Путь Логоса. Часть VIII. Хора

Аватар пользователя Ариадна
Систематизация и связи
Философия культуры

-

                                             "...рассекши весь образовавшийся состав по     длине на две части, он сложил обе части крест-накрест наподобие буквы Х "

Платон. "Тимей" 

 

Отслеженный здесь, на ФШ долгий исторический  Путь Логоса., который предварили не менее объемные аналогии из книги Автора "Факторы майя..." дают возможность предполо-жить, что мировой космологический шаблон-Матрица (Цолькин, на языке сохранивших ее для всей остальной планеты индейцев майя) - это и есть Хора, Χώρα Платона и Жака Деррида.

Плеяды философов сменяют друг друга, но Χώρα, эта "всеприемница" ("а входящие в нее и выходя-щие из нее вещи – это подражания вечносущему, отпечатки по его образцам"), "кормилица", схема-shemata и "матрица", в конце концов, продолжает будоражить философский мир.

Сам Платон, подходя к теме Χώρα, долго и тщательно готовил своих читателей к трудностям в постижении этого феномена своими диалогами "Пир", "Федр" и "Тимей", где проявлен весь спектр морфологических аллюзий Логоса-Хоры-Всеприемницы: от подобия с живыми сущест-вами - с "началом, концом и срединой" (с головой и конечностями), а также левой и правой частью - до логоса-космоса (подробнее - в монографии И. А. Протопоповой "Логос зоон: Пла-тон и Деррида", http://intelros.ru/pdf/siniy_divan/10_11/9.pdf). Таким образом великий древне-греческий мыслитель устами участников диалогов учил преподносить мудрость Хоры языком, понятным каждому. Простому - просто, просвещенному - сложно и многоаспектно. Тем инте-реснее этот познавательный процесс выглядит с "взъерошиванием" Жаком Дерри-да Хорологии как устоявшегося аристотелевского концепта-интерпретации, то есть однознач-ного толкования Хоры как Пространства=Материи. И благодаря именно Жаку Деррида мы вновь возвращаемся к некогда утерянному концептувосстанавливая максимум его катего-рий, потеря которых произошла в русском переводе платоновского «Тимея»: "потеря катего-рии могла быть умышленной, поскольку статус хоры как «третьего рода» предполагал стира-ние границы между материализмом и идеализмом, непременной в те времена, когда С. С. Аве-ринцев выполнял свой перевод. В результате хора превратилась в «пространство»: аристо-телевская интерпретация была признана единственно верной, и ее жизнь в русскоязычном пространстве пресеклась". (А. Дьяков. Хорология Деррида. Заметки на полях.                                                          https://www.vshm.science/blog/aleksandr-dyakov/1252/).

Мы же продолжим анализировать - и доказывать! гипотезу о том, что Хора - это не просто ОБЩЕЕ НАЗВАНИЕ феномена Материи и Пространства, а оцифрованный шаблон (Матрица), отражающий алгоритм этих Материи/Пространства, формирования. Не в последнюю очередь нас продвигает к тому известная работа французского специалиста в области сравнительного религиоведения Жана-Пьера Вернана (Jean-Pierre Vernant) "Происхождение древнегреческой мысли", в которой автор ищет ответы на весьма важный вопрос: каково начало западной мысли? Каковы ее истоки в греческом мире? То есть, наши цели полностью совпадают с за-дачами, поставленными перед собой Ж.-П. Вернаном - по крайней мере на этапе деконструк-ции мирового Логоса с самых близких нам цивилизационных позиций.

 Тогда, а именно в начале VI в. до н. э., в греческой колонии Милет (Малая Азия) возникла философия и наука, основанная, согласно Вернану,  на трех принципах:

- образовалась новая область мышления, внешняя по отношению к религии и чуждая ей. Возникновение космоса и других естественных явлений ионийские «физики» объясняли чисто рациональными причинами и в отрыве от религии;

-  выделилась идея космического порядка, покоящегося отныне не на мощи бога — верховного правителя, монарха, басилевса (как в традиционных теогониях), но на понятии космоса, под-чиняющегося закону, правилу (nomos);

-  эта правило имеет глубоко геометрический характер. Идет ли речь о географии, астрономии или космологии, оно постигает физический мир и проецирует его в пространственные рамки, которые больше не определяются религиозными категориями возвышенного и низменного, небесного и подземного, но образуются взаимными, симметричными, обратимыми соотноше-ниями. 

"Эти три принципа — светский и рациональный характер видения мира, понятие умопости-гаемого и упорядоченного космоса и геометрическая картина вселенной — тесно связаны друг с другом. В своей совокупности они определяют то новое и оригинальное, что внес греческий рационализм как по форме, так и по содержанию по сравнению с прошлыми и теми ближ-невосточными цивилизациями, с которыми греки могли быть знакомы".Происхождение древ-негреческой мысли

 

ТО ТЫ, ХОРА?"

Что ж, опять начнем с самого начала.  Если исходить из того, что Платон наименовал Матрицу именем, которое носил реальный объект, то таким объектом - Хора, Χώρα - (от греч. χώρα — место, область, земля) была территория, использовавшаяся гражданами античного полиса для занятия сельским хозяйством. 

Смотрите, как в Хоре, например,  в нижепредставленной, из древнего Херсонеса, геометри-чески-четко, подобно календарным клеткам Матрицы, определены земельные наделы-«клеры» (John Bintliff, Issues in the Economic and Ecological Understanding of the Chora of the Classical Polis in its Social Context).

Первая Платонова отсылка Хоры к материальной аналогии, и первый дерридеан-ский "след" Хоры с.... позиций якобы логоцентризма. Первенствующего языка! Но языка, взявшего на вооружение уже вербально-визуальную метафору и осуществившего благодаря именно ТАКОЙ метафоре первый, ближайший по присвоенному имени, перенос одного из основополагающего качества Матрицы - числовой сетки.

