СМЕРТЬ НА СНОСЯХ. Что труднее зачать, выносить, изгнать – Не́что или Ничто́?

Аватар пользователя Юрий Кузин
Систематизация и связи
Основания философии

Вопрос этот стар как мир. Не могу отказать себе в удовольствии напомнить некоторые реалии. Ведь, кажется, ещё Платон и неоплатоники, а следом и Гегель поставили Ничто́ в один ряд с такими категориями онтологии как Бог, Бытие, Абсолют… Аристотель утверждал, что природа не терпит пустоты (лат. natura abhorret a vacuo), следовательно,  небытие - фикция. В математике и языке программирования, однако, эта фикция обрела вполне конкретные символы: 0 в арифметике, nothing в (VB.Net), null в (C, C#, Java, и др), None в (Python), nil (в Ruby, Lisp). К примеру, Null в SQL символизирует отсутствие данных.

Некоторые физики допускают квантовое туннелирование из ничего (1), другие зарождение Универсума связывают с флуктуациями в вакууме (2),  

Потерпев неудачу с исследованием нулевой степени письма, Р.Барт счёл, что стиль, - сухой, сжатый, - которым Камю очерчивает Мерсо в «Постороннем», не достигает цели: литературность не исчезает вовсе; хуже – она рядится в изысканный полупрозрачный газ, что производит прямо противоположный эффект, - нагромождение отсутствующих форм, которые, сверкнув пятками, кажут нос изо всех щелей "кастрированного" текста. ВООБРАЖАЕМОЕ усмехается по-вольтеровски, и возвращает автору/читателю все жировые складки, срезанные ланцетом деконструкции, само-цензуры и заботы о диете ума. Литература торжествует. Она не только не обнуляет свои претензии, - им автор надеялся дать от ворот поворот, - а с ещё большим аппетитом усаживается за стол, водружает на грудь салфетку и вооружается ножом и вилкой. Пустота ломится. От избытка худобы, речь страдает отдышкой, как тучная дама, а в разряжённом воздухе абзацев, где атомы одиноко скитаются по орбитам, - тесно, душно, не протолкнуться. «Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова; письмо есть всего лишь предложение, отклик на которое никогда не известен», - так Р.Барт оценил шансы Ничто́ на существование, препоручив изгнанника потенции бытия, не очень то и надеясь на эту ветренную особу.

Но Ничто́ не может быть гиперболой, приуменьшением сущего. Как антипод бытия, Ничто́ есть чистое отрицание, инверсия, унарная операция над суждениями, логическое «НЕ» в логике. Исходя из того, что переменная принимает одну из двух возможностей: 0 («ложь») и 1 («истина»), где отрицание F обозначается чертой над переменной, указывая на отрицание (инверсию), в логике принято называть небытием - отсутствие, отрицание бытия. Но нет ли в этом допущении логического противоречия? 

Утверждая, к примеру, что Ничто́ – есть способ существования небытия, разве мы не упускаем из виду тот факт, что то, чего нет, не может обладать субстанциональным признаком (существование, логический аргумент А) и функцией (предикат, атрибут, логическая функция F(A)).

Есть лишь одно исключение: Ничто́ «существует» как формально-логическое понятие, предмет представления, идеальный объект, очевидно, имеющий и субстрат, заявляющий о своей негации по отношению к сущему. Однако и здесь нас подстерегают неожиданности. Господь, как сказано в Писании, сотворил «небо» и «землю» из ничего (2Мак. 7:28). И прежде, чем засучить рукава, Отец пребывал в хаосе неопределённости. Небытие описано в Ветхом Завете как отсутствие образов, радующих глаз, неприкаянность, бесприютность Творца («Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1:2).

Однако, если Бог Вездесущ, бытие Его должно простираться как на Сущее, так и на Ничто́, что абсурдно. Ведь, становясь местопребыванием Создателя, Ничто́ обретает полноту, присущую Совершенству, и становится «чем-то». Следовательно, нельзя создать что-то из ничего, если последнее уже есть «что-то».

И, опять же, если Промыслитель сотворил Мiр из Ничто́, из подвластного ему «что-то», где он пребывал до сотворения мира, и где, очевидно, сосредоточены потенции к продуцированию и репродуцированию, то не умоляет ли это обстоятельство Бога? Ведь, приписывая Благу неполноту, исчерпанность, недостачу чего-либо/кого-либо, заявляя, что Творец, не обладая чем-то стоящим, восполняет недостачу, мы тем самым нивелируем принцип, различающий абсолютное и относительное, трансцендентное и имманентное, причину и результат, а самого Творца уподобляем комической швее, штопающей носки.  

Вопрос не праздный. Ещё Лейбниц писал: «Почему существует Не́что, а не ничто, ибо ничто более просто и более легко, чем нечто?» Хайдеггер слегка видоизменил вопрос: «Почему вообще есть сущее, а не наоборот – ничто?» Наивная интуиция Лейбница, что ничто «легче» и «проще» небытия, не выдерживает критики. Первое возражение, - оно же и самое простое: чтобы родить, требуется семь месяцев; чтобы убить - восемьдесят лет. Скажут: жизнь в утробе и жизнь на смертном одре всё равно жизнь. Даже смерти требуется время – агония, что же говорить о Ничто́, которому, похоже, не приходится и пальцем пошевелить, чтобы стать тем, чем оно суть. Ибо, как говорил Парменид: «Есть — бытие, а ничто — не есть».

Ничто́ не выточило метчик из болванки. Не проделало работу. Нет изделия, нет и цены, нет, наконец, акций, которые бы котировались на рынке. Но есть ценности, есть эпистемы. Есть такое полагание себя сущим, такое доподлинное знание о пропасти, над которой предстоит пройти без страховки, что никакие резоны само-сохранения, не отвадят Бытие от главного – бытийствовать вопреки всему.

Другими словами, Ничто́ не укоренено в бытии. И всё, что выталкивается из Ничто́ в сущее, - по необходимости ли, в силу случая ли,  казуального и (или) каузативного волеизъявления ли, - так вот, вся эта обусловленность должна приниматься в расчёт. Не стоит отказывать и прото-сущему в «воле к власти». И потенция, прежде, чем проклюнуться, должна пройти кастинг, - разумеется, если «другой», ворвавшийся на вечеринку с чёрного хода, не получит роль первым)))

А, проиграв, ум может лишь редуцировать себя, поскрести по сусекам мысль, довольствуясь крохами, которые и «философскими»-то трудно назвать. Но что же такое Ничто́? И что прикажете с ним делать?

Ничто́ - это фигура умолчания, поскольку референция не позволяет точно установить, что эксплицированно, а что имплицированно в данном дискурсе (explicated vs. implicated). Трудность представляет и буквальное (конвенциональное) значение слова (natural meaning). Что же касается  внутреннего, скрытого смысла - того, что подразумевает местоимённое существительное, среднего рода, единственного числа, в именительном и винительном падеже, - то извлечь его не так просто. И в самом деле, пытаясь уяснить, что, собственно, «имеется в виду» под Ничто́ (non-natural meaning), нам без инференции (додумывания, домысливания) не подступиться к этой категории, не говоря уже о критериях истинности, вытекающих из её предикатов (truth conditions). Таким образом, говоря о том, чего нет, следует воздерживаться от пропозиций. Ничто́ непостижимо и неизреченно. Знание о Ничто́ выводится имплицитно. И если в момент высказывания Не́что исчерпывается буквально произнесённым словом, и не выходит за рамки конвенциональных импликатур (conventional implicatures), Ничто́ «распечатывает уста», чтобы достучаться до говорящих, - здесь в ход идут полунамёки, подразумеваемые, небуквальные аспекты значения, интуиции, извлекаемые потенцией сущего из смысловой полудрёмы (theme, rheme, topic). Здесь коммуникация пускается во все тяжкие, извлекая из бабушкиных сундуков похоронные деньги - неконвенциональные речевые импликатуры (non-conventional implicatures). Ничто́ обретается на кромке высказывания не как пропозиция, а как пресуппозиция – то, что когнитивно предшествует и приуготовляет высказывание, активно задействует субъект. Отсюда очевидно, что дискурс вокруг Ничто́ возможен и должен вестись на равных, как кооперация познающего и познаваемого.
Такое взаимопроникновение, однако, невозможно в парадигме соссюровско-хомскианского редукционизма. Уповать, как и прежде, приходится на откровение, религиозный опыт, где, выступая в роли чистой потенции, чистого принципа, чистой презумпции, Ничто́ выходит на свет из тёмного закутка, где, затаив дыхание, ожидало товарища детских игр. Игры креативны. В них клокочут смыслы, которые извлекаются не вербально, а тактильно, что роднит интуицию с мифологией, где всё возможно, и где о бесконечном, о бытии и небытии, сказано куда больше, чем в компендиумах, наводняющих полки библиотек и сетевые ресурсы. В мифе об Одиссее, например, Ничто́, став «Никто́», рукой хитроумного скитальца ослепило циклопа Полифема, встретило в Аиде прорицателя Тиресия, чтобы, узнав предначертанное, вернуться (из небытия) в Итаку и расправиться с женихами. С какой целью? Чтобы обрести утраченную субъектность. Ничто́ ревниво отстаивает суверенное право существовать, что, собственно, и доказывает данный текст.  

Ничто́ - это субстанция, и, как монада, - пусть и ноуменальная, - структурировано, редуцировано и откалибровано под собственные задачи:

а) обеспечивать транзит/трансфер сущего, исчерпавшего потенции бытия или, напротив, преисполненого бытием, готового воплотиться, выйти из узилища потенции, - при этом «на склад/со склада» возвращается или выходят, как сухой остаток (идеи/формы), так и субстрат (материя);

б) выполнять репродуктивную функцию бытия; при этом, как непредсказуемое, спонтанное отрицание, Ничто́ негативно и по отношению к себе, поскольку, вопреки деструкции, присущей небытию de jure, погибель носит под сердцем плод неразделённой любви к сущему - Не́что своего Ничто́.  

Будучи имманентно себе, Ничто́ трансцендирует, вызывая к жизни творчество, само-порождение сущего из рутины. Ничто́ - то, что было до Слова, что дышит Ему в затылок. Как «вещь сама по себе» (нем. Ding an sich), ограничивающая познание (рамка/шесток), Ничто́ заставляет субъект поворачивать глаза зрачками внутрь, что делает продуктивным бытие мысли, знающей свой предел позитивно, но не негативно, как слепое сущее. 

Распространённая ошибка - наделять Ничто́ атрибутами Не́что только со знаком минус, как это сделал Блаженный Августин в концепции «двух градов». В бытовом сознании, да и в массовой культуре в целом, инфернальное - это зеркально отображённое божественное. Разве демоны не похожи на ряженых? Разве, заглянув краем глаза в Тартар, Аид, Шеол, Геенну, Нараку, Жёлтые источники, и даже в Ад Данте, где в первом круге (Лимбе) претерпевают муки некрещёные младенцы; во втором - сладострастники; в третьем - чревоугодники; в четвёртом -  скупцы; в пятом - (Стигийское болото) - гневные и ленивые; в шестом - еретики и лжеучители; в седьмом - тираны, самоубийцы, игроки, богохульники, содомиты и сводники; в девятом - мошенники на доверии, предатели и, наконец, сам Люцифер, - так вот, разве перелистывая страницы La Divina Commedia, мы не обнаруживаем в Аде Данте всё то же государство, судопроизводство, пенитенциарную систему?

Примечания:

1. Виленкин А. Мир многих миров. Физики в поисках иных вселенных. Мю, 2011. С.236-240.

2. Tryon E. Is the universe a vacuum fluctuation? // Nature. 1973. № 246. Р.396-397.

Комментарии

Аватар пользователя Юрий Кузин

Увы мне, грешному! Похоже, ФШ давно уже плещется в мутных водах Стикса, и нет руки, способной хватать из жижи всех незадачливых пловцов))) Где Вы, - о, мудрейшие из штурмовиков: Борчиков, Boldachev, Андреев, 77, Дилетант, В.Андрияш, Эрц, Ветров, Толя, kto, Горгипп, mosk_on, Совок, VIK-Lug, Вернер, Корнак7, PRAV, fidel, Vladimirphizik, Царёв Павел? Аууууууууууууууууу...

 

 

 

 

 

 

Аватар пользователя эфромсо

Где

- все там же - буквоебствуют и цифроедствуют как и Вы...

Открою Вам, стало быть - страшную тайну:

бытие происходит в противодействии противоположностей, а небытие - как экватор между полюсами: условно  олицетворяет собой  нахождение в области с  возможностями перехода от "никакого" к любому "положительному" либо "отрицательному" качеству...

Аватар пользователя Юрий Кузин

Ничто́ не выточило метчик из болванки. Не проделало работу. Нет изделия, нет и цены, нет, наконец, акций, которые бы котировались на рынке. Но есть ценности, есть эпистемы. Есть такое полагание себя сущим, такое доподлинное знание о пропасти, над которой предстоит пройти без страховки, что никакие резоны само-сохранения, не отвадят Бытие от главного – бытийствовать вопреки всему.

Аватар пользователя эфромсо

бытийствовать несмотря ни на что

- это всегда пажалиста: родился - и бытийствуй себе на здоровье... однако без кого-то, озаботившегося уходом за беспомощным организмом и воспитанием в нём хоть какого-то субъекта  этот  мир сущего и кажущегося - для новорожденного так и останется НИЧЕМ...

http://philosophystorm.org/nevozmozhnost-preodoleniya-obektivizma#commen...

Аватар пользователя Юрий Кузин

Будучи имманентно себе, Ничто́ трансцендирует, вызывая к жизни творчество, само-порождение сущего из рутины. Ничто́ - то, что было до Слова, что дышит Ему в затылок. Как «вещь сама по себе» (нем. Ding an sich), ограничивающая познание (рамка/шесток), Ничто́ заставляет субъект поворачивать глаза зрачками внутрь, что делает продуктивным бытие мысли, знающей свой предел позитивно, но не негативно, как слепое сущее. 

Аватар пользователя Vadim Sakovich

Ничего себе "ничто"!!! Такому "ничто", с такими возможностями позавидовало бы любое "всё"! Где тут у нас любое? Короче, хочу быть ничтом! Почём оно сейчас у вас?

Аватар пользователя Юрий Кузин

Увы, ценник унесло ветром))) Берите даром…

Аватар пользователя Юрий Кузин

Что мы делаем, произнося слова...

Цель коммуникативного акта - речевое бессмертие. Не пропозиция, не репрезентативное сообщение о положении дел, а такое расширение (репродукция) нашей «речевой личности» в бесконечность, направленное как в будущее, так и в прошлое, при котором наша физическая смерть ровным счётом ничего не значит. Коммуниканты, таким образом, обретают бессмертие, включая в свои «речевые личности» всех наследодателей, предков, которые, приняв эстафету от далёких поколений, от прото-коммуникантов, были приняты на постой. Дискурс поощряет говорящего выдавать койко-места чужим идеям, фантазиям, картинам мира; расширять ментальное присутствие в речевом таксоне, становиться и органом артикуляции,  и  местопребыванием всего речевого континуума.

Аватар пользователя Vadim Sakovich

Цель коммуникативного акта - речевое бессмертие. Не пропозиция, не репрезентативное сообщение о положении дел, а такое расширение (репродукция) нашей «речевой личности» в бесконечность, направленное как в будущее, так и в прошлое, при котором наша физическая смерть ровным счётом ничего не значит.

Итересно, значицца, после каждого очередного коммуникативного акта наступает очередное бессмертие. Ещё интереснее - продвижение с каждым новым речевым актом к очередной бесконечности.

Токо чесно! Сколько бессмертей и бесконечностей вы держите за пазухой?

P.S. "Мне не нужна вечная игла для примуса - я не собираюсь жить вечно." /Остап Бендер/

Аватар пользователя Юрий Кузин

Что мы делаем, произнося слова...

Цель коммуникативного акта - речевое бессмертие. Не пропозиция, не репрезентативное сообщение о положении дел, а такое расширение (репродукция) нашей «речевой личности» в бесконечность, направленное как в будущее, так и в прошлое, при котором наша физическая смерть - фикция. Со-беседники, таким образом, получают прививку от Ничто, включив в свои «речевые личности» всех наследодателей предков, все пантеоны богов, - весь багаж, одним словом, с которым прото-коммуниканты явились на постой. Дискурс поощряет говорящего выдавать койко-места чужим идеям, фантазиям, картинам мира; расширять ментальное присутствие в речевом таксоне, становиться и органом артикуляции, и местопребыванием всего речевого континуума.

