Штирнер о социальном либерализме

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философская антропология

Мы – люди, рожденные свободными, а куда мы ни погля­дим, – всюду видим, что нас превратили в слуг эгоистов! Неужели же нам следует из-за этого тоже сделаться эгоистами? Боже сохрани, мы лучше сделаем так, чтобы не было эгоистов. А для этого сделаем всех нищими: пусть никто ничего не имеет, чтобы «все» имели.
Так говорят социалисты.
Но кто же эта личность, которую вы называете «все»? Это – «общество». Но разве оно имеет плоть? Мы ее тело! Вы? Но ведь вы – не плоть? Хотя ты имеешь плоть, и ты, и другой, но все вы вместе – тела, а не единое тело. Поэтому объединен­ное общество могло бы иметь тела к своим услугам, но оно не может иметь единое, собственное тело. Оно только «дух», как «нация» политиканов; тело же его – только призрак.
Свобода человека по принципам политического либерализ­ма — свобода от личностей, от личного господства, от госпо­дина. Это – охрана каждой отдельной личности от других личностей, личная свобода.
Никто не может ничего приказать: один только закон повелевает.
...Следовательно – так заключает социальный либерализм, – никто ничего не должен иметь, как в политическом либера­лизме, где никто не должен повелевать, то есть как в последнем одно только государство получает право повелевать, так и в первом одно только общество получает имущество.
Защищая личность и собственность одного от другого, государство в то же время и отделяет их друг от друга: каждый сам по себе, и то, что он имеет, он имеет для себя. Кто довольствуется тем, что он есть и что он имеет, тот, конечно, будет удовлетворен таким положением вещей. Но кто хотел бы быть и иметь больше, тот ищет это «большее» и находит его во власти других личностей. Здесь перед ним противоречие: как личность ни один не выше другого, и все же одна личность имеет то, чего другим не достает, или что она могла бы иметь. Значит, заключает он из этого, все-таки одна личность более, чем другая, ибо одна имеет то, что ей нужно, а другая этого не имеет, одна – богатая, а другая – бедная.
Следует ли, спрашивает он сам себя дальше, возродить то, что мы с полным основанием похоронили: должны ли мы допустить это восстановленное обходным путем неравенство личностей? Нет, мы должны, наоборот, довести до конца то, что исполнено только наполовину. Нашей свободе от личности другого недостает еще свободы от того, чем эта личность может управлять, что она имеет в своей личной власти – короче, от «частной собственности». Уничтожим поэтому частную соб­ственность. Пусть никто впредь ничего не имеет, пусть каж­дый будет – нищий. Пусть собственность будет безлична, пусть она будет принадлежать обществу.
Перед высшим повелителем, перед единодержавным влас­телином все мы сделались равны, все мы равные личности, то есть – нули.

СВОБОДА И ВЛАСТЬ.

Моя свобода становится только тогда совершенной, когда она обращается во власть, и тогда я перестаю быть только свободным и становлюсь собственным. Почему свобода наро­дов «пустой звук»? Потому что народы не имеют власти! Одним дуновением живого Я человек сметает целые народы, – все равно, будет ли это дуновение какого-нибудь Нерона, китайско­го императора или бедного писателя. Почему палаты депутатов тщетно рвутся к свободе и вынуждены выслушивать за это «внушения» министров? Потому что «власть» не в их руках! Власть хорошая вещь и полезная для многого, так как «с горсточкой власти больше преуспеваешь, чем с коробом прав». Вы жаждете свободы? Глупцы! Если бы вы захватили в свои руки власть, свобода пришла бы сама собой. Взгляните, кто имеет власть, тот «стоит над законом». По вкусу ли вам это, господа законопочитатели, «законники»? Но ведь у вас нет вкуса!
Громко раздаются отовсюду крики о «свободе». Но разве чувствуют и знают, что означает дарованная, предоставленная из милости свобода? Не понимают люди всего смысла того, что всякая свобода, в сущности, – самоосвобождение, то есть что я могу иметь лишь столько свободы, сколько добуду себе благодаря моему своеобразию. Что пользы овцам в том, что никто не ограничивает их свободу слова? Все равно они будут только блеять. Разрешите говорить что угодно человеку, кото­рый по своему внутреннему складу магометанин, иудей или христианин, – он все равно будет говорить лишь очень ограни­ченные вещи. Но если известные люди отнимают у вас свободу слова и свободу слушать, то они прекрасно понимают свою выгоду в данное время, ибо вы можете сказать и услышать нечто такое, от чего они, эти известные люди, утратят всякое значение и всякое влияние.
Если же они все же дают вам свободу, то они плуты, которые дают больше, чем имеют: они не дают вам тогда ничего им принадлежащего, а лишь краденый товар, дают вам вашу собственную свободу, свободу, которую вы сами должны были бы взять себе, и они дают вам ее только для того, чтобы вы ее сами не взяли и прежде всего не притянули к ответственности воров и обманщиков. В своей хитрости они отлично знают, что дарованная свобода все же не есть свобода, ибо только та свобода настоящая, действительная, плывущая на всех парусах, которую сами себе берут, следовательно – свобода эгоиста. «Дарованная» свобода тотчас спускает паруса при всяком шторме и при безветрии, ее нужно постоянно слегка – не слишком сильно – раздувать.

