Штирнер о праве

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия политики и права
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

государство - ограничение, а не деспотия конечно, и ограничивает оно пространство действующего права. "Всякое существующее право – чужое право, право, кото­рое мне «дают», «распространяют на меня»"право не даётся, а выбирается индивидом, а значит уменьшая выбор  права депутаты в купе с чиновниками государства ограничивают пространство права для индивида, что и сейчас наблюдается. Закон не право, а инструмент права, и кто ближе к закону, узурпирует пространство права, и это чиновники, суд, и депутаты. Гражданин не имеет возможности влиять на закон даже в самой идеальной системе либерал-фашизма. Штирнер жил в империи, а это ещё детский сад по сравнению с либерал-фашизмом, где все чиновники и депутаты научились вертеть законом, и потеряв всякую совесть давить на гражданские свободы совместно. Штирнер не заметил очевидного, ещё Руссо считал представительство народное узурпацией, и значит выбирая депутатов с фиктивными полномочиями граждане сами завязывают на своей шее петлю, а не иначе. Депутаты те же чиновники, только другого калибра, и воровать могут больше, и на закон также плевать, и их воровство наиболее опасное, оно обворовывает гражданские свободы, и что поважнее денежных средств. Либералы современную систему называют империей, и не понимают чем империя отличается от государства. Империя - что на пути к государству, а либерал-фашизм уже государство, где единое правовое пространство, и где есть отличие, империя имела источник власти, а либерал-фашизм не имеет такового, где толпа и хаос. Поэтому выбирают всё время Путина, толпа преодолевает таким образом имеющийся хаос, способа иного нет. Комуняки внушали обывателю что правит кучка людей, и требуется справедливость, что и двинуло массы в поход за неведомой справедливостью, что рассеяло власть и пришёл на смену хаос либерал-фашизма. Ещё Лао-Цзы вещал, что когда узнали прекрасное, появилось и уродливое, и массы организовались в толпу. Понятно любая власть незаконная и историей складывалась по месту, но менять шило на мыло также глупо. Если бы власть была законной, то закон не имел бы смысла, никто из правоведов даже не подумал об этом. Даже дикари лучше понимали, когда определяли власть только от бога, а не от равного этим дикарям вовсе. "проис­ходит в том случае, если каждый данный закон, как выражение мнения и воли собрания, становится законом для единичного лица" - Штирнер бьёт мимо цели, закон не может определять власть, а только функцию, власть определяет индивид для себя, и сам, как это делает также Путин, думая что обладает ею, всё это прекрасно уже понимал Руссо, что воля никуда и никогда не передаётся посторонним гражданам. "Аристотель говорит, что справедливость – польза общества...." - Аристотель не думал что справедливость есть, и такая какая есть, поэтому складывал её в голове, где понятно имелась ввиду всегда польза, личная, и что эффект бесполого Тела мыслящего вне единого Тела индивида, и как это связано со справедливостью. Если справедливость в едином Тела, то она всегда имеется, а правовая система относится к единому Тела, и по части справедливости не может быть вопросов, а к чему может быть? только к устройству самой правовой системы, и к месту занимаемому в ней гражданину, и для перехода если только в иную уже справедливость. Как меняют справедливость в России всем известно, законы с места на место переставляют, а это идиотизм, и понятно комуняки идиоты, сами определили своё место в толпе, но либералы могли бы как-то и подумать. "Моя правота совершенно не зависит от решений глупцов и мудрецов. Тем не менее мы до сих пор домогались именно такой правоты. Мы ищем правоты и обращаемся с этой Целью к суду" - закон направлен на индивида, а не на гражданина и правовую связь с равным ему, суд при либерал-фашизме в таком случае не имеет смысла, правота не правовое действие, а объясняющее право самим же индивидоми для себя, например команда Пусси Райт ни в какой правовой связи с равными гражданами не находились, и осуждали индивида, и тогда надо было его придумать, и поэтому оскорбление чувств верующих прописали в законе. Средневековое право точно также осуждало за правоту если она не совпадала с той, что принята в социуме, и суд имел карательную функцию, а законы устанавливали сильные люди, и сейчас ничего не изменилось. Получается Пусси Райт придумали Путина таким, какой им понадобился, а суд таким, какой им пригодился. Пусси Райт называли акцию искусством, суд поддержал таким образом искусство в политической борьбе, что указывает на полную деградацию судебной инстанции, и даже Путин поддержал роль искусства в борьбе. Граждане были довольны акцией, и увидели в этом знак политического выступления, хотя ничего не было политического, но Путин и аферисты идеологических фронтов обрели важный закон для узурпации права, в этом Путин наследник Сталина, также черпавшего вдохновение в искусстве, для узурпации гражданских свобод, здесь можно наглядно увидеть как при либерал-фашизме работает закон, также и на кого работает. Если закон направлен не на гражданина и связь с равным ему, а на индивида, ширится уголовный кодекс, приобретающий уже функцию карательную только, взамен ограничивающей естественное право индивида. "Может ли султанский суд решать вопросы о правоте иначе, чем соответственно тому, что султан постановил считать правым? Может ли он признать мою правоту, если она не совпадает с понятиями султана о правоте?" - Штирнер о том же, что право не мнение суда, Путина, или граждан, а действие, в ментальном не значимое, и только поэтому суд при либерал-фашизме фиктивный, и работает на сильных мира сего, а не граждан вовсе. "Что же этот суд может дать мне? Он отстаивает правоту султана, а не мою: я там обрету чужую правоту. И только если эта чужая правота согласуется с моей, я тоже окажусь правым на этом суде" - Штирнер показывает здесь как формируется толпа, на фоне консолидации вокруг данных шизоидного Тела граждан.

