильности. Сознание погруженного в нирвану буддиста мерцает в мире, где торжествует взгляд Постороннего и Безразличного Никто, следовательно, все навязанные сознанию качества мира и его самого уходят, отстраняются - клетка, в которой держали птицу, пуста и уже не является клеткой. Где стальные прутья, мешавшие осуществить свободный полет? Где все эти неразрешимые коаны? Ничего не осталось, кроме мерцающей и вечно беременной еще чем-то Пустоты.

"Состояние освобождения от страданий", о котором говорил Будда, для магического знания дона Хуана не больше чем еще одна позиция точки сборки, где перцептивный аппарат человека прекращает деятельность по структурированию эго, подчиняет всю энергию своего личного намерения на превращение эго в точку, после чего замирает и еще некоторое время наслаждается достижением цели. Я говорю "некоторое время", потому что субъект, не предпринимающий никакой деятельности в субъектно-объектном поле (ни внешней, ни внутренней), быстро теряет ощущение времени и замыкает энергообмен на точке, чье намерение - прекратить энергообмен вообще. Это смерть - физическая, духовная, психическая, всеохватывающая.

Интеллект, исполнивший свой нелегкий и ни с чем не сравнимый замысел, безусловно достоин уважения. Его заблуждения убили его, но он, по крайней мере, был честен и прошел путь до конца. Пожалуй, образцом такой редчайшей верности цели, такой последовательности в духовной работе был Джидду Кришнамурти. Его кристальной чистоты буддизм оставляет впечатление изумительной красоты. Возможно, дон Хуан назвал бы его образцом "верности человеческому духу", но, к сожалению, все это великолепие имеет цену только в мире тоналя, в мире человеческого; Реальность не содрогнулась, когда он уходил в безличное растворение энергии.

Христианские мистики, не в пример Кришнамурти, имели на что опереться - тот уходил в Безымянное, Бесформенное и Пустое. Христианские мистики верили, что уходят в Абсолют - сокровенную, благую, всемогущую сердцевину Бога-отца. Они ждали, что их встретит вечная Любовь, неувядающая Красота и великолепие Царства Божия. Если они были настойчивы в своих оккультных упражнениях, то уже имели загадочный опыт такого эйфорического присутствия. Я уже упоминал, отчего возникают подобные перцептивные феномены: точка сборки уплывает с магистральной линии "человеческой полосы" и застревает в энергетических полях высокой интенсивности, где невозможен никакой последовательный опыт, где отсутствуют объекты, но переполненность пространства энергией вызывает чувство "мистического единения" со всем сущим и наслаждение от свободы неэгоистического бытия: структуры эго прекращают функционировать из-за всесторонней сенсорной и энергетической перегрузки. Таким образом, мистик получает в награду неопределенное, но чудесное сверкание со всех сторон и несказанное наслаждение свободы, защищенности, любви чего-то безличного, пронизывающего его насквозь. Время прекращает течение свое, пространство, как рассказывают многие экстрасенсы, напоминает "белое озеро" или "белый колодец".

Упрямый мистик работал всю жизнь, чтобы узреть Абсолют, - теперь он с Абсолютом, высшим принципом его христианского описания мира. Возможно, последнее переживание такого масштаба и такой силы стоило всех предыдущих мытарств. Через некоторое (неизвестное нам) время энергия, стабилизирующая точку сборки в этой позиции, иссякнет, и его осознание распадется на полевые фрагменты, постепенно включаясь в большие потоки, творящие и разрушающие просто так, без желания исполнять Священное Писание или противоречить ему.

Наука и религия, очевидно, устали от бесперспективной и разочаровывающей полемики. Все они (религия, наука, оккультизм) желают найти утешение в духовной эволюции человечества. Не так давно значительную попытку совершить такой всех примиряющий синтез предпринял Кен Уилбер в книге "Проект Атман". Размах, с которым Уилбер вознамерился расправиться с фундаментальными вопросами человека, достоин того, чтобы изложить его идею хотя бы кратко.

Описание, которое дает Уилбер наружной дуге эволюции сознания, начинается со стадии плеромы, недифференцированного состояния сознания новорожденного, в котором нет времени, пространства и объектности, которое не знает разницы между самостью и материальным миром. Следующая стадия уробороса тесно связана с питательными функциями и предполагает первое, примитивное и незавершенное различение субъекта и материального мира. Это совпадает с ранним оральным периодом развития либидо. Стадия тифона характеризуется первой полной дифференциацией, которая создает органическую самость, или самость тела-эго с доминантой принципа удовольствия и инстинктивных побуждений и проявлений. Этот период включает в себя анальную и фаллическую фазы развития либидо. С обретением языка, ментальных и концептуальных функций начинается стадия речевого участия. Здесь самость отличает себя от тела, становится ментальным и вербальным существом. Этот процесс затем продолжается на ментально-эготической стадии, относящейся к развитию линейного, абстрактного и понятийного мышления и к идентификации с представлением о самом себе. Ординарное развитие личности завершается на стадии кентавра, т.е. высоко упорядоченной интеграции Эго, тела, личности и тени.

Станислав Гроф, излагая эту теорию, полагает, что наиболее фундаментальна и перспективна сама уилберовская концепция проекта Атман. Уилберу удалось самым убедительным образом показать, что мотивирующей силой на всех уровнях эволюции (кроме уровня изначального единства самого Атмана) является целенаправленное стремление человека к исходному космическому единству. Из-за врожденных ограничений этот процесс идет такими путями, которые приводят лишь к неудовлетворительным компромиссам, чем и объясняется неудача проекта, который ведет к отказу от ранее использованных уровней и к трансформации на следующей стадии. Каждый новый уровень высшего порядка становится еще одной подменой, пусть и более близкой к Реальному, - до тех пор, пока душа не укоренится в сверхсознании, а это единственное, чего она желала с самого начала.

Уилберовская модель эволюции сознания не заканчивается кентавром. В кентавре он видит переходную форму, ведущую к трансперсональным сферам бытия, которые так же далеки от эго-разума, как эго-разум далек от тифона. Первой из этих сфер эволюции сознания является нижний тонкий уровень, включающий астрально-медиумическую область. На этом уровне сознание, отделяя себя от разума и тела, способно превзойти обычные способности грубого телесного ума. Сюда относятся опыт "оставления тела", оккультные явления, аура, астральные путешествия, предвидение, телепатия, ясновидение, телекинез и связанные со всем этим явления. Высший тонкий уровень - это область подлинной религиозной интуиции, символического видения, постижения божественного света и звука, высших присутствий и архетипических форм.

За высшим тонким уровнем лежит каузальная сфера. Ее нижний уровень включает высочайшее божественное сознание, источник архетипических форм. В высшей каузальной сфере происходит коренная трансформация всех форм, которые сливаются в безграничном сиянии Бесформенного Сознания. На уровне предельного единства сознание полностью пробуждается к своему изначальному состоянию, которое есть также таковость всего существования - грубого, тонкого и каузального. В этой точке весь мировой процесс проявляется от момента к моменту как собственное бытие носителя сознания, вне которого и прежде которого нет ничего. Форма неотлична от Пустоты, а обычное и исключительное, естественное и сверхъестественное суть одно и то же. Это предельное состояние, к нему тяготеет вся космическая эволюция.

Нетрудно заметить, что подобного рода эволюционизм в любом случае тянется к религиозному сознанию. "Подлинная религиозная интуиция", символическое видение превосходят телепатию, ясновидение или телекинез. Что же касается уровня предельного единства, то и здесь мы вновь встречаем давнюю мистическую идею о "возвращении к источнику": бытие становится единым субъектом, после чего прекращается всякая жизнь. Какая же жизнь может продолжаться, если Объект - предмет приложения сил сознания - прекращается? Я вижу здесь только солипсизм, порожденный религиозным ослеплением.

Можно найти целый ряд примеров, как сегодня теоретизируют мыслители, жаждущие слияния высокой духовности с современными представлениями о физической Вселенной.

Не заменить ли термины? Давайте говорить, например, о Планетарном Разуме. Некий В.Мажуга в злободневной статье вопрошает: "Кто он, Высший Разум?" И предлагает следующую версию: поскольку "живые организмы связаны между собой телепатическим каналом связи", то их в совокупности можно представить как "гигантский мыслящий организм". И тут же начинаются сложности: даже если единицы телепатически связаны, то это еще не организм, иначе нам пришлось бы признать организмом даже всех, кто смотрит одну и ту же передачу по телевидению. Во-вторых, чем и о чем такая система могла бы мыслить? И главное - с какой целью?

Автор называет сети ЭВМ "наиболее близким аналогом" Высшему Разуму. И даже в этом случае ЭВМ не мыслят - у них нет ни целей, ни мотивов, ни инстинкта самосохранения; у них нет потребности мыслить.

Но автор упорствует: "ВЫСШИЙ РАЗУМ в виде СЕТЕЙ всевидящий, всезнающий, дарующий и наказующий. ВЫСШИЙ РАЗУМ руководствуется интересами всего живого на земле с учетом интересов каждого вида и индивида, но прежде всего в интересах всех, так как даже в человеческом обществе интересы индивидуума не всегда совпадают с интересами общества".

Каким же образом произошло превращение энергоинформационного конгломерата в подлинную личность, которая имеет свои интересы (стало быть, самосознание) и даже учитывает интересы каждого вида и индивидуума? "Для развития Высшему Разуму необходимо было знать возможные последствия развития и действий как организмов и видов, так и живого в целом... Чтобы прогноз был достаточно точным... необходимо было разбить решаемую задачу на множество мелких и решать их параллельно. Этого можно было достичь, лишь развивая мозг индивидуумов".

Автор приписывает Высшему Разуму линейность мышления, которая даже для человека - всего лишь срез его психической активности. Компьютерная сеть, в которую заложена программа линейной экспансии и одномерной эволюции - вот и весь Высший Разум.

"Компьютеризация" планетарного Бога достойно завершается описанием банков памяти, необходимых, чтобы верно рассчитать будущие шаги в реализации собственной программы.

Тональ технологического века рождает компьютерного Бога, компьютерную Реальность - такую же скучную, выхолощенную, плоскую, как и сам интеллект технократа. Тысячелетиями мы наклеиваем ярлыки на подлинное и невообразимое чудо: ничего уже не осталось, кроме вороха налепившихся друг на друга бумажек. Остались одни ярлыки - уродливый ком спрессованной веками макулатуры. Что там, в сердцевине? Единственный атом безграничного Разума или просто пустота, не знающая имен?

В любом случае, сила - не в ярлыках, а в том, что движется и растет, пренебрегая совершеннейшими дефинициями человеческого разума, банальность которого мы с сожалением констатируем на данном типическом примере.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Неизбежное возникновение языка в качестве средства коммуникации разумов - с одной стороны, этап совершенно ясный, поскольку необходимый (на этой необходимости спекулировали замечательные диалектические материалисты XIX-XX вв.; их отношение к языку как к орудию, конечно, наивно и банально - примат пользуется каменным топором, чтобы увеличить силу своих рук, и языком, чтобы передать собственный интеллектуальный опыт остальным членам племени), но, с другой стороны, предельно таинственный, ибо рождение его такая же тайна, как и рождение самого разума.

Идея языка, хотя и не новая в животном мире, в человеческом исполнении потребовала ряда трансформаций, которые по ближайшему рассмотрению не достаточно мотивированы. Пчелы, осы и муравьи каким-то образом тоже кодируют информацию и передают все остальным членам оригинального коллектива. Следовательно, язык (если мы понимаем его как кодирование и декодирование жизненно важной для вида информации) - совсем не уникальная характеристика, отличающая человека от иных биологических видов. Необходимо точно определить, какие аспекты функционирования имеет язык, какие его феномены принадлежат исключительно человеку. Почему язык определяет строй мышления и так сильно влияет на восприятие? Почему в конечном счете язык препятствует вхождению в измененные состояния сознания и мистики во всех культурах обращают специальное внимание на достижение "безмолвия ума"?

Дон Хуан, пользуясь толтекской терминологией, объяснил бы кратко: "тональ управляет человеком через разговор (называние). Стоит прекратить разговаривать, и мир нагуаля начнет прорываться в сознание". Если вы приложите определенное усилие, то через несколько месяцев на собственном опыте убедитесь в правоте данного высказывания. Но возникает другой вопрос: каким же образом сформировался такой (агрессивный в данном случае) инструмент как человеческий язык?

Вряд ли здесь можно опираться на те гипотезы, что считают коллективную деятельность виновницей возникновения языка. Пчел и муравьев в индивидуализме не обвинишь - и все же их способ коммуникации настолько безличен, что никак не обусловливает видение мира этих интересных насекомых.

Человек стал человеком благодаря абстрактному мышлению, т.е. способности копировать в психическом пространстве образ воспринимаемого и отбрасывать несущественные детали образов при сравнении подобных пучков сенсорных сигналов. Этот революционный шаг в развитии психики сразу же позволил из неисчислимой массы образов выделить классы и категории, обладающие различной степенью схожести. Этот же процесс выявил такое фундаментальное различие, как Я и НЕ-Я. Образ себя положил начало строительству эго с его собственной, родной и близкой только ему интенциональностью. Иными словами, возникло Я, посчитало себя хитрым и смелым, подумало и ВОЗНАМЕРИЛОСЬ... История человеческих намерений и есть история цивилизации.

Возникновение языка - прямое следствие самых первых действий абстрактного мышления. Выявленные ряды подобных образов надо было фиксировать, обозначать; затем надо было договариваться между собой, какой комплекс звуков будет служить знаком для избранного ряда.

Конечно, подобные эволюционные шаги не происходят так прямолинейно. Самосознающая психика - это стихия; язык, который она породила, - тоже стихия. Только намерение было и остается единственным устойчивым компонентом в лингвистическом движении коллективного разума.

Инструменталисты называют речевые знаки "психологическими орудиями". Русский психолог Выготский в свое время полагал, что знаки имеют "внепсихическое происхождение", что структура психических процессов вначале складывается во внешней деятельности и лишь впоследствии может перейти вовнутрь, отсюда - известная идея об интериоризации.

Такая теория сама по себе напоминает миф. Знаки ("имена") приходят из так называемой "коллективной деятельности", а затем становятся достоянием психики каждого индивидуума. Согласно взглядам дона Хуана (крайне "мистическим" в данном случае), человеческий вид отражает в своей деятельности довольно своеобразное положение точки сборки. Качество перцепции, которое требовалось для продуктивного осуществления присущего человеку намерения, могло быть обеспечено только постоянным присутствием языка. Образ себя (прародитель и сердцевина современного эго) вынуждал человека выработать такой тип поведения, в котором психическая активность удерживала бы высокую степень стабильности перцептивного пространства; рефлексия сама по себе рождала фиксированное положение точки сборки.

Никакой интериоризации в процессе генезиса языка, на мой взгляд, быть не могло. Первичная мотивация о-значивания мира заключалась не в совместном труде, например, а в необходимости провести черту между Я (дабы придать этому образу еще большую устойчивость) и "вещами мира". Персональная интенция принуждала интеллект творить знаки, а племя (или иное сообщество) исполняло роль регулятора - созидателя общепонимаемой совокупности знаков, которые могли бы служить языком данного сообщества.

Иными словами, в первую очередь человек помыслил сам себя, а затем, посредством знаков, отделил от себя весь внешний мир. Так что, в отличие от Выготского, следовало бы говорить об отстранении мира через язык - процессе, прямо противоположном интериоризации. Через мышление, а затем через язык человек последовательно уходил из мира Реальности в мир собственных концептов. Его тональ имел своим продуктом коллективную деятельность - в этом принципиальное различие между человеком и коллективными животными или насекомыми. Его коллективная деятельность изначально была направлена не только на выживание (как у животных); она была направлена на сотворение Мифа, на повествование (наррацию), отвечающую в рамках созданного языка на генерируемые первобытной парадигмой вопросы.

Таким образом, язык почти одновременно со своим возникновением стал выполнять функции носителя и хранителя мифа. Быть может, некоторые удивятся, но язык выполняет свои мифологические функции и сегодня. Суть отношения "я - язык - миф - описание мира" на протяжении тысячелетий претерпела мало изменений.

Обладание языком - это почти всегда и обладание мифом. Что же касается мифа, то он вовсе не продукт инстинкта самосохранения и не является обязательным для успеха групповых действий по добыванию пищи (вроде охоты или собирания плодов). Миф - это подтверждение и закрепление образа себя через цепочку поколений, через принадлежность к определенному племени (этносу); в противном случае - неприятие и отчуждение, т.е. поиск другого мифа, соответствующего особенности конкретной личности.

Первейшая задача языка не имеет ничего общего с трудовыми воплями, то бишь, выкриками, когда кроманьонец желал устроить обеденный перерыв, а остальные, изо всех сил напрягаясь, тащили ему охру и присылали все новых сподручных. Подобные несуразицы разрешаются куда более простыми средствами: языком жестов, конвенционально утвержденными сигналами и т.п.

Система знаков дана ребенку в процессе научения. Система знаков в некоторой степени имитирует конструирование ментального пространства. Более того, пространство само создается мышлением и языком; оно имеет темпоральный модус (как и всякий ментальный процесс). Тот же Выготский справедливо отмечает эту лингвистическую имитацию перцептивной Реальности: "Мысль не выражается, но совершается в слове". (Выготский Л.С. Собр. соч. в 6 т. Т. 2. С. 307.)

Но мы еще раз подчеркнем важнейшие этапы генезиса языка:

1. Продуктивный мутационный всплеск, физиологическим результатом которого становится неокортекс (затем зоны Брока и Вернике), а энергетически - рефлексия - многократное движение сенсорных сигналов, где отражение (1) диссоциируется от отражения (2) и получает возможность приписывать себе все способности автономного мыслящего субъекта.

2. Отражение, или рефлекс (1), порождено единственным квантом перцептивного процесса. Этот пункт обозначен и смещение его невозможно. Точка сборки, имевшая у высших млекопитающих целую область свободного плавания, застыла в том положении, где ее настигла рефлексия. Если бы в этот исторически важнейший момент значительная часть мутировавших приматов зафиксировала точку сборки в другом месте, то возникло бы два вида разумных существ, совершенно не понимающих друг друга (что, возможно, и случилось, но это уже выходит за рамки данной книги).

3. Индукция энергетических процессов привела к тому, что целые племена, пережившие возникновение рефлексии, установили свою точку сборки в одном и том же положении. "Ваша команда становится командой Орла". (Подобным же образом развивается индуцированный психоз.)

4. Рефлексия испытала немедленную потребность отделения себя от неба, земли, солнца, моря, деревьев, животных и себе подобных тварей. Образ себя породил ВРЕМЯ: я был, я есть, я стану. Образ себя породил ЦЕЛЬ. Весь пространственно-временной континуум вырос из этих примитивных посылок, поскольку рефлексия позволяет создавать проекции (например, в завтра): "Начнутся ли завтра дожди, ведь нам надо достроить хижину?" - такой вопрос мог задать только примат, владеющий рефлексией и образом себя.

"Я - сын Орла. Мы - те, кто живет в этой долине до сельвы, где восходит солнце, - все дети Орла. Ты - чужой". Чаще всего антропологов, забравшихся к первобытным племенам, ждал именно такой прием. Только один этот факт мог бы подтолкнуть лингвиста к простой идее: язык предназначен не для освоения мира или его усовершенствования. Его изначальная цель - отчуждение, отсекание факта восприятия от воспринимающего Я.

5. Именно поэтому язык создавали шаманы. Поэтому язык был магией, останавливающей бестолковую круговерть сенсорного изобилия. Владение именем приравнивалось к владению объектом, стихией, областью мира, иначе говоря.

Развитие языка являлось упорядочением мира, нарастающей дискретностью воспринимаемых характеристик, аспектов, углов, овладением тонкостями процессуальности в выдуманном времени (начало процесса, развитие, кульминация, угасание, прекращение). Временная и пространственная перспектива дробилась с помощью языка не столько для удобства коллективных набегов на природу, сколько для увеличения числа границ между Я и воспринимаемым.

6. Затем включился обратный процесс: имена и понятия, окончательно отрешившиеся от Реальности, принялись возводить разнообразные здания из себя самих. В первую очередь - чтобы отделить коллективное Я (племя, этническое сообщество) от других коллективных Я. Для этого шаманы сотворили миф - сначала один, затем другой, в конце концов - целый космос мифов, где разросшееся Я (род, племя, этнос, нация) выталкивало в шею непрошеных чужеземцев - на другие земли, в другой (с точки зрения шамана) космос.

Язык был мифом с самого момента своего возникновения. В языке нет ничего Реального. Когда вы указуете на вполне определенное дерево и говорите "береза", реальный пучок сенсорных сигналов ("весть извне") уничтожается языком. За долю секунды на его месте возникает галлюцинация - довольно сложная, и все же мифологическая конструкция, поскольку вы в нее верите, усмотрев в этот кратчайший миг совокупность подобных черт, когда-то признанных шаманом, живущим в глубинах вашего бессознательного, - что это именно "береза".

Внутренний диалог, остановить который требует дон Хуан, и есть ваша интимная беседа с шаманом, сколотившим это описание мира. Любое восприятие встречается с этим мастером галлюцинаций, и за долю секунды отсекает вас от Реального Мира при помощи обыкновенного языка - сети фантомов с их ослепительной ясностью.

Процесс отчуждения от собственных мыслеобразов, "психических знаков", от речи, происходит у ребенка в 5-6 лет. Не достигнув определенного развития рефлексии, человек говорит, но не мыслит. Ребенок научается продуцировать акустические комплексы, используя условно-рефлекторные механизмы. Его речь исключительно прагматична: "хочу", "не хочу", "дай", "боюсь" и т.д. и т.п. Он не испытывает необходимости в отделении внешнего мира от себя самого, поскольку его образ себя еще не полноценен – личность отсутствует, и дистанция между собой и воспринимаемым не может стать актуальным психологическим фактом. Формирование внутренней речи свидетельствует становление эго - механизма, в лабиринтах которого возможно самоотражение; называние себя и другого как закрепление сложившейся психической ситуации - неминуемый мыслительный акт.

Безусловно, когда рефлексирующая личность привыкла иметь дело с дискретным типом восприятия, порожденным языком, который стал способом существования разума на всех уровнях, она может конструировать высказывания, отталкиваясь от перцептивной матрицы, лингвистическое развертывание которой демонстрирует безнадежно искаженный под влиянием языка мир.

И все же другого способа обработки сенсорных сигналов человек не имеет. Абстрактно-логический анализ, моментальное о-смысление сложных сенсорных комплексов (гештальтов) - единственная возможность построения картины мира. Физиологически эта функция возложена на левое полушарие головного мозга - по крайней мере она проецируется там. Правое полушарие воспринимает одновременно весь перцептивный поток, там и складывается целостная картина, которая редактируется, расчленяется и вновь собирается в левом полушарии. Правое полушарие проверяет результат работы левого и, если последнее удовлетворено, допускает перцептивный пучок к осознанию.

Гюстав Гийом высказался просто: "Человеческий язык существует только с того момента, когда пережитый опыт преобразуется в представление". Если же мы взглянем на любой человеческий опыт, то обязательно обнаружим в нем как минимум два компонента: объект, встреча с которым составила данный опыт, и субъект, переживший встречу с объектом. Как видим, представление о себе - неотъемлемая часть любого опыта, который может быть представлен в языке.

Таким образом, за последние 10-15 тысяч лет человек создал не просто язык: он создал целый банк представлений, вполне однозначных, связанных между собой по законам как самого языка, так и мышления. Трудно определить, на каком этапе законы человеческой ментальности преобразуются или перерождаются в лингвистическую модель, и тем не менее очевидно, что мышление манифестирует себя в языке, используя для этого логико-грамматические сращения. Все усилия мыслительного и языкового аппарата направлены на удержание перцептивной стабильности, преодолеть которую - задача магических, оккультных, мистических дисциплин, возможно, со времен построения египетских пирамид и создания древнейших Вед.

"Пузырь восприятия", о котором говорил дон Хуан, захлопнулся очень давно. Язык закрепил процесс отчуждения от реальности, начатый разумом. С тех пор мы пребываем в условном пространстве, где всякий воспринимаемый факт - феномен, являющийся синтезом абстрактной идеи и ее лингвистически зафиксированного отражения.

Необходимо сделать несколько шагов назад - остановить язык и мышление, а затем отделить их от восприятия, т.е. создать психологическую дистанцию между сигналом и аппаратом его обработки. Задача не из легких, поскольку требует разрушения целого ряда автоматизмов, существующих в нашей голове не одну эпоху.

Пока же мы вынуждены приравнять язык к мифу. Языковая модель мира, невольно навязавшая сознанию стереотипы, охватывающие все стороны нашего бытия, мифологична, поскольку, целиком описывая мир, делает все факты описания реальными и не-реальными одновременно. Как раз на этой ускользающей грани правдоподобия и вымысла, целостного подобия, тщательной имитации и полного отсутствия опоры за пределами самодовлеющей системы и существует подлинный миф, в котором умещается длительная история человека и известной ему вселенной.

Нам нечего возразить против утверждения бостонского антрополога М.Ландау, что язык - "в первую очередь, определенный инструмент для приведения мира в существование. Реальность не просто "переживается" или "отражается" в языке - она действительно создается языком".

Чаще всего лингвистическая реальность переполнена словами и терминами, которые отражают только идеи о том, как связаны объекты в мире. Как видите, мы имеем дело с разными видами абстрактных фикций: фикции об объектах, абстрагированные атрибуты фиктивных объектов, словно бы существующие сами по себе и ведущие себя в лингвистическом пространстве так, словно имеют плоть, массу и прочие характеристики, фикции, отражающие действия или процессы, - во многих языках такие слова тоже могут вести себя словно кубики из плоти, обладающие массой и другими признаками реального существования. И вся эта масса языковых абстракций, по словам М.Ландау, "приводит мир в существование", более того - она "создает мир". Языковые процессы в совокупности с мыслительными создают воспринимаемый мир.

Если вдуматься, то это очень интересный и удивительный процесс. С одной стороны, ментальные комплексы, подобно кривым зеркалам, непосредственно проецируются на сетчатку глаз, а также на всю ретикулярную формацию, комплектующую сенсорные сигналы, приходящие извне, и это неоднократно доказано экспериментальной психологией. С другой стороны, способность ассоциировать звуки (акустические комплексы) - заурядные языковые шумы - со значимыми внутренними образами есть синестезия на высшем этапе своего развития. Синестезия совершается в ретикулярной формации мозга, после того как связанные между собой образы, прошедшие обработку в зоне Брока-Вернике и неокортексе, уложатся в единую картину мира и транслируют сложенную по всем правилам мозаику назад, к источникам первичных сенсорных импульсов (визуальных, аудиальных, кинестетических и пр.).

Мы как бы описываем работу точки сборки, прибегая к тем знаниям, что обычно рассматриваются в рамках психофизиологии и психолингвистики. Синестезия, о которой я только что говорил, - это проявление целостности перцепции. Иными словами, "пузырь" должен быть хорошо соткан, чтобы, когда он "захлопнется", не осталось ни одной щели, ни одного разрыва, куда бы смог проникнуть аморфный, но всемогущий свет нагуаля.

Таким же совершенным образом должен быть сделан образ мира, т.е. его перцептивная модель. Ничто из воспринимаемого в данной позиции точки сборки не должно быть упущено; следовало создать ровно столько фикций, сколько не хватало первобытному человеку для сотворения в своей психике упорядоченного и осмысленного мира.

Т.Маккенна, полагающий, что само возникновение сознания у приматов связано с употреблением псилоцибина, ДМТ и других индольных галлюциногенов, в то же время считает, что последний мутационный всплеск (возникновение мягкого нёба, способствующего согласованному нёбному опусканию) - тоже результат употребления в пищу триптаминовых соединений. Так или иначе, речь и мышление, возникшие практически одновременно, сотворили еще один мир - который существует только в голове разумного существа.

Любопытно, что даже эволюция письменности в некоторой мере уводит нас из мира непосредственно переживаемого в мир абстрактных идей и целого ряда условностей.

Тот же Теренс Маккенна пишет в связи с этим: "Фонетический алфавит помог подвигнуть сознание в мир, акцентуирующий высказанное и письменное слово, и увести его из мира пиктографического образного понимания. Эти нововведения повысили возможность возникновения антивизионерского стиля культуры владычества".

Как видите, даже способ письменности отдалил нас от восприятия, свободного от стереотипов, навязал новые условности, новые абстракции, компенсировав тем самым ущербность сенсорного поля, достигающего сознания.

В таких условиях магия не могла развиваться: она была подавлена всей торжествующей культурой мышления и речи.

Ускоренное развитие получил только один тип освоения мира - технологический. Именно с ним мы имеем теперь дело.

5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Аватар пользователя Ртуть

Традиционная психология много рассуждала и продолжает рассуждать о перцептивных процессах, и здесь действительно сделано немало. Можно сказать, что концепция "точки сборки" напрашивается из всего того, что на сегодняшний день известно о восприятии. Действительно, восприятие есть результат определенного рода "собирания вместе" и в определенном порядке элементарных ощущений и совокупностей ощущений. Понятно также, что здесь имеет место интерпретация сенсорных сигналов на основе памяти и перцептивного опыта субъекта. Правда, не совсем ясно, что является первичным - сборка сигналов по имеющимся в памяти шаблонам или интерпретация фрагментов, которая уже затем вводит в действие механизм интерпретации. На мой взгляд, перцептивный процесс имеет несколько этапов, и на каждом из них психика производит оба действия одновременно (конечно, это условная одновременность - перцептивный аппарат работает с очень высокой скоростью, всякий раз добиваясь максимальной четкости узнавания за счет многократного прибегания к обоим процессам поочередно). В своей книге "Тайна Карлоса Кастанеды" (1995) я уже приводил одну из приемлемых, как мне кажется, схем работы восприятия. Ни в коем случае не берусь утверждать, что приведенная мною схема является исчерпывающей, однако три момента, указанные там, и по сей день кажутся мне фундаментальными: выделение обрабатываемого сигнала (вытеснение "шума"), наделение извлеченных сенсорных блоков смыслом и оценка этого смысла (референция). На каждом этапе перцепции производится множество операций с воспринимаемым материалом - все они имеют целью уточнение восприятия через сравнение с рядом шаблонов, каждый раз все более конкретных и менее общих, а также через вытеснение или игнорирование сигналов, противоречащих выбранному сознанием шаблону.

Извлечение из "инвентарного списка" подходящего шаблона и удаление излишней, вносящей неопределенность и противоречия информации - две стороны одного и того же процесса. Психологически они в общем объяснимы и даже поддаются алгоритмизации, что сулит определенные надежды тем кибернетикам, что занимаются моделированием перцептивных процессов. Однако это вовсе не значит, что мы хоть в какой-то степени приблизились к тайне самой природы восприятия, поскольку исходный принцип сборки по-прежнему неясен. Мы предполагаем, что он связан с общей биологической конституцией вида и сильно обусловлен социально через научение. Мы знаем также, что в самых неординарных ситуациях восприятия перцептивный аппарат стремится собирать целостную картину мира - даже тогда, когда ему для этого явно не хватает информации (скажем, в сновидении). Но почему так происходит? Почему мы воспринимаем мир таким сложным образом, прибегая к невероятным интегративным механизмам, сводя все внешнее в некоторой целостности? Столь уж это необходимо для выживания иди здесь природа отошла от принципа экономии ради каких-то неведомых человеку целей?