Макс Штирнер. Единственный и его собственность.

http://philosophystorm.org/shtirner-sud-nad-sokratom Штирнер. Суд над Сократом.

Связанные материалы Тип
Конституция и государство Дмитрий Косой Запись
Выбор и свобода Дмитрий Косой Запись
Любовь и свобода Дмитрий Косой Запись
Штирнер Дмитрий Косой Запись
Слотердайк о Марксе и Штирнере Дмитрий Косой Запись
Провал Просвещения и либерализма Дмитрий Косой Запись
Фуко Дмитрий Косой Запись
Мир как мироустройство Дмитрий Косой Запись
Ницше о бесполой толпе Дмитрий Косой Запись
Частная собственность Дмитрий Косой Запись
шизоидное как политическое Дмитрий Косой Запись
Президент Дмитрий Косой Запись
глобализм и его мнимые критики Дмитрий Косой Запись
современный либерализм Дмитрий Косой Запись
вечная память героям Дмитрий Косой Запись
Штирнер и Ницше Дмитрий Косой Запись
миф о суверенности Дмитрий Косой Запись
памятник Сталину Дмитрий Косой Запись
гарантии и фашизм Дмитрий Косой Запись
либерализм и психоанализ Дмитрий Косой Запись
исток сталинизма Дмитрий Косой Запись
наконец-то Дмитрий Косой Запись
учёные и фашизм Дмитрий Косой Запись
прошлое настоящее будущее Дмитрий Косой Запись
иностранный агент Дмитрий Косой Запись
идея фашизма Дмитрий Косой Запись
на пустом месте Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Маркса Дмитрий Косой Запись
семья и супружеская верность Дмитрий Косой Запись
жизнь без гарантии Дмитрий Косой Запись
диалог как представление Дмитрий Косой Запись
сказки о реформах Дмитрий Косой Запись
государство и информация Дмитрий Косой Запись
мусульмане Дмитрий Косой Запись
Ницше как философ Дмитрий Косой Запись
Деррида. Объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
Штирнер о древних и новых Дмитрий Косой Запись
борьба за фикции Дмитрий Косой Запись
толпа и масса Дмитрий Косой Запись
право и гарантия Дмитрий Косой Запись
фашизм и смертная казнь Дмитрий Косой Запись
право и собственность Дмитрий Косой Запись
творчество и интеллект Дмитрий Косой Запись
безликий закон при Путине Дмитрий Косой Запись
верховенство права Дмитрий Косой Запись
Трамп идеалист и политик Дмитрий Косой Запись
философия как предмет Дмитрий Косой Запись
единое Тела по Ницше Дмитрий Косой Запись
справедливость как понятие Дмитрий Косой Запись
политические выборы и ротация Дмитрий Косой Запись
постмодернизм и Маркс Дмитрий Косой Запись
Лиотар. Инструментальное знание Дмитрий Косой Запись
ничто и свобода Дмитрий Косой Запись
философия как верхоглядство Дмитрий Косой Запись
пол как тайна (диалог) Дмитрий Косой Запись
размывание понятия культура Дмитрий Косой Запись
философия как знание Дмитрий Косой Запись
толпа и герой Дмитрий Косой Запись
Штирнер о праве Дмитрий Косой Запись
Штирнер о праве Дмитрий Косой Запись
Юм как философ Дмитрий Косой Запись
индивидуалист Дмитрий Косой Запись
объект социального Дмитрий Косой Запись
Штирнер о либерализме Дмитрий Косой Запись
индивидуализм как фикция Дмитрий Косой Запись