шизоидное как умственное

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

наука не объясняет существующее, а принимает имеющееся как догму. Деятельность вне истины, как внешнее Тела, поэтому и вопрос относительно внешнего в применении к истине не имеет какого-то смысла. Соловьёв похоже тяготеет к науке, а не к философии в рассмотрении умственной деятельности. [Исходный пункт науки: истина есть, но не есть "это"] - наука оперирует имеющимся только, а не истиной. Отсюда Соловьёв и приходит к нигилизму из-за научного подхода к действительности[Ум не удовлетворяется действительностью], хотя здесь объект сопротивления, не реализуемый шизоидным Тела. Либерал-фашизм подобно реализует нигилистическую программу объясняя истину внешними артефактами. [деятельность нашего ума определяется: 1) фактическим бытием как данным и 2) истиною, которая есть предмет и цель ума] - истина - цель ума, это уже абсурд. Ум находится в истине которая больше его, поэтому истина и не может быть достижимой. Истина даётся, а не ищется, потому что в едином Тела имеется. Истины внешних артефактов относятся не к философским, требующим оснований человеческого порядка, где учитывается свобода индивида, а к научным только, где детерминация: право, религия, политическое. Зачем философия? Она определяет основания человеческого, которое действует в детерминации внешнего. Поиск истин внешних артефактов и привёл мыслителей к изобретению политэкономии как науки управления, построенной на фиктивных истинах [экономики, политики, права] и основаниях [свободы, государства]. 

Наука объясняет существующее. Данная действительность еще не есть истина. Исходный пункт науки: истина есть, но не есть "это". Ум не удовлетворяется действительностью, находя ее неясною, и ищет того, что не дано, чтобы объяснить то, что дано. Ум считает наличный мир неверною, неразборчивою копией того, что должно быть. Наука постоянно восстановляет подлинный вид вещей, когда объя сняет их. Объяснение действительности есть исправление действительности, причем ум не довольствуется легкими поправками, а требует исправлений радикальных, всегда перехватывая за то, что просто есть, за факт. Факт, как таковой есть для ума нечто грубое, и примириться с ним он не может. Чтобы ум признал факт ясным, прозрачным, нужно коренное его изменение; нужно, чтобы он перестал быть только фактом, а сделался истиной. Таким образом деятельность нашего ума определяется: 1) фактическим бытием как данным и 2) истиною, которая есть предмет и цель ума, то что является как его идея, действительность чего есть искомое. Без данного и искомого, без факта и идеи истины немыслима деятельность ума, как процесс. С одной стороны имеем реальный, но не разумный факт, с другой - разумную, но еще не реализованную идею истины. Нужно, чтобы данное отвечало искомому. Несоответствие данного искомому есть причина деятельности ума. Совпадение данного с искомым есть цель деятельности ума. Если бы ум ограничивался восприятием данного, ему нечего было бы делать; он не сознавал бы своей задачи, и человек снизошел бы до бессмысленности животного. Если бы ум уже владел полнотою истины, задача была бы выполнена, и для человека не было бы иного состояния, кроме абсолютного покоя божества. Настоящая же, человеческая деятельность ума обусловлена тем, что он, сначала обладая истиною как только субъективной идеей, стремится обратить ее в объективно-действительную.
Искомое - истина - является для ума первоначально как субъективная идея, как мысль. Ум сталкивается с фактами. Они противоречат мысли и этим уже доказывают свою объективную действительность и силу. Против этой силы факта ум выступает, вооруженный своею мыслию, чтобы ею побороть факт, уподобить его истине. Если бы ум, имея истину, как свою, признавал бы ее только своею, такое предприятие (т. е. осилить факт мыслию) было бы делом безумия. Если ум так смел относительно факта, если он не боится за истину, то это только потому, что он не считает ее только своею истиной. Она, состояние его сознания, есть для него вместе с тем нечто высшее. Она более, чем он. Истина для ума действительнее факта. Но на каком же основании он утверждает эту высшую действительность истины? Знать он ее не может, так как она еще искомое. Смелость ума по отношению к факту объясняется тем, что просто человек верит в истину. Деятельность ума необходимо основана на вере в истину. Ходячее мнение считает веру чем-то враждебным деятельности ума, признавая его назначением только знание. Это недоразумение. Здесь результат принимается за основание. Результат, к которому стремится ум, есть, конечно, обладание (соз) знанием, но исходная точка умственной деятельности есть вера. Человек верит в действительность истины. Движимый верою в объективную истину, человек стремится сделать свою веру знанием. Эта цель может быть достигнута воплощением идеи в факте и обращением факта в идею.
Мы называем факт неразумным, желая этим сказать, что он является одиноким, оторванным от остальных фактов. Задача ума в данном случае - связать тот факт, на котором мы остановили свое внимание, с остальными фактами и тем осмыслить его. Когда факт таким образом объяснен, он становится чем-то необходимым, разумным.
Если задача ума - связать единичный факт с другими фактами, понятно, что исполнение этой задачи представляет много степеней, смотря по количеству фактов и по качеству связи между ними. Чем с большим количеством фактов связываем данный факт, тем больше удовлетворен ум. Однако, прежний характер иррациональности, которым был отмечен одинокий факт, остается в силе относительно группы фактов.
http://www.nn-dom.ru/mos10_01.php Соловьёв В.С. ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ. ХАРАКТЕР УМСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВООБЩЕ. ФАКТ И ИСТИНА 1. МЕХАНИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК КАК МИРОВОЙ ФАКТ; ПОРЯДОК ВСЕЕДИНСТВА КАК МИРОВАЯ ИСТИНА

Связанные материалы Тип
бесполое с шизоидным Тела Дмитрий Косой Запись
политическое шизоидного Тела Дмитрий Косой Запись
шизоидное толпы Дмитрий Косой Запись
Плотин. Шизоидное Тела Дмитрий Косой Запись
женщина и архетипы Дмитрий Косой Запись