Сетка... Кому, как не грекам, предстояло  повторить эту  Сеть в следующей метафоре, но уже мифологической! Мы углубляемся в Деконструкцию и, озирая дали открывающейся ретро-спективы, наблюдаем, как Матрица сейчас, на наших глазах, совершит ЭТАПНУЮ метамор-фозу, приняв новый образ, по праву вошедший в солидный по объему  идеально-аллегори-ческий контент своего "изложения". И ничего сверхъествественного в этом не находим, по-нимая наличие "множественности рациональностей", по Вернану, когда и λόγος - "слово", но и μύθος - древнее "слово" (тем более, как отметил известный шведский философ, один из основателей Международной ассоциации визуальной семиотики во французском Блуа  Йоран Сонессон, Göran Sonesson, "метафора вполне может лежать в основе предметной области",Preliminaries to a taxonomy of intersemiosis). И смысл этих "слов" умопостигаем - теми или иными когнитивными усилиями. Вы еще не догадались, мой читатель, о чем речь?

Эту тончайшую Сеть выкует бог-кузнец Гефест,  и она покроет любовное ложе Афродиты- Ареса. Обратите внимание, как сводный образ пополняется еще одной важной, "муже-женской", аллегорией, отражающей две противоположные по своей "физике" спирали Мат-рицы. Пересекающиеся между собой и даже взаимопроникающие. Вполне понятная, ПРОСТАЯ аллегория, проще некуда! А приведенную здесь (рис. слева) изумительную по своей красоте сцену авторства итальянца Константино Седини мы "сняли" с потолка итальянского па-лаццо Каподилиста, архитектура которого вместе с общей  планировкой на местности сами составляют одну из проекций  нашей Хоры. 

Только так, ВИЗУАЛИЗИРУЯ и "изображая вещи вместе" (Б.Латур, Bruno Latour, "Визуализация и познание: изображая вещи вместе", http://www.logosjournal.ru/arch/94/117_3.pdf),  мы преодолеваем оппозицию логос-мифос, оппозицию этих "род[ов]отношения к тому, что сущест-вует или не существует вообще". Ж.Деррида. Хора

Добавим к вышесказанному и замечательную мысль Анри Бергсона об «эстетической интуи-ции", которая "обуславливает существование творчества, как акта постижения внутреннего смысла предметов".

 

ОТСТУПЛЕНИЕ №1. РЫБКА НА СЕТКЕ. МАСТЕР-КЛАСС ОТ ДРЕВНЕЕГИПЕТСКОГО ЖРЕЦА

«Что за прелесть эти сказки!» - очевидно восклицал маленький Хуфу (он же – Хеопс), слушая небылицы, вошедшие в знаменитый папирус Весткар. Благодаря именно этому документу мы также можем судить о КОСМОЛОГИЧЕСКИХ НАЧАЛАХ религии, которую исповедывали самые великие строители пирамид, Хеопс и его отец Снофру. При этом папаша наставлял сына прислушиваться к советами жрецов херихебов. Ибо те владели иератической системой письма и обладали навыками толкования скрытого содержания древних текстов -  что и для нас, сегодняшних, особенно интересно. Херихебы, по давней традиции мирового жреческого сословия, ярко, буквально натурно, иллюстрировали свои свои знания, исполняя соответствующие магические обряды. Один из них прописан в папирусе и по сей день служит превосходным мастер-классом истолкования самых священных тайн от древнеегипетских шаманов.

 

Возвращаясь к грекам, отметим фактическое наличие в западной культуре как Гефеста мифа, так и Гефеста эпической саги "Илиада", конкретный эпизод которой -  Троянскую войну один из Отцов христианства, Евсевий Кесарийский в "Хронологических канонах" (позже его дополнит Св. Иероним) ставит в один ряд с библейской историей от  Авраама. И пусть историчность и того, и другого источника оспаривается светской наукой, мы имеем очередной прецедент "следа",  зафиксированного уже в иудео-христианской апологетике, то есть, сочтенного ВАЖНЫМ - по тем или иным причинам, которые нам предстоит выяснить. Только отметим один дополнительный факт: наличия в греческой "Илиаде" следов более старшей, месопотамской литературы, в первую очередь,  Эпоса о Гильгамеше. Имена, набор сцен и даже крупные части обеих историй поразительно похожи. Те самые обстоятельства, которые позволяют ученым предполагать прямое восточное влияние на основной символический ряд греческого эпоса. Совпадающее с уже отслеженным нами по "Пути Логоса." - на Запад.

 

КАЛЕНДАРНЫЕ ЩИТЫ ГЕРОЕВ ИЛИАДЫ

Так вот, Гефест в "Илиаде" создает очередной предмет, на котором отражена Матрица.  Щит Ахилла!  "По традиции, идущей еще от неоплатоников, внешние значения и образы поэм  [Гомерасоставляют некие щиты, ширмы, мысленно раздвинуть которые  необходимо, чтобы проникнуть к подлинной, аллегоризированной истине. Последняя же всегда остается невидимой для тех, кто не способен предпринять духовных усилий и не образован" (Ричард Хантер/Екатерина Сальникова, "Предыстория волшебства экранов. Мотивы "Илиады" и "Одиссеи".

Неоплатоники, заинтриговав нас  гомеровскими щитами, сказали нам: "горячо!" - и... возвратили нас, в нашем поиске, к Платону. Ибо именно Платон в "Тимее", тщательно прорабатывая маршрут Логоса - и Хоры, акцентирует на "родительской" для греческой культуры, египетской нити  (лишь в храмах Египта в камне увековечена МУДРОСТЬ, та самая, на которой были воспитаны "умнейшие сыновья Греции". А приложила к этому воспитанию свою руку  цивилизатор в женском обличии, Нейт, "саисская богиня", прототип греческой Афины, образ которой мы подробно рассмотрели в Путь Логоса. Гл. "Ткацкий станок").

Афина у греков вберет в себя все основные матричные черты Нейт, отождествленной в Древнем Египте с Исидой (всп. ранее отмеченную формулу Исида=Афина), и прежде всего - птице-змеиные маркеры верха-низа Цолькина (см. "Афина Паллада" А.Ф. Лосева,https://cyberleninka.ru/article/n/a-f-losev-afina-pallada )

Посему центральный фигурант щита Ахилла, "Арктос (т.е., "Медведь"), колесницей... зовомый" не только укажет нам на предшественников греческой квадриги, именами которых  египтяне нарекли углы четырехугольного ковша Большой Медведицы - четырех египетских сыновей  Гора (см.Путь Логоса. Часть IV. Пирамида, Гл. Четверица") , но их неузнаваемо преображенных  предшественников с Востока - с далекого Востока, заокеанского! - четырех существ с центрального фрагмента ацтекского "Камня Солнца".   