Как бы там ни было, иного способа воспринимать мы не знаем. Более того, комплектация сенсорных сигналов в пучки и структуры пучков - пожалуй, единственная неоспоримая деталь в нашем понимании перцепции. Но для академической науки речь здесь всегда шла исключительно об информационных, психологических (т.е. идеальных) процессах, и до Карлоса Кастанеды никто не строил концепции восприятия на основе энергетической. Никто не превращал умозрительные представления о "сборке", "структуризации" в онтологические факты, в реальность, существующую помимо нашего воображения. Тем более, никто из современных нейрофизиологов или психологов не возьмет на себя смелость утверждать, будто физически существует некая "точка", в которой подобная "сборка" происходит. В эпоху неоднозначных и откровенно аморфных представлений о работе мозга такое заявление казалось бы непростительной наивностью.

Однако именно такая "наивная" гипотеза позволяет объяснить целый ряд принципиально важных явлений, регулярно наблюдаемых в состояниях измененного сознания и (хотя не столь очевидно) детерминирующих повседневное человеческое восприятие. Эвристическая ценность такой модели становится особенно заметной, если вспомнить о том, что "точка сборки" способна передвигаться, собирая по одной и той же, утвержденной сознанием схеме самый разнородный сенсорный материал. Это позволяет понять, как формируются сны и галлюцинации, как возникают перцептивные иллюзии, как генерируется фактическое содержание видений при различных интоксикациях и в результате применения тех или иных психотехник (статических и динамических медитаций, деприваций, техник измененного поведения и реагирования, а также многое др.). Сегодня мы имеем достаточно косвенных подтверждений именно такой модели человеческого восприятия - об этих подтверждениях еще будет сказано.

Не вызывает сомнений и тот простой факт, что поле нашего восприятия ограничено. Академическая наука связывает это, по сути, с ограниченными возможностями человеческих органов чувств, и только изредка, как второстепенные, упоминаются конструктивные ограничения, вызванные особенностями самого перцептивного процесса. Понятно, что человек не может воспринять инфракрасные или ультрафиолетовые лучи из-за физиологического барьера, существующего для нашего глазного яблока. Но мы почему-то редко задумываемся о том, что не менее прочный барьер ограждает нас от восприятия того, что по своей структуре никогда не было объектом нашего психического опыта - либо потому, что объекты такого сорта просто никогда ранее не встречались человеку (подобные сложности, а порой и принципиальные затруднения возникают, скажем, при встрече с чем-то чуждым опыту вида, допустим, с НЛО), либо потому, что наша биология не имеет ничего общего с попавшим в поле восприятия объектом и в обычном режиме функционирования никогда не вступает с ним в контакт (так называемые "полевые структуры" и прочие "призрачные" штучки).

Удивительно и необъяснимо с традиционной научной точки зрения то, что картина восприятия может значительно (порою качественно) меняться в том случае, если мы начинаем применять специальные приемы в обращении с собственным вниманием. Легче всего это заметить, работая с контролируемыми сновидениями - особенно в тех случаях, когда внешний сигнал достигает сознания, и испытатель сталкивается с всплесками ясновидения, входит в совместное с кем-то другим сновидение и т.д. и т.п.

Аппарат, который содержит в себе все перцептивные шаблоны и осуществляет интерпретацию, приводящую к целостной картине мира, дон Хуан в книгах Кастанеды называет тоналем, и у нас нет причин отказываться от этого емкого термина. Можно сказать, что тональ генерирует мир, в котором мы живем, а потому так называется и описание мира, созданное человеком и поддерживаемое им. У этой фундаментальной пары "тональ - нагуаль" весомый философский контекст, но мы не станем на нем специально останавливаться. Лучше обратим специальное внимание на то, что происходит с личностью при сдвиге точки сборки и как такой сдвиг влияет на то, что мы привыкли называть "человеческим эго".

Аватар пользователя Ртуть

Человеческую перцепцию фиксирует множество факторов. Анализируя ситуацию с точки зрения психологии восприятия, ученый выделил бы, например, такие:

1) Совокупность проприоцептивных ощущений, то есть пакет переживаний, связанных с чувством тела, его внутреннего состояния, положения в пространстве и т.п. Поскольку строение нашего организма обусловлено условиями выживания в данной среде, сигналы, поступающие от тела, бессознательно воспринимаются нами как крайне важные и непрерывно учитываются, привязывая все воспринимаемое к этой универсальной точке отсчета - нашему биологическому существу.

2) Гештальты восприятия типа "объект-фон". Это универсальный перцептивный шаблон, свойственный восприятию большей части живых существ. Его абсолютная необходимость для функционирования в среде и выживания даже не нуждается в доказательствах. Выделение из массы энергетических полей изолированных объектов является непременным условием существования организма, нуждающегося в регулярной подпитке из внешнего поля и активно передвигающегося с этой целью. Поиск пищи, бегство от опасности, обеспечение безопасного укрытия, сам способ размножения живых существ - все это требует ясного различения объекта и фона в процессе восприятия. Конечно, человеческий тональ на этой почве развил особое мастерство, выучившись "наклеивать ярлыки" на выделенные объекты. Таким образом возник особый синтез биологически обусловленного восприятия с совокупностью отвлеченных идей, понятий, символов. Все это очень усложнило перцептивную картину мира у человека.

3) Пространство и время как интерпретация тоналем доступности или недоступности внешних полей в связи с целями выживания организма. Эта модель восприятия, как и упомянутые выше, импринтирована в сознание индивида на самой ранней стадии его развития. Редкие случаи психических или физиологических аномалий, вызывающих искажение восприятия пространства-времени, обусловливают полную нежизнеспособность субъекта. Надо сказать, что человеческий тональ обошелся с данным перцептивным шаблоном особенно жестким образом. Формальное описание стихийно возникших идей тоналя по поводу пространства-времени сделал, как известно, еще Евклид. Линейность и однородность этих структур восприятия стала для человеческого сознания аксиомой. Конечно, принятие такого умственного положения значительно упрощало функционирование человека в условиях изменчивой среды, но при этом автоматически вытеснило ряд сложных процессов (не влияющих непосредственно на выживание) из области человеческой перцепции. Крайняя ригидность тональных идей по поводу пространства и времени особенно ярко заметна по тому факту, что даже принятие релятивистской теории Эйнштейна не смогло их поколебать.

4) Культивация однообразия и различий. Эта перцептивная способность тоже входит в число базальных структур, но развивается в процессе более позднего социального научения. Можно сказать, что это основной принцип накопления опыта и любой информации, обработанной человеческим мышлением. Благодаря такому способу упорядочивания воспринимаемых сигналов возникает идея закономерности, а на ее основе - закона. Фиксация подобий во взаимодействии причины и следствия порождает представление о причинно-следственных связях, которые лежат в основе каузального принципа - важнейшего элемента в фундаменте человеческого описания мира. Однообразие и различия, вычленяемые наученным восприятием, ведут к составлению классификаций и категоризации, а также к возникновению в нашей психике того универсального перечня объектов, связей и процессов, которые дон Хуан называлинвентаризационным списком. Переоценить его значение в жизни человека невозможно - все, что мы мыслим и делаем, опирается на него.

5) Четкая идентификация сенсорного канала, которому приписывается поступающий сигнал. Очевидно, это также один из самых ранних перцептивных навыков. В обычном состоянии человек всегда отчетливо осознает, какой характер имеет полученное извне впечатление - зрительный, слуховой, кинестетический или обонятельный. И все же мы знаем, что однозначность такого рода далеко не абсолютна. Широко известно явление синестезии, когда сенсорные каналы смешиваются и аудиальное впечатление может стать визуальным либо тактильным - здесь возможны любые варианты пересечения. Судя по всему, это явление распространено куда шире, чем кажется на первый взгляд. Не исключено, что практически все формы художественного творчества связаны с определенной активизацией синестезии: так рождаются метафоры, музыкальные и изобразительные приемы. Художественное творчество, скорее всего, происходит на фоне некоторого (пусть минимального) сдвига точки сборки. Давно известно, что люди, обладающие творческим складом ума, легче впадают в измененные режимы восприятия - им проще научиться любой технике самогипноза, медитации или войти в осознанное сновидение. Идентификация сенсорного канала имеет и вполне определенный негативный смысл - этот процесс всегда включает в себя вытеснение любых сигналов, по природе своей выходящих за рамки категоризации в пределах привычных органов чувств. Все неясное, неопределенное, странное уходит в бессознательное уже потому, что не может быть отнесено тоналем к зрению, слуху, осязанию и т.п. Известные случаи экстрасенсорных способностей обусловлены не только определенным смещением точки сборки, но и расширением осознания за пределы однозначной схемы получения перцептивных сигналов, привязанной к органам чувств физического тела.

6) Идентификация внутреннего или внешнего происхождения сенсорного сигнала. Этот критерий "нормального" восприятия является непосредственным результатом закрепления в осознании схемы собственного физического тела, т.е. фактора (1). Он, безусловно, очень помогает упорядочить воспринимаемый мир, но, как и следовало ожидать, упрощает его. Например, мы всегда считаем содержание сна игрой фантазии, совокупностью внутренних образов, из-за чего крайне редко замечаем в веренице сонных видений какое-либо участие внешних воздействий. Точно так же мы не осознаем психоэнергетических влияний наяву - со стороны других людей, от места или из-за неоднородности временного потока. Возникающие телесные и психические реакции мы всецело приписываем причудам собственного организма.

7) Комплектация восприятия - оформление гармоничного сенсориума. Речь идет о слаженной и синхронной работе различных сенсорных сигналов. Попавший в зону восприятия объект (полевая структура) непротиворечивым образом интерпретируется по всем каналам органов чувств - его можно увидеть, пощупать, услышать, понюхать и даже попробовать на вкус. Исключения из этого правила всегда сознательно фиксируются и заносятся в специальный раздел инвентаризационного списка. Таких исключений немало, и все же в общем объеме человеческого опыта они занимают незначительное место. Любое отклонение от инвентаризационного списка вызывает потрясение, вполне способное сдвинуть точку сборки, и это вполне естественная реакция: тональ пытается найти такой режим восприятия, где все-таки будет достигнута гармонизация сенсорного поля (сенсориума). Легко представить себе, например, чувство человека, столкнувшегося с невидимым, зато отчетливо осязаемым и слышимым объектом. Нервные девушки в подобных случаях просто падают в обморок.

Современная технологическая цивилизация заметно усложнила картину мира, привнеся в нее ряд так называемых конвенциональных ситуаций (или ситуаций предварительной договоренности). Мы спокойно реагируем на аудиозаписи, кино, телевидение, компьютерную графику и т.п. Правда, следует иметь в виду, что это совсем недавнее достижение, если вспомнить, какую панику у зрителей вызвала демонстрация приближающегося поезда на первом синематографическом сеансе братьев Люмьер.

8) Игнорирование сенсорного материала, нарушающего фундаментальные принципы описания мира. Это общий защитный механизм, сохраняющий стабильную позицию точки сборки, поскольку стабильность восприятия, как уже было сказано, - необходимое условие выживания физического существа. Перцептивный барьер, созданный этим механизмом, настолько прочен, что попытки разрушить его "в лоб" могут вызвать временную приостановку восприятия вообще. Это что-то вроде ступора, иногда возникающего у гипнотиков, столкнувшихся с принципиальной невозможностью выполнения инструкции гипнотизера. Случаи такого рода, относящиеся непосредственно к обусловленности восприятия, подробно рассматривались мной в книге "Тайна Карлоса Кастанеды", так что не стану на этом специально останавливаться. Если же удалось избежать ступора, то "прорыв" защитного барьера обязательно вызывает кратковременный сдвиг точки сборки. В книгах Кастанеды описано множество подобных ситуаций: наблюдение за трюками Хенаро, встречи с союзниками, нарушения поведенческих стереотипов - все это смещало точку сборки Карлоса. Безусловно, ситуации, в которых на любой из описанных восьми факторов может быть оказано мощное воздействие, использовались толтекскими магами для преднамеренного сдвига точки сборки. Учителя создавали такие ситуации для учеников, чтобы преподать им урок нового режима восприятия, да и сами маги с помощью различных приемов моделировали нечто подобное для манипулирования собственным осознанием.

Люди, не знакомые с мистическими техниками, порою совершенно случайно открывают для себя эти принципы и бывают поражены, с какой легкостью изменяется их режим восприятия. Широко известен, скажем, случай Роберта Монро, который, совсем не интересуясь оккультными откровениями, научился совершать "астральную проекцию", что в общем-то и является одним из аспектов толтекского сновидения. Монро помог случай: он интересовался гипнопедией, популярной в 50-е годы в Америке, и полагал, что для достижения успеха в этой технике ему необходимо освоить глубокую релаксацию. Одновременно, на фоне полного расслабления, он должен был внимательно слушать специально сделанную для гипнопедических целей фонограмму. В данной перцептивной ситуации мощное давление оказывалось на факторы (1) и (7). С одной стороны, глубокая релаксация в значительной степени устраняла проприоцептивные сигналы, поддерживающие схему тела, с другой же - концентрация на слуховом канале расшатывала положенную комплектацию сенсориума. Кроме того, здесь сыграл немаловажную роль прием, о котором я еще скажу ниже, - было нарушено привычное распределение внимания между сенсорными каналами. В обычной ситуации самый большой объем внимания приходится на зрение, - слух, как правило, пребывает на периферии. Здесь же привычная модель была нарушена, что довольно скоро вызвало перемещение точки сборки в позицию сновидения. Все эти события ярко и драматично описаны Монро в его известной книге "Путешествия вне тела". Природная склонность этого человека к художественному творчеству (он создавал радиопередачи, радиоспектакли, затем обратился к работе с телевизионными программами), как мне представляется, послужила мощным катализатором в деле освоения необычных миров восприятия. В конечном итоге он стал активным "астральным путешественником", стал изучать оккультную и парапсихологическую литературу, создал лабораторию для изучения "выходов из тела" и написал несколько книг. Лично для меня его опыт особенно убедителен, поскольку в целом ряде очень тонких и субъективных деталей соответствует моему собственному.

В рамках кастанедовской парадигмы мы должны переформулировать вышесказанное и дополнить список факторов фиксации точки сборки. Итак, что же удерживает точку сборки в ее неизменном положении?

а) описание мира и внутренний диалог. Описание мира внушается с помощью внешнего диалога, а затем на протяжении жизни постоянно поддерживается с помощью диалога внутреннего. Пожалуй, это самая общая причина фиксации восприятия. В понятие "описание мира" входят все факторы, описанные нами выше, поскольку так или иначе являются составными частями, элементами или рубриками инвентаризационного списка человека. Внутренний диалог, стабилизирующий перцепцию, непрерывен и не всегда оформляется вербально. Он работает даже тогда, когда в нашей голове, казалось бы, нет ни единого слова. По сути, он является процессом бесконечного соотнесения приходящих пучков сенсорных сигналов с внушенным или приобретенным сенсорным опытом. Соотнесение воспринятого впечатления с символом, знаком, комбинацией знаков, идей или понятий - вот подлинное содержание внутреннего диалога. Конечно, обычная "внутренняя болтовня" тоже сильно влияет на жесткое закрепление режима восприятия. Все эти психические процессы тесно взаимосвязаны, так что неудивительно, что остановка внутреннего диалога начинается с прекращения "внутренней болтовни". Факт внутреннего диалога, между прочим, имеет место всякий раз, когда нам кажется, будто мы что-то понимаем. Альфред Уайтхед в свое время очень метко выразился: "Понимание есть апперцепция стереотипа как такового". Иными словами, мы понимаем происходящее вокруг нас (или внутри нас, неважно) только потому, что подобная конструкция, состоящая из впечатлений и реакций, уже зафиксирована в нашем опыте, превращена в стереотип, однозначный шаблон, т.е., выражаясь языком Кастанеды, включена в наш инвентаризационный список;

б) схема тела. Это то же самое, что совокупность проприоцептивных ощущений, что уже было подробно описано в качестве фактора (1);

в) паттерны реагирования. Сюда относятся паттерны биологические (порожденные эволюцией данной живой формы) и паттерны социальные (результаты внушения, научения, подражания, т.е. влияния той системы, которую последователи Кастанеды называют социальной сетью);

г) энергетический баланс, отсутствие избытка энергии. Кастанеда неоднократно и подробно обсуждал эту тему в своих книгах. Я уже указывал, что важнейшая функция кокона заключается в сохранении энергетического гомеостазиса системы. Это в равной степени касается как физиологической, так и психологической стороны активности человека. Любая форма органической жизни стремится сохранить свою структурную неизменность - в этом залог ее сопротивления к разрушающим влияниям внешней среды. Изменение структуры, даже с биологической точки зрения, всегда заключает в себе серьезную угрозу деградации и гибели - мы знаем, что большая часть мутировавших существ оказывается нежизнеспособной. У человека этот принцип распространился на способы функционирования его психики. С одной стороны, благодаря развитию произвольного внимания, он обрел способность по собственному желанию увеличивать количество поглощаемой энергии, с другой - природа в качестве противовеса этой способности создала в его внутреннем мире такие психические структуры, которые автоматически потребляют весь излишек полученной энергии, тем самым сохраняя излюбленное бессознательной природой равновесие. Об этих структурах уже было сказано достаточно - это нагромождения эгоистического механизма, приводимые в движение страхом, чувством собственной важности и жалостью к себе. Но точку сборки может сдвигать не только избыток энергии в коконе, но и ее недостаток. Только в последнем случае всегда имеет место боковое смещение в сторону "ада": реакция тела на недостаток энергии заключается в целой гамме неприятных переживаний, включающих соответствующие негативные эмоции. То есть человек теряет не только энергетическое, но и психоэмоциональное равновесие - таким образом, боковой и крайне неприятный сдвиг точки сборки гарантирован. Положение усугубляется тем, что при дефиците энергии контроль за режимом восприятия невозможен;

д) внимание окружающих. Скептически настроенные читатели иногда полагают, что проповедуемая Карлосом скрытность и дон-хуановская концепция "стирания личной истории" - своеобразный предрассудок, атавизм древнего магического мышления, вряд ли имеющий то значение, которое активно приписывается ему в данной традиции. На самом деле речь идет о непрерывном и бессознательном энергообмене, имеющем место между всеми представителями человеческого рода. Мы специально указывали, что даже обычное восприятие - процесс, в первую очередь, энергетический, а не информационный. Поле восприятия - это не просто психологическая абстракция, в большей степени это комплекс неощутимых и неосознаваемых силовых взаимодействий между субъектом и объектом восприятия. Общаясь с себе подобными или просто находясь под их пристальным наблюдением, мы оказываемся в определенной степени скованными их энергетическими полями. Этот аспект взаимодействий только усиливается известными психологическими наблюдениями по поводу "коммуникативных ожиданий" и стремлением человека следовать поведенческим стереотипам под натиском социума и окружающих его людей;

е) "команда Орла". Думаю, все читатели Кастанеды хорошо помнят значение этого немного таинственного и впечатляющего термина. Не будет ошибкой утверждать, что, по сути, он является синонимом намерения бесконечности, так как имеется в виду общий результат всех многообразных взаимодействий эманаций единого универсального поля. Все, перечисленное выше, - только частные проявления отдельных структур, конгломератов и сгустков эманаций. Дело в том, что сама организация энергетического тела такова, что естественным и потому всегда (вплоть до Трансформации) преобладающим типом восприятия будет именно тот, которым мы издавна владеем и так интенсивно совершенствуем. Если говорить на языке дон-хуановского мифа об Орле, то действительно точка сборки была зафиксирована в данном положении именно по его команде. Орел сотворил все полосы эманаций, все виды полевых структур и существ, обеспечив каждому типу организмов свой, наиболее близкий и необходимый ему диапазон восприятия. Разумеется, это всего лишь иносказание, однако довольно точно отражающее реальное положение дел.

Аватар пользователя Ртуть

Гомеостазис нашего "я" - это, прежде всего, психоэмоциональное и биохимическое равновесие, неразрывно связанные друг с другом, поскольку являются всего лишь разными уровнями проявления одной и той же энергии.

И если уж мы заговорили о гомеостазисе, то нельзя не сказать, что природа нашего энергетического тела хорошо позаботилась о его стабильности. Трансмутация физического тела представляет собою серьезную опасность для экспериментирующего хотя бы потому, что категорически требует разрушить охраняющий нас от изменения гомеостазис.

Два главнейших пункта стабильности нашей энергетической формы - точка сборки и "просвет" на фронтальной пластине - находятся в тонком равновесии и тем самым поддерживают нашу безопасность и нашу неизменность. Последовательная работа с точкой сборки в рамках толтекской магии дает нам возможность ослабить оковы природного гомеостазиса и в конечном итоге преодолеть его. Каковы же основные пути толтеков, оказавшиеся столь эффективными на практике?

В основе кастанедовской доктрины лежит вполне специфическое представление о восприятии. Возможно, это представление приближается к перспективной для развития академической науки гипотезе о голографической природе психических процессов. Мы не намерены здесь подробно рассматривать топографическую концепцию; достаточно указать, что перцепция в рамках данного подхода представляет собой получение отраженного сигнала, причем организм перцепиента является в первую очередь генератором некоего волнового излучения и уже во вторую - субъектом восприятия отраженной от внешних объектов волны. Как видим, восприятие (в механистической картине мира процесс исключительно пассивный) оказывается здесь специфическим типом энергообмена.

С точки зрения кастанедовской парадигмы этот перцептивный энергообмен носит фундаментальный, всеобъемлющий характер. Точка сборки не просто собирает внешние эманации (нитевидные полевые структуры, из которых состоит вся ткань пространственно-временного континуума), но и по-своему распределяет получаемую энергию, что детерминирует форму энергетического тела перцепиента. Таким образом, изменение позиции точки сборки влечет за собой как сдвиг в спектре воспринимаемого сенсориума, так и некоторую метаморфозу в структуре человеческого "кокона". Это положение принципиально, поскольку отвечает на один из фундаментальных вопросов: каким образом изменение режима восприятия может привести к трансформации самого воспринимающего? На первый взгляд, восприятие - процесс, скорее, идеальный и влияющий на такие абстрактные ментальные формации, как мировоззрение, аттитюды, субъективно-эмоциональные переживания и т.п. В учении дона Хуана мы сталкиваемся с таким пониманием перцепции, которое заставляет нас считать ее главнейшим (sic!) рычагом психоэнергетической (в конечном итоге - психофизиологической) трансформации человека.

Конечно, идея о прямой и недвусмысленной связи восприятия с энергетическим (а стало быть, и биохимическим, физиологическим) состоянием человеческого тела на первый взгляд может показаться чересчур смелой и экзотической. Тем не менее при более пристальном наблюдении эта идея находит свое подтверждение буквально на каждом шагу, а вовсе не только в случаях изощренных психотехнических упражнений, доступных только необыкновенно продвинутым мистикам и магам. Мы мало обращаем внимание на эти повседневные подтверждения и упорно не замечаем лежащие на поверхности взаимосвязи - в первую очередь именно потому, что связи эти не отмечены в нашем описании мира. Приведу лишь несколько наиболее очевидных примеров, уже много лет пребывающих у всех на виду, но, очевидно, так и не понятых (либо понятых превратно, поскольку они никогда не были правильно названы - здесь связь понимания с языком наиболее заметна). Мои примеры будут касаться прежде всего медицины, поскольку влияние восприятия на грубую физическую реальность нашего тела проявляется, как правило, в случаях заболеваний и разнообразных физиологических дисфункций.

Вот какие примеры приводит Р.Уилсон в своей книге "Квантовая психология": "Итак, в 1957 году, подстрекаемое Мартином Гарднером и другими ортодоксальными медиками, правительство США сожгло все книги доктора Вильгельма Райха. Полицейские ворвались в его лабораторию, перебили топорами все его оборудование, а самого Райха бросили в тюрьму, где он вскоре и умер от сердечного приступа. Доктор Райх и 18 других врачей, работавших с ним, показывали хорошие результаты по лечению ряда заболеваний при помощи изобретенного Райхом устройства - "аккумулятора оргонной энергии". Это устройство предположительно концентрировало гипотетическую целительную силу, которую Райх назвал "оргоном". Книги Райха не печатались в Америке более десяти лет, а журналы, изданные Институтом Оргона доктора Райха, стали библиографической редкостью. А ведь в них можно найти множество тщательно задокументированных случаев поразительных исцелений - в частности, рентгеновские снимки раковых опухолей, исчезавших или уменьшавшихся в ходе курса оргонного лечения. На сегодняшний день вполне очевидно, что аппарат Райха не мог оказывать реального целительного эффекта, а сам "оргон" не существует и никогда не существовал. И все же пациенты выздоравливали.

Когда американские онкологи и их пациенты полагали, что излечить рак может препарат под названием "кребиозен", порой наблюдались загадочные случаи спонтанных ремиссий. Так, доктор Филип Уэст сообщает о поучительном случае с мистером Райтом. У этого больного была лихорадка и множественные опухоли. На момент начала лечения он не мог подняться с постели. Медперсонал считал, что он умрет в ближайшие дни. Через неделю после начала курса кребиозеновой терапии мистер Райт вставал с постели, начал ходить по комнате и счастливо разговаривал со всеми, убежденный, что исцеление уже произошло. Его опухоли уменьшились наполовину.

Позднее, однако, когда мистер Райт узнал, что у других пациентов кребиозен не вызывает столь же положительных изменений и что врачи склонны считать этот препарат бесполезным при раке, он впал в депрессию и отчаяние. Его раковые опухоли тут же начали снова расти, он снова слег и вскоре умер.

Адепты Христианской Науки и другие целители верой вылечивают ежегодно тысячи и десятки тысяч больных людей. Самые примечательные случаи исцелений благодаря Христианской Науке публикуются ежеквартально в "Крисчен сайенс сентинел". В подшивке журнала за любой год вы найдете массу явных исцелений при явных признаках астмы, рака, повышенного давления, мигрени и вообще почти всех болезней из медицинских справочников. Американская ассоциация медиков упорно игнорирует эти отчеты и избегает обсуждать эту скользкую тему.

Доктор Эрнест Лоренс Росси ("Психология психосоматического целительства", 1988) провел несколько тщательных исследований эффективности плацебо (т.е. совершенно нейтрального вещества, выдаваемого за то или иное лекарство). Результаты этих исследований оказались довольно странными и неожиданными:

- Плацебо оказалось эффективным в качестве заменителя морфия в 56% (!) случаев в шести исследованиях;

- Плацебо оказалось эффективным в качестве заменителя аспирина в 54% случаев в девяти исследованиях;

- Плацебо оказалось эффективным в качестве заменителя кодеина в 56% случаев в трех исследованиях. (Под "эффективностью" здесь понимается подтверждение пациентом обезболивающего эффекта.)

Итак, чуть больше, чем в половине случаев, вера пациента в то, что он получил обезболивающее, производит такой же эффект, как если бы он в самом деле его получил".

Сюда же можно отнести целый пласт биохимических и физиологических явлений, связанных с гипнотизацией и самогипнозом, всемирно известное хождение босиком по горящим углям и множество подобных случаев. Конечно, они не остались без внимания, но традиционно истолковываются весьма туманным языком, который, впрочем, вполне устраивает поверхностного исследователя. Обычно речь идет о некоем влиянии убежденности, строя мышления и установок на протекание физиологических процессов. Все это очень таинственно, поскольку совершенно неясно, какая реальность лежит за рассуждениями ученых, отважившихся рассматривать данное явление. Например, Боуэрс в своей работе "Гипноз: информационный подход" утверждает: "Хотя тенденция разделять этиологические факторы болезни на психические и соматические компоненты во многих случаях имеет эвристическое основание, она, тем не менее подразумевает дуализм, "сознание-тело", который веками препятствовал поиску рационального решения. Возможно, мы должны по-новому сформулировать эту древнюю проблему - так, чтобы избавиться от огромной пропасти между отдельными "реальностями" сознания и тела...

Если процессы обработки и передачи информации являются общими для психической и соматической сфер, проблему сознания-тела можно переформулировать следующим образом: как информация, получаемая и обрабатываемая на семантическом уровне, преобразуется в информацию, которая может быть получена и обработана на соматическом уровне, и наоборот? Этот вопрос звучит как более точно сформулированный, чем тот, который он призван заменить".

Однако такого рода переформулировки принципиально ничего не решают. Суть проблемы по-прежнему ускользает от нас, и именно потому, что психоэнергетическая природа восприятия вообще не рассматривалась, пока Кастанеда в своих книгах прямо не указал на нее. Впрочем, даже великий проповедник нагуализма не формулировал основу толтекского учения с необходимой ясностью и определенностью, он просто молчаливо исходил из революционного для западной науки представления, не испытывая нужды в научной аргументации и внятных дефинициях.

Когда говорится об "обработке и передаче информации", речь идет именно о способе восприятия. Только концепция точки сборки ясно и недвусмысленно связывает все процессы, протекающие в человеческом теле, с модусом перцепции. Каким образом изменение интерпретационных схем, работающих в перцептивном аппарате, влияет, скажем, на работу иммунной системы, интенсивность выработки тех или иных гормонов и т.п.? Человек, очевидно, является единственным биологическим существом на Земле, способным изменить способ своего восприятия под влиянием полученной информации абстрактного характера. Поиск сенсорных сигналов, подтверждающих принятую к сведению информацию, автоматически смещает точку сборки в ту область, где возможно синтезировать совокупность эманаций, содержащих искомый или близкий к нему по содержанию сигнал. Следствием этого смещения, в соответствии с концепцией толтекского нагуализма, является возбуждение или торможение определенных компонентов энергетического тела человека, что на физическом уровне выражается в изменении функционирования соматики. При незначительном смещении точки сборки можно наблюдать феномены, описанные выше (от загадочных исцелений и хождения по углям до появления стигматов). Масштабные сдвиги перцептивного центра, возможные только в результате следования специальной дисциплине, приводят к магическим метаморфозам самой человеческой природы, в которые трудно поверить.

Легко понять, что поиск сенсорной информации, и следовательно сдвиг точки сборки, осуществляется человеком с помощью произвольного внимания - механизма, определяющего собственно область воспринимаемого. Благодаря произвольному вниманию практикующий обретает реальную возможность сознательно регулировать всю совокупность энергообменных процессов, протекающих в организме субъекта восприятия. Внимание - это ключ к изменению режима перцепции, то есть к специфическому изменению энергообмена, который, согласно Кастанеде, определяет онтологический статус воспринимающего.

