свобода и безликий закон

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия политики и права
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

феминизм и не идеология, а секта политическая, идеология не может разделяться по половому признаку. Истоки движения были безусловно коммунистического толка, что заметила и Латынина указав на левых. Идеология необходимо подстраивается под толпу, а не под индивида не имеющего идеологии вообще, а значит женский биопол в движении феминизма однозначно определил себя отдельно от мужского биопола, что и определило это движение как коммунистическое по самому факту позиционирования к какой-то толпе. Феминизм не мог освободить женщину, самодостаточность прилепляет к месту, любовь освобождает только, негативное позиционирование к необходимому в природной детерминации бесполого Тела указывает на объект сопротивления, и на неправильное ориентирование бесполого Тела в половой сфере индивида. "Я бесконечно, конечно, благодарна настоящему феминизму, который освободил женщину. Тем более, хотя, в общем-то, экономически, помимо политики, женщин, прежде всего, освободили цивилизация и прогресс" - здесь явное заблуждение публициста, цивилизация и прогресс складываются, а не освобождают индивида, освобождает индивида половая любовь, которая и преодолевает только зависимость от бесполого Тела, и зависимость эта может быть разной, и позитивной, и негативной, в препятствовании половому Тела индивида. "всякий почти во всяком обществе мог жениться и вымещать на жене все. Это был такой вид частичного рабства" - публициста подводит логика, жена не может быть рабой, и если добровольно в браке находится, Латынина разделяет коммунистические взгляды, где одна толпа непременно противостоит более мерзкой, отсюда объясняется и неприятие публицистом либералов, хотя либерал не ориентация, а любовь к свободе. Путин также любит свободу свою, но по ориентации комуняка, граждане иностранные агенты, а он либерал. "Понятно, что не все женщины были рабами. Тут, конечно, все зависит от личности, обстоятельства и так далее" - и тоже коммунистическая установка, рабство определено обстоятельствами, а не статусом граждан. "в Риме раб очень часто мог подниматься высоко, он мог значить в доме своего хозяина очень много" - это и значит что рабство чаще фикция, назвали рабом, и это как-будто что-то значит, хотя это и не рабство вовсе, точно также и гражданин сейчас в современной уже действительности далеко не свободен, и значит раб?! Сама правовая система необходимо порождает рабство всё в более изощрённой и незаметной для граждан форме, но этого рабства никто не замечает считая себя вполне свободными гражданами в свободной стране, и слава богу женщины как более чуткие натуры заметили, но переложили чувство на недостойный их объект. "мужчины соперничали друг с другом, а не вымещали свои чувства силы и раздасованности на женщинах" - причина никак не связана со следствием, эффект потери Тела Матери и не с женщиной конкретной связан, а с объектом сопротивления бесполого Тела, что к половому Тела индивида не имеет прямого отношения, и преувеличенное значение феодальной чести связано с обыденными представлениями, без изучения вопроса. "Вас вызывает научный руководитель и говорит: «Ты поставишь на статье мою подпись или она не выйдет». И никакого харассмента. А какая несправедливость" - публицист не понимает и что такое справедливость, хотя это то, что есть, а не то, что представляется, и здесь проявляются коммунистические взгляды на вещи, где справедливости придают признак должного, а в этом случае имеем проект справедливости, что иное. Либерализм и коммунизм близки в основании своём, где господствует фиктивная доктрина общего блага, понятно это ублюдочные системы ориентации, вне индивида, а фашизм придал динамику этому процессу. "левые пытаются увеличить число вэлферщиков. Они так любят бедных, что считают, что их должно быть побольше" - это скорее вынужденная мера, вэлфер подачка, а значит не может заменить гарантию, и появление бедных не инициатива левых, это конструкция либерал-фашизма недееспособна и разваливается. Коммунизм никогда не играл роль причины, а был следствием либерализма и его возникающих проблем, невозможно идиотов фантастов вроде Сен-Симона, Фурье, Оуэна, считать основателями этой доктрины, без появления толпы при развале империй и работающего под толпу безликого закона доктрина не реальна. Если коснуться доносов на прошлое, это эффект безликого закона, который не имеет времени действия, так как не связан с индивидом действующим во времени, и Путин всегда упреждает действия врагов, что к праву никакого отношения не имеет, и когда называют такое применение закона политикой, то это абсурд. Если США действует в той же манере, разумеется и там либерал-фашизм, что не оправдывает Россию, ведь это преступление перед гражданами, а другие идиоты нас не должны интересовать, в США они или Европе. Политики в основном кастраты, а значит их роль в продвижении феминизма тоже имеется, пусть не прямая, но косвенная, например алименты и материнский капитал направлены