Илл.: 1,2 - щит Ахилла и его центральный фрагмент "Арктос" в интерпретации Анжело Монтичелли, ок. 1820 г.; 3 - квадрига бога Солнца, Гелиоса на центральном фрагменте зодиака напольной мозаики византийского периода в синагоге Бейт Альфа, Израиль; 4 - ацтекская "четверица" на центральном фрагменте "Камня Солнца", Мексика

Колесница Арктос проявит поразительную живучесть, а главное - докажет правомочность своего центрального расположения на Ахиллесовом  щите  иудео-христианской эпистемой:

Естественно, в нашем анализе нельзя  ограничится лишь центральной фигурой греческой (мезоамериканской !) колесницы на щите-календаре. Исследователи культуры - от античных до современных - видят здесь цельную "эпическую картину мироздания", имеющую "вполне логичную и геометрически выраженную схему... [Ее]симметричность имеет в основе принцип зеркального отражения" (Харийс Туманс, "Рождение Афины. Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла (VIII—V вв. до н. э."). А российский культуролог Андрей Фесенко, анализируя целый ряд иных древнегреческих источников в своей монографии Календарная символика Щита Ахиллеса, находит многочисленные доказательства того, что Гомер вместе с Гефестом изобразили на щите Ахилла древний календарь. Так А. Фесенко находит творческие повторения гомеровской образов, например, тех же  двух городов -  «города мира»  и «города вражды» у Клавдиа Элиана (ок.170 г. – после 222 г.) в "Пестрых рассказах", где передается "рассказ греческого историки и географа первой половины IV в. До н.э. Феопомпа, упомянувш[его] таинственный континент и два примечательных города на нем – Махимос («воинственный город») и Эвсебия («мирный город»). Псевдо Лукиан в трактате «Об астрологии» писал: «Когда речь идет о цепи Зевса, о быках Гелиоса, то, по моему толкованию, под этим подразумевают ДНИ: так и значение городов, которые изобразил Гефест на щите, и хороводы, и сбор винограда". Наш современник делает логичный вывод о КАЛЕНДАРНОМ характере всех рассматриваемых древнегреческих сообщений, а в изображенных на щите Ахилла двух городах он видит "символы верхнего и нижнего миров греческого космоса".

Прекрасным образчиком эйдоса двух миров греческого космоса - "верхнего" и "нижнего" со своей двойной симметрией по "принципу зеркального отражения" может послужить опять же более ранний египетский - представленный в росписи астрологического потолка гробницы Рамзеса VI-го. И осмысленный позже литургический двуслойный  хлеб ГРЕЧЕСКОГО, византийского православия (см. Путь Логоса. Часть VII. Пасха, Гл. Трехмерная мандала Православия).

Последний пример просто обязывает вспомнить в контексте излагаемого о еще одной, редко встречающейся  оппозиции ДВУХ ЗЕМЕЛЬ, которая обнаруживается в замечательном монас-тыре Хора ("говорящее" название, не так ли?) древнего Константинополя (ныне Стамбула), непревзойденные фрески  которого оказали большое влияние на церковную живопись Балкан, древней Руси и в частности на Феофана Грека. Так вот, как утверждает культуролог Эмануэль Мутафов,  "надписи в двух нартексах каталикона [этого храма] характеризют Христа как «землю живых» и Марию как «землю несотворенных».Монастырь Хора (мечеть Кари), 2008, (Энциклопедия Великого Эллинизма, Стамбул) 

Но вернемся к Платону, который акцентировал на египетском "учительстве" для греков: очевидно, следует именно там поискать истоки "противоположностей", изображенных на щитах героев "Илиады". Например, внимательнее взглянуть на то, как Нижний мир Египта в образе бога Сета, бога войны -  сливается с Верхним - в образе бога мира Гора. Таким образом, здесь Матрица вновь становится цельной, отражаясь в поразительной химере Страны пирамид с "двумя головами на одном теле".

Напомню своим читателям, что ранее, в Путь Логоса.,  главах "Всевидящее Око" и "Зоны Творения" мы рассмотрели  также и соответствующие двум богам Чаши  Верхнего и Нижнего египетских миров. А ведь были еще и соответствующие "Горы"

 Обращает на себя внимание широкое использование индоевропейцами в своих космологиях лингвис-тических форм с корнем -hor-, -or-. Весьма похоже, что русский ХОРо-вод,  бог ХОРс, а возможно и сама ГОРа - прямые родственники древнегреческим богиням Времени ОРам и ГОР-оскопу ("время наблюдаю"). Сравним со словарным лат. hora - "время; час",  далее из др.-греч. ὥρα «время»; восходит к праиндоевр. *yer-o- «время, пора» А кто, вернее, что у нас являются "наблюдателями" времени по большому счету, как не календари, в том числе и древние!

 Процитирую известного исследователя египетских тайн, англичанин Алана Элфорда, анализирующего  «Тексты  пирамид»:  «... в речении 306 Геб (Земля,- Авт.) произносит странную фразу: «Горы моей Горы – это горы Гора и Сета... Гор и Сет часто изображались символически соединяющими Верхний и Нижний Египет, а это была исключительная функция фараона. Иногда две головы этих божеств изображались даже на одном теле...  Древним названием Великой пирамиды в Гизе было «акхет Ху-фу» («Горизонт Хеопса», а Большой Сфинкс именовался также «Горакхти» («Гор двух горизонтов»). Но зачем бы египтянам ассоциировать горизонты с горами, если ни с запада, ни с востока от долины Нила гор нет?»Путь Феникса. Тайны забытой цивилизации 

Объясним этот факт тем, что в линейку матричных изоморфизмов древнего Египта добавился пришедший из Индии макет ДВОЙНОЙ Мировой горы (первый рис. внизу), точно соответствующий описанию "Текстов пирамид", однако отраженный уже в ДВУХ "Чашах" Горово- Сетовых предшественниц, Небти. К сожалению, вследствие временнЫх, исторических, а возможно - и цензурных причин к настоящему времени сохраняется  все меньше и меньше древнеегипетских изображений, связанных с Матрицей. Тем интереснее сопоставлять эти раритеты с герменевтикой ИХ ЖЕ от греческих мыслителей, в том числе, и поэтов, заворачивающих исходную - цолькинскую - суть в метафоры и аллегории.

