Владислав Фельдблюм. Философия и наука

Аватар пользователя professor
Систематизация и связи
Термины: 

Наука ли философия? Казалось бы, ответ очевиден - наука. Ведь в России есть кандидаты и доктора философских наук. Но многие считают, что философия - не наука, а мировоззрение, и что в этом она схожа с религией. В западных университетах ученая степень доктора философии (PhD) является общенаучной и далее в скобках следует разъяснение (по физике, химии, биологии и т.д.). Ни одна сфера человеческого духа, и философия в том числе, не может вобрать в себя всю совокупность специально-научных знаний о мироздании. Философия не может быть наукой всех наук, т.е. стоять над частными дисциплинами. Но она в равной мере не может быть одной из частных наук в ряду прочих. Специальные науки служат отдельным конкретным потребностям общества: математика, физика, химия, механика, экономика, медицина, педагогика и др. Они изучают свою специфическую область действительности. Частные науки ограничиваются отдельными частями мира. Философию же интересует мир в целом.

Междисциплинарные аспекты философии

Философия (греч. phileo, люблю + sophia, мудрость) – по словарю Даля – любомудрие, то есть любовь мыслить. Философия изучает наиболее общие существенные характеристики и фундаментальные принципы реальности и познания, бытия человека, отношения человека и мира. Предмет философии включает в себя как изучение всеобщих законов развития мира и общества, так и изучение самого процесса познания, а также изучение нравственных категорий и ценностей. К числу основных философских вопросов, например, относятся вопросы «Что первично — материя или сознание?, «Познаваем ли мир?», «Существует ли Бог?», «Что есть истина?», «Что такое хорошо?» и другие.

В обыденной жизни отношение к философам и к философии не всегда позитивно, а понимание предмета философии содержит множество ложных представлений. Например, слово «философствовать» в русском языке имеет выраженный негативный оттенок: «мудрёно и беспочвенно рассуждать». Вместе с этим влияние философии на общество трудно переоценить. С одной стороны, изучение философии оказывает благоприятное влияние на человека, способствует формированию ориентации на истину и доброту. Знание философии спасает человека от узких рамок обыденного мышления, помогает найти общий язык с другими людьми. По некоторым показателям изучение философии развивает мышление лучше всех остальных предметов. С другой стороны, философия оказывает большое влияние на человеческое общество. Например, философские концепции Конфуция и Лао-цзы на тысячелетия предопределили развитие Китая. Войны и революции начинаются не с оружия, а с философии. Так, философия французского просвещения привела к Великой французской революции, и на этой же философии были основаны Соединённые Штаты Америки. Распространение философии марксизма привело к революции в России в 1917 году.

Частные науки обращены к явлениям и процессам реальности, существующим объективно, независимо ни от человека, ни от человечества. Их не интересует ценностная шкала человеческих смыслов, они безоценочны. Свои выводы наука формулирует в теориях, законах и формулах, вынося за скобки личностное, эмоциональное отношение ученого к изучаемым явлениям и тем социальным последствиям, к которым может привести то или иное открытие. Закон тяготения, квадратные уравнения, система элементов Менделеева, законы термодинамики объективны. Их действие реально и не зависит от мнений, настроений и личности ученого. Философ же смотрит на мир как на многообразие взаимодействий, в котором переплетены причина и следствие, цикличность и спонтанность, упорядоченность и деструкция, силы добра и зла, гармонии и хаоса. Философ призван определить свое отношение к миру. Поэтому основной вопрос философии и формулируется как вопрос об отношении мышления к бытию (человека к миру, сознания к материи).

Цель науки всегда связана с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности на основе открываемых ею законов. Система наук условно делится на естественные, общественные и технические. Считается, что объем научной деятельности, рост научной информации, открытий, числа научных работников удваивается в среднем примерно каждые 5-10 лет. В развитии науки чередуются нормальные и революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к изменению ее структуры, принципов познания, категорий, методов и форм организации. Философия же оказывает активное воздействие на социальное бытие посредством формирования новых идеалов, норм и культурных ценностей. К ее основным исторически сложившимся разделам относятся онтология, гносеология, логика, диалектика, этика, эстетика. К ним можно добавить и такие разделы, как философская антропология, аксиология, теория культуры, социальная философия, история философии, философия религии, методология, философия науки и пр. Главные тенденции развития философии связаны с осмыслением таких проблем, как мир и место в нем человека, судьбы современной цивилизации, единство и многообразие культур, природа человеческого познания, бытие и язык.

Для науки характерна преемственность, кумулятивное развитие на основе накопления уже полученных результатов (ведь не будет же ученый заново открывать законы классической механики или термодинамики). Здесь уместен образ копилки, в которой, словно монетки, скапливаются крупицы истинных знаний. Что касается философии, то её развитие не укладывается в рамки смены концепций и теорий. Специфика философии проявляется в том, что она применяет свой особый метод рефлексии, метод "оборачивания на себя". Это движение, предполагающее возвращение к исходным предпосылкам и обогащение новым содержанием. Для философии характерна переформулировка основных проблем на протяжении всей истории человеческой мысли. Наука опирается на факты, их экспериментальную проверку. Философия отстраняется от сферы повседневности, уносится в мир умопостигаемых сущностей. Вопросы типа "что есть красота, истина, добро, справедливость" выходят за рамки эмпирических наблюдений.

Очевидны различия и в понятийном аппарате науки и философии. Язык философии существенно отличается как от языка науки с его четкой фиксацией термина и предмета, так и от языка поэтического, в котором реальность лишь образно намечается, а также от языка обыденного, где предметность обозначается в рамках утилитарных потребностей. Философия, предполагая разговор о мире с точки зрения всеобщего, создает свой собственный язык - язык категорий, предельно широких понятий, обладающих статусом всеобщности и необходимости. Причина и следствие, необходимость и случайность, возможность и действительность. - примеры философских категорий. Если конкретно-научные дисциплины могут развиваться, не учитывая опыт других форм общественного сознания (физика, например, может благополучно прогрессировать без учета опыта истории искусства, а химия - невзирая на распространение религии), то в философии все обстоит по-другому. И хотя она не может быть редуцирована ни к науке, ни к любой другой форме духовной деятельности, в качестве эмпирической базы и исходного пункта обобщенных представлений о мире в целом в ней принимается совокупный опыт духовного развития человечества, всех форм общественного сознания: науки, искусства, религии, права и др.

Итак, насколько правомерно представление о философии как о науке? В качестве ответа на этот вопрос возможно простое выявление критериев научности. В их число входят повторяемость в наблюдении, всеобщность знания и его независимость от личности ученого, воспроизводимость опыта. В науке господствует представление, что если разные ученые, исследующие одну и ту же проблему одинаковыми методами, получают идентичный результат, то он считается научным и принимается научным сообществом. Эти характеристики вряд ли приемлемы для философии с её обилием авторизованных концепций и стремлением к самовыражению в поиске всеобщего. Вместе с тем исторические параллели философии и науки достаточно очевидны. Философия и наука являются звеньями единой цепи в направленности человеческого разума к постижению основ бытия. Наука видит реальность как совокупность причинно обусловленных естественных событий и процессов, охватываемых закономерностью. Наука ратует за естественный порядок, который может быть выражен законами естествознания и математики. Отвечает ли подобным критериям научности философия? Можно ли предположить, что философы различных направлений будут слово в слово повторять положения одной и той же теории, приходить к идентичным выводам и добиваться воспроизводимости суждений? Вряд ли. Философские теории нельзя проверить при помощи опыта или эксперимента, они исключительно зависимы от личности мыслителя, каждая философская система авторизована. Разделение науки и философии частенько проводится со ссылкой на то, что наука обладает непосредственной практической значимостью, а философия нет. На основании открытий и достижений науки можно построить технические сооружения. Рассуждения философии часто не имеют практического значения, бесполезны, а иногда и просто вредны. Тем не менее, философы науки уверены, что коренные изменения в науке всегда сопровождались более интенсивным углублением в ее философские основания, и всякий, кто хочет добиться удовлетворительного понимания современной науки, должен хорошо освоиться с философской мыслью.