Работа с вниманием влечет за собой серьезные последствия. Нейро-физиологические исследования медитационного тренинга в духе классической йоги уже несколько десятилетий проводятся представителями разнообразных научных дисциплин. Известно, что главный регулятивный центр внимания связан в основном с лобными долями головного мозга, частично - с теменной областью. Таким образом, концентрация на сахасрара-чакре и аджня-чакре (центры темени и межбровья) неизменно влияет на качество произвольного внимания субъекта. Ширшасана (стойка на голове) в классической йоге в качестве одного из своих эффектов также имеет улучшение работы внимания за счет усиления притока крови к этим зонам мозга. Если мы обратимся к сути некоторых перцептивных упражнений в дон-хуановском учении, то заметим безусловную их направленность на те же участки высших отделов ЦНС. Например, техника рассеивания внимания в визуальном поле, казалось бы, не имеющая прямого отношения к данному объекту, тем не менее вызывает довольно стойкое напряжение именно в лобных долях (это легко заметить даже без специальных приборов: длительное "рассеивание взгляда" может привести к тяжести и некоторой болезненности в области лба). Таким образом, это упражнение имеет двойственный эффект: перестраивает визуальную перцепцию и повышает качество внимания. То и другое хорошо подготавливает воспринимающий аппарат к непривычному режиму работы.

Аватар пользователя Ртуть

В свя­зи с этим, мне при­ходит на па­мять из­вес­тная сре­ди эт­ногра­фов ис­то­рия об од­ном ма­лазий­ском пле­мени в нес­коль­ко сот че­ловек, ко­торое из-за гор­но­го об­ва­ла ока­залось на ве­ка пол­ностью изо­лиро­ван­ным от внеш­ней ци­вили­зации. Эти ре­бята пи­тались под­ножным кор­мом, охо­тились на мел­кую дичь, стро­или хи­жины из под­ручно­го ма­тери­ала сло­вом, пре­бывая на пер­во­быт­ном уров­не раз­ви­тия, име­ли все не­об­хо­димое для би­оло­гичес­ко­го вы­жива­ния. Ра­зуме­ет­ся, у них сло­жилась собс­твен­ная кар­ти­на ми­ра - нес­ложная ми­фоло­гия, за­чат­ки куль­ту­ры, об­рядность, ре­лигия и пле­мен­ная со­ци­аль­ная струк­ту­ра. Сов­сем не­дав­но ан­тро­поло­ги смог­ли про­ник­нуть в этот "за­терян­ный мир" - за­вал был рас­чи­щен и ком­му­ника­ция во­зоб­но­вилась. И тут вы­яс­нился лю­бопыт­ный факт. Де­ло в том, что на про­тяже­нии пос­ледних де­сяти­летий дваж­ды в день (!) над заб­ро­шен­ной до­линой на не­боль­шой вы­соте про­летал пас­са­жир­ский воз­душный лай­нер - там про­легал один из ави­аци­он­ных "ко­ридо­ров", ис­пещрив­ших не­бо Азии пос­ле про­ник­но­вения сю­да ми­ровых ави­аком­па­ний. Так вот: ни один из ту­зем­цев за всю свою жизнь ни ра­зу не толь­ко не ви­дел бо­роз­дя­щую не­беса "же­лез­ную пти­цу", но да­же не слы­шал по­ис­ти­не гро­мопо­доб­но­го ре­ва его свер­хмощ­ных дви­гате­лей. Са­молет "от­сутс­тво­вал" в пер­цептив­ной кар­ти­не ми­ра ма­лазий­ских "от­шель­ни­ков", из-за че­го не мог вос­при­нимать­ся их соз­на­ни­ем _во­об­ще_.

"Тайна Карлоса Кастанеды" 

Аватар пользователя Ртуть

ТАЙНА

Карлоса Кастанеды (отрывок)

Человек - поистине жертва собственного "описания мира". Даже смерть, решающий факт его бытия и величайший страх живого, является элементом внушенной структуры. Наше стремление к псевдоцелостности, сокровенное томление по близкому, но недосягаемому _res integra_, замыкает восприятие на себе по всем направлениям, превращая мир в бесконечно повторяющееся, монотонное нечто, лишенное подлинной новизны и чувства Реальности. Мы даже не можем говорить о восприятии в точном значении этого слова, ибо почти всегда имеем дело с _воспоминанием_ о предыдущих восприятиях, пребывая в какой-то фантастической каше из идей, рассуждений, оценок, внутренней болтовни. "Подумай вот о чем,- продолжал он. - Мир не отдается нам прямо. Между нами и ним находится описание мира. Поэтому, правильно говоря, мы всегда на один шаг позади, и наше восприятие мира всегда только воспоминание о его восприятии. Мы вечно вспоминаем тот момент, который только что прошел. Мы вспоминаем, вспоминаем, вспоминаем." (IV, 51)

Здесь следует понять весьма важное положение, легко ускользающее от нашего внимания и очень часто становившееся камнем преткновения для Кастанеды во времена его ученичества. Описание мира включает в себя не только оценки и суждения, так сказать, мнения по поводу восприятий. Описание в первую очередь _структурирует само восприятие и определяет все атрибуты воспринимаемого_, включая и то, что именуется объективными (физическими) характеристиками мироздания, то есть пространство и время, массу, энергию и проч. "Плотность, материальность - это воспоминания. Поэтому, как и все, что мы ощущаем в мире, они являются только накапливаемой нами памятью. Памятью об описании. Ты помнишь о моей материальности точно таким же способом, как и о коммуникации посредством слов." (IV, 52)

И вновь подступает к нам тревожный, неумолимый образ пустоты. Ибо что за непостижимый сумрак открывается взору, когда устранены все иллюзорные кирпичики, все предустановленные описания, когда не за что зацепиться, потому что все эти крючки, "субъективации", модели, стереотипы рассеяны, обращены в пыль нечеловеческой наготой Объекта? (_Повседневный мир существует только потому, что мы знаем, как удерживать его образы_. Следовательно, если выключить осознание, необходимое для поддерживания этих образов, то мир рухнет. - V, 555) Пустота как конечный итог философского изыска, как Великий Предел (достижение которого невозможно уподобить даже смерти, ибо смерть - все же опознаваемый знак, а не отсутствие всякого знака), всегда питала экзистенциальный нигилизм, начиная со времен Будды. За пределами "человеческого" пространства люди склонны провозглашать Ничто. Этот своеобразный бунт антропоцентриста - оборотная сторона "позитивной" мифологии тех, кто ищет спасения в наукообразной мечте или религиозном откровении. Недюжинная проницательность и трезвомыслие требуются человеку, чтобы осознать: истина пребывает не здесь и не там. Древние даосы понимали это лучше других. "Во сне, в зеркале, в воде существует мир,- сказано в трактате "Гуань Инь-цзы".- Все, что есть и чего нет там, присутствует здесь, а не там. Вот почему мудрец не отвергает мир, а устраняет знание о нем."

Аватар пользователя Ртуть

ТАЙНА

Карлоса Кастанеды (отрывок)

...но подлинный масштаб искажений сенсорной информации, проходящей через данный механизм, остается предметом дискуссий и является, собственно говоря, проблемой не столько психологической, сколько философской - одним из тех "проклятых вопросов", к разрешению которых по сей день нельзя даже подступиться. Дон Хуан, презирающий всякую метафизику и опирающийся исключительно на непостижимый опыт "магической" практики, считает, что искажения почти полностью скрывают от нас облик мира. На наш взгляд, с этим трудно поспорить. Обратите внимание на то, какой тернистый путь преодолевает сенсорный сигнал для полного (или же частичного) усвоения психикой.

С самого начала мы вынуждены признать, что перцептуальный аппарат человека ограничен. А это значит, что некоторая (быть может, бесконечно значительная) часть Реальности остается вовсе недоступной восприятию. Невоспринимаемое буквально пронизывает мир, существуя в самой непосредственной близости от человека, но никак с ним не пересекаясь. Всеми способами наука стремится проникнуть в невоспринимаемое - приборами, экспериментом, интеллектуальным моделированием, однако кто знает, насколько она преуспела в этом?

Легко можно проследить, какая часть сенсорной информации, доступной нашему аппарату и полученной им, отсеивается сразу же, утопая в аморфном пространстве бессознательного. Это так называемый сенсорный "шум" - лишенные всякого смысла сигналы, лежащие в стороне от луча внимания, осмысление которых специально не производится. В серии тройного вытеснения "шум" отсеивается в первую очередь. Здесь следует помнить, что только внимание определяет, что в данной ситуации "шум", что - полезный сигнал. То же самое происходит на остальных уровнях вытеснения. Например, для здорового человека скорость и характер сокращений его сердечной мышцы почти всегда является сенсорным "шумом", восприятие которого полностью бессознательно. Но в случае серьезной озабоченности болезнью сердца такая информация быстро может стать полезным сигналом, а в "шум" превратится что-нибудь другое.

Дальше полезный сигнал поступает в смыслообразующий блок, где формируются комплексы или пучки сигналов одновременно с их "узнаванием". Полезный сигнал осмысляется, т.е. наделяется значением согласно заготовленному списку. Мы не будем сейчас рассматривать, откуда берется такой список - об этом речь впереди. В данный момент важно лишь иметь в виду, что процесс наделения смыслом является, возможно, самым сложным и энергоемким моментом в механизме восприятия. О том, каким именно образом это происходит, ученые рассуждают давно, разрабатывая многообразные версии и модели. Сам Кастанеда явно отдает предпочтение теории "глосс"

Т. Парсонса. "Описание подхода к пониманию магии содержится в идее Толкотта Парсонса о глоссах,- говорит он в беседе с Сэмом Кином на страницах "Psychology Today".- Глосса - это тотальная система восприятия и соответствующих средств артикулирования. Например, эта комната является глоссой. Мы соединили всинкретическом целом ряд изолированных восприятий - пол, потолок, стены, окно, освещение и т.д. - и этим создали нерасчленимую целостность. Но нас следует определенным образом обучить, чтобы так собирать мир." Если следовать данной терминологии, то глоссировка производится именно в смыслообразующем блоке.

По окончании этой работы определенный объем информации оказывается просто излишним. На данном этапе и происходит второе вытеснение, на сей раз в подсознательное. Следующий процесс - референция, то есть оценка осмысленного сигнала - для своего успешного протекания нуждается не во всем комплексе (пучке) собранного восприятия, а лишь в отдельных параметрах, по которым должна производиться оценка. И в этом случае сложность механизма обусловлена подвижностью внимания, что, в свою очередь, непосредственно связано с изменениями мотивации. В каждый отдельный момент мы сознательно воспринимаем лишь то, что оцениваем. Но и здесь работа не заканчивается. Произведенная референция порождает третье вытеснение - устранение сигналов, в той или иной степени противоречащих избранной оценке. К несчастью, человек мало способен работать с неоднозначным материалом, полным внутренних конфликтов и парадоксов. Третье вытеснение особенно легко заметить в межличностных отношениях, т.к. именно в общении с себе подобными человек глубже всего погружен в оценочность. Психотерапевты хорошо знают это явление: если клиент уверен, что кто-то к нему относится отрицательно, то любое поведение данного лица, противоречащее такому убеждению, он, скорее всего, не заметит. Впрочем, референтный аспект перцепции универсален, и его результаты можно прослеживать постоянно.

Итак, на выходе из референтного блока мы получаем информацию настолько ущербную и однобокую, что всякий образ, построенный на ее основе, должен страдать явной и всесторонней недостаточностью. Почему же такая недостаточность ускользает от нашего внимания и, более того, кажется совершенно неочевидной в большинстве случаев? Механизм, с таким успехом скрывающий убожество нашего восприятия, Гриндер и Бэндлер удачно назвали "галлюцинированием". Мы же можем именовать его, например, достройкой. Ибо все утерянные, отсутствующие после вытеснений компоненты заменяются при помощи продуктивной части перцептуального аппарата сконструированными, достроенными, чтобы неизменно сохранять иллюзию целостности, о которой мы уже достаточно сказали выше. "Галлюцинирование" делается явным, когда человек, исходя из собственных предубеждений, начинает приписывать людям или объектам характеристики и действия, не существующие в реальности. В таких случаях говорят: он видит то, что хочет видеть. Окружающим часто трудно понять, откуда у подобных людей столько упрямства и убежденности - нам никак не верится, что они именно галлюцинируют, т.е. воспринимают несуществующее как реальность. Мы поневоле хотим думать, что это сознательное искажение, обман и тому подобное. К несчастью, здесь оказывается пораженным сам процесс восприятия, протекающий вне области ясного сознания, так что переубеждение этих упрямцев наталкивается на почти непреодолимые трудности. Известный эксперимент Постмена и Брунера очень убедительно демонстрирует универсальность процесса достройки ("галлюцинирования") во всех актах перцепции. Брунер и Постмен обращались к испытуемым с просьбой идентифицировать игральные карты, которые можно было видеть в течение очень короткого и тщательно измеренного отрезка времени. В основном это были обычные карты, но попадались и "аномальные". Например, красная шестерка пик или черная четверка червей. Даже при самом коротком предъявлении большинство испытуемых правильно идентифицировали почти все нормальные карты. Что же касается аномальных, то они чаще всего без колебаний идентифицировались как нормальные. Черную четверку червей принимали либо за черную четверку пик, либо за красную четверку червей. При этом испытуемые вовсе не высказывали своих предположений, они называли то, что действительно видели. Это подтвердилось следующим образом. По мере увеличения длительности предъявления аномальных карт, испытуемые начинали колебаться, выдавая тем самым некоторое осознание аномалии. При предъявлении им, например, красной шестерки пик они сообщали следующее: "Это шестерка пик, но что-то в ней не так... У черного изображения края красные."(!) Поистине, мы находимся в "пузыре восприятия" и видим на его стенках то, что сами сконструировали внутри себя. При этом наш аппарат использует три пары способов воздействия на полученный сигнал:

вычленение (изоляция) - вытеснение

усиление - ослабление

комплексация (сборка) - игнорирование

Аватар пользователя Ртуть

Карлос Кастанеда

 Сказки о силе

Глава 2. Остров тоналя

Мы встретились на следующий день в том же парке около полудня. Он и сегодня был в своем коричневом костюме. Сняв пиджак, он тщательно, но с изящной небрежностью сложил его и положил на скамейку. Его небрежность казалась одновременно и рассчитанной и совершенно естественной. Я поймал себя на том, что попросту глазею на него. Он, казалось, осознавал парадокс, перед которым меня поставил, и улыбался. Он поправил галстук. Бежевая рубашка с длинными рукавами шла ему чрезвычайно.

- На мне все еще этот костюм, потому что я хочу сказать тебе одну очень важную вещь, - сказал он, похлопав меня по плечу. - Вчера для тебя был хороший спектакль, а сейчас самое время прийти к некоторому окончательному соглашению.

Он сделал долгую паузу. Казалось, он готовится к важному заявлению. У меня появилось странное ощущение в животе. Я немедленно заключил, что он собирается открыть мне объяснение магов. Он пару раз поднимался и начинал прохаживаться, как будто ему трудно было подобрать слова.

- Пойдем в ресторан напротив и перекусим, - сказал он наконец.

Он развернул свой пиджак и, прежде чем надеть его, показал мне, как тот превосходно сшит.

- Сделано на заказ, - сказал он и улыбнулся, довольный, как будто это имело какое-то особое значение.

- Я должен был обратить на это твое внимания, а то бы ты просто не заметил. Сейчас очень важно, чтобы ты это осознал. Ты привык осознавать только то, что считаешь важным для себя. Но настоящий воин должен осознавать все и всегда.

Мой костюм и все эти мелочи важны, потому что по ним можно судить о моем положении в жизни, или, скорее, об одной из двух частей моей целостности. Этот разговор давно назрел. Я чувствую, что сейчас для него пришло время. Но он должен быть проведен как следует, или это совсем не будет иметь для тебя смысла. Я хотел при помощи костюма дать тебе первый намек. Я считаю, что ты его получил. Теперь время поговорить, потому что для понимания этой темы нужна серьезная беседа.

- Что это за тема, дон Хуан?

- Целостность самого себя.

Он резко поднялся и повел меня в ресторан в большом отеле напротив. Хозяйка довольно недружелюбно показала нам столик в дальнем углу. Очевидно, места для избранных были вдоль окон.

Я сказал дону Хуану, что эта женщина напомнила мне другую хозяйку в Аризоне, где мы с ним когда-то ели. Прежде чем вручить нам меню, та спросила, хватит ли у нас денег, чтобы расплатиться.

- Я не виню этих бедных женщин, - сказал дон Хуан, словно сочувствуя ей. - Эта так же, как и та, другая, боится мексиканцев.

Он добродушно засмеялся. Несколько посетителей ресторана обернулись и посмотрели на нас.

Дон Хуан сказал, что, сама того не зная, а то и вопреки своему желанию, хозяйка отвела нам самый лучший столик в зале. Здесь мы можем свободно разговаривать, а я могу писать сколько душе угодно.

Как только я вынул блокнот из кармана и положил его на стол, к нам внезапно подлетел официант. Казалось, он тоже был в плохом настроении. Он стоял над нами с вызывающим видом.

Дон Хуан начал заказывать для себя весьма сложный обед. Он заказывал, не глядя в меню, как если бы знал его наизусть. Я растерялся. Официант появился неожиданно и я не успел даже заглянуть в меню, поэтому сказал, что хочу то же самое.

Дон Хуан пошептал мне на ухо: - Держу пари, у них нет ничего из того, что я заказал.

Он уютно устроился в кресле и предложил мне расслабиться и сесть поудобнее, потому что пройдет целая вечность, пока нам приготовят обед.

- Ты на очень примечательном перекрестке, - сказал он. - Может быть, на последнем и самом трудном для понимания. Наверное, некоторые вещи из того, что я скажу тебе, полностью ясными не станут никогда. Но так и должно быть. Поэтому не беспокойся, не раздражайся и не разочаровывайся. Все мы - изрядные тупицы, когда вступаем в мир магии. Да и это не гарантирует нам перемен к лучшему. Некоторые из нас остаются идиотами до самого конца.

Мне понравилось, что он включил и себя в число идиотов. Я знал, что он сделал это не по доброте душевной, но чтобы я лучше усвоил сказанное.

- Не теряйся, если ты не уловишь чего-нибудь из моих объяснений, - продолжал он. - Учитывая твой темперамент, я боюсь, что ты можешь выбиться из сил, стремясь понять. Не надо! То, что я собираюсь сказать, лишь укажет тебе направление.

Внезапно меня охватила тревога. Предупреждение дона Хуана вызвало у меня в уме настоящий хаос. Он и раньше предупреждал меня точно таким же образом, и всякий раз это оборачивалось каким-нибудь разрушительным событием.

- Я начинаю очень нервничать, когда ты так разговариваешь со мной, - сказал я.

- Знаю, - сказал он спокойно. - Я специально заставляю тебя подняться на цыпочки. Мне нужно твое нераздельное внимание.

Он сделал паузу и взглянул на меня. У меня вырвался нервный смешок. Я знал, что он нарочно усиливает драматические возможности ситуации.

- Я говорю тебе все это не для эффекта, - сказал он, как бы прочитав мои мысли. - Я просто даю тебе время для правильной настройки.

В этот момент к нашему столу подошел официант и заявил, что у них нет ничего из заказанного нами. Дон Хуан громко рассмеялся и заказал тортильи с мясом и бобы. Официант снисходительно усмехнулся и сказав, что они такого не готовят, предложил бифштекс и цыпленка. Мы выбрали суп. Ели мы молча. Мне суп не понравился, и я его так и не доел, но дон Хуан съел свой полностью.

- Я надел свой пиджак, - сказал он внезапно, - для того, чтобы рассказать уже известные тебе вещи. Но чтобы это знание стало эффективным, оно нуждается в разъяснении. Я откладывал это до сих пор, потому что Хенаро считает, что недостаточно одного твоего желания пойти по пути знания. Твои действия должны быть безупречны, чтобы ты стал достойным этого знания. Ты действовал хорошо. Теперь я расскажу тебе объяснение магов.

Он опять сделал паузу, потер щеки и подвигал языком внутри рта, как бы ощупывая зубы.

- Я собираюсь рассказать тебе о тонале и нагвале, - сказал он наконец и пронзительно посмотрел на меня.

Мне впервые за время нашего знакомства довелось услышать от него эти два термина. Я смутно помнил их из антропологической литературы о культурах центральной Мексики. Я знал, что "тональ" (произносится как тох-на'хл) был своего рода охранительным духом, обычно животным, которого ребенок получал при рождении и с которым он был связан глубокими узами до конца своей жизни.

"Нагваль" (произносится как нах-уа'хл) - название, дававшееся или животному, в которое маг мог превращаться, или тому магу, который практиковал такие превращения.

- Это мой тональ, - сказал дон Хуан, потерев руками грудь.

- Твой костюм?

- Нет, моя личность.

Он похлопал себя по груди, по ногам и по ребрам.

- Мой тональ - все это.

Он объяснил, что каждое человеческое существо имеет две стороны, две отдельных сущности, две противоположности, начинающие функционировать в момент рождения. Одна называется "тональ", другая - "нагваль".

Я рассказал ему о мнении антропологов об этих двух понятиях.

Он позволил мне говорить, не перебивая.

- Ну, все что ты о них знаешь или думаешь - сплошная ерунда, - сказал он наконец. - Я могу заявить это с полной уверенностью, потому что ты ни в коем случае не мог знать того, что я скажу о тонале и нагвале. Дураку ясно, что ты ничего об этом не знаешь: для того, чтобы познакомиться с этим, следует быть магом. А ты - не маг. Ты мог поговорить об этом с другим магом, но этого не было. Поэтому отбрось то, что ты слышал об этом раньше, потому что это никому не нужно.

- Это было только замечание, - сказал я.

Он комически поднял брови.

- Сейчас твои замечания неуместны, - сказал он, - На этот раз мне нужно твое нераздельное внимание. Я собираюсь познакомить тебя с тоналем и нагвалем. У магов к этому знанию интерес особый и уникальный. Я бы сказал, что тональ и нагваль находятся исключительно в сфере людей знания. Для тебя это пока та заслонка, которая закрывает все то, чему я тебя обучал. Поэтому я и ждал до сих пор, чтобы рассказать тебе о них.

Тональ - это не животное, которое охраняет человека. Я бы сказал, пожалуй, что это хранитель, который может быть представлен и как животное, но это не главное.

Он улыбнулся и подмигнул мне.

- Теперь я использую твои собственные слова, - сказал он, - тональ - это социальное лицо.

Он засмеялся и подмигнул мне.

- Тональ является по праву защитником, хранителем. Хранителем, который чаще всего превращается в охранника.

Я схватился за блокнот. Он засмеялся и передразнил мои нервные движения.

- Тональ - это организатор мира, - продолжал он, - Может быть, лучше всего его огромную работу было бы определить так: на его плечах покоится задача создания мирового порядка из хаоса. Не будет преувеличением сказать, что все, что мы знаем и делаем как люди, - работа тоналя. Так говорят маги.

В данный момент, например, все, что участвует в твоей попытке найти смысл в нашем разговоре, является тоналем. Без него были бы только бессмысленные звуки и гримасы, и из моих слов ты не понял бы ничего.

Скажу далее, тональ - это хранитель, который охраняет нечто бесценное - само наше существование. Поэтому врожденными качествами тоналя являются консерватизм и ревнивость относительно своих действий. А поскольку его деяния являются самой что ни на есть важнейшей частью нашей жизни, то не удивительно, что он постепенно в каждом из нас превращается из хранителя в охранника.

Он остановился и спросил, понял ли я. Я машинально кивнул головой, и он недоверчиво улыбнулся.

- Хранитель мыслит широко и все понимает, - объяснил он. - Но охранник - бдительный, косный и чаще всего деспот. Следовательно, тональ во всех нас превратился в мелочного и деспотичного охранника, тогда как он должен быть широко мыслящим хранителем.

Я явно не улавливал нити его объяснения. Хотя я расслышал и записал каждое слово, но мне мешал какой-то мой собственный, непрерывный и запутанный внутренний диалог.

- Мне очень трудно следить за тобой, - пожаловался я.

- Если бы ты не цеплялся за разговоры с самим собой, то у тебя не было бы этих трудностей, - отрезал он.

Я начал долго и нудно объяснять что-то в свою защиту, но в конце концов спохватился и извинился за свою привычку постоянно оправдываться.

Он улыбнулся и жестом дал понять, что совсем не сердится.

- Тональ - это все, что мы есть, - продолжал он. - Назови его! Все, для чего у нас есть слово - это тональ. А поскольку тональ и есть его собственные деяния, то в его сферу попадает все.

Я напомнил ему, что он сказал, будто бы "тональ" является "социальным лицом". Этим термином в разговорах с ним пользовался я сам, чтобы определить человека как конечный результат процесса социализации. Я указал, что если "тональ" был продуктом этого явления, то он не может быть "всем", потому что мир вокруг нас не является результатом социальных процессов.

Дон Хуан возразил, что мой аргумент не имеет никаких оснований, ведь он уже говорил мне, что никакого мира в широком смысле не существует, а есть только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся.

- Тональ - это все, что мы знаем, - сказал он, - Я думаю, что это само по себе уже достаточная причина, чтобы считать тональ могущественной вещью.

Он на секунду остановился, как будто ожидая вопросов или замечаний, но у меня их не было. Но я почему-то чувствовал себя обязанным задать вопрос и пытался сформулировать подходящий. Мне это не удалось. После всех предупреждений, которыми он начал наш разговор, мне как-то не хотелось задавать вопросы. Меня охватило непонятное оцепенение, и я был неспособен сосредоточится и привести в порядок свои мысли. Фактически, я чувствовал и знал без тени сомнения, что не способен думать, но знал это не разумом, если только такое возможно.

Я взглянул на дона Хуана. Он смотрел на среднюю часть моего тела. Но вот он поднял глаза, и ко мне мгновенно вернулась ясность мысли.

- Тональ - это все, что мы знаем, - медленно повторил он. - И это включает не только нас как личности, но и все в нашем мире. Можно сказать, что тональ - это все, что мы способны видеть глазами.

Мы начинаем взращивать его с момента рождения. Как только мы делаем первый вдох, с ним мы вдыхаем и силу для тоналя. Поэтому правильным будет сказать, что тональ человеческого существа сокровенно связан с его рождением.

Ты должен запомнить это. Понимание всего этого очень важно. Тональ начинается с рождения и заканчивается смертью.

Мне хотелось, чтобы он повторил все это еще раз, и уже открыл было рот, чтобы попросить его об этом, но к своему изумлению не смог произнести ни слова. Это было очень любопытное состояние. Слова мои были тяжелыми, и у меня совершенно не было возможности контролировать свои ощущения.

Я взглянул на дона Хуана, пытаясь показать ему, что я не могу говорить. Он опять смотрел на мой живот. Потом он поднял глаза и спросил, как я себя чувствую.

Слова полились из меня, словно прорвало плотину. Я рассказал ему, что испытывал любопытное ощущение, будто я не могу ни говорить, ни думать, и в то же время мои мысли были кристально ясными.

- Твои мысли были кристально ясными? - переспросил он.

И тут я понял, что ясность относилась не к моим мыслям, а только к моему восприятию мира.

- Ты что-нибудь делаешь со мной, дон Хуан? - спросил я.

- Я пытаюсь убедить тебя в том, что твои замечания не нужны, - сказал он и засмеялся.

- Значит, ты не хочешь, чтобы я задавал вопросы?

- Нет, нет, спрашивай все, что хочешь, только не позволяй отвлекаться твоему вниманию.

Я вынужден был признать, что растерялся из-за безбрежности темы.

- Я все еще не могу понять, дон Хуан, что ты подразумеваешь под утверждением, что тональ - это все? - спросил я после секундной паузы.

- Тональ - это то, что творит мир.

- Тональ является создателем мира?

Дон Хуан почесал виски.

- Тональ создает мир только образно говоря. Он не может ничего создать или изменить, и, тем не менее, он творит мир, потому что его функция - судить, оценивать и свидетельствовать. Я говорю, что тональ творит мир, потому что он свидетельствует и оценивает его согласно своим правилам, правилам тоналя. Очень странным образом тональ является творцом, который не творит ни единой вещи. Другими словами, тональ создает законы, по которым он воспринимает мир, значит, в каком-то смысле он творит мир.

Дон Хуан мурлыкал популярную мелодию, отбивая ритм пальцами на краю стула. Его глаза сияли. Казалось, они искрятся. Он усмехнулся и покачал головой.

- Ты не слушаешь меня, - сказал он и улыбнулся.

- Я слушаю, нет проблем, - сказал я не очень убежденно.

- Тональ - это остров, - объяснил он. - Лучшим способом описать его будет сравнение вот с этим.

Он очертил рукой край стола.

- Мы можем сказать, что тональ, как поверхность этого стола, остров, и на этом острове мы имеем все. Этот остров - фактически весь наш мир.

У каждого из нас есть личные тонали и есть коллективный тональ для нас всех в любое данное время, и его мы можем назвать тоналем времени.

Он показал на ряд столов в ресторане.

- Взгляни, все столы одинаковы, на каждом из них есть одни и те же предметы. Но каждый из них имеет и свои собственные индивидуальные отличия. За одним столом больше людей, чем за другим. На них разная пища, разная посуда, различная атмосфера. Но мы должны согласиться, что все столы в ресторане очень похожи. То же происходит и с тоналем. Можно сказать, что тональ времени - это то, что делает нас похожими, как похожи все столы в ресторане. В то же время каждый стол существует сам по себе, как и личный тональ каждого из нас. Однако следует помнить очень важную вещь: все, что мы знаем о нас самих и о нашем мире, находится на острове тоналя. Понимаешь, о чем я?

- Если тональ - это все, что мы знаем о нас самих и о нашем мире, то что же такие нагваль?

- Нагваль - это та часть нас, с которой мы вообще не имеем никакого дела.

- Прости, я не понял.

- Нагваль - это та часть нас, для которой нет никакого описания - ни слов, ни названий, ни чувств, ни знаний.

- Но это противоречие, дон Хуан. Мне кажется, если это нельзя почувствовать, описать или назвать, то оно просто не существует.

- Это противоречие существует только в твоем разуме. Я предупреждал тебя ранее, что ты выбьешься из сил, стараясь понять это.

- Не хочешь ли ты сказать, что нагваль - это ум?

- Нет, ум - это предмет на столе, ум - это часть тоналя. Скажем так, ум - это чилийский соус. Он взял бутылку соуса и поставил ее передо мной.

- Может быть, нагваль - это душа?

- Нет, душа тоже на столе. Скажем, душа - это пепельница.

- Может, это мысли людей?

- Нет, мысли тоже на столе. Мысли - столовое серебро.

Он взял вилку и положил ее рядом с бутылкой соуса и пепельницей.

- Может, это состояние блаженства, небеса?

- И не это тоже. Это, чем бы оно ни было, часть тоналя. Это, скажем, - бумажная салфетка.

Я продолжал перечислять всевозможные способы описания того, о чем он говорит: чистый интеллект, психика, энергия, жизненная сила, бессмертие, принцип жизни. Для всего, что я назвал, он находил на столе что-нибудь для сравнения и ставил это напротив меня, пока все предметы на столе не были собраны в одну кучу.

Дон Хуан, казалось, наслаждался бесконечно. Он посмеивался, потирая руки каждый раз, когда я высказывал очередное предположение.

