Познавая, ум вкладывает пальцы в раны бытия…

Аватар пользователя Юрий Кузин
Систематизация и связи
Онтология
Познавая, ум вкладывает пальцы в раны бытия…
/
Познание - районирование. Мышление ландшафтится. Топология мысли записана убористым почерком на местности, где каждое деревце, километровый столб, гидрант или «зебра», выступают в роли повивальных бабок. Мыслит не человек, точнее не один «он». Мыслит со-бытие, расквартированное в ландшафте, где locatio умопостигаемого редуцируется со-мыслием, со-чувствием, со-бытием субъекта и бездорожья. «…Мышление – это не сознание, - говорит Г.П.Щедровитский. – Мышление – это особая субстанция. Вот что мне важно различить» (Щедровитский Г.П. Онтологические основания деятельностного подхода. Искусственное и естественное // На досках. Публичные лекции по философии Г.П.Щедровитского. М., 2004.С.100)
/
Ясно, что идеальное вовсе не оседает спорами на поверхности, не кутается в складках ландшафта, не пишет труды по пантеизму и панпсихизму. Скорее, пройдя через горнило ума и сердца, natura обретает черты осмысленного и преображённого сущего. Но дело даже не в том, что ум, схватив гребень цивилизации, причёсывает природу, что всюду, куда не кинь взгляд, видны следы на песке от босых пяток следопытов. Сама природа реагирует на дело рук разума, и порой даёт по этим рукам, чтобы приструнить буяна, что создаёт эффект двойного зрения, бинокулярной субъектности. И в самом деле, мышление колесит по буеракам – искусственного/естественного. Собственно, мозгами раскидывает сам маршрут, где в попутчики созерцающей себя интенции набиваются «крики и шёпоты», исторгаемые изгибом реки, кустом, гнущимся при порыве ветра, колеёй, образованной колесом, следом от сапога на чавкающем глинозёме. Все эти «росчерки пера» вычитываются пытливым мышлением, образуя контуры вопрошаний. А в пути - всё, что ни встретится, - зачинает, вынашивает и изгоняет субъектность из узилища потенции. Сама география озабочена родовспоможением. И сознание, взыскующее истины, вопрошает не внутри себя (и не из себя), а с помощью голосовых связок, нёба, кончика языка и кромки губ, чревовещающих из вещей и от имени вещей. Мысль торит путь через бурелом повседневности, само-порождаясь из рутины. Мышление протаптывает тропу к бытию, и всё, что дышит субъекту в затылок, колется локотками, протягивает спасительную ладонь или грозит пятернёй, собранной в кулак, со-причастно самораскрытию истины бытия. Знание должно судьбоноситься, т.е. ползти на пузе, разбивать в кровь коленки, бухаться в обморок. А всё потому, что как нет вещи, соответствующей слову «бытие», так нет и вещи, соответствующей слову «небытие». Бытие/небытие как означаемое не обзавелись означающим. Что же, спросят, их репрезентирует? Ответим: дискурс, но и ещё что-то, что не выразить в словах. Это что-то, не будучи ни сущим, ни не-сущим, всё же есть что-то существенное, оно есть изгваздывание, т.е. такое изнанкование антиномий, когда крест познания вгрызается в плечо мысли, оставляя на теле кровавые разводы и ворох ссадин. Знание стигматится, ландшатится, обходя истину бытия, вопрошаемое, по периметру, передвигаясь по-пластунски, раня кожу о камни и щербатое стекло. Бытие – изгваздывание. Сущее потому и сущностится, чтобы по его складкам, морщинам, субъект распознал эмоцию бытия. Всё пестует мышление: горизонты и дебри, лощины и фьорды, паркинги и подвалы, коллекторы и дворы колодцы, где век свой доживают остовы ржавеющих легковушек. Спотыкаясь о морщины земли, ум озадачивается. А, распластавшись, находит колею, по которой умозрение тех, кто мыслил здесь до тебя, совершает свой вечерний моцион. Субъект пристраивается в хвост процессии, научаясь языку ухабов/ушибов. Так, выстукивая палочкой улицу, слепой исторгает из Ничто́ спелёнатое Не́что.
/
Топология немыслима без заноз и ссадин. Познавая, субъект совершает инспекционную поездку внутрь вещей, к основанию, куда существенное сверкнуло пятками. Эмпирика, политая потом, образует живую ткань эпистемы. Бытие – неизреченное слово, не ставшее собой по причине сбитости дыхания при восхождении.
/
Навигация – это бытие-при-кромке-губ, шепчущих существенное о сущем. Моё «Я» ищет место в ландшафте внешнего/внутреннего, возвышенность, с которой речь сущего о себе разборчива. Такой же маршрут, но в-себе, проделывает оно, исследуя бытие вопроса о сущем. Корректно ли поставлен вопрос, и является ли бытие при вопросе, которому отверзли уста, подлинно-сущим или притворно-сущим?