по существу на уничтожение семьи, семья не может сообщаться с внешним миром, иначе это не семья вовсе, а хозяйственная община с идиотами. Право в семье также имеет ряд отличий от права за пределами семьи, и ювенальная юстиция преступление либерал-фашизма, где дозволяется службам под предлогом непорядков в семье изымать от матери детей. Совершеннолетие определено безликим законом от фонаря, бесполое Тела достигает его в 20 лет, когда брак для женского биопола полностью теряет смысл, так как самодостаточность бесполого Тела перекрывает девушке пути к половой любви, а значит и это преступление либерал-фашизма против свободы индивида. Девушке можно выходить замуж в 14-15 лет, а совершеннолетие в 18, так поздно в брак раньше не шли, что и привело к понижению авторитета родителей (так как после 18 им нечего сказать девушке) и к разврату. Путин разглагольствует о традициях, а никто не изучал историю брака, в каком возрасте надо думать о нём, 9 лет понятно перебор, как в Турции хотят, но на фоне 30 летних идущих в брак это выглядит уже прилично. Подумайте где есть равенство мужчины и женщины, если "женщина не существует... как и сексуальные отношения" по Лакану, значит женский биопол не равен мужскому, что феминизм не берёт в расчёт по идиотизму своему, биопол ещё не женщина (мужчина), а его составляющая всего лишь, и сексуальность не природное качество, а обретённое при выполнении некоторых условий функционирования бесполого Тела. Почему либерал-фашизм пришёл к определённым законам о браке, это конечно было запросом толпы, которая разумеется от бесполого Тела граждан имеет происхождение, потому что глупости не придумаешь. Отсюда и заблуждения Фрейда и его последователей, они думали природа участвовала в возникновении сексуальности индивида, а не определённая организация брака, и в определённом возрасте биополов, откуда пошла мода по переделке биопола, если действительно проблема в природе и потребностях идиота. Феминизм и не был изобретением одного глупца, движение также имело происхождение от бесполой толпы, и если в нём чаще участвуют женщины не говорит что они только придумывают глупости, и мужчины также, если в бесполом Тела все равны и в равной степени идиоты, и даже Эйнштейн со своей идиотской формулой. Важен социальный интеллект, а не технический (наука) или технологический (либерал-фашизм), и интеллект этот горизонтально выстраивается в отличие от перечисленных, в диалоге и половой любви. Субъект права не достаточен если исходит не от индивида, а при недостаточности индивида господствует уже безликий закон и в религиозном обосновании, из-за неопределённости уголовного законодательства, которое сейчас определяется верой и чувством, а не критерием санкций данных гражданину как ориентир. Спросите любого правоведа и законодателя, откуда начинается реформа правовой системы, и он не ответит, а судя по делам реформа не прошла и граждане оказались в том же совке, и с другой идеологией только. Невооружённым глазом видно что сажают по признаку лояльности, и никому дела нет, здесь не хватает индивида во власти чиновника, лишённой здравого смысла и в профашистской направленности развития. Индивид складывается в общине только, пример Спасителя уже имеется, и право используется им, а не направляет его как кажется современным правоведам и законодателям, идеальной общиной является семья, и когда специалисты по праву и законам  говорят что достаточна правовая реформа, то они просто идиоты. Как поступили со Спасителем власть предержащие, они отдали его в распоряжение толпы, вполне законно и в духе того времени, сейчас та же власть прикрывает свои действия фиктивным судом в духе той же толпы, и такое было бы невозможно если не безликий закон, который судит не поступок, а законное действие, где поступок определяется не правовым, а законным способом, и ничего со времён Спасителя не изменилось. Поступок социальную имеет значимость всегда, даже при нарушении уголовного законодательства, иначе которое не могло бы изменяться в пользу гражданина, а не преступника или чиновника недобросовестного. Законный поступок это фикция используемая недобросовестными чиновниками вроде Путина и холуями его. Поступок не может априори быть законным, пока это не решит суд, только не российский, имеющийся сейчас. Может чиновник иметь поступок? нет, функция не предназначена для такого действия, она под законом, поступок - это то, что можно оценить, а оценить можно только законное или незаконное действие чиновника. Чиновник выступает в должности своей не как индивид, а как подзаконная функция от индивида, притом индивид этот не является субъектом права, а значит чиновник не равен гражданину, сейчас всё наоборот, и перевёрнуто, когда чиновники выступают хозяевами жизни с огромными привилегиями, а граждане их рабы, и всё это благодаря безликому закону которым чиновники управляют формируя бесполую толпу идиотов. Поэтому для реализации свободы необходимы две вещи, семья, не липовая разумеется, а в браке и полная, где и может возникать индивид, и субъект права исходящий от индивида, который вне безликого закона.