- Может быть, нагваль - это Высшая Сущность, Всемогущий, Господь Бог? - спросил я.

- Нет, Бог тоже на столе. Скажем так, Бог - это скатерть.

Он сделал шутливый жест, как бы скомкав скатерть и положив ее передо мной к другим предметам.

- Но значит, по-твоему, Бога не существует?

- Нет, я не сказал этого. Я сказал только, что нагваль - не Бог, потому что Бог принадлежит нашему личному тоналю и тоналю времени. Итак, тональ - это все то, из чего, как мы думаем, состоит мир, включая и Бога, конечно. Бог не более важен, чем все остальное, будучи тоналем нашего времени.

- В моем понимании, дон Хуан, Бог - это все. Разве мы не говорим об одной и той же вещи?

- Нет, Бог - это все-таки то, о чем мы можем думать, поэтому, правильно говоря, он только один из предметов на этом острове. Нельзя увидеть Бога по собственному желанию, о нем можно только говорить. Нагваль же всегда к услугам воина и его можно наблюдать, но о нем невозможно сказать словами.

- Если нагваль не является ни одной из тех вещей, которые я перечислил, то, может быть, ты сможешь скачать мне о его местоположении. Где он?

Дон Хуан сделал широкий жест и показал на пространство вокруг стола. Он провел рукой, как если бы ее тыльной стороной очистил воображаемую поверхность за краями стола.

- нагваль - там, - сказал он. - Там, вокруг острова. Нагваль там, где обитает сила. Мы чувствуем с самого момента рождения, что есть две части нас самих. В момент рождения и некоторое время спустя мы являемся целиком нагвалем. Затем мы чувствуем, что для нормальной деятельности нам необходима противоположная часть того, что мы имеем. Тональ отсутствует, и это дает нам с самого начала ощущение неполноты. Затем тональ начинает развиваться и становится совершенно необходимым для нашего существования. Настолько необходимым, что затеняет сияние нагваля, захлестывает его. С момента, когда мы целиком становимся тоналем, в нас все возрастает наше старое ощущение неполноты, которое сопровождало нас с момента рождения. Оно постоянно напоминает нам, что есть еще и другая часть, которая дала бы нам целостность.

С того момента, как мы становимся целиком тоналем, мы начинаем составлять пары. Мы ощущаем две наши стороны, но всегда представляем их предметами тоналя. Мы говорим, что две наши части - душа и тело, или мысль и материя, или добро и зло, Бог и дьявол. Мы никогда не осознаем, что просто объединяем в пары вещи на одном и том же острове, как кофе и чай, хлеб и лепешки или чилийский соус и горчицу. Скажу я тебе, мы - странные животные. Нас унесло в сторону, но в своем безумии мы уверили себя, что все понимаем правильно.

Дон Хуан поднялся и обратился ко мне с видом оратора. Он ткнул в меня указательным пальцем и затряс головой.

- Человек мечется не между добром и злом, - сказал он патетически, схватив солонку и перечницу и потрясая ими, - его истинное движение - между отрицательным и положительным.

Он уронил солонку и перечницу и схватил нож и вилку.

- Вы не правы! Никакого движения тут нет, - продолжал он, как бы возражая сам себе. - Человек - это только разум.

Он взял бутылку соуса и поднял ее. Затем опустил.

- Как видишь, - сказал он мягко, - мы легко можем заменить разум чилийским соусом и договориться до того, что "человек - это только чилийский соус". Это не сделает нас более ненормальными, чем мы уже есть.

- Боюсь, я задал не тот вопрос, - сказал я, - Может быть, мне правильнее было бы спросить, что особенного можно найти в области за островом.

- Нет возможности ответить на это. Если я скажу - "ничего", то я только сделаю нагваль частью тоналя. Могу сказать только, что за границами острова находится нагваль.

- Но когда ты называешь его нагвалем, разве ты не помещаешь его на остров?

- Нет, я назвал его только затем, чтобы дать тебе возможность осознать его существование.

- Хорошо! Но разве мое осознание не превращает нагваль в новый предмет моего тоналя?

- Боюсь, что ты не понимаешь. Я назвал нагваль и тональ как истинную пару. Это все, что я сделал.

Он напомнил мне, как однажды, пытаясь объяснить ему свою настойчивую потребность во всем улавливать смысл, я говорил, что дети, может быть, не способны воспринимать разницу между "отцом" и "матерью", пока не научатся достаточно разбираться в терминологии. И что они, возможно, верят, что отец - это тот, кто носит брюки, а мать - юбки, или учитывают какие-нибудь другие различия в прическе, сложении или предметах одежды.

- Мы явно делаем то же самое с нашими двумя частями, - сказал он, - Мы чувствуем, что есть еще одна часть нас, но когда стараемся определить эту другую сторону, тональ захватывает рычаги управления, а как директор он крайне мелочен и ревнив. Он ослепляет своими хитростями и заставляет нас забыть малейшие намеки на другую часть истинной пары - нагваль.

Аватар пользователя Ртуть

Карлос Кастанеда Неизвестная Глава из "Дара Орла" (Эта глава была опубликована только в испанском издании)

Введение 
1. То, что мы воспринимаем как мир, есть не что иное, как эманации Орла. 
2. Внимание есть то, что заставляет нас воспринимать эманации Орла при помощи выборочного восприятия - сканирования. 
3. Объекты сканирования обретают смысл благодаря Первому Кольцу Силы. 
4. Намерение - сила, которая перемещает Первое Кольцо Силы. 
5. Первое Кольцо Силы может быть остановлено блокированием способности выполнять сканирование. 
6. Второе внимание. 
--------------------------------------------------------------------------- 

Несмотря на удивительные маневры, которые Дон Хуан совершал с моим вниманием, я в течение многих лет упрямо пытался интеллектуально оценить то, что он со мной делал. Хотя я и написал подробно об этих маневрах, однако это всегда делалось с экспериментальной точки зрения и, кроме того, со строгой рациональной перспективы. Я был погружен в свою собственную рациональность, и потому я не смог распознать истинных целей уроков Дона Хуана. Чтобы понять эти цели с некоторой степенью точности, было необходимо, чтобы я потерял свою человеческую форму, и достиг целостности самого себя (arrived to the totality of myself). 
Уроки Дона Хуана, как предполагалось, должны были провести меня через второй этап развития воина: убедится и полностью принять тот факт, что в нас находится другой тип осознания. Этот этап был разделен на две стадии. 
Первая из них, для которой Дону Хуану требовалась помощь Дона Хенаро, имела дело с двумя действиями. Она состояла из демонстрирования мне некоторых процедур, действий и методов, которые были предназначены для тренировки моего осознания. Вторая стадия имела отношение к Шести Объясняющим Предположениям. Из-за трудностей, которые я имел при адаптации моей рациональности к тому, чтобы воспринять истинность того, чему он учил меня, Дон Хуан изложил эти Объясняющие Предположения в терминах моих ученых записей. 
Первое, что он сделал в качестве введения, это создал разделение во мне с помощью специального удара по правой лопатке, удара, который вводил меня в необычное состояние сознания, состояние, в которое я в последствии не мог самостоятельно войти, будучи в нормальном состоянии. До того момента, когда Дон Хуан заставил меня войти в такое состояние осознания, я имел неоспоримое представление о непрерывности, как о результате моего жизненного опыта. 
Идея, которую я имел относительно самого себя, заключалась в том, что я - это непрерывное целое существо, которое может объяснять все, что оно когда-либо делало. Кроме того, я был убежден, что хранилище всего моего осознания, если такое существует, находится в моей голове. 
Однако, Дон Хуан показал мне своим ударом, что существует особый центр в спинном мозге, на высоте лопаток, который является центром повышенного осознания. 
Когда я спрашивал Дона Хуана относительно природы этого удара, он объяснял, что нагваль - лидер, проводник, который несет ответственность открытия пути, и что он должен быть безупречен, чтобы пропитать его воинов ощущением доверия и ясности. Только при этих условиях нагваль сможет нанести этот удар по спине так, чтобы вызвать смещение восприятия, потому что сила нагваля заключается в том то, чтобы создавать такое смещение. Если нагваль - не безупречный практикующий, смещения не происходит, как тогда, когда я пробовал, безуспешно, поместить других учеников в состояние повышенного осознания, ударяя их по спине перед тем, как мы пытались пересечь мост. 
Я спросил Дона Хуана, что необходимо сделать для такого сдвига осознания. 
Он сказал, что нагваль должен ударить точно по пятну (spot), положение которого изменяется от человека к человеку, но которое всегда располагается в области лопаток. Нагваль должен видеть, чтобы определить это пятно, которое расположено на границе светимости, а не на самом физическом теле; как только нагваль находит его, он скорее вдавливает его внутрь, чем ударяет по нему, и таким образом создает вогнутость, углубление в светящейся сфере. 
Состояние повышенного осознания, возникающее в результате такого удара, 
продолжается до тех пор, пока углубление не исчезнет. 
Некоторые светящиеся оболочки возвращаются к их первоначальным формам 
самостоятельно, на другие оболочки нужно воздействовать ударом с другой стороны, чтобы их восстановить, и есть такие оболочки, которые никогда не возвращаются к их первоначальным овальным формам. 
Дон Хуан сказал, что видящие видят осознание как необычное свечение (glow). 
Повседневное осознание - это свечение на правой стороне, которая простирается на области вне физического тела до границы нашей светимости. 
Повышенное осознание - более интенсивное сияние, обеспечивающее мгновенную реакцию и глубокую концентрацию, оно заполняет границу левой стороны нашей светимости. Дон Хуан сказал, что видящие объясняют то, что случается в результате удара нагваля, как временное смещение центра, расположенного на светящемся коконе тела. Эманации Орла выбираются и интерпретируются именно в этом центре. Удар изменяет их нормальное поведение. 
Основываясь на своих наблюдениях, видящие сделали вывод, что воины должны быть помещены в такое состояние дезориентации. Изменение работы восприятия в таком состоянии делает это состояние идеальной территорией для восприятия команд Орла: это позволяет воинам функционировать, как будто они находятся в обычном состоянии сознания, но с той лишь разницей, что теперь они могут концентрироваться на всем, что они делают, с беспрецедентной ясностью и силой. 
Дон Хуан сказал, что моя ситуация была аналогична той, которую он испытал сам. Его бенефактор создал глубокое разделение в нем самом, перемещая его много раз из правостороннего состояния сознания в левостороннее осознание. 
Ясность и свобода его левостороннего осознания были прямо противоположны рациональности и бесконечной самозащите его правостороннего состояния сознания. 
Он сказал мне, что все воины брошены в пучину такой ситуации, которую создают полярности, и что нагваль создает и укрепляет разделение, чтобы быть способным привести его учеников к убеждению, что существует осознание в человеческих существах все еще не исследованное.

1. То, что мы воспринимаем как мир, есть не что иное, как эманации Орла.

Дон Хуан, объяснял мне, что мир, который мы воспринимаем, не имеет трансцендентного существования. С тех пор как мы познакомились с ним, мы уверены, что то, что мы чувствуем, есть мир объектов, который существует в той форме, в которой мы его воспринимаем, в то время как в действительности нет никакого мира объектов, а, скорее, вселенная эманаций Орла. Эти эманации представляют единственную неизменную реальность. Это реальность, которая охватывает все, что существует: воспринимаемое и невоспринимаемое, известное и неизвестное. 
Видящие (те, кто непосредственно видят эманации Орла) называют их командами из-за их убеждающей силы (urging force). Все живущие существа вынуждены использовать эманации, и они используют их, не зная, что же они есть на самом деле. Обычные люди интерпретируют их как реальность. В то время как видящие, которые видят эманации, интерпретируют их как Правило. 
Несмотря на то, что видящие видят эманации, у них нет способа узнать, чем же на самом деле является то, что они видят. Вместо того, чтобы запутываться в бесполезных догадках, видящие занимают себя практическими предположениями о том, как команды Орла могут интерпретироваться. Чтобы интуитивно воспринять реальность, которая трансцендентна миру, продолжал Дон Хуан, мы должны воспринимать пребывая на уровне догадок и предположений; а это - не достаточно для воина. Недостаточно только предполагать, что команды Орла немедленно воспринимаются всеми существами, живущими на Земле, и что ни один из них не воспринимает их одним и тем же способом. 
Воины должны пробовать созерцать поток эманаций, пытаться "увидеть" способ, который человек и другие живущие существа используют его, чтобы построить их чувственный мир. 
Когда я предложил использовать слово "описание" вместо эманаций Орла, Дон Хуан сказал, что он не делал никаких метафор. Он сказал, что слово "описание" означает человеческое соглашение, а в том что, мы воспринимаем исходящим от команды Орла, человеческие соглашения не учитываются.

2. Внимание есть то, что заставляет нас воспринимать эманации Орла при помощи выборочного восприятия - сканирования (skimming).

Дон Хуан имел обыкновение говорить, что восприятие - это физическая способность, которую живущие существа могут развивать; конечный результат такого развития известен, среди видящих, как "внимание". 
Дон Хуан описал внимание как действие настройки (hooking - подключения) и выделения(channeling - каналирования) восприятия. Он сказал, что такое действие - наш наиболее исключительный подвиг, который охватывает весь спектр человеческих альтернатив и возможностей. Дон Хуан установил точное различие между альтернативами и возможностями. 
Человеческие альтернативы это то, что мы можем выбрать как люди, живущие внутри социальной среды. Наш выбор в этой области весьма ограничен. 
Человеческие возможности - это то, чего мы способны достичь как светящиеся существа. 
Дон Хуан, открыл мне классификацию трех типов внимания, подчеркивая при этом, что называть их отдельными "типами", является ошибкой. В действительности, они являются тремя уровнями знания: первое, второе и третье внимание; каждый из которых есть самостоятельная область, законченная сама по себе. 
Для воина, который находится в начале его обучения, первое внимание является наиболее важным из трех. 
Дон Хуан сказал, что его объясняющие предположения - это попытки вывести на первый план механизмы работы первого внимания - то, что всегда оставалось скрытым для нас. Он считал крайне важным, для воинов стремиться понять природу первого внимания, тем более, если они собираются отважиться путешествовать во второе внимание. 
Он объяснил мне, что мы обучены первому вниманию так, чтобы стремительно двигаться через весь спектр эманаций Орла, не акцентируясь на этом, и формируя при этом отдельные "единицы восприятия", которые все мы интерпретируем как то, что мы воспринимаем. Видящие называют это искусство "сканированием" (skimming), потому что при этом мы автоматически подавляем те эманации, которые являются лишними, и выбираем тех из них, которые должны быть выделены. 
Дон Хуан объяснил этот процесс, на примере горы, которую мы видели в тот момент. Он подчеркнул, что мое первое внимание, в момент наблюдения горы, просканировало бесконечное число эманаций, чтобы получить чудо восприятия; сканирование знакомо всем человеческим существам, потому что каждый из них использует его самостоятельно. 
Видящие утверждают, что все, что первое внимание подавляет в результате сканирования, не может быть восстановлено первым вниманием ни при каких условиях. Как только мы научились воспринимать мир в терминах сканирования, наше сознание прекращает регистрировать лишние эманации. 
Чтобы прояснить этот факт он дал мне пример объекта сканирования: "человеческое тело". Он сказал, что наше первое внимание полностью не осознает те эманации, которые составляют внешний светящийся кокон физического тела. Наш овальный кокон не является объектом восприятия; те эманации, который могли бы сделать кокон воспринимаемым, отброшены в пользу тех, которые позволяют первому вниманию воспринимать физическое тело так, как мы его знаем. 
Поэтому, цель, которую дети должны достичь во время развития, состоит в изучении способности изолировать соответствующие эманации, чтобы упорядочить хаотическое восприятие и преобразовывать его в первое внимание; делая так, они изучают, как выполнять сканирование. Все взрослые люди, кто окружают детей, учат их искусству выборочного сканирования. Рано или поздно, дети выучиваются управлять своим первым вниманием так, чтобы воспринимать результаты сканирования в терминах, подобных терминам их учителей. 
Дон Хуан никогда не преставал удивляться способностью людей, привносить 
порядок в хаос восприятия. Он заявил, что каждый из нас, сам по себе, является учителем-магом и, что наша магия состоит в заполнении реальности с помощью сканирования, которое наше первое внимание научилось делать. 
Тот факт, что мы воспринимаем в терминах сканирования, есть команда Орла, но воспринимать команды как цели (objects - объекты, намерения) - наша сила, наш магический дар. Наша ошибка, с другой стороны, - то, что мы всегда заканчиваем как односторонние существа, когда забываем, что объекты сканирования (the skimmings) реальны лишь на столько, насколько мы сами считаем их реальными, из-за силы убеждения в том, что мы должны делать так. 
Дон Хуан назвал это ошибкой во взглядах, которая уничтожает все богатство нашего таинственного происхождения.

**************************** 
Примечания переводчика: 
skim - сканировать, снимать, считывать, скользить по поверхности, бегло прочитать и т.д.; 
skimming - здесь: сканирование, выборочное восприятие; 
the skimmings - здесь: результаты сканирования; объекты сканирования; образы, возникающие в результате выборочного восприятия эманаций Орла.

*****************************

3. Объекты сканирования (skimmings) обретают смысл благодаря Первому Кольцу Силы.

Дон Хуан говорил, что Первое Кольцо Силы - это сила, которая происходит от эманаций Орла, чтобы влиять исключительно на наше первое внимание. Он объяснил, что оно представлялось как "кольцо" из-за его динамики, его непрерывного движения. Оно называлось кольцом "силы", во-первых, из-за, ее принудительного характера, и, во-вторых, из-за уникальной возможности остановить ее работу, изменять или полностью обратить ее направление. 
Принудительный характер ясно выражен в том факте, что оно не только заставляет первое внимание создавать и сохранять результаты сканирования, но также требует согласия для этого от всех участников. От каждого из нас требуется полное соглашение по точному воспроизведению сканирования, так как согласованность Первого кольца Силы должна быть тотальной. Именно это согласованность и дает нам уверенность, что результаты сканирования - это объекты, которые существуют независимо от нашего восприятия. 
Кроме того, принудительность Первого Кольца Силы не прекращается после первоначального соглашения, оно требует, чтобы мы непрерывно обновляли наше соглашение. Всю нашу жизнь мы должны действовать так, как будто, например, каждый объект нашего сканирования воспринимается в первый раз для каждого из нас, 
независимо от различий в языках и культурах. 
Дон Хуан допускал, что, даже если все это слишком серьезно, чтобы быть шуткой, то характер убеждения Первого Кольца Силы, настолько интенсивен, что вынуждает нас верить, что, если бы "гора" обладала собственным сознанием, то она бы воспринимала себя тоже как объект сканирования, такой же, какой создаем мы. 
Наиболее ценная особенность, которую Первое Кольцо Силы дает воину RT это исключительная возможность прервать поток ее энергии, или даже полностью остановить его. Дон Хуан сказал, что это - скрытая способность, которая существует во всех нас как резервная возможность. В нашем узком мире объектов сканирования, нет никакой необходимости использовать ее. Как только мы так эффективно окружены и экранированы сетью первого внимания, мы уже не осознаем, даже приблизительно, что мы имеем скрытые ресурсы. 
Однако, как только другая альтернатива, которой можно было бы следовать, появилась бы перед нами, альтернатива типа возможности для воина использовать второе внимание, то скрытая способность Первого Кольца Силы начала бы действовать и 
могла бы быть использована с захватывающим результатами. 
Дон Хуан подчеркивал, что самый большой подвиг магов - это процесс активизации этой скрытой способности; он назвал это блокированием намерения Первого Кольца Силы. Он объяснил мне, что эманации Орла, которые уже были отброшены первым вниманием при строительстве повседневного мира, оказывают на это внимание непреклонное давление. Чтобы это давление остановило действие первого внимания, намерение должно быть изменено. 
Видящие называют это действие преградой или прерыванием Первого Кольца Силы.

4. Намерение - сила, которая перемещает Первое Кольцо Силы.

Дон Хуан объяснял мне, что намерение не имеет никакого отношения к обычным намерениям, или желаниям иметь ту или иную вещь, а скорее имеет отношение к неуловимой силе, которая заставит нас вести себя способами, которые могли быть описаны как намерения, пожелание, воля, и т.д. Дон Хуан не относил к этому, условия существования существа, его привычки, произведенные социализацией, или биологическими реакциями, а скорее он относил намерение к личной, сокровенной силе, которой мы обладаем и используем индивидуально как ключ, который заставляет вращаться Первое Кольцо Силы приемлемым образом. 
Намерение это то, что направляет наше Первое внимание для того, что бы сосредоточить его на эманациях Орла в пределах некоторой структуры. И намерение - это также то, что может приказать Первому Кольцу Силы прервать или полностью остановить свой поток энергии. 
Дон Хуан предлагал мне представлять намерение как невидимую силу, которая существует во вселенной, и которая не обнаруживая себя, воздействует на все: это сила, 
которая создает и поддерживает объекты сканирования. Он утверждал, что результаты сканирования должны постоянно обновляться, чтобы быть наполненными непрерывностью. Чтобы обновлять их каждый раз с нужной свежестью, в которой они нуждаются, чтобы построенный из них мир был живым, мы должны намеревать их каждый раз, когда мы их создаем. 
Например, мы должны намеревать "гору" вместе со всеми ее деталями для того, чтобы результат сканирования был полностью реализован. Дон Хуан сказал, что наблюдателем, который основывается исключительно на первом внимании без вмешательства намерения, "гора" воспринималась бы как совершенно другой образ сканирования. Она могла бы восприниматься при сканировании как "геометрическая форма " или "аморфное цветовое пятно". Для того, чтобы сканирование горы было полным, наблюдатель должен намеревать его, делая это или подсознательно под давлением Первого Кольца Силы, или преднамеренно через дисциплину воина.

Дон Хуан указал мне три пути, которыми намерение приходит к нам:

Наиболее распространенная форма намерения известна видящим как "намерение Первого Кольца Силы ". Это - ослепляющее намерение, которое приходит к нам случайно. Это выглядит так, как будто мы оказались на его пути, или как будто оно оказалось у нас на пути. Неизбежно мы находим себя пойманными в его сети, не имея даже минимальной возможности управлять тем, что случилось с нами.

Второй путь состоит в том, когда намерение приходит в нас самостоятельно. 
Это требует значительного количества целеустремленности, ощущения решительности с нашей стороны. Только как воины мы можем поместить себя добровольно на путь намерения; мы как бы вызываем его, если так можно выразится. 
Дон Хуан, объяснял мне, что его настойчивость в том, чтобы быть безупречным воином, ничто иное, как усилие, чтобы позволить намерению узнать, что он поместил себя на его путь. 
Дон Хуан имел обыкновение говорить, что воины называют это явление 
"Силой" ("power"). Таким образом, когда они говорят относительно наличия личной силы, они имеют в виду намерение, которое приходит к ним добровольно. 
Результат этого намерения, как он часто говорил мне, может быть описан как способность находить новые решения, или как способность влиять на людей или события. Это выглядит так, как если бы другие возможности, предварительно неизвестные воину, внезапно становятся очевидными. 
Поэтому безупречный воин никогда не планирует ничего заранее, но его действия настолько решительные, что кажется, как будто воин вычислил заранее каждую деталь своих действий.

Третий путь, которым мы находим намерение, наиболее редкий и сложный из трех: это происходит, когда намерение позволяет нам гармонировать с ним. 
Дон Хуан описал это состояние как реальный момент Силы: кульминация всех усилий в поиске безупречности на протяжении всей своей жизни. Только величайшие воины достигают этого, и пока они находятся в этом состоянии, намерение позволяет им использовать себя по их желанию. Это выглядит так, как будто намерение фокусируется в них, трансформируя их в чистую силу без предвзятых мнений и предубеждений. 
Видящие называют это состояние "Намерением Второго Кольца Силы", или "Волей".

5. Первое Кольцо Силы может быть остановлено с помощью блокирования способности выполнять сканирование.

Дон Хуан имел обыкновение говорить, что функция Неделаний состоит в создании преграды в обычном фокусе нашего Первого внимания. Неделания, в этом смысле, это маневры, предназначенные, чтобы подготовить первое внимание к блокированию функционирования Первого Кольца Силы, или, другими словами, для прерывания намерения. 
Дон Хуан, объяснял мне, что такое блокирование функционирования, которое является единственным методом систематически использовать скрытую способность Первого Кольца Силы, и есть то временное прерывание, которое бенефактор создает в способности ученика создавать объекты сканирования. Это - предумышленное и мощное искусственное вторжение в первое внимание, чтобы поместить его вне проявлений, в виде которых известные объекты сканирования предстают перед нами; это вторжение осуществляется прерыванием намерения Первого Кольца Силы. 
Дон Хуан говорил что, чтобы достичь такого прерывания, бенефактор обращается с намерением как с тем, чем оно является в действительности, как с потоком, течением энергии, которое может быть в конечном счете остановлено или переориентировано. 
Прерывание такого рода, однако, подразумевает потрясение такой величины, которая может вынуждать Первое Кольцо Силы остановиться полностью; такая ситуация, не может произойти в условиях нашей повседневной жизни. Для нас немыслим тот факт, что мы можем отказаться идти теми же шагами, которые мы делали, когда мы объединяли наше восприятие. Однако это возможно: под влиянием прерывания мы могли бы поместить себя в то состояние восприятия, в котором мы находились в самом начале, когда команды Орла были для нас эманациями, которые мы еще не наделили значением. 
Дон Хуан говорил, что любое действие, которое бенефактор мог использовать, чтобы создать прерывание, должна быть глубоко связана с личной силой. Поэтому, бенефактор обычно не использует любой процесс, чтобы управлять намерением, а скорее перемещает его и делает его доступным ученику через его личную силу. В моем 
случае, Дон Хуан достиг блокирования функционирования Первого Кольца Силы через сложный процесс, который объединял три метода: употребление галлюциногенных растений, манипуляции с телом и взаимодействие с намерением непосредственно. 
В самом начале Доне Хуан настаивал на употреблении галлюциногенных растений, очевидно из-за инерции моей рациональной стороны. Эффект был огромен, и все же замедлял достижение прерывания. Тот факт, что растения были галлюциногенными, предоставил мне отличное оправдание для того, чтобы собрать все доступные мне ресурсы и продолжать пытаться сохранить контроль. 
Я был убежден, что я мог бы логически объяснять все, что я испытывал, включая те невообразимые подвиги, которые Дон Хуан и Дон Хенаро обычно делали для создания прерывания; я мог бы объяснить их как нарушения восприятия, вызванное употреблением галлюциногенов. 
Дон Хуан говорил, что наиболее замечательным эффектом от галлюциногенных растений было то, что каждый раз, когда я употреблял их, я ощущал некоторое специфическое чувство, что все вокруг меня источает удивительное богатство. 
Возникали цвета, формы, детали, которые я никогда не видел раньше. Дон Хуан использовал это увеличение в моей способности воспринимать, и, с помощью команд и комментариев, вводил меня в состояние нервного возбуждения (беспокойства). Впоследствии он манипулировал моим телом и заставлял меня сдвигаться из одного состояния сознания в другое до тех пор, пока я не начал создавать фантасмагорические видения или абсолютно реальные сцены с трехмерными существами, которые не могли существовать в этом мире. 
Дон Хуан, объяснил мне, что если однажды прямые отношения между намерением и объектами сканирования, которые мы создаем, нарушаются, то они уже никогда не могут быть восстановлены. С этого момента мы приобретаем способность улавливать поток того, что он описал как "призрачное намерение" (phantom intent), или намерение сканирования, которое RT не присутствует в момент прерывания, а, если можно так выразится, помещается в наше распоряжение через некоторый аспект памяти. 
Дон Хуан утверждал, что с прерыванием намерения Первого Кольца Силы мы станем восприимчивыми и moldable; и тогда нагваль может представить нам намерение Второго Кольца Силы. 
Дон Хуан был убежден, что дети раннего возраста оказываются в подобном положении восприятия; будучи лишенными намерения, они готовы последовать за любым намерением, которым обладают учителя, их окружающие. 
После периода употребления галлюциногенных растений, Дон Хуан полностью прекратил их использование. Однако, он создавал новые и более драматические прерывания во мне, манипулируя моим телом и сдвигая меня в другие состояния сознания, комбинируя эти действия с непосредственными контактами с намерением. С помощью комбинации гипнотических команд и соответствующих комментариев, Дон Хуан создавал новый поток "призрачного намерения" и я был вынужден воспринимать обычные объекты сканирования как нечто невообразимое. 
Он называл такие путешествия как "бросание беглого взгляда в необъятность Орла"("glancing into the immensity of the Ea gle"). 
Дон Хуан мастерски проводил меня через бесчисленные прерывания намерения до тех пор, пока он не убедился, как видящий, что мое тело хорошо ознакомилась с эффектами функционального блокирования Первого Кольца Силы. Он сказал, что он может видеть необычную активность в области лопаток. Он описал это как небольшое углубление, которое образуется точно так же, как если бы светимость была слоем мышц, сокращаемым нервом. (He described it as a little hole that had formed exactly as if the luminosity was a muscular layer contracted by a nerve.) 
Для меня, эффект блокирования Первого Кольца Силы заключался в том, что исчезла уверенность, которую я имел всю свою жизнь, в том, что то, что сообщают мне мои чувства, является "реальным". Спокойно я входил в состояние внутреннего безмолвия. 
Дон Хуан говорил – то, что вселяет в воинов крайнюю неопределенность; то, что его бенефактор испытал в конце своей жизни; и то смирение в неудаче, с которым он сам живет сейчас, есть результат того факта, что даже одного беглого взгляда в необъятность Орла достаточно, чтобы оставить смотрящего без всякой надежды. Надежда - это результат наших близких отношений с объектами сканирования и идеи, что мы управляем ими. 
В такие моменты только путь воина может помочь нам упорно продолжать наши усилия, чтобы раскрыть то, что Орел скрыл от нас, но без надежды, что мы сможем когда-либо понять то, что мы обнаружили.

6. Второе внимание.

