постмодернизм как проблема

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия культуры
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 
индивидуальность и не существует, а фиксируется как культурная традиция, индивид только имеется, как и существование в границах индивида, а поэтому и автор, и субъект - это фикции, и понятия условные. Римское право, как работающее до сих пор в Европе, России, не имеет пока даже и субъекта права, а именно такой субъект может быть в государстве, и как относящийся к гражданству в государстве. Если наконец заметили несущественное, то не значит что оно вообще и было, его никогда и не было, а иначе как могло быть то, что как-то вдруг исчезло, и философы стали осознавать "исчезновение". Мир реальный и мир представленный и не могут пересекаться в нужном месте, а иначе робота имеем. Существует только то, что едино для всех, а этим может являться индивид только, и значит остальные определения чего-то свободные сами по себе, как относящиеся к индивиду и зависимые от него, и именно отсюда происходит и определение права как исходящее от индивида, а не от закона и бога. Если либерал-фашизм выбрал римское право, то этим только оправдал насилие чиновников по отношению к гражданам, так как закон римского права имеет легитимацию от поставленных чиновников сверху, поэтому когда граждане возмущаются разгонами, то не понимают откуда это идёт, а именно право обосновывает и устанавливает компетенцию гражданина, индивида, субъекта права. Нигде в мире сейчас не существует индивида в праве, так как право стоит на гарантии, а её нет, и следовательно нет индивида в праве, гражданина, субъекта права, и никто об этом факте не думает. "прежний индивид или индивидуалист, прежний «субъект» умер; а концепцию индивида и теоретические основы индивидуализма в целом следует признать идеологией." - здесь каша в голове, во первых нет единого субъекта, как и субъекта права сейчас нет, нет и индивидуальности, а индивид всегда есть. "есть вторая, более радикальная позиция, назовем ее постструктуралистской. Она добавляет: индивидуальность – не просто феномен из прошлого, она еще и миф; начать следует с того, что ее никогда не существовало, никогда в действительности не существовали подобные субъекты" - здесь вывод правильный, индивидуальность - это всего лишь представление находящееся в пределах индивида, а значит и религиозное понятие если становится общим для граждан, где находят место герои, великие романисты, и реформаторы с полководцами, а у комуняк заслуженные люди в разных сферах жизни, и к заслуге гражданской никакого отношения эти люди не имеют, это идеология ставит их в образец, тогда как заслуга гражданская может лежать только в сфере права, только оно едино для всех, а все протесты против действующих сил захваченных чиновниками по сути бессмысленные, право имеется, а не завоёвывается как думают по наивности граждане, а значит важна реформа права, а не протесты. Поэтому все организаторы майданов заблуждаются насчёт своих возможностей, либерал-фашизм устоит, и скорее даже усилится от протестов в силу реакции на них как на исключение, а не как на правило. Организовать уголовное дело при липовом УК РФ не стоит большого труда чиновнику, и попугать ещё.
 
