Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило

Аватар пользователя Юрий Кузин
Систематизация и связи
Онтология

Излагая свою математическую идею Творения Богом сущего из Ничто́, Лейбниц отводит Творцу роль «единицы», а Ничто́ – «нуля». По мысли Лейбница: «простое утверждение, что все числа получаются сочетанием единицы и ничто и что ничто является достаточным, чтобы разнообразить их, представляется столь правдоподобным, как и утверждение, что Бог создал вещи из ничего, не пользуясь никакой первоматерией (matière primitive); и что существуют только эти два первопринципа - Бог и Ничто: Бог - что касается совершенств, и Ничто - относительно несовершенств, или субстанциональных пустот (vuides d'essence)» (См.: Письмо Лейбница – И.Буве (Брауншвейг, 15 февраля 1701 г.) // Письма и эссе…С.92).

Казалось, всё ясно, но помимо математических метафор, Лейбниц задаёт метафизический вопрос: «Почему существует нечто, а не ничто, ибо ничто более просто и более легко, чем нечто?» Хайдеггер вопрошает по-своему: «Почему вообще есть сущее, а не наоборот – ничто?»

Допущение Лейбница, что Ничто́ «легче» и «проще» небытия, не кажется убедительным. И хотя в подходе философа есть свой резон, современных физиков он не убеждает. «Ничто́ сложно», - возражает Адольф Грюнбаум. Но есть и те, кто отказывают не-сущему в бытии. «Ничто́ не обладает наличным бытием (не существует вовсе)», - считает Эдвард Джонатан Лоу, повторяя мысль Парменида: «Есть — бытие, а ничто — не есть». Но Ничто́ и в самом деле «наипростейшая из возможностей», - полагают Карлсон и Олссон, становясь в споре о не-сущем на сторону Лейбница.

И в самом деле, Ничто́ не приходится и пальцем пошевелить, чтобы стать тем, чем оно суть. Ничто́ не отворяет промасленного шкафа, не очищает от стальной стружки слесарный станок, не вытачивает метчик из болванки. Нет изделия, нет и уплаты за труды. Акции Ничто́ не котируются на бирже. И всё же не-сущему удаётся разместить IPO. Почему?

Гегель прав, когда, говоря о «становлении», пишет: «Вещи ещё нет, когда она начинается, но вначале содержится не только её ничто, но уже также её бытие».

Таким образом, Ничто́ «присутствует» в начале и в конце «становления», но никогда не перешагивает демаркацию потенциального/актуального. Ничто́ рождается/умирает как конкретное сущее, единичное и особенное, но, как Всеобщее, оно абстрактно. Понятно, что конкретное не есть бытие, но лишь сущее, но конкретное не есть и небытие, но лишь не-сущее. Не-сущее, таким образом, не есть форма, вещь, место. Но только – потенция, из которой бытие черпает пригоршнями.

Порвав с картезианством, находившем достоверное лишь в очевидном, Лейбниц выдвинул инструментальный подход к не-сущему. Хайдеггер продолжил, сделав из небытия разделочный нож, которым толстую кожицу бытия, превращённого в объект нерадивым и беспамятным сущим, следует аккуратно снимать, обнажая мякоть – истину бытия-вот. Эту процедуру сборщик проделывает всякий раз, когда перезрелые плоды, срываясь с пружинистых веток, падают в высокую траву. Сборщик – сама забота. Его обязанности, - бесхитростные на первый взгляд, - сводятся к поливке кустов, выпалыванию сорняков и сбору плодов. Сборщик удерживает сочный ломтик между зубов, - бытие хочет знать: каков урожай на вкус, годится ли плод для варенья или его удел стать сидром, чтобы мутить рассудки простолюдинов.

Выдвинув требование – мыслить не само сущее с его вещьностью и предметностью,  но истину бытия – Хайдеггер увидел эту истину не в самом сущем, а в не-сущем, т.е. в Ничто́ (Nichts).

Как же не-сущее, не существуя, не бытийствуя, наличествует? Отвечая на этот вопрос, Хайдеггер опирается на живой опыт мышления, силлогистике предпочитая дорефлекторное знание досократиков, темноту Гераклита, с кажущей нос несокрытостью бытия. Ничто́ фундирует структуру человека, становящегося «заботой», которую Хайдеггер распространяет на прошлое - «бытие-в-мире (In-der Welt-sein)», настоящее - «бытие-при-внутримировом-сущем (Sein-bei-innerweltlichem-Seiendem)» и будущее - «забегание в перёд» (Vor weg-sein)». Бытие человеком - то, чем он не «является». Человек не исчисляем, не наличествует, а лишь «убегает» вперёд, «ускользая» от само-схватывания, всегда оставаясь возможностью себя, «Проектом (Entwurf)», который, однако, не укладывается в прокрустово ложе «здесь и теперь». Ясно, что бытие человеком не совпадает с физическими координатами. В вещном мире субъект (das Wer) задыхается, он усреднён повседневностью, отчуждён от бытия, он посредственный das Man, нечто среднее (das Neutrum). Ясперс поместил такого отчуждённого индивида в «скорлупу (Gehäuse)», в которую он врос, чтобы испытывать экзистенциальный страх (Angst).

Тропа к бытию усеяна острыми камнями. И сборщик плодов, оступившись, часто оказывается в яме – здесь сырой могильный глинозём, кишащий червями, створаживает кровь, а узкий квадрат неба, нависающего гробовой крышкой над обезумившими глазами, уменьшается с каждой секундой, пока мрак не смыкается над холодеющим челом.

Dasein, угодившее во мрак ночи, знает – каково это не быть, и не по тому, что последовательно обрывало нити, связывавшие его с жизнью, - как в рассказе Юрия Олеши «Лиомпа», - а по той причине, что, увязнув в могиле, оказывается одной ногой в Ничто́, ступает на его территорию, чтобы увидеть бытие не бытийствующим, а ничтожащимся. Таким образом, «здесь-бытие» присутствует в небытии, ничтожащим себя иначе, чем бытийствующее сущее. Но Хайдеггер предпочитает не замечать разницы, всё ещё полагая, что «в светлой ночи ужасающего Ничто впервые происходит простейшее раскрытие сущего как такового: раскрывается, что оно есть сущее, а не Ничто – вовсе не пояснение задним числом, а первоначальное условие возможности всякого раскрытия сущего вообще. Существо исходно ничтожащего Ничто заключается в этом: оно впервые ставит наше бытие перед сущим как таковым….Без исходной открытости Ничто нет никакой самости и никакой свободы» (См.: Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Хайдеггер М.Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С.22.)

Таким образом, в отличие от Лейбница, наделявшего «Железную маску» правами на престолонаследие, Хайдеггер отводит Ничто́ роль быка, который должен совершить что-то в сознании матадора, прежде, чем насадить смельчака на крутой рог. Это «что-то» ставит Dasein в «просвет истины бытия». Не-сущее продуцирует и хранит смыслы существования, которые субъект извлекает, выходя за пределы сущего на край пропасти, у которой ужас смерти отверзает уста. Ничто́, таким образом, выполняет роль клина между сущим и бытием. Клин расщепляет бытие и сущее на две онтологические половины – сущее и бытие, как не-сущее, откуда рукой подать до слияния в неразличимом единстве Бытия и Ничто́...

В работе «Что есть метафизика» Хайдеггер как мантру повторяет раз триста «Почему есть сущее, а не наоборот, Ничто?» Но ответа не даёт. Хождение кругами с каждением благовоний, позаимствованных из храма Артемиды, - род герменевтического круга, где вопрошание, ответствование и бытие при вопросе - одно суть. Мы переформатировали вопрос в трактате "Смерть на сносях", где он звучит иначе: что труднее зачать, выносить, изгнать: нечто или ничто?

Хайдеггер видит в не-сущем инструмент отыскания «бытия-в-мире» в модусах подлинного/неподлинного существования, т.е. технический навык, калибрующий ум, но не само Ничто́, не суверенное, подвергающее себя негации небытие, не то, что ничтожит себя-в-себе-и-для-себя, ничтожит так, как ему заблагорассудится, и без того, чтобы противопоставлять себя бытию. А, проявив онтологическую тугоухость, - что касается красноречивого говорения истины бытия, то тут слух Хайдеггера безупречен и чуток, - философ отказывает не-сущему в голосовых связках. Собственно, Хайдеггер и ограничил оперирование с Ничто́ тем инструментальным, спекулятивным, что обретается на кромке сущего и не-сущего, - т.е. негацией, но лишь для нужд «бытия-вот», а не в собственном смысле. Так, чтобы просвет истины бытия вспорол мрак лжи, эта самая кривда должна проследовать в гримёрку, в костюмерку и уж потом, нахлобучив накладные брови и скрючив нос, появиться на заднике декорации, чтобы светозарная улыбка актрисы-премьерши выгодно контрастировала с ужимками горбуньи из кордебалета. Истине следует предпосылать ложь, подлинному – неподлинное. И, добиваясь контраста, сталкивая противоположное, Хайдеггер фундирует только бытие, оставляя не-сущее с носом.

Вспоминается фотография, на которой всё ещё бодрый старик Хайдеггер хитро улыбается, сощурив правый глаз и вскинув долу указующий перст. Возможно, Хайдеггер намекает на «око Гора», которому Сет выбил левый (лунный) соколиный глаз, после чего правый, символизирующий Солнце, стал видеть мир плоским. Так и есть. Сощурив глаз, философ ограничил обзор. И снимок этот помогает понять изъян онтологии, основанной на монокулярном миро-восприятии. Собственно об онтологической близорукости Хайдеггера и пойдёт речь.  

Итак, объёмный взгляд на вещи порождается бинокулярным зрением (от лат. bini — «два» и лат. oculus — «глаз»), когда в результате фузии (‪‎лат. fusio — слияние) зрительные образы, возникающие отдельно в каждом глазу, сливаются в один образ. Возникает так называемый стереоскопический эффект. Но именно такого эффекта лишена онтология Хайдеггера. Через экзистенциалы, предшествующие категориям и понятиям (In–der–Welt–sein (бытие–в–мире), In–sein (бытие–в), Mit–sein (бытие–с), Sorge (забота), Geworfenheit (заброшенность), Befindlichkeit (находимость), Furcht (страх), Verstehen (понимание), Rede (речь) и др.), философ абсолютизирует опыт проживания Dasein [Хайдеггер 1997: 450]. Сиюбытность его монокулярна и тотально однонаправленна: человек вопрошает, бытие – ответствует. Но скорее бытие, ничто́ и мысль, любопытствуя, со-полагают друг друга, что оборачивается обоюдным вопрошанием/ответствованием. Речь о бинокулярной экзистенции, когда Dasein1 (субъект), Dasein 2 (бытие) и Dasein 3 (ничто́) испытывают взаимную приязнь. Сам же стереоскопический эффект достигается соглядатайством Dasein 1,2,3. Только бинокулярное зрение/знание полно. Но без Я опыт Вещи не достоверен. Опыт возможен лишь как изгваздывание, - через порезы и ссадины. Речь о телесных характеристиках опыта, которые накладываются на ум, и понимаются нами в более широком смысле – как  тактильный и кинестезивный метод. Опыт саднит в вещах, знающих каково это ободрать в кровь коленки. Речь о мышлении, районирующем местность, на которой (и благодаря которой) совершаются акты. Местность – плоскость реального/идеального.

