Штирнер. Дух и толпа

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Эпистемология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

явление духа бесполого Тела утверждающего "себя" в вертикальной мобильности (садо-мазо). Народ (толпа) довлеет на этой фазе развития. Отсюда "полицейское" действие и набирает обоснование в любом государстве, где только "сила" и "надежда" на неё вдохновляют толпу. Может ли вождь или реформатор "обойти" специфику толпы, в данной правовой системе нет, где есть управляющие и управляемые, и безликий закон находящий "места" этих сил, формирующихся в духе садо-мазо отношений. Право имеет место среди "равных", и отсюда возникает потребность правовой системы в гарантии (http://philosophystorm.org/pravo-i-garantiya), которой в системе либерал-фашизма нет, а управлящие и управляемые вне "равенства", и тогда имеется "потребность" в садо-мазо "отношении" холуёв и полиции.

С той минуты, как он открывает глаза на свет, человек старается найти себя, приобрести себя в том водовороте, в котором он кружится вместе со всем остальным. Но, с другой стороны, все, что приходит в соприкосновение с ребенком, обороняется от него и утверждает свое собственное существование. Поэтому, так как все стоит за себя и вместе с тем вступает в постоянные столкновения со всем другим, становится неизбежной борьба за самоутверждение... Но они остаются при этом врагами и постоянно держатся настороже: они высматривают слабости друг друга, дети — слабости родителей, родители — детей (например, их страх), палка побеждает человека или же человек побеждает палку. В детстве путь освобождения таков, что мы стараемся проникнуть в основу всего, узнать, "что за этим кроется", поэтому мы подглядываем у всех их слабости — как известно, дети отличаются большой чуткостью в этом отношении. Поэтому мы любим ломать предметы, шарить по затаенным углам, высматривать все скрытое и запретное, поэтому мы за все беремся. Когда мы узнаем, в чем тут дело, мы начинаем чувствовать себя в безопасности. Когда мы, например, уясняем, что розга слишком слаба, чтобы сломить наше упрямство, мы перестаем ее бояться: мы "переросли розгу". Мы видим тогда, что за розгой кроется нечто более сильное — упорство, наша упорная отвага. Постепенно мы разгадываем все, что казалось нам страшным, убеждаемся, что за пугавшей нас властью розги, за строгим лицом отца есть нечто более сильное — наша атараксия, непреклонность, бесстрашие, наша сила сопротивления, наше превосходство, наша несокрушимость, и мы уже не отходим боязливо от того, что внушало нам страх и почтение, а преисполняемся смелостью. За всем мы находим нашу смелость, наше превосходство; за суровым приказом начальства и родителей стоит наша смелая воля или наш перехитряющий ум. И чем больше мы сознаем себя, тем более слабым нам представляется то, что казалось прежде непреодолимым. А что такое наша хитрость, наш ум, наше мужество, наше упорство? Не что иное, как дух. Довольно долгое время проходит для нас еще свободным от борьбы, которая так захватывает нас потом, — от борьбы против разума. Лучшая пора детства протекает без необходимости сражаться с разумом. Нам просто нет дела до него, мы не считаемся с ним, не принимаем его доводов. С нами в ту пору ничего нельзя поделать путем убеждения: мы глухи к доводам, принципам и т. д. Но зато мы с трудом можем устоять против ласк, наказаний и всего другого в этом роде. Эта тяжкая жизненная борьба с разумом начинается лишь позже и означает новую пору развития; в детстве же мы резвимся и не стараемся мудрствовать. Дух — первое самонахождение, первое обезбоживание божественного, то есть страшного, волшебного, "высших сил". Наше молодое самосознание ни перед чем не преклоняется: мир обесславлен, ибо мы — над ним, мы — дух. И тогда только мы видим, что до того не глядели на мир духовно, а лишь глазели на него. Наши способности мы проявляем прежде всего в борьбе со стихийными силами. Власть родителей мы признаем как стихийную силу; но потом мы решаем: нужно оставить отца и мать, нужно объявить крушение стихийных сил. Мы преодолели их. Для разумного, то есть "духовного человека", семья как духовная сила не существует, и это выражается в отречении от родителей, сестер и братьев и т. д. Если же они "воскресают" как духовные разумные силы, то они уже совсем не то, что были прежде. Lib.ru/Классика: Штирнер Макс. Единственный и его собственность az.lib.ru

https://bor-odin.livejournal.com/3416506.html Путин как Спаситель

Связанные материалы Тип
Штирнер об идеализме Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм как система Дмитрий Косой Запись
Штирнер. Идея равенства Дмитрий Косой Запись
Штирнер. Объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
Маркс как идеалист Дмитрий Косой Запись