Даже в элементарном акте мы препоручаем свои прессупозиции речи, которая слышит, видит, чувствует, осязает и обоняет наши ментальные тела. Речь возлагает на себя попечение о «Я», шунтирует сосуды ума, берёт на поруки то, что мы обронили (неотрефлексированное, непрочувствованное, непрожитое). Речь извлекает из породы руду, ставит на крыло все наши не оперившиеся идеи. Коммуникация, таким образом, служит двум целям: а) расширению числа импликатур (смыслов) до размера человечества, абсолютного духа; б) раскрытию messege всех «речевых личностей», расквартированных в субъекте - как завершивших диалог, как участвующих в дискурсе, так и тех, которым ещё предстоит в него вступить. Коммуникация, - даже кухонная перебранка, - согласно Копенгагенской интерпретации квантовой механики, разносится эхом по всем уголкам Вселенной, наведывается во все возможные миры, радикально меняя прошлое, настоящее, будущее. Человек обречён на речевое бессмертие, и это обстоятельство, пусть и мало утешительное, заставляет со всей ответственностью относиться к придыханию, к тому, как мы изготавливаемся к слову, к строгому отбору - что эксплицировать, а что имплицировать (explicated vs. implicated). Все эти императивы заставляют по новому взглянуть на бытие человека в мире, становящегося на наших глазах и малым Богом, и малым Логосом...

Аватар пользователя Толя

Юрий Кузин, 2 Июль, 2019 - 11:46, ссылка

Цель коммуникативного акта - речевое бессмертие

Цель - желание высказаться.

Человек обречён на речевое...

Да, речевое: Homo tryndeticus (Человек говорящий). )

Аватар пользователя Юрий Кузин

Речь

Даже в простом, казалось, вопросе, «который час?», проступает гоголевское «я брат ваш» («Шинель»). Весь речевой сор, - междометия, обрывки фраз, невнятица, - свидетельствует о нашем онтологическом топтании, неспособности разрешать фундаментальные противоречия. Косноязычие – это крик о помощи, попытка растормошить собеседника, прибывающего в полудрёме, занятого феноменологической жвачкой; просьба прервать прозябание, подать руку – нам, споткнувшимся о речь. В коммуниканте мы ищем плечо, на которое надеемся опереться, исповедника (греч. ὁμολογητής, лат. confessor, confessoris), которому собрались препоручить собственную неприкаянность. Даже, когда мы толчём воду в ступе, наша экзистенциальная заброшенность вопиет о вечной жизни. А, бормоча что-то собеседнику, - так нехотя швыряют медяки в пластиковые стаканчики нищим,- мы, на самом деле, важничаем. И что такое речь, как ни резоны на бытие, как ни интенция, кутающаяся в рубище из слов, в которой адресат референции призван узреть нашу картину мира, кодекс чести, список добрых дел, реестр плевков, которыми мир нас наградил? Речь – это депозит, его мы открываем в «банковской ячейке» бытия, надеясь пополнять вечно, а пользоваться - безраздельно.

Аватар пользователя Толя

Аууууууууууууууууу...

Провокация. )

...и нет руки, способной хватать из жижи всех незадачливых пловцов)))

"Спасение утопающих - дело..." )

Ничто́ ревниво отстаивает суверенное право существовать, что, собственно, и доказывает данный текст.

Да, Ничто существует. И только лишь в представлениях представляющего это "Ничто".
"Ничто" реально существующее есть Нечто. Иначе - Ничто нереально.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Потерпев неудачу с исследованием нулевой степени письма, Р.Барт счёл, что стиль, - сухой, сжатый, - которым Камю очерчивает Мерсо в «Постороннем», не достигает цели: литературность не исчезает вовсе; хуже – она рядится в изысканный полупрозрачный газ, что производит прямо противоположный эффект, - нагромождение отсутствующих форм, которые, сверкнув пятками, кажут нос изо всех щелей текста. Литература не только не обнуляет свои претензии, а с ещё большим аппетитом усаживается за стол, водружая на грудь салфетку и вооружаясь ножом и вилкой. Пустота ломится. От избытка худобы, речь страдает отдышкой, как тучная дама, а в разряжённом воздухе абзацев, где атомы одиноко скитаются по орбитам, - тесно, душно, не протолкнуться. «Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова; письмо есть всего лишь предложение, отклик на которое никогда не известен», - так Р.Барт оценил шансы Ничто́ на существование, препоручив изгнанника потенции бытия, не очень то и надеясь на эту ветренную особу.  

Аватар пользователя 77

Смерть на сносях, прямо Сологуб) 

— Я — твоя  смерть . 
    Такие безнадежные и беспощадные упали слова. Дрогнул. Поник. Спросил упавшим голосом: 
    — Тебе нужно мое золото, — потому что ты голодная и усталая, — но душа моя, зачем тебе душа моя? 
    Ответила: 
    — На твое золото я куплю хлеба и вина, и буду есть и пить, и накормлю моих голодных  смертенышей . А потом душу твою выну и возьму ее бережно, положу ее себе на плечи, и опущусь с нею в темный чертог, где обитает невидимый мой и твой владыка, и отдам ему твою душу. И сок твоей души выжмет он в глубокую чашу, куда и мои канут тихие слезы, — и соком твоей души, смешанным с тихими моими слезами, на полночные брызнет он звезды. 

 

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 27 Июнь, 2019 - 22:40, ссылка
 Аууууууууууууууууу...

Уаааааааааааааааааааа...

Вопрос этот стар как мир.
Не могу отказать себе в удовольствии напомнить некоторые реалии

...антипод бытия, Ничто́ есть чистое отрицание, инверсия, ...

...Ничто́ – есть способ существования небытия,

...одно исключение: Ничто́ «существует» как формально-логическое понятие, предмет представления, ...

...Лейбниц писал: «Почему существует Не́что, а не ничто, ибо ничто более просто и более легко, чем нечто?»

...говорил Парменид: «Есть — бытие, а ничто — не есть». Ничто́ не выточило метчик из болванки. Не проделало работу.

Другими словами, Ничто́ не укоренено в бытии.

Ничто́ - это субстанция, и, как монада, - пусть и ноуменальная, - структурировано, редуцировано и откалибровано под собственные задачи:
а) обеспечивать транзит/трансфер сущего, исчерпавшего потенции бытия
б) выполнять репродуктивную функцию бытия;

Распространённая ошибка - наделять Ничто́ атрибутами Не́что

Для того, чтобы отрицать Что, надо иметь представление о Что. 
Что, собственно, отрицаем.
Если отрицаем вещь, то надо иметь о ней представление, её происхождение.
Если отрицаем Бытие, то о нём надо иметь представление, его "механизм".
Если отрицаем само Ничто, то и о нём надо иметь представление.

Но ведь надо иметь представление и об Отрицании.

1. Что такое "Есть"?

2. Бытие - это способ существования мышления.
А именно: очувствлённый круг рефлексии сравнения, в котором происходит сравнение окружающего мира с его "снятыми" формами внутри круга рефлексии, и принимаются решения о дальнейших действиях внутри и вне круга рефлексии для поддержания существования этого круга рефлексии в окружающем мире.
Сам круг рефлексии сравнения не имеет Чувств.
Очувствление происходит внутри круга рефлексии сравнения: очувствляются формы, "снятые" с окружающего мира, являясь в ощущениях, образах и представлениях.

Бытие можно представить как течение процесса: течение Бытия, момента (цикла) Бытия, мига Бытия, мгновения Бытия.

Мгновение Бытия - это срез Бытия, останов его движения, где может быть рассмотрена его форма в застывшем состоянии. Ближайшим "инструментом" может быть "томограф", делающий срезы замороженной ткани.
В философии такой инструмент называют "дихотомией".
Совершенная (математическая) дихотомия происходит мгновенно. Практическая (геометрическая) дихотомия происходит быстро, с наивысшей возможной скоростью.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Теодицея 2
/
Некоторые ставят Богу в вину существование в мире зла, упрекая Создателя в бессилии, соглядатайстве или сделке с дiаволом. Другие, набросив на плечи адвокатские мантии, ходатайствуют перед здравым смыслом о рассмотрении доказательств в пользу невиновности Мироустроителя. В 1710 году в трактате «Опыты теодицеи о благости божией, свободе человека и первопричине зла» Лейбниц вводит термин теодицея («оправдание Бога»), образовав его от древнегреческих слов ὁ θεός (theos) – бог, и ἡ δίκη (dikē) – суд, справедливость, судебное решение. Попытки усадить богов на скамью подсудимых предпринимались ещё в Античной Греции (см. диалог Лукиана «Зевс уличаемый»). И только в теизме Всеблагому, Справедливому и Всемилостивейшему Богу вручают повестку в суд, аргументируя тем, что, как Абсолют, Господь ответственен за изъяны творения: за зло, за страдания безвинных, за боль, которые Он допускает - по неведению, злому умыслу, безразличию или из благих побуждений. Таким образом, рацио требует прижучить Творца за зло, бессмысленные мучения и смерти детей; иррациональность же, напротив, видит в бедах и напастях ступени, по которым искренняя и преданная вера в Отца Небесного, превозмогая сомнения, восходит по «Лестнице Иакова». Говоря о природе порока, не стоит забывать, что зло, как негация, как чистое отрицание – есть слабый аргумент, не проясняющий существа дела. Язва (воплощённая, исполненная лютости и гнева) в онтологическом плане - ничто, поскольку, как частный случай несовершенства (particular), не отвечает за общий (general), укоренённый в бытии изъян. Аргументы против зла (ущербность отпавшей твари, злоупотребившей свободой), всего лишь локутивные акты (locutionari act), не поднимающиеся выше речепроизводства, как такового (saying that P), в то время как дискурс о дiaволе требует иллокутивных актов (illocutionary act). Только строгая дисциплина ума, полагающего себя Абсолютной чистой идеей, извлекающей из интенции о зле сокровенный, потаённый смысл (communicative intention), только когезия и когерентность (связность, единство, соподчинённость, иерархия) коммуникации о древнем мороке, позволит произвести ясное усмотрение порождающих зло причин. Здесь условием истинности высказывания (truth conditions) становится предельное основание, став на которое, зло способно оглянуться во гневе. Зачитайте ему права на свободную волю, и, одумавшись, зло, возможно, поступит по совести, - а в том, что голос (не от мира сего!) звучит даже в сердцах самых падших духов, нет сомнения. Здесь теодицея уже не пропозиция, а пресуппозиция. И только возвысившись, дискурс о зле увлекает разум в преисподнюю, - туда, где семена зла, посеянные щедрой рукой ангела Господня, дают всходы, а плевелы и сорная трава, выбранные бесом из горстки семян райских цветов, будут сожжены на задворках. Другими словами, фундаментальный разговор о зле следует вести, возвышая слог до неконвенциональных речевых импликатур (non-conventional implicatures). Налицо онтологическая дихотомия: зло – это добро, совершившее первый шаг, пусть робкий, едва сознаваемый, в сторону зла, но ещё кутающееся в рубище нестяжательства и отзывчивости; добро – это зло, робко протягивающее руку помощи, но творящая «милость» неуклюже, нелепо, смешно, как кривда, у которой что-то пошло наперекосяк, не заладилось в онтологическом плане. Стремясь, отыскать истоки зла не в падшей твари, знающей себя доподлинно, а в добре, возгордившимся, возликовавшем, а то и просто обленившемся, я снял фильм о детских годах Адольфа Гитлера в австрийском городе Линце («Левша», ВГИК, 1999 г.). В короткометражке этой я рассказал историю первоклассника, красивым, готическим почерком старательно выводящего фамилию Шикльгрубер. Он любим. Он нежен. Но грубость отца, слабость матери, тупость школьного учителя, требующего от родителей переучить левшу на правую руку, - всё зло, одним словом, разрушают детский мир, и в конце концов забинтованная правая рука, - Ади избрал её орудием разрушения отцовского кабинета, - ставит на лицевой стороне тетрадки закорючку: Адольф Гитлер. «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и пpавое дело» (Григорий Померанц). Таким образом, не перцепции зла, а интуиции добра, претерпевающего метаморфозы, должны послужить обоснованием теодицеи, в которой с Бога навсегда будут сняты наветы. Став вольноотпущенницей, мысль обрела субъектность, которая, чтобы не оказаться «мнимой», должна постоянно испытывать себя на прочность. Каким образом? Sola fide! «Только верою» - так озаглавил свою неопубликованную рукопись Лев Шестов. Но большинство апологетов не возвышаются до философской классики. А ссылки на воспитательную функцию страдания, испытав которые грешники преисполняются мудрости (Притчи 3:11-12; Иеремия 18:1-10; Лук.15:16-22; Евр.2:10, 5:8-9, 12:5-11), не могут оправдать молчащего Бога, равнодушно взирающего на муки безвинных, в то время, как мучители их веселятся. Надежды, что Господь устранит зло (Евр. 10:32-39), не убеждают. Вера тяжкое испытание. Часто, чтобы доказать свою любовь, Господь обрушивает на объект приязни несчастья, чтобы «подсластить пилюлю» будущей чудесной встречей (Иов,42:5). Однако не всем страдальцам по душе божественная педагогика и акмеология. Жестом отчаяния Иван Карамазов возвращает Богу билет в Рай. Нельзя, говорит бунтарь Достоевского, оплачивать удовольствие слезинкой ребёнка. И верно. Трагедия гуманизма лежит в человеческом нежелании распознавать ростки зла в идеях, казалось, таких бесплотных, нeвесомых, безвинных.

Аватар пользователя Андреев

Трагедия гуманизма лежит в человеческом нежелании распознавать ростки зла в идеях, казалось, таких бесплотных, нeвесомых, безвинных.

Трагедия в том, что зло нельзя подавить силой. Давящий зло сам становится злом. Но не сопротивляющийся злу, соучаствует и умножает зло. Вывод:

Зло подавить нельзя. Вся суть -

узрить как зреет черный злак,

тем светел серединный путь, 

ведущий к пресеченью зла.

А где зреет черный злак? В сердце. Поэтому трагедия гуманизма - в забвении сердца, метафизики, Бытия, Бога. Если Бога нет, то любое зло милосерднее добра, любая ложь чище правды, любая глупость ярче мудрости. Именно это все мы и наблюдаем, как главные тенденции современности. Восток рвется к Западу, а Запад уже заглядывает в ад и одной ногой в него свешивается.

Аватар пользователя Андреев

Язва (воплощённая, исполненная лютости и гнева) в онтологическом плане - ничто, поскольку, как частный случай несовершенства (particular), не отвечает за общий (general), укоренённый в бытии изъян. 

Язва - это плод воспаления. Воспаление - реакция иммунной системы. Имунная система - наш биологический ангел-хранитель. Стоит ей проспать одну мутацию, и раковая чума сожрет наше тело. Но как же тогда быть с язвой, которая тоже уничтожает нашу жизнь?

Все хорошо в меру. Помните про "серединный путь". Что лучше скупость или  расточительность? И то и другое есть зло, а щедрость и бережливость добро - поэтому они настоящая противоположность ранее упомянутых крайностей. 

Воспаление, которое не может погасить противовоспалительная система - это зло, хотя изначально было нацелено на благо. А имунная система, принимающая свои ткани за инородные тела - сама становится страшнее рака. Значит и ангелы, отклоняющиеся от своего серединного, разумного, милосердного бытия, превращаются в демонов.

Некоторые ставят Богу в вину существование в мире зла, упрекая Создателя в бессилии, соглядатайстве или сделке с дiаволом.

И причина зла не Бог и его неспособность все контролировать, а за-предельные отклонения любых творческих элементов от его путеводных нитей и лучей. 

Когда это происходит? Читаем историю Адама: человек усомнился в благости Бога и жаждет сам стать как "боги". Он соскальзывает с путей узких, но животворящих, на скользкие и широкие хайвеи, несущие зло ему и его окружающим. Страдая, он может покаяться и вернуться, или обозлиться и мстительно творить другим ту боль, которую создал себе сам. 

Аватар пользователя Андреев

Налицо онтологическая дихотомия: зло – это добро, совершившее первый шаг, пусть робкий, едва сознаваемый, в сторону зла, но ещё кутающееся в рубище нестяжательства и отзывчивости; добро – это зло, робко протягивающее руку помощи, но творящая «милость» неуклюже, нелепо, смешно, как кривда, у которой что-то пошло наперекосяк, не заладилось в онтологическом плане.

Очень напомнило Высоцкого:

Некий чудак и поныне за Правду воюет,
Правда, в речах его правды - на ломаный грош:
"Чистая Правда со временем восторжествует,
Если проделает то же, что явная Ложь!"

Зло - это отклонение добра от добра. У добра есть две опции (1,0). У зла остается только одна (0). Поэтому из добра зло получится может, а зло стать добром "случайно" не может. Оно может творить добро по своей глупости и по промыслу Бога. Но стать добром, оно может только по милости Бога и через глубочайше покаяние. Тогда у него может добавиться утраченная единица.

«Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и пpавое дело» (Григорий Померанц).

Верно. И потому нежный малыш Шилькрубер может превратиться в злобного Адольфа, а ступивший на брусчатку, ведущую в ад, Гитлер, способен только раздувать свой ноль и множить кровь. А если бы он  (каким-то чудом) обернулся к добру, он должен был бы возопить "очисти мя от кровей Боже, Боже спасения моего... омыеши мя, и паче снега убелюся", и повторять это много-много-много раз. Но вдумайтесь, какой ужас может испытать злодей, ставший добрым, чутким и сострадательным! Это же все, что он причинял другим, извергнется на него, как его личная боль в удвоенной, даже многократно умноженной, степени. На это не всякий добрый решиться, а как на это может пойти злой, себялюбивый эгоист? Понимаете, насколько мала вероятность превращения зла в добро? 