Дон Хуан, объяснял мне, что изучение второго внимания должно начинаться с осознания того, что сила Первого Кольца Силы, которая ограничивает нас, является физическим, конкретным барьером. Видящие описывали его как стену тумана (a wall of fog), барьер, который может систематически восприниматься в результате блокирования Первого Кольца Силы; и который может быть затем преодолен с помощью обучения воина. 
После проникновения сквозь стену тумана попадаешь в обширное промежуточное состояние. Задача воина здесь состоит в прохождении этой области, пока они не достигают следующей разделительной границы, которая должна быть преодолена, чтобы войти в то, что на самом деле является другим или вторым вниманием. 
Дон Хуан говорил, что обе разделительные линии совершенно четко различимы. Когда воины проникают сквозь стену тумана, они чувствуют, что их тела сдавливаются (squeezed - сжимаются), или они чувствуют интенсивную дрожь (shaking - встряска, колебание, дрожание) внутри их тел, в основном справа от живота или через среднюю часть, справа налево. 
Когда воины проникают сквозь вторую линию, они чувствуют резкий треск в верхней части тела, что-то вроде звука сломанной сухой ветки. Две линии, которые разделяют первое и второе внимания и тем самым как бы запечатывают их, известны видящим как параллельные линии. Они запечатывают оба внимания в том смысле, что они простираются в бесконечность, нигде не позволяя пересекать их до тех пор, пока они не будут сломлены. 
Между обеими линиями существует область специального состояния сознания, которую видящие называют лимбо (limbo - область забвения и неопределенности, преддверие ада - прим.пер.), или мир между параллельными линиями. Это - реальное пространство между двумя огромными слоями эманаций Орла; эманаций, которые лежат в пределах человеческих возможностей осознания. Один из этих слоев эманаций - слой, создающий мир повседневной жизни, а второй слой создает другие миры второго внимания. Таким образом, лимбо - это переходная зона, в которой оба поля эманаций простираются друг на друга. 
Осколки уровня, который известен нам, простираются и в эту область, частично используя при этом Первое Кольцо Силы; и способность Первого Кольца Силы создавать объекты сканирования заставляет нас воспринимать сканируемые объекты в лимбо почти такими же, как в повседневной жизни, за исключением того, что они выглядят при этом гротескно, странно и искаженно. 
В этом смысле лимбо имеет специфические особенности, которые не изменяются 
произвольно каждый раз, когда некто входит в зону. Там существуют физические особенности, которые очень похожи на объекты сканирования повседневной жизни. 
Чувство тяжести, продолжал Дон Хуан, ощущаемое в лимбо, возникает из-за возрастающего давления, оказываемого на Первое внимание. В области, расположенной непосредственно за стеной тумана, мы все еще можем вести себя как обычно; как будто мы находимся в гротескном, но распознаваемом мире. 
Как только мы проникаем дальше за стену тумана, с каждым шагом становится труднее различать детали или вести себя обычным образом. 
Он объяснил мне, что вполне возможно сделать так, чтобы вместо стены тумана мы воспринимали нечто другое, но видящие выбрали для этого то, что потребляет наименьшее количество энергии: визуализация стены тумана не требует никакого особого усилия. 
То, что существует за второй параллельной линией, известно видящим, как Второе внимание, или другое я, или параллельный мир; и прохождение обеих границ известно как "пересечение параллельных линий". Дон Хуан думал, что я смогу усвоить эту концепцию более твердо, если он опишет каждую область осознания как специфическое предрасположение восприятия. Он сказал мне, что на территории повседневного осознания мы неизбежно запутываемся в специфическом предрасположении восприятия Первого внимания. 
С момента, когда Первое Кольцо Силы начинает создавать объекты сканирования, путь их формирования становится нашим естественным предрасположением восприятия. 
Прерывание объединяющей силы Первого внимания означает пересечение первой пограничной линии. Нормальное предрасположение восприятия попадает в промежуточную область между параллельными линиями. При этом мы продолжаем строить почти нормальные образы сканирования в течение некоторого времени. 
Но как только мы приближаемся к тому, что видящие называют второй пограничной линией, предрасположение восприятия Первого внимания, начинает отступать, терять силу. 
Дон Хуан говорил, что такой переход отмечен внезапной неспособностью к запоминанию или пониманию того, что же происходит. По мере приближения ко второй пограничной линии, второе внимание начинает все сильнее воздействовать на воинов, которые предприняли такое путешествие. Если они неопытны, их осознание опустошается, становится пустым. 
Дон Хуан считал, что это происходит, потому что они приближаются к спектру эманаций Орла который, еще не имеет для них систематизированного предрасположения восприятия. Мои опыты с Ла Гордой и женщиной-нагвалем за стеной тумана являются примером такой неспособности. Я путешествовал далеко на другую сторону, но я не мог объяснить то, что мы там делали, по той простой причине, что мое второе внимание тогда еще не сформировалось, и это не давало мне возможности сформулировать все то, что я там воспринимал. 
Дон Хуан, объяснял мне, что мы начинаем активизировать Второе Кольцо Силы, вынуждая второе внимание пробудиться от сна. Это достигается блокированием действия Первого Кольца Силы. Затем, задача учителя состоит в воссоздании состояния, из которого стартовало Первое Кольцо Силы, состояния, насыщенного намерением. Первое Кольцо Силы было запущено силой намерения, данного теми, кто учил нас искусству сканирования. Как мой учитель он дал мне новое намерение, которое должно было создать новую сферу восприятия. 
Дон Хуан сказал, что требуется целая жизнь непрерывной дисциплины, которую видящие называют несгибаемым намерением, чтобы подготовить Второе Кольцо Силы к возможности создавать образы сканирования, отвечающих другому уровню эманаций Орла. 
Овладеть предрасположением восприятия обеих параллельных миров - вот подвиг несравненного значения, которого достигают лишь немногие воины. Сильвио Мануэль был одним из тех немногих. 
Дон Хуан предупредил меня, что нельзя пытаться преднамеренно овладеть этим. 
Если это случается то, это должно происходить через естественный процесс, который разворачивает себя сам без особых усилий с нашей стороны. 
Он объяснил мне, что причина для такой беспристрастности основывается на 
практических соображениях о том, что, когда это достигается форсированно, то впоследствии оказывается трудно от этого отказаться, в то время как целью, к которой должны стремится воины, должно быть преодоление обоих предрасположеностей восприятия, чтобы войти в окончательную свободу третьего внимания. 

Аватар пользователя Ртуть

Норберт Классен 

Карлос Кастанеда и философия дона Хуана.

1. Кажущееcя — Карлос Кастанеда и Эдмунд Гуссерль
 
 
 "Действительность, как ее понимает человек, — абсолютно прочное, независимое от нас, однако познаваемое нами бытие — такая действительность не существует и не может существовать"
 Ганс Файхингер (1852–1933) 
 С самого начала возникает, естественно, вопрос о духовных основах толтекского нагвализма — не столь в историческом, сколь в мировоззренческом отношении. Дон Хуан объясняет своей ученице Флоринде Доннер:
  "…Нагвализм покоится на двух аксиомах: уверенности, что человек является необыкновенным существом в необыкновенном мире, и уверенности, что ни человек, ни мир никогда не могут рассматриваться как нечто само собой разумеющееся" (6).
  Это высказывание базируется непосредственно на так называемом правиле сталкинга:
  "Первое предписание правила состоит в том, что все, окружающее нас, является непостижимой тайной.
 Второе предписание правила состоит в том, что мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого.
 Третье предписание состоит в том, что воин, зная о непостижимой тайне окружающего мира и о своем долге пытаться раскрыть ее, занимает свое законное место среди тайн и самого себя рассматривает как одну из них" (7).
  Из этих кажущихся простыми основ вытекает весь образ мышления, как и образ действия толтеков, например дона Хуана. Точно так же первым шагом в обучении Кастанеды было разрушение его представления о мире как незыблемом образовании. Дон Хуан достигает этого двумя путями. Это во-первых, различные действия и трюки, которые вырывают ученика из привычного круговорота мыслей, причем совершенно неважно, каким образом эта цель достигается. Во-вторых, дон Хуан ведёт со своим подопечным продолжительные диалоги, которые должны показать ученику, что мир не так уж прочен и действителен, как обычно думают. При этом одновременно подвергается сомнению и прочность собственного Я. Это сомнение не является, однако, ни в коей мере деструктивным или нигилистическим, но имеет, как мы увидим в дальнейшем, собственную методологическую ценность.
 Прежде всего подвергается сомнению возможность абсолютного познания посредством человеческого разума, языка и их помощников — пяти органов чувств человека. Если такое сомнение оправданно, это подтвердило бы вышеназванные основы нагвализма.
 Однако такое сомнение отнюдь не является чем-то новым в западноевропейской философии. Сомнение как метод мышления является основой одного из течений в истории философии, так называемого скептицизма. Представителями различных направлений скептицизма были многие мыслители древности такие, как Платон, а в Новое время — Декарт, Кант, Беркли и Гуссерль. Мы назвали только несколько известных имен. Сила скептицизма заключается прежде всего в его критическом отношении к нередко переоцениваемой эффективности человеческой способности к познанию. Как таковой, скептицизм оказывает огромное влияние на историю западноевропейской науки и поныне.
 Скептицизм в теории познания особо занимается вопросом о возможности достижения истины вообще, будь то посредством восприятия, мышления или научного исследования. Главным представителем этого направления теории познания был немецкий философ и математик Эдмунд Гуссерль (1859–1938). Его теория — феноменология — ставит вопрос: насколько может быть познан и, соответственно, будет познан человеком окружающий мир.
 Грациэла Корвалан пишет в своей книге-интервью: "Кастанеда считает, что феноменология* дает ему необходимые теоретико-методологические рамки, чтобы понять учение дона Хуана".8)
 Достаточный повод, чтобы обратиться к феноменологии и проявить связи между нею и учением толтеков. Попробуем доказать с помощью учения Гуссерля, что мир действительно является непостижимой тайной, и, таким образом, правило Сталкинга как основа толтекского учения подтверждается и теорией познания.9)
 Однако феноменология Гуссерля, как и любая основательная теория о познании, представляет собой сложную систему, в которую не так-то легко проникнуть неспециалисту. Трудности возрастают еще и по причине формалистического языка Гуссерля. Попытаемся поэтому представить основные положения феноменологии коротко и доходчиво.
 Феноменология обозначает дословно "учение о являющемся, кажущемся", "учение о показывающем себя", то есть она занимается всем тем, что противостоит нам, познающим субъектам, как познаваемое. К этой области принадлежат как объекты нашего восприятия, так и объекты наших представлений. Таким образом, феноменология занимается всем тем, что замечает, распознает наше сознание в окружающем мире.
 Это сознание, однако, обнаруживается всегда как "сознание о чем-то". Такую толковательную направленность сознания на предполагаемое содержание Гуссерль называет интенциональностью (от латинского intentio — стремление — сознание направляет свое стремление на что-то, что-то конструирует).
 Так каждое восприятие ссылается на воспринимаемое содержание, каждое представление — на представляемое содержание и так далее. Каждый акт осознания неразрывно связан с интенциональностью, стремлением дать с самого начала всему воспринимаемому, вспоминаемому название, определение.
 Поэтому интенциональность является толковательной функцией нашего сознания. В своей работе "Идеи чистой феноменологии" Гуссерль так определяет интенциональность:
  "Она является постольку характеристикой всей сферы переживаний, поскольку все переживания тем или иным образом участвуют в интенциональности… Интенциональность есть то, что в полном смысле характеризует сознание, и она в то же время оправдывает для нас наше стремление обозначить весь поток переживаний как поток сознания и говорить о целостности сознания"10).
  Наивное, «естественное» мышление стремится, например, к тому, чтобы в наших ощущениях мы имели дело с реальным миром объектов. Гуссерль критикует это хотя и «естественное», однако с точки зрения теории познания ничем не обоснованное представление. Естественный образ мышления, разделяемый, также классическими естественными науками, подчиняет себе представленный мир, считая его действительным — миром, который существует на самом деле по ту сторону нашего сознания и притом совершенно независимо от него. Такой мир, однако, не может быть нами познан или воспринят, поскольку он находится как раз "по ту сторону" нашего сознательного восприятия. Наши познания получают право на существование только в нашем сознании.
 В своих произведениях Гуссерль попытался ответить на вопрос, является ли мир, который мы конституируем, то есть строим в нашем сознании с помощью, например, восприятия, чем-то общим с действительным миром, существующим вне нашего сознания. Тут мы вновь возвращаемся к центральному вопросу теории познания — вопросу о соотношении между истинным бытием и познанием. Однако единственное истинное бытие, которое нам дано непосредственно ощущать, — это, как мы признали выше, само наше сознание. "Бытие как сознание" — основная мысль феноменологии.
 Попытаемся показать все вышеизложенное на простом примере. Пусть предметом нашего познания является яблоко. Когда мы представляем себе яблоко, каждому ясно, что это яблоко нашего представления не является действительным объектом, но мы его конструировали, сделали, построили в нашем сознании. У нас есть воспоминания о «яблоке», и мы знаем правила, по которым можно создать представление о яблоке. Только таким путем можем мы прийти в нашем сознании к образному преставлению "яблока".
 Но для того, чтобы я мог прийти к воспоминанию о конструировании яблока, — возразит нормально мыслящий человек, — я должен сначала знать «яблоко», я должен также одновременно воспринимать его, — и тут положение вещей кардинальным образом изменяется: тогда нужно, чтобы реальное яблоко всегда находилось перед глазами. И как раз это, отвечает феноменология, есть важнейший пункт: нам достаточно знать, то есть прежде изучить, что такое яблоко, иначе мы не смогли бы его воспринимать или узнавать как таковое.
 Пронаблюдаем процесс восприятия яблока. Данные органов чувств при этом восприятии весьма скудные: наше зрение передает данные — круглое, зеленое, маленький темный черенок. Эти данные упорядочиваются в нашем сознании и систематически сравниваются со всем прежним опытом. В тот момент, когда мы осознаем, что речь идет о яблоке, то есть находим подходящее понятие, слово, — вступает в игру наша интенциональность. Интенциональность раскрывает перед нами многослойное значение «яблока»: что мы можем с ним делать, что яблоки растут на деревьях; возможно, интенциональность раскроет даже символическую область вплоть до яблока с древа познания в легендарном раю. Она соединяет все наши прежние знания о «яблоке». Все это разыгрывается в мельчайшие доли секунды в нашем сознании — и только там. Даже сами данные наших органов чувств, будь то зрение, ощущение, запах или вкус схватываются и связываются взаимно в нашем сознании, и интенциональность придает им конкретное значение.
 Естественные науки с из постулатом объективности, тем не менее благодаря их же исследованиям деятельности мозга и процесса получения ощущений, утверждают, что наши ощущения являются лишь продуктом действия нашей нервной системы и объективный мир в действительности может быть представлен совершенно по-другому. К сожалению, они слишком быстро забывают об этом и в своей вере в достигнутую посредством опыта «о6ъективность» приходят к абсурду. Потому что самый лучший компьютер и современный осциллограф, подключенные к сверхсложным измерительным приборам и техническим устройствам, абсолютно ничего не стоят без последующего субъективного, сознательного восприятия человека. Как же при таком положении вещей может быть когда-либо достигнута истинная объективность?
 Так как «естественный» образ мышления, очевидно, не имеет никакого фундамента, — развивает Гуссерль собственную методику наблюдения, которая учитывает очевидное положение вещей, — наше познание всегда конституируется в сознании. Феноменология воздерживается от утверждениям «действительности» представляемою мира самостоятельно существующих объектов она не отрицает этот мир, она только "заключает в скобки" наше представление реальности, подвергает сто «карантину». Гуссерль называет это воздержанием — эпохе' (от греческого epoche' — остановка). Процесс исключения всех предварительных суждений в отношении мира вещей по ту сторону сознания, который ведет к эпохе', он называет феноменологической редукцией.

Эта редукция, понятая как шаг назад к акту сознания, например конкретному ощущению, позволяет нам беспристрастно наблюдать «сущность» данного познавательного акта. В связи с этим Гуссерль применяет понятие "созерцание сущностей" для феноменологически редуцированного наблюдения предметов познания. Созерцание сущностей ведет нас к видению чистых феноменов, явлений, т. е. мы рассматриваем вещи так, как они сами себя представляют, без того, чтобы что-то добавить иди сократить. В таком редуцированном наблюдении речь идет о чистом описании данных познания (в случае ощущения — данных органов чувств), а не о синтетическом продукте нашего интеллекта, базирующемся на понятиях, суждениях и умозаключениях. Феноменологическая редукция возвращает нас, таким образом, к до-рациональной области чистого созерцания, с которой каждый был знаком в младенчестве.
 Гуссерль предпринимает два следующих еще более радикальных шага в редукции, которые необходимо упомянуть для полноты описания. В так называемой "эйдетической редукции" "заключаются в скобки" все без исключения образные представления, и в "трансцендентальной редукции" в «скобках» оказываются все трансцендентальные понятия, будь то Бог или что-либо иное из области сверхчувственного. По причине большого объема размышлений Гуссерля по этому поводу мы не станем далее углубляться в его учение. Интересующиеся могут обратиться к произведениям самого автора. Мы же вернемся назад, к нашему вопросу о реальности правил сталкинга. Что бы сказал по этому поводу Гуссерль? В своей книге "Эдмунд Гуссерль — введение в его феноменологию" приват-доцент Пауль Янсен как раз и отвечает на этот вопрос:
  "Что же остается нам после совершения трансцендентальной редукции? — спрашивает Гуссерль в «Идеях»… и отвечает: — Мы оставили для себя лишь немного от абсолютной области бытия чистого сознания. Это — сфера переживаемого в самом широком смысле… Потеряли же мы непосредственную веру в явление как истинное отражение сущности мира"11).
  На этом круг замкнулся. Исследования Гуссерля в области теории познания дают нам однозначный вывод, что мы никогда не сможем иметь достоверных знаний о мире иди нашем собственном бытии. Мир есть и останется непостижимой тайной, так же как и мысами. Несмотря на это, мы можем попытаться разгадать эти тайны, однако только в плане разгадки нашего осознания и работы его механизмов.
 Объяснением осознания занимается, впрочем, другая толтекская система — «сновидение», к которой мы еще обратимся впоследствии. Однако сначала давайте исследуем еще некоторые значительные параллели толтекского учения и феноменологии Гуссерля.
 Главной техникой в толтекском знании является так называемая "остановка мира", процесс, который приравнивается к "остановке внутреннего диалога". Эта техника, но словам дона Хуана, является ключом к миру магии. Он убежден в том, что мы удерживаем наше обычное восприятие мира только посредством нашего внутреннего диалога, посредством бесконечно продолжающегося рефлексивного разговора с самим собой. Только если этот длительный поток слов и интерпретаций будет остановлен, мы сможем познать мир таким, каков он есть на самом деле. Дои Хуан говорит об этом так:
  "Мы постоянно ведем внутренний диалог… Я скажу тебе, о чем мы разговариваем сами с собой. Мы разговариваем о нашем мире. Фактически, мы создаем наш мир своим внутренним диалогом… Когда мы перестаем разговаривать с собою, мир всегда такой, каким он должен быть. Мы обновляем его, наполняем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним диалогом. Но не только это. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор еще и ещё, до тех пор, пока не умираем. Потому что мы продолжаем все тот же внутренний диалог. Воин сознает это и стремится остановить этот диалог"12).
  Но как же приостановить постоянный кругооборот мыслей? Согласно толтекскому учению, внутренний диалог является, в сущности, «деланием». "Делание — это то, что делает скалу скалой, а куст — кустом… Мир является миром, потому что ты знаешь делание, из-за которого он становится таким… Если бы ты не знал этого делания, мир был бы другим", — поясняет дон Хуан.13) Без такого делания не было бы ничего привычного в окружающем нас мире. Мы можем легко распознать толтекское понятие «делание» в вышеописанной интенциональности естественного образа мышления. Только это «делание» придает предметам окружающего мира — да и самому миру в целом — значение и смысл — положение вещей, которое интенциональность. в сущности, выявляет и определяет.
 Для того чтобы остановить "делание мышления", внутренний диалог, и одновременно "остановить мир", нужно практиковать так называемое «не-делание». He-делание является важнейшим используемым средством в толтекской технике, чтобы разрушить единство привычного для нас мира и создать лазейку в мир магии. Можно определить это не-делание в основном как действие в обход всей рутины и рассуждений.14) Это — прямая противоположность нашего обычного рутинного делания. На практике не-делание во всех его многочисленных вариациях представляет самый подходящий путь к остановке мира.
 И вновь мы встречаем бросающиеся в глаза параллели к феноменологии Гуссерля. Процесс, не-делания очень похож в своих основах и форме на феноменологическую редукцию которая также служит средством исключения предварительных суждений естественного образа мышления. Результатом процесса редукции у Гуссерля является эпохе', состояние воздержания, или, если дословно перевести с греческого, — остановки. Остановка мира дона Хуана обнаруживается как феноменологическое эпохе' в терминологии Эдмунда Гуссерля. Нет ничего удивительного, что Кастанеда называет феноменологию "подходящими теоретико-методологическими рамками". Действительно ли Кастанеда использовал в своих произведениях идейное богатство Гуссерля, как утверждают злые языки? Или обе системы являются последовательным выражением одной и той же трансцендентальной истины?
 Во всяком случае, ясно, что мы можем найти еще немало имеющих значение параллелей между двумя системами. Упомянем еще одну из них: дон Хуан делает различие между «смотрением» среднего человека, который лишь поверхностно схватывает вещи, и «видением» человека знания. Постоянная цель толтеков — стать человеком знания, и это значит для них — научиться видеть. При таком «видении» мир воспринимается не как мир реальных объектов, но как мир светящихся сущностей, то есть мир восприятия абстрактных энергетических полей. Дон Хуан объясняет своему ученику:
  "Видение, конечно, является высшим достижением человека знания. И видение постижимо только тогда, когда он остановил мир, пользуясь техникой не-делания"15).
  Если мы заменим слова дона Хуана в этом выражении терминологией Гуссерля, мы придем к заключению, что видение в феноменологии именуется созерцанием сущностей. Вторую часть цитаты мы могли бы перевести следующим образом:
  " к созерцанию сущностей приходят только в том случае, если воздерживаются посредством метода феноменологической редукции эпохе' (воздержание) от обычных представлений о мире".
  Высказывание совершенно в духе Гуссерля и вполне могло бы происходить от него. Так велики параллели.
 Однако существуют и значительные различия между позициями феноменологии и толтекского учения. Гуссерль не открывает в своем "созерцании сущностей" никакого мира светящихся энергетических полей, которые толтеки воспринимают в своем видении. Кастанеда говорит следующее об этом различии: "Гуссерль никогда не поднимался выше теоретизирования и не занимался человеком в его повседневной жизни"16).
 Нужно согласиться с Кастанедой в этом пункте, потому что Гуссерль действительно до конца своей жизни боролся за логическую стройность отдельных положений своих объемных произведений. Однако он догадывался о действительной ценности своего основательного анализа процесса человеческого познания. Гуссерль часто говорил в отношении своих исследований о "повороте в духе Коперника"17) в истории науки. Он был убежден, что его феноменология поможет классическим естественным наукам преодолеть кризис, связанный с разработкой Эйнштейном теории относительности и открытием Гейзенбергом принципа неопределенности. Он мечтал дать наукам прочный фундамент в виде стабильной теории познания. С исторической точки зрения, эта попытка провалилась. Мысли Гуссерля оказали существенное влияние только на психологию, а также искусство и литературу. Естественные науки, к сожалению, научились, так сказать, существовать с нестабильным духовным фундаментом и опираются все сильнее — в виде компенсации — на хозяйственную деятельность. Такое положение вещей в значительной мере ответственно за злоупотребление естественными природными ресурсами Земли и разрушение окружающей среды, которые характерны для нашего времени духовного упадка.
 Благодаря своему практически-философскому образу мышления учение толтеков может оказать гораздо большее влияние на мир, чем был в состоянии оказать теоретик Гуссерль. Это влияние уже заметно в мышлении нового поколения, которое, как спящая красавица, начинает пробуждаться от дремотного состояния членов "благополучного индустриального общества", или "общества потребления". Практические аспекты знаний толтеков лучше всего подходят для того, чтобы удалось всестороннее познание действительного положения человека в космосе.
 Однако чтобы продвинуться к этому трансцендентному положению, предстоит очиститься от немалого количества мусора в виде предрассудков и предвзятых мнений. Для этой цели необходимо прежде всего поближе познакомиться со способом возникновения и способом функционирования современной картины мира. Здесь видится толтекская мудрость в виде традиции старинного знания об охоте. Нашей добычей должны стать наши слабости и предрассудки, которые одновременно являются слабостями и предрассудками нашего времени. Чтобы достичь успеха в охоте за нашими слабостями, мы должны, однако, прежде изучить и познать их повадки; тогда нам будет не столь трудно поставить на них ловушки и поймать их в символический капкан, аналогично тому, как Гуссерль "заключает в скобки" естественный ход мышления. Это — центральное требование нашего времени, наш единственный шанс изменить Status quo собственного бытия.

Аватар пользователя Ртуть

Сначала они говорили об этих приемах просто как об искусстве настройки. Но потом поняли, что дело здесь в чем-то большем, чем только настройка, а именно – в некой энергии, которая возникает при настройке. Энергию эту они назвали волей.

Воля стала вторым базовым элементом системы. Новые видящие понимают под ней некий слепой безличный никогда непрерывающийся поток энергии, который определяет наше поведение, заставляя действовать так, а не иначе. Именно воля обусловливает характер нашего восприятия мира обычной жизни и посредством силы этого восприятия косвенно определяет обычное положение точки сборки.

Исследуя процесс восприятия мира обычной жизни, новые видящие увидели, как работает воля. Они увидели, что для придания восприятию качества непрерывности происходит постоянное возобновление настройки. Чтобы составить живой мир, настройка все время должна быть свежей и яркой. Для постоянного поддержания этих ее качеств поток энергии, возникающий в процессе этой самой настройки, автоматически направляется на усиление отдельных избранных ее элементов.

Это наблюдение стало еще одним трамплином, оттолкнувшись от которого, новые видящие разработали третий базовый элемент системы. Его назвали намерением, понимая под этим целенаправленное управление волей – энергией соответствия.

 К.Кастанеда "Огонь изнутри"

Аватар пользователя Ртуть

Дон Хуан объяснял мне, что намерение не имеет никакого отношения к обычным намерениям, или желаниям иметь ту или иную вещь, а скорее имеет отношение к неуловимой силе, которая заставит нас вести себя способами, которые могли быть описаны как намерения, пожелание, воля, и т.д. Дон Хуан не относил к этому, условия существования существа, его привычки, произведенные социализацией, или биологическими реакциями, а скорее он относил намерение к личной, сокровенной силе, которой мы обладаем и используем индивидуально как ключ, который заставляет вращаться Первое Кольцо Силы приемлемым образом. Намерение это то, что направляет наше Первое внимание для того, чтобы сосредоточить его на эманациях Орла в пределах некоторой структуры. И намерение - это также то, что может приказать Первому Кольцу Силы прервать или полностью остановить свой поток энергии. Дон Хуан предлагал мне представлять намерение как невидимую силу, которая существует во вселенной, и которая не обнаруживая себя воздействует на все: это сила, которая создает и поддерживает объекты сканирования. Он утверждал, что результаты сканирования должны постоянно обновляться, чтобы быть наполненными непрерывностью. Чтобы обновлять их каждый раз с нужной свежестью, в которой они нуждаются, чтобы построенный из них мир был живым, мы должны намеревать их каждый раз, когда мы их создаем. Например, мы должны намеревать "гору" вместе со всеми ее деталями для того, чтобы результат сканирования был полностью реализован. Дон Хуан сказал, что наблюдателем, который основывается исключительно на первом внимании без вмешательства намерения, "гора" воспринималась бы как совершенно другой образ сканирования. Она могла бы восприниматься при сканировании как "геометрическая форма " или "аморфное цветовое пятно". Для того, чтобы сканирование горы было полным, наблюдатель должен намеревать его, делая это или подсознательно под давлением Первого Кольца Силы, или преднамеренно через дисциплину воина. Дон Хуан указал мне три пути, которыми намерение приходит к нам. Наиболее распространенная форма намерения известна видящим как "намерение Первого Кольца Силы ". Это - ослепляющее намерение, которое приходит к нам случайно. Это выглядит так, как будто мы оказались на его пути, или как будто оно оказалось у нас на пути. Неизбежно мы находим себя пойманными в его сети, не имея даже минимальной возможности управлять тем, что случилось с нами. Второй путь состоит в том, когда намерение приходит в нас самостоятельно. Это требует значительного количества целеустремленности, ощущения решительности с нашей стороны. Только как воины мы можем поместить себя добровольно на путь намерения; мы как бы вызываем его, если так можно выразится. Дон Хуан, объяснял мне, что его настойчивость в том, чтобы быть безупречным воином, ничто иное, как усилие, чтобы позволить намерению узнать, что он поместил себя на его путь. Дон Хуан имел обыкновение говорить, что воины называют это явление "Силой"("power"). Таким образом, когда они говорят относительно наличия личной силы, они имеют в виду намерение, которое приходит к ним добровольно. Результат этого намерения, как он часто говорил мне, может быть описан как способность находить новые решения, или как способность влиять на людей или события. Это выглядит так, как если бы другие возможности, предварительно неизвестные воину, внезапно становятся очевидными. Поэтому безупречный воин никогда не планирует ничего заранее, но его действия настолько решительные, что кажется, как будто воин вычислил заранее каждую деталь своих действий. Третий путь, которым мы находим намерение, наиболее редкий и сложный из трех; это происходит, когда намерение позволяет нам гармонировать с ним. Дон Хуан описал это состояние как реальный момент Силы: кульминация всех усилий в поиске безупречности на протяжении всей своей жизни. Только величайшие воины достигают этого, и пока они находятся в этом состоянии, намерение позволяет им использовать себя по их желанию. Это выглядит так, как будто намерение фокусируется в них, трансформируя их в чистую силу без предвзятых мнений и предубеждений. Видящие называют это состояние "Намерением Второго Кольца Силы", или "Волей".

 

Аватар пользователя Владимир Зорин

https://www.youtube.com/watch?v=ywCNHtMkax8&list=WL&index=5

Мозг и галлюциногены. ИНТЕРЕСНЕЙШАЯ ЛЕКЦИЯ

Аватар пользователя Роман999

  По  ссылка---Владимир Зорин, ещё раз привет. В этом дополнении, коцепция когнитивной составляющей перцептивных актов и восприятия не представлена в жёстко разделительном исследовательском типе, а именно: Ты говоришь о связи подсознательного и сознательного, так вот---имплицитная память, воспринимает всё, это даже запоминается на некоторое время, но этот уровень не распознаваем как часть знания, потому он сосуществует с эксплицитной  памятью, которая имеет семантически интерпретируемую редукцию всего познаваемого, что безмерно повышает значимость запоминаемого, а следовательно и след памяти, и подаёт возможность использовать имплицитную атмосферу. Чуть подробнее представлю эту дихотомию.  

 Теперь, с этих непосредственных выводах рассмотрим память, которая по науке разделяется на  имплицитную  и эксплицитную  память, обусловливающие  сознание и подсознание. Вообще, память о событии---суть перцептивно-апперцептивная ассоциация, ибо само изменение, ассоциируемых с памятью, мышления и действий---говорит о том, что память---не наивная фиксация, но объективное и осмысляемое действие, а раз есть объективность, то и импликация, но речь---суть строгая импликация, потому семантика мощнее логики, потому и может логично высказываться, в т.ч. и о логике, потому и всё в мозгу кодируется семантически---образом человека, его именем (Слово Божие). И хотя телесная память нечто запоминает и пользует этим, но мета уровень и приоритет задаётся мозгом, свидетельствуя этой иерархией, что мета феномены мышления ещё мощнее, приводя к мысли, что телом правит душа (Dasein), которая феноменологически сложная вещь, но не может вносить сложность, ибо её сущность---духДух же, высказывается о всём в человеке, ибо от его имени там всё кодируется семантически, и ему ой как нужна вещественная реальность, дабы быть объективным, ибо в реальности всегда имеет место аксиома непротиворечивости ¬(А&¬А). И познание всегда ведёт к Богу, только если не исчезает свобода и истинное направление к истине.  Дух же, свой мета уровень черпает в совести, как в интуитивной предельности, потому в совести обнаруживается сразу 2 мета уровня---трансцендентальный   и трансцендентный, 1-й---ума (как всеобщий разум), 2-й---духа (личная всеобщность, абсолютное единство), они и бесконечно схожи, и столь же различны, что и позволяет единяться им материально в теле, как реальности. Потому, человек, как Бог, хотя и создан, но, как слово Божее---для всеобщности, хотя бы в минимальной покаянной непротиворечивости всему объёму истин, как Божее принятие такового, и это прежде всего предмет ума, и лучше всего наблюдается в познании, но путь этот---религиозен.