/
Мы - картографы и геологи, выходящие в «поле». Полевые работы, полевой сезон - экспедиция в непродуманное, непроторенное. Полевые дневники – чувственная достоверность, которую праздномыслие забрасывает на антресоли ума или швыряет в костёр амбиций. Часто мысль застревает костью в горле, укоряя ум за нерасторопность. Острие интенции нацелено на идеи, распростёртые, как и явления, в горизонте умопостигаемого. Представим, что войти в мысль также просто, как, вставив ключ в замочную скважину, очутиться в прихожей собственной квартиры. Входим. Нас окружают идеи, биты информации, клоны реальности, в форме её чистых идеальных прообразов. Всё это субъект изнанковывает, т.е., следуя ментальной и физической каузальности, совершает рокировку бытия и небытия. Идеи вынесены на поверхность Ничто́, на его «кожу», под которой игра мышц демонстрирует прихотливость рельефа «за-Ничто́йности». Умопостигаемое простирается за пределы сознания. Идеи - киты, выбросившиеся на берег. Солнцепёк губителен. И субъект остужает гигантов водой, пока сейнеры не отбуксируют их в океан. Идеальное – полоска песка, где лежбища и кладбища идей намываются приливами. Скажут: чистейший платонизм. Но это не так. Ведь идеи Платона пребывали в трансцендентном отрыве от сознания, а наши идеи плоть от плоти субъекта. И хотя они и не квартируют в головах, а разложены по карманам: что-то в «Я/Эго»; что-то в чужой ментальности, пущенной нами на постой в форме артефактов, докс и вороха благоглупостей; что-то у Бога за пазухой в идеально округлых, как у волжских голубок, крыльях ангельских чинов, - всё это составляет нашу поли-субстратную поли-субъектность. При этом инсайд не очевиден, а следы от босых пяток на песке, оставленные идеями, более высшего порядка, могут оказаться и самообманом. Таким образом, идеи гипостазированы, субстантивны, обладают энтелехией и опираются на субстрат бытия/небытия и потенциально-сущего. Идеи сами выбирают головы, в которых кукуют, но не связывают себя брачными узами, чтобы не колыхаться в шкафу синей бороды скелетами отставленных жён.
/
Скажут: что-то похожее уже встречалось. Взять, к примеру, понятие «Umwelt» (нем. Umwelt, «окружающий мир») в биосемиотике, введённое Якобом Икскюлем и Томасом Себеоком. Так умвельт организма соответствует замкнутому, целостному и самодостаточному миру этого живого существа. Этот мир порождён восприятием (перцептивного мира) и оперированием с этим восприятием в (операциональном мире). Эту процедуру Икскюль называет Merkwelt und Wirkwelt. Сама жизнь в этих концепциях выступает субъектом познания (living is cognition), а понятие вдействование (энактивация), хотя и провозглашается синонимом телесности, чья активность в восприятии и мышлении ставится на котурны, не раскрывается в свете «трудной проблемы» Д.Деннета и «провала в объяснении» Т.Нагеля. Наш же подход к мышлению не био-центричен и если и учитывает роль среды, то лишь в качестве стимула и локации, но не в качестве актора обуславливающего ментальную каузацию. Меньше всего мы доверяем в этом вопросе дарвинистам и ламаркистам, и не склоняемся к автопоэзису У. Матураны и Ф. Варелы с их неклассической эпистемологией. Нас не убеждает ни телесное и энактивное познание (embodied and anacted cognition), ни синергизм организма и среды Г. Хакена, ни тем более теория коэмерджентности, в которой часть и целое возникают одновременно (co-emerge) во всеоружии свойств, которыми они щедро наделяют друг друга (Thompson E. Mind in Life. Biology, Phenomenology and the Sciences of Mind. Cambridge (MA): Harvard University Press, 2007.С.60). Источник наших интуиций нет смысла искать и в концепции самоорганизованной критичности П.Бака, теории сложных адаптивных систем С.Кауфмана и экологической теории восприятия Дж.Дж.Гибсона. Авторы этих концепций не объясняют сознание, поскольку не исповедуют его поли-субстратность. То, что мы вкладываем в понятие кинестезивного (тактильного) мышления, изнанковости, переноса (контр-переноса), за-Ничто́йности, притворно-сущего, «кромки», рокировки бытия и небытия, не имеет заимствований, концептуально ново, стилистически оригинально и если и наследует что-то в традиции философствования, то скорее в плане методологии, а не идей.
 