 Изучая сокровища греческой мудрости, рассыпанные в "Илиаде", мы обратим внимание и на второй щит  поэмы - щит Агамемнона. И сравним с Матрицей изображенное на нем:

Был серебрёный ремень на щите; на ремне извивался

Иссиня-черный дракон, и из шеи единой дракона

В разные стороны три головы у него выходило.     

Примечательно, что в латах «вкруг персей» Агамемнона трехглавый дракон практически дублирует «щитового». Но здесь показательны также и полиметаллические составляющие царской брони, и даже не они сами, а их числовая нумерология: 

Десять полос в той броне вороненого было железа, 

Олова двадцать полос, из золота было двенадцать.

Иссиня черные змеи до шеи брони простирались,

По три с обеих сторон, подобные радугам(!) в туче,

Зевсом-Кронидом на небе воздвигнутым в знаменье (ср. радугу, как "Знамение вечного завета" в Библии) смертным.

(Илиада. Песнь XI. Подвиги Агамемнона. Пер.В.Вересаева) 

Гомер разбирает структуру Матрицы на составляющие части, "элементирует" ее... По сути, он повторяет аналогичные попытки предшественников - и продолжателей - иных цивилизаций и культур!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

      Древняя Индия             Месопотамия               Иудея

 

     Древний Египет          Древняя Греция        Христианство

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-------------

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       Древний Китай     Древняя Индия       Древняя Греция

             Персия      Древний Египет           Оккультизм

 

 

 

 

 

 

 

----------------------------

       Христианство

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-----------------------

 Древний Египет

 

 

-------------------------------

     Эллинизм 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                 Христианство     Каббала

Древняя

Индия

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

ПИТЕР ПАУЛЬ РУБЕНС. ПОПЫТКА ДЕКОДИРОВКИ АНТИЧНОГО СЮЖЕТА

Вышеизложенные факты позволяют утверждать, что и Гомер, и Платон были весьма осве-домлены о Матрице, как архэ,  ἀρχή и "закладном камне" в основание культуры - теперь уже! - западного мира. А саму ее дорогу на Запад и сопутствующую тенденцию "восточной" пре-емственности продолжили отслеживать следующие поколения мыслителей, от эпохи антич-ности - до эпохи Ренессанса.

Напомню своему Читателю, что мы продолжаем свой исследовательский поиск именно в Западном цивилизационном локусе, отталкиваясь на сей раз от греческой античности. И выясняя, откуда же "есть пошел" западный Логос, углубляемся в его корни с помощью инструментов мифа (см. оговоренную ранее данную конвенцию).

Конечно же, сделать это не раз пытались и до нас - и философы, и поэты, и драматурги, и художники. Так, например, великий фламандец Питер Пауль Рубенс замахнулся на гене-алогию отцов-матерей, основателей общепризнанного центра просвещения Эллады, города-государства Афин. И явил нам... младенца Фу-си. Нет, разумеется, в Древней Греции его называли иначе, Эрихтоний (см. Гл. Четверица, Путь Логоса. Часть IV. Пирамида). Но выглядел он также, как и его далекий китайский (изначально мезоамериканский) государствообра-зующий собрат-цивилизатор, ЗМЕЕПОДОБНО. Обнаружившие в тайной - то ли коробке, то ли корзине - такой внезапный сюрприз, бережно хранимый самой богиней Афиной (змея-сова, помните?),  три сестры  изобразили крайнее удивление, вплоть до умопомешательства, что было весьма фальшиво и наигранно, ибо сами они происходили от полуантропоморфного змея и царя будущих Афин, Кекропа. Последний, согласно Псевдо-Аполлодору ("Библио-тека" , 3.14.6), был предком и самого Эрихтония.

Здесь я отсылаю своих читателей к замечательной монографии искусствоведа из университета Мэриленда, США, Анеты Георгиевской-Шайн "От кекропов Овидия до города Бога Рубенса в Обретение Эрихтония" (Aneta Georgievska-Shine, From Ovid's Cecrops to Rubens's City of God In" The Finding of Erichthonius", https://www.academia.edu/302222/From_Ovids_Cecrops_to_Rubenss_City_of_God_In_The_Finding_of_Erichthonius_?email_work_card=title  , где наиболее полно проанализировано все "изобилие значений" графического произведения Рубенса и при этом, среди прочего примечательного,  установлены весьма значимые для нашего экскурса  "метанарративн[ые] связ[и] между Эрихтонием и Асклепием, богом исцеления, который также магически связан со змеями". Мы же здесь, еще не раз обратившись впоследствии к работе А.Георгиевской-Шайн, именно на этом этапе подкрепим "змеиный след, тянущийся за Эрихтонием, примечательными атрибуциями великого древнегреческого трагика Еврипида из "Иона": 1) основным греческим "маркером" Матрицы, вышитым на ткани-пеленке обликом Медузы Горгоны, с его составным ЗМЕИНЫМ компонентом; и 2) двумя золотыми драконами, которыми царевной из этого змеиного рода, Креусой, СНОВА была помечена корзинка следующего и Кекропова, и Эрихтониева наследника,  Иона, как "об Эрихтонии живая память". 

ОТСТУПЛЕНИЕ №2. МЕДУЗА ГОРГОНА

Логотип "Медуза" - фирменный знак культуры древней Эллады, переживший века. Голову Горгоны по сей день можно встретить в совершенно неожиданных местах на обширных территориях, где ступала нога древнего грека. Что за ним кроется? Разговор об этом Автор начала в своей Книге "Факторы майя: элементарные аналогии космического порядка", Гл. "Календарь Медузы - как "Грехопадение" и "Страшный суд", отследив родственные черты в облике  жертвы Персея - и Оллина Тонатиу с ацтекского "Камня Солнца".  