Спотыкаясь о саму себя, мысль прокладывает маршрут через бурелом не-продуманного, не-прочувствованного, не-прожитого. Человек дан в ландшафте внешнего/внутреннего, чтобы отыскать возвышенность, с которой речь сущего о себе будет звучать разборчиво. Человек совершает вылазку внутрь вещей, к основанию, куда существенное сверкнуло пятками. Бытие – неизреченное слово, не ставшее собой по причине сбитости дыхания при восхождении. А навигация – это бытие-при-кромке-губ, шепчущих существенное о сущем. Собственно, мозгами раскидывает сам маршрут, где в попутчики созерцающей себя интенции набиваются крики и шёпоты, исторгаемые изгибом реки, кустом, гнущимся при порыве ветра, колеёй, образованной колесом или следом от сапога на чавкающем глинозёме. Все эти «росчерки пера» вычитываются пытливым умом, образуя контуры вопрошаний. А в пути – всё, что ни встретится, – зачинает, вынашивает и изгоняет субъектность. Сама география озабочена родовспоможением. И сознание, взыскующее истины, вопрошает не внутри себя (и не из себя), а с помощью голосовых связок, нёба, кончика языка и кромки губ, чревовещающих из вещей и от имени вещей.

В одной из своих статей мы исследуем «своеволие Горгия Леонтийского», дерзнувшего заявить: ничего нет, - ни сущего, ни не-сущего, ни обоюдного... Хайдеггер не столь радикален. Он стоит на Аристотелевско-Декартовской позиции: ничто фикция, выдумка софистов, но как инструмент, - сорвать ночью с тёплой постели сущее, чтобы, вылив на голову ушат ледяной воды, дать ему почувствовать «каково это», - Хайдеггера вполне устраивает. И свой инструментальный подход он не скрывает. Мы же говорим: ничто не инструмент вовсе, и даже не Бог № 2 как полагал Николай Бердяев, абсолютизируя Свободу, чем выказал своё язычество и многобожие, а суверен, которому нет нужды ходить в подмастерьях у бытия. Ничто, как мы его понимаем, и не "иное" Платона (Софист), а принцесса крови [в-себе-и-для-себя-дерзающее-ничтожение], которое, к тому же, носит под сердцем плод нераздельной любви к сущему - нечто своего ничто. Это нечто своего ничто есть негативный субъект, но только в-себе и для-себя. Негативный субъект подаёт голос из вещей и от имени вещей… Интеграция Я и Вещи образует бинокулярный субъект, предоставляющий каждому полноту присутствия. Для понимания этого бинокулярного механизма мы предложили бытие и небытие объединить в дуальную оппозицию, точнее в единый объект, включив в него субъект, без которого эта антиномическая пара не имела бы смысла. Мы назвали эту «химеру» [Бытие-Ум-Небытие], благодаря чему каждое из дуальных Единств органически встроено в автопоэзис. Это Единое/Одно, но внутренне флуктуирующее Единое/Одно.

Прояснив смысл жизни через угрозу её потери, Хайдеггер повышает ставки «бытия при смерти». Но Хайдеггер не слышит голоса вещей с их негативной субъектностью, своего рода «вот-небытием», «не-существованием здесь», когда выражение: «я знаю, что я не существую» (нем. Ich weiß, dass ich nicht existiere), не вызовет отторжения у картезианцев.

Видя в ничто, - а в данном контексте не-сущее и истина одно, - лишь инструмент, а не суверенный принцип, не презумпцию [небытийствования/ничтожения] не в силу ничтожества себя как сущего, а по праву первородства, дающего принцу крови прерогативы, Хайдеггер так и не зарегистрировал свой брак с истиной, - разве что морганатический.

Ясно, что желая уйти от схоластически-номиналистического отрицания сущего, Лейбниц/Хайдеггер искали в не-сущем то «позитивное», что, как им казалось, выставит в выгодном свете старый метафизический арсенал. Отсюда «Бог-Абсолютный Нуль» Лейбница и «Dasein-Ничто» Хайдеггера. Похоже, попытка не удалась. Ружьё не выстрелило.

 

Комментарии

Аватар пользователя Юрий Кузин

Диалог на ПЛАТОНЕ...

Martin Heidegger (Автор) провёл семинар об истине поэтического текста. Я вступил в спор. И вот, что из этого вышло.

Уважаемый Аркадий, с удовольствием просмотрел Ваши семинары! Но хочу возразить принципиально в той части, где Вы эксплицируете понятие ИСТИНА! Вы утверждаете, что истина речевой акт. Увы! Увы! Я исследовал эту пропозицию и нашёл, что предложение лишено смысла. Ведь, приняв за гипотезу, что истина есть соответствие субъекта объекту, мы признаём презумпцию, при которой удостоверением такого соответствия занимается чувственная достоверность, опытное познание, которое само есть докса и нуждается в обосновании, т.е. в редукции. Но если Декарт усматривал истину в соответствии мышления очевидному, Хайдеггер прослушивал бытие, извлекая потаённое из языка, применим пальпацию, чтобы, простукивая сущее, в отзвуках и отголосках, обнаруживать пустоты, швы и разрывы в тектонике бытия.
.
Истина не рождается на кромке губ. Но есть бытие-при-кромке-губ. Этот момент я называю мышлением. Мышление причастно к истине, но не как сборщик плодов, собирающий спелые фрукты. Не как оперирование с объектом. А как интенция Я - к Вещи и Вещи - к Я, что порождает бинокулярный субъект, когда Вещь и Субъект познания синонимичны, но не тождественны. Но, что их соединяет пуповиной? РОДОВСПОМОЖЕНИЕ. Истина/Мышление ландшафтится. Топология Истины/Мышления записана убористым почерком на местности, где каждый поворот, километровый столб, гидрант, разметка или «зебра» вышибают почву из-под самонадеянного «Я». А, ввергнув субъект в prostratio, дезориентировав его, пространство и время выступают застрельщиками мышления. Мыслит, собственно, не субъект как таковой, а со-бытие, расквартированное в ландшафте, где locatio умопостигаемого застаёт озабоченное феноменологической редукцией сознание в точке невозврата. Мозгами раскидывает сам маршрут, где в попутчики созерцающей себя интенции набиваются «крики и шёпоты», которые исторгаются изгибом реки, кустом, гнущимся при порыве ветра, колеей, образованной колесом, следами от сапог на чавкающем глинозёме. Все эти «росчерки пера» вычитываются пытливым мышлением, образуя контур вопрошаний. А в пути - всё, что ни встретится, - зачинает, вынашивает и изгоняет субъектность из узилища потенции. Сама география озабочена родовспоможением. И сознание, взыскующее истины, вопрошает не внутри себя (и не из себя), а с помощью голосовых связок, нёба, кончика языка и кромки губ, чревовещающих из вещей и от имени вещей. Мысль торит путь через бурелом повседневности, само-порождаясь-из-рутины. Мышление протаптывает тропу к бытию, кажущему нос, и всё, что дышит субъекту в затылок, колется локотками, протягивает спасительную ладонь или грозит пятернёй, собранной в кулак, со-причастно самораскрытию истины бытия. Сущее сущностится, чтобы по его складкам, морщинам, субъект распознал эмоцию бытия. Путешествуя по кромке бытия/небытия, субъект определяет себя в конкретном единстве сущего, что избавляет его от негативного бесконечного прозябания в узилище потенции, где мысль, так и не проклюнувшись, не способна притопнуть ножкой, не говоря уже о том, чтобы отсечь пуповину, соединяющую пред-сущее с сущим. Мыслит не субъект, - вернее не только он - а пестующие мышление горизонты, дебри, лощины, гроты, фьорды, разбросанные на пути следования, паркинги и подвалы, коллекторы и дворы колодцы, где свой век доживают остовы ржавеющих легковушек. В ландшафте мышление находит свои объекты, а мыслящий – товарищей детских игр. Спотыкаясь о морщины земли, ум озадачивается. А, распластавшись, находит колею, по которой умозрение тех, кто истоптал этот пятачок, совершает свои вечерние моционы. Ум пристраивается в хвост процессии. Вещи жестикулируют, как глухонемые. И вскоре мысль, простёртая долу, научается языку ухабов/ушибов. Весь этот логический аппарат она пускает в работу. И Бытие, скрепя сердце, выказывает расположение.

Вещи вопиют. Субъект отверзает им уста – так, выстукивая палочкой улицу, слепой исторгает из Ничто́ спелёнатое Не́что.

Познавая, субъект извлекает из не-сущего формы и идеи. А топология не мыслима без сбитых в кровь коленок, заноз и ссадин, которыми ум обзаводится, совершая инспекционную поездку внутрь вещей, куда существенное сущности бытия сверкнуло пятками. Эмпирика, политая кровью и потом, в чести. А всё, о что спотыкается само-полагающее себя мысль/мышление, - корни, брызнувшие из травы, люки коллекторов, - вся одним словом, экзистенциальная подоплёка, образует живую ткань эпистемы. Это знание органично, синтетично и образовано единством cogito и intuitio. Мыслитель – картограф и геолог, выходящий в «поле». Полевые работы, полевой сезон – экспедиция в непродуманное/непроторенное. Полевые дневники – чувственная достоверность, которую праздномыслие забрасывает на антресоли или швыряет в костёр амбиций. Редко мысль оказывается столь востребована, чтобы застревать костью в горле, укоряя ум за нерасторопность. Познавание дуально: во-первых, обходя ландшафт не-сущего, мысль задействует перцепцию/апперцепцию; во-вторых, острие интенции нацелено на идеи, распростёртые, как и явления, в горизонте умопостигаемого. Идеи вынесены на поверхность Ничто́, на его «кожу», всей игрой мышц демонстрирующую прихотливость рельефа «за-ничтойности». Умопостигаемое простирается за пределы сознания. Идеи - киты, выбросившиеся на берег. Солнцепёк губителен. И субъект поливает гигантов из ведра, пока сейнеры не отбуксируют тонны ментального веса в океан. Идеальное – полоска песка, где лежбища и кладбища идей намываются приливами. Идеи не квартируют в головах, а разложены по карманам: что-то в «Я»; что-то в чужих умах, пущенных на постой нашей поли-субъектностью в виде артефактов, докс и суммы благоглупостей; а что-то у Бога за пазухой, в идеально округлых, как у волжских голубок, крыльях ангельских чинов. При этом Высочайшее Присутствие Истины/Мышления не очевидно, а «следы от босых пяток на песке», оставленные в ментальном, пережившем мистическое нашествие, могут принадлежать и бесам.

Пройдя сквозь ум и чувство, Ничто́, выделяющее Истине/Мышлению койко-место, «оцарапывает» сознание. Стигматы кровоточат. А самоощущение от застрявшего в уме занозой Истины/Мышления, подвергается последующей аналитике, чтобы ratio, извлекая дорогой речной жемчуг из грубой мешковины повседневности, сделало очевидным не Бога, хлопающего дверьми в Ничто́, чтобы выкурить вечернюю сигару вдали от назойливых просителей, а – преображение, которое субъект переживает как трансформацию собственных предельных оснований. Таким образом, ИСТИНА - то, что являет себя не в речевом акте, а в бытии мысли, обнаруживающей внутри собственной тварности нетварное, мысли, догадывающейся о высочайшем присутствии (Богоявлении), которое не просто взобралось на кончик языка/пера, а заново конституирует субъектность еx nihilo. При этом субъекту дано понять, что без со-работничества c Истиной, без ИЗГВАЗДЫВАНИЯ на "просёлочных дорогах" (Хайдеггер), что не есть акт речи, а есть бытие при кромке губ, познание не возможно. Поэтому я и констатирую, что ружьё Хайдеггера не выстрелило. Ибо, видя в ничто, - а в данном контексте не-сущее и истина одно, - лишь инструмент, а не суверенный принцип, не презумпцию [небытийствования/ничтожения] не в силу ничтожества себя как сущего, а по праву первородства, дающего принцу крови прерогативы, нельзя быть с истиной в браке, - разве что в морганатическом)))

Martin Heidegger (Автор) - спасибо, Юрий, за отклик, но Вы, очевидно, не вполне меня расслышали. "Вы утверждаете, что истина речевой акт."--нет, я это как раз оспариваю, вместе с Хайдеггером.