А вы говорите:

добро – это зло, робко протягивающее руку помощи...

Зачем же так оскорблять добро? :)

Аватар пользователя Vadim Sakovich

Очень напомнило Высоцкого:

Некий чудак и поныне за Правду воюет,
Правда, в речах его правды - на ломаный грош:
"Чистая Правда со временем восторжествует,
Если проделает то же, что явная Ложь!"

Раз пошла такая пьянка с Высоцким, то с темой и с приведенной цитатой перекликается другое его стихотворение (песня) 1970.

Переворот в мозгах из края в край,
в пространстве – масса трещин и смещений:
в Аду решили черти строить Рай
для собственных грядущих поколений.

Известный чёрт с фамилией Черток –
агент из Рая – ночью, внеурочно
отстукал в Рай: в Аду чёрт знает что, –
что точно – он, Черток, не знает точно.

Ещё ввернул тревожную строку
для шефа всех лазутчиков Амура:
"Я в ужасе, – сам Дьявол начеку,
и крайне ненадёжна агентура".

Тем временем в Аду сам Вельзевул
потребовал военного парада.
Влез на трибуну, плакал и загнул:
"Рай, только рай – спасение для Ада!"

Рыдали черти и кричали: "Да!
мы рай в родной построим Преисподней!
Даёшь производительность труда!
Пять грешников на нос уже сегодня!"

"Ну что ж, вперёд! А я вас поведу! –
закончил Дьявол. – С богом! Побежали!"
И задрожали грешники в Аду,
и ангелы в Раю затрепетали.

И ангелы толпой пошли к Нему –
к тому, который видит всё и знает, –
а он сказал, "Мне наплевать на тьму!" –
и заявил, что многих расстреляет.

Что Дьявол – провокатор и кретин,
его возня и крики – всё не ново, –
что ангелы – ублюдки, как один
и что Черток давно перевербован.

"Не Рай кругом, а подлинный бедлам, –
спущусь на землю – там хоть уважают!
Уйду от вас к людям ко всем чертям –
пускай меня вторично распинают!.."

И он спустился. Кто он? Где живёт?..
Но как-то раз узрели прихожане –
на паперти у церкви нищий пьёт,
"Я Бог, – кричит, – даёшь на пропитанье!"

Конец печален (плачьте, стар и млад, –
что перед этим всем сожженье Трои?)
Давно уже в Раю не рай, а ад, –
но рай чертей в Аду уже построен!

Аватар пользователя Андреев

Давно уже в Раю не рай, а ад, –
но рай чертей в Аду уже построен!

Верно. Так и происходит, когда ангелы смешиваются с чертями (1), а черти беззастенчиво и успешно прикидываются ангелами. А когда это проиходит в своей собственной голове, то и вздрагиваешь: "Глядь, я в часы твои смотрит коварная ложь..."... из твоих собственных глазниц,  и в голове твоей на месте рая - ад, а в подсознаньи - рай чертей построен :((

(1) Истоки зла - в утрате способности отличать разум от рассудка, идеи от эйдолонов, человека нравственного и духовно здорового от тщетного человека, "повапленного" многознанием и словоблудием. 

Аватар пользователя Андреев

Ничто бывает разное.

1) Ни что из того что есть, существует, дано в восприятии, ощущении, переживании. Тогда мир духовный, в какой-то мере является таким ничто, небытие-сверхбытие.

2) Ни что из стремящегося к созиданию, жизни, разуму. Тогда ничто - это все силы хаоса и ада, разрушения, ненависти.

Но это самый поверхностный подход. Настоящее погружение в диалектику НИЧТО здесь:

Что есть Ничто?

Ответ на вопрос "Что есть Ничто?" имеет вполне конечную и вполне конкретную форму. Если сказать на старом добром языке средневековой метафизической классики, то примерно так: Nihilum est modo nomen, vox significativa: proles mentis et verbum, et praeterea nihil (Ничто - это только имя, означающий звук: порождение ума и слово, и больше ничего). Слово "Ничто" есть, самого Ничто нет - вот и всё его "что".

Аватар пользователя mosk_on

Великий индийский мыслитель Нагарджуна, живший во II-III вв., учил: "Все одарено смыслом у того, у кого пустота имеет смысл; все лишено смысла у того, у кого пустота не имеет смысла".

Круто, как всегда.

Аватар пользователя Андреев

Вопрос не праздный. Ещё Лейбниц писал: «Почему существует Не́что, а не ничто, ибо ничто более просто и более легко, чем нечто?» Хайдеггер слегка видоизменил вопрос: «Почему вообще есть сущее, а не наоборот – ничто?» Наивная интуиция Лейбница, что ничто «легче» и «проще» небытия, не выдерживает критики. Первое возражение, - оно же и самое простое: чтобы родить, требуется семь месяцев; чтобы убить - восемьдесят лет.

Это ваше возражение не выдерживает критики :)) Жизнь зарождалась из неорганики миллиарды лет, а умирает (не то что клетка, а целый человек) - в одно мгновение, и порой без чрезвычайного воздействия - шок, остановка сердца, "отрыв" души от тела - и все: вся сложная механика распадается и не восстанавливается. Ничто пожирает нечто за один миг, а нечто из ничто возникает только при очень определенных условиях и очень нечасто.

Ничто - это нижняя точка равновесия кругового маятника. Попадание в эту точку не требует никаких усилий, в то время, как зависнуть в верхней точке, хотя и возможно, но крайне мало вероятно и требует необычайных усилий. Так вот, и все структурированное, самоорганизующееся сущее ("нечто") намного неустойчивее, и невероятнее, чем распад, полный хаос, максимум энтропии ("ничто"). Лейбниц стопроцентно прав.

Чтобы более ярко это проиллюстрировать, представьте себе взрыв, после которого остаются не хаотические руины, а высоко технологические, экологические, самостроящиеся и ремонтирующие себя кварталы мегаполиса. Бред? Фантастика?

Вот точно так же должен восприниматься и мир "атомов и пустоты", собирающийся в мир неживых и живых обьектов, стабильно воспроизводящий одни и те же формы с одними и теми же свойствами, мир предсказуемый, позволяющий к себе приспособиться. Пусть не всем, пусть только избранным, наиболее ПРИСПОСОБЛЕННЫМ.

Так что, этот мир - это верхняя точка кругового маятника. Это одна миллионая вероятность, осуществившая себя как устойчивое бытие. Это, фактически, чудо, ежесекундно повторяющееся перед нашими глазами. Наверное, если бы люди регулярно воскресали, то это скоро тоже перестало бы считаться чудом.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Теодицея 2 (Исправленный)

Некоторые ставят Богу в вину существование в мире зла, упрекая Создателя в бессилии, соглядатайстве или сделке с дiаволом. Другие, набросив на плечи адвокатские мантии, ходатайствуют перед здравым смыслом о рассмотрении доказательств в пользу невиновности Мироустроителя. В 1710 году в трактате «Опыты теодицеи о благости божией, свободе человека и первопричине зла» Лейбниц вводит термин теодицея («оправдание Бога»), образовав его от древнегреческих слов ὁ θεός (theos) – бог, и ἡ δίκη (dikē) – суд, справедливость, судебное решение. Попытки усадить богов на скамью подсудимых предпринимались ещё в Античной Греции (см. диалог Лукиана «Зевс уличаемый»). И только в теизме Всеблагому, Справедливому и Всемилостивейшему Богу вручают повестку в суд, аргументируя тем, что, как Абсолют, Господь ответственен за изъяны творения: за зло, за страдания безвинных, за боль, которые Он допускает - по неведению, злому умыслу, безразличию или из благих побуждений. Таким образом, рацио требует прижучить Творца за зло, бессмысленные мучения и смерти детей; иррациональность же, напротив, видит в бедах и напастях ступени, по которым искренняя и преданная вера в Отца Небесного, превозмогая сомнения, восходит по «Лестнице Иакова». Говоря о природе порока, не стоит забывать, что зло, как негация, как чистое отрицание – есть слабый аргумент, не проясняющий существа дела. Язва (воплощённая, исполненная лютости и гнева) в онтологическом плане - ничто, поскольку, как частный случай несовершенства (particular), не отвечает за общий (general), укоренённый в бытии изъян. Аргументы против зла (ущербность отпавшей твари, злоупотребившей свободой), всего лишь локутивные акты (locutionari act), не поднимающиеся выше речепроизводства, как такового (saying that P), в то время как дискурс о дiaволе требует иллокутивных актов (illocutionary act). Только строгая дисциплина ума, полагающего себя Абсолютной чистой идеей, извлекающей из интенции о зле сокровенный, потаённый смысл (communicative intention), только когезия и когерентность (связность, единство, соподчинённость, иерархия) коммуникации о древнем мороке, позволит произвести ясное усмотрение порождающих зло причин. Здесь условием истинности высказывания (truth conditions) становится предельное основание, став на которое, зло способно оглянуться во гневе. Зачитайте ему права на свободную волю, и, одумавшись, зло, возможно, поступит по совести, - а в том, что голос (не от мира сего!) звучит даже в сердцах самых падших духов, нет сомнения. Здесь теодицея уже не пропозиция, а пресуппозиция. И только возвысившись, дискурс о зле увлекает разум в преисподнюю, - туда, где семена зла, посеянные щедрой рукой ангела Господня, дают всходы, а плевелы и сорная трава, выбранные бесом из горстки семян райских цветов, сжигаются нечистым на кострах амбиций. А, став со-работником Господа, зло оборачивает глаза зрачками внутрь, чтобы узреть в себе лежбище, токовище непродуманного, непрожитого, отложенного в долгий ящик, того «неподлинного», не собственно «своего» бытия-вот, что отличает всякое истинное знание от досужих домыслов. Зло вправе истребовать у себя существенное своей сущности. Войти, наконец, в собственную мысль, распластанную как после апоплексии, чтобы всецело озаботиться её уделом, но не додумыванием впопыхах, а обстоятельным, с жаром в сердце и любовью пестованием несмышлёныша. Зло, таким образом, должно вскрыть нарыв, гноящуюся рану, всё ещё снабжающую кровоток нечистотами, обнаружить в этом паломничестве к себе – исток: то, что не замутнено, что не разделено на фракции, что дано созерцанию как целокупность, девство, не утраченная плева́, гиме́н (лат. hymen). Зло должно припасть к своему ключу, к истоку себя, тому местопребыванию со-бытия с Богом, где всё только завязывается в клубок, где не случилось «отпадание», где всё потенция, всё в будущем, даже если тварь и предъявляет уже злу его послужной список. Дело зла «разговорить» себя, растормошить, разуверить в собственной заброшенности и неприкаянности. И этот фундаментальный поворот к истокам, этот дискурс о покаянии, следует вести, возвышая слог до неконвенциональных речевых импликатур (non-conventional implicatures). Налицо онтологическая дихотомия: зло – это добро, совершившее первый шаг, пусть робкий, едва сознаваемый, в сторону зла, но ещё кутающееся в рубище нестяжательства и отзывчивости; добро – это зло, робко протягивающее руку помощи, но творящая «милость» неуклюже, нелепо, смешно, как кривда, у которой что-то пошло наперекосяк, не заладилось в онтологическом плане. Стремясь, отыскать истоки зла не в падшей твари, знающей себя доподлинно, а в добре, возгордившимся, возликовавшем, а то и просто обленившемся, я снял фильм о детских годах Адольфа Гитлера в австрийском городе Линце («Левша», ВГИК, 1999 г.). В короткометражке этой я рассказал историю первоклассника, красивым, готическим почерком старательно выводящего фамилию Шикльгрубер. Он любим. Он нежен. Но грубость отца, слабость матери, тупость школьного учителя, требующего от родителей переучить левшу на правую руку, - всё зло, одним словом, разрушают детский мир, и в конце концов забинтованная правая рука, - Ади избрал её орудием разрушения отцовского кабинета, - ставит на лицевой стороне тетрадки закорючку: Адольф Гитлер. «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое и пpавое дело» (Григорий Померанц). Таким образом, не перцепции зла, а интуиции добра, претерпевающего метаморфозы, должны послужить обоснованием теодицеи, в которой с Бога навсегда будут сняты наветы. Став вольноотпущенницей, мысль обрела субъектность, которая, чтобы не оказаться «мнимой», должна постоянно испытывать себя на прочность. Каким образом? Sola fide! «Только верою» - так озаглавил свою неопубликованную рукопись Лев Шестов. Но большинство апологетов не возвышаются до философской классики. А ссылки на воспитательную функцию страдания, испытав которые грешники преисполняются мудрости (Притчи 3:11-12; Иеремия 18:1-10; Лук.15:16-22; Евр.2:10, 5:8-9, 12:5-11), не могут оправдать молчащего Бога, равнодушно взирающего на муки безвинных, в то время, как мучители их веселятся. Надежды, что Господь устранит зло (Евр. 10:32-39), не убеждают. Вера тяжкое испытание. Часто, чтобы доказать свою любовь, Господь обрушивает на объект приязни несчастья, чтобы «подсластить пилюлю» будущей чудесной встречей (Иов,42:5). Однако не всем страдальцам по душе божественная педагогика и акмеология. Жестом отчаяния Иван Карамазов возвращает Богу билет в Рай. Нельзя, говорит бунтарь Достоевского, оплачивать удовольствие слезинкой ребёнка. И верно. Трагедия гуманизма лежит в человеческом нежелании распознавать ростки зла там, где оно укоренено прежде бытия, - в чистых идеях, казалось, таких безвинных и бесплотных.

Аватар пользователя Андреев

А, став со-работником Господа, зло оборачивает глаза зрачками внутрь, чтобы узреть в себе лежбище, токовище непродуманного, непрожитого, отложенного в долгий ящик, того «неподлинного», не собственно «своего» бытия-вот, что отличает всякое истинное знание от досужих домыслов. Зло вправе истребовать у себя существенное своей сущности. Войти, наконец, в собственную мысль, распластанную как после апоплексии, чтобы всецело озаботиться её уделом, но не додумыванием впопыхах, а обстоятельным, с жаром в сердце и любовью пестованием несмышлёныша.

Зло, ставшее соработником Господа - это уже "экс-зло", это уже не атаман Кудияр, а старец Питирим. Зло, с любовью и жаром воскрешающее свою "мысль бытия", входящую в свой дазайн - это уже не просто экс-зло, а редкостное добро, как в песне о 12 разбойниках, которую поют в пасхальную ночь. Это воскесение из мертвых.

Зло, таким образом, должно вскрыть нарыв, гноящуюся рану, всё ещё снабжающую кровоток нечистотами, обнаружить в этом паломничестве к себе – исток: то, что не замутнено, что не разделено на фракции, что дано созерцанию как целокупность, девство, не утраченная плева́, гиме́н (лат. hymen).

Восстановить девственную плеву, вернуть целостность, цельно-мудрие - это и есть восстановление единицы и полноты (1,0), это возрождение свободы. Но это не легко. Очень не легко. Много званых, да избранных - очень, очень мало.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Как, однако, расцвела Ваша мысль)))

Аватар пользователя Андреев

С кем поведешься... так тебе и надо :)))

Но было бы хорошо, если б я заряжался от вас совершенствованием формы выражения, а вы от меня глубиной погружения в сущность.

Вы ведь не заметили пока предельной некорректности своей формулировки "добро - это зло..."? А если заметили, то видимо сочли это не существенным? А по мне, так только это и важно. А форма, конечно, вещь хорошая, но без содержания, цена ей невысока.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Множественность миров 

Многомировая интерпретация (англ. many-worlds interpretation) или интерпретация Х.Эверетта, как, впрочем, и все её молочные братья - плодовитость Р.Нозика, изобилие А. Лавджоя, модальный реализм Д.Люиса, - возникшие из Копенгагенской интерпретации квантовой механики Нильса Бора, ведут лишь к бесконечному дроблению и ветвлению сущего («дурная бесконечность» Гегеля), что пророчески предвидел ещё Георг Кантор, когда, объясняя собственную идею полноты, просил представить множество, содержащее в себе бесконечное число подмножеств, которые, в свою очередь, распадаются на бесконечные подмножества. Мне не близка эта концепция. Уж лучше куковать в знакомой/незнакомой тебе инерционной сестеме, где действуют законы классической физики, чем обивать пороги индетерминистских квантовых миров. Разве, умножая сущности без надобности, разум не стелет соломку под принцип морального долженствования? Разве многомирие не порождает нравственный плюрализм, в котором через червоточины Пенроуза/Хокинга моральное сознание навостряет лыжи в царство политеизма с его кастами и человеческими жертвоприношениями? Не довольно ли с нас пустых фантазий? Не опасно ли праздномыслие, и не стоит ли пресечь вакханалию всёдозволенности, вытекающую из идеи множественности миров? Но как? Следует, очевидно, ввести ограничение для миров Эверетта, - своего рода предел Чейтина (1), установленный для недоказуемых пропозиций. Назовём эту максиму принципом Ивана Карамазова. Императив этой максимы прост и очевиден: если есть основание полагать, что хотя бы в одной точке мира (А) зло свило гнездо и даже вывело птенцов, а без (А)  принципы изобилия, многомирия, плодовитости, полноты не реализуемы, то следует применять Бритву Оккама, поскольку, рекрутируя зло из потенции в сущее, полнота становится ущербной в той степени, в какой принципы, изложенные выше, противоречат себе, когда  допускают право зла танцевать на костях сущего, или вовсе сводят его к Ничто.