И именно этот, второй после Драконов,  оберег Креуса положила в корзинку с новорожденным Ионом. Добавим к этому нашу  Медузу как эгиду Зевса и Афины, а, кроме того -  "венец" щита героя "Илиады", Агамемнона! "Мы видим щиты и ковчеги (Uidimus AEGIDAE & Cecropis arces)которыу богиня Минерва-Афина быстро несет к вам" Георгиевская -Шайн приводит цитату антиквара Абрахама Горнелиуса, подчеркивая ВЫСШИЙ БОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОМЫСЕЛ, связанный с введением в Текст и сюжет именно этих предметов, как акцентирующий фактор для всей герменевтики ЩИТОВ и КОВЧЕГОВ античной культуры.

А в контексте древнегреческой истории  Кекропа и Эрихтония отметим еще немаловжное: "змеиный" - матричный! - символический корень отчетливо прослеживается у самого истока европейской  цивилизации! (Ниже, помимо "змеиного", мы отследим еще один, параллельный"рогатый" греко-египто-индийский след Матрицы Цолькин, который в эллинистическом мире оставил Великий Пан, как "фаза Зевса-Юпитера", согласно саккумулировшему все гностические знания на планете в их "Энцикло-педическом  изложении..." Мэнли Палмеру Холлу, Manly Palmer Hall http://flibusta.site/b/357766/read ).

И в завершении этого "рубенсовского" раздела поговорим о "ковчегах" т.е., матричной Призме. Переплетенный двумя змеями (спиралями) Эрихтоний, во-первых, являет нам образ образ юного Мира, как раскрывающейся почки, согл. Татьяне Шерковой: "Мир, являя нам Предвечного Младенца, повествует о своем детстве"(Модель мира древнего Египта (Model of the World of Ancient Egypt), Божественный младенец). А во-вторых, в общем контексте с  корзиной-коробкой, "мистической цистой"- КОВЧЕГОМ cista mystica, куда он был помещен, презентует собственно Матрицу, в центре которой - округлый плод- Зерно - Божественный Младенец. Причем данный сводный образ аллегорически воплощен  не только в Эрихтонии, но и Христе в Яслях, и малыше Моисее  в корзине, и в русском царевиче Гвидоне в бочке. Круглая в сечении или призматическая cista mystica - это лишь вариации принципа "квадрирования круга" Матрицы.

Вот еще несколько характерных примеров: Эрихтоний уже в призматической "цисте" Сало-мона де Брайя, "китайский след" младенца в ковчеге от Афанасиуса Кирхера и "уточняющий" вариант размещения Черного Камня в мусульманской Каабе из  иллюстрированных Хроник Джамих ат-таварих (авт. - Рашид ад-Дин) персо-арабо-монгольского Востока, 14 века.

Две последние, "азиатские", иллюстрации вовсе не случайны здесь. Об их прямом отношении к феномену, который проанализировал П.П. Рубенс,  свидетельствует красноречивая над-пись "Asia Recepta", на которую обратил внимание сын Рубенса, Альберт ("От кекропов Овидия..."). А расположена эта надпись ни где-нибудь, а на реверсе монеты императора Октавиана Августа - вместе с той самой cista mystica , окаймленной двумя змеями. "Символический вес" таких монет позволяет рассматривать их - и сюжет с "мистической цистой" - как одну из самых ранней отправных точек "в антикварном дискурсе семнадцатого века в отношении передачи культов, мистерий и, в конечном итоге, культурных систем".Там же

К слову сказать, еще один персонаж с полотна Рубенса, Диана Эфесская, как грань одного и того же бриллианта, коим безусловно является весь мировой мифо-символический  массив, связанный с Матрицей-Хорой, - Матрицей, как компактным феноменом, отражающим, оли-цетворяющим собой то самое "единое Первоначало", по Плотину, "от преобильной полноты [кото-рого]  происходит все сущее, и так как это все участвует в его единстве, то оно есть единое всецелое – универ-сум» [Плотин, 1994, т. 1, с. 53] (пер. Г.В. Малеванский)/С.Г. Гутова, Синкретизм в философии всеедин-ства В. Соловьева и Плотина), подробно рассмотрен нами в разделе Путь Логоса. Гл. СПИРАЛИ, Часть II .

Диана-Кибела здесь - изо-синоним самого перевитого в своей "цисте" двумя змеями Эрихтония, результирующий символ  действия тех "змей", преображенных древними индусами в змеи-ную мутовки-Шешу и трансформированных впоследствии в двух львов  ближневосточной богини, львов, сопровождающих ее в качестве «контролируемых энергий(!), необходимых для эволюции».Мифы народов мира. Кибела

 

Сейчас мы переведем дух, чтобы завершить разговор о Кекропе  цитатой от доктора филосо-фии В.Б. Миронова ("Древние цивилизации")

"Кекроп был якобы первым, кто перенес плоды цивилизации Египта на почву Греции. Он же, как утверждают, основал знаменитый впоследствии город Афины. Египет у греков считался «колыбелью тайной премудрости Отсюда прослеживаются корни зарождавшихся цивилизаций Греции и критской культуры»

 - и вернемся к теме Платона о египетском "родительстве", собственно, уже и для греко-римской европейской культуры Европы в целом.  

Платон старательно обходит топкое болото "рогато-змеиных" симулякров, и упоминая Саисскую Нейт в контексте цивилизационного Истока, бьет точно в цель, привлекая к ней наше внимание. Ведь Нейт несет на своей божественной голове фетиш-корону, которого нет ни у кого из древних богов. На голове у Нейт - Матрица! 

ВСЕ ДЕЛО В ШЛЯПЕ

А давайте копнем чуть глубже историю божественных головных уборов.