прекрасный повод поговорить  о новой нетотальной идеологии, которая стала трендом года – феминизме. Поскольку я женщина, для меня это двойне повод. Потому что, если бы не движение за освобождение женщин, понятно, я бы здесь не сидела. Я бесконечно, конечно ,благодарна настоящему феминизму, который освободил женщину. Тем более, хотя, в общем-то, экономически, помимо политики, женщин, прежде всего, освободили цивилизация и прогресс.
Потому что с того момента, когда появились сложные формы общественного устройства и до начала XX века женщина, конечно, была одним из видов раба. Это был такой простейший вид раба, который всегда был под рукой. Не всякий человек мог завести себе раба, но всякий почти во всяком обществе мог жениться и вымещать на жене все. Это был такой вид частичного рабства, который даже в Европе сохранялся почти до Первой мировой, в мире во многих местах существует и до сих пор.
Понятно, что не все женщины были рабами. Тут, конечно, все зависит от личности, обстоятельства и так далее. Ну так и в Риме раб очень часто мог подниматься высоко, он мог значить в доме своего хозяина очень много.
И второе, что бы я хотела сказать, собственно, перед тем, как я перейду к феминизму. Вот очень часто Европу противопоставляют Азии и спрашивают: Почему Европа в своем развитии отличалась от азиатских стран, что, на первый взгляд, довольно бессмысленный вопрос, потому что Азии как таковой нету. Китай не похож на Индию, Индия не похожа на мусульманские страны. Но, как ни странно, у Азии, у всех этих стран совершенно различных по культуре, действительно, была одна общая вещь, а именно: в этих странах было многоженство и гораздо более низкое положение женщин, чем в Европе. Потому что до того, как Европа стала цивилизованной, она стала моногамной.
И очень часто, когда спорят о том, что сделало Европу Европой, говорят о праве, законе, науке, отношению к частной собственности. И, как ни странно, мне кажется, что один из самых важных антропологических фундаментальных факторов был как раз статус женщины. То есть принципиальные различия, связанные с моногамным и полигамным браком. А потому что задолго до того, как женщина в Европе получила права, женщина особо правящего сословия в Европе имела уникальный статус. Это не то значит, что ее особо уважали. Она продолжала быть товаром, но она была уникальным товаром, потому что в силу моногамного брака, да еще когда вы не можете развестись, детей у западных монархов получается мало и, выдав замуж дочь или женившись, можно было раздобыть новое королевство. Вот, к примеру, есть империя Габсбургов, которая образовалась, несмотря на то, что император Максимилиан проиграл все свои войны, но он присоединил к владениям Габсбургов Фландрию, Испанию, Богемию и Венгрию с помощью брачных союзов.
И ничего подобного на Востоке не было, потому что если халиф или эмир не был эксклюзивным гомосексуалистом, то у него сыновья имелись оптом, и на Востоке царства расширялись завоеваниями, они никогда не расширялись брачными союзами. И, соответственно, поскольку на Востоке жен было много, женщина не была уникальным товаром и обмен женщинами не был сделкой между равными. Вот тот, кто отдавал дочь замуж за султана, ничего не получал взамен, соответственно, и султаны не испытывали потребности укреплять свою власть через брачные союзы. Они просто составляли гаремы из самых красивых женщин.
Вот женщина на Востоке не была для правителя средством укрепления власти, составления союзов, она была всего лишь способом демонстрации безграничной власти. Наоборот, на Западе брак был для правителя жизненно важным способом укрепления власти. Кстати, это прекрасно показано у Джорджа Мартина, в моей любимой «Игре престолов».
И, соответственно, поскольку женщина была эксклюзивным способом заключения союзов, соответственно, у нее был совершенно другой статус. Для того, чтобы товар имел высокую цену, он должен быть эксклюзивным. Бессмысленно заключать союзы, если у тебя 20 штук жен.
И еще одна специфическая для Запада причина: Женщина была хозяйкой замка. Она распоряжалась не просто в нем хозяйством, она обороняла его во время осады. А замок – это совершенно особая форма жилища. Это не крепость, не город, не вилла. Крепость обороняет начальник гарнизона. А замок – это стратегическое укрепление, хозяин которого часто отсутствует, потому что он исполняет свои обязанности военные под знаменами своего синьора. И очень часто женщина охраняла этот замок. И почему трубадуры стали воспевать хозяйку замка? Потому что она была серьезной военной и экономической силой. Не могло быть на Востоке культа хозяйки — начальника гарнизона.
