"Сегодняшность" (Contemporaneity) и "Современность" (Modernity)

Аватар пользователя kroopkin
Систематизация и связи
Философская антропология
Социальная философия
Философия культуры
Философское творчество

О картировании социальных времен социальных структур

 

Ввод понятия «социальное время» для маркирования социальных структур среди прочего ставит вопрос о деталях взаимодействия структур разного времени «замешанных вместе».  Действительно, если у нас на одной территории есть и структуры Современности (Modernity), и структуры Традиции, то как будет происходить взаимодействие между ними?<!--break-->

 

Напомню, что один из подходов к классификации социальных времен связан с легитимацией принимаемых решений [Крупкин]. Принятие решений может легитимироваться через рациональное обсуждение (мы рассмотрели все возможные варианты, и данный вариант нам показался наиболее приемлемым, – именно поэтому мы уверены, что решение было правильным), и отсылкой к «авторитетной инстанции» (мы сделали так же, как делали всегда, как нам посоветовал «авторитетный человек», как это написано в священной книге, как это делают «где-то там», – именно поэтому решение правильно). Если подавляющее большинство решений некой социальной структуры легитимируется через стороннюю «авторитетную инстанцию», то данная структура существует в Традиции. Если значимая часть решений начинает легитимироваться через рациональное обсуждение, то структура переходит в Современность. Если же большинство решений структуры легитимируются рациональностью, то структура оказывается уже в Поздней Современности (это социальное время иногда еще называют Постмодерном).

 

Понятно, что в общем случае Современность разных социальных структур может оказаться разной, хотя пафос универсальности, сформированный Западной Современностью, все еще дает существенный вклад в понимание рассматриваемого круга вопросов. Но тот же Запад довольно-таки диверсифицирован внутри себя: англосаксонскую Современность вполне можно отличить от континентальной, а внутри континента скандинавские страны вполне отличимы и от «европейских грандов» (Германия, Франция, Италия), и от стран Южной Европы.  Что уж тут говорить о таких экспериментах Модернити, как тоталитарные режимы Германии, Италии, Испании, и/или ранний СССР? Или – о Японии и/или «драконах» Востока?

 

Рассмотрим далее, на пограничную зону, образуемую вокруг структур Современности в месте их соприкосновения со структурами Традиции. Из общих соображений индивиды традиционных структур могут выбрать одну из четырех «линий поведения»: (1) игнорировать Современность, оставаясь целиком в своей Традиции; (2) воевать с Современностью, изменяя свою Традицию применительно к условиям данной войны; (3) отдать должное Современности, начав интегрировать в свою Традицию «приятные достижения цивилизации», чем, естественно, опять же изменяя ее; (4) «отдаться Современности», начав воевать за нее, вообразив себя на страже «светлого града на холме» от этих «орков» - своих бывших со-общинников.

 

Традиционные структуры, порождаемые индивидами, избравшими линии (2-4), образуют зону воздействия Современности на данную конкретную Традицию. В свете обозначенной универсальности типов возможной реакции индивидов Традиции на воздействие Современности, имеет смысл ввести еще одно социальное время, которое по факту является подмножеством Традиции, и охватывает данную зону изменения оригинала. Назовем это множество времен термином «Сегодняшность». И это действительно многообразие времен: ведь и Структуры Традиции довольно-таки разнообразны из-за различия капитализированного опыта в эволюции данных структур в разных местах планеты, и реакции на воздействие Современности в рамках одной Традиции у разных структур тоже может разниться – по меньшей мере три больших класса подобных реакций уже были выделены выше, и возможны различия реакций социальных структур и внутри данных классов. Еще одна универсальность здесь наводится универсальностью воздействия – из всех возможных вариантов Современности самой агрессивной является Современность Запада, выставляющая себя универсальным эталоном. Так что структуры Сегодняшности возникают прежде всего из-за воздействия на их Традицию именно что западной Модернити.

 

В общем-то термин «Сегодняшность» (contemporaneity) вполне себе уже существует [Antinomies]: его апологеты стали развивать данное понятие в пику понятию «Современность» / «Модернити» из-за того, что означаемое термина «Современность» было ими «обвинено» в имманентном содержании в себе стремления к гегемонии и следующего из этого стремления «колониализма». Т.е. они посчитали, что Современность слишком универсальна в своей структуре, и не дает достаточной свободы в представлении того, что им видится в действительности.

 

Что же этим людям хочется отразить такого, что не отражается понятием «Современность»? Вследствие глобализации в «сегодня» стали попадать фрагменты из разных концов Земли, которые обычно принадлежат разным социальным временам и, соответственно, разным контекстам. Эти фрагменты видятся совершенно несводимыми друг к другу через какое-либо «породнение»: ведь у них обычно нет общего прошлого, они не предполагают общего будущего (второе – это именно то, чем подобное «утюжит» Современность – с имманентно задействованными в ней «прогрессом» и «большими проектами»). Кроме того, что самое главное, - их полагают равноценными, исключая любой возможный «колониализм». В качестве примера приведем составление выставки из предметов искусства, прибывших и из галерей и музеев Запада, и из Китая, и из Африки, и из Латинской Америки. Все эти предметы выставлены здесь и сейчас, они составили некую целостность многих равнозначных вкладов. Эта целостность в свою очередь приобрела некую значимость, чтобы быть замеченной и прочувствованной, но эта целостность совершенно не подразумевает ни какого-либо последующего развития, ни фиксации себя во времени – в качестве музея, например. Т.е. – никаких нам тут «прогрессов», никаких «больших проектов». Другой подобный пример: лента новостей, собранных со всего мира, которая читается и переживается индивидом на экране его планшета в какой-то момент времени. В этом примере составляющие ленту новости в общем-то опять же равнозначны, каждая из новостей представляет какое-то свое время и свои контексты, притом вся сборка не подразумевает ни развития, ни фиксации как какого-то результата.

 

Вот для репрезентации таких целостностей разнообразных фрагментов из разных «сегодня» совершенно несвязанных между собой нарративов, однако при том сведенных в одно какое-то место в одно и то же время, и, опять же, проявленных к прочувствованию «здесь и сейчас», и потребовалось понятие «Сегодняшность».

 

Крупкин П.Л. Россия и Современность: Проблемы совмещения: Опыт рационального осмысления. М.: Флинта, Наука, 2010. 568с.

 

Antinomies of Art and Culture: Modernity, Postmodernity, Contemporaneity. / Eds: Condee N., Enwezor O., Smith T. Durham, NC: Duke University Press, 2008. 456p.