Египетская символическая линейка сразу же укажет нам на геометрическую основу "шляпок" основных богинь Страны Пирамид. Если у Нейт корона так сказать "в сборке", то у двух других основных антропоморфных женских божеств она представлена частями. Речь, как Вы, наверное, уже догадались, мой Читатель, об Исиде и ее альтер-эго Нефтиде.  Ступенчатый "трон" Исис повторяется зеркально, как выделенный элемент шляпки Нефтис. Логику верховенства такого ступенчатого принципа подтвердят нам и символические изображения Чаши, что венчает коронную композицию Нефтиды. Чаша-корзина, доставшаяся этим, сравнительно "молодым" богиням от архаичной парочки Небти, сама является ступенчатой. И один из ее планов-разрезов своеобразно, совершенно в древнеегипетском духе, представлен  в изображениях папирусов «Книги мертвых», находящихся сегодня в Британском музее, где изображены Сехет-Хетепет, «Поля покоя»: Чаша, стилизованная под поднятую на ножке-стояне божественную лодку, с характерным "крыльцом" в ней. 

Те же ступенчатые элементы мы находим в культуре перуанских мочика, или моче, южных соседей майя. Культуре, где особое место занимают так называемые чаканы (на языке кечуа корень «Чака» - мост, союз, а "на" – инструмент, т.е., средство союза между человеческим миром и тем, что есть «Бо́льшим», см. Книгу Автора "Факторы майя: элементарные аналогии космического порядка", Пролог), являющиеся, по сути компиляциями Цолькина - в тех или иных вариантах. Ниже представлены элементы чакан, размещенные на  американских музейных экспонатах - от "Метрополитен-музея" до университетских  собраний раритетов.

Но вот собственно короны... Похоже на то, что подобный ступенчатый Венец  распространился, как знак  особый отмеченности (божественной или царской) не только в Египте, но в других  ареалах индо-европейской культуры благодаря ирано-персам. Это они подхватили высокую идею чаканы (Матрицы!), разместив ее элементы на своих священных сооружениях, монетах - и на коронах правителей. Обратите особое внимание на повторяющийся узор ступенчатых чакан на короне Дария I, тесно взаимодействовавшего с египтянами, в том числе, и в части религиозных культов во время пребывания Египта под властью персидских Ахеменидов.

Илл.: 1 - чакана на реверсе серебряной тетрадрахмы Вадфрадата I, 299  - 200 гг. до н.э., (переход от Селевкидов к парфянскому господству); 2 - драхма с изображением профиля персидского царя Ардашира II,  I век н.э.; 3, 4  - т.н. террасные глиняные чаши культуры Купизник (Cupisnique culture) периода становления прибрежного Перу 1200-200 г. до н.э.; 5 Дарий I (фрагмент) на триумфальном рельефе скалы Бехистун, Иран, 523-521 гг. до н.э.; 6 -голова сасанидского царя, серебро, ок. 4 в., музей Метрополитен, США

Однако история с мировым коронованием Матрицей, берущая свое начало в Южной Америке до-инковского периода, имела свое продолжение. Сейчас нам  следует обратить внимание на две значительные находки археологов Перу, сделанные в последнее время, а именно: рас-копки гробниц "Правителя Сипана" в округе Санья провинции Чиклайо (Вальтер Альва) и "Дамы Као", в округе Као Виехо, Трухильо, Сан-Либертад (Регуло Франко).

Уникальные артефакты, обнаруженные в этих захоронениях, свидетельствуют о том, что "сту-пени" на головных чаканах перуанских царей-воинов со временем стирались, тем не менее ха-рактерный двухлучевой матричный "разлет"  несколько веков продолжал венчать вельможные главы  народа мочика.

Странное ощущение дежавю, возникающее при взгляде на эти "короны"... Мы уже видели НЕЧТО, очень похожее. Не с далеких ли перуанский берегов берет свое начало культ Рогатого Бога индоевропейцев? И возможно сейчас, после длительного путешествия по подробностям "жизней" символических мировых Орлов, Змее-Драконов и Ягуаров-Львов мы, наконец, об-наружили исток  последнего зоо-олицетворения Матрицы, также как и  четвертого персонажа, впряженного в иудео-христианскую колесницу (Тетраморф) -  Священного Быка - или Священ-ной Коровы!

Ведь она из индийского "молочного океана"-Вселенной, который сама и создала, вынырнула, эта Священная Корова, СУРАБХИ. И встала, широко расставив ноги у ОСНОВАНИЯ, в Растале, седьмом, самом нижнем уровне Преисподней, где молочные реки с кисельными (пенными) берегами (В. Кальянов.  Махабхарата. Книга пятая. Удьйогапарва или книга о старании, Гл.100)ВСЕ в ней! Она - вместилище Мира и всех его богов.

Священная корова, ее почитание и защита – это, по мнению индуса,  защита всего святого, что есть в жизни, начиная от истока Высшего знания – «велик[ой] мелоди[и], ... и Слова, скрытого как след коровы» ( Упанишады - коровы и приобретение высшего знания, Кеннет Вальпей (Kenneth Valpey) Cow Care in Hindu Animal Ethics) - божества - матери – до молока, как продукта питания. От священной коровы Вед Сурабхи произошли не только индийские мифические первопредки,  змеелюди–наги (Ален Даниэлу, (Alain Daniélou)Истории богов Индии . Международные традиции), но и эликсир жизни  Амрита, а также древнейший бог-целитель Индии и Хараппы , «Отец мироздания" (bhuvanasya pitaraṃ)  Рудра  - согл. РВ 6.49.10 и Эдварду Хопкинсу ( Е. Hopkins).

Но пока индийское рогатое божество, пожевывая траву, неторопливо двигалось на запад, в Грецию - через Египет, что показательно! - в шумной компании, возглавляемой  возвращающимся из Индии Аполлоном-Дионисом (Плутарх, "Осирис и Исида"), менялась и общая семантика образа Священной Коровы (Быка), в том числе, его визуальная составляющая. На первый греческий "бычий" плацдарм, Крит, Сурабхи, уже вместе с Аписом, прибыла... двухголовой - и с двумя парами рогов, соответственно. С подробностями всего этого действа можно ознакомиться в "Факторах майя...", гл. Рогатый бог: Кернунн, Лабрис и священная корова, которые автор расширила здесь благодаря красноречивым экспонатам критских археологических музеев в Ретимно и Ираклионе.