Примечания: (1) Chaitin G.J.The Unknowable. Singapore, 1999

Аватар пользователя Толя

Юрий Кузин, 29 Июнь, 2019 - 09:10, ссылка

 ...позволит произвести ясное усмотрение порождающих зло причин.

В чем причины?

Аватар пользователя Юрий Кузин

В чем причины?

         Это и предстоит выяснять)))  

Аватар пользователя Толя

Юрий Кузин, 29 Июнь, 2019 - 11:08, ссылка

Это и предстоит выяснять)))

Вы обрисовали, как это сделать. Ваш настоящий ответ - свидетельство о трудностях  в этом.
О причине.
Очевидно, что всё дело в "умыслах".
Каждому намерению или действию предшествуют соответствующие мысли со своим содержанием. Бесконтрольность мыслей приводит к тому, что что-то творится "вольно или невольно". Подконтрольность мыслей прекращает последнее.
Необходимо научиться контролировать мысли.

Аватар пользователя Андреев

Очевидно, что всё дело в "умыслах".
Необходимо научиться контролировать мысли.

Именно это занятие называется в православной исихастской традиции "умное делание", "невидимая брань", а в восточных практиках - медитация, успокоение ума, освобождение от иллюзорной реальности, просветление.

Ты подчини себе стрелу,
пусти ее в полет жестокий.
Иль от источника к селу 
дай путь живительным потокам.
Цель каждого - в его судьбе.
Борись мечом или идеей,
Но нету жребия труднее, 
чем подчинить себя себе.

(Дхаммапада в переводе Еремея Парнова)

Аватар пользователя Толя

Именно это занятие называется...

Название не важно. Важна суть.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Теодицея 3

Зачитайте злу декларацию прав, просветите, и, одумавшись, морок поступит по совести. В том, что голос (не от мира сего!) звучит даже в сердцах самых падших духов, нет сомнения. Здесь теодицея уже не пропозиция, а пресуппозиция. Но каковы перцепции зла, как быть с его институциями, конституирующими себя в потенции сущего, а затем – в действительности, ставшей таковой лишь в объективированном сознании? Считать ли зло божественным волеизъявлением, попустительством или «умыванием рук»? Всякое зло от человека. И хотя дiавол соблазнил Еву, а та – Адама, решение вкусить от плодов древа познания добра и зла принималось осознанно каждым, поскольку человек не был сотворён слабым, безвольным, ущербным умом и телом. Попытки переложить ответственность на врага безосновательны. Зло демона – его онтологическое преступление; зло человека – его антропологический проступок. Каждый подозревается в той юрисдикции, в какой подсуден: враг не отвечает за грехи человеческие; человек - за бесовские. Но каков механизм порождения зла? Зло там, где бытие ущемлено намеренно, а не по неосторожности. Восстав против целого, часть разделяет сущее на то, что причиняет зло и то, что - претерпевает. Но обладает ли целое иммунитетом? И, расталкивая плиты под континентами, сжигая метеоритами леса, останавливая магнитными бурями сердца больных и стариков, слизывая шершавым языком тайфуна хрупкий бисквит островов с их коренными жителями, - обрушивая все эти беды, разве целое не ответственно за «проступки»? Кто субъект злого умысла: врач, убивающий колонию раковых клеток, или - опухоль, съедающая мозг? Позволив кровососущим тварям осушить себя до дна, как стакан с клюквенным соком, поступаю ли я высокоморально, или я всё же преступник, давший убить человека, который, будучи лишь формально «мной», собственностью моего Эго, всецело принадлежит Создателю? Не желая потакать софистам, обнёсших частоколом логических аргументов моральные принципы, Альберт Швейцер забросил богословие, прервал карьеру органиста и, выучившись на врача, уехал в Африку, чтобы спасать негров от смертельных болезней. Так философ ответил на вызов кантовского императива. И каждый, неся свой крест познания, решает - какую презумпцию поставить во главу угла этики, что считать должным, а что вероятным. Как, скажем, зная о «праве» всякого сущего на бытие, благоговеть перед конкретной формой жизни, не поражая в правах прочие? Следует ли дифференцировать выбор, вводить моральный оператор в иерархию ценностей, чтобы наверняка знать: какому жизненному порыву благоволить, - всякому; только моему; или, скрепя сердце - склонять колено перед абстракцией, превратившей сферу практического разума в упражнение для ума? Ясно, что логика каузативного детерминизма недопустима там, где зло  инвариантно, и где только сердцу решать  – какие презумпции редуцировать, а какие – репродуцировать. Только в чистом сознании, онтологически приуготовленном для хирургической операции над практическим разумом, живое тело закона, доверившись взыскующей правды мысли, не станет предметом анатомических штудий. Только ум, склонившийся в трепетном благоговении над фрагментом бытия, узрит истинное положение дел, когда ответственно подойдёт к проблеме зла, увидев его исток в себе, в своём всесокрушающем своеволии. Зло всегда только «моё», поскольку само осознание зла, как такового, происходит в мышлении, озабоченном истоками сущего. Ни камень, ни атом, ни пучок нейтрино, ни яд гремучника, сами по себе не «злы» и не «добры», и только тот, кто различает, судит, управляется с этими орудиями, видит существо зла в истинном свете. Таким образом, мерзость – это мысль, знающая себя,  как интенцию, стремление и устремление, погибель, обусловленная своим само-полаганием, что исключает слепой детерминизм. Так семена зла, обронённые ангелом в унавоженную почву, дают буйные всходы, а плевелы и сорная трава, заботливо выбранные бесом из горстки райских цветов, сжигаются нечистым на костре амбиций. Зло теплится в каждом, но один – раздувает пламя; другой – топчет. И всякому демону, даже закоренелому, Господь оставляет шанс стать со-работником, для чего нечисть должна обернуть глаза зрачками внутрь, узреть в себе лежбище, токовище непродуманного, непрожитого, отложенного в долгий ящик, -того «неподлинного», не собственно «своего» бытия-вот, что отличает истинное знание от досужих домыслов. Бог побуждает зло истребовать у дiавола существенное своей сущности, чтобы войти, наконец, в собственную мысль, распластанную как после апоплексии, всецело озаботиться её уделом. Мысль эту, однако, не стоит додумывать впопыхах, а обстоятельно, с жаром в сердце и любовью, пестовать. Зло, наконец, должно вскрыть нарыв, гноящуюся рану, всё ещё снабжающую кровоток нечистотами, обнаружить в этом паломничестве к себе – исток: то, что не замутнено, что не разделено на фракции, что дано созерцанию как целокупность, девство, не утраченная плева́, гиме́н (лат. hymen). А, осознав подлинное своё родство с Творцом, заглянув в холодные райские кущи, где клокочут чистые ключи, припасть к истоку, рядом с которым всё ещё видны на песке следы со-бытия с Богом, которые не успела слизать набежавшая волна. В мысли, в её сокровенном ядре, прошлое всегда только завязывается в клубок, где нет ещё «отпадания», где потенции манят тысячами дорог, и где сущее, насупив брови, ещё не протягивает злу его послужной список. Дело чёрствости «растормошить» себя, чтобы фундаментальный поворот к истокам послужил пролегоменами к покаянному дискурсу, когда само слово, взойдя внутри себя на вершину, даёт стол и кров неконвенциональным речевым импликатурам (non-conventional implicatures).

Аватар пользователя Юрий Кузин

Об истоках зла.

И хотя Лейбниц и придерживался мнения, что «отказываться от разума в делах веры почти верный признак или упрямства, приближающегося к фанатизму, или, что хуже, ханжества», а утверждение Тертулиана, что «Умер Сын Божий – это достойно веры, ибо несообразно (credibile est, quia ineptum est); и погребённый Он воскрес; это верно, ибо невозможно (certum est, quia impossibile est), - всего лишь «остроумный оборот мысли»(1), предметы разума (эмпирика) и откровения (интуиция) нельзя привести к общему знаменателю. Но большинство критиков религиозного опыта, апологетов веры или реалистов, пытающихся соединить лёд и пламя, не возвышаются до философской классики. А ссылки на воспитательную функцию страдания, испытав которые закоренелые грешники преисполняются мудрости (Притчи 3:11-12; Иеремия 18:1-10; Лук.15:16-22; Евр.2:10, 5:8-9, 12:5-11), не могут оправдать Бога, равнодушно взирающего на муки безвинных, в то время, как мучители их веселятся. Надежды, что Господь устранит зло (Евр. 10:32-39), находят все меньше сторонников, - тело церкви усыхает как «шагреневая кожа», и в мире, где своеволие кесарей и магов взяло верх над умами, всё меньше места для искренней религиозности. Вера неподъёмна. Часто, чтобы доказать свою любовь, Господь обрушивает на объект приязни несчастья, чтобы «подсластить пилюлю» будущей чудесной встречей (Иов,42:5). Однако не каждому страстотерпцу по душе божественная педагогика и акмеология. Жестом отчаяния Иван Карамазов возвращает Богу билет, считая невозможным для себя вечное блаженство, оплаченное слезинками замученных детей. Как это справедливо! Трагедия гуманизма лежит в человеческом нежелании распознавать ростки зла там, где оно укоренено извечно, - в разуме, в идеях, казалось, таких бесплотных, безвинных, что и мухи не обидят.

Примечания:

1. Г.Лейбниц. Переписка с ландграфом Эрнстом. № 29. 1684. S.dato./Rommel. II.P.54.// Взято из монографии В.Герье. Лейбниц и его век. СПб. Наука. 2008. С.406.

Аватар пользователя Андреев

Трагедия гуманизма лежит в человеческом нежелании распознавать ростки зла там, где оно укоренено извечно, - в разуме, в идеях, казалось, таких бесплотных, безвинных, что и мухи не обидят.

Истоки зла не в разуме, а человеческом само-мнении, свое-мыслии, желании все устроить по своему, по своему эго. Проблема поэтому не в разуме, а в эго, в изоляции своего я от Бога, рассудка от разума, разума от Разума-Логоса, сознания от сверхсознания.  И здесь же лежит и лекарство: покаяние-метанойя ("изменение разума"), осознание своего не-разум-ия и возвращение к истоку, к Разуму, Логосу, Богу, воспарение через сверхсознание к богосоединению, обОжению, причастие к Бытию Истины. 

Истоки зла не в идеях-эйдосах, а идеях-эйдолонах-идолах. Идея - это икона истины, а эйдолон - это лже-икона, заслоняющая собой и истинную идею и саму истину. Например, идея коммунизма - идол, заслоняющий Царство Божие. Идея интернационального товарищества и братства пролетариев - это эйдолон, заслоняющий идею братства всех смиренных и милосердных людей по всей планете, независимо от их нации, вероисповедания и тем более от их имущественного и образовательного ценза. Идея либералистической свободы - эйдолон, заслоняющий идею истинной свободы - свободы разума от тьмы неведения и греха своемыслия и своеволия.

Истоки зла - в утрате способности отличать разум от рассудка, идеи от эйдолонов, человека нравственного и духовно здорового от тщетного человека, "повапленного" многознанием и словоблудием. Наш век этим особенно богат и болен и, если не начнет исцеляться и стремиться к нищете ("блаженны нищие"), то грохнет этот мир, как хрустальную вазочку или как мышка хвостиком золотое яичко - а там и сказочке конец :))

Аватар пользователя Юрий Кузин

Слабое когнитивное доказательство бытия Бога

Бог создал классический мир, бес - многомирие. Бог самоограничился лучшим из миров, дiавол, не способный к редукции, дисциплине ума, искушает тварь - бесконечностью, вариативностью, избыточностью, беспределом.

Наличие ограничителя – показатель ответственности ума, держащего себя в рамках. Если в мире есть предел, то есть и Бог, поскольку то, что не знает предела – «дурная бесконечность» (Гегель), а «дурное» - несовершенно. Следовательно, самоограничение, - при наличии потенции быть беспредельным, - признак Высшего Ума. Такой ум, будучи Совершенством, принадлежит только Богу. Следовательно, Бог существует.

Аватар пользователя Толя

Бог самоограничился лучшим из миров...

Предположительно, - выводы после совместного кофейничанья.)

Наличие ограничителя – показатель ответственности ума, держащего себя в рамках.

Нужен осознающий ум. Тогда он "естественен".
Принудительное ограничение - насилие, которое не может быть долгим. В определенный момент всё возвратится на круги своя.

Следовательно, Бог существует.

Помогает ли публичность убедить себя в этом?

Аватар пользователя Андреев

Принудительное ограничение - насилие, которое не может быть долгим. В определенный момент всё возвратится на круги своя.

Это вывод того "человеческого, слишком человеческого", которое должно быть превзойдено, но не своеволием мелкого человека, который слишком для этого слаб и неустойчив, а верой и волей просвещенного разума и благодатной энергией Высшего Разума.

Соединение, со-бытие разума, веры и благодати - это и есть Эрайгнис, вспышка сверхновой звезды в мире идей, в ментальной субстанции, которая, как цепная реакция поведет к апокалиптическому пробуждению Нового Сознания и рождению Нового Человечества, Богочеловечества, как это называл Владимир Сергеевич.

Принудительное насилие - главное условие первого шага на пути к этому новому витку Глобальной Эволюции Сознания. "Царство Небесное нудится, и принуждающие себя восхищают Его". Это основа умного делания, йоги, всех аскетических духовных практик. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Заявив, что я видел ангелов, я не слукавил.

Правда, это были не существа с крыльями, каскадами ниспадающих на плечи золотых волос, выразительными умными глазами, каких предостаточно в религиозной живописи и агиографии. Нет, мои ангелы были вещами вполне прозаическими - монтажными столами, кинокамерами, рулонами плёнки, световыми приборами, линзами кинообъективов)) И весь этот киношный инвентарь жил, светился каким-то невообразимым светом. Разумеется, моя ангелология не имеет ничего общего с видениями Мейстера Экхарта, Якоба Бёме, Иммануила Сведенборга и Григория Паламы. Эта ангелология не традиционная, допустима лишь в концепции множественности миров, в одном из которых, возможно, положение дел именно таково, каким я его описываю. Не стану дразнить ортодоксов и скажу: мои идеи не для классического мира Ньютона. Всё, что я говорю - вымысел. Правда, не могу не отметить, что всё, что не верифицируется - фантазия. К вымыслу, собственно, относится и религиозный опыт, и откровение, и мистика, и оккультизм. Разве, говоря о мире духов, мы не используем модальные глаголы и наречия probably (вероятно), possible (возможный), зная предмет лишь «гадательно», а не «наверняка», на чём настаивает наука? К примеру, Апостол Павел (1Кор 13:12), относя трудности богопознания на счёт несовершенства ума, откладывал встречу с Богом на будущее, о чём в 1-м послание к коринфянам (13:12) говорил, что «теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан». Истолкованию этого фрагмента посвящена значительная богословская литература, но даже Иоанн Златоуст, подвергая эгзегезе данный стих, лишь повторяет очевидное: «настоящее знание в высшей степени неполно» (Гомилия 34 на 1-е послание к Коринфянам). Знание лежит по ту сторону греха.  Только Иисус излечивает как физическую, так и духовную слепоту (Мф. 113:17; Ин. 9:39). И, как метафора пелены,  которая застит духовный взор, слепота ассоциируется с невежеством (Рим. 2:19), нежеланием воспринимать Божественную истину (Иак. 1:23-24), становится следствием сделки с дiаволом (2Кор. 4:4). Очистить знание от пелены (магии, герметизма, заблуждений) - дело редукции. Редукционизм  отделяет истину от мнения, построенного на вероятностных модальностях. И пусть сегодня мы видим сквозь тусклое стекло (в моём ангелологическом дискурсе) – это киноаппарат (перцепция) и объектив проектора (апперцепция), завтра, - речь, разумеется, идёт о Втором Пришествии Спасителя, - разуму не потребуется вся эта механика. Мы будем знать Бога доподлинно, видеть Свет его Истины духовными очами, а не с помощью ума, на который, как на экран, ангелы прежде транслировали сюжеты для тех, кто слаб верою, кто затрудняется, отвергнув себя, взять крест свой и последовать за Господом (Мф. 16, 24). Предметность - это то, что сквозь патину и трещинки в тусклом стекле, узрело интенциональное сознание. Это сознание и есть духовные глаза, а то, что попав на сетчатку, преобразуется в сигнал и отбрасывается на внутренний экран, связывает в неразрывном единстве божественное a priori и человеческое a posteriori. Сам же предметный мир внутренне субъектен, и при желании наша интуиция различит его гримасы, позы, голоса, испытает кинестезивные ощущения, как если бы внутри нас находилось «ментальное тело». И все эти множества и подмножества идеальных объектов, «тусклых» стёкол, образуют ВООБАЖАЕМОЕ. Ясно, что воображаемое и есть credo, а разум, которому часто отказывают вправе пестовать чувственность, уверовавшую во Христа, не может быть посрамлён окончательно хотя бы в силу того, что разъясняет вере топологию её пути. Не так ли поступает и подмастерье в классе режиссуры, когда растолковывает студентам смысл интуиций, слетевших с уст мастера, впавшего в дионисийский восторг? Вера без разума слепа. И, будучи не прояснённым, не обоснованным внутренним само-полаганием, религиозный сюжет так и останется побасёнкой. Чтобы сокровища духа, обретённые в результате духоборчества/духовидения, не стали пустым сотрясением воздуха, разум имплицирует их сокровенный смысл. Так религиозность наполняется подлинной достоверностью, а разум, умерив пыл богоборчества, вносит в работу неоценимый вклад.