 

Комментарии

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Юрий, понравился Ваш пост.

Но он экзистенциальный, трудно поддается обсуждению, тем более на ФШ. Он как музыка. Послушал - и получил настроение: печальное или благостное. Что обсуждать? Смакуй тон.

Музыка есть интонирование, т.е. работа с тоном, - писал теоретик музыки Б.В. Асафьев. Поэтому я в последнее время занялся музыкой мышления. И в ответ на Вашу заметку рассмотрю только одну Вашу ноту:

Идеи - киты, выбросившиеся на берег.

Печальный тон - тон смерти и безнадеги.
Моя же нота иная: идеи - это голуби, садящиеся на куст бытия. Благодаря им куст из просто живого сущего, превращается в бытие, воркующее от радости пре- и про-бывания на земле.
На днях узнал, что есть даже шведский фильм с удивительным названием: "Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии". Причем название навеяно на авторов фильма полотном Питера Брейгеля Старшего «Охотники на снегу». Там этот голубь тоже сидит. Приведу здесь фрагмент картины. А вся картина представляет куст бытия.

Если бы я был автором Вашей темы, то перефразировал бы ее название так:
"Познавая, ум кладет пальцы на клавиши или струны бытия..."

Аватар пользователя Юрий Кузин

Спасибо, Сергей. Вы ударились в поэзию))) "Охотники на снегу" Питера Брейгеля и в самом деле удивительное полотно. На ветке не голубь, а ворона. Брейгель разделил картину диагональю на два мира:

Мир Горний, - Царство Небесное, которое в иудаизме, избегающем прямого упоминания имени Бога, названо ‏‏ מלכותהשמים (Malkuthha Shamayim), в буддизме - Нирвана, Ниббана (от санскр. निर्वाण, Нибба́наनिर्वाण, nirvāṇa), в индуизме и джайнизме - Мокша (санскр. मोक्षmokṣa «освобождение») или Мукти (санскр. मुक्ति — высвобождение из цепи рождений и смертей, сансары), на картине мы видим горную гряду, пики, возвышающиеся над заснеженной равниной....

Мир Дольний (юдоль, низменное начало, материя) обозначает тварь, которая наделена Отцом свободой стать со-работницей, но не делает этого: а) по злому умыслу, как Сатана и его воинство падших духов; б) в силу лени, нерадивости и незрелости субъекта, чья экзистенция фальшива как Das Man М.Хайдеггера. Этот мир погряз в грехе...

Философы только и делали, что чеканили на похоронной плите, водружённой на могиле бытия, свои золотые эпитафии, и Хайдеггер в одном из дневников приводит этот скорбный список: Fusiz (Досократики), Ousia (Платон), Energia (Аристотель), Actus (Схоласты), Perceptum (Декарт, Беркли, Юм), Objectum (Кант), Wirklichkeit (Лейбниц), Wille und Vernunft (Фихте, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр), Machenschaft (Ницше, Дильтей), La durée (Бергсон), Seinsverlassenheit (марксисты, прагматики). Полагаю, Хайдеггер не стал бы спорить, если бы список был продолжен: Dasein (Хайдеггер), Liberté (Сартр), Всеединство (Лосский, Франк, Булгаков, братья Трубецкие, Флоренский) и т.д...

Говоря о ранах, в которые вкладываются пальцы, я конечно имел в виду апостола Фому и Христа... Убеждён, что бытие открыто к со-мыслию, со-чувствию, со-бытию... И для меня важен не только рождественский сюжет, несущий свет и тепло, но и Голгофа... 