PS Не ошибаемся ли мы в своих рассуждениях, перенося через океан и Азию  практически все образы, лежащие, казалось бы, в глубинах культуры восточного полушария планеты? Или мезоамериканские "креативщики" и их ближайшие соседи сыграли решающую роль в формировании большинства наших культурных архетипов? А судите сами, сопоставив между собой еще два "портрета": сурового  бога мочика, Аи Аепака - и греческой Медузы Горгоны (последние - в самом раннем, из найденного на территории Греции, исполнении).

А попутно сравнив "биографии" головорезов Аи Аепака, индуисткой Кали и  древнегреческого Персея. И вот еще что. Обратите внимание , мой читатель, как выглядит Аи Аепак "в полный рост".

И если это так, то древний культурный "Гольфстрим", с истоком на западных пределах Цент-ральной и Южной Америки, достигал берегов Евразии в районе нынешних Филиппин, Брунея и Малайзии. И двигался, разветвляясь - и морем, и по суше - дальше, на Запад, вплоть до "Гер-кулесовых столбов", как крайней западной точки легендарных путешествий самого древне-греческого героя. Отметьте для себя, мой уважаемый Читатель, что факт акцентирования мифом данной КРАЙНЕЙ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ТОЧКИ, за которой Non plus ultra, "ничего больше нет", входит в противоречие с  определением Платоном местоположения Атлантиды.

Продолжение - в Путь Логоса. Часть IX. "Лицо" космоса - и Бога

 

 

Комментарии

Аватар пользователя Ариадна

Гомер разбирает структуру Матрицы на составляющие части, "элементирует" ее.... Как же близко подходили к подобному процессу, например, те же структуралисты:   К. Леви-Строс, Ж. Лакан, М. Фуко , рассматривающие любое культурное образование как аналогичный  природный объект, подразумевая при этом, что в основе самого культурного образования всегда лежит та или иная знаково-символическая система, элементы которой хоть и непосредственно не наблюдаются в реальной жизни и бесконечно инвариантны, разнородны и изменчивы - в сущности своей остаются неизменными! 

Ф.Соссюр и Л. Витгенштейт увели структуралистов с магистрального пути (ведь правильной дорогой шли товарищи!) аналогий, знаков и эйдосов, уложив структурализм в прокрустово ложе исключительно языкалогоцентризма - и в набат ударил уже революционер Ж. Деррида, понявший невозможность полумер в Познании, а они, эти полумеры, как известно, составляют  ЛИШЬ ПОЛОВИНЧАТУЮ - словесную, языковую -"описательность" объектов, явлений и процессов. Деррида, примкнув к постмодернизму, ставил перед собой дерзкую цель указать путь  выхода из  «нарративного механизма легитимации» предыдущего времени. А раз так - тогда оставался лишь один путь: радикальная Деконструкция метафизики. До мелких категориально-качественных кирпичиков - чтобы, разобрав Конструкцию, собрать ее вновь и понять, НАКОНЕЦ,  "как все устроено".

Читайте далее:

 

​​

1. Древнегреческая Хора, Χώρα; древнеегипетский "сдвоенный" бог Хор-Сет, древнеиранский  Хур-Шед, древнеславянский Хор-С (или ХърС) - и, наконец,  ХристоС (ХС) христианства.

2. Хора и темпл тамплиеров, как Вселенная Ньютона.

3. Хора Джулиана Барбура и его коллег из Великобритании, опубликовавших в 2014 г.  статью в Physical Review Letters, которые утверждают, что  стрела времени определяется гравитацией, а не термодинамикой. Барбур и его коллеги создали упрощенную модель Вселенной, показывающую двойное расширение с гравитационной структурой в обоих направлениях. «Это самое простое», — говорит Барбур о своих исследованиях. «Вы начинаете с той центральной точки Януса, где движение хаотично — это похоже на греческое понятие первичного хаоса — но затем в обоих направлениях формируется структура. Если теория верна, то есть другая Вселенная на другой стороне Большого Взрыва, в которой направление времени противоположно нашему».

4. Хора как  световой конус  —  гиперповерхность в пространстве-времени (чаще всего в пространстве Минковского), ограничивающая области  прошлого и будущего относительно заданного события. 

5. Хора в "Теории Струн"

 

Аватар пользователя Геннадий Макеев

Хора у Платона понимается гораздо глубже(центрированно), чем у Деррида, который в результате деконструкции потерял центр, а поэтому вынужден интерпретировать Хору лишь с позиции ацентризма, где начальных и причинных условий(метафизики) уже не наблюдается. Т.е. Деррида подходил к Хоре с позиции бессознательного, что доминировало в постмодернизме.

 

Аватар пользователя Ариадна

Согласна с Вами, Платон гораздо глубже. Заслуга Деррида (среди многих прочих) - именно в будировании темы "Хора", возврат к дискурсу, к полузабытому концепту. 

Потратила день, чтобы найти весьма яркую цитату "Грамматологии" (жаль, вовремя не сохраненную), обозначающую суть исканий Деррида с позиций анти-логоцентризма. Найду позже. Его большие и сложные тексты дали оппонентам возможность трактовать логоцентризм в отношении самого господина Жака несколько... специфически. Однако достаточно большая часть исследователей, философов сохраняют за работами Деррида изначальную суть феномена Л., "введенного в обращенение" еще  Людвигом Клагесом:

- « Логоцентризм » - термин, введенный немецким философом Людвигом Клагесом в начале 1900-х годов. Он относится к традиции западной науки и философии, которая рассматривает слова и язык как фундаментальное выражение внешней реальности.