Аватар пользователя Андреев

Если в мире есть предел, то есть и Бог, поскольку то, что не знает предела – «дурная бесконечность» (Гегель), а «дурное» - несовершенно.

Не просто не совершенно. То, что не знает передела, неопределённо, бес-форменно, аморфно, как та земля, которая была "безвидна и пуста, и тьма над бездной" - классическое описание, если вдуматься, черной дыры. Это и есть бесконечная бездна при полном бес-пределе :))

Следовательно, самоограничение, - при наличии потенции быть беспредельным, - признак Высшего Ума. Такой ум, будучи Совершенством, принадлежит только Богу. Следовательно, Бог существует.

Отличное доказательство! Совершенно оригинальное! Предел беспредельного - как признак беспредельной воли Высшего Разума. Браво!

Аватар пользователя Юрий Кузин

Отличное доказательство! Совершенно оригинальное! Предел беспредельного - как признак беспредельной воли Высшего Разума. Браво!

         Ваш ученик, замечу)))

  Итак, подарив твари свободу само-полагания, Бог не мог обеспечить «вольную», если бы не самоустранился, не вышел из класса, предоставив ученикам право «валять дурака» до того, как прозвучит звонок. И это самоограничение парадоксальным образом доказывает Всемогущество Творца, позволяющего миру самоопределяться, расширяя границы субъектности. Рамка, которой Господь редуцировал собственную мысль, в действительности лишь расширила Его полномочия до абсолютной свободы полагать Себя любым пределом внутри своего беспредела. Что это, как ни   имманентность, как ни априори. И, умаляясь, Бог трансцендирует за пределы своего Всеобщего, структурирует своё всеобщее (только для себя) на вещь в себе, - то, что знает Сам, - и на своё особенное, - то, что дано субъекту как вольноотпущеннику. Эту свободу бытийствовать без «полицейского надзора», мысль превратно истолковала как слабость Создателя, его  конечность. Разум, однако, опростоволосился с бесконечным, которое на  поверку оказалось фикцией, ложным предикатом Бога как субъекта деятельности. Подлинная же бесконечность (не «дурная», как справедливо заметил Гегель) присуща одному Творцу, конституирующему принцип самоограничения. Что этот принцип, как ни предикат божественного Ума? Другими словами, Бог пожелал иметь свой «шесток», но не затем, чтобы «знать» предел, который ему кем-то положен (что нонсенс, поскольку Бог и есть самополагание, а не объект чьих-либо притязаний), а для того, чтобы разум, уняв богоборческий пыл, склонил, наконец, колено перед величием, всемогуществом и беспредельностью божественного редукционизма.

Аватар пользователя Андреев

Бог пожелал иметь свой «шесток», но не затем, чтобы «знать» предел, который ему кем-то положен (что нонсенс, поскольку Бог и есть самополагание, а не объект чьих-либо притязаний), а для того, чтобы разум, уняв богоборческий пыл, склонил, наконец, колено перед величием, всемогуществом и беспредельностью божественного редукционизма.

Увлеченный вашим словотворчеством, я решил добавить еще немного "прыти":

Мы не дети благодатного порыва,
Если верить в современный постулат, -
А случайный результат большого взрыва,
Расширения вселенной результат.

    Твердят учёные при каждом случае
    Про дыры чёрные и очень жгучие,
    И что в дыре бардак неконтролируем,
    Что мы бесцельно так аннигилируем!
    И что напрасно все спешим куда-то мы –
    При всей своей красе мы просто атомы! 

Нас, как звёзды по вселенной разметало,
И во всех концах космической глуши
Мы сражаемся с коррозией металла,
Забывая о коррозии души
.

Михаил Фельдман 
 

Аватар пользователя Толя

...ростки зла там, где оно укоренено извечно, - в разуме, в идеях...

То, что названо "зло", - определенное содержание мыслей и действия в соответствии с ним. Нахождение и осознание причин появления данного содержания "трансформирует" его, изменяя прежнее, характеризовавшееся как "зло".

Аватар пользователя Софокл

Ознакомившись с написанным Юрием Кузиным материалом, посвященному Ничто, я усмехнулся.  Действительно, с автором можно согласиться, когда он характеризует свой подход следующим образом:  «Игры креативны. В них клокочут смыслы, которые извлекаются не вербально, а тактильно, что роднит интуицию с мифологией…»

В ходе свих раздумий автор приходит к следующему пониманию Ничто. «Ничто́ - это фигура умолчания…» «…говоря о том, чего нет, следует воздерживаться от пропозиций. Ничто́ непостижимо и неизреченно». Но разве собственные рекомендации могут ограничить полет мысли? Нет.  Рекомендации это побочный результат  и они не должны препятствовать полету.  Ведь именно полет мысли так увлекателен и реален. Ю. Кузин так и пишет: «Ничто́ ревниво отстаивает суверенное право существовать…» «Чтобы обрести утраченную субъектность».

Гибкость мышления, воплощенная субъективность отливается в чеканные формулировки. «Ничто́ - это субстанция, и, как монада, …  структурировано, редуцировано и откалибровано под собственные задачи».  «Ничто́ трансцендирует, вызывая к жизни творчество, само-порождение сущего из рутины».  «…делает продуктивным бытие мысли…». Но если кто то подумает, что Ничто Ю.Кузина это другая субстанция, каким-то образом соседствующая с бытием, то он ошибется. Апофеоз исканий автор резюмирует следующим образом: «Распространённая ошибка - наделять Ничто́ атрибутами Не́что только со знаком минус…» 

Если кратко подвести итоги прочитанного мной материала, то можно сказать так: полет мысли победил форму.  А если длинно, то жанр философствующей беллетристики предназначен упражнять философствующее мышление.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Произнося слова, мы роем себе могилу...​

Прагматика неконвенционального субъекта иная, чем в концепциях дискурса, основанного на договорённостях. Если признать, что в языкознании господствуют модели с высокой степенью вариативности и креативности, то, казалось, для неконвенциональной речевой личности должно найтись место. Но этого не произошло. За долгий путь, прошедший лингвистикой, конвенциональность субъекта никогда не ставилась под сомнение, если только речь не заходила о «неконвенциональных» (недоговороспособных) маргиналах, девиантном поведении, психическом отклонении. Наука конвенциональна, а генезис направлений и школ оборачивается чередой парадигм. Одни конвенции заключаются, другие расторгаются, и даже в отказе от «устаревших», казалось, точек зрения, лежит конвенция – развод без дележа имущества, грохота каблуков судебных приставов, явившихся описывать имущество супругов. Яркий пример «договороспособности» – научный дискурс, разрабатывая который языкознание облекает в форму все свои интуиции, начиная от информационно-кодовой модели Шеннона и Уивера (1), где говорящий («отправитель») и слушающий («получатель») обладали языковыми (де) кодирующими устройствами, а ум уподоблялся «процессору» по переработке и хранению информации (2), и заканчивая коммуникативным языкознанием, в котором преобладает схема: дискурс = речь + текст. (sentence vs. utterance). Никто из филологов/философов даже не задавался вопросом: возможен ли неконвенциональный субъект, и если да, то при каких обстоятельствах? Это тем более странно, что, заключив все мыслимые и немыслимые конвенции, коммуникативная теория могла бы и развязать себе руки, отряхнуть пыль с догматов, «пуститься во все тяжкие». Пройдя школу Брентано/Гуссерля, совершив «дискурсивный переворот» (discursive turn) (3), став новой онтологией (4), речевая коммуникативная парадигма, казалось, восторжествовала, а число её направлений перевалило за сотню (5). Но, перечисляя родовые функции коммуникации, все эти школы упускают из вида главное – цель, которую преследует речь, когда вверяет себя коммуникантам. Ответы, которые мы слышим, по большей части узко прагматические, редко экзистенциальные, и никогда не онтологические. Но именно онтология, онтологическая проблематика обуславливает речепорождение и смыслопорождение. Поэтому, озаботившись смыслом коммуникактивного акта (сознательным/бессознательным), мы пришли к выводу, что цель любой коммуникации - достижение бессмертия языковой личности.

И в самом деле, если в кодовой модели Клауда Элвуда Шеннона и Уоррена Уивера (Шеннона/Уивера) говорящие обмениваются «мыслями», кодируя и декодируя их; в инференционной модели Герберта Пола Грайса важны не пропозиции, репрезентирующие сообщения о положении дел, а эмоции, истолкование интенций, инференции, выводящие (имплицирующие) знания, все возможные разъяснения того, что, говоря, коммуниканты «имеют в виду» (nonnatural meaning) (6); в интеракционной модели Эрвина Гоффмана (7) и Деборы Шифрин (8) взаимопонимание предполагает публичность, такое «обнажающее» поведение (и не только речевое), когда смыслы лежат на поверхности, намеренно не опосредуются словами, позами, жестами, эмоциями говорящих, а весь ворох этих знаков/символов не обязательно предназначен для распознавания и интерпретации, - так вот, в отличие от всех этих уважаемых доктрин, наша - назовём её онтологической, - сводит коммуникацию к поиску способов экзистенциального присутствия в Другом. Иначе говоря, изготовившись к произнесению слова, окинув взглядом собеседника, взмахнув рукой, или даже просто набрав в лёгкие воздух с определённым усилием, настроением, внутренним чувством, мы желаем только одного - бессмертия своей «языковой личности». Субъект бытийствует. Для него нет ничего тривиального. Даже вопрос «который час?», брошенный в толпу, носит подтекст «Я брат Ваш» (Гоголь, «Шинель»). И, спотыкаясь о слова, «рожая» смыслы в потоке междометий, мы то и дело засеиваем собой будущее. Мы надеемся, что, попав в унавоженную почву, наши «охи» и «вздохи» взойдут, заколосятся, что далёкий коммуникант, преломив хлеб диалога, услышит в каждом "своём" и "чужом" слове наш онтологический вопль. Речь – дом, в котором мы живём, и который унаследуют потомки: обжитым, уютным, или разворошённым, как после кражи.

Примечания:

1. Shannon C., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication.- Urbana, 1949.

2. Кибрик А.Е. Лингвистические предпосылки моделирования языковой деятельности//Моделирование языковой деятельности в интеллектуальных системах. – М., 1987. – С.33-52

3. Harre R., Stearns P. (eds.) Discursive Psychology in Practice. – London, 1995.

4. Harre R., Gillett G.The Discursive Mind. – London, 1994. P.29-30.

5. Марков М.Л. Основы теории дискурса.– М., Гнозис.2003. – С.90-96.– М., Гнозис.2003. – С.90-96.

6. Grice H.P. Meaning //Readings in the Philosophy of Language/ - Englewood Cliffs, 1971. - P.436-444.

7. Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. – New York, 1959

8. Schiffrin D. Approaches to Discourse. – Oxford; Cambridge, MA, 1994. - P.398.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Косноязычие – это крик о помощи, попытка растормошить собеседника, прибывающего в полудрёме, занятого феноменологической жвачкой; просьба прервать прозябание, подать руку – нам, споткнувшимся о речь. В коммуниканте мы ищем плечо, на которое надеемся опереться, исповедника (греч. ὁμολογητής, лат. confessor, confessoris), которому препоручим собственную неприкаянность. Даже, когда мы толчём воду в ступе, наша экзистенциальная заброшенность вопиет. А, бормоча что-то себе под нос, - так нехотя швыряют медяки в пластиковые стаканчики нищим, - мы, на самом деле, важничаем. И что такое речь, как ни резоны на будущее? В словах мы бытийствуем, передаём собеседнику нашу картину мира, кодекс чести, список добрых дел, реестр плевков, которыми  нас наградили? Речь – это депозит, его мы открываем в «банковской ячейке» бытия, надеясь пополнять вечно, а пользоваться - безраздельно.

Аватар пользователя Софокл

Косноязычие следствие неразвитости ума. Ум сеющий словами считает себя бытийствующим. "В словах мы бытийствуем"... Чем больше слов, тем реальней чувствует себя ум. Ум знает только один вид деятельности - мышление воплощенное в словах... так называемый дискурс. Ум это тот "субъект, (который) бытийствует", желая "только одного - бессмертия своей «языковой личности».

Забавный субъект, знающий только словотворчество, считающий реальностью слова и их соединения... Когда слова призваны стать мирозданием, а их творец субъектом, тогда разговор о прерывании прозябания, протянутой руке, собственной неприкаянности, неуместен. Словотворчество не нуждается ни в одобрении, ни осуждении. Словотворчество это та область мифологии, которая не нуждается в реальности. Ничего не значащие тексты, в которых ценно только соединение слов в предложения, призваны удовлетворить только одно известную "субъекту" сферу деятельности - мышление. Мышление, где все слова представляют собой пестрые фантики, различающиеся лишь комбинацией букв... Мышление захваченное самим собой, завороженное собственной состоятельностью самодостаточно. Умствующий субъект это еще не человек. Человек, знающий только один вид деятельности, неполноценен. Такой человек обычно спонсируется обществом пенсией по инвалидности. Когда это видишь, то становится непонятным зачем мыслительную деятельность называть бытием? ... Впрочем, бытие и ничто в таком дискурсе лишь мыслительные мульки, которые можно по произволу мыслящего ума наделять любыми предикатами. Ум сам себе создатель и судья, и никто и ничто не в силах обжаловать его произвол.

Аватар пользователя Евгений Силаев

Спасибо, Стас, замечательные философские рассуждения.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Спасибо, Стас, замечательные философские рассуждения.

         рассуждение? - о чём?

          философское? - в каком месте?

Аватар пользователя Софокл

Евгений, мы живем в эпоху постмодерна, где симулякры стали реальностью. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Евгений, мы живем в эпоху постмодерна, где симулякры стали реальностью. 