«Что есть произведение? Что это за странное единство, которое мы называем «произведением»? Из каких элементов оно состоит? Разве это не то, что написано писателем?» И сразу появляются сложности. Если человек не был профессиональным писателем, можно ли сказать, что все им написанное, сказанное, сохранившееся в его архиве, все его высказывания, донесенные до нас мемуаристами, есть его «произведения»? Когда маркиза де Сада не считали писателем, каков был статус его рукописей? Были ли они просто бумагой, на которую он беспрерывно изливал свои фантазии во время заточения? Даже когда индивид признан как писатель, следует каждый раз задаваться вопросом, все ли, что он написал и сказал, все ли оставшиеся от него бумаги являются его произведениями. Это проблема одновременно теоретическая и практическая. Например, предпринимая публикацию работ Ницше, где следует поставить точку? Разумеется, все должно быть опубликовано, но что значит «все»? Определенно все, что было опубликовано самим Ницше. А как насчет черновиков к его произведениям? Обязательно. Планы его афоризмов? Да. Вычеркнутые отрывки и заметки на полях? Да. А что если в рабочей тетради, полной афоризмов, содержится какая-нибудь справка для памяти, запись о встрече, чей-то адрес, счет из прачечной: это произведение или нет? Почему это не произведение? И так далее, до бесконечности. Как можно отделить «произведение» от миллиона следов, которые остаются после человека? Теории произведения не существует, и практика тех, кто наивно берется за издание собраний сочинений, часто страдает от отсутствия этой теории.
... почему классический модернизм принадлежит прошлому и почему постмодернизму суждено было занять его место. Этот новый элемент называется «смерть субъекта», или, говоря более привычным языком, смерть индивидуализма как такового. Великие разновидности модернизма прошлого основывались, как уже было сказано, на создании собственного индивидуального стиля, столь же неповторимого, как отпечаток пальца, уникального, как тело его создателя. Значит, модернистская эстетика органично связана с концепцией уникальности личности, согласно которой личность способна выработать собственное уникальное видение мира и создать собственный неповторимый стиль, свойственный только ей. 
Но сегодня повсеместно, со всех возможных точек зрения социологи, психоаналитики, даже лингвисты, не говоря уже о тех, кто работает в сфере культуры и ее форм, – все так или иначе исследуют представление о том, что описанный выше индивидуализм и личностное самосознание принадлежат прошлому; прежний индивид или индивидуалист, прежний «субъект» умер; а концепцию индивида и теоретические основы индивидуализма в целом следует признать идеологией. По всем этим вопросам существует две точки зрения, одна из них значительно радикальней другой. Представители первой удовлетворяются тем, что говорят: да, однажды в далекие времена, в классическую эпоху капиталистической конкуренции, нуклеарной семьи и становления буржуазии как ведущего класса, существовали и индивидуализм, и индивидуальности. Но сегодня, в эпоху корпоративного капитализма, сквозной организованности общества, засилья бюрократии в бизнесе и государстве, в эпоху демографического взрыва – сегодня прежний буржуазный индивидуалистический субъект не существует. 
Но есть вторая, более радикальная позиция, назовем ее постструктуралистской. Она добавляет: индивидуальность – не просто феномен из прошлого, она еще и миф; начать следует с того, что ее никогда не существовало, никогда в действительности не существовали подобные субъекты. Скорее это конструкт, философская и культурная мистификация с целью заставить людей поверить, что они есть индивидуальности, обладающие уникальными личными качествами.
Для наших целей неважно, какая из приведенных двух позиций верна (точнее, какая более интересна и продуктивна). Из всего этого нам важна эстетическая дилемма: если с практикой и идеологией индивидуализма покончено – а это та практика и идеология, которые породили стиль классического модернизма, – то совершенно непонятно, что же должны делать писатели и художники в наше время. Ясно только, что прежние модели – Пикассо, Пруст, Элиот – больше не работают (или стали вредоносны), потому что ни у кого больше нет неповторимого внутреннего мира и стиля, которые нужно выразить. Дело не только в «психологии»: тут еще надо принять во внимание невероятно тяжелый груз семидесяти или восьмидесяти лет истории классического модернизма. И еще в одном смысле современные писатели и художники не способны больше создавать новые миры, новые стили: все уже создано; возможно лишь ограниченное число комбинаций; все уникальные комбинации уже испробованы. Так что весь груз модернистской традиции – сегодня мертвой – также «давит кошмаром на умы живущих», как сказал Маркс по совсем другому поводу. Значит, вновь пастиш: в мире, где стилевое новаторство более невозможно, остается только подражать умершим стилям, говорить из-за масок, голосами из воображаемого музея. Но это означает, что современное, или постмодернистское, искусство будет по-новому ставить проблему искусства; больше того, это значит, что в его содержании важнейшее место будет занимать проблема крушения искусства и эстетики, крушения всего нового, невозможности вырваться из плена прошлого.

https://fil.wikireading.ru/84170
 
К тому, что не важно как назовёшь, а важно где оказался.
 
Связанные материалы Тип
постмодернизм как понятие Дмитрий Косой Запись