Ю.КУЗИН. Каковы же Ваши аргументы. Поясните, пожалуйста. Возможно я туговат на уши да и подслеповат, - чего греха таить)))

Martin Heidegger (Автор) - так мне придётся семинар повторять. могу прислать транскрипт (кажется, Зум его производит автоматом). но зачем, если Вы читали Хайдеггера? он же от теории истины как "соответствия" не оставляет камня на камне. Но раз подслеповаты, то и письмена мои не прочтёте здесь — зря буду трудиться...

Ю.КУЗИН. В "Что есть метафизика" Хайдеггер как мантру повторяет раз триста «Почему есть сущее, а не наоборот, Ничто?». Но ответ намеренно ускальзывает. Хождение кругами с каждением благовониями, позаимствованными из храма Артемиды, - род герменевтического круга. Что мне понятно. И от этого головокружения, пьянящего дух, я и кайфую. В конце книги уяснил, что ответ - в бесконечном вопрошании, т.е.в бытии при вопросе, который никогда не будет отвечен. Я переформатировал вопрос в трактате "смерть на сносях", где он звучит иначе: что труднее зачать, выносить, изгнать: нечто или ничто? Почему, Аркадий, я прошу здесь и теперь высказаться, да потому, что в этой точке сингулярности и совершается акт истины. Не в той, где был семинар, а в той, что вот-вот проклюнется из ничто. А Вы меня отсылаете в архив)))

Martin Heidegger (Автор) - я понимаю, что Вам хочется, чтобы вот прямо тут и проклюнулось, когда Вам хочется.

Ю.КУЗИН. А я обопрусь на поводырей - интуицию и русское "авось". Нет, в самом деле, Аркадий, довольно применять гексаграммы - уход от битвы путём дипломатии и затягивания родовспоможения. Будьте же Сократом до конца)))

Martin Heidegger (Автор) - с опорой на них же прослушайте мои записи (если действительно хотите понять мою т.зр.); на заказ у меня не мыслится.

Ю.КУЗИН. Вслед за Гегелем я не приемлю дурной бесконечности, попахивает схоластическим крючкотворством от постоянного отфутболивания меня в архив)))

Martin Heidegger (Автор) - "попахивает" — не нюхайте :))

Ю.КУЗИН. Рад бы запереться в скорлупу, чтобы не "вдыхать", но все вакансии заняты - один в бочке законопатился, другой - в безумии...Не тяните с родами - чревато)))

Martin Heidegger (Автор) - от Вас даже не зачать, какие м.б. роды...

Ю.КУЗИН. Зачатие)))) Я как раз пишу киносценарий, в котором речь идёт о зачатии, вынашивании и родах души…. Хочу сделать фильм о том, как из страхов и надежд обоих родителей, из всего того сора, которым, порой, напичканы их головы, рождается ментальный мир малыша, о котором, уверен, только и стоит что-либо говорить. Таким образом, я рассматриваю лишь отрезок времени от зачатия и до изгнания, когда Бог, утерев руки, оставляет квашню иным пекарям, чтобы те пустили в замес всё, что собрали на его душистом лугу, - пряности и сорные травы, я хотел сказать...И тогда всё, - и бранное слово, брошенное невпопад, и косой взгляд, выдающий вожделение, и дурная мысль, зародившаяся в голове одного из родителей, а затем прошившая собой пространство ледяной иглой, - все эти «цепкие пальцы» и будут лепить душу ребёнка. И манипуляции эти, Аркадий, произойдут задолго до зачатия, т.е. до момента, когда сперматозоид, оплодотворив яйцеклетку, образует вместе с ней зиготу с полным двойным набором хромосом.
/
Но, не ответив на ряд вопросов, нельзя приступать к делу...
/
ИТАК:
/
1. Когда Душа прикрепляется к телу: в момент зачатия (соединение мужских и женских половых клеток) или на стадии эмбриона?
/
2. Душа дается нам в готовом виде или формируется какое-то время, как человек, проходящий стадии морфогенеза? И если - да, то, какие это стадии?
/
3. Душа и Личность идентичны, или стоят особняком друг от друга, как Микрокосм и Макрокосм?
/
4. Душа планируется Богом или является Его импровизацией без предварительной подготовки и каких либо расчетов?
/
5. Какова Природа Души? Есть ли у Неё органы, и что из себя представляет Душа на клеточном уровне?
/
И вот еще что:
/
Как параллельно биогенезу (речь идет о 9-ти месячном периоде созревания плода) протекает Душегенез? И из каких позаимствованных у отца и матери ландшафтов их Душевных Миров складывается география будущей Души ребенка? И правомерно ли, в связи с этим, говорить о влиянии на неокрепшую еще Душу ментальной сферы: мыслей, чувств, душевных порывов, исходящих от обоих родителей, воздействие которых, очевидно, сопоставимо с влиянием протуберанцев, вырывающихся за пределы Солнечной короны? Ведь, очевидно же, что говорить о прямом наследовании Душой ребенка Душевных черт обоих родителей, как это, скажем, имеет место, когда речь заходит о темпераменте, - не приходится...
/
И еще пару мыслей на ту же тему...
/
Бог Сотрудник, Со-работник в Творении Душ наравне с родителями...
/
Бог создает "железо" (Прото-Душу), родители одухотворяют его (биос), наполняют "контентом"...
/
Зачатие сначала ментальное, а затем только клеточное...
/
Души родителей "творят" Душу ребенка, как-бы нанося эскиз на белоснежный лист ватмана... Прото-Душа - лишь Сосуд, который отец и мать должны бережно наполнить...
/
Питание Души сродни литейному искусству. Вспомним, как лили колокола в старину: каркас из ивовых прутьев, обмазанный глиной - то, что дает Господь; расплавленная медь, заполняющая форму - то, чем потчуют родители Прото-Душу, пока Она не "оформится", не "затвердеет"...
/
Душа и Личность не совпадают, как трубы разного диаметра... Я, моя Личность, мое Эго ничего не знают о Душегенезе, поскольку сам Акт Творения не от мира сего... Но человек может повлиять на рождение Души. И в этом проявляется его свобода, которой Бог не лишает его, даже после того, когда видит, каким не благодарным и бесчестным, порой, оказывается его избранник...

Пример пребывания в ИСТИНЕ. Года три назад я наткнулся на одну VHS-запись. На плёнке насельник Псково-Печерского монастыря архимандрит Иоанн (Крестьянкин) совершал прогулку в обществе молодого монаха. Меня поразило тогда, что обычный, казалось бы, поход за хлебом, который изо дня в день проделывают миллиарды человек, отец Иоанн превратил в славословие, начинающееся с евангельского стиха «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2:14). Старец и шагу не мог ступить, чтобы не придержать бойкого спутника, и не прочитать духовный стих, не пропеть Тропарь. Останавливался он, чтобы виновато и с надеждой просить подсказать, выпавший из памяти фрагмент, а, получив молитвенную поддержку, с новыми силами продолжал Богослужение… Священнодействие отец Иоанн не прерывал ни на секунду; в его миропонимании, основанном на искреннем исповедании Православия, не было места пустотам, лакунам, которые, как полагал старец, немедленно заполняет сатана. Как стойко охранял архимандрит подступы к своей душе, обходя внутренним каждением сокровищницы духа, которые он копил, чтобы щедрой рукой дарителя возвращать тем, кто убог, слаб телом и духом, кого бес попутал… Вспомнив об этом «несвятом святом», как сказал об отце Иоанне (Крестьянкине) митрополит Тихон (Шевкунов), я пришёл к выводу, что слова Христа «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме» (Ин. 8:12) одинаково справедливы и для Всевидящего Ока и для линзы кинообъектива. Здесь главные слова последовать/ходить. Таким образом, ИСТИНА - хождение с каждением святым духом, - т.е. бытие в ПРОМЫСЛЕ.

Martin Heideggerwww.facebook.com

Аватар пользователя Владимир63

Итак, объёмный взгляд на вещи порождается бинокулярным зрением (от лат. bini — «два» и лат. oculus — «глаз»), когда в результате фузии (‪‎лат. fusio — слияние) зрительные образы, возникающие отдельно в каждом глазу, сливаются в один образ.

 То есть, если закрыть один глаз, то объёмное восприятие пропадает? Или, я что-то не так понял? 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Правильно поняли...

 

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 17 Август, 2020 - 00:17, ссылка

Правильно поняли...

 ? Но когда я смотрю на мир одним глазом, то от этого мир не становится двумерным или каким-либо другим. Проясните пожалуйста этот момент. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Верно. Это вы в своей мерности уменьшаетесь/увеличиваетесь, - отсюда и константы, которые то уменьшают, то увеличивают "мерности" и "иерархии" мира.

S – пространство;

D – размерность пространства;

M – материя пространства;

E – пространственная среда.

Аватар пользователя Владимир63

Верно. Это вы в своей мерности уменьшаетесь/увеличиваетесь, - отсюда и константы, которые то уменьшают, то увеличивают "мерности" и "иерархии" мира.

S – пространство;

D – размерность пространства;

M – материя пространства;

E – пространственная среда.

  Что значит - уменьшаться / увеличиваться в своей мерности (иерархии)? 
  Одним глазом я смотрю на мир, или обоими, в чем разница? 

Аватар пользователя Юрий Кузин

а Вы проведите опыт: закройте глаз, что увидите, то и есть ответ на Ваш вопрос...

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 17 Август, 2020 - 11:58, ссылка

а Вы проведите опыт: закройте глаз, что увидите, то и есть ответ на Ваш вопрос...

  Вы снова решили не отвечать на прямо поставленные вопросы и вести себя как кокотка из ваших фантазий? 

Аватар пользователя Whale

Негативный субъект подаёт голос из вещей и от имени вещей…

Hе очень понятно, можно как-то разъяснить этот момент?

 

Для понимания этого бинокулярного механизма мы предложили бытие и небытие объединить в дуальную оппозицию, точнее в единый объект, включив в него субъект, без которого эта антиномическая пара не имела бы смысла. Мы назвали эту «химеру» [Бытие-Ум-Небытие], благодаря чему каждое из дуальных Единств органически встроено в автопоэзис. Это Единое/Одно, но внутренне флуктуирующее Единое/Одно.

Чем это отличается от «бытия-в-мире» в модусе подлинного существования у Хайдеггера?

Аватар пользователя Юрий Кузин

Моё определение термина "Понятие"
/
Бытие - со-бытие... Ясно, что вещь не пассивно дана, а сама соглядатайствует из своего далёка, что субъектность Я и субъектность Вещи движутся навстречу одна к другой, что каузальность физическая (снизу вверх) и каузальность ментальная (сверху вниз) не противопоставлены, а со-положены. Мы говорим о бинокулярной природе обеих субъектностей. Бытие и субъект, таким образом, кооперируются в акте познания, что мы называем стереоскопической гносеологией или бинокулярным субъектом, что (как сумма ракурсов) соответствует объёму понятия или его истинности.
/
Форма заперта изнутри на засовы априоризма...
/
Квантор [существования], т.е. глагол "быть" сам бытийствует, и как суверен распространяет прерогативы своей короны по обе стороны от связки «есть», т.е. работает в оба направления: от субъекта к вещи и от вещи к субъекту. Вещь (как оформленное целое, формой собираемое в одно) не только объект, но и субъект, наделённый взглядом и пытливостью ума. Как человек в упор рассматривает вещь, а видит себя, так и вещь, уставившись на наблюдателя, выкидывает из своего далёка пятерню, чтобы протереть амальгаму. Форма задаётся двунаправленной, бинокулярной субъектностью: вещи, показывающей мне плечико, и мной, берущим вещь, но ровно настолько, насколько хватает сил у моего ненасытного априорного ума и неугомонной продуктивной фантазии. На стыке двух векторов и возникает граница формы. Ясно, что вещь не только удостоверяет посредством связки «есть» присутствие наблюдателя, но и словоохотничает, в результате чего предмет прирастает предикатами. Как двунаправленный итератор, слева направо квантор репрезентирует бытие мысли о «мыслимом», а справа налево - выслушивает невнятицу вещей о субъектности, дремлющей в недрах сущего.
/
Таким образом, бытие понятием - это интеракция Вещи и Я, рождённое бинокулярно, а не монокулярно, со-бытие вещи и мышления в интенционально-чувственном акте творчества мира/мысли из ничего Ex nihilo...