Далее, о памятиПамять, реализуясь перцептивно-апперцептивно ассоциациями, в состоянии всегда семантически организовать любое познавательное мессиво, в т.ч. интерпретировать и всё запомненное по-разному, в зависимости от опыта, семантическое разбиение достигается именно делением на события, которые достаточны для высказывания о них, потому, всё движущееся---запоминается лучше. Само подсознание---это просто имплицитная память, которая запоминает всё происходящее, но такой имплицитно запомненный материал---лишь тень мыслительного конструктивизма, и ограничен тем, что не может выступать от имени человека, и выполняет только роль материала, но запоминается совместным нанесением на семантику ума.  Имплицитная   память  имеет такую важность, что образует атмосферу личности, что и используется всеми феноменами   трансцендентальной   феноменологической сигнификативной редукциидля обогащения своей семантики, ведь мета язык обязан содержать весь без остатка редуцируемый язык, что точно указывает, что дух человека---знает всё это имплицитное богатство. Это верифицируемо тем, что человек может истинно отдохнуть только если созерцает живую природу, как вид Божьего творения: деревьев, моря и птиц. Этот давно известный психологический факт обнаруживает, что всё имплицитное богатство воспринимаемого служит духу и питает его разумением, что понимается интуитивно, как благо в том, что созерцается и Творец этой природы, как и некое думание о Боге через творение. И душевное эпохе, как сущностный фундамент мышления, учит, посредством мозга, всё тело и соединённую с ним---личность человека---предметно конструктивному мышлению, но в ракурсе цвета: "И куда же это ты так спешишь (идёшь)?", как высказывание о целях человека именно в сопоставлении с истинной природой сущности.

  Хочу ещё дополнить по взаимосвязи логики мышления и био-элетро-потенциала мозга в автоматизмах. Сами посудите, мозг мыслит паттернами, которые суть конъюкция и дезъюкция V, имён того, о чём происходит мышление  [[[потому и кодирование происходит по дезъюкции V, как меньшая посылка (самый быстрый автоматизм по разностям частот), так и по конъюкции &, как большей посылки (самый точный автоматизм по паттерну частот), но они имеют феноменологический фактор интуитивной мета готовности, как предвосхищение, как интуитивное ощущение интенциональности, язык которой максимально ёмкий и может как-то высказываться и о прошлом, и о будущем, но смиренно ожидающий извещений совести; это регулярная структура, апперцептивно обобщающаяся другими видами памяти, как феноменологическое представительство в мозгу, для единства, и суть мета язык того, что происходит в реальности, но этот метаязык должен быть и существенно богаче и выразительнее рефлексивного восприятия реальности, и быть более существенным и намного более ёмкким, ибо говорит о будущем, как предвосхищение с проверкой на практике   (радикальное превосходство мета языка выявляется в прогнозировании, заведомо отмечая тот факт, что никакая память не упраздняется), так что негде мозгу взять мета язык, чтоб высказаться о себе объективно, но берёт таковой мета язык в  духе   через разум, что требует ещё мета язык объективизации для духа, и это уже религиозно интерпретируемая совесть, она ещё богаче и подаёт свободный момент дополнительного рубрицирования состоявшегося познания подаваемым свыше разумением по конструктивному альтернативизму, что ещё доказывает что совесть подаётся именно в духе, что и заметно по разности мышления у верных и неверных]]]. Все ограничения  Тарского, здесь выполняются.

  Владимир Зорин, вот видишь, насколько легче делать выводы, если пользоваться единым теоретическим механизмом. Всех благ.

Аватар пользователя Роман999

 По ссылка--- Владимир Зорин, который Ртуть---волк убивающий царя, я решил показать тебе, как я буду комментировать твои посты, если чё, то поправишь, буси дуть не буду. Я сейчас сделаю вставочку из своего поста Интуитивизм Метафизики, в 5-ти доказательствах.   

  ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 3-е  МЕТАФИЗИЧНОСТИ ИНТУИЦИИ в СИГНИФИКАТИВНОЙ  ДЕСКРИПЦИИ---Напомним, что ничто от предмета---в сигнификативной интуиции не «живёт» (суть трансцендентность, как мета язык). И познание состоит в подтверждении интуитивным актом того, что подразумевала ненасыщенная интенции (как извечная готовность, обозначенная в сигнатуре мышления)  простого  номинального означивания (как и именование смыслов---словами), как некой  предельной готовности к постижению. Сигнификация (как врожденная номиналистика продуктов и элементов мышления) нацеливается на свой объект  (готовится к восприятию)интуиция, и особенно восприятие (перцепция),---его достигают, как познание и перцепция. Но в обоих случаях объект может быть одним и тем же, и не только сам объект, но также материя или смысл обоих актов  (постижительного представления и перцепции). Сигнификация устремлена на тот же предмет, что и соответствующая  интуиция, и на «то, в каком качестве» предмет является объектом (репрезентации и презентации) подразумевания и восприятия---то это и может быть и идентичным. Таким образом, оба акта способны как бы перекрывать друг друга. И предмет, на который лишь нацеливалась пустая Сигнификация, становится зримым в интуиции (великолепен пример математической интуиции). В приведенном примере (представления красной черепичной крыши, с подтверждением или нет этого, воотчею увидев) первоначальная интуиция подтверждается реализацией. Однако реализация может и опровергнуть интуицию. Восприятие может  «разоблачить» сигнификативную интенцию. Между объектом сигнификации  и объектом интуиции обнаруживается разногласие (Widerstreit), и мы приходим к отрицанию того, что предполагали в чистом и простом акте означивания: крыша - не красная. Однако такое разногласие, между обозначенным и данным предметом, должно опираться на некий общий элемент. Для того чтобы возникло противопоставление, должна иметься общность (некая слитность, как общность). «Разоблачение» (die Enttauschung) возможно только в условиях  частичной реализации: «Интенция   подвергается разоблачению в форме разногласия только! в силу того, что она составляет часть обнимающей ее интенции, которая реализуется в другой своей части, дополнительной к разоблачаемой интенции».  Вот почему разногласие может охватываться термином «реализация». Предмет должен быть дан, чтобы возникло такое разногласие; и хотя сигнификативная интенция подвергается разоблачению,  тем не менее, остается место для истины. Следовательно, разногласие---данность  (эхо свободы совести)--- это не просто отсутствие интуитивной полноты, не просто понятие чистой лишённости. Разногласие, опирающееся на частичное согласие, есть позитивный феномен, синтез (мифологема Блеф)ведущий к познанию, хотя бы и негативному.

 Это я сделал не с целью показать как надо, а только затем, чтобы ты увидел преимущество, когда крепкий орешек познания раскрывается с чётко определённой познавательной позиции феноменологии. Зорин, можешь смело цитировать всё, что находишь у меня полезным тебе в постах и дискуссиях, я не жадный, только гиперссылочку нет-нет да указывай. Здесь философское направление задаёт тональность психологической интерпретации. Ибо большинство понятий, которыми здесь оперируют---гипостазированны, т.е. только в нашем воображении, и рассуждение становится сродни алхимическому Герметизму. Тем не менее, интуитивно-эквивалентно имея некий, по крайней мере, духовно обоснованный стержень, который и редуцируется в обоснованное знание---мы можем утверждать некое познание. Но для этого необходимо удерживать чётко определённую теорию и соответствующую ей терминологию, чего про оккультные опыты утверждать невозможно. И понятие перцептивные шаблоны требует уточнения, ибо У.Найссер утверждает, что есть перцептивные циклы и когнитивные карты, и что всякий перцептивный акт всегда неповторим, потому термин---перцептивные шаблоны, требует прояснения, а не представляет ли он перцептивный цикл?, ибо перцептивные циклы---врождены инстинктивными детерминантами, и именно обеспечивают перцептивную эквиваленцию реальности, причём и эти циклы отчасти имеют центральную регуляцию, как то, что направленная переработка зрительной информации начинается ещё на сетчатке. Всех благ

 

Аватар пользователя Роман999

Приветствую тебя, Ртуть, волк, убивающий царя. Прочитал этот пост----грамотно и просто написано, оценку тебе поставил за этот материал отличную, ибо если хотел бы что прочесть в этой области кратко, и чтобы охватить тему умом, то если бы не знал, что Владимир Зорин, который Ртуть, всегда идейно выручает, то я бы был в бэде, а так здорово просветился в полноту взглядов на мир. 

  Волею судьбы, я параллельно читаю А. А. Ивин логика учебник (1), и от меня не ускользают те ключевые мелочи, по которым проходят понятия: Тональ, Нагуаль, Реальность, но в сопоставлением с тем, что имеет место в современном состоянии философско-математической эволюции языка, и возражения у меня очень серьёзные.

  цитирование стр.   уч. А. А. Ивин логика учебник (1)

Глава 2      СЛОВА И ВЕЩИ    1. ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА          Язык представляет собой необходимое условие существования абстрактного мышления.      Язык возникает одновременно с сознанием и мышлением. Являясь чувственно воспринимаемой оболочкой мышления, язык обеспечивает мысли человека реальное существование. Вне такой оболочки мысль недоступна для других. Язык - это непосредственная действительность мысли.   Логический анализ мышления всегда имеет форму исследования языка, в котором оно протекает и без которого оно не является возможным. В этом плане логика - наука о мышлении - есть в равной мере и наука о языке.

Мышление и язык - две предполагающие друг друга стороны процессов познания и общения. Язык участвует не только в выражении мысли, но и в самом ее формировании. Нельзя противопоставлять «чистое», внеязыковое мышление и его «вербализацию», последующее выражение в языке.   Вместе с тем язык и мышление не тождественны. Каждая из сторон единства, составляемого ими, относительно самостоятельна и обладает своими специфическими законами.   Искусственные языки генетически и функционально вторичны в отношении естественного языка: первые возникают на базе второго и могут функционировать только в связи с ним.   Традиционная логика пользуется для описания мышления обычным языком.  Этот язык, возникший как средство общения людей, претерпел долгую и противоречивую эволюцию. Многое в нем остается невыявленным, а только молчаливо предполагается.   Все это не означает, конечно, что обычный язык никуда не годен, и его следует заменить во всех областях какой-то искусственной символикой. Он вполне справляется с многообразными своими функциями. Но, решая многие задачи, он лишается способности точно передавать форму нашей мысли.    Из грамматики хорошо известно деление предложений на части речи - существительное, прилагательное, глагол и т.д. Деление языковых выражений на семантические категории, широко используемое в логике, напоминает это грамматическое подразделение и в принципе произошло из него. На этом основании теорию семантических категорий иногда называют «логической грамматикой». Ее задача - предотвращать смешение языковых выражений разных типов, которое ведет к образованию бессмысленных выражений, подобных «Квадратичность пьет воображение» или «Если дует ветер, то звезда».   Идея семантических категорий была выдвинута в начале этого века Э.Гуссерлем, называвшим их «категориями значения». Как логико-философская доктрина, имеющая обширные приложения в исследованиях языка, теория категорий была детально развита польскими логиками С.Лесневским, К.Айдукевичем и А.Тарским.     Подразделение речевых оборотов на семантические категории производится в зависимости от того, что эти обороты означают. Два выражения считаются относящимися к одной и той же семантической категории рассматриваемого языка, если замена одного из них другим в произвольном осмысленном предложении не превращает это предложение в бессмысленное.     Наоборот, два выражения всегда относятся к разным категориям, если подстановка одного из них вместо другого ведет к утрате осмысленности.

 Потому я никак не могу согласиться с тем, что не семантика даже вне слов конструирует мышление, ибо осмысление речи----строго семантически интерпретируемый феномен, и потому не могу согласиться с индуктивным (по эволюции или случайности) возникновением мыслительной рефлексии, и Ребёнок никак не может говорить и не мыслить, это же ты доказывал во Введении в радикальный конструктивизм. Ведь мышление совсем необязательно рационально, это некий эмпатийно инициируемый конструктивизм, в котором происходит познание объёма языка, но это семантически ассоциированное мышление. И личность уже сформирована ещё в утробе матери, ибо младенец всегда интуитивно чувствует угрозу себе (аборт) и удаляется от этого, но это мыслительный процесс, обусловленный проявлением личности. И Всякое познание хоть и не достигает истины, ибо попытка обосновать всякое научное положение «до конца» привела бы к регрессу в бесконечность. Но достигается условие существования личности, как достижения относительной истины, уже имеющий неэлиминируемый стержень динамического сближения с истиной---познанием, и это синергетика с истиной в недостижимой зоне аттрактора, как то, что аттрактор, служит обозначению для притягивающего множества, удовлетворяющего некоторому дополнительному условию такому, что не может быть разделено на более мелкие части (и истине в неполноте---не истина)

Слово "аттрактор", как он используется в динамических системах, не имеет ничего общего с его использованием в теории гравитации (см Большого аттрактора   ). Аттракторы в теории динамических систем просто обеспечивают способ описания асимптотики типичных орбит . В частности, нет связанных с ними сил притяжения.

Рисунок 1: единичная окружность как аттрактор для потока в плоскости. (В этом примере, удаленные точки втянуты в очень быстро, но точки вблизи начала медленно сходиться.)     Термин аттрактор может иногда использоваться в отношении любого множества, которое содержит плотную орбиту и имеет притягивающую общность положительной меры, опуская последующее условие в определении меры аттрактора. Тем не менее, это не совсем удачное идея - некоторые дополнительные ограничения действительно необходимы. В противном случае, для описуемых примеров, вся фазовое пространство будет квалифицироваться как аттрактор.

Это вам пример разумения истины, как аттрактора, который не может быть понят по отдельности, но цельно, и сама граница бифуркации, как суть аттрактор---не достижима, это и есть понятие о истине, как действительно существующей, но недостижимой, по сверх совершенству, в динамической системе познания. И это вам не Perpetuum Mobile. 

   Уважаемый, Владимир Зорин, который Ртуть, не серчайте на меня, если я напряг вас своей аргументацией, но я не мог с порожняками прийти на хороший пост. Всех ьлаг, с ув. Роман999.

Аватар пользователя Владимир Зорин

  Спасибо, Роман, за развернутое сообщение. Если у тебя возникнут вопросы по книге,которую ты сейчас читаешь, то можешь направить их автору, который является участником ФШ. Как-то я тоже цитировал Ивина из энциклопедии и считаю его весьма полезным дядькой. Дам тебе одну наводку на одного ныне покойного русского философа, книжка которого тебе может быть интересной. http://bibikhin.ru/yazik_filosofii Полистай на досуге, думаю, что тебе она понравится. 

Аватар пользователя Роман999

  Владимир Зорин, я знаю что Федя штэмп зачарованный 146, но его сноски меня подкупили, и я даже продолжу ему отвечать.  теперь про Ивина---а на комменте оставь мне гиперссылку на его ник, неплохой учёный, и нужное и практичное базарит. Зорин, я нырял в статьи, там новая твоя статья по радикальному конструктивизму, чуть попозже подробнее прочитаю и скорее всего поставлю отлично, ибо уже ты в нём представил наиболее ёмкий взгляд па радикальный конструктивизм, смыслы просто толпами валяются и недостатка не ощущается, красиво. Как закончу Ивина, то займусь Бибикиным. Всех благ, и хочу небольшой по комментам дискуссии, и по ней ещё тебе что-нибудь в развёрнутом виде подам. Отмаячь про эти планы.

Аватар пользователя Владимир Зорин

http://philosophystorm.org/user/ivin_aleksandr_arkhipovich

Статья не моя, а Цоколова, но есть ещё и книжка Князевой http://philosophystorm.org/books/elena-nikolaevna-knyazeva-enaktivizm-novaya-forma-konstruktivizma-v-epistemologii  

Аватар пользователя ВФКГ

Роман999, 20 Февраль, 2017 - 21:02, ссылка

  Волею судьбы, я параллельно читаю А. А. Ивин логика учебник (1), и от меня не ускользают те ключевые мелочи ... но в сопоставлением с тем, что имеет место в современном состоянии философско-математической эволюции языка, и возражения у меня очень серьёзные.

Роман, у вас здесь другие тёрки, вникать в которые не считаю необходимым. Но по данной ссылке у меня тоже возникли возражения несколько иного свойства. Знаю, что многие благосклонно воспринимают снижение концентрации лжи (ложности утверждений), а у меня напротив - неприятие возрастает, поскольку большее правдоподобие снижает имунную реакцию и разбавленный вирус лжи перестаёт восприниматься как опасность.

Однако, ценность, как и истина, является не свойством, а отношением между мыслью и действительностью.

Утверждение и его объект могут находиться между собой в двух противоположных отношениях: истинностном и ценностном. В первом случае отправным пунктом сопоставления является объект, утверждение выступает его описанием и характеризуется с точки зрения истинностных понятий. Во втором случае исходным является утверждение, функционирующее как оценка, стандарт, план. Соответствие ему объекта характеризуется в оценочных понятиях.

Позитивно ценным является объект, соответствующий высказанному о нем утверждению, отвечающий предъявленным к нему требованиям.

Понимание истины как соответствия утверждений описываемым ими ситуациями - это так называемое «классическое» ее определение. Определение ценности как соответствия самих объектов утверждениям о них также восходит к античности и с таким же правом может быть названо классическим.

Ценность, как и истина, не существует вне связи мысли и действительности.

К примеру, сопоставляются строящийся город и его план. Если за исходное принимается сам город, то несоответствие плана городу должно характеризоваться как ложность плана, а соответствие - как его истинность.

Кто-то может не усмотреть подмену истины, которая индифферентна к средствам её выражения, оценочными эмоциями, которые определяются динамикой эволюции восприятия (сознания), но из таких "мелочей" складываются те патологии мышления представитетелей политической элиты, которые возникают из веры докторам от нелогичной логики.

Аватар пользователя Роман999

Многоуважаемый, Владимир Фёдорович ВФКГ, очень грамотный коммент, очень рад на такие отвечать. Цитаты из Ивина очень уместные, но в научно-философском понимании всё познавательное мессиво хоть и не стоит на месте, постоянно изменяясь, но это именно асимптотическое приближение к истине, фундаментом которой в нашем человеческом приближении---есть обоснованность. Эта обоснованность не есть ценностная категория в том смысле, который имеет обыкновенно место, но есть и высшая ценность стремления к истине, та ценность за которую умер Сократ, но сам этот путь к истине оказывается непреодолим, ибо разумение мета сути всегда---суть полная индукция всего знания, но это абсолютно невозможно, потому приходится признать религиозную Божественность истины в её идеальном варианте, и уже этими глазами двигаться в познании далее, потому и философия есть служанкой Богословия. Я отчасти пояснял это в комменте выше с анимашкой аттрактора.

  Многоуважаемый, Владимир Фёдорович ВФКГ, это очень хорошо, что ваши притязания к приемлимости возрастают с приближением к истине, потому и важно удерживать весь свой мыслительный потенциал, воздерживаясь от суждения, дабы возникающая в эпохе  мыслительная структура была именно по природе вашего индивидуального ума, потому вы  и цените  майевтику общения со мной, ибо моя серьёзность в подходе к общению всегда даёт и весьма положительный результат, и необходимое ожидание, которое служит неким не предвзятым сравнением. 

  Многоуважаемый, Владимир Фёдорович ВФКГ, я написал очень удачный, хотя и длинный (но легко читающийся), пост Тюремный эксперимент---Стэнфорд. Там очень разносторонне преподнесена теория внушаемости и влияния авторитета, я сделал акцент именно на научный и обыденный когнитивные стили, соотнесение к которым оказывается решающим при индивидуализации решения. 

  Многоуважаемый, Владимир Фёдорович ВФКГ, так же я очень хочу, чтобы эта тема была бы понята, потому заскакивайте ко мне на этот пост, и всё что вам надо будет как-то более понятно пояснить, то я с удовольствием удовлетворю ваш интерес, ибо здесь на ФШ все на такой всепонимающей волне, что тупо пренебрегают майевтикой  общения, и не разумея этим своих познаний со стороны---на самом деле утрачивают своё это всепонимание и никак не хотят понять силы дискурса.

   Многоуважаемый, Владимир Фёдорович ВФКГ, спасибо, что этому демагогу Владимир К выговариваете за его Моббинг, но он вцепился демагогически в вашу опечатку без одной буквы (б), и тупо сводит всё вместо смысла поднимаего вами---в сторону личных претензий, хотя набери я в WIKI мобинг, то оператор мне выдаст только Моббинг. И ваше соотнесение к Моббингу верно хотя бы потому, что раз в этом случае действует админ, то значит от лица всего ФШ, потому сравнение с моббингом очень уместное. Всех благ, с ув., Роман999

Аватар пользователя Роман999

  Дружище, Владимир Зорин, приветствую тебя. Я заметил, что автор Цоколов, а не ты, но ведь ты же сделал этот материал доступным, и поставил на обсуждение, потому здесь и частица твоей души, вне сомнений. Я просмотрел этот твой пост и увидел ту огромную работу, которую ты сделал, прилагая к посту выдержки от авторов этих работ в комплексном анализе с современными философско-догматическими представлениями. Я, если ты не против, то в каждом этом приложении я оставлю свой коммент, как критику и свой взгляд. А пока что хочу тебе показать одного идиота ШТУРМА, который удаляет мои критические комменты:----Это его пост Perpetuum Mobile. 

 Фристайл146, а что это вы в заглавии, ставя вопрос, всё же ставите точку?? Вас так в школе учили?...РЫДАЛЪСмайлы Слезы! И зачем вы удалили мой коммент?221 Я предельно точно вам доказательно изложил, что из невозможности вечного двигателя следует ваша невозможность, как невозможность извечной Вселенной. Ещё раз повторю----

  Закон сохранения энергии утверждает, что все энергетико-материальные взаимодействия всегда удерживают постоянство в количестве выделившейся и поглощённой энергии, не более. Вечный двигатель обоснованно стал невозможным, но это и невозможность вечного движения вселенной, утверждаемого по  элиминативному материализму. Также становится более сильный вопрос, как ассоциация Вселенной с извечным двигателем, как более сильной версией вечного двигателя, то ведь, если вечный двигатель невозможен, то извечный двигатель невозможен ещё в большее бесконечное количество раз, но оказывается, что кастрюлеголовый элиминативный материализм это взять во внимание не в состоянии, видимо представляя собой тупиковую ветвь интеллектуального развития людей, ибо на понимание очевидного, у них не способны даже особо одарённые индивиды. РЫДАЛЪСмайлы Слезы

  Так что, Фристайл146, демоны просто делают тупорылым, чтоб вообще никогда не проявлял возможности поумнеть, и это вечный двигатель тупости. Потому, чтобы не слыть кастрюлеголовым, то хоть исправьте ошибку в заглавии, и на дискуссионные вопросы надо отвечать, чтобы не слыть невеждой 56, потому жду пояснений, Если вы так нас всех осчастливили,

Перечитывая, свои избранные труды (wink) на ФШ, я ещё раз убедился в своём величии (laughsmileycheeky), и решил осчастливить публику  (wink) вот таким своим пассажем 

что написали свой неведомо вопрос, неведомо утверждение, то что мешает осчастливить ещё и пояснением?? Вы, как неуловимый Джо, который неуловим потому, что просто нахрен никому не нужен, и никто его не ловит. 

  Фристайл, откройте разъяснением тайны вашего величия, а то мы подумаем, что вы нас хотите видеть долбодятлами , желающими постичь непостижимое ввиду отсутствия содержимого к познанию.

И Всякое познание хоть и не достигает истины, ибо попытка обосновать всякое научное положение «до конца» привела бы к регрессу в бесконечность. Но достигается условие существования личности, как достижения относительной истины, уже имеющий неэлиминируемый стержень динамического сближения с истиной---познанием, и это синергетика с истиной в недостижимой зоне аттрактора, как то, что аттрактор, служит обозначению для притягивающего множества, удовлетворяющего некоторому дополнительному условию такому, что не может быть разделено на более мелкие части (и истине в неполноте---не истина)

Слово "аттрактор", как он используется в динамических системах, не имеет ничего общего с его использованием в теории гравитации (см Большого аттрактора   ). Аттракторы в теории динамических систем просто обеспечивают способ описания асимптотики типичных орбит . В частности, нет связанных с ними сил притяжения.

Рисунок 1: единичная окружность как аттрактор для потока в плоскости. (В этом примере, удаленные точки втянуты в очень быстро, но точки вблизи начала медленно сходиться.)     Термин аттрактор может иногда использоваться в отношении любого множества, которое содержит плотную орбиту и имеет притягивающую общность положительной меры, опуская последующее условие в определении меры аттрактора. Тем не менее, это не совсем удачное идея - некоторые дополнительные ограничения действительно необходимы. В противном случае, для описуемых примеров, вся фазовое пространство будет квалифицироваться как аттрактор.

Это вам пример разумения истины, как аттрактора, который не может быть понят по отдельности, но цельно, и сама граница бифуркации, как суть аттрактор---не достижима, это и есть понятие о истине, как действительно существующей, но недостижимой, по сверх совершенству, в динамической системе познания. И это вам не Perpetuum Mobile. 

  Как горный орёл на вершину Кавказа---Фристайл взлетел на край унитаза. 

 Кроме тебя, дружище Зорин, кто ещё сможет понять красоту этой интеллектуальной игры??, потому и тебе в колоночку это пишу, зная, что ты не удалишь эту компромуть на зазнайку. Всех благ, пиши, с ув., Роман999

Аватар пользователя vlopuhin

Спасибо, Владимир! Честное слово, эти тексты я прочитал впервые (не считая коротких цитат), но на всём протяжении чтения меня не покидало впечатление, что я это всё уже где то слышал. Это у всех так, или только у меня?

Аватар пользователя Владимир Зорин

vlopuhin, 22 Февраль, 2017 - 09:20, ссылка

Спасибо, Владимир! Честное слово, эти тексты я прочитал впервые (не считая коротких цитат), но на всём протяжении чтения меня не покидало впечатление, что я это всё уже где то слышал. Это у всех так, или только у меня?

 Наверное у всех, кто хоть малость соображает.  ))

  Перечитывая Кастанеду часто ловлю себя на мысли, о том, что некоторые фрагменты читаю впервые. 

Аватар пользователя vlopuhin

ловлю себя на мысли, о том, что некоторые фрагменты читаю впервые. 

 Более того, когда я читаю то, что когда то уже читал, вдруг понимаю, что те же самые тексты понимаю по другому. Самое большое удовольствие мне доставляет перечитывание собственных текстов, именно здесь проявляется моё другое я. Если Вы заметили, это то, что называется придерживаться темы. Так вот какие размышления меня посетили. Кастанеда, Гуссерль, Гегель, Кант, Хайдеггер и тот же Ницше... Это всё реальные мыслители, чей интеллект, запечатлённый в текстах, глубоко засел в неокрепших мозгах. Действительно, тем же текстам КК, как минимум четверть века, на этой "почве" выросло целое поколение, то есть я теперь понимаю где я это мог слышать, а именно в дискуссиях, диалогах на кухне и просто бытовых сценах, это мышление только там и может проявиться. А это уже камень в чей то огород, по тому что здесь всплывает на поверхность главная коммуникативная функция языка, грубо говоря, "сарафановое радио". И уже в последнюю очередь вербальное мышление. Само по себе мышление непосредственное в языке скорее всего не нуждается, это эффект минимального действия, ведь мыслить числами, а потом эти числа кодировать в сова гораздо сложнее, чем сразу мыслить словами.

Аватар пользователя fidel

АПК создавший эти тексты кроме активного копипастинга Ауробиндо и Судзуки ничем не примечателен - отсюда и ощущение подобия. Проблема КК в том что большая часть понятий которые он использует фактичеки не определена. Например ни настройка ни воля ни область разума итп важные для учения понятия не имеют определения и определения приходится создавать самому. Что касается АПК то есть очень смешная тема Плагиатор Алексей Ксендзюк 

Аватар пользователя Владимир Зорин

fidel, 26 Февраль, 2017 - 22:11, ссылка

АПК создавший эти тексты кроме активного копипастинга Ауробиндо и Судзуки ничем не примечателен - отсюда и ощущение подобия. Проблема КК в том что большая часть понятий которые он использует фактичеки не определена. Например ни настройка ни воля ни область разума итп важные для учения понятия не имеют определения и определения приходится создавать самому. Что касается АПК то есть очень смешная тема Плагиатор Алексей Ксендзюк 

Видите-ли, уважаемый, Руслан Сергеев, ваше мнение может быть интересно, наверное, только вам самому, и впредь, я попрошу, пожалуйста, не надо пиарить свой форум в моих темах. К сожалению, я не имею возможности, но ваши комментарии, я хочу видеть меньше всего. Успехов!

Аватар пользователя fidel

уважаемый дубликат пользователя Ртуть  -  я полностью согласен c тем, что мое мнение тут не интересно никому, тем более что на этой форуме нет людей минимально знакомых с учдх. к слову АПК давно бросил писать и заниматься этой темой. По поводу его текстов я бы сказал, что тексты КК имеют не столько рациональныq сколько активно инитиатический характер в то время как АПК пытался их воспринимать как  околотеософские из чего и ощущается явный когнитивный диссонанс

 

Аватар пользователя Владимир Зорин

Не нравится Ксендзюк? Читайте Классен, Норберт или Кастанеду перечитывайте, а можете и от слов перейти к делу, я вам не указ, каждый выбирает сам. Эта тема создана как дополнительные разъяснения толтекской парадигмы, в дополнение к другой теме. "Сотворение мира вниманием": На подступах к проблеме.

Аватар пользователя fidel

как я уже пытался сообщить ни КК ни тем более АПК не предложили ни практического ни теоретического решения проблем внимания - скажем у КК центральным понятием является настройка НО! отсутствует даже минимальное описание связи между описанием настройки на уровне эманаций с восприятием мира в конечной форме (об АПК я даже не говорю). Мы, в нашей группе, пытаемся решать эти проблемы и доcтигли некоторых конкретных теоретических и практичеких результатов

Аватар пользователя Владимир Зорин

Мы, в нашей группе, пытаемся решать эти проблемы и доcтигли некоторых конкретных теоретических и практичеких результатов

Поздравляю! Не останавливайтесь на достигнутом! Верным путем идете! Успехов! 