         Не делайте реальность симулякром и не придётся сетовать на какую-то эпоху))) 

Аватар пользователя Софокл

Всегда интересно, что человек понимает под термином "реальность"))) Весь ваш "онтологизм" это жизнь мысли. Вы потомки Барбело

Аватар пользователя Юрий Кузин

     

Всегда интересно, что человек понимает под термином "реальность")))

 

         Вот вам фрагмент того, что я называю "РЕАЛЬНОСТЬ"

На данном изображении может находиться: текст

Порой наука, преподанная лукавым, куда ценнее тысяч прочитанных книг...Вот один из его уроков. А преподали мне его наркоманы, - я разворошил их гнездо, за что торчки, напялив балаклавы, стали ломиться в мою дверь. Они грозились убить меня, жену и ребёнка, пытались вскрыть замок, подожгли предбанник. Пламя сбил случайный свидетель. Но полиция отпустила поджигателя, предварительно прочитав "хулигану" лекцию о пользе добрососедства. А спустя день на дверь, опалённую адским пламенем, чёрной краской нанесли слово «JUDE» и Звезду Дави́да (ивр. ‏מָגֵן דָּוִד‏ — Маге́н Дави́д, «Щит Давида»). Так в нацистской Германии погромщики метили дома недочеловеков, и это обстоятельство заставило меня задуматься: а не еврей ли я? Как позже выяснилось, страница в "В Контакте" одного из бесов пестрила антисемитскими лозунгами. Последовали письма от Джохара Дудаева со шприцами в продолговатых конвертах, записки "Об упокоении", где моей семье была обещана встреча с ВААЛОМ - богом кровавых жертвоприношений. Срывающимся на крик голосом, я требовал в телефонную трубку участкового. И милый женский голосок, очевидно, сложив губки бантиком, докладывал, что тот "на трупе"...Дело о поджоге не желали возбуждать, а когда, завалив жалобами Прокуратуру, ФСБ, СК РФ и Президента, мне удалось сдвинуть этот воз, следователь отказался предъявлять обвинение подозреваемому, - юноша, мол, невменяем... Я потребовал заключить экстремиста под стражу. Но когда вещдоки, приносимые мной, стали обрушивать полки в шкафах оперуполномоченных, враг стал выкидывать коленца: то подбросит в мой дом пакетик с толчёной дурью; то науськает экипаж воронка подкараулить меня в тёмном дворе, чтобы с ветерком прокатить в отдел, где номера, набитые на моём велосипеде, сопоставят с теми, что числятся в угоне...Был момент, когда в отчаянии я стал обзванивать газеты и телеканалы, но в ответ лишь слышал: это не наш формат...От страха зубы мои плясали камаринского. Но, взяв себя в руки, я отправился в церковь на исповедь, - священник принял её и освятил квартиру, сказав, что будет молиться о поджигателях. Мы кропили углы святой водой. Изгоняли бесов. И вскоре я узнал, что подозреваемый умер при загадочных обстоятельствах. Правда перед этим, в последний день ушедшего года, в девять утра, ко мне ввалилась опека, - ведь я просил признать несовершеннолетнего сына потерпевшим, а следователь, занявший позицию advocatus diaboli, подал в прокуратуру записку, где обвинил родителей в запугивании ребёнка иудейской символикой и, связанными с Холокостом, ужасами еврейского истребления в годы Второй Мировой Войны. Если бы, говорилось в записке, родители растолковали ребёнку смысл слова «JUDE» и Звезды Дави́да, нанесённых на дверь, скорее, из хулиганских соображений, а вовсе не из желания запугать и унизить семью экстремистскими угрозами, малыш бы не стал брать в голову всю эту "шутливую историю"...А ещё были ночные дозоры, - моя жена и ребёнок с кухонными ножами и баллончиками с перечным газом встречали меня у парадного...Опасность сплотила "погорельцев". Мы поняли - как дороги друг другу, и как хрупка жизнь, которой, порой, мы так безрассудно распоряжались...Беда, однако, расчистила наши горизонты, и там, внутри, мы ощутили рост, когда энергию воли к жизни подпитывало что-то внеположное нам, - то, что конституирует человека без учёта его субъектности, что выстраивает его на иных основаниях, пусть ещё зыбких, но отличных от того узкого репертуара, который он задействует, когда исполняет роль жертвы, и не может, в силу ослепления, видеть руки, протянутой свыше....

Нет описания фото.

Санкт-Петербург, 2017 год, дверь моей квартиры на Васильевском острове, на той же линии, где жил и работал физиолог Алексей Ухтомкий)))

 

Аватар пользователя Андреев

Мы поняли - как дороги друг другу, и как хрупка жизнь, которой, порой, мы так безрассудно распоряжались...Беда, однако, расчистила наши горизонты, и там, внутри, мы ощутили рост, когда энергию воли к жизни подпитывало что-то внеположное нам, - то, что конституирует человека без учёта его субъектности, что выстраивает его на иных основаниях, пусть ещё зыбких, но отличных от того узкого репертуара, который он задействует, когда исполняет роль жертвы, и не может, в силу ослепления, видеть руки, протянутой свыше....

Да, реальность - это реальная победа разума над хаосом, духа над страхом. Реальность - это расширение горизонтов бытия за счет победы над небытием - это единственная несомненная реальность, данная нам в "ощущении", в переживнии-экзистенции. 

Виктор Франкл пишет о том же, но на более широком и жестоком материале. А Достоевский суммирует в нескольких словах: "Бытие начинается, когда ему угрожает небытие". 

Аватар пользователя Евгений Силаев

 

  Уважаемый Стас! 

   Думаю, что философов всегда было немного, а у большинства есть только внешние формальные представления о ней, основанные на названиях, именах и отдельных цитатах, вырванных из книг философов. Такие представления большинства сформированы обыденным мышлением, как Вы, Стас, написали: - "Мышление, где все слова представляют собой пестрые фантики, различающиеся лишь комбинацией букв", и это вполне естественно. Действительно , трудно понять неестественное философское мышление. В своём комментарии к статье "О философии через семь лет"я уже приводил цитату из работы Ф. Шеллинга: - " Никогда уже впредь мудрец не обратится к мистериям, для того чтобы скрыть свои принципы от взора непосвященных. Скрывать принципы, доступные всем, — преступление перед человечеством. Однако сама природа поставила границы этой доступности; для достойных она сохранила философию, которая по самой своей сущности эзотерична потому, что ей нельзя научиться, ее нельзя повторять или лицемерно ей подражать, ее не могут усво­ить тайные враги или шпионы; она служит символом союзу людей свободного духа, по которому они узнают друг друга, который им незачем скрывать и который тем не менее, будучи понятным только им, останется для других вечной загадкой".  / ФИЛОСОФСКИЕ ПИСЬМА О ДОГМАТИЗМЕ И КРИТИЦИЗМЕ/ Письмо Десятое/. 

       ЕС

 

Аватар пользователя Юрий Кузин

         Якобы я так пишу...

"Мышление, где все слова представляют собой пестрые фантики, различающиеся лишь комбинацией букв"

          А так меня критикуют... 

 Такие представления большинства сформированы обыденным мышлением

          т.е. обыденное мышление в формах обыденного (то, что я нахожу в Вашей критике), - оставим за скобками высокие образцы философии языка, - говорит тривиальности о дискурсе, который, - это я о себе, - ссылается на традицию, аргументы, имплицирует смыслы. И что мне с этим делать? Верить Вам на слово? Если осмеливаетесь ввязываться в спор, в хулу - аргументируйте. Я же слышу какие-то кухонные выпады, основанные на мнениях, "поваренной книге", а не на знании)))  _____________________________________________________________

Аргументируй или уходи - мой девиз!

Аватар пользователя Софокл

Добрый день, Евгений! 

Всегда трудно сформулировать, что значит быть мудрецом, настоящим философом. Несмотря на кажущуюся очевидность, что Истина и Реальность не могут быть приватизированы, что они есть нечто всеобщее, единое и единственное и что именно это и есть то что должно быть познано и усвоено, на этом очевидном пути возникают подводные камни о которые спотыкается самый гениальный ум. Истина всегда так проста, так очевидна, так естественна, что ускользает от самого проницательного взор. Она так фундаментальна и изначальна, что ее познание выходит за рамки интеллектуальной деятельности и переносится в область бытия, жизни, деятельности. По настоящему мудр вовсе не интеллектуал, блещущий извивами мысли и эрудиции, а живой человек, который своей жизнью сумел стать единым целым с той изначальной реальностью на длани которой разместился весь наблюдаемый человеком мир. Путь эзотерика с его божественными откровениями как актами познания это не венец мудрости, а всего лишь пропедевтика. Многие из богоизбранных так и застревают на желании лицезрения Бога и повествовании о своих актах откровения. Есть много методик достижения изначального. О них написаны литературные тома. А вот живых, кто действительно смог найти свое Я в изначальном Едином очень немного и они обычно об этом не распространяются, хотя и не скрывают своего знания.... 

С уважением, С. Громаков. 

Аватар пользователя Евгений Силаев

 

  К  сожалению,  уважаемый Стас,  наша с Вами интересная беседа вышла за тему

старт-топика и,  Как мне показалось, автора этой темы уже раздражает моё участие в этом обсуждении, а поэтому, если Вы не возражаете,  предлагаю продолжить разговор о философии и философах в моей теме "О философии через сем лет". Ваш комментарий я перенесу туда и напишу ответ. 

  ЕС

 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Как мне показалось, автора этой темы уже раздражает моё участие в этом обсуждении

         Уважаемый Евгений, я рад, что Вы зашли на огонёк))) Но меня не радует уровень Вашего "участия", - я жду пропозиций, а не пощёчин))) Мне не нужны рассуждения, - я сыт по горло мнениями, надеюсь,  и Вы - тоже. Давайте повышать уровень диалога, а не сводить его к упрёкам, советам, нотациям))) 

Аватар пользователя Евгений Силаев

 

   Понимаете, Юрий, я уже писал Вам, что меня интересует философия, а не обсуждение личностей собеседников, а поэтому, на нашем форуме я не спорю, не доказываю и не убеждаю, только высказываю свои мнения и если надо, то обосновываю их. 

   Вам, как я понял,  не интересны обоснованные мнения другого, Вы согласны с тем, кто Вам что-то докажет и требуете пропозиций, а не мнений.  

   Вас не устраивает мой уровень, но я не могу повысить его по Вашему желанию.

  Говоря про диалог  на форуме Вы предлагаете другим не "сводить его к упрёкам, советам, нотациям", но в своём этом комментарии не только советуете, а просто  требуете.  

Для меня  почти всегда интересно прочитать другое обоснованное, а значит философское  мнение.

     ЕС

Аватар пользователя Юрий Кузин

Для меня  почти всегда интересно прочитать другое обоснованное, а значит философское  мнение.

          Евгений, я стараюсь излагать не мнения, а обоснования, - что ни одно и тоже: кесарю - кесарево, мнениям - мнение, пропозициям - пропозиции, но не стоит смешивать эти ингредиенты.  Для мнений - другие форумы))) 

Аватар пользователя Евгений Силаев

Ваше мнение о пропозициях на философском форуме совершенно не обосновано. 

 

Аватар пользователя Софокл

Евгений, я Вас обязательно навещу. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

По настоящему мудр вовсе не интеллектуал, блещущий извивами мысли и эрудиции, а живой человек

         Живой - тот, кто говорит, спотыкаясь о себя...Даже в элементарном акте мы препоручаем свои прессупозиции речи, которая слышит, видит, чувствует, осязает и обоняет наши ментальные тела. Речь возлагает на себя попечение о «Я», шунтирует сосуды ума, берёт на поруки то, что мы обронили (неотрефлексированное, непрочувствованное, непрожитое).

 

они обычно об этом не распространяются, хотя и не скрывают своего знания.... 

         Не скрывают - оно, знание, выпирает само что-ли?  В том-то и дело, что коммуникация и только коммуникация позволяет знанию сбываться в речи, а тот, кто "знает", что ЗНАЕТ, но молчит, как в воды в рот набрал - или святой,  или дурак... Поди разберись)))

Аватар пользователя Софокл

Юрий Кузин,  Вы можете сколько угодно говорить о бытии, онтологии, жизни, живом, но Вас неизменно тянет понять эти слова как некий акт мысли. Для Вас "Живой - тот, кто говорит..." И по большому счету, если не играть в слова, говорение для Вас, единственный атрибут бытия и знаете почему? Потому, что вся ваша жизнь связана с надеждой, что написанные Вами тексты повлияют, а точнее изменят Вашу жизнь... Вы сами об этом говорите открыто:"а тот, кто "знает", что ЗНАЕТ, но молчит, как в воды в рот набрал - или святой,  или дурак..." Очевидно, что Вы не дурак и не святой, поэтому Вы пишите ТЕКСТЫ как художественные произведения с философской тематикой. Лично я далек от того, чтобы осуждать род выбранной Вами деятельности. Ведь ,в конце концов, слушаем же мы музыку?! Музыка частенько благотворно влияет на наш Дух. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Я пишу подобные тексты ровно год и две недели))) До этого - жизнь, полная взлётов, падений, - но в основном передвижений по пластунски… 

Аватар пользователя Юрий Кузин

 
Косноязычие следствие неразвитости ума. 

         Разве? Тогда Моисей был неразвит, почему же Господь не отдал скрижали Аарону - переводчику и блестящему говоруну?

Ум сеющий словами считает себя бытийствующим. ​

         Ум не может считать - только исчислять (понятия))) Слова к уму отношения не имеют, - только к речи, которая само-полагает себя как истинно-сущее))) В речи ум бытийствует, но не в словах, которыми разбрасывается)))

"В словах мы бытийствуем".​

          Бытийствовать - Вы используете это слово вне контекста, и оно вызывает комический эффект, или Вы этого не чувствуете, - тогда жаль))) 

Чем больше слов, тем реальней чувствует себя ум. ​

         Ну это пародия))) Но не очень креативная, - хула искусство, учитесь ему у Вольтера, Гольбаха)))

Ум это тот "субъект, (который) бытийствует", желая "только одного - бессмертия своей «языковой личности».

        Попытка обзора и итога))) Вяловато, сумбурно, эрзац, симулякр - Ваш предыдущий "спич" был куда задиристее. Жаль, что обе критики, прозвучавшие от Вас и поддержавшего Вас коллеги - маловразумительны и малополезны. Но за участие спасибо.   

Аватар пользователя Софокл

Когда обсуждения смысла написанного начинает распадаться на обсуждение отдельных фраз, тогда происходит утрата смысла обсуждения и  поиск истины подменяется обсуждением длины писюлек, скрытых штанинами. Вы хороший философствующий беллетрист. Эрудиция вкупе с развитым художественным мышлением способствуют создания философских эссе. Человек с удовольствием их читает, даже получает наслаждение, но когда этого читателя спросишь, что мудрого, а значит значительного он почерпнул для своей жизни, он просто пожмет плечами. 

В самом деле, что можно почерпнуть хотя бы из такого обмена мыслями. Я:

Ум сеющий словами считает себя бытийствующим.

Вы: 

Слова к уму отношения не имеют, - только к речи, которая само-полагает себя как истинно-сущее. В речи ум бытийствует, но не в словах, которыми разбрасывается

 Вы считаете, что Вы возразили? Судя по форме, Вы хотели возразить..., но удалось ли это Вам? Любой кто умеет читать и понимать смысла вашего недовольства не поймет. Да и как это возможно суметь, если понимать, что что сеющий словами ум это и есть ум говорящий, производящий речь. С чем вы абсолютно согласны утверждая, что "в речи ум бытийствует". А может быть Вы считаете, что речь возможна без слов? Но тогда в философском лексиконе есть другие слова, которыми обычно описывают такую речь, например "логос" Гераклита. 

Мне с Вами спорить не о чем. Мы живем в разных мирах. Я в том, что люди называют реальностью, а Вы в том, что называете дискурсом. Для меня дискурс способ выражения реальности и контакта с ней, а для Вас сама реальность. Как говорится "каждому свое". 

Аватар пользователя Юрий Кузин

А может быть Вы считаете, что речь возможна без слов?

         Да, я так считаю. В лингвистике это называется - непрямая коммуникация, - позы, жесты, мимика, вздохи-охи, даже смена цвета кожи, даже невидимый электромагнитизм))) В философии - бытие в актах и продуктах человеческой деятельности - социально-обусловленном поведении/производстве  (Маркс/Ильенков), и вообще - человек, взятый как принцип, как орган речепорождения/смыслопорождения, как говорящее, само-полагающее себя (поступающее: Бахтин) мышление, развёрнутое в пространстве и времени)))

 

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 10 Июль, 2019 - 20:42, ссылка

 
Косноязычие следствие неразвитости ума. 

         Разве? Тогда Моисей был неразвит, почему же Господь не отдал скрижали Аарону - переводчику и блестящему говоруну?

Исход. Гл.32
1 Когда народ увидел, что Моисей долго не сходит с горы, то собрался к Аарону и сказал ему: встань и сделай нам бога, который бы шел перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось.
2 И сказал им Аарон: выньте золотые серьги, которые в ушах ваших жен, ваших сыновей и ваших дочерей, и принесите ко мне.
3 И весь народ вынул золотые серьги из ушей своих и принесли к Аарону.
4 Он взял их из рук их, и сделал из них литого тельца, и обделал его резцом. И сказали они: вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской!

Моисей не мог "сделать" Бога.

15 И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали откровения [каменные], на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было;
16 скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии.

...19 Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою;
20 и взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым.

Но Моисей смог поломать "сделанное".

Аватар пользователя Софокл

Владимир, Вы изумительно точно с помощью библии показали, что народу нужен любой бог, лишь бы он о народе заботился.))) Конкуренция у богов за народ))) 

Аватар пользователя Дилетант

Софокл, 11 Июль, 2019 - 12:29, ссылка
..народу нужен любой бог, лишь бы он о народе заботился

Здравствуйте, Станислав!

Иерархичность наблюдается в Природе повсеместно. И людям в их обществе нужен тот, кто находится на верхушке пирамиды. Но это картинка подобия.
Но вот отношение между верхушкой и основанием весьма интересно. Оно состоит из двух направлений: снизу вверх и сверху вниз. И эти стороны отношения несимметричны, но обе должны быть адекватны друг другу. Если эти стороны отношения не адекватны, то устойчивость иерархии (пирамиды) нарушается.

В верхушке механической пирамиды может стоять и механический "бог". 
Обычная пирамида может стоять "вверх ногами", но требует непрерывной поддержки для сохранения равновесия.