 

Всякое государство – деспотия, независимо оттого, существует ли один деспот или их много, как в республике – все властвуют, то есть один властвует над другим. Это проис­ходит в том случае, если каждый данный закон, как выражение мнения и воли собрания, становится законом для единичного лица, которому он обязан повиноваться или по отношению к которому у него есть обязанность послушания. Если даже предположить тот случай, что каждый единичный человек в народе изъявил бы ту самую волю, и если таким образом осуществилась бы полная «всеобщая воля», дело нисколько не изменилось бы.
Право – дух общества. Если общество имеет волю, то эта воля – право, оно покоится только на праве. Но так как оно существует только посредством господства над единичными, то право – его воля, воля повелителя. Аристотель говорит, что справедливость – польза общества....
Всякое существующее право – чужое право, право, кото­рое мне «дают», «распространяют на меня». Но разве я могу быть прав только потому, что все признают меня правым? А между тем, что такое право, которое я в государстве или обществе обретаю, как не право, данное мне чужими? Если глупец оправдывает меня, то я начинаю колебаться в своей правоте: я не желаю, чтобы глупец оправдывал меня. Но если и мудрый оправдывает меня, это все же еще не составит моей правоты. Моя правота совершенно не зависит от решений глупцов и мудрецов. Тем не менее мы до сих пор домогались именно такой правоты. Мы ищем правоты и обращаемся с этой Целью к суду. К какому? К королевскому, церковному, народ­ному суду. Может ли султанский суд решать вопросы о правоте иначе, чем соответственно тому, что султан постановил считать правым? Может ли он признать мою правоту, если она не совпадает с понятиями султана о правоте? Например, может ли суд признать правомерным решением государственную измену, если султан не признает ее таковой? Может ли цензурный суд даровать мне свободу слова и печати, право свободно высказы­вать свои мнения, если султан не пожелает признать за мною такого права?
Что же этот суд может дать мне? Он отстаивает правоту султана, а не мою: я там обрету чужую правоту. И только если эта чужая правота согласуется с моей, я тоже окажусь правым на этом суде.
http://www.plam.ru/p…/edinstvennyi_i_ego_sobstvennost/p3.php 
Макс Штирнер. Единственный и его собственность. Часть вторая. Я.  

https://youtu.be/X3W-H3_XczU Дмитрий Косой. Путин сакральный, как Ничто и нечто

Связанные материалы Тип
знания чиновника Дмитрий Косой Запись
Юм как философ Дмитрий Косой Запись
объект социального Дмитрий Косой Запись
Штирнер о либерализме Дмитрий Косой Запись
индивидуализм как фикция Дмитрий Косой Запись