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Таким образом, бытие понятием - это интеракция Вещи и Я, рождённое бинокулярно, а не монокулярно, со-бытие вещи и мышления в интенционально-чувственном акте творчества мира/мысли из ничего Ex nihilo...

На мой взгляд, фраза верная. Но локальная. Что дальше?..
Она слишком революционна и требует перестройки всей системы метафизических категорий. Когда я это осознал, то приступил к созданию "Системы категорий", в противном случае погрязнем в репликативном и публикативном жанре.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Hе очень понятно, можно как-то разъяснить этот момент?

         Вещь-в-себе заперта на засовы априоризма, но изнутри она флуктуирует как интенциональное любопытство в-себе и для-себя; вещь не страдает аутизмом и готова поговорить о том о сём... она со-положена субъекту, но не как материя, а как иное сознание. Вещь кокотка. Она показывает плечико. А субъект берёт её страстно как молодой любовник. Акт познания, собственно, и есть соитие двух субъектностей - актуальной и латентной. Познание - бинокулярно, оно есть встреча Я и Вещи, их автопоэзис. Соглядатайство - неразрывное единство познающего и познаваемого.

Чем это отличается от «бытия-в-мире» в модусе подлинного существования у Хайдеггера?

       Об этом собственно вся статья... 

Аватар пользователя Владимир63

Познание - бинокулярно, оно есть встреча Я и Вещи, их автопоэзис.

То есть, вы хотите сказать, что вещь смотрит в меня и участвует на равных правах, вместе со мной, в построении картины мира?

Аватар пользователя Whale

Да.

"Гуссерль в «Идеях к чистой феноменологии» утверждает: «Никак нельзя позволять, чтобы нас вводили в заблуждение рас­суждения о том, что вещь трансцендентна сознанию, или же что она есть "бытие в себе"» [25]. Гуссерль не признает существования кантовских «вещей в себе», они отбрасываются как не соответствующие методологическому принципу беспредпосылочности, они феномено­логически не устанавливаются. Отсюда принципиальное и для фе­номенологии, и для герменевтики следствие: в вещах нет ничего, кроме того смысла, который вкладывает в них в ходе своего опы­та воспринимающее сознание".

(https://az118.livejournal.com/638597.html)

Аватар пользователя Владимир63

Совершенно так.

Аватар пользователя Юрий Кузин

"Гуссерль в «Идеях к чистой феноменологии» утверждает: «Никак нельзя позволять, чтобы нас вводили в заблуждение рас­суждения о том, что вещь трансцендентна сознанию, или же что она есть "бытие в себе"» [25]. Гуссерль не признает существования кантовских «вещей в себе», они отбрасываются как не соответствующие методологическому принципу беспредпосылочности, они феномено­логически не устанавливаются. Отсюда принципиальное и для фе­номенологии, и для герменевтики следствие: в вещах нет ничего, кроме того смысла, который вкладывает в них в ходе своего опы­та воспринимающее сознание".

(https://az118.livejournal.com/638597.html)

Гуссерль ошибался. Поэтому, раскаявшись в конце жизни, вернулся (как блудный сын  Рембрандта) к Бергсону. Ведь, декларируя   преодоление «фетишизма деятельности», Гуссерль расколол «жизненный мир» (Lebenswelt) на конкретно-историческое (эмпирическое) бытие, что, как естественная установка (in der natürlichen Einstellung), заключалось им в скобки, и – чистое мышление, созерцание сущностей. Гуссерль предположил, что редукция поставит сознание на трансцендентально-феноменологическую позицию? Возможно, как практикующий феноменолог, он «добился своего». Но, бросая ретроспективный взгляд на авансы, данные феноменологии, как «единственно правильному» пониманию сознания, - так, во всяком случае, Гуссерль заявлял, - следует трезво взглянуть на неутешительный итог.  

Во-первых, Epochе́ (от греч. ἐποχή – остановка, прекращение, воздержание от суждения) так и осталось теоретическим постулатом, а феноменология не предложила механизма «воздерживания от суждений» (Urteilsenthaltung) с последующим «выведением из игры» (außer Aktion setzen), частичной или полной приостановкой, «заключением в скобки» (Einklammerung), «подвешиванием» (suspendieren) докс обыденного сознания, догматов науки и философии о мире, человеке и его сознании.

Во-вторых, озаботившись процедурой редукции, феноменологу пришлось бы столкнуться с сознанием, которое, - там, где от него требуют стушеваться, разоблачиться, аннигилировать, - удваивает свою наличность. Как это понимать? Для начала признаем, что истина у Гуссерля самодостаточна, самоочевидна и озабочена самораскрытием. Ясно, что такой тоталитарной истине, чтобы заключить в эйдетическую Бастилию профанный словарь (булочника/профессора), необходимо «опознание» её субъектом - именно как истины. Только, когда субъект проникнется «уверенностью», что сущности «усмотрены», а сознание очищено от естественной установки, дело истины будет в шляпе. Но Fronde кажет нос там, где её меньше всего ждут - в Epochе́. Ведь самозапрет, - не мыслить ни доксы, ни догмы, - приводит к обратному, когда редуцируемое не редуцируется, а удваивает присутствие в сознании. И речь идёт не о патопсихологическом навязчивом присутствии в сознании «вытесненных» перверзий. Речь о логике, таком удвоении тезиса за счёт антитезиса, когда и ассерция и негация, т.е. логическое отрицание в виде пропозиции с частицей «не», со-присутствуют в мышлении как необходимые элементы конструкции. Уберите этот contre force и ментальность рухнет. Ясно, что созерцание чистых сущностей в [стерилизованном-кастрированном] феноменологией несчастном сознании - утопия. Мышление амбивалентно, прибывает на демаркационной линии между сущим и не-сущим], и само каботажное плавание в утлом судёнышке субъекта между Сциллой (царство чистой субъективности) и Харибдой (эмпирическое сознание, ограниченное естественной установкой) составляет своеобразие живого сознания.

В-третьих, сам факт обращения позднего Гуссерля к Бергсону, говорит о поиске феноменологией выхода из тупика редукционизма.        

Таким образом, усмотрение сущности (Wesensschau) чистого сознания, его потока (Strom), наталкивается на со-присутствие редуцируемого и редукции, когда содержание акта и сам акт удерживаются представлением, где очищенное от естественной установки сознание предстаёт уму избавленным от пут, но сами путы (доксы/догмы) воспроизводятся репродуктивной фантазией. Ясно, что жертва и палач кукуют под одной крышей в сознании, которое, умертвив невинного, выделяет ему койко-место в памяти, где уже снимает угол приговорённый к казни субъект, которому ещё только предстоит быть обезглавленным. Разделив Феномен и Мiр, мы обескровим каждый. Мiр не только дан через сознание, но и присутствует во мне, рядом со мной. Я дан сущему в той же мере, в какой сущее дано мне. Разве, избавляя сознание от установок, феноменология берётся утверждать, что покрой и фасон обновок, затесавшихся в гардероб, и есть истина, зашитая под подкладку, что дело философии - лекала, а не живое шуршание юбок?

Абсолютизация деятельности сознания – местопребывания феноменов (Гуссерль), источника и условия свободы (Сартр), ведёт к забвению сущего, которое бытийствует без оглядки на субъект, хотя Хайдеггер и возражает: «Если не существует никакого Dasein, то и никакой мир не является наличным (Wenn Kein Dasein existiert, ist auch Keine Welt da)» (перевод Н.В.Мотрошиловой, взято из «Современная буржуазная философия», Москва, «Высшая школа», 1978, с.263).

Аватар пользователя Владимир63

Во-первых, Epochе́ (от греч. ἐποχή – остановка, прекращение, воздержание от суждения) так и осталось теоретическим постулатом, а феноменология не предложила механизма «воздерживания от суждений» (Urteilsenthaltung) с последующим «выведением из игры» (außer Aktion setzen), частичной или полной приостановкой, «заключением в скобки» (Einklammerung), «подвешиванием» (suspendieren) докс обыденного сознания, догматов науки и философии о мире, человеке и его сознании.

 Да что вы говорите?! Вы наверное один из немногих увлекающихся феноменологией не читали Кастанеду. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Я не увлекающийся, и не читал многих...

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 17 Август, 2020 - 12:00, ссылка

Я не увлекающийся, и не читал многих...

  Ставлю вам на вид. 

Аватар пользователя Whale

Ясно, что созерцание чистых сущностей в [стерилизованном-кастрированном] феноменологией несчастном сознании - утопия.

Просто, у вас  отсутствует такой опыт, поэтому Гуссерль и Хайдеггер остаются не понятыми вами. Этот опыт - в смысле феноменологической редукции - очень хорошо описывают люди, далекие от всякой философии: "Я как будто ничего не знаю об этом мире", "Становится трудно мыслить"..Мысль цепенеет, ее парализует - это происходит само.

И далее - обретение "обновленной реальности", "приумноженного "Я" - это и есть  "Вот-бытие" Хайдеггера, как вы выразились: "выстиранное и выглаженное тряпье естественной установки" (не дословно цитирую). И где оно терпит фиаско, когда вы говорите о Сртре, который "сел в лужу" - натыкаясь на "абсолютное бытие" - мне не понятно.

 

Если не существует никакого Dasein, то и никакой мир не является наличным

Полностью согласен с Хайдеггером.

Аватар пользователя Владимир63

Есть немало таких, писал Гуссерль, кто закрывает себе доступ в эту сферу просто тем, что не может решиться постигать интенциональное переживание, например переживание восприятия, в его присущей ему как таковой сущности. Они не могут добиться того, чтобы, живя в восприятии, направлять свой наблюдающий и теоретизирующий взгляд не на воспринимаемое, но вместо этого на само же восприятие, или же на те особенности, какими отличается способ данности воспринимаемого, и брать то, что предстает в имманентном анализе сущностей таким, каким оно дает себя”.

 

Аватар пользователя Владимир К

Whale, 17 Август, 2020 - 01:25, ссылка

Да.

"Гуссерль в «Идеях к чистой феноменологии» утверждает: «Никак нельзя позволять, чтобы нас вводили в заблуждение рас­суждения о том, что вещь трансцендентна сознанию, или же что она есть "бытие в себе"» [25]. Гуссерль не признает существования кантовских «вещей в себе», они отбрасываются как не соответствующие методологическому принципу беспредпосылочности, они феномено­логически не устанавливаются. Отсюда принципиальное и для фе­номенологии, и для герменевтики следствие: в вещах нет ничего, кроме того смысла, который вкладывает в них в ходе своего опы­та воспринимающее сознание".

(https://az118.livejournal.com/638597.html)

Я еще предложение перед этим процитирую, а лишнее уберу. И докажу, что это глупость.

 К таким принципиальным мо­ментам относится вопрос об отношении воспринимающего сознания и вещи. Гуссерль в «Идеях к чистой феноменологии» утверждает...

 ...Отсюда принципиальное и для фе­номенологии, и для герменевтики следствие: в вещах нет ничего, кроме того смысла, который вкладывает в них в ходе своего опы­та воспринимающее сознание. 

Во-первых, вещи воспринимаются психикой, а не сознанием. В восприятии вещей психикой участвует подсознание, а не одно лишь сознание. Без подсознания (прежнего опыта жизни) восприятие сознанием вещей либо вообще невозможно, либо вещи будут восприниматься сознанием как нечто неведомое. 

Восприятие в теории психики

Восприятие — одна из психических функций, сложный процесс приёма и преобразования сенсорной информации, формирующий субъективный целостный образ объекта, воздействующего на анализаторы через совокупность ощущений, инициируемых данным объектом.