Меня заинтересовал "третий" в иерархии: Ор, который стоял рядом с Моисеем и наряду с Аароном поддерживал возведённые руки Моисея.
В интернете мало сведений об этом персонаже. 
Если по функционалу Аарон явлен словесным "громкоговорителем" посредника - Моисея, то логично Ора наделить противоположной функцией: неким "микрофоном", улавливающим слова толпы и доносящих их посредством Моисея до "внутренностей" "бога".
Таким образом опредмечиваются стороны отношения "сверху вниз" и противоположная сторона "снизу вверх", создавая замкнутый круг управления и реакции на это управляющее воздействие. 
Фактически, по ходу текста Исхода, идёт непрерывный диалог, обмен между Богом и его "избранным народом". Моисей чувствовал Бога, но не справлялся с общением с людьми, всё время спрашивая, и переспрашивая Господа, что ему надо сказать в очередной раз.

Аватар пользователя Софокл

Здравствуйте, Владимир.

В библию читал, но мои знания недостаточны, чтобы профессионально об этом поговорить. Богообщение это центральная тема библии. Но насколько я понимаю, Богу не нужен докладчик, который бы его осведомлял о том, что желает еврейский народ. Так что вряд ли уместно наделять Ора функцией микрофона. 

Аватар пользователя Дилетант

Я отличаю движение, которым писался текст, от текста, и движение, которым читается текст, от текста. Поэтому моё прочтение - это моё прочтение, то есть, - мнение.
Богу не нужен и Моисей: не он, так другой имеет бОльшую расположенность к отношению с высшими силами.

Бог един, но реализуется через живое по-разному, потому что не может часть вместить целое.
Даже отъявленный атеист имеет представление о Боге, потому что иначе не будет что отрицать. Ребёнок не имеет представления о Боге, потому что просто живёт Им.

"Докладчик" нужен человеку, потому что человек получил "изоляцию" своего мышления от других человеков и от другого живого, оставив только "формы" общения. (Эффект Вавилонской башни).
У(о)своив мышление, человек уверовал в свой собственный ум, а потому просто игнорирует внешнее влияние, оставив только формальное (словесное, текстовое, знаковое...) общение.

Аватар пользователя Софокл

Ясненько, Владимир. Спасибо за пояснения.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Когда я ищу то, чем обладаю...

...то, обретаю это что-то вновь, а когда смиряюсь с обладанием - теряю его. В момент поиска искомого - того, что внутри обладаемого, - я прохожу свой маршрут налегке, ничем не отягощённым, неоформленным, что и ставит меня в положение соискателя. И это ночное бдение при истине, эта топология пути, не дающего никакой гарантии на успех, и есть БЫТИЙСТВОВАНИЕ, - отвага без наград, жизнь на свой страх и риск, доблесть, которая не "даётся", а "обретается" в момент приключения (не путать с праздношатанием). Таким образом, мы ищем что-то, уже имея что-то, но лишь как предчувствие, как credo, которому себя препоручаем )))

Аватар пользователя Софокл

Ну, что ж, Гераклит из Эфеса, написал такое понимание о бытийствовании в 5 веке до нашей эры гораздо убедительней. Все, о чем вы здесь так художественно повествуете, всего лишь коротенькая экспликация глагола "Быть". 

Аватар пользователя Юрий Кузин

 

Ну, что ж, Гераклит из Эфеса, написал такое понимание о бытийствовании в 5 веке до нашей эры гораздо убедительней. Все, о чем вы здесь так художественно повествуете, всего лишь коротенькая экспликация глагола "Быть". 

         Когда апеллируют к аргументу, не выкладывая его "здесь" и "теперь", дискурс превращается в фикцию, а обещание, что Вы состоятельны, но только в отдалённой перспективе, напоминает отложенную беременность, которая никогда не завершится - зачатием, вынашиванием, изгнанием))) Имейте же мужество мыслить своим умом, а не брать в союзники - чужой))) 

         Есть такие стихи Горация, где описан поворот, который случается с мыслью, которая отваживается на самостоятельность... 

 

         Út jugulént hominém, surgúnt de nócte latrónes:

         Út te ipsúm servés, non éxpergísceris? átqui

         Sí nolés sanús, currés hydrópicus: ét ni

         Pósces ánte diém librúm cum lúmine, sí non

         Íntendes animúm studiís et rébus honéstis,

         Ínvidiá vel amóre vigíl torquébere. Nám cur

         Quáe laedúnt oculúm festínas démere, sí quid

         Est animúm, différs curándi témpus in ánnum?

         Dímidiúm factí qui cóepit habét. Sapere áude,

         Íncipe. Quí recté vivéndi prórogat hóram,

         Rústicus éxspectát dum défluat ámnis: at ílle

         Lábitur ét labétur in ómne voluúbilis áevum.

 

Чтоб человека зарезать, ведь до света встанет разбойник, -

Ты, чтоб себя уберечь ужель не проснешься? Не хочешь

Бегать, пока ты здоров? Побежишь, заболевши водянкой.

До света требуй подать тебе книгу с лампадою; если

Ты не направишь свой ум к делам и стремленьям высоким.

Будешь терзаться без сна ты любви или зависти мукой.

Все, что тревожит твой глаз, устранить ты торопишься; если ж

Что-нибудь душу грызет, ты отложишь лечение на год.

Тот уж полдела свершил, кто начал: осмелься быть мудрым

И начинай! Ведь кто жизнь упорядочить медлит, он точно

Тот крестьянин, что ждет, чтоб река протекла; а она-то

Катит и будет катить волну до скончания века. (Перевод Н. Гинцбурга)

Quintus Horatius Flaccus. Epist. Liber I,2,32-43. Квинт Гораций Флакк. Оды, эподы, сатиры, послания. М., 1970. С.326.

Sapere aude (с лат. — «Дерзай знать»). Немецкий философ Иммануил Кант, говоря о вкладе Просвещения в рациональность, ссылался на это словосочетание Горация. Правда, он переводит его несколько иначе:  «Имей мужество использовать свой собственный разум» (нем. Habe Mut, dich deines eigenen Verstandes zu bedienen!).

_____________________________________________________________

Аргументируй или уходи - мой девиз!

Аватар пользователя Софокл

Ох, как все серьезно! Выкладывай, что у тебя в загашнике! Или уходи...)))  Слова, слова, и еще раз слова... А что такое слова? Модели объектов, действий... Весь дискурс это искусственный мир. И в этом мире моделей-слов, постмодернист занят тем, что борется с симулякрами... Неправда ли занятное занятие?!

Аватар пользователя Юрий Кузин

Ох, как все серьезно!

        Человек на кончик пера просится, чтобы удел свой, незавидный, приторочить к седлу. Приладит, угостит коня плетью: скачи, мол... А лихо выпростается, на стремена привстанет и к человеку: выделяй, говорит, койко-место. Видать, куковать нам вдвоём. Так и мыкаются.

Аватар пользователя Софокл

Ну, не знаю... Думается, что жизнь дана человеку для того, чтобы быть прожитой. Прожить жизнь можно, конечно, по-разному... Безусловно, есть такие люди, которые считают, что жизнь будет прожита не зря, если они оставят что-то значительное, полезное людям. Например, ТЕКСТ... Когда мне рассказывают нечто в этом духе, мне думается о том, что передо мной стоит, хороший, но заблудившийся  человек. В принципе, ошибку такого человека нельзя квалифицировать как грубую. Ведь этот человек считает, что принося себя в жертву, он сделает так, что последующим поколениям будет житься лучше, чем ему.  Самоотречение, забота о будущем выводят действия такого человека за рамки индивидуальной выгоды и обращены к некоему всеобщему, родовому в человеке.  От такого человека попахивает христианским подвигом. Чтобы понять, что в жизненной позиции такого человека не так, надо представить ситуацию, что мы живем в совершенном, бесконфликтном, счастливом обществе и тогда сразу нам бросится в глаза, что данная жизненная позиция сформировалась у человека под воздействием обстоятельств, что она не проистекает из его человеческой природы, что она дитя конфликта этого человека с обществом... Жизнь не предписывает человеку быть героем. Героями становятся, когда защищают самое дорогое. Ваше представление о реальности пропитано духом протеста против разлада жизни. Его исток коренится не во всеобщности бытия, а в частностях, в ситуации в которой Вы оказались, как впрочем, и все наше несовершенное общество.

 

Под реальностью обычно понимают нечто фундаментальное, свойственное бытию в целом. Нереальное бытие это оксюморон. Бытие обязательно должно быть реальным.  Но когда мы говорим о реальности, то имеем в виду, что она отделяет в бытии  действительно существующее от того, что  существует эфемерно, безосновно, необязательно. Реальность это та часть бытия, которая важна, существенна, без которой бытие как таковое, перестает быть тем, что оно есть.  В силу своей фундаментальности и обязательности для бытия,  реальность атрибутируется бытию в качестве истины. Получается весьма интересная картина. С одной стороны, реальность выступает как всеобщая характеристика бытия, без которой бытие утрачивает самоё себя, а с другой, она предстает перед нами хоть и как обязательная, но все же часть бытия.…  Задумываясь над этим парадоксом нашего мышления,  пытаясь его разрешить, мы понимаем, что реальность не является элементом бытия рядоположенным какой-то другой его части.  Что её частичность связана не со структурой бытия, в котором реальность находится в качестве элемента, а с ее ролью, ее действием, которым конституируется бытие как целое.  

В силу того, что Вы представили свое понимание реальности как конфликта, напряжённости жизни, я опускаю размышление, каким образом материальный мир вплетен в реальность бытия и перехожу к рассмотрению свойств реальности в качестве системообразующего ядра бытия.

Реальность это не только некая статичность, предоставленная субъекту для контакта с ней. Наблюдающий мир субъект тоже реален. Причем субъект реален не только своей конечностью, оформленностью, материальностью. Реальность субъекта заключена в реальность его как, активного центра, как некоторого «Я» вокруг которого вращается мироздание. Мир возникает перед взором субъекта потому, что субъект бытийно заинтересован в существовании мира. Если окружающий мир субъект не обнаружит, то вся его бытийная активность окажется напрасной. Человек не сможет не только наблюдать мир, но и получить из него все необходимое для поддержания его жизни. Фиксируя данную ситуацию, мы видим, что бытийная активность субъекта вызвана его несамодостаточностью, потребностью в самовозобновлении.  Если человек не поест, не попьет…, у него не будет сил открыть глаза,  увидеть мир, чтобы поесть и попить.  )))  Можно было бы в духе вашего поста заключить, что Ничто требует рождения Бытия… )))  Но реальность это не предмет, не объект наблюдения, тем более не категория «Ничто», суть которой ОТРИЦАНИЕ.  Реальность не отрицает, а утверждает.  Реальность это сила, суть которой в бытийствовании. Сила не может быть ущербной, иметь свой исток в «Ничто». Ничто  может только отрицать, ничтожить. Уничтожение возможно только существующего. Это означает, что бытие более фундаментально, чем ничто. А раз так,  то природа силы не может черпать свое начало в чем-то ущербном, несамодостаточном, требующем для своего существования  чего-то внешнего постороннего.  Понимая это, мы должны заключить, что несамодостаточная активность субъекта, человека, должна брать свое начало в безусловном Источнике, в Абсолюте, который ни от чего и ни от кого не зависит. И эта Сила будет исходной реальностью для бытия всего частного, несамодостаточного , множественного.

Делая выводы о вашем понимании реальности, стоит отметить следующее. Конфликтная реальность борьбы столкновения имеет более низкий уровень по сравнения с реальностью единой творящей силы. Поэтому когда вы приносите себя в жертву будущим поколениям, вы работает на благо это единой силы, но, к сожалению,  эта фундаментальная  сила не проявлена в вашей жизни, что и определяет ваше самочувствие и философствование. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Прожить жизнь можно, конечно, по-разному... Безусловно, есть такие люди, которые считают, что жизнь будет прожита не зря, если они оставят что-то значительное, полезное людям. Например, ТЕКСТ...

         Отвечая на Ваш вопрос о реальности, я выразился предельно откровенно: описал чувственную достоверность со всеми её язвами и миазмами))) Я дал картину вот-бытия, пропустив через личный, приватный опыт своё миро-понимание...Следовательно, чтобы уровнять наши позиции, Вы могли/должны-были: а) сбросить маску (никнейм); б) само-обнажиться сердцем и душой... Такого подхода, - разумеется добровольного, - требует принцип морального долженствования))) Увы, но я получил от Вас лишь ТЕКСТ, лишённый эмоциональной вовлечённости (эмпатии)... Вы сами им довольны?

Аватар пользователя Софокл

Я с вами согласен, в том, что Вы были предельно откровенны. Да, Вы поделились личным опытом, переживаниями... Откровенность это хорошая черта философа. Такой философ стремится к честности своего занятия. Это просто превосходно. К сожалению таких черт недостаточно, чтобы признать текст философским. Я думаю, что для того чтобы личный опыт стал философским, он должен обрести всеобщую форму, чтобы быть воспроизведенным другим человеком. Может ли Ваше откровение стать мотивом, чтобы другой человек желал жить в такой же реальности? Что даст человеку жизнь в Вашей реальности... В своем  тексте я показал недостаточность Вашего переживания реальности, чтобы человек прожил СЧАСТЛИВУЮ жизнь. Мой текст это пропедевтика к  заинтересованному разговору о том на что человек должен ориентироваться, чтобы прожить счастливую жизнь, а Ваш  это литературное эссе. Искренность философа не в публичном стриптизе, а в достижении всеобщего счастья и блага людьми. Я так вижу ситуацию вокруг вопроса  об искренности философа. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Автопоэз

Мысль по своей структуре (динамический рисунок) и предназначению (то, где совершается литургия) напоминает СОБОР. Сама идея соборности, выдвинутая Алексеем Хомяковым, предполагает со-присутствие в мыслящем субъекте тысяч поколений. Авторы (коммуниканты), строя свои догадки, "стоят на своём", на СТОЛПЕ, как Симеон Столпник или Павел Флоренский.

Мы переживаем сдвиг в репрезентации, поворот философского дискурса в сторону анти-позитивизма (постпозитивизм), которому претят системы, претендующие на всеобщую теорию или гипотезу, - неудача с "теорией всего" тому яркое подтверждение. Наука мельчает, довольствуется а-теоретическими наблюдениями, не идущими дальше частных теорий, не выходящих за рамки факта, который не становится краеугольным камнем парадигм. 

Я исхожу из того, что позитивистская модель, где мир монада, цельная и упорядоченная, познание, бывшее прежде безучастным наблюдением, уступает пальму первенства неопозитивистскому подходу. Этот метод возводит в культ интерпретативный анализ, где учёный - часть мира, - живёт внутри языка, речи, и не ищет высшую универсальную истину. Напротив, вооружившись ножом постструктурализма, постмодернизма, деконструкции, мыслитель мелко шинкует реальность и мысль. Его идеал - биографический метод; его подход - интерсубъективность, символический и интерпретативный интеракционизм.

Вводя термин неконвенциональный субъект, я реагирую на сдвиг в мышлении, которое:

а) выходит за рамки мозга, индивида (субъекта со всеми его предикатами), включённого в социальную практику, овеществляющего идеальное, движущегося от абстрактного  к конкретному (Маркс/Ильенков);

б) опосредованно включает в себя артефакты, а непосредственно - континуум чужих субъект-объектных доминант (ареопаг), со-присутствующих в сознании в форме внеположных ему ИДЕЙ с их ментальным сухим остатком; и этот остаток "Мы" восстанавливаем, оживляем и включаем в мышление;

в) предполагает со-мыслие, со-чувствие, со-бытие с высшими иерархиями ангельских чинов, с Богом, наконец, гипотезу которого, в отличие от Лапласа, я не стану исключать, правда, препоручив её проверку откровению, религиозному опыту, т.е. ВООБРАЖАЕМОМУ;

г) в соответствии с Копенгагенской интерпретацией квантовой механики, перестаёт быть имманентным субъекту, и носит вероятностный, недетерминированный квантово-механический характер.

Учитывая этот сдвиг, я ввожу принцип коммуникативной неопределённости («чужая душа потёмки»). Максима этого принципа проста:

Если в момент высказывания t1, t2, t3 нет данных о константах ментального мира субъекта, в связи с чем не ясно: что стало причиной акта (субъект, ареопаг, мультиверс), то допустимо, что мысль/мышление радикально изменяют и структурируют бытие.

Декларируя принцип коммуникативной неопределённости, я обосновываю его идеями Хью Эверетта - создателя многомировой интерпритации квантовой механики [1],  который, ввёл понятие «соотнесённого состояния» (англ. relative state), имея в виду состояние подсистемы, включающей в себя наблюдателя, что счастливо избавляет эту   систему от коллапса волновой функции. В результате реализуются сразу все возможные состояния, т.е. квантовый мир расслаивается (расщепляется, ветвится) на параллельные классические миры.

Из этого следует, что неконвенциональный субъект - есть поли-субъектное сознание, поскольку: Ego esse, cum de me, me, me et cogitationes aliorum (лат. Я существую, когда обо мне, во мне и мной мыслят другие).

У ИДЕАЛЬНОГО множество масок: сознание, воля, мышление, психика, «душа», «дух».  Отсюда и вопросы: 

1. Где оседают продукты идеального, - если им не повезло стать артефактами, чтобы ветер и песок упрятал их до встречи с пытливым археологом?  