- "Еще одним смещением интерпретации является логоцентризм , который дает преимущество языковой коммуникации над откровенно названными «невербальными» формами общения и выражения, а также невербализированными чувствами. Логоцентризм также отдает предпочтение как глазу, так и уху по сравнению с другими сенсорными методами, такими как прикосновение (Дэниел Чендлер, , Biases of the Ear and Eye - Logocentrism);

Логоцентризм, выдвинутый Жаком Деррида в его книге « Грамматология» , относится к тенденции в западной цивилизации отдавать предпочтение лингвистическому знаменателю (устному или письменному слову) над значимым (предметом, к которому относится слово). Важность этого термина заключается в критике Деррида философской тенденции в западной цивилизации быть логоцентричной. Деррида утверждает, что западные дискурсы, как правило, навязывают иерархии власти, определяя определенные концепции по отношению к обязательно подчиненным альтернативам. Распространяя эту критику на логоцентризм, Деррида отмечает тенденцию в западной философии и семиотике ценить означающее, а не то, что оно обозначает в том смысле, что он называет «метафизикой присутствия». Уорнер Финчер. Logocentrism W Fincher

Так что это несколько иное, чем "потеря центра". С уважением.

Аватар пользователя Ариадна

При исправлении моей моей грубой ошибки в переводе удалились комментарии. Прошу прощения, восстанавливаю, как получается.

Геннадий Макеев, 24 Июнь, 2020

Ну да, грамматология Дерриды несколько иное, связанное с поиском тёмного логоса в письменности бессознательного аспекта рассмотрения - далеко непростая задача найти "чёрную кошку(кота) в тёмной комнате". Но это всё же ацентрированный логоцентризм, для своего нахождения требующий единого метода. А деконструкцию, как известно, сам Деррида не величал таковым методом, говоря о ней во множественном числе(деконструкции).
Тут, у Деррида, не рассматривается логоцентризм сознательного аспекта(Дао-де-конструкт) рассмотрения в виде светового письма - голограмматология, требующая понимания начал и причин(метафизики) в аспектах природы космоса и хаоса(о чём, собственно, было высказано в "Тимее" Платона).

Или можно напомнить библейское - "свет во тьме светит, и тьма не обьяла его".

...Сам ТИМЕЙ звучит как ТЬМА, которая наоборот есть МАТЬ(кормилица)

 

Аватар пользователя Ариадна

Деррида  трудно характеризовать его же цитатами, они выходят длиннющими, он слишком широко разворачивает мысль. Поэтому Деррида  весь - в интерпретациях. Различных по вектору своей направленности. И каждый ищет близкое себе. Из отечественных "дерридеантов" интересна Надежда Маньковская ("Париж со змеями") , которая видит Деконструкцию так: "Деконструкция – это не критика, не анализ и не метод, но художественная транскрипция философии на основе данных гуманитарных наук, искусства и эстетики, метафорическая этимология философских понятий: своего рода структурный психоанализ философского языка, симультанная деструкция и реконструкция, разборка и сборка." И главное:  "сосредоточен[ность] на игре текста против смысла (деконструкция означает выяснение меры самостоятельности языка по отношению к своему мыслительному содержанию ".

 

 

Геннадий Макеев, 24 Июнь, 2020 - 08:37, ссылка

Деррида весь - в интерпретациях.

В этом может быть и опасность. Интерпретация вещь коварная - запросто может оказаться аберрированной, уклончивой в отношении понимания той "тревоги еврейского ruaha" в лике письма как некой одной книге, которая распределяется во всех остальных.

Как выразился сам Деррида("Письмо и различие")... "Письмо - это тревога еврейского ruaha , испытанная на стороне человеческого одиночества и ответственности...  письмо - собственно человеческая инстанция пневматологии, науке о пневме, духе или логосе, который делился на три части: божественную, ангельскую и человеческую. Это момент, когда нужно решать, запишем ли мы то, что слышим. Спасается или теряется слово в записи".

Мало того, что интерпретирующие самого Деррида могут потерять многое из того, о чём это еврейско-человеческое, сам Деррида может сие потерять, запутавшись в интерпретантах деконструктивизма, не уловив отголосков того скрытого логоса(одной книги), который являет себя в живом слове текста(т.е. не уловив обобщающего контекста в тексте, в котором множатся лишь различного рода поясняющие контексты(увы, не позволяющие выйти за текст)). 
Чтобы выйти за текст необходимо совершить подвиг, о котором и рассказывается в "Тимее" Платона в виде некоего сказания - "о величайшем и по справедливости славнейшем из всех подвигов", и подобных ему, но более меньших подвигов.

Не могущие совершить подвиг/подвижничество, будут лишь подминать под себя, интерпретируя происходящее на свой лад(как, например это и происходит сейчас в отношени подвига советского народа, умаляя который, пытаются переписать историю под себя, под свои корыстные помыслы).

Пишу в преддверии парада на красной площади. Знак ХИ-РО(сим-победиши(с этим знаком победишь!).

 

Аватар пользователя Ариадна

Письмо - "божественное, ангельское и человеческое" - это и многообразие ЗНАКОВОГО отображения того или иного текста - от петроглифов до компьютерных программ. Думаю, будет правильно считать Деконструкцию, в том числе, и как отслеживание исторического и темпорального переноса того или иного смыслового знака, его видоизменение с сохранением начальной сути. И - хорошо, уважаемый Геннадий, дальше я буду шпарить о Хоре прямо по Платону!

А вот ХИ-РО это все-таки Хора. Как исторически и темпорально видоизмененный знак Матрицы.

Аватар пользователя Ариадна

Чтобы выйти за текст необходимо совершить подвиг, о котором и рассказывается в "Тимее" Платона в виде некоего сказания - "о величайшем и по справедливости славнейшем из всех подвигов"

Например, такой, какой совершил "историк образов", как он сам себя называл, Аби Варбург, собравший библиотеку, на 30% превышающую по числу книг знаменитую Британскую. Он занимался тем же, чем и автор этих строк, но не имел Интернета. Поэтому между путешествиями, в том числе, и в Америку (с посещением индейских племен) буквально жил в библиотеке, наращивая ее, изучая ее. А в конце жизненного пути создал проект "Мнемозина", аналитическую галерею Образов с полотен, которые развешивал рядом, проводя линию преемственности культур, линию Логоса. Так, изучая Ренессанс, Варбург назвал его «эпохой великого переселения образов». Неожиданно-интересна его следующая ремарка: «Без изучения их [индейцев] примитивной цивилизации я никогда не был бы способен найти широкую основу для психологии Ренессанса». (Подробнее - https://culture.wikireading.ru/83645 )