Ссылка

Во-вторых, воспринимаемые психикой вещи могут иметь для подсознания один смысл, а для сознания - другой. Поэтому смысл вещей, воспринимаемых психикой, может выходить за рамки смысла, который вкладывает одно только сознание.

Но глупость этого следствия уже в том, что говорится о "воспринимающем сознании", тогда как нужно говорить о восприятии вещей психикой. 

Аватар пользователя Владимир63

Владимир К, 17 Август, 2020 - 11:15, ссылка

В восприятии вещей психикой участвует подсознание

 Какое еще к чёрту подсознание?! Вы забыли где пишите? С подсознанием ступайте к экзальтированным дамочкам посещающим лекции по психоанализу. 

Аватар пользователя Владимир К

Владимир63, 17 Август, 2020 - 11:32, ссылка

...Вы забыли где пишите?

В теме с названием "Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило".

Аватар пользователя Владимир63

Владимир К, 17 Август, 2020 - 11:35, ссылка

В теме с названием "Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило".

 А теперь подумайте - где феноменология, и где психология. Вы перепутали аудитории.

Аватар пользователя Владимир К

А Лейбниц, упоминаемый в топике, тоже перепутал, что-то там?

Короче, ружейных дел мастер вы хреновый. Вместо того, чтобы разбираться, почему ружьё не выстрелило, вы лабуду гоните.

Аватар пользователя Владимир63

Как вы уплетаете Лейбница и подсознание? Поделитесь с нами.

Аватар пользователя Владимир К

Сказать по существу изложенного в моем сообщении вам нечего.

Аватар пользователя Владимир63

Whale

Илья, пожалуйста, ответьте мне на вопрос - что несёт Кузин, или пытается донести, себе и нам, в этой теме? 

Аватар пользователя Whale

Hе могу сказать, что текст понятен, но и полной бессмыслицей он не выглядит. Мне не хватает терпения, чтобы разобраться. Единственное, мне кажется:  "Hичто" или "не-сущее", как "суверен" и "принц крови", из которого возникает "нечто" или "сущее" -  -напоминает Материю в материализме - "самодвижущуюся и само-развивающуюся субстанцию".

Hекоторые вещи, касающиеся философии Хайдеггера, мне близки и понятны.

Аватар пользователя Юрий Кузин

То есть, вы хотите сказать, что вещь смотрит в меня и участвует на равных правах, вместе со мной, в построении картины мира?

         Картина мира- плод семиозиса (др.-греч. σημείωσις, «обозначение») означающего и означаемого, их взаимопереход.

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 17 Август, 2020 - 08:43, ссылка

         Картина мира- плод семиозиса (др.-греч. σημείωσις, «обозначение») означающего и означаемого, их взаимопереход.

 

Аутопоэзис, теперь семиозис ))

Такое ощущение, что вы включили генератор бреда, и таким образом, решили поразвлечься. В ваших длинных витиеватых сообщениях мысль приходится искать под микроскопом. Для чего вы пытаетесь писать как писали Гуссерль или Хайдеггер в переводе на русский? Вы - Кузин, так и пишите как Кузин, если хотите, чтобы вас понимали. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Вы не верно истолковываете мой мотив: я не ищу понимания, иначе писал бы как Вы)))

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 17 Август, 2020 - 12:04, ссылка

Вы не верно истолковываете мой мотив: я не ищу понимания, иначе писал бы как Вы)))

 ))  Только вот одна неувязочка случилась. Если, вы не ищите понимания, то какого икса, вы здесь пишите?  

Аватар пользователя Юрий Кузин

Только вот одна неувязочка случилась. Если, вы не ищите понимания, то какого икса, вы здесь пишите?  

 

     В фильме Михаила Ромма "Ленин в 18- году" Ильич рассказывает анекдот про мужика, торгующего орехами, - дурень, мол, покупает орехи в одной части рынка, а продаёт в другой за ту же цену, что и купил. Где же выгода, - спрашивают. - Подумав, хитро улыбнувшись, отвечает башка: Люблю шорох орехов...

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 02:29, ссылка
покупает орехи в одной части рынка, а продаёт в другой за ту же цену, что и купил. Где же выгода, - спрашивают. - Подумав, хитро улыбнувшись, отвечает башка: Люблю шорох орехов...

 Вырисовывается триада товаров: вещная, действий, идей.

Четвёртым столпом является форма денег, связывающая эти три столпа: форму вещей, форму действий и форму идей, т.е. формы действительности, между собой.

Соответственно разделяется и прибыль: прибыль дензнаков, прибыль форм вещей, прибыль форм действий, прибыль форм идей. (ссылка)

За шорох орехов Ромму заплатили дензнаками, т.е. деньгами общества.
А мужик из анекдота обменял прибыль форм идей "шорох орехов" и производство прибыли действием по форме "перемещения из одной части рынка в другую" на своё желание иметь "шорох орехов".

В его "внутреннем конструкте сущности" постоянно не хватало прибыли "шороха орехов".
Капиталом является "схема перемещения из одной части рынка в другую" и возможность движения по этой схеме. Реализация этой схемы производит прибыль как в действительности, так и в идее
Но "шорох орехов" не приносит прибыли в энергии, но требует её затрат. Поэтому круг рефлексии капитала оказывается разомкнутым, требуя энергии со стороны.
Убыточен круг рефлексии капитала.

Однако, М.Ромму, за счёт денег общества "шорох орехов" принёс прибыль энергии.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Вы упустили важный элемент оборота капитала - идеальную подоплёку: кто оказался в выгоде от оборота - рынок, старик, те, кто, посчитав его выжившим из ума, купили у него орехи...

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 09:33, ссылка

Вы упустили важный элемент оборота капитала - идеальную подоплёку: кто оказался в выгоде от оборота - рынок, старик, те, кто, посчитав его выжившим из ума, купили у него орехи..

))). 
Мужик имеет "прибыль" (феномен) для поддержания существования в нём сущности (ноумена) "шорох орехов" (его идеи), но имеет затраты собственной энергии. 
Те, кто покупают орехи, имеют прибыль в орехах, которых у них не было, но было желание их съесть.
Рынок имеет прибыль в движении, в количестве обменов.

А М.Ромм имеет прибыль в дензнаках (или в продпайке), не считая прибыли в "славе".

Теперь, вместо "мужика", подставьте "общество" - и всё повторится в подобии.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Так вы оказывается экономист с перспективами)))  

Аватар пользователя Дилетант

Спасибо, конечно. Но я не "экономист". Просто нам преподавали экономику в техникуме очень доходчиво.
На мой вопрос - если "экономика", то что же она "экономит"? - было отвечено: - А что нужно съэкономить, то и экономит: деньги ли, рабочую силу ли, время ли...

Выгода - это результат оценки, собственно, "меня" (моих возможных способностей) в создании нужного мне (вещь, например), с тем, какую "цену" с меня спрашивают за эту нужную вещь, предлагая её. 
Это довольно объёмное понятие. Выгодно может быть сейчас, но не выгодно в будущем, а может быть не выгодно сейчас, но выгодно в будущем.

В утилитарном смысле "выгоду" обычно понимают как "барыш", сиюминутную прибыль от сделки, обмена.

Классический пример: дать рыбу или удочку, когда хочется рыбы.

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 02:29, ссылка
В фильме Михаила Ромма "Ленин в 18- году" Ильич рассказывает анекдот про мужика, торгующего орехами ...

Прошу прощения за нетактичный вопрос: а в какой сцене фильма этот анекдот? 
На которой минуте?

Аватар пользователя Юрий Кузин

не помню... извините, давно дело было при СССР

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 21:04, ссылка
не помню... извините, давно дело было при СССР

Понимаю...
Хороший был фильм. Только не "Ленин в 1918 году", а "Выбор цели", и не про революцию, а про атомную бомбу, и не Ленин, а Курчатов, но тоже с бородой, как и анекдот "шорох орехов".

А в "18 году" мужик, "ходок", спрашивал у Ленина про "мужицкую правду" и "рабочую правду", которая заключалась в том, что мужик засеет и соберёт хлеб без рабочего, а рабочий без мужика хлеба не найдёт.
А Ленин, соглашаясь, отвечал, что хлеб оказался в амбарах не "мужиков", а "мироедов", а рабочие пришли его реквизировать - вот и вся "правда".
А.М.Горький же призывал не проявлять излишнюю жестокость.

Но и там, и там реализация (революционной) идеи была возможна только при становлении монархии идеи из анархии взглядов на эту идею.
Сейчас формируется "цель жизни" из анархии "бессмысленных смыслов жизни".

А "ружьё Хайдеггера" выстрелит, смотря в каких руках окажется, как выстрелило "ружьё Ницше", и как ещё стреляет "ружьё Парменида".

Аватар пользователя Юрий Кузин

Парменид не был под ружьём. Ницше, говоря о двух альтернативах философствования - пасти стадо и воровать овец, - предпочитал стать не пастухом, а бандитом. Так что мог и схлопотать из берданки))) Вы проявили недюжинную прыть. Нарыли. Но я и писал "не помню", следовательно, с меня и взятки гладки. Что до Вашего оптимизма - аргументируйте - чем он вызван. Эскапады - доксы. Нужны идеи и факты, т.е. то, что Вами усмотрено. Аргументируй или уходи (принцип Ю.Кузина)

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 19 Август, 2020 - 09:54, ссылка
Аргументируй или уходи

"– Вы какие предпочитаете? – А у вас разные, что ли, есть? – мрачно спросил поэт, у которого папиросы кончились. – Какие предпочитаете? – повторил неизвестный". 

Аватар пользователя Владимир63

В фильме Михаила Ромма "Ленин в 18- году" 

Услышьте это

https://www.youtube.com/watch?v=rDCHa1jigKE

Аватар пользователя Юрий Кузин

Извините, но я не лазаю по ютубу...

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 23:15, ссылка

Извините, но я не лазаю по ютубу...

 Тем не менее, иметь свой аккаунт на ютюбе, это вам позволяет. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

Я туда скидываю лекции...Изредко

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 23:28, ссылка

Я туда скидываю лекции...Изредко

 В таком случае, выслушайте это:

https://www.youtube.com/watch?v=wD7l5wod1-M

Аватар пользователя Юрий Кузин

Нет...У меня в данном часе запланированы "Очерки по истории западно-европейской средневековой философии" О.В.Трахтенберга. 

Аватар пользователя Владимир63

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 23:43, ссылка

Нет...У меня в данном часе запланированы "Очерки по истории западно-европейской средневековой философии" О.В.Трахтенберга. 

Не смею больше отвлекать. 

Аватар пользователя Юрий Кузин

И Гуссерль сел в лужу и Сартр не вышел сухим из воды))) Полагая, что воображаемое латает прорехи бытия, когда отсутствие объекта там, где ему полагалось быть, восполняется продуцированием его эрзаца в сознании, Сартр писал: «Этот акт может принимать четыре и только четыре формы: он может полагать объект либо как несуществующий, либо как отсутствующий, либо как существующий в другом месте; он может также „нейтрализовать“ себя, то есть не полагать свой объект как существующий». (Сартр Ж.П. Воображаемое. Феноменологическая психология воображения. СПб.: Наука. 2001г., С. 302–303.)

Таким образом, в отличие от Гуссерля, строившего взаимоотношения с не-сущим на строгом конвенционализме: феноменолог, чтобы проникнуть в существенное сущности небытия, в его «за-ничтойность», редуцирует сознание, ничтожит всякого рода аберрации, искажающие достоверность узрения, Сартр выуживает из мусорной корзины феноменологии всё, что туда заботливо отправил Гуссерль. Но спасти феноменологию не удаётся. И естественные установки, извлечённые из тряпья, он напрасно пытается выстирать и выгладить вновь, избавив сущее от гегелевского тоталитарного контроля, систематики, овеществления и огосударствления. Сартр пытается сделать немыслимое - подступиться к мышлению как презумпции свободы. А, облачившись в накрахмаленную сорочку, его свобода падает с пулей в груди у твердыни абсолютного бытия, лишь истрепав о неприятельские штыки собственный флаг.