2. Как идеальное взаимодействует с материальным, с реальностью?

Тут я выдвигаю принцип ментального районирования, изменения ландшафта, мыслью/мышлением, такого творческого пересоздания бытия/сущего, каковое только и возможно в топологии. Отсюда и видовые понятия: «разметка», «асфальтирование»,  «окучивание», «взрыхление», «запахивание», «посев», «выкорчёвывание», «межевание», «чересполосица», «дренаж», «расчистка», «приборка», «боронование», «укладка», «бурелом», «пролесок», «проходы», «подворотни», «тунеллирование» и т.п.

Метафоры можно множить и в других родах:  «сшивать» и «расшивать» ткань реальности, «распарывать», «строчить», «обмётывать», проходить мелком по материи, намечая фасон…

Мыслит не мозг, не человек как общественное существо, не континуум доминант (ареопаг), сообщающий вердикт в прорывах подсознательного, бессознательного, сверхсознательного, а то, что в пути, то, что обходит себя самого в акте само-полагания и само-познания. Это самопознание - есть процесс зарождения из Ничто субстанции, обретающей субъектность. Это прежде и в первую очередь - обдумывающий, чувствующий, обживающий себя самого ландшафт, перипетия в пути следования с биваками и петлянием вокруг да около; «штрих», наносимый, но не нанесённый на ватман; Всеобщее, выделяющее, но не выделившее из себя Особенное (мысль). И эта мысль, становящаяся собой, но не ставшая,  полагает себя таковой сама, как принцип,   чтобы, торя путь, сажать занозы и изгваздаться. Только проходя маршрут, никем не проходившийся прежде, мысль познаёт существенное своей сущности. 

Мышление, таким образом - есть географическое, картографическое, топологическое, экологическое, пластическое явление… БЫТИЙСТВУЯ, МЫСЛЬ ПРЕВРАЩАЕТ ПЕЙЗАЖ В ПЛЕНЕР (от фр. en plein air — «на открытом воздухе»).

Мы - козьи тропы. Мы сами позволяем себя бороздить посторонним, протаптываем тропки внутри Другого, где наша колея пересекается с миллионами других, а буреломов, непролазных топей, глухоманей, медвежьих углов и не сосчитать.     

Примечания: 

1. Hugh Everett III. :PhD Thesis. — Princeton (NJ) : Palmer Physical Laboratory, Princeton University. — March 1, 1957. — 22 pages

Аватар пользователя Софокл

Юрий Кузин, Вы меня озадачили. На ФШ редко владеющие словом.  Вы счастливое исключение из них.…

 У Вас мыслит не субъект, не человек, а сама мысль, то есть фактически Вы рассматриваете мысль, как некую реальность, которая живет сама в себе и по себе. «Мыслит… то, что в пути, то, что обходит себя самого в акте само-полагания и само-познания».  Субъект, человек для того, что Вы называете мыслью, есть некая второстепенная необязательность, возможно даже досадная оплошность. Что же представляет собой Ваша мысль? Некое варево, процесс, без определения его как чтойности, суть которого в его совершении… У Вас мысль есть чистый процесс без определения его и как реального и как ирреального. Он и ни есть, и ни нет.  Поэтому Вы скромно именуете мысль «ландшафтом»…  И вот это непонятно что, в акте обретает реальность.  Акт мышления у Вас есть акт самопознания,… звучит вроде бы привычно.  Но на самом деле, Вы просто неудачно выражаетесь. Никакого самопознания нет и в помине, а есть акт сбытия, есть акт осуществления, обретения реальности.  Вы так и пишите: «самопознание - есть процесс зарождения из Ничто субстанции, обретающей субъектность». Нормальному человеку, написанное Вами не понять никогда. В самом деле, для нормального человека субъект это то, что производит действие порождающее начало источник активности, а у Вас субъект рождается.…  Фактически до субъекта у Вас существует еще один субъект….

Я тут не буду напоминать, что мышление мыслящее ни о чем и без всякой на то причины это блеф. Вас такие возражения не интересуют. Ведь Вы мыслите в рамках антисцентизма, хотя при этом желаете опереться на научные теории  кванта.  Когда философская мысль пытается черпать аргументы  в теориях низшего уровня осмысления реальности, для меня это выглядит моветоном.  Да и Ваш антисцентстский запал с нападками на монаду и универсальную истину, просто характеризует Ваш уровень понимания ситуации. Наука стоит на принципе необходимости, а антисцентизм на принципе ничем не ограниченной свободной воли.  Антитеза науки и религии. Все, что претендует на рациональную экспликацию, находится в рамках научного подхода.

Читать Ваше сообщение мне было интересно. Спасибо.

Р.S. Мне очень интересно узнать источник выражения «Ego esse, cum de me, me, me et cogitationes aliorum».  Дайте ссылочку.

Аватар пользователя Юрий Кузин

        
Мне очень интересно узнать источник выражения «Ego esse, cum de me, me, me et cogitationes aliorum».  Дайте ссылочку.

         Взято из моего материала на ФШ "МЫСЛЬ"  http://philosophystorm.org/mysl-1 Мой перевод, конечно, желает лучшего...

"Мысль стучится в чужое сознание, где ей уготованы постой, лишения или смерть. В идеале - развитие, когда мышления реализуется в двух локусах: 1) вот-бытии, где мышление через доминанту (упорство мысли) направлено (интенция) на раскрытие (распаковывание) всей полноты присутствия сущего в идеальном...2) бытии в НИЧТО, когда "Я" утрачивает тело, а ментальность пассивно присутствует в чужом сознании или артефактах...Отсюда: Cogito ergo sum и Ego esse, cum cogitat de me, - бытие перед лицом смерти и бытии после смерти, как ЕДИНОЕ. 

прежде, чем попасть на кончик язычка, мы присваиваем других и позволяем завладевать собою, обучаясь, общаясь с себе подобными, вступая в диалог с культурой, традицией, у которых вопрошаем о себе. Мы "потесняемся", чтобы ДРУГОЙ в ответ выделил нам "койкоместо" в своём сознании.

Я бы перефразировал Cogito ergo sum следующим образом: Ego esse, cum cogitat de me. Иначе говоря: Я существую, когда обо мне мыслят. 

         Борчиков здорово тогда меня потрепал, -вполне заслуженно, добавлю.
         «Ego esse, cum de me, me, me et cogitationes aliorum» я развил до почти    

         абсурдного предела, иначе нельзя было передать сути того, что я хотел донести

Аватар пользователя Софокл

Ясно. Вы пытаетесь писать на латыни самостоятельно... поэтому такая латынь. Пишите Вы интересно. Жаль, что научить людей Вам нечему.

Аватар пользователя Софокл

"Я существую, когда обо мне, во мне и мной мыслят другие" Это очень глубокая мысль. Жаль, что Вы ее вписываете не в тот контекст , что было бы нужно.

Аватар пользователя Андреев

Ego esse, cum cogitat de me. Иначе говоря: Я существую, когда обо мне мыслят. 

Тогда скорее будет так: cogitat de me ergo sum.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Тогда скорее будет так: cogitat de me ergo sum.

        Дядя Ваня, слепой муж моей тёти , - военный лётчик, потерявший зрение в одном из боёв с немецкими ассами, - часто при мне, семилетнем постреле, доставал брайль, чтобы водить/видеть пальцем по бугристому ландшафту страницы. Старик что-то бубнил, шевелил губами, и я понимал - какие-то мысли перекочёвывают в его угрюмый ум из этих жёстких, пожелтевших страниц, напоминавших мне гусиную кожу на запястье, когда, выскочив из лесного озера, окунаешься в леденящую прохладу)) 

Так и с идеальным... Будучи тем, что не отбрасывает тени, как нечто реальное, как вещь, артефакт, идеальное зачинается, вынашивается и изгоняется в момент само-полагания себя (как такового) в пути следования, под каковым Гуссерль подразумевал внутреннее сознание времени. Я специально не пишу "продуцирование и удерживание образа вещи и способов её бытия в идеальном". Меня не интересует функциональное предназначение, но только онтологическое. Идеальное - не результат, не способ бытия вещи, оторванной от своего субстратного узилища, чтобы явить существенное своей сущности, а такое подлинное топологическое само-ощущение, когда важен не отчёт о свершившихся актах (гора артефактов, архив, музей, склад, библиотека), а их воскрешение и вовлечение в мысль. Поэтому я настаиваю, что мысль есть принцип, позволяющий видеть мыслящим не мозг, не человека, как общественное существо, не ареопаг (континуум доминант, расквартированных в сознании), но сам ландшафт, по бороздам и тропам которого протекает/идёт само-полагание сущего, обретающего себя как субстанцию, в которой зачинается, вынашивается и изгоняется субъектность. 

Аватар пользователя Андреев

Будучи тем, что не отбрасывает тени, как нечто реальное, как вещь...

Идеальное не отбрасывает тени, потому что оно первично. Сама вещь - это тень (образ) идеального. Идеальный образ в сознании субъекта - это возвращение идеи к самой себе. Поэтому вещь для бытия нуждается в тени, в образе, в отражении в ландшафте всеобще-индивидуального сознания, а идея - нет. Идея - это само бытие. Оно всеобще, но одновременно оно делится на точечные холографические единичные копии - личности. Каждая личность - это и есть само бытие в движении к познанию самого себя ("gnozie se auto").

Душа - это прорастающий к себе самому Логос - как сказал Гераклит. Можно сказать: душа - это бытие, познающее само себя. 

Поэтому я настаиваю, что мысль есть принцип, позволяющий видеть мыслящим не мозг, не человека, как общественное существо, не ареопаг (континуум доминант, расквартированных в сознании), но сам ландшафт, по бороздам и тропам которого протекает/идёт само-полагание сущего, обретающего себя как субстанцию, в которой зачинается, вынашивается и изгоняется субъектность. 

Несомненно, яйцо (ландшафт) первично по отношению к субъекту-личности, но возможно, что сам ландшафт вторичен по отношению к Субъекту, самому Бытию. Вы не рассматриваете такой вариант?

Аватар пользователя Андреев

Мы - козьи тропы.

Может не козьи, а козльи :)) Мы - процессоры чужих смыслов, мельницы общечеловеческого урожая мыслей и идей. Но каждое я - это индивидуальный узор, и самое главное - это индивидуальная степень приближенности к истине, прозрачности для Высшего Смысла, который известен и заложен в каждого, но очень хорошо забыт, забаррикадирован идолами лжезнания. Однако, вопреки этой помраченности, каждый тянется к другому, в котором он видит отблеск этого Смысла. И самые яркие личности в истории - это именно такие проблески просветленности.

Поэтому, хотя мы и процессоры чужих идей, но наш узор - вещь сугубо индивидуальная, личная, и наша притягательность для других представителей человечества - у каждого своя, отличная от всех остальных. Не каждый может быть "Платоном, и быстрым разумом Невтоном", но должен стремиться к этому сам и тянется к тем, в ком он это обнаруживает. Поэтому хотя процессоры у нас общие и база данных - одна на всех, мы - совершенно индивидуальные личности, а не просто проекторы свободно метущихся безличностных мыслей. Наше подсознание - это "ландшафт", а наше сознание - это наша персональная "кочка" на этом ландшафте. От нас зависит: быть живописным холмом, ничтожной кочкой или поганым болотом.

Аватар пользователя Андреев

Sapere aude (с лат. — «Дерзай знать»)

Чтоб человека зарезать, ведь до света встанет разбойник, -

Ты, чтоб себя уберечь ужель не проснешься? Не хочешь

Бегать, пока ты здоров? Побежишь, заболевши водянкой.

До света требуй подать тебе книгу с лампадою; если

Ты не направишь свой ум к делам и стремленьям высоким.

Будешь терзаться без сна ты любви или зависти мукой.

Все, что тревожит твой глаз, устранить ты торопишься; если ж

Что-нибудь душу грызет, ты отложишь лечение на год.

Тот уж полдела свершил, кто начал: осмелься быть мудрым

И начинай! Ведь кто жизнь упорядочить медлит, он точно

Тот крестьянин, что ждет, чтоб река протекла; а она-то

Катит и будет катить волну до скончания века. (Перевод Н. Гинцбурга)

Quintus Horatius Flaccus. Epist. Liber I,2,32-43. Квинт Гораций Флакк. Оды, эподы, сатиры, послания. М., 1970. С.326.

Класс!!!

Аватар пользователя Юрий Кузин

Диалог со страницы «Бывших львовян не бывает»

Юлий Николенко. Когда я ищу то, чем обладаю, то обретаю это что-то вновь, а когда смиряюсь с обладанием - теряю его. В момент поиска искомого - того, что внутри обладаемого, - я прохожу свой маршрут налегке, ничем не отягощённым, неоформленным, что и ставит меня в положение соискателя. И это ночное бдение при истине, эта топология пути, не дающего никакой гарантии на успех, и есть БЫТИЙСТВОВАНИЕ, - отвага без наград, жизнь на свой страх и риск, доблесть, которая не "даётся", а "обретается" в момент приключения (не путать с праздношатанием). Таким образом, мы ищем что-то, уже имея что-то, но лишь как предчувствие, как credo, которому себя препоручаем))) (Ю.Кузин)

А вот начиная со стакана чуточку подробнее, Вокруг него существует множество версий и гипотез:

1. буддизм: стакана на самом деле нет.

2. солипсизм: стакан есть только у меня. а весь мир —мой алкогольный бред.

3. ислам: нет стакана кроме стакана.

4. иудаизм: ну почему стакан наполовину пуст только у нас?

5. православие: стакан наполовину пуст за грехи наши.

6. католицизм: стакан наполовину пуст только у плохих людей.

7. фрейдизм: в детстве вам недоливали.

8. стоицизм: да. стакан наполовину пуст и так мне и надо.

9. коммунизм: каждый имеет право на полный стакан.

10. социализм: стакан пустой. зато у всех одинаково.

11. йоги: ты и есть стакан и его содержимое.

12. Пелевин: стакан не пуст и не полон. это и не стакан вовсе. И это не ты на него смотришь, а стакан смотрит на твою проекцию его мыслей о том, чем ты хочешь казаться самому себе или нет.

https://clck.ru/GzoXQ

Аватар пользователя Евгений Силаев

Спасибо, Юрий,  за интересный для меня текст.  

   ЕС 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Коммуникация – это удерживание в сознании и сознанием всех поколений, всех говорящих, - тех, кто начал, вёл, прекратил свою речь, или всё ещё поддерживает горение дискурса.

Коммуникан - подобен Атлассу (др.-греч. Ἄτλας), могучему титану, держащему на плечах небосвод в наказание за участие в титаномахии (битве титанов с олимпийскими богами). По одной из этимологических гипотез, скорее ошибочной, имя титана уходит корнями в древнегреческое «τλῆναι» - «терпеть», «переносить», «испытывать», которому Вергилий, описывая злоключения Атласса, обманутого Гераклом, предпосылал латинское - «durus» [1] - «твёрдый», «стойкий», «суровый», «терпеливый»[2].

Коммуникация - этот процесс и результат. Как процесс – продуцирование и репродуцирование актов. Как результат – сознание, редуцировавшее себя в формах и под нужды коммуникации.

 Выражаясь языком славянофила Алексея Хомякова, впервые употребившего слово «соборность» [3], сознание коммуниканта – это «единство во множестве […], в котором, при всем различии в степени иерархических полномочий на совершение таинств, никто не порабощается, но все равно призываются быть участниками и сотрудниками в общем деле…» [4].

Следуя логике Хомякова, сознание - это иерархическое единство воображаемого, то, что удерживает в себе нечто и то, что порождается этим  нечто в акте удерживания. Термин соборность, как, впрочем, и идея соборности, присутствует только в русском языке и культуре. Употреблять его следует с осторожностью. Во-первых, не ясно, что в сознании «моё», что «чужое»; во-вторых, не понятен механизм репрезентации идеального, как оно предъявлено: в форме чистых «идей», пассивно залегающих на дне, разукомплектованных, но которые, столкнувшись с интенциональной заинтересованностью, оживают и встраиваются в мышление, как моё особенное, прежде изъятое у всеобщего; в-третьих, не прояснён онтологический статус, расквартированных во мне идеальных объектов, что они суть: а) материя мозга; б) субстрат и идея в одном; в) гипостезированные монады, образующие ареопаг субъект-объектных доминант внутри моего поли-субъектного сознания?

Примечания:

1. Вергилий. Энеида. Книга IV. 247// Буколики. Георгики. Энеида. — М.: Художественная литература, 1979.

2. Cruttwell Robert W. "Virgil, Aeneid, iv. 247: 'Atlantis Duri'" // The Classical Review. — 1945. — Vol. 59, № 1. — P. 11.

3. Хомяков А. С. Письмо к редактору «L’Union Chretienne» о значении слов «кафолический» и «соборный» по поводу речи отца Гагарина, иезуита.

4. Хомяков А. С. Еще несколько слов Православного Христианина о западных вероисповеданиях по поводу разных сочинений Латинских и Протестантских о предметах веры.