Аватар пользователя fidel

аннологично :) Тем более что самсара не даст шанса остановится :) Я считаю что АПК при всей его любви к теосифии и Ауробмндо с Сундзуги не смог понять элементарного - то что у КК называется кормом для орла в индуизме - "обыконвенная" :) карма

Аватар пользователя Владимир Зорин

fidel, 27 Февраль, 2017 - 08:54, ссылка

аннологично :) Тем более что самсара не даст шанса остановится :) Я считаю что АПК при всей его любви к теосифии и Ауробмндо с Сундзуги не смог понять элементарного - то что у КК называется кормом для орла в индуизме - "обыконвенная" :) карма

конечно! Ауробиндо не понял, а Руслан Сергеев, разобрался! Именно за это, я и люблю ФШ! Здесь в кого не плюнь, попадешь в гения! 

Аватар пользователя fidel

Поправлю - не Ауробиндо не разобрался, а АПК не понял элементарного Впрочем неудивительно - его предметная область ограничена ОСами. Что бы осознать такую простую истину не нужно быть гением - достаточно мыслить и практиковать непредвзято и иметь опыт входа в нагваль, чего ни у Ауробендо ни у АПК нет и в помине И непонято откуда ваша ирония - Ауробиндо на гения явно не тянят, а уж АПК :))))))

Аватар пользователя главный колбасист

Мы, в нашей группе, пытаемся решать эти проблемы и доcтигли некоторых конкретных теоретических и практичеких результатов

Правда,че ли? А почему у меня ничего не получается? Вот тебе и год прошел,все бестолку.crying                 Давит этот мир,видимо.Чтобы про него не говорили,как бы не хаяли,он силен по своему.Вот если усесться где нибудь под кактусом,и сразу пришло бы ОНО. просветление...

з.ы. Еще вопрос,когда вы находите время все это читать и писать,простите.

Я к стыду своему пробежался кое как по диагонали все это.

Аватар пользователя vlopuhin

Проблема КК в том что большая часть понятий которые он использует фактичеки не определена. Например ни настройка ни воля ни область разума итп важные для учения понятия не имеют определения и определения приходится создавать самому.

Эта проблема искусственная? То есть так и было задумано, или случайно вышло? Если честно, я пока не обнаружил перспективы в самой, если так можно выразиться, теории. Ну есть такое учение толтеков, и что? Мало ли учений касательно воинов, тут и самураев можно вспомнить, и Казачий Спас, и Алексея (Потерпевший) с его Шокопроходом. Да мало ли народилось новых "Учителей". Мне кажется, проблема не в АПК и не в КК, а в том как это всё фильтровать. 

Аватар пользователя fidel

как вы понимаете каждое учение соответствует своему типу сознания и опыта. В данном случае  опыта психоделическое типа и сознания способного "путешествовать" по бесконечности. Не думаю, что это можно рассматривать как преимущество - скорее как весьма специфический вызов.  Проблема в том, что на мой взгляд, описание КК недостаточно для реализации собственной программы.

 

 

 

Аватар пользователя vlopuhin

 на мой взгляд, описание КК недостаточно для реализации собственной программы.

В таком случае это более чем на вирус не тянет, при чем вирус искусственнорождённый. Во-первых на это указывает литературный стиль изложения, в котором строгие определения не требуются по определению. Во-вторых, опять же здесь замешан литературный уклон, который Владимир Зорин упаковывает в строгие рамки своего Феноменологического Глобуса, альтернативных попыток на горизонте вроде бы как и нет? разве что Событийная Онтология Александра Болдачева. Но даже в самом приближенном рассмотрении оказывается, что и то и другое совершенно разные вещи, трудно, если вообще возможно, найти их пересечение. А это уже камень в огород философов:

 В данном случае  опыта психоделическое типа и сознания способного "путешествовать" по бесконечности.

ну и о чем вся эта философская хрень в любой упаковке, если она не способна пробить "стеклянную крышу" сознания? Что значит путешествовать по бесконечности? Бесконечность нужно "проглотить" без остатка, и будет вам счастье, коллективный переход в изменённое сознание, ясен пень, что это не просто без "грибочков", но, как свидетельствует история, не так уж безнадёжно. А это скачок, правило буравчика то есть, похоже без него никак...

Аватар пользователя fidel

я таки считаю схему изложенную КК вполне рабочей и некоторые люди не могут жить иначе Единственно элементы схемы нуждаются на мой взгляд в уточнении Крыша у тех кто практикует уже в каком то смысле пробита :)  Точнее есть возможность со временем "открыть просвет" и активировать "истинную волю".  Реальность для нас сильно "иная" по сравнению с людьми живущих в области разума - вас не увлекает перспектива выйти за пределы области рацио ? 

 

Аватар пользователя vlopuhin

Увлекает, иногда даже очень, "рюкзак с кармашками" не позволяет :) . И потом "область разума" скорее всего не аморфна, даже не так, нет никаких оснований считать область разума аморфной, одни мечтают о космосе, другие бурят скважины на километры, третьим и здесь хорошо, физика с метафизикой греют. Во всех областях до "истинной воли" нужно дорасти, в общем труд "обезьяну человеком сделал", куда ни кинь, всякую схему нужно дорабатывать, как говорит мой земляк rpa, снимать статус.

Аватар пользователя главный колбасист

Переслушивая третий раз искусство сновидений,обратил внимание,чего раньше как бы не заметил, что нужна энергия ,.Которую эти ребята,лазутчики там,разные,не к ночи упомянутые,еще и отбирают.surprise

Может поэтому и не получается ничего,что нету этой энергии..

 

 

Аватар пользователя Ren

Отбирают энергию, это да. Особенно если влез в это без ума. Поиграть. А оно возможно и опасно. Мне вон, чуть ли не каждую ночь снятся такие, вроде бы обычные сны, в которых меня так ненавязчиво приглашают то влезть в какое-то нелепое дупло, то пройти в какое-то растение, похожее на деревянное брокколи, то поплавать в какой-то странной раскрашенной под картинку пляжа с монитора луже. И каждый раз, в последний момент соображаю, что это какая-то подстава. И что мне не стоит там плавать, и что в брокколи я никогда не жила, (даже в детстве - чтобы они мне не говорили :) и мне там делать нечего. Каждый раз приходится отбиваться от нелепых приглашений, в общем. :)
А наяву, всякие сумасшедшие на улицах и в транспорте клеятся. И моду взяли, уставиться и смотреть, причём с каким-то ужасом, что ли. Будто я повелитель сумасшедших. Может совпадения, конечно, но что-то слишком часто. Если в радиусе видимости от меня появится сумасшедший, то всё - я предмет интереса. Надо обязательно челюсть отвесить и вытаращиться на меня, будто я инопланетянин. Когда такое происходит, меня уже прямо выбешивает эта нелепость. Может в этом есть связь с кастанедизмом, не знаю.

Аватар пользователя главный колбасист

А что лучше,остаться в кочане капусты,или просыпаться каждое утро в мире где один из сотни слышал про Кастанеду краем уха,Да что там кастанеда, 99% десять заповедей не могут перечислить. Я ,кстати,один из них ,самокритично,правда?cheeky

Аватар пользователя Владимир Зорин

Ребята, не засоряйте мою тему.

Аватар пользователя Роман999

  Владимир Зорин, как ты не можешь понять, что его же колбасит не по детски, так что аж плющит в ноль, он бы раскумарился бы, подражая К.Кастанеде, но Манька-аблигация денег не даёт, и ему надо об этом эзоповски заявить, вот и зарисовался---хрен сотрёшь.

  Кстати, Зорин, ты мне так и не сообщил---стоит ли мне продолжать комментировать твои к посту дописки?, кстати весьма умняцкие, даже более, чем сам пост, а то я в неведении, ибо ты мои эти комменты не прокомментировал. Всех благ. 

Аватар пользователя fidel

КК начиная с 3 книги не юзает психоделиков а это для вас

Аватар пользователя Владимир К

fidel, 2 Март, 2017 - 08:52, ссылка

КК начиная с 3 книги не юзает психоделиков а это для вас

К форме, в которой изложили свое понимание вещей древние, автор плакатика ловко подмешивает форму понимания вещей из нашего времени, например - "телепатические сигналы". Получается только смесь форм, древней формы с формой современной, не имеющая никакого смысла.

Потрудитесь за автора плакатика, переведите форму понимания древних в форму понимания нашего времени, - если сможете, - чтобы воспринять само понимание древних. И только тогда нам будет понятно, что "для нас".

А то, ведь, ответ на вопрос "Кто из нас сумасшедший?" однозначно указывает на Вас

Аватар пользователя fidel

А то, ведь, ответ на вопрос "Кто из нас сумасшедший?" однозначно указывает на Вас

надо ли это ваше высказывание понимать так, что все,  кто не  верит в говорящий змей  и оживающих еврейских пацанов сумашедшие ?

Аватар пользователя Владимир К

Не надо.

Аватар пользователя Владимир К

А впрочем, понимайте как хотите. Ведь сумасшедшему, если сумасшедший, понимание всё равно не "настроишь". А то чей-то я даю какое-то указание?

Аватар пользователя Роман999

 Уважаемый, Владимир К, можно я в этом комменте отвечу и вам и FIDEL?? Я думаю, что вы согласитесь. Я приведу свою выдержку из своего поста Блеф:----

 Излагаемое в Блеф  разумеется только!  ввиде  религиозного концепта познания, в притязаниях на верность во всех мирах, в разумении непротиворечия Преданию   Церкви прошлых и настоящих миров, в знамение непреходящего единения с Божеством, в дедукции восхождения к Богу (к Первопричинной Истине). Потому, наличие: (Истины) Бога, Его содействие совестью, в объективность ума---как раз составляют тип объективности, но только! религиозный. Разумение   объективности,  как необходимо имеющего место, и есть всякая несостоятельность реконструкции  ума (если хоть раз имела место утрата real объективности ума в общности людей, вообще!)--классическое правило смещения по MP modus ponens  [[[инициатор ума—эмоции и свобода совести; и, если совестливая объективность ума (религиозность) стала полной утратой всех! людей (вне исключений, равно и не имея места, согласно эволюции), то  значит другого не будет, так же вне исключений  {(Суᴝ¬Роб)→¬(СуᴝРоб):   совесть ума имплицитна неверности  разума объективности, что классически, всегда неверность верной импликации объективности ума совести,  по  ¬(А&¬А)}]]]. Отсюда и сверхценность Догм, в т.ч. и как научно-философская рефлексия, искусственным накопительством которой (ИИ) ожидается гнозис псевдомиссии антихриста, как интеллект вне совести и абстрагированная от ума---логика, мир зла, за которым (по уничтожению всего! умного) не последует ни какой другой мир (и не спаслась бы никакая плоть, если Господь не сократит те дни) по MP modus ponens (но ожидаем вечный и неизменный мир Божий). Потому, весь мир и стоит, и живёт только! по наличию уподобленных Христу подвижников, со Христом удерживающих жизнь и спасение миру (как знамение будущего века). Но мир (особенно юридически-правовая его часть) этого не знает и знать не желает; а активность умов [проблемную аналитически (в норме) вне совести] подменяет интеллектуальным угадыванием некого правдоподобия своей гипертрофированной утопии. Так было и в самые годы предверия РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА в Вавилоне. [СМОТРИ ВОКРУГ—ВСЁ ЭТО ПОХОЖЕ НА МИР, КОГДА ОН БЫЛ ЧУТЬ-ЧУТЬ МОЛОЖЕ {Аль Маари}].  Ветхозаветная Церковь была от Духа предварена о воплощении Мессии Истинного со всякой силой и убедительностью [С. Нилус Т5 с.132-137]. Стоном стонал весь народ еврейский, призывая и ожидая «Утехи Изралиевой» (Иосиф Флавий). И языческий мир не был чужд мессианских ожиданий, ибо в то время небывалые тирания и гнёт пробуждают надежду и на великое избавление. Царство зла достигло вершины: везде банкротства, собственность утратила всякую ценность, невыносимая общая бедственность и шпионство, беззаконие и легальные убийства, конфискации, царство террора. Так, вероятно, в год, когда в пустыне раздался голос Предтечи, жрецы Египта объявили о знамении птицы Феникс (“эквивалент” Духа Веков), и последнего периода [мировой месяц Аполлона, как ассимиляция сатаной исхода, как бог], после чего кончина мира. 4-я Эклога Вергилия (за 70 лет до Р.Х.)—время «Младенца и Девы», конца железного века и начала золотого; и легенда о смерти великого бога Пана (по Плутарху в царствовании Тиверия). Да и величайшие подвиги подвижничества и мученичества украшают Церковь, как содействие и неизменное Патриархальное присутствие Истины в избранных, едино-благодатное и  спасительное во всех верно исповедающих, в знамение будущего Века. Всё просто.

  Уважаемый, Владимир К, может это и не доступно для FIDEL, но вам то понятно, что по А≡А, всякий феномен непременно имеющий место, а особенно объективный ум, не может взяться из неоткуда, потому именно религия удерживала метафизическую объективность ума, которую я доказываю во всех своих постах. Современная наука от религии ничем не отличается-----

   Более радикальную позицию занимает философ Фейерабенд Пол, утверждающий, что так называемый «научный метод», всегда считавшийся наиболее эффективным средством получения нового знания и его обоснования, не более чем фикция: «Наука не выделяется в положительную сторону своим методом, ибо такого метода не существует; она не выделяется и своими результатами: нам известно, чего добилась наука, однако у нас нет ни малейшего представления о том, чего могли бы добиться другие традиции». … Фейерабенд [более всё] склонен объяснять внешними для нее обстоятельствами: «...Сегодня наука господствует не в силу ее сравнительных достоинств, а благодаря организованным для нее пропагандистским и рекламным акциям». В ключе этого «развенчания» научного метода и его результата - объективного научного знания---идет и общий вывод Фейерабенда: «...Наука гораздо ближе к мифу, чем готова допустить философия науки. Это одна из многих форм мышления, разработанных людьми, и не обязательно самая лучшая. Она ослепляет только тех, кто уже принял решение в пользу определенной её идеологии или вообще не задумывается о преимуществах и ограничениях науки. Поскольку принятие или непринятие той или иной идеологии следует предоставлять самому индивиду, постольку отсюда следует, что отделение государства от церкви должно быть дополнено отделением государства от науки - этого наиболее агрессивного и наиболее догматического религиозного института. Такое отделение - наш единственный шанс достичь того гуманизма, на который мы способны, но которого никогда не достигали»Если наука не дает объективного, обоснованного знания и настолько близка к мифу и религии, что должна быть, подобно им, отделена от государства и, в частности, от процесса обучения, то сама постановка задачи обоснования знания лишается смысла. Факт и слово авторитета, научный закон и вера или традиция, научный метод и интуитивное озарение становятся совершенно равноправными. Тем самым стирается различие между истиной, требующей надежного основания, и субъективным мнением, зачастую не опирающимся на какие-либо разумные доводы.

     Так сложность и неоднозначность процесса обоснования склоняет к идее, что всякое знание -- гипотеза, и даже внушает мысль, что наука мало отличается от религии. [Методы познания] дают не абсолютную, а только относительную истину [как и Вера в невидимое и получение ожидаемого (кредо)]. Но это именно истина, а не догадка или рискованное предположение. … следует помнить, что наука, при всей ее важности, не является ни единственной, ни даже центральной сферой человеческой деятельности  [религиозно-содержательная сфера этики вполне более целесообразна]. Научное познание - по преимуществу только средство для решения обществом своих многообразных проблем. Сводить все формы человеческой деятельности к такому познанию или строить их по его образцу не только наивно, но и опасно. Результатом подобного сведения было бы «супружество как точная наука»«игра в карты по-научному»воспитание детей по-научномулюбовь «по науке» и даже милосердие, обоснованное по-научному.

  Вообще, природа ума вполне по своему единству в состоянии составлять нечто интерпретируемое как Вселенский разум, именно из этой природы черпаются прозрения и конструктивизм сознания, и т.к. всякое познание человека сопряжено со словом (семантической образностью ума), то это слово, в т.ч. и молитвенно, именно способствует всем самым глубинным изысканиям ума. А магическое проклятие отступничества, вывело человека из всеобъемлющей области положительного познания всего сущего (положительная логика), в дилемму---просто устоять в светлой, не поглощающей сущность души---области, но совершить это возможно только идя путём, который был успешно и всеобъемлюще пройден во всём подобным нам человеком, кроме греха, и это Бог наш---Иисус Христос, Он Сам соеденил нас с Собою житием на земле и взятием всего греха мира на себя, совершив нивиданное чудо Самоотвержения и долготерпения. Но не все захотят спастись, и потому это большинство и пойдёт во ад, ибо в рай насильно никого не тащат, а вот во ад и поневоле поведут, других мест и не придумано, и не ожидается. В этом ракурсе рассмотрения табличка FIDEL---одна из самых примитивных тупорылостей созданных невежеством человечества. Всех благ.

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 2 Март, 2017 - 12:17, ссылка

 Уважаемый, Владимир К, можно я в этом комменте отвечу и вам и FIDEL?? Я думаю, что вы согласитесь. Я приведу свою выдержку из своего поста Блеф...

Можно-то, можно. Да вот только буду ли я вычитывать вашу "мораль" на много букофф.  Чем я её заслужил? Но бегло просмотрел. Оказывается, эта ваша "мораль" даже не по существу мною изложенного, а по поводу. То есть, вы излагаете какие-то свои познания в связи с этим вопросом. А по самому существу этого вопроса высказаться почему-то не можете. Получается у вас "мораль". А "морали" мне ваши пока, во всяком случае, не интересны. Когда будет интерес, тогда и буду вычитывать. Не будет интереса вообще, то и вообще не буду вычитывать.

Аватар пользователя Роман999

  Уважаемый, Владимир К, вы конечно съезжаете с дискуссии очень технично. Я, дабы шлифовать мастерство дискутанта, всегда пытаюсь дать ответ пополнее, дабы утверждаемое мною имело бы обоснования и доводы отнесения именно к такому виду знания. Конечно, приводимые мною доводы принадлежат и к ноэтико-ноэматическим  представлениям, как "мораль", но они детально предметно-логически обоснованы, как та общность, которая в аргументах этой моральной интерпретации---непротиворечиво связывают излагаемое в непротиворечивое единство, делая это нефальсифицируемой гипотезой (а значит имеющей истинное основание) по Тезисам Дюэма-Куайна. А существо вопроса, это всегда---что именно легло в основу таких утверждений?, и почему именно так, а не иначе?, на что я весьма полноценно ответил. Потому, даже если и возникает предположение, что ответ мой имеет просто поводом вашу тематику, то аналитический взгляд раскроет, что высказанное мною---именно по существу всей предметности поставляемого вопроса, как магистральное направление исчерпывающего познания сущности этой темы. всех благ.

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 2 Март, 2017 - 16:21, ссылка

...аналитический взгляд раскроет, что высказанное мною---именно по существу всей предметности поставляемого вопроса, как магистральное направление исчерпывающего познания сущности этой темы. всех благ.

Даже на философском форуме не можете заботу о благах оставить в стороне!

Это мой "аналитический взгляд" раскрывает всю Вашу сущность, которой, к тому же, наплевать на слова Христа из евангелия от Матфея:

31 Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?
32 Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.
33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам
(гл. 6).

Аватар пользователя Роман999

  Уважаемый, Владимир К, вы конечно демагог со стажем. Всех благ я желаю обычно всем, с кем переписываюсь, потому это просто моя этика концовки коммента и к смыслу почти не приложима, кроме культуры общения. И вы, Владимир К, знаете, что устоять в вере---это труд, в котором на Бога надеются и сами не плошают, дабы дорогу осилил идущий. Потому, т.к. человек умная тварь, то умный диалог всегда аналитически развивает ум, и ещё служит майевтикой особого глубинного постижения внешнего взгляда и на реальность и на самого себя, и это эмпатией тренеруется с самого раннего детства, и послужило основой интуиционизма порождаемому трансформационной грамматикой Ноама Хомского, и феноменологической социологии Альфреда Шюца. А вы мне вместо разумения восьмерики по Священному писанию крутите, но я вам приведу пояснения профессора Александр Павлович Лопухина:

Глава 6  Мф.6:25. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?-----Связь с предыдущим стихом выражена через διὰ τοῦτο – поэтому, «посему», по этой причине. Спаситель говорит здесь как бы так: «Так как вы не можете собирать сокровищ одновременно и на земле и на небе, потому что это значило бы служить двум господам, то оставляйте поэтому мысли о земных сокровищах, и даже о самом необходимом для вашей жизни». Согласно Феофилакту, Спаситель «есть здесь не препятствует, а препятствует говорить: что будем есть? Так говорят богачи с вечера: что будем есть завтра? Видишь, что Спаситель здесь запрещает изнеженность и роскошь». Иероним замечает, что слово «пить» добавлено только в некоторых кодексах. Слова «и что пить» опущены у Тишендорфа, Весткота, Хорта, в Вульгате и многих других. Смысл почти не изменяется. Слова «для души» противополагаются дальнейшим «для тела», но их нельзя принимать в значении только души, а, как правильно замечает об этом Августин, для жизни. Иоанн Златоуст говорит, что «для души» сказано не потому, чтобы она нуждалась в пище, и что здесь просто Спаситель обличает дурной обычай. Дальнейшего слова нельзя перевести через «жизнь», не больше ли жизнь пищи и тело одежды? Стало быть ψυχή имеет здесь какое-нибудь другое значение. Нужно думать, что здесь подразумевается нечто близкое к sоma – живой организм, и что yuc» употреблено в каком-нибудь простонародном смысле, вроде того, как у нас выражаются: душа не принимает и т.п.

Мф.6:31. Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?----- Смысл выражений тот же, что и в 25-м стихе. Но здесь мысль излагается уже в качестве вывода из предыдущего. Она блестяще доказана приведенными примерами. Смысл в том, что все наши попечения и заботы должны быть проникнуты духом надежды на Отца Небесного.

Мф.6:32. потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.----- Несколько странным с первого раза представляется здесь упоминание о язычниках (τὰ ἔθνη). Вполне хорошо объясняет это Иоанн Златоуст, говоря, что Спаситель потому здесь упомянул о язычниках, что они трудятся исключительно для настоящей жизни, не размышляя о будущем и небесном. Златоуст придает также значение обстоятельству, что Спаситель не сказал здесь Бог, а назвал Его Отцом. Язычники еще не стали в сыновнее положение к Богу, но слушатели Христа, с приближением Царства Небесного, уже становились. Поэтому Спаситель вселяет в них высшую надежду – на Небесного Отца, Который не может не видеть чад Своих, если они находятся в затруднительных и крайних обстоятельствах.

Мф.6:33. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.-----Переведено точно и, однако, не согласно с подлинником. Согласно русскому переводу выходит, что «Его» относится к Царству, т.е. ищите Царства Божия и правды этого Царства, между тем в подлиннике, если бы местоимение «Его» относилось к Царству (βασιλεία), то вместо αὐτοῦ (мужского рода) стояло бы αὐτῆς. Значит, слово «Его» должно относиться к «Отец ваш на Небе» и смысл выражения таков: ищите прежде Царства и правды Отца вашего Небесного. В русском переводе это, впрочем, выражено тем, что «Его» напечатано с прописной буквы. Чтобы избежать всякой двусмысленности в греческом в нескольких кодексах прибавлено к τὴν βασιλείαν – τοα θεοα (в Вульгате и латинском переводе: regnum Dei, et justitiam ejus), а в некоторых τοῦ θεοῦ еще и после δικαιοσύνην, что излишне. Ватиканский кодекс перемещает: ищите прежде правды и Царства, – что вероятно вызвано тем соображением, что правда служит условием для вступления в Царство (Мф. 5:20) и потому должна стоять впереди. Встречающееся у Оригена, Климента и Евсевия изречение Христа: «просите многого и малое приложится вам; просите небесного и земное приложится вам», объясняет смысл данного стиха, но не вполне. «Ищите» здесь заменено «просите». Люди должны прежде всего стремиться к тому, чтобы на земле наступило или появилось Царство и правда Божии, всячески содействовать этому своей жизнью, поведением и верой. Это в положительном смысле, в отрицательном – уклоняться от всякой неправды (лжи, обмана, показности и т.п.), где бы она ни существовала. Если бы такое стремление было общим, то все остальное, чего язычники так усердно ищут и о чем так много заботятся, появится без особенных трудов и забот. Опыт действительно показывает, что благосостояние среди людей появляется не тогда, когда они все свое внимание сосредоточивают в мирских интересах и своекорыстии, а когда ищут правды. Благосостояния людей никогда не отрицает Христос.

   Уважаемый, Владимир К, как видите мне совсем не наплевать на слова Христа из евангелия от Матфея, просто вы умудряетесь путать действительные основы дискуссии, с тем, что вам кажется или становится фальсификационно удобным, вне зависимости от соответствия поставляемым смыслам. Всех благ.

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 3 Март, 2017 - 20:51, ссылка

  Уважаемый, Владимир К, вы конечно демагог со стажем. Всех благ я желаю обычно всем, с кем переписываюсь, потому это просто моя этика концовки коммента и к смыслу почти не приложима, кроме культуры общения...

То есть, пожелав кому-то что-то, на самом деле, Вы кому-то что-то не желаете, а только лицемерите, дабы у этого кого-то осталось благоприятное впечатление о Вас. И это Вы называете "культурой общения". Так, выходит, Ваша культура общения заключается в Вашем лицемерии.

"Уважаемый" Вы тоже употребили так, будто уважаете "демагогов со стажем". Но Вы конечно извернетесь. Но получится у Вас так, что говоря кому-то "Уважаемый", на самом деле, Вы его (или ее) не уважаете, а это у Вас только "культура общения".

Ну так у Вас и с Господом Богом такая "культура общения". Не другая, ведь.

Аватар пользователя Роман999

 Уважаемый, Владимир К, я действительно желаю всех благ, в особенности же возрасти умом до лёгкого разумения переписки со мной, и нет здесь и тени лицемерия, тем более, что умную речь здесь считают вызовом, потому не хочу, чтобы собеседник считал, что я его спецом подтруниваю и завожу в тупик, от того и поясняю всегда по-полнее, думаю ято это весьма вежливо и тактично, по крайней мере вы на такое не способны, хотя я и не стал к вам менее вежливо относиться. А какая должна быть культура разумения Божества, то это я приводил по Бибихину Язык философии >.

   [ 38 ] Современная тоска по догмам, которые куда-то делись, недовольна философией: неужели философия не говорит ничего мировоззренчески определенного, неужели действительно мир, человек, даже язык ускользают от дефиниций? Спасением кажется христианское вероучение, где вроде бы снова можно найти якорь для мысли. Почему у вас всё так получается, спросили меня однажды: с привычными понятиями что-то делается, они плывут и превращаются в другие, язык-средство превращается в язык-среду; в таком случае нельзя ли хотя бы это — что всё плывет — считать установленным? неверно разве открытие, что всё течет и изменяется? Я ответил, что, если это положение верно, оно тоже должно изменяться. Но тогда разве неверно, продолжали испытывать меня, что вообще существует абсолютный всеобщий закон? Я сказал, что если бы он был, я ничего не мог бы о нем знать, потому что всякое знание, в том числе и о нем, мне диктовал бы сам тот закон, а говоря под его диктовку то, что он велит, я никогда не встану в свободное отношение к нему, т.е. никогда не увижу его суть. Я говорил эти и другие подобные вещи, и мне делалось всё более неловко. Я ускользал и разрушал всякую определенность. Такой нигилист явно не заслуживал места в человеческом общежитии. Ни одной устойчивой надежной истины не оставалось. Наконец меня поставили к стенке: но Бог, Бог ведь согласно христианскому вероучению неизменен, вечен, постоянен! Я не устоял и сознался: да, конечно. Бог неизменен, постоянен, вечен. Произнес я это заикаясь, но успокаивал себя: должно же быть хоть что-то одно определенное, надежное. Непонятно только тогда, конечно, к чему философия с ее вопросами и нерешенностями. Если есть одно постоянное, вечное, неизменное, то и держись его, а всё остальное отбрось. От переусложненностей, измышлений отойди. Есть Бог, и исходи из этого. С философией расстанься. Вдруг я почувствовал, что оказался нигде, и вера, ради которой я решил бросить философию, меня не принимает. Я набрался смелости и взял свои слова обратно, как берут подследственные, давшие показания под давлением. Под давлением, от стыда, что же это за философия такая, что же это за мысль такая, что не может иметь и сказать ничего определенного, я сдался и согласился: да. Бог вечен, неизменен, постоянен. Но это неверно. Из-за непостижимости Бога все утверждения о нем подлежат также и отрицанию. Он неизменен не так, что в нем не окажется изменчивости, когда Он того захочет. Он не изменчив, но и не мертв. Если изменчивость — черта жизни, то Бог сверхизменчив, и только если изменчивость понимать как порок, ее в Боге не будет. Больше того. Бога нельзя даже привязать к этому Его обозначению: «Бог»; Он Сверхбог (ὑπέρθεος), и о Нем «как о Причине всего сущего следовало бы, с одной стороны, высказывать и утверждать все без изъятия положительные суждения, какие могут относиться к сущему, а с другой стороны, одновременно с еще большим основанием как о Превосходящем всё сущее отрицать все эти суждения, причем не думать, будто отрицания о Нем противоположны утверждениям, но, гораздо скорее, считать Его, поднявшегося как над любым отрицанием, так и над любым полаганием, не причастным никакому лишению». По Дионисию, Он ни изменчив, ни неизменен, ни изменчив и неизменен вместе. Вот конец последнего трактата Дионисия:

     «Мы утверждаем, что Виновник всего мира, превосходящий всё сущее в мире, не будучи лишен ни бытия, ни жизни, ни смысла, ни ума, не есть тело и не имеет ни образа, ни облика, ни качества, ни количества, ни объема […] Он не есть ни душа, ни ум, и Ему нельзя приписать ни воображения, ни мнения, ни рассуждения, ни помышления. Он и не разум, и не мысль, и ни уразуметь, ни выразить Его словом невозможно; Он ни число, ни порядок, ни величина, ни малость, ни равенство, ни неравенство, ни подобие, ни неподобие; Он ни бездвижен, ни подвижен, ни предается покою; Он ни обладатель силы, ни Сам не есть сила; не есть Он и свет; нельзя сказать, что Он живет или что Он есть жизнь; не есть Он ни сущность, ни вечность, ни время; прикоснуться к Нему мыслью невозможно. Он не есть ни знание, ни истина, ни царство, ни премудрость; ни единое, ни единство, ни божественность, ни благость, ни дух в том смысле, в каком мы всё это понимаем; Он ни сыновняя, ни отцовская природа, ни вообще что-либо из ведомого нам или кому другому; Он не принадлежит ни к несуществующему, ни к существующему, и ничто существующее не познает Его таким, каков Он есть, равно как и Он знает сущее не в его существовании. О Нем нет ни понятия, ни именования, ни знания; Он ни тьма, ни свет, ни заблуждение; ни истина; и вообще по отношению к Нему безусловно невозможны ни полагание, ни отрицание, но, совершая свои полагания или отрицания в отношении вещей, следующих за Ним, Его Самого мы ни полагаем, ни отрицаем. Ибо выше всякого полагания всесовершенная и единственная Причина всего в мире, и над любым отрицанием возвышается всепревосходство Того, Кто запределен всему сущему и совершенно отделен от всех вещей» (О таинственном богословии).
    Но ведь о неизменности Бога говорит не философия и даже не богословие, а само Откровение, обязательное для веры: «Всяко даяние благо, и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов, у негоже несть пременение, или преложения стень» (Иак I, 18)? Стало быть, верен по крайней мере этот тезис — «Бог неизменен»? Нет. Апостолу здесь словно приоткрылся уголок завесы, и стало можно видеть тело Божества. Апостол ведет себя не как исследователь, направленный ученым обществом выяснить, как устроен интересный объект по названию «Божество», и констатирующий: объект устроен так, что он никогда не меняется, всегда точно такой, как был прежде, и в нем нет даже отдаленных признаков перемены. Апостол говорит иначе: как взволнованный и ослепленный сиянием приоткрывшегося Божества. Его испугало бы, что может существовать исследовательский коллектив, способный принять его за информанта, а его слова — за дескрипцию; что его проповедь слушают как описание важного объекта, он принял бы за свой провал и, возможно, в отчаянии вспомнил 76 псалом царя Давида:   Размышляю о днях древних, о летах веков минувших;
Припоминаю песни мои в ночи, беседую с сердцем моим, и дух мой испытывает:   Неужели навсегда отринул Господь, и не будет более благоволить?    Неужели навсегда престала милость Его, и пресеклось слово Его в род и род?
Неужели Бог забыл миловать?
Неужели во гневе затворил щедроты Свои?
И сказал я: «Вот мое горе — изменение десницы Всевышнего».
    В Священном писании есть и «у Негоже несть пременение», и «изменение десницы Всевышнего». Этим исключается возможность сделать его первоисточником нового для всех обязательного мировоззрения. Божество не машина для обслуживания идеологических потребностей. Перед Богом Дионисия Ареопагита, апостолов, псалмопевца---необеспеченность человека по части идеологии дорастает до неба, до «страха и трепета».