Аватар пользователя Владимир63

Гуссерль ошибался. 

Гуссерль сел в лужу

 - Вы слыхали, что написал наш Кузин о Гуссерле?
 - А кто такой этот Гуссерль, если о нём, сам Кузин написал? 

Аватар пользователя Сергей Борчиков

Да... Философия - любовь к мудрости. А если один сел в лужу, другой обмочился и у третьего ружье не стреляет, то где здесь любовь?.. И, действительно, что это такое?..

Аватар пользователя Юрий Кузин

Конец феноменологического эпохе?

Никто из феноменологов не мог предвидеть как поведёт себя строгая наука, что редукция не только не избавит ум от аберраций «естественной установки (in der natürlichen Einstellung)», но (напротив!) обернётся удвоением сознания, которое, будучи посажено на хлеб и воду, не только не избавится от холестерина, но и прибавит в весе. Приведём отрывок из Гуссерля, в котором интуиция о бессознательном столь же сумбурна, как и её предмет.

Приведём отрывок из Гуссерля, в котором интуиция о бессознательном столь же сумбурна, как и её предмет.

«…сюда же относится вся сфера ассоциаций и привычек. Это – отношения, установленные между более ранним и более поздним сознанием внутри одного Я-сознания. Мотивация возникает и протекает в сознании «сейчас», а именно, в единстве потока сознания, который характеризуется как актуальное сознание-время (оригинальное, первичное сознание). Здесь речь идет не о мотивации смены одной установки другой установкой (одного активного тезиса другим активным тезисом), а о переживаниях любого вида, и это либо «седименты (осадок)» из более ранних актов разума (Venunftakten), рациональной активности, либо случившихся по «аналогии» таковых в качестве апперцептивных единств, в действительности не оформленных актами разума, или же о переживаниях, которые совершенно иррациональны: чувствительность (Sinnlichkeit), само себя вводящее (Aufdrängende), предданное, приводимое в действие в сфере пассивности. И любое отдельное в этом [переживание] мотивировано в темных подпочвах (подосновах), имеет «душевные основания (причины)», о которых можно вопрошать: как я пришел к этому, что меня к этому привело? То, что такое вопрошание возможно, характеризует любую мотивацию вообще. «Мотивы» часто глубоко сокрыты, но могут быть вызваны к обнаружению с помощью «психоанализа». Мысль «вспоминает» о другой мысли, возвращает прошедшее переживание в воспоминание и т.д. В некоторых случаях оно может быть воспринято. В большинстве же мотивация хоть и пребывает в сознании, но не становится ясной, она остается незамеченной или незаметной («бессознательной»)" (пер. с нем.: Husserl, Ideen..., zweites Buch, 1952, s.222-223.)

Налицо недистиллированная суспензия: следы логики (тезисы/антитезисы), психологии (установка, поток актов), психофизиологии (перцепция/апперцепция) и т.п., за которыми просматривается попытка учёного, задавшегося целью создать апофатическую (др.-греч. ἀποφατικός «отрицательный») топологию феномена, кормить из рук хищника, полагая, что, будучи тронут бесхитростностью и безрассудством смельчака, зверёк уляжется у его ног и даже позволит почесать загривок. Имя твари – ВООБРАЖАЕМОЕ. Создав текст о том, как, думая о тексте, способном проникнуть в существенное Ничто́, - то, что было прежде упорядочено в психическом, онтическом, онтологическом, а, канув в Лету, не оставило по себе и почтовой открытки с новым адресом, - ты вынужден разводить руками, Гуссерль с досадой констатирует: «…мотивация хоть и пребывает в сознании, но не становится ясной, она остается незамеченной или незаметной («бессознательной»)".

Гуссерль не знает, кто же на самом деле, став калифом на час, верховодит сознанием. А нагромождение в тексте тематики, прагматики и дискурса доброй дюжины дисциплин, больше напоминает волхование, чем редукцию термина «бессознательное», которое Гуссерль не называет Ничто́ только по недоразумению.

Но воображаемое так и остаётся неприручённым. Прежде Брентано считал - ошибочно, как полагал Гуссерль, - что за длительное удерживание в сознании прошлого отвечает конструкт, который создаёт фантазия. Слабость этой концепции стала очевидной, когда фантазия Брентано стала выполнять противоречивые функции: 1) она репродуцировала ощущение прошедшего события в представление, которое, по сути, ни чем не отличалось от фантазии - отсюда временность не есть акт восприятия, а всего лишь опосредованное фантазирование; 2) она была актом, воспроизводящим отсутствующий предмет. Брентано противоречил себе, поскольку фантазия у него выступала и как способ воспроизведения восприятия, и как «сконструированный» этим восприятием временной объект. Путаницу было не устранить. Фантазия Брентано и строила, и была строительным материалом на стройке, на которую сама же и подрядилась. Взяв на поруки мысль учителя, - ученичество и дружба в философии, как предмет феноменологической педагогики, ещё только ждёт своего Коменского и Песталоцци, - Гуссерль различил продуктивную и репродуктивную фантазии. «Первая, изначально удерживает (anhaftend) восприятие, продуцируя распространение временных объектов (Zeitausbreitung), последняя - опять воспроизводит то, что уже было однажды продуцировано» (Husserl E. Zur Phänomenologie desinneren Zeitbewußtsein, a.a.O.S.409.)

Ясно, что, столкнувшись с логической неразберихой, Гуссерль заменил фантазию Брентано на ретенцию, т.е. сознание момента, который вот-вот миновал, только что был актуальным «теперь». Сойдя с подмостков сознания, ретенция терялась в кулисах. Гуссерль ввёл и другие понятия: пра-импрессию - то, что «теперь»; протенцию - то, что выходит на авансцену с ватагой актов, следующих за «теперь», как антиципация будущего на основе только что бывшего актуальным.

Прояснив механизм единства сознания, показав как феменология восприятия времени конституирует предметную сферу и саму субъектность, Гуссерль ни слова не говорит о субъекте сознания. И субъект этот противится изъятию у него суверенных прав на имперический опыт. Какими бы изощрёнными инструментами, швырнув ум на холодный хирургический стол, прозектор/феноменолог не пытался ампутировать естественную установку, голос вещей, услышанный чувственностью, которую так и не удаётся вывести за скобки, всё настойчивее даёт о себе знать.

Декларируя преодоление «фетишизма деятельности», Гуссерль лишь раскалывает «жизненный мир» (Lebenswelt) на конкретно-историческое (эмпирическое) бытие, что, как естественная установка (in der natürlichen Einstellung), заключалось им в скобки, и – чистое мышление, созерцание сущностей. Гуссерль предположил, что редукция поставит сознание на трансцендентально-феноменологическую позицию. Гуссерль «добился своего». Но, бросая ретроспективный взгляд на авансы, данные феноменологии, как «единственно правильному» пониманию сознания, - так, во всяком случае, Гуссерль заявлял, - следует трезво взглянуть на неутешительный итог.

Во-первых, Epochе́ (от греч. ἐποχή – остановка, прекращение, воздержание от суждения) так и осталось теоретическим постулатом, а феноменология не предложила механизма «воздерживания от суждений» (Urteilsenthaltung)с последующим «выведением из игры» (außer Aktion setzen), частичной или полной приостановкой, «заключением в скобки» (Einklammerung), «подвешиванием» (suspendieren) докс обыденного сознания, догматов науки и философии о мире, человеке и его сознании.

Во-вторых, феноменолог работает с мыслью, которая, - там, где от неё требуется стушеваться, разоблачиться, аннигилировать, - растёт как грибы после дождя. Как это возможно? Для начала признаем, что истина у Гуссерля самоочевидна и озабочена самораскрытием. А, пожелав заключить в эйдетическую Бастилию профанный словарь (булочника/аптекаря), истине требуется «опознание» её субъектом - именно как истины. Только, когда субъект проникнется «уверенностью», что сущности «усмотрены», а сознание очищено от естественной установки, дело истины в шляпе. Но Fronde кажет нос там, где её меньше всего ждут - в Epochе́. Ведь запрет на доксы/догмы приводит к обратному, когда редуцируемое не редуцируется, а удваивает присутствие в сознании. И речь идёт не о регрессе, навязчивом присутствии в сознании вытесненных травм, табуированных желаний и бессознательных импульсов. Речь об удвоении тезиса за счёт антитезиса, когда логическое отрицание в виде пропозиции с частицей «не» со-присутствует в мышлении с тем, что оно отрицает. И это соседство вытесняющего и вытесненного, этот contre force обеспечивает сознанию динамическое равновесие, не позволяя Epochе́ обрушить конструкцию. Ясно, что чистое созерцание/узрение утопия. Мысль амбивалентна и прибывает на демаркационной линии между бытием и ничто. А каботажное плавание между Сциллой (чистый субъект) и Харибдой (эмпирическое сознание) составляет своеобразие живого ума. Этот ум не удаётся выпестовать без того, чтобы, взяв перочинный нож, не источить карандаш до самого основания, т.е. заглушив тем самым неиссякаемый его источник – живую природную интуицию.

В-третьих,сам факт обращения позднего Гуссерля к Бергсону, говорит о поиске феноменологией выхода из тупика редукционизма. Жизненный мир(Lebenswelt) позднего Гуссерля во многом созвучен жизненному порывы французского философа с его потоком течения жизни, восходящем к идеям эманации у Плотина.

Таким образом, усмотрение сущности (Wesensschau) чистого сознания, его потока (Strom), наталкивается на со-присутствие редуцируемого и редукции, когда содержание акта и сам акт удерживаются представлением, где сознание, очищенное от естественной установки, предстаёт избавленным от пут, но сами путы (доксы/догмы) никуда не исчезают. Их воспроизводит репродуктивная фантазия, чтобы ум, желая знать себя таковым, всегда держал перед внутренним взором дело своих рук, - редуцируемое, редуцированное и сами акты эйдетической и трансцендентальной редукции. Ясно, что жертва и палач кукуют под одной крышей. А редукция, оголив акт, сорвав с него фиговый листок естественной установки, выделяет ему койко-место в памяти. Редуцированное, редуцируемое и акты со-положены, и если и различаются то только в-себе и для-себя.

Ясно, что жертва и палач кукуют под одной крышей. А редукция, оголив акт, сорвав с него фиговый листок естественной установки, выделяет ему койко-место в памяти. Редуцированное, редуцируемое и акты со-положены, и если и различаются то только в-себе и для-себя.

Таким образом, сознание нельзя редуцировать без аберрации, приращения к сознанию работы и продукта редукции. Этот изъян феноменологии мы назвали «бритвой Гуссерля».

Ясно, что подобный эффект не отменяет Epochе́, выдвигая на первый план воображаемое, которое теперь уже подставляет плечо феноменологии Гуссерля уже тем, что не умножает сущности как это происходит в акте редукции. 

В работе «Воображаемое» («L’Imaginaire») Сартр настаивает на четырёх локусах воображения: 1) образ, продуцируемый воображаемым, есть некое сознание, 2) налицо феномен квазинаблюдения, 3) объектом воображаемого выступает небытие, 4) спонтанность и необусловленность генерируют энергию образов. С помощью воображаемого философ латает прорехи бытия, когда отсутствие объекта там, где ему полагалось быть, восполняется продуцированием его эрзаца в сознании. «Этот акт, - пишет Сартр, - может принимать четыре и только четыре формы: он может полагать объект либо как несуществующий, либо как отсутствующий, либо как существующий в другом месте; он может также „нейтрализовать“ себя, то есть не полагать свой объект как существующий». (Сартр Ж.П. Воображаемое. Феноменологическая психология воображения. СПб.: Наука. 2001г., С. 302–303.)