Но, когда смотришь на эту чудную игру льда, звенящего морозного воздуха, когда слышишь хруст снега под сапогами охотников, горячее дыхание гончих, смех детворы, крики птиц, - хочется просто помолчать...

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Согласен, натурально скорее ворона. Но это не важно, главное - символ. Моя мысль лет 20 назад вообще начинала с ласточек, тождественных мыслям, свободно парящим в Эфире. Я их назвал эн-симы, т.е. влетающие внутрь префикса "Сим" или Вашего "Со". Потом лет 5 назад в храме Софии явился голубь. Голубь с яйцом - мощный духовный символ. Яйцо - символ жизни. Режиссер фильма тоже усмотрел голубя. В сцене в фильме - явно голубь. Главное, что куст не оживает без энсимы. А Галгофа - символ прекращения бытия. Вы смакуете (эстетизируете) ввергающееся Ничто, я смакую ввергающееся Бытие наперекор Ничто. Сел на куст голубь - и началось Новое. Села на куст ласточка - и полилась музыка. Музыка мысли, музыка мыслебытия...

Аватар пользователя Юрий Кузин

На Голгофе дерево становится древом. Восхождение на вершину страдания, к предначертанному, преобразует тварный мир: куст - в терновый венец; грубо оструганный брус - в животворящий крест, сколоченный, как считал иеромонах Иов (Гумеров), из трёх пород дерева. "...Слава Ливана придет к тебе, кипарис и певг и вместе кедр, чтобы украсить место святилища Моего, и Я прославлю подножие ног Моих", - говорится у пророка Исайи (Ис. 60: 13). Таким образом, полотно Брейгеля демонстрирует, - выражаясь языком алхимиков, - трансмутацию грязи в золото, мира дольнего в мир горний. Приглядитесь к пейзажу и увидите в голых, промёрзших, обледенелых стволах зимних деревьев - предуготовленные Господом малые кресты, которые должны взять, возложить на плечи и пронести уверовавшие в Иисуса. Брейгель был и мастером и проповедником, - не столь истовым как Босх, конечно, но не менее проникновенным и чутким, для которого живопись - умозрение в красках, катакомбная церковь с её строгим уставом и благочестием.

Аватар пользователя Сергей Борчиков

На Голгофе дерево становится древом...
Приглядитесь к пейзажу и увидите...

Что делает дерево деревом? - удивительно, но есть такая тема на ФШ, открытая Ириной Борисовной Птицыной.

Для меня дерево становится деревом, когда на него садятся птицы: вороны, голуби, ласточки. Дерево не может стать деревом по чьей-то воле: ни по Божьей, ни по человековой, как Вы советуете: приглядитесь - и увидите.

Сколько ни смотри на камень, он не взлетит. Сколько ни делай на нем (галгофных) жертвоприношений, он не станет святым. А вот если птица сядет на сущее множество атомов, то превратит его в дерево.

Но если она нырнет в воду, то не превратит воду в озеро, море или океан, а утонет. Для этого существуют рыбы и киты. Они это делают. Но аналогично: если кит попытается взобраться на дерево или даже просто выбросится на сушу, то он не превратит эту сушу в море, он просто умрет (Ваш пример).

Каждому свое. Птицы делают дерево деревом, рыбы делают море морем, человека человеком делают его идеи и мысли. Особенно истинные. Которые садятся на куст его бытия и изменяют его моно-законы в сторону поли-законов со-бытия (сим-бытия).

Аватар пользователя Юрий Кузин

Верно и не-верно))) 

Ясно, что вещь становится мыслью, когда делает себя объектом, чтобы, будучи мыслимым, т.е. опредмеченным, став тварью разумною, изменить бытие в-себе и для-себя. Человек - незавершён, он попытка, ещё не увенчавшаяся успехом. Человек - тот, кто строит дом на зыбучем песке безнадёги, доверившись спонтанности, жизненному порыву. Спросят: а разве не Проведение всему виной, не Господь - всё знающий и всем повелевающий? Отвечу: ничто не предначертано, и даже Голгофа не была предзадана каузально/казуально. Об этой свободе поступать по совести, а не по воле рока, не из страха, не в силу взятых на себя обязательств, об этом индетерминизме Христа и свидетельствуют его СЕМЬ СЛОВ С КРЕСТА. Об этом и мой текст

http://philosophystorm.org/traktat-o-nichto-fragment-7

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Ясно, что вещь становится мыслью, когда делает себя объектом, чтобы, будучи мыслимым, т.е. опредмеченным, став тварью разумною, изменить бытие в-себе и для-себя.