И собственно, благодаря этому мы уже в XIX веке видим мужчин европейских, которые соревнуются перед женщинами. Мы видим, зачем пашет мужчина? Затем, чтобы привлечь себе самку. И это то, чего не было на Востоке. Вот есть такая книжка женщины Вафа Султан, она называется: «Бог, который ненавидит». Это сирийка, уехавшая в США. Это простая книжка, но с очень простой мыслью, что если женщина является собственностью мужа, который отводит на ней душу, который знает, что он хозяин, а она раба, то в результате образуется глубоко дисфункциональная семья, в которой с большой вероятностью вырастут глубоко дисфункциональные сыновья, которые вместо того, чтобы самоутверждаться за счет того, что они делают, будут самоутверждаться за счет женщины в семье: жены, сестры или дочери.
Феминизм, эта высокая роль женщины, которая привела к тому, что те привилегии, которые имели женщины знатных сословий, постепенно распространились вниз, привели к тому, что мужчины соперничали друг с другом, а не вымещали свои чувства силы и раздасованности на женщинах. И, собственно, в этом году мы видим новую историю. Мы видим череду скандалов, в которых уже мужчины постоянно оказываются виноватыми. И это меня очень удивило. Потому что феминизм – это, конечно, хорошо, но самое большое, где есть приложение феминизма, это Ближний Восток, где везде, за исключением Израиля, женщина продолжает являться собственностью мужа. В Саудовской Аравии она вообще является домашним имуществом. Ее можно убить, можно изнасиловать. Реально тебе ничего не будет. В конце концов, в Саудовской Аравии за групповое изнасилование женщины, если женщина пожалуется, то, скорей всего, она будет казнена, потому что свидетельство женщины стоит меньше по шариату, чем мужчины. Просто мужчина скажет, что это она сама развратница захотела, и такие случаи бывают.
Причем, в общем-то, это униженное положение женщины не только на Ближнем Востоке. Сейчас, когда большое количество мусульман живет в Европе, это происходит в Европе. Когда мы видим в Британии целые колонии женщин, которые не знают, что они живут в Британии, что они имеют какие-то права. А мы видим женские обрезания, которые происходят прямо в Европе. Убийства дочерей, сестер в рамках убийств чести. Мы видим женщин в хиджабах. Мы видим многоженство. И вот я вижу, что примером мирового феминистского внимания все эти вещи не являются. И есть даже феминистки, которые говорят, что женское обрезание – это способ самовыражения, что феминистки защищают право женщин носить хиджаб, и что газета гардиан, которая совершенно съехала с глузду, раз за разом публикует совершенно фантастические тексты о том, что какие-то представления о том, что в исламе что-то не то с правами женщин – это нацизм.
При этом Хилари Клинтон, которая позиционирует себя как борец за женское равноправие, едет в Саудовскую Аравию и там в своем выступлении ничего не говорит о положении Саудовских женщин, а потом получает от саудитов 100 миллионов долларов пожертвований.
Или вот ровно на этой неделе была совершенно фантастическая история, что в Берлине после того, как два года назад в Кельне происходил тахарруш, то есть мигранты массово щупали, грабили и харассили женщин, — в Берлине для празднования Нового года для женщин сделали островки безопасности.
Или вот только что высший религиозный совет Турции, главой которого, между прочим, является Эрдоган, опубликовал постановление, что девочек можно выдавать замуж с 9 лет. С 9, Карл! Все правильно. Как известно, согласно хадисам, пророк Мохаммед женился на Айше, любимой жене, когда ей было 6 лет. И в возрасте 9 или 10 лет, Мохаммед, которому тогда было 53 года, исполнил свои супружеские обязанности.
Казалось бы, вот такие вещи должны быть предметом обсуждения. Но предметом обсуждения Харви Вайнштейн, который, действительно, жуткая сволочь. И, скажем, предметом травли пали несколько английских политических деятелей. Вот, например, пострадал заместитель Терезы Мэй Дэмиан Грин. Преступление Дэмиана Грина состояло в том, что некая журналистка Кейт Молтби написала статью, в которой сообщила, что один раз Дэмиан Грин чуть-чуть почти едва дотронулся в пабе до ее колена, а второй раз, когда она опубликовала свое фото в корсете, послал ей эсэмэску, в которой предложил попить ей чай. При этом Дэмиан Грин был старый приятель ее семьи. Он, собственно, всячески способствовал ее журналисткой карьере. Он дал ей интервью, еще когда она была студенткой. Она продолжала с ним после этой ужасной эсэмэски общаться, когда он стал министром, и сама всячески нарывалась на общение.