  Читаю и удивляюсь этой глубине синтеза, это не то, что  IV Вселенский собор 451 г. в ХалкидонеХалкидон (451 г.) , собравшемся в 451 году, когда по требованию Императора Маркиана (Благочестивого брачного союза с благоверной царицей Пульхерией) привели толпу буйных монашеских вождей, которые только кричали ---Слава Диоскору... . Ну, фанатики безмозглые, им наплевать, что они созвали разбойничий собор. И Император Маркиан, так от них ничего и не добившийся, оставил дело их вразумления соответсвующему епископу. (Я приблизительные цитаты приводил по Карташеву "Вселенские Соборы").

  Уважаемый, Владимир К, а ведь хорошее продуктивное мышление не даёт возможности такому жлобству даже возникнуть, а не то, что стать убеждением, от того и ценю мыслящих людей. А общаться я могу столь резко и впечатлительно, что когда я одному иерею сказал 4-ре слова, за то что он передразнивал батюшку, то он не мог отойти несколько месяцев, и оборзевшие бухие нищие от моего выговаривания---трезвеют, я этим талантом чисто психологически извёл всё карманное воровство в церкви, даже бойцы единоборцы на измену выпадают, а вам бы личность сломал бы наездом по технике за несколько часов, вы бы не вывезли ту крайнюю степень обезбашенности, воспринимаемую непосредственно, и у вас бы выработалась устойчивая рефлексия избегания, осложнённая проявлением оккультной болезни, при всём при том, что всё вами даже изображённое эмоцией---стало бы предметом непосредственного глубочайшего анализа, вплоть до того, что мысль о вас стала бы частью архетипа моей личности, и ни одна ваша деталь более не осталась бы без самого скурпулёзного обобщения, я сам ужасаюсь этих способностей, но нахожу великим делом разговаривать даже и с такими демагогами, как вы---культурно. Всех благ.

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 3 Март, 2017 - 23:07, ссылка

...Уважаемый, Владимир К, а ведь хорошее продуктивное мышление не даёт возможности такому жлобству даже возникнуть, а не то, что стать убеждением, от того и ценю мыслящих людей. А общаться я могу столь резко и впечатлительно, что когда я одному иерею сказал 4-ре слова, за то что он передразнивал батюшку, то он не мог отойти несколько месяцев, и оборзевшие бухие нищие от моего выговаривания---трезвеют, я этим талантом чисто психологически извёл всё карманное воровство в церкви, даже бойцы единоборцы на измену выпадают, а вам бы личность сломал бы наездом по технике за несколько часов, вы бы не вывезли ту крайнюю степень обезбашенности, воспринимаемую непосредственно, и у вас бы выработалась устойчивая рефлексия избегания, осложнённая проявлением оккультной болезни, при всём при том, что всё вами даже изображённое эмоцией---стало бы предметом непосредственного глубочайшего анализа, вплоть до того, что мысль о вас стала бы частью архетипа моей личности, и ни одна ваша деталь более не осталась бы без самого скурпулёзного обобщения, я сам ужасаюсь этих способностей, но нахожу великим делом разговаривать даже и с такими демагогами, как вы---культурно...

Пока Вы со мной всё это не проделаете, я буду на 100 процентов убежден в том, во-первых, что Ваша угроза это пшик, во-вторых, что Ваша угроза исходит только от Вашего умственного бессилия. Только!

Аватар пользователя Роман999

  Владимир К, вы не позволили себе даже оскорблений в мою сторону, потому я даже своих наработок по фене на вас не употребляю, но если хотите узнать, как я это умею делать, то вам небольшая выдержка по этим вопросам на ФШ:---чуть о понятиях ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКА, ССЫЛКАССЫЛКА. А чтобы воздействовать речью, то необходимо непосредственное восприятие, ибо 

    СОВЕСТЬ---суть ЭМПАТИЯ Божества всем естеством человека. [ЭМПАТИЯ---феномен эмоционально-чувственного глубокого разумно-интуитивного восприятия гаммы чувств другого человека (существа) в системе своих чувств. Это слишком быстрый и total процесс для описательности, буквально видно, как вы себя чувствуете.] Когнитивная психология (Найссер, Пиаже), в психолингвистиком аспекте, утверждает, что восприятие речи происходит эмпатически, с вовлечением всей структуры сознания и опыта (паттернами), и теми же когнитивными картами и перцептивными циклами, что зрение и рождение речи, сопровождаясь имитацией движений резонаторов, голосовых связок, гортани и даже мимики. Образы---это готовность, интенсия, к восприятию информации, фактически отсутствующей в непосредственности наблюдения; а речь---даже начинается как незавершённая перцептивная активность [ибо представляемое быть сказанным, имеет такое же сходство со сказанным, как ожидаемое к видению, и, собственно, увиденное]. Это ли не подтверждение Догмы о Боге-Слове и о слове человеческом?: “Ум (дар человеческий) рождает Слово, произносимое при содействии Духа, Слово хотя и отделилось при произнесении и явлении, но неотделимо принадлежит Уму.” Эмпатией постигается движение духа и суть изреченного. Ребёнок, эйдетически запоминая речь и воспроизводя затем огромное количество копирующих звуков, научается духовности себя самого и других, духовно-эмпатийным экстерном перешагивая все тернии психолингвистики (ибо рекурсивное овладение речью, на уровне первоклассника, требует около 100 жизней). Всему этому сопутствующая совесть [как Эйдетический эквивалент Бога-Слова, словестности души человека]---именно содействует душе, ничем не посягая на свободное достоинство человека. Именно эмпатией человек причастник всего духовного предания даже от Адама. А содействие совестью Самим Богом удерживает доброе и через тысячу колен, а злое---только по 3-4е колено, и лишь проклятье---по 7-е. Феномен детей-маугли лишь подтверждает стержневой фактор эмпатии духовной концепции в стратегии разворачивания мировосприятия, ибо готовность жаждущей души, не заполняясь человеческим---заполняется животным. Потому совесть---суть эмпатия Истины (объективности Божества), всяко подвигающая во спасение, свидетельством безумства обращается в отвергающих её. Не совестию ли изводится бездарь, завистью враждующий таланту? А раз талантам нужно помогать, лишь бездари пробьются сами, то безмерная помощь ИИ даже мизерному уму, доказывает---кто бог у идиотов, недвусмысленно предвещая их царство и скорый конец. 

  Владимир К, потому восприятие речи создаёт согласно принципов интуиционизма   порождаемому трансформационной грамматикой Ноама Хомскогои феноменологической социологии Альфреда Шюца---постижение движения духа, и потому имея опыт противостояния оккультной силе, можно по ситуации позволить этой силе чуть более в себя проникнуть (этот бес пожизненно ходит за мной, хотя и не по моей воле это так), и умея себя сдержать, то делаешь и этого человека причастником этого наваждения, но так как я имею опыт противостояния этому, то беспомощность того, на кого бес кинулся, вынуждает его принять мою авторитетность именно с целью взятия моего опыта противостояния, а я даже с антихристом разговаривал во сне и изучал его концепт, и его воздействие на захват мышления и пугания мною прочувствованы, и кроме того имею серьёзный вариант опыта противодействия оккультизму правовиков (они все сатанисты), потому кидаются на оппонента силы такие, что я от них глючился даже днём активно работая, хотя почти 20-тью годами раньше они в большем количестве довели меня почти до отчаяния всего за несколько часов, видел даже как святые молятся во спасение мне, и после этого наяву слова Священного писания светятся золотым светом. Вам такое и не снилось, и лучше не экспериментируйте с этим, а то вас это порвёт в погибель. Все нормы философии в моём пояснении соблюдены. И вас переубеждать смысла не вижу, ибо всех и каждого губит упорство невежд и беспечность дураков, ибо невежды в своём невежестве упорны, а дураки в своей дурости беспечны. В том-то и дело, что таланту всегда лютой ненавистью завидуют, но не понимают, что это Божия компенсация когнитивного диссонанса (КД), вызванного и притязанием таланта и альтруизмом его реализации, и именно с целью инсталлирования этого опыта в другие души, но жаба и злоба этого сделать не дают. ведь, если бы я не видел на зоне людей, адаптировавшихся без утраты личности, то вряд ли смог это совершить сам, и кто бы они ни были бы, я всегда буду их уважать, ибо их знанием я спас себя, потому и могу умствовать непрерывно, а власть хочет это отобрать, и чтобы зэки лицемерно уважали тех (вертухаев), которые имеют утверждённый департаментом план, как множить стукачество и интригами и унижением---удерживать власть над вверенных им в исправление. Во цинизм, и всё считается в норме. Всех благ. 

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 4 Март, 2017 - 15:38, ссылка

...И вас переубеждать смысла не вижу...

Что, голубчик, сопли потекли?

Аватар пользователя Роман999

Слышь ты идиот, да запретит тебе Господь твоё быдлогонство. Ты быдло, всё!! Слышь ты, Животное, даже не показывайся более на моих комментах. Пшёл вон!!!

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 4 Март, 2017 - 19:49, ссылка

Слышь ты идиот, да запретит тебе Господь твоё быдлогонство. Ты быдло, всё!! Слышь ты, Животное, даже не показывайся более на моих комментах. Пшёл вон!!!

Во! Оказывается у тебя своих-то силов нетуньки, чтобы мне угрожать. За Господа пытаешься спрятаться, как за маму, а оттуда повякивать. Расписался, стало быть, в том, что у тебя одни только понты на пустом месте.

И еще. Засунь свои капризы сам знаешь куда. Это форум, а не частная переписка, поэтому все комментарии свободны для критики. Ясно?

Аватар пользователя Роман999

Короче, вы в курсе, куда вам и почему.

Аватар пользователя admin

Вполне себе повод, ну не для моментального бана, но для предупреждения.

Повторится - бан. Без всяких отговорок.

админФШ

Аватар пользователя Роман999

Многоуважаемый, ADMIN, ну если вы взяли на себя труд прочесть что так уговаривал в его сторону сделать Владимир К, то сами же видели его просьбы---

 Владимир К, 4 Март, 2017 - 10:19, ссылка Пока Вы со мной всё это не проделаете, я буду на 100 процентов убежден в том, во-первых, что Ваша угроза это пшик, во-вторых, что Ваша угроза исходит только от Вашего умственного бессилия. Только!

 Владимир К, 4 Март, 2017 - 18:43,ссылка   Что, голубчик, сопли потекли?

  Владимир К, 4 Март, 2017 - 20:48,ссылка  Засунь свои капризы сам знаешь куда. Это форум, а не частная переписка, поэтому все комментарии свободны для критики. Ясно?

 Владимир К, 4 Март, 2017 - 20:48,ссылка  Во! Оказывается у тебя своих-то силов нетуньки, чтобы мне угрожать. За Господа пытаешься спрятаться, как за маму, а оттуда повякивать. Расписался, стало быть, в том, что у тебя одни только понты на пустом месте.

  Многоуважаемый, ADMIN, это реакция человека на мои ему умные листов на 5 комменты, разъясняющие ему необоснованность его притязаний. Т.е. этого Владимир К заклинило от злобы в мою сторону и он буде продолжать меня выхаривать и ещё вас брать себе в защиту. 

   Многоуважаемый, ADMIN, а почему вы не забаните или не предупредите этого  Владимир К??, он себя чувствует как ломовой в безопасности, ибо он именно тупо добивался и просил ему сказануть как положено, и именно этого требовал. Ведь если я трахну бабу по её просьбе, то меня невозможно привлечь к ответственности, ибо она этого хотела. Я вам привёл его просьбы, может он хотел подучиться базарить конкретно, и это намного менее действенный момент, чем если бы я его трахнул, ведь никакой сексуализм то не запрещён, потому нет в моих действиях состава противоправного деяния, он же этого хотел.

   Многоуважаемый, ADMIN, я только что отписал новый пост Тюремный эксперимент---Стэнфорд, в котором обобщил огромное количество материала, и таких много-познавательных постов на ФШ не пишут, именно от интеллектуальной недостаточности, исключения ваши посты, Болдачёва, Зорина, Философское кафе и мои. Лучше бы умненько прокомментировали бы что-то умное у меня, я ведь пишу свои мысли, облекая их в практикуемые теории. Талантам нужно помогать, а бездари пробьются сами, вот они и пробились на всю территорию ФШ, и вашими руками умных устраняют.

Аватар пользователя Владимир К

Моё дополнение к этой жалобе

Да, признаюсь, я обидел этого Роман999 больше, чем он меня. Теперь я на нём буду воду возить. Уповаю на то, что воду возить на ком-то на форуме не запрещено.

Аватар пользователя Роман999

Но это же вы на меня бочку катили так, что и ADMIN чуть было меня не забанил, потому, взялся за гуж---не говори что дюж! Катили бочку, так и вы и есть этот бочко-кат или водовоз, и не надо меня своим миром мазать, я не вашего полёта орёл.

Аватар пользователя Владимир К

Роман999, 4 Март, 2017 - 23:35, ссылка

 ...я ...орёл.

Признались, что Животное на самом деле Вы.

                    

Аватар пользователя Роман999

Вы же знаете, что стрелочник хуже этих... под знаком пи.. . Мою аллегорию с миром братьев наших меньших путать не надо, а то можно будет предположить, что вы и хрен с трамвайной ручкой путаете, а это серьёзная бочина. Я этой аллегорией вам пояснял, что у разного полёта особей пути хоть и скрещиваются, но не пересекаются, как то, что мне с вами одной дорогой не меряться. А вот не разумея аллегорий, то сами себя соотносите или к примитивизму водовоза, или к ущерблённости братьев наших меньших. И кто вы после этих доводов??

Аватар пользователя ВФКГ

Уважаемый админ, вполне допускаю Ваше нежелание разбираться в предыстории целенаправленного мобинга:

Владимир К, 3 Март, 2017 - 21:53, ссылка

Роман999, 3 Март, 2017 - 20:51, ссылка

  Уважаемый, Владимир К, вы конечно демагог со стажем. Всех благ я желаю обычно всем, с кем переписываюсь, потому это просто моя этика концовки коммента и к смыслу почти не приложима, кроме культуры общения...

То есть, пожелав кому-то что-то, на самом деле, Вы кому-то что-то не желаете, а только лицемерите, дабы у этого кого-то осталось благоприятное впечатление о Вас. И это Вы называете "культурой общения". Так, выходит, Ваша культура общения заключается в Вашем лицемерии.

Но реагирование на последствия неэффективно.

Аватар пользователя Владимир К

ВФКГ, 5 Март, 2017 - 02:48, ссылка

Уважаемый админ, вполне допускаю Ваше нежелание разбираться в предыстории целенаправленного мобинга...

Неверное словоупотребление, а также грамматическая ошибка. Ибо слово "моббинг" употребляется только в отношении коллектива, и еще относительно места работы -

Моббингэто коллективный психологический террор, травля в отношении кого-либо из работников со стороны его коллег, подчиненных или начальства, осуществляемые с целью заставить его/ее уйти с места работы.

И как видите, пишется с двумя "б".

Аватар пользователя fidel

В этом ракурсе рассмотрения табличка FIDEL---одна из самых примитивных тупорылостей созданных невежеством человечества. Всех благ.

 и это тоже для вас :)  как молятся на пятно мочи  

 

 

 

 

Аватар пользователя Роман999

  FIDEL, конечно представили вы зрелище того как молятся на пятно мочи, и до чего может дойти невежество в вере, то это же идёт от самих попов, это неудивительно, ибо сами попы, как правило народные артисты, умело играющие свою роль, и чтобы не слышать гласа совести, то они отупляют массы безприкословным послушанием. Но все их священно-действия истинно благодатны, но сами попы наследуют самый кромешный ад, и даже не имеют частного суда. Я начал в генетике разбираться всего за пол-часа, от благословения (точно что нечестивого) попа, до времени, когда придя домой стал читать непонятное мне, и сразу всё стало понятно, и это не исчезает. Это та же канетель, что и у евреев, их первосвященники и священство отступили от Бога ещё задолго до Христа, но наши не такие кромешные, как ихние. Вообще, святые говорят, что большинство из этих отступников вручат антихристу свою паству, они просто очень высокого о себе мнения, но антихрист и их и преданных ему христиан принесёт в жертву, ибо еда у него закончится через 6 месяцев, а править будет 3.5 года, и он даст им жвачку, чтоб оскотинить и использовать только для пищи более лютым его сторонникам. Им всем это непонятно, и они в это не верят, одуплятся в аду, на веки вечные. FIDEL, желаю вам не попасть туда же, но вы пока упорно не желаете этот путь миновать. 

Аватар пользователя fidel

из того что я вижу в ваших текстах - крайне упертая вера в некую сверхличность и его антипода, но то что вас заставляет строить подобные модели это неспособность выйти за границы личностного восприятия - вам необходим личностный диктатор конституирующий ваше мышление формами детского мифа. С точки зрении учения Хуана Матуса вы пребываете в рамках человеческой формы иначе вы не размышляли столь озабочено о каннибализме - вам видимо доставляет садомазохисткое удовольствие расчесываь себе нервы подобными садисткими сценами.

 

Аватар пользователя Роман999

  FIDEL, я не пытаюсь притянуть образы сверхличности и антипода таковой, но я в посте Захват души пишу: 

  А. А. Ивин логика учебник (1) 3  Глава 2;  1. ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА---Язык представляет собой необходимое условие существования абстрактного мышления. [И мышление немыслимо без языка.]  Язык возникает одновременно с сознанием и мышлениемЯвляясь чувственно воспринимаемой оболочкой мышления, язык обеспечивает мысли человека реальное существование. Вне такой оболочки мысль недоступна для другихЯзык - это непосредственная действительность мысли.  Логический же анализ мышления всегда имеет форму исследования языка, в котором оно протекает и без которого оно не является возможным. В этом плане логика - наука о мышлении - есть в равной мере и наука о языке.   Мышление и язык - две предполагающие друг друга стороны процессов познания и общения. Язык участвует не только в выражении мысли, но и в самом ее формировании. Нельзя противопоставлять «чистое», внеязыковое мышление и его «вербализацию»---последующее выражение в языке.

  Т.е., чтобы высказаться о чём-то, я должен занять независимое от него отношение и этим иметь возможность увидеть суть этого, что и подаётся в единяющем всё феномены человека---словом (подающем и мне возможность высказываться и о своей сути), как суть лингвистической теорией человека, но само выделение собственного мнения задаётся личностью, а рассмотрение этого---рефлексией лингвистического анализа, что не то же самое, но различаются как личная действительность и знание о ней. И мне оказывается, по А. Тарский Истина и доказательство, истина не доступна, по неполноте, но моё знание и не ложь, его содержательность обосновывает Веру, что мета уровень отчуждения лжи---будет достигнут, и по заповеди---"Дорогу осилит идущий"---ведаю, что это исполнимо, иначе---Вера моя пуста, ибо индукция всегда вероятностна, потому могу иметь не более, чем Веру, чего и всем в объективное укркепление души желаю. И Слово Бога в том, как я познан Им, в добрый или в злой удел, и это познание будет всегда вписано в каждую клеточку моего естества, в самое её единство. Потому и страшен вид Бога, что всё в этот момент вписывается во всё твоё естество, со всеми моими тайнами и Величием Славы Господней.

  FIDEL, я не столько озабочен канибализмом, сколько вершинным цинизмом со всем этим связанным. Это как в советских тюрьмах в побег брали с собой баранчика, чтобы в побеге червячка заморить, чтобы нигде не светиться. И баранчик шёл за своими авторитетами делая для них даже подвиги, это так действует слепое послушание, благодарность свою он получит от причмокивания его плотью урками. Всё это уже было, но и ожидается в самом дерзком и циничном варианте. 

   FIDEL, ваше---вам необходим личностный диктатор конституирующий ваше мышление формами детского мифа---в сути бред, ибо я в этом посте , утверждал и мифологичность познания вообще, и суть абстрагирования---

  Как я уже утверждал в САС и СТС---язык интенциональности не статичен, и определяет цветность интенционального движения, что, согласно дихотомии по  Антиномии Рассела, определяется светлым (+, сохраняющим сущность   интенциональности), или (-, поглощающим сущность интенциональности) тёмным цветом. И этот результат религиозно согласуется с исполнительным законом: «Дорогу осилит идущий», точно сводя в воздаяние, как исходы светлого, так и тёмного путей. А ум дан, дабы в свободе уберечься от уничтожения. 

 ---как то, что верный путь никогда не утрачивает всей своей первозданности, в отличии от неверного пути, в сохранение всей цельности личности.

   FIDEL, попытайтесь мною сказанное понять, а то я стараюсь, а вы даже не вникаете в написанное.

Аватар пользователя fidel

Слово Бога в том, как я познан Им, в добрый или в злой удел, и это познание будет всегда вписано в каждую клеточку моего естества, в самое её единство

сначала докожите,  что сущность называемая вами "бог" существует, а затем мы сможет обсудить его слова До этого момента я буду считать вас обычным трепачем

Аватар пользователя Роман999

 FIDEL, я же вам уже про это писал по ССЫЛКА, в своём посте Захват души, но вы проигнорировали мои доводы, и я просто вас к этой ССЫЛКА отправляю, прочтите ещё раз, там очень интересно и философски сказано, и не мною, но очень точно совпадает, ибо истинная мета Сущность, какой есть Бог---как не доказуемая в полноте, так тем более и не опровержимая, потому познаётся---Верой в невидимое и получением ожидаемого, без тени утраты первозданного естества. Это именно условие взыскания истины умом и душой, и "Зри и узришь... Дорогу осилит идущий". дабы иметь неложный труд и непреложное воздаяние по нему. Всё просто, и под обычным трепачём имейте ввиду себя, как комменты не читающего, но трепачёвским образом о них отзывающимся. Ибо иначе вам придётся признать всякий ум человека---заведомо необъективным, а следовательно не могущего производить соизмеримые с объективностью утверждения, т.е. балабольная душа.

Аватар пользователя fidel

мета Сущность, какой есть Бог---как не доказуемая в полноте, так тем более и не опровержимая

любая несуществующая сущность обладает теми же свойствами Думаю что ваши изыскания имеют предметом фольклористику и не более того .

 

Аватар пользователя Роман999

 FIDEL, я в своём посте Доказательство Халкидонского Догмата, привожу рассуждение, которое не может быть проигнорированно именно ввиду его нефальсифицируемости вообще. FIDEL, все несуществующие сущности, всегда могут стать предметом рассуждения только, если допускать их существование, а я доказываю вне всяких допущений, что достоверно существует сущностная универсалия, интерпретируемая как мета материальная, духовная сущность. И потому это не допущение, а необходимость. Причём доказывается кардинальное различие добра и зла, как вне начального добра и посленачального зла. И это снова неопровержимо, но и не доказуемо в полноте, но наблюдаемо верою, и этого невозможно утверждать в отношении несуществующих сущностей.

   Получается, что убеждённейший атеист Бертран Расселсам же вывел  существование Бога, как снятие материального противоречия в том, что материя и энергия---как связанный идеальностью законов сохранения---дуэт (в котором Бога нет, ибо иначе материально-энергетический дуэт был бы множеством всех множеств содержащим самое себя), сам по себе уже тем, что идеально существует---доказывает наличие над ним духовной иерархии. Гениальнейший философ и математик Бертран Рассел, своей антиномией впрямую доказал, что существует не материально-энергетическая иерархия, которая интерпретируется только теологически, ибо причинствует идеальному дуэту материи и энергии, и Антиномия  Рассела---это истинно свободный Господний Промысл в наставлении Рассела  совестью учёного на путь истинный. Идеальностью закона сохранения энергии доказывается, что материально-энергетический дуэт, полностью автономен, и это утверждает, что этот дуэт---замкнутое множество, но и оно не может содержать всего, т.е. своей сути оно не содержит, что делает очевидным существование теологически интерпретируемой сущности, ещё более выразительной, чем весь язык мат.-энергетического дуэта, именно по принципам мета превосходства, убедительно доказанным А. Тарским в мета теореме--- Истина и доказательство.

     Вообще, вопрос: само метафизическое, и знание о нём, мы имеем возможность обрести только в религиозных учениях, или есть альтернативы?---вполне уместен, и я его уже отчасти разрешил в посте Феноменологическая редукция и Бог тем, что поясняю трансцендентальную природу ума,как  трансцендентально  редуцируемую,  единяющуюся стремлением к истине, как единая коммуникация, но язык этой коммуникации понятен (доступен) только в интенциональности (в духе),  ибо говорит про цвет, т.е. про светлое или тёмное движение  интенциональности. Ибо в светлом движении---интенциональность не поглощается, т.е. не менее, чем первозданная  А≡А. Это принцип Антиномии Рассела в том, что всякое (сущностное)  положительное (+) мн-во себя не содержит, чего не скажешь об отрицательных (тёмных) множествах, этим утверждается, что замкнуто они и полны сами в себе, и, потому---не изначальны, иначе они бы себя не содержали, т.е. в (-) мн-вах сущность поглощается, и это определяется семантически, и способ противостояния этому засилию так же семантический, как разумное, в т.ч. предохраняющее, воссоединение с Творцом молитвенно. Отсутствие у теологии познания---альтернативы определяется в том, что наша связь с истиной и вся наша объективность---даны именно только через Бога, как Бога-Слова, ибо другой путь невозможен, именно потому, что семантически, в парадоксе строгой импликации утверждается, что истина следует из всего, потому ждём 2-го пришествия, но если сам по своей воле не пожелаешь воссоедениться с Богом, то как Ему нарушить твою свободу?? Отсюда понятно, что вне совести---разум вообще демоничен, этот демонизм не исчезает здесь никогда, дабы уповали верою, а не самостью, ибо, как не ведавший по святому крещению разум, определит светлую или тёмную направленность своего бытия, если он светлого на практике не ведал?? Т.е. всё остаётся так, как и предали нам Св. Апостолы и Сам Бог, а сам Халкидонский догмат есть суть адаптация догмой---Святого Предания, но по немощи нашей, не могущей вместить Слово Божие.

  FIDEL, снова вы балаболите, ибо ваше утверждение идеально фальсифицируемо.

Аватар пользователя fidel

а я доказываю вне всяких допущений, что достоверно существует сущностная универсалия, интерпретируемая как мета материальная, духовная сущность.

 Бог ветхого и нового заветаов отнюдь не "интерпретируемая как мета материальная, духовная сущность" - бог обоих заветов это личность, причем личность еврейского фольклора и только  в этом смысле существующаяв. Вы не привели и не можете привести каких либо иных вариантов ее существования

Аватар пользователя fidel

скажем те же последователи учения Хуана Матуса верят в метасущность называмую ими Орел и я не вижу каких либо причин считать что бог ветхого и нового заветов обладает большой степенью реальности

Аватар пользователя Роман999

FIDEL, всё, что доказывают последователи учения Хуана Матуса---всё это имеет только им доступные мистические обоснования, а я вам привёл доказательство неопровержимости метауровня материи и даже духа, причём я доказывал по признакам устранения антиномии Рассела. И ваша, FIDEL, злобность видна уже из того, что Орла последователей учения Хуана Матуса, вы пишете с большой буквы, а Бога Ветхого и Нового Заветов---с маленькой. Не удивлюсь, если вы хрен с трамвайной ручкой путаете или тупо погрязли в грязных жопных фантазиях, ибо ваш бог ---сатана, и вас с ним ожидает вечное отчаяние и безнадёжность. Ибо всякая вера в ложь---суть ложь, но вера в истину---истинная вера, вам этого не понять. Желаю удачи.

Аватар пользователя fidel

Начал читать ваши доказательства и сразу чуть не упал от смеха под стол - первое же доказательство - связанное с теоремой Геделя - у меня образование близкое к математике - ОТО и не надо меня смешить подобными текстами. Я даже обсуждать этот бред не намерен Наилучшие пожелания :)

Аватар пользователя Роман999

 FIDEL, да это вы от истерики под стол лезете, а теорему Гёделя я вспоминал только как метатеорему о условиях полноты и доказуемости таковой, но опираются мои доказательства на более сильный результат Тарского, в теореме о невыразимости истины средствами данного языка. Это не ОТО, и не юморное дурейтер-шоу, а научно обоснованная дискуссия. Вам это по тупости видимо не доступно. желаю удачи. 

Аватар пользователя главный колбасист

http://www.audioknigi-online.com/after-kastaneda.html

Спасибо за книгу.Работаю,слушаю.

Аватар пользователя Владимир Зорин

Профессор психологии Университета Ритсумейкан Акиёши Китаока, который исследует оптические иллюзии, опубликовал в своем твиттере фото, на котором нет красных пикселей. Тем не менее все мы видим красные ягоды клубники. Мы попросили объяснить эту оптическую иллюзию доктора психологических наук Марию Фаликман.

https://postnauka.ru/faq/73401

Аватар пользователя главный колбасист

Ну вот и дошли до конца.

Это получается ,если резюме,что в самой выгодной позиции оказываются последователи Хуана матуса .Если в этой жизни дошел до третьего внимания,то получаешь ,типа,бессмертие.  классно.

з.ы. прикольный ролик  https://www.youtube.com/watch?v=SnQkTfSpfOU