В моей аксиоматике фраза звучала бы антисимметрично:

вещь не может стать ни мыслью, ни объектом, а вот мысль (голубь), садясь на сущий объект (куст), может сделать его бытием (вещью), тем самым опредметить себя (мысль) и тем самым изменяя и бытие-в-себе-и-у-себя мыслящего человека.

Более подробно только что ответил в параллельной теме - ссылка.

Юрий Кузин, 5 Июнь, 2020 - 11:02, ссылка

Человек - тот, кто строит дом на зыбучем песке безнадёги, доверившись спонтанности, жизненному порыву.

Я даже знаю имя этого человека - Юрий Кузин.
Я строю свою жизнь немного иначе и совместно с другими "птицами", сидящими на кусте моего бытия. Поэтому Ваше обобщение не про меня.
У Вас есть критерий, различающий, кто из нас ближе к сущности человека?..

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Голубь, Кит и Сорока

У Питера Брейгеля Старшего нашел еще одну картину с показательным названием - "Сорока на виселице". Вот фрагмент:

К слову, тоже куст, но какой отвратительный зло-несущий (даже не смерть-несущий, а убийство-несущий) куст. Настолько отвратительный, что в углу картины мужик даже испражняется на это бытие.

Итак, имеем три куста бытия: в одном - голубь на ветке, в другом - кит, выбросившийся на берег в пафосе

безнадёги, доверившись спонтанности, жизненному порыву,

а на третьем голубь, в хайдеггеровском прыжке (Sprung) взмывший вверх, дабы преодолеть притяжение бытия во имя торжества сущности. Я попытался чисто механически объединить все три сюжета - голубя, кита и сороку. Вот что получилось:

Интересно, как они все трое сосуществуют? И у кого с философской точки зрения позиция все же предпочтительней?

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Я нисколько не отрицаю раны бытия, вижу даже смерти, т.е. вообще утрату бытия отдельными особями. Я даже не против героизации ран бытия Вами и традицией вплоть до голгофы.
Но если Вы героизируете одну половину стакана (что стакан наполовину пуст), отчего не героизировать и другую половину (что стакан наполовину полон). Ведь, кроме ран и смертей, в бытии предостаточно рождений и радостей (благ). Отчего их тоже не героизировать?
Поэтому предлагаю еще один вариант заголовка темы:

познавая, ум вкладывает пальцы в раны бытия, сублимируя страдание,
творя, ум вкладывает пальцы в радости бытия, взлетая до экстаза нового.

PS. Доп. см. ссылка.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Я, говоря о ранах бытия, имел в виду обоюдную травму: субъект утрачивает бытие собой, но и бытие для-меня в-себе-бытия также горюет, ибо моё исчезновение из бытия, уже знающего себя через моё присутствие как местопребывание существенного сущности, т. е. истины о нём самом, - моя недостача, одним словом, не менее драматична для сущего. Поэтому я и ввел термин монокулярный и бинокулярный субъект, чтобы показать как Вещь и Я могут со-полагаться, как две субъектности идут одна на встречу другой, чтобы в средостении произошло их со-мыслие, со-чувствие, со-бытие... 

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Я думаю, сущему, материально сущему, вообще до фени всякие горевания по поводу, есть некий остров или он ушел под воду и стал дном океана, есть динозавры или они исчезли, и вообще всё зачем-то стремится в какую-то чёрную дыру, где совсем нивелируется до праматерии, чтобы потом опять разлететься в разные стороны, создавая флуктуации и бифуркации.

Я думаю, и социальному бытию в целом до фени бытие отдельных людей. Вы думаете, Цезарь или Наполеон опечалены нашими с Вами болячками и ранами, да и вообще даже если весь "Философский штурм" канет в небытие, то цезари и наполеоны даже не заметят произошедшего?