Та же самая история в декабре с другим человеком. Студент Лиам Аллан. Тоже на него подает дама за изнасилование. Полиция просто не потрудилась прочесть ее эсэмэски. На суде выяснилось, что прямо в эсэмэсках эта дама рассказывает, что все было классно и тоже ей захотелось продолжения.
Таких случаев я могу цитировать гигантскими количествами. Но я сейчас немножко о другом. Я о том, что сексуальное поведение человеческой самки в течение многих тысяч лет было предметом самого строго регулирования. Китайцы бинтовали женщинам ноги, арабы вырезали им половые губы. Евреи побивали неверных жен камнями – всё, чтобы как-то обеспечить мужчине монополию именно на эту самку.
Сексуальная революция отправила эту систему табу на свалку. Но, к сожалению, вслед за свободой приходит и ответственность. Ответственность не в том смысле, что женщина, если она сама залезла в постель мужику, типа она сама виновата. Ответственность в том смысле, что никто не виноват. И вот я долго думала, что меня смущает в этой истории. Конечно, одна вещь – это ситуация. Когда женщинам дают возможность быть доносчиками, а вторая вещь – это когда фактически происходит инквизиция, когда мужик не может оправдаться, потому что не всегда же была переписка в Фейсбуке. А согласно современным правилам, принятым на Западе, если женщина говорит – было, значит, было. И мужик не всегда может предъявить, что не было.
Но меня смущает гораздо более важная вещь. Это попытка регулирования в «Прекрасном новом мире», как у Олдоса Хаксли мельчайших деталей человеческого поведения, того, что должно быть территорией свободы. Вот самое главное, что меня смущает, это именно регулирование. Потому что мы можем прочесть очень много душераздирающих текстов, в том числе, и российских, что вот какой ужасный харассмент: женщина работала где-то, а там была сволочь, которая все время щупала ее за задницу, или от секретарши требуют спать с омерзительных шефом. И в чем тут фишка? В том, что все в мире не отрегулируешь.
Вот возьмем ту самую отвратительную ситуацию, когда у девочки ни кола, ни двора, а ее лапают, подмигивают и фактически насилуют. О’кей, а теперь, допустим, попробуем изменить вводные. Вы молодой ученый, вы написали статью. Вас вызывает научный руководитель и говорит: «Ты поставишь на статье мою подпись или она не выйдет». И никакого харассмента. А какая несправедливость. Вот это самое важное: люди причиняют друг другу очень много боли. Но не вся человеческая боль, которую люди друг другу причиняют, поддается регулировке законами.
И жизнь несправедлива, ее нельзя отрегулировать, запретив харассмент, потому что если вы вводите систему, при которой харассмент любого вида становится наказуемым, вы развязываете руки не тем, кого харассят, а вы развязываете руки достаточно нехорошим людям.
И тут мы возвращаемся к самому главному. Как получается, что в современном левом истеблишменте союзником является Линда Сарсур, которая ходит в хиджабе и не является союзником Айан Хирси Али, которая действительно борется за права женщин в исламе? Есть очень простое объяснение, что есть левый истеблишмент, которые с начала 20-х годов проникает сначала в интеллектуалов, потом в университеты. Теперь он в значительной степени находятся во власти.
Это люди, которые ненавидят буржуазную культуру и хотят получать голоса избирателей. Сначала они рассчитывали на пролетариат, потом пролетариата не осталось. Вместо него остались вэлферщики. Поэтому левые пытаются увеличить число вэлферщиков. Они так любят бедных, что считают, что их должно быть побольше. Потом они решили опираться на колонизуемых, поэтому они всемерно стремятся увеличить число мигрантов.
И сейчас они нашли другой ресурс – три миллиарда женщин. Достаточно объяснить женщинам, как их страшно обидели, и это гигантский электоральный ресурс, и это ставка на тех, кто не может решить свои проблемы сами. Потому что да, харассмент – это правда, но если вы хотите за харассмент судить, то или вводите шариат и обратно средневековье, или вы вместо одного конкретного мерзавца, который злоупотребляет своей властью над женщинами, передадите власть другим мерзавцам, которые будут злоупотреблять вашими правилами. 
https://echo.msk.ru/programs/code/2123728-echo/ Интервью / Юлия Латынина — 06 января. 2018

Связанные материалы Тип
что стоит за протестами Дмитрий Косой Запись
либерализм и либерал-фашизм, в чём разница Дмитрий Косой Запись
толпа и христианство Дмитрий Косой Запись