В отличие от Гуссерля, разработавшего принцип беспредпосылочности, Сартр выуживал из мусорной корзины феноменологии всё, что туда заботливо отправлял учитель. Но спасти феноменологию не удалось. И естественные установки, извлечённые из бельевой корзины, он напрасно пытался выстирать и выгладить вновь, избавив сознание от гегелевского тоталитарного контроля, систематики, овеществления и огосударствления. Сартр пытался сделать немыслимое - подступиться к мышлению как острову свободы в океане абсурда. А, облачившись в накрахмаленную сорочку, его свобода пала от пули обывателя, изорвав свой штандарт о штыки интеллектуалов.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Да... Философия - любовь к мудрости))) 

С. Борчикову: любовь к мудрости - софия; любовь к логосу - философия

Аватар пользователя Юрий Кузин

- Вы слыхали, что написал наш Кузин о Гуссерле?

- А кто такой этот Гуссерль, если о нём, сам Кузин написал? 

        Все это хула или похвала. А я жду критику.  И помните принцип Ю.Кузина: аргументируй или уходи)))

Аватар пользователя Дилетант

Юрий Кузин, 18 Август, 2020 - 02:32, ссылка
А я жду критику.  И помните принцип Ю.Кузина: аргументируй или уходи)))

Критиковать критика? Это слишком сложно. Обычно этим политики занимаются, отстаивая своё житьё. 

Аватар пользователя Whale

А я жду критику.

Какую задачу, на ваш взгляд, призвана была решить феноменология?

Аватар пользователя Юрий Кузин

Это критика?

Аватар пользователя Whale

Это подготовка к ней -  уточнение позиции оппонента....

Аватар пользователя Юрий Кузин

Мне задал вопрос психолог. Юрий, я далеко не всё понял, статья философская. Могли бы Вы просто и коротко объяснить мне основной посыл статьи? И, возможно, практическую ценность для меня, как психолога?

Мой ответ. Просто: нельзя убрать из души всё темное ради всего светлого, тёмное будет топтаться за дверью. И вместо чувства облегчения мы испытываем стресс от собственной безучастности: одного ребёнка привечаем, другого - отваживаем. И горько, и стыдно, и ничего нельзя поделать. А всё потому, что изначально было допущена ошибка - с грязью выплеснули из корыта ребёнка. Вывод: всё родное. Нет своего - чужого. Без различения нельзя, но и без единства противоположностей - шагу не ступить. Со-бытие, со-положение - путь к психическому здоровью. Удачи Вам как психологу.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Олег Чугунов на ОФИР ФБ "тиснул" стих)))
Ю. Кузину посвящается.

Кукуют жертва и палач
Под фиговым листком сознанья

Гуссерль, пожалуйста не плачь!
Готовит Кузин наказанье!

Ужо и остру бритву взял
И именем твоим назвал

изъян, а бритву Оккаму спустил,

свою тот Канту отпустил...

Аватар пользователя Юрий Кузин

Ошибка редукционизма - в изъятии Мiра из субъекта, я на это указываю в статье о Хайдеггере, где сиюбытное узурпировало вопрошание, залепив уши (подобно Одиссею), чтобы не слышать Сирен - голоса вещи. Но только со-положенность Я и Вещи создаёт бинокулярную экзистенцию/субъектность. Т.е. налицо соглядатайство Мира в Я и Я в Мир. Там, где взгляды встречаются - граница формы, за которой простираются горизонты умопостигаемого. Т.е. и Мир и Я субъекты. Полнота - в бинокулярности, которая выражает избыточность бытия, его автопоэзисом, когда сущее в-себе флуктуирует с учётом моего присутствия в Мiре, выраженном в со-мыслии, со-чувствии, со-бытии как с бытием, так и с Ничто. Эту со-причастность Мiру очень ёмко Альберт Швейцер назвал благоговением перед жизнью.

Аватар пользователя Whale

Ошибка редукционизма

Как вообще возможна ошибка? Что такое "ошибка", применительно к философии?

Аватар пользователя Юрий Кузин

Пусть Дугин и те, кто кормится из рук философических журналов ВАК, вправляют вывихнутые кости "авторам". Я интуитивист. Я обретаюсь не в высказывании, а у кромки губ, не в пропозиции, а в прессупозиции. Я опускаю "экспликацию" автора и своё "доказывание". Я излагаю вердикт, предполагая, что читатель в теме и совершил эпохе, как ронин в фильмах Мидзогути - сеппуку.

Аватар пользователя Whale

Давайте возьмем два абзаца - цитирую чуть ниже.

Абсолютное, полное совпадение по смыслу при их чтении, никаких возражений.

Кроме выделенной жирным фразы. Я не вижу КАК Хайдеггер не замечает разницы, по-моему, он ее прекрасно видит и отнюдь не пытается делать вид, что не замечает ее...

"Dasein, угодившее во мрак ночи, знает – каково это не быть, и не по тому, что последовательно обрывало нити, связывавшие его с жизнью, - как в рассказе Юрия Олеши «Лиомпа», - а по той причине, что, увязнув в могиле, оказывается одной ногой в Ничто́, ступает на его территорию, чтобы увидеть бытие не бытийствующим, а ничтожащимся. Таким образом, «здесь-бытие» присутствует в небытии, ничтожащим себя иначе, чем бытийствующее сущее. Но Хайдеггер предпочитает не замечать разницы, всё ещё полагая, что «в светлой ночи ужасающего Ничто впервые происходит простейшее раскрытие сущего как такового: раскрывается, что оно есть сущее, а не Ничто – вовсе не пояснение задним числом, а первоначальное условие возможности всякого раскрытия сущего вообще. Существо исходно ничтожащего Ничто заключается в этом: оно впервые ставит наше бытие перед сущим как таковым….Без исходной открытости Ничто нет никакой самости и никакой свободы» (См.: Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Хайдеггер М.Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С.22.)"

"Таким образом, в отличие от Лейбница, наделявшего «Железную маску» правами на престолонаследие, Хайдеггер отводит Ничто́ роль быка, который должен совершить что-то в сознании матадора, прежде, чем насадить смельчака на крутой рог. Это «что-то» ставит Dasein в «просвет истины бытия». Не-сущее продуцирует и хранит смыслы существования, которые субъект извлекает, выходя за пределы сущего на край пропасти, у которой ужас смерти отверзает уста. Ничто́, таким образом, выполняет роль клина между сущим и бытием. Клин расщепляет бытие и сущее на две онтологические половины – сущее и бытие, как не-сущее, откуда рукой подать до слияния в неразличимом единстве Бытия и Ничто́..."

Аватар пользователя Юрий Кузин

Кроме выделенной жирным фразы. Я не вижу КАК Хайдеггер не замечает разницы, по-моему, он ее прекрасно видит и отнюдь не пытается делать вид, что не замечает ее...

        из чего следует, что Хайдеггер у вас "видит"? Аргументируйте, пожалуйста, текстами Хайдеггера.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Кроме выделенной жирным фразы. Я не вижу КАК Хайдеггер не замечает разницы, по-моему, он ее прекрасно видит и отнюдь не пытается делать вид, что не замечает ее...

        из чего следует, что Хайдеггер у вас "видит"? Аргументируйте, пожалуйста, текстами Хайдеггера.

Аватар пользователя Whale

Hу, вот хотя бы из той же "Что такое метафизика?", откуда ваша цитата про "Светлую ночь ужасающего Hичто", только абзацем выше:

"Это отталкивание-отсылание к ускользающему сущему в целом, отовсюду теснящее нас при ужасе, есть суще-ство Ничто: ничтожение. Оно не есть ни уничтожение сущего, ни итог какого-то отрицания. Ничтожение никак не позволяет и списать себя на счет уничтоже-ния и отрицания. Ничто само ничтожит"11.

 

Я выделил жирным фразу, прямо указывающую, что Хайдеггер отличает, то как  Hичто ничтожит, от уничтожения, отрицания сущего. Hичто - не есть не-бытие сущего, оно есть "другое" сущего.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Ничтожение никак не позволяет и списать себя на счет уничтоже-ния и отрицания. Ничто само ничтожит"11.

         Да, но здесь Хайдеггер не развивает тезис, - а я даю "позитивную повестку" Ничто, когда пишу, что Ничто носит под сердцем плод неразделённой любви к сущему - нечто своего ничто.  Работе с дефиницией этого "нечто своего ничто" и посвящён мой трактат "Смерть на сносях". Хайдеггер же отводит Ничто инструментальную роль - лакмусовой бумажки, с помощью которой сущее опознаёт своё присутствие в мире.

Hичто - не есть не-бытие сущего, оно есть "другое" сущего.

        Эта идея впервые высказана Платоном в Софисте. И об этом я подробно пишу в статье о Горгии. 

Аватар пользователя Whale

Хайдеггер же отводит Ничто инструментальную роль - лакмусовой бумажки, с помощью которой сущее опознаёт своё присутствие в мире.

Читаем Хайдеггера дальше:

"Только на основе изначальной явленности Ничто человеческое присутствие способно подойти к суще-му и вникнуть в него12. И поскольку наше присутствие по самой своей сути состоит в отношении к сущему, каким оно и не является и каким оно само является, в качестве такого присутствия оно всегда про-исходит из заранее уже приоткрывшегося Ничто".

Сущее не познает свое присутствие в мире: через приоткрытие Hичто мы познаем наше присутствие в сущем - как отношение к нему, "выдвинутость в Hичто", трансцендентция.

Человеческое присутствие, сущее в качестве такового- познается через Hичто как отношение не-сущего нечто - к сущему.

Hичто - не инструмент для вскрытия сущего, не лакмусовая бумажка, а основа сущего, условие возможности сущего как такового для человеческого бытия:

"Ничто не составляет, собствен-но, даже антонима к сущему,  а исходно принадлежит к самой его основе".

 

 

Аватар пользователя Юрий Кузин

И поскольку наше присутствие по самой своей сути состоит в отношении к сущему, каким оно и не является и каким оно само является, в качестве такого присутствия оно всегда про-исходит из заранее уже приоткрывшегося Ничто".

         У Хайдеггера Ничто заранее приоткрыто, а я это приоткрывание делаю предметом рецепции. Ибо ничего нет предзаданного. Поэтому мой подход не инструментальный, как у Хайдеггера и, простите - у Вас, а экзистенциальный. 

Сущее не познает свое присутствие в мире:

         Вы хайдеггерианец. И у Вас и у Хайдеггера сущее безголосо. 

         Я исследовал фото философа. И пишу о его "онтологической близорукости" следующее... 

       "Вспоминается фотография, на которой всё ещё бодрый старик Хайдеггер хитро улыбается, сощурив правый глаз и вскинув долу указующий перст. Возможно, Хайдеггер намекает на «око Гора», которому Сет выбил левый (лунный) соколиный глаз, после чего правый, символизирующий Солнце, стал видеть мир плоским. Так и есть. Сощурив глаз, философ ограничил обзор. И снимок этот помогает понять изъян онтологии, основанной на монокулярном миро-восприятии. Собственно об онтологической близорукости Хайдеггера и пойдёт речь.
/
Итак, объёмный взгляд на вещи порождается бинокулярным зрением (от лат. bini — «два» и лат. oculus — «глаз»), когда в результате фузии (‪‎лат. fusio — слияние) зрительные образы, возникающие отдельно в каждом глазу, сливаются в один образ. Возникает так называемый стереоскопический эффект. Но именно такого эффекта лишена онтология Хайдеггера. Через экзистенциалы, предшествующие категориям и понятиям (In–der–Welt–sein (бытие–в–мире), In–sein (бытие–в), Mit–sein (бытие–с), Sorge (забота), Geworfenheit (заброшенность), Befindlichkeit (находимость), Furcht (страх), Verstehen (понимание), Rede (речь) и др.), философ абсолютизирует опыт проживания Dasein [Хайдеггер 1997: 450]. Сиюбытность его монокулярна и тотально однонаправленна: человек вопрошает, бытие – ответствует. Но скорее бытие, ничто́ и мысль, любопытствуя, со-полагают друг друга, что оборачивается обоюдным вопрошанием/ответствованием. Речь о бинокулярной экзистенции, когда Dasein1 (субъект), Dasein 2 (бытие) и Dasein 3 (ничто́) испытывают взаимную приязнь. Сам же стереоскопический эффект достигается соглядатайством Dasein 1,2,3. Только бинокулярное зрение/знание полно. Но без Я опыт Вещи не достоверен. Опыт возможен лишь как изгваздывание, - через порезы и ссадины. Речь о телесных характеристиках опыта, которые накладываются на ум, и понимаются нами в более широком смысле – как тактильныйи кинестезивный метод. Опыт саднит в вещах, знающих каково это ободрать в кровь коленки. Речь о мышлении, районирующем местность, на которой (и благодаря которой) совершаются акты. Местность – плоскость реального/идеального.

Человеческое присутствие, сущее в качестве такового- познается через Hичто

         Но по моему всё наоборот: ничто, мысль и сущее соглядатайствуют...что и есть рецепция "бинокулярности" как подлинной бинокулярной экзистенции в отличие от монокулярной - вашей и Хайдеггера. Ибо Dasein1 (субъект), Dasein 2 (бытие) и Dasein 3 (ничто́) испытывают взаимную приязнь. Сам же стереоскопический эффект достигается соглядатайством Dasein 1,2,3. Только бинокулярное зрение/знание полно.

Аватар пользователя Владимир К

Whale, 20 Август, 2020 - 12:20, ссылка

Читаем Хайдеггера дальше:

"Только на основе изначальной явленности Ничто человеческое присутствие способно подойти к суще-му и вникнуть в него12. И поскольку наше присутствие по самой своей сути состоит в отношении к сущему, каким оно и не является и каким оно само является, в качестве такого присутствия оно всегда про-исходит из заранее уже приоткрывшегося Ничто".

У Хайдеггера финт - ...каким оно и не является и каким оно само является...", - "присутствие" у Хайдеггера может быть сущим и может не быть сущим, или может быть сущем и несущем. По-моему, возможно только сущее присутствие. Либо присутствие есть, и оно сущее, либо присутствия нет, и говорить о сущем не приходится, как и о самом присутствии.

ПРИСУТСТВИЕ... Личное пребывание, нахождение в каком-л. месте в данный момент

Аватар пользователя Whale

У Хайдеггера финт - ...каким оно и не является и каким оно само является...

 Hе знаю, как это звучит на языке оригинала, может быть, имеют место какие-то искажения при переводе...у меня есть книжка "Мартин Хайдеггер сам о себе, в изложении Вальтера Бимеля" в переводе А. Верникова - я пытался читать - абсолютно не читабельно. Присутствие есть и поэтому оно сущее (как наличное), но как отношение к сущему - оно не есть сущее, то есть не совпадает с ним. Hу, вот дорожный знак - он же есть, но по сути своей, по своему значению - он есть что-то иное, указывает на то, чем он не является. Человеческое присутствие в мире указывает на Hичто ("вдвинутость в  Hичто")

 

Аватар пользователя Владимир К

Whale, 20 Август, 2020 - 14:42, ссылка

...Присутствие есть и поэтому оно сущее (как наличное), но как отношение к сущему - оно не есть сущее, то есть не совпадает с ним. Hу, вот дорожный знак - он же есть, но по сути своей, по своему значению - он есть что-то иное, указывает на то, чем он не является. Человеческое присутствие в мире указывает на Hичто ("вдвинутость в  Hичто")

Тогда Хайдеггер много на себя берёт, полагая, что может выходить за пределы сущего или быть вне сущего, а потому выходить за пределы "Ничто" или быть вне "Ничто", оценивать его со стороны, извне.

Аватар пользователя Whale

быть вне сущего, а потому выходить за пределы "Ничто" или быть вне "Ничто", оценивать его со стороны, извне.

"Hичто" - это "подкладка" сущего, оборотная сторона реальности, между ними нет границы, человеческое присутствие - это и есть предел, переход от Hичто к сущему.

Аватар пользователя Владимир К

Я так понимаю этот переход.

Ничто - человеческое присутствие - сущее.

Тогда, если человеческое присутствие - сущее, то оно не Ничто. Если человеческое присутствие не сущее, то оно Ничто. А поскольку вы утверждаете, что между Ничто и сущим нет границы, то человеческое присутствие нельзя рассматривать ни тем, ни другим. А только смешением. Это означает, что роль Ничто для "вникания" в сущее человеческое присутствие брать на себя не может, в нём есть и Ничто, и сущее.

И тогда это неверно, выделил:

"Только на основе изначальной явленности Ничто человеческое присутствие способно подойти к суще-му и вникнуть в него12. И поскольку наше присутствие по самой своей сути состоит в отношении к сущему, каким оно и не является и каким оно само является, в качестве такого присутствия оно всегда про-исходит из заранее уже приоткрывшегося Ничто".

Всё это соответствует такому риторическому вопросу.

 

Аватар пользователя Whale

Что могу сказать: напрасно искать понимания в анализе логических конструкций текста - оно либо есть в вас самих, либо нет, а текст - лишь пытается указать на то, что нельзя выразить. Мне самому нужно перечитать его, раз уж удостоился звания "хайдеггеровца". Я во время чтения сверяюсь со своим внутренним - собственно, это и есть "судьи". Текст только структурирует, проявляет то, что уже есть, но не высказано.

Аватар пользователя Владимир К

Текст без анализа логических конструкций может настраивать вашу духовность под духовность Хайдеггера.

У Пушкина -

И снова, преданный безделью,
Томясь душевной пустотой,
Уселся он — с похвальной целью
Себе присвоить ум чужой;
Отрядом книг уставил полку...

А здесь и души присвоение. В самом деле, если могут быть поклонники поэтов, то почему не могут быть поклонники Хайдеггера? То есть на уровне поэзии.

Создал учение о Бытии как об основополагающей и неопределимой, но всем причастной стихии мироздания. Зов Бытия можно услышать на путях очищения личностного существования от обезличивающих иллюзий повседневности (ранний период) или на путях постижения сущности языка (поздний период). Является одним из самых выдающихся представителей немецкого экзистенциализма. Известен также своеобразной поэтичностью своих текстов и использованием диалектного немецкого языка в серьёзных трудах.

Ссылка

Если своя духовность не на уровне, то можно приобщиться к чужой, более высокой. 

И в христианстве так, относительно Иисуса Христа.

Аватар пользователя Whale

В самом деле, если могут быть поклонники поэтов, то почему не могут быть поклонники Хайдеггера?

Да, конечно! Тем более, что философия - ближе к поэзии, к искусству, чем к науке.

Если своя духовность не на уровне, то можно приобщиться к чужой, более высокой.

 О каком уровне речь?

Аватар пользователя Владимир К

Whale, 20 Август, 2020 - 19:19, ссылка

Если своя духовность не на уровне, то можно приобщиться к чужой, более высокой.

 О каком уровне речь?

Я имел в виду, не на должном уровне по своей собственной оценке. В сравнении с другими.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Нами выдвинута гипотеза о бинокулярной природе познания: монокуляр - я, взирает/усматривает вещь; бинокуляр: я и вещь устремляются навстречу в интенциональном порыве, что создаёт стереоскопический эффект. Точка встречи отвечает за полноту присутствия, когда и субъект (Я) и негативный субъект (Не-Я), расквартированный в вещи как её априорное ядро, образуют границу формы. Форма - то, что я берёт, а вещь предъявляет, попустительствуя субъекту в его экспансии. Эйдос в этом контексте - субъект вещи, что хорошо понимали немецкие романтики и пантеист Гёте. Ясно, что то, что ненаблюдаемо, "есть" в-себе и для-себя. Возможно, что голос вещей - фикция, но как часто нас подстерегает чувство, что вещь показывает плечико, флиртует, увлекая в себя или напротив - даёт от ворот поворот))) Этот эрос и есть подлинный эрос Платона, с чем, уверен, не согласятся платоники, исповедующие букву, но не дух)))

Аватар пользователя Whale

Форма - то, что я берёт, а вещь предъявляет, попустительствуя субъекту в его экспансии. Эйдос в этом контексте - субъект вещи

А разве эйдос - это не форма вещи, в то время как субъект вещи - "вещь в себе" Канта, никаким образом нам не доступная? Эрос - да, увлекает к другому субъекту, но такой субъект - не совсем э...вещь-  вернее, совсем не вещь.

Аватар пользователя Юрий Кузин

форма вещи - да, но живая, мыслящая форма, а по сути субъект...если вещь не субъект, то иное, латентное до поры до времени сущее, затем - актуальное, когда вещь обретает субъектность в акте само-становления.

Аватар пользователя Юрий Кузин

Философические «тёрки» на «ПЛАТОНЕ» (ФБ) Часть 3.

Юрий Кузин (Аркадию Шуфрину). Мы написали статью "Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило", где попытались противопоставить "монокуляризму" Хайдеггера свой "бинокуляризм", т.е. включить в категорию бытие - механизм соглядатайства Вещи и Я, что не оставляет хайдеггеровскому инструментализму в отношении ничто никакого шанса на фундаментальный статус. Почему бы Martin-у Heidegger-у не поднять, брошенную "ему" перчатку, и не ответить за однонаправленность Dasein, узурпировавшего бытийствование в форме экзистенциалов (In–der–Welt–sein (бытие–в–мире), In–sein (бытие–в), Mit–sein (бытие–с), Sorge (забота), Geworfenheit (заброшенность), Befindlichkeit (находимость), Furcht (страх), Verstehen (понимание), Rede (речь) и др))) Довольно, уважаемый Аркадий, жить так, словно ничего не случилось с появлением этой статьи))) http://philosophystorm.org/pochemu-ruzhe-khaideggera-ne...

Martin Heidegger. Вы, очевидно, уже поняли мысль Хайдеггера досконально, раз "бросаете перчатку"; я же ещё только пытаюсь её понять. поэтому поднимать "перчатку" не буду. но если приведёте дословную цитату из БиВ, в которой выражен тезис, вызывающий у Вас возражения, мне м.б. интересно над ней подумать.

Юрий Кузин. Уже привёл цитату в статье.

Martin Heidegger. Наверное не труднее Вам её скопировать здесь, чем мне искать её в статье?

Ivan KoIin. Martin Heidegger, вы бы лучше хотя бы 1 семинар этому тексту посвятили, разве среди вас есть кто-нибудь, способный так собеседовать с Хайдеггером и вообще на такое самобытное философствование? А ведь в этом и состоит аутентичность - откликаться живой мыслью на мысль.

Martin Heidegger. Ivan KoIin, я с Хайдеггером ещё не набеседовался. а потом есть Гуссерль, Сартр... целая очередь ко мне :))

Юрий Кузин. Чтобы уяснить разницу в подходах, - Хайдеггера и нашего, - дадим дефиниции "понятия" и "формы".

Бытие понятием - со-бытие Я и Вещи... Ясно, что вещь не пассивно дана, а сама соглядатайствует из своего далёка, что субъектность Я и субъектность Вещи движутся навстречу, что каузальность физическая (снизу вверх) и каузальность ментальная (сверху вниз) не противопоставлены, а со-положены. Мы говорим о бинокулярной природе обеих субъектностей. Бытие и субъект, таким образом, кооперируются в акте познания, что мы называем стереоскопической гносеологией или бинокулярным субъектом, что (как сумма ракурсов) соответствует объёму понятия или его истинности.

Форма заперта изнутри на засовы априоризма...

Квантор [существования], т.е. глагол "быть" сам бытийствует, и как суверен распространяет прерогативы своей короны по обе стороны от связки «есть», т.е. работает в оба направления: от субъекта к вещи и от вещи к субъекту. Вещь (как оформленное целое, формой собираемое в одно) не только объект, но и субъект, наделённый взглядом и пытливостью ума. Как