Говоря о со-чувствии к Вам некоего внешнего бытия, Вы производите операцию наделения бытием внешних объектов по причастности к вашему бытию (бытию-у-меня). Но это не просто тривиальная операция фантазирования (хотя и такое может быть), а это реальная операция, как я предпочитаю говорить, модулирования внешних объектов и процессов под свое бытие и во время включения их в со-бытие с ним.

Таким образом, во время этой операции:
1) приписывается бытие сущим объектам и процессам, внешним социально-бытийным объектам и процессам, сторонним идеально-духовным существам и сущностям. Следуя Вашему приему, я бы назвал такое бытие притворно-бытием;
2) далее происходит модулирование их притворно-бытия волнами истового личного бытия-у-меня (по аналогии как происходит модулирование радиоволн звуковыми, голосовыми волнами);
3) наконец, происходит со-бытие с этим смодулированным бытием, т.е. симбиоз модулирующей волны с волной смодулированной. А поскольку у них много общего, то возникает эффект совпадения и даже резонанса, причем как в негативных случаях (ран, страданий, горестей), так и в позитивных случаях (благ, наслаждений и экстазов), - см. А.Н. Скрябин "Поэма экстаза".

Аватар пользователя Юрий Кузин

Возникает закономерный вопрос: как возможен опыт рефлексии (самосхватывания) мной, т.е. субъектом S1, субъектов S2, S3…Sо, расквартированных во мне, и производящих во мне же (как в объекте, на который направлены их акты) рефлексию - как на свои акты, так и на акты моего схватывания этих со-положенных мне рефлектирующих агентов? Как уживается познание чужаками опыта моего «я» и моё знание о чужом присутствии, моё сознание, т.е. свидетельствование и о себе, и о факте различения «нами» своих и чужих квалиа? Как, наконец, возможно со-мыслие, со-чувствие, со-бытие «собственника» жилья, т.е. моего сознания, и «квартирантов» в пространстве отдельно взятой, суверенной личности, при изначальном допущении, что нами исследуется не психоз или иной вид расстройства идентичности? Очевидно, что процедуры опознания «ареопага», его различения и классификации предстоит выработать, но уже в рамках пост-классической философии.

Аватар пользователя Толя

Возникает закономерный вопрос: как возможен опыт рефлексии (самосхватывания) мной, т.е. субъектом S1, субъектов S2, S3…Sо, расквартированных во мне...

Вы их "расплодили" в себе и Вам с ними и разбираться.))

Не "размножайте" и не будет проблем.))

Аватар пользователя Юрий Кузин

Вы их "расплодили" в себе и Вам с ними и разбираться.))

         Никто не отец...  Психика - свальный грех, - прости, Господи, за богохульство.... 

Аватар пользователя Толя

Вы их "расплодили" в себе и Вам с ними и разбираться.))

Никто не отец...  Психика - свальный грех, - прости, Господи, за богохульство.... 

"Грех" - ум: помыслы - только его и потому за него надо "браться" основательно.))

 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Субъект рождается в момент, когда ареопаг внутри "ничейного" пока ещё сознания избирает "калифа на час", т.е. наиболее устойчивую психическую доминанту, избирает тем, кто должен надзирать над актами - как своими, так и племенными, включая и квалиа, и субъектов S2, S3... Sо, которые S1 прежде был вынужден таскать в себе как орудия - скребки, копья с наконечником и т.п... Другими словами, субъектность зачинается, вынашивается и изгоняется не в процессе перехода от индивидуального бытия к коллективному бытию, как принято полагать в структурной антропологии, а в результате конвенции внутри прото-сознания, различающего свои акты как санкционированные не только племенным Нусом, но и "его", выделившегося из родового начала, мышлением.

Аватар пользователя Толя

Субъект рождается в момент, когда ареопаг внутри "ничейного" пока ещё сознания...

Сознание "присваиет" себе ум (мышление), как только сформирует представление о "я", с которым он себя отождествляет. Субъект в данном случае то же, что и "я". Такой субъект исчезает вместе с исчезновением мышления.

Другими словами, субъектность зачинается, вынашивается и изгоняется не в процессе перехода от индивидуального бытия к коллективному бытию, как принято полагать в структурной антропологии, а в результате конвенции внутри прото-сознания...

  Кто с кем договаривается и о чем?))

Аватар пользователя Юрий Кузин

Субъект в данном случае то же, что и "я". Такой субъект исчезает вместе с исчезновением мышления.