Истоки междисциплинарной общеэкономической теории

Сказанное выше в той или иной степени относится и к междисциплинарной общеэкономической теории, автором которой я являюсь. Основным инструментом в моей работе стало взаимодействие наук. И это не случайно.Оно является объективным отражением единства мира, прямого или опосредованного взаимодействия всех объектов в природе и обществе. Эта мысль принадлежит не мне. Об этом хорошо сказал Фридрих Энгельс в "Диалектике природы": "Взаимодействие - вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю в целом с точки зрения теперешнего естествознания" (К.Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения, 2-е издание, том 20, стр. 546). Энгельс говорит здесь о естествознании. Теперь, через полтора столетия, пришло время распространить этот тезис и на обществоведение. И в самом деле, современное общественное производство - яркий пример сложной динамической системы, в которой реализуются многочисленные и разнообразные взаимодействия. По этой причине междисциплинарному подходу в познании объективных законов общественного производства сегодня уже нет альтернативы.

После выхода в свет в 1995 году моей книги "К общеэкономической теории через взаимодействие наук" ко мне стали поступать довольно острые критические отзывы. Основные претензии касались моей приверженности к проведению аналогии между естественными и общественными процессами. Обвиняли в дилетантизме и самоуверенности. Иногда эти обвинения звучат и теперь. Помилуйте, господа! Не призываю сочинять музыку вместо композиторов или лечить зубы вместо стоматологов. Всего лишь отдаю дань уважения и восхищения тем немногим, кто сумел добиться выдающихся научных результатов на стыке различных научных дисциплин. Тем, чьи наблюдательность и творческое воображение смогли увидеть нечто существенно общее в, казалось бы, никак не сравнимых предметах и явлениях окружающего мира. И не только увидеть, но и использовать для прорыва в научном познании.

История науки преподнесла нам чудеса наблюдательности гениев, которые оказались способными на самые парадоксальные сравнения. Гениев, которые высоко воспарили над обывательским "вот, сравнил гвоздь с панихидой!" Много ли найдётся людей, способных подобно Исааку Ньютону сравнить падение с дерева созревшего яблока с движением планет солнечной системы и вывести отсюда закон всемирного таготения? Или подобно Эрвину Шрёдингеру подставить массу и энергию электрона в уравнение колебательного движения маятника больших настенных часов и вывести отсюда знаменитое уравнение его имени, на котором основана вся квантовая химия?

Между естествознанием и гуманитарными науками существует гораздо более глубокая связь, чем это кажется на первый взгляд. Наиболее наблюдательные и широко мыслящие умы давно обращали на это внимание. Ещё в ХVIII веке великий экономист Франсуа Кене, основоположник школы физиократов и автор знаменитой "экономической таблицы", между прочим врач по профессии, отметил, что экономическая жизнь общества подчиняется действию естественных законов. Карл Маркс в "Капитале" неоднократно сопоставлял физические и экономические понятия. Он даже проводил аналогию между меновой стоимостью товара и химическим эквивалентом ( там же, том 13, стр. 20-21). Эта тема звучала и у Энгельса. Он считал, что история подобна природному процессу и "подчиняется, в сущности, тем же самым законам движения" (там же, том 37, стр. 396). В "Анти-Дюринге" Энгельс даже употребил термин "химический денежный товар" (там же, том 20, стр. 32). Интересные наблюдения на эту тему можно прочитать и у Альфреда Маршалла в его "Принципах политической экономии", и у ряда исследователей ближе к нашему времени. Отмечалось, что научные аналогии являются важным инструментом исследования и могут приводить к крупным открытиям. По мнению Мартино, аналогии "могут обладать любой степенью совершенства". Он приводит в своей книге любопытный пример аналогии между такими далекими, на первый взгляд, процессами, как биологический рост клеток и развитие техники (Дж. Мартино. Технологическое прогнозирование. Пер. с англ. - М., Прогресс, 1977, стр. 78, 121).

Впечатляющие наблюдения об аналогии природных и общественных процессов были сделаны некоторыми русскими учёными вскоре после Октябрьской революции 1917 года. Мне посчастливилось читать в подлинниках эти интересные работы. В 1923 году Владимир Александрович Базаров обнаружил, что "уравнения законов денежной эмиссии тождественны с уравнениями идеальных газов" (В.А.Базаров. К методологии изучения денежной эмиссии. "Вестник социалистической Академии", 1923, книга 4, стр. 28-100). Он считал это не случайным совпадением, а примером "действительного единства" различных явлений. Эту мысль Базаров развивал и в своей книге о капиталистических циклах (В.А.Базаров. Капиталистические циклы и восстановительный процесс хозяйства СССР. М.-Л., Госиздательство, 1927). В этой книге была сделана попытка "применить в экономической науке конструктивные модели по образцу точного естествознания" (стр. 66). Поражает воображение смелое сравнение Базаровым процесса распродажи товаров на рынке с химической реакцией (там же, стр. 70).

В 1925 году А.Н.Щукарёв опубликовал статью, название которой говорит само за себя (А.Н.Щукарёв. Термодинамика и кинетика общественных процессов. "Наука и техника", Одесса, 1925, № 5-6, стр. 12-30). Будучи физико-химиком, Щукарёв пришел в экономическую науку. Он сделал вывод, что "в области социальной кинетики возможны такие же точные предсказания, как и в области точных наук". Более того, Щукарёв заметил аналогию в уравнениях скорости процессов рыночной торговли, заключения браков, смертности населения, совершения преступлений, распределения потоков населения между городом и деревней. Ещё один вывод Щукарёва звучал следующим образом: "К обществу вполне применимы понятия и законы термодинамики".

Глубокие и плодотворные идеи о взаимодействии общественных наук с естествознанием выдвинул академик Н.Д.Кондратьев. В марте 1924 года он сделал доклад в Институте экономики Московского государственного университета на тему "К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры". В этом докладе Кондратьев обсуждал возможность перенесения в область экономической теории некоторых физико-химических понятий, в частности понятия обратимых и необратимых химических процессов. По его мнению, различие объектов исследования "не может служить препятствием для расширения этого понятия и применения его к социально-экономическим явлениям" (Н.Д.Кондратьев. Проблемы экономической динамики. - М., Экономика, 1989, стр. 61).

Талантливым русским учёным того времени не суждено было продолжить свои работы. Одни были репрессированы, другим были созданы невыносимые условия для продолжения исследований. Их смелые попытки заслуживают восхищения. Конечно, это были лишь первые попытки соединения экономической теории с естествознанием. Анализ В.А.Базарова и А.Н.Щукарёва ограничился рассмотрением лишь совокупности независимых продавцов и покупателей на рынке. Он не проник в область материального производства, не коснулся самой сущности политической экономии. В то время ещё не было необходимого арсенала экономико-математических методов. Не было современного уровня развития наук о природе, человеке и обществе. А самое главное - не хватало новейшего исторического опыта, без учета которого не могла возникнуть современная общеэкономическая теория.

Необходимость обновления теоретического фундамента политической экономии осознавалась и западной экономической мыслью. Наиболее ярко это сформулировали американский экономист Гардинер Минс и французский социолог Эмиль Жамс. В своей книге о корпоративной революции в Америке Г.Минс прямо заявил: "Нам нужны экономисты такого типа, как Нильс Бор, де Бройль, Гейзенберг и Дирак, чтобы реконструировать или революционизировать экономическую теорию так же, как эти люди революционизировали физику" (G.C.Means. The Corporate Revolution in America. Economic Reality vs. Economic Theory. - New York, London, 1964, p. 72). По мнению Эмиля Жамса, в повестке дня - полное переосмысление основ экономической науки. В интересной книге этого автора читаем: "Изучать длительный период - это значит идти дальше скрупулёзных моделей и экономических таблиц, составленных нашими теоретиками. Это значит вернуться в область исследований первых экономистов-классиков начала 19-го века...Трудная задача!" (Э.Жамс. История экономической мысли 20-го века. Пер. с франц. - М., Инлитиздат, 1959, стр. 462).

Потребовалось ещё полвека, чтобы эти прогнозы реализовались в виде междисциплинарной общеэкономической теории. Современная когнитивная философия соединилась с синтетическим подходом к анализу общественно-экономических процессов. Междисциплинарная общеэкономическая теория сохраняет всё рациональное из традиционной политической экономии и современной математической экономики. Она с новых позиций продолжает и развивает экономические учения Карла Маркса, Альфреда Маршалла, Василия Леонтьева и других экономистов-классиков.

Ярославль, декабрь 2012 г.

Комментарии

Аватар пользователя Гогузев

Вы написали:

Философские теории нельзя проверить при помощи опыта или эксперимента, они исключительно зависимы от личности мыслителя, каждая философская система авторизована. Разделение науки и философии частенько проводится со ссылкой на то, что наука обладает непосредственной практической значимостью, а философия нет. На основании открытий и достижений науки можно построить технические сооружения. Рассуждения философии часто не имеют практического значения, бесполезны, а иногда и просто вредны.

А знакомы ли Вы с моей точкой зрения по этому вопросу, изложенной здесь http://philosophystorm.org/page/1319; с точкой зрения, изложенной в моей основной работе «Вперёд от Канта. (СУЩНОСТЬ философского познания; ДВИЖЕНИЕ И РАЗВИТИЕ философского познания в ИСТОРИЧЕСКОМ процессе ПОЗНАНИЯ бытия людьми)» (2005 г.) (см. прикрепленный файл здесь http://philosophystorm.org/goguzev/2125)?

Вот фрагмент работы, касающийся этого вопроса непосредственно:

Глава 6.
Философское познание как исследование явления «Отображение бытия в понятиях» даёт знание свойств бытия как такового, каким бытие «является» при отображении в понятиях (знание «образа» бытия, а не самого бытия). Можно предположить, что знание бытия как такового, каким бытие «является» при отображении, не «совпадает» с тем, каким бытие является (в смысле – есть) действительно.
Но из такого предположения, при условии, что знание свойств бытия каким бытие «является» при отображении рассматривается как истинное знание, логически вытекает вывод, что результат человеческого познания бытия, т. е. отображения бытия – изображение бытия в понятиях (рассматривая которое, философ только и может выработать теоретическое представление о бытии как таковом) – не является адекватным изображением (истинным знанием), следовательно, не должен использоваться в практике.

Так как люди не могут отказаться от использования отображения бытия (познания бытия) и его результата – изображения бытия в понятиях (знания бытия), то для людей предпочтительнее предположение, что философское знание бытия каким бытие «является» при отображении в понятиях, вырабатываемое на основе истинного человеческого знания бытия (при условии, что это философское знание – истинное знание), «совпадает» с тем, каким бытие является действительно.

Однако, с философской точки зрения, это только предположение, равноправное с противоположным (не «совпадает»). Подтвердить, что первое предположение верное, может только

применение людьми при познании бытия ради практики философского знания в качестве метода познания бытия (метода отображения бытия в понятиях),

поскольку только такое использование людьми философского знания – в том числе знания свойств бытия, каким бытие «является» при отображении – удостоверит, что данное философское знание – истинное знание (т.е. адекватное изображение бытия как такового, каким оно «является» при отображении)...

Выскажитесь на счет выведенного мной в работе решения проблемы "Может ли быть "Философия" признана наукой (при том. что "Рассуждения философии часто не имеют практического значения, бесполезны")?!".

Аватар пользователя Сергей Корягин

Просто философские истины более гипотетичны. Самые важные истины жизни Вселенной можно проверить только на опыте жизни Вселенной. Но век наш короток, и мы не дождемся результатов опыта. Истины общественной жизни также гипотетичны, потому что имеют дело со свободой. Здесь тоже можно поставить опыт, но длиться он будет сто, двести, триста лет. Так, например, история проверила марксизм. Философия - наука, но не для людей, которые мыслят руками, желудком, глазами... Философия очень высокая наука, не каждому природы дала "лестницу", чтобы достать до нее.

Аватар пользователя Иной

Здравствуйте.
В моём понимании ни одна формальная модель (физическая, химическая и проч.) не может отображать собой модель экономики (а тем более, полит. экономии).
Скорее наоборот, в самой экономике можно найти образы любых моделей естественных наук.
И к тому же, любые формальные модели обладают как отрицательной обратной связью, так и положительной, так как моделируют собой то, что есть в действительности.
Тогда как экономические модели обладают только положительной обратной связью, а роль отрицательной обратной связи выполняет наше (т.е. человеческое) - "должно быть".
И по существу, экономика - есть материальное воплощение человеческой психики (духа).
------------
Сказанное мною не имеет форму назидания. - Так. Для сведения.