         Субъектов легион: S-мышления, S-восприятия, S-воображения, S-представления, S-всех прочих актов... А "Я" одно. С исчезновением S-мышления "Я" не исчезает, как принято считать, оно лишь ограничивается чувственно-практическим, интуитивным, и даже безумие (как крайняя степень) не устраняет "Я", оно просто становится "умалишённым"...

Аватар пользователя Толя

Субъектов много: S-мышления, S-восприятия, S-воображения, S-представления, S-всех прочих актов...

Все они - "результат" мышления. Вне мышления отстаются лишь ощущения, которые концептуально связывают с пятью органами чувств.

А "Я" одно. С исчезновением S-мышления "Я" не исчезает, оно ограничивается чувственно-практическим, интуитивным, и даже безумие (как крайняя степень) не устраняет "Я", оно просто становится "умалишённым"...

Никогда не исчезает то, что есть всегда - "основа".

Аватар пользователя Юрий Кузин

Все они - "результат" мышления. Вне мышления остаются лишь ощущения, которые концептуально связывают с пятью органами чувств.

        Открою тайну: даже эмоции бывают интеллектуальными,  а мышление - эмоционально окрашенным... Это говорит, что различение условно, что сознание - монолит)))

Аватар пользователя Толя

Все они - "результат" мышления. Вне мышления остаются лишь ощущения, которые концептуально связывают с пятью органами чувств.

Открою тайну: даже эмоции бывают интеллектуальными,  а мышление - эмоционально окрашенным... Это говорит, что различение условно, что сознание - монолит)))

Есть еще одна "тайна": без мышления нет эмоций.))

Аватар пользователя Юрий Кузин

Есть еще одна "тайна": без мышления нет эмоций.))

         А вот и нет- ребёнок в утробе улыбается, но не мыслит((( Вот чувства - другое дело...

Аватар пользователя Толя

Есть еще одна "тайна": без мышления нет эмоций.))

         А вот и нет- ребёнок в утробе улыбается, но не мыслит((( 

А мне пень "улыбнулся", когда я мимо него проходил. ))

Таковы наши проекции.

Аватар пользователя Юрий Кузин

А мне пень "улыбнулся", когда я мимо него проходил. ))

         Это не страшно, печально, когда с пнём разговаривать начинаешь, спорить, доказывать, а то и, сняв ремень, по-отцовски "убеждать")))  

Аватар пользователя Толя

А мне пень "улыбнулся", когда я мимо него проходил. ))

Это не страшно, печально, когда с пнём разговаривать начинаешь, спорить, доказывать, а то и, сняв ремень, по-отцовски "убеждать")))  

Я прошел мимо.))

Аватар пользователя Юрий Кузин

...Я прошел мимо.))

       А вот Василий Макарович Шукшин руками Егора Прокудина (воровская кличка — Горе) берёзки обнимает, привечает и ведёт задушевный с ними разговор)))

Аватар пользователя Толя

...Я прошел мимо.))

А вот Василий Макарович Шукшин руками Егора Прокудина (воровская кличка — Горе) берёзки обнимает, привечает и ведёт задушевный с ними разговор)))

Берёзки - иное.

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Юрию Кузину

С Вашей идей полисубъективизма давно и принципиально согласен.
Вы верно пишите, субъектов внутри человека - легион.
Но на мой взгляд делаете неверную процедуру отграничения человеческого субъекта от этого легиона.
Поясню. Пусть есть человеческий субъект S0.
Этот S0 полиморфичен, т.е. представляет собой цельность или интеграл субъектов S1, S2, S3 и т.д., вплоть до бесконечности.
Ни один из них не есть онтологически чуждый или иной по отношению к S0, все они есть моды конркретного человека.
Но если Вы аксиологически выделяете субъект S1 и искусственно только его наделяете функцией быть Вами и представлять Ваше Я в со-бытии с другими субъектами, то Вы сами себе создаете проблему, которую сформулировали:

Возникает закономерный вопрос: как возможен опыт рефлексии (самосхватывания) мной, т.е. субъектом S1, субъектов S2, S3… и т.д.?

Ответ очевиден. Поскольку все эти субъекты S2, S3, и т.д. - тоже Вы, то опыт рефлексии их у Вас точно такой же, как опыт рефлексии (самосхватывания) Вами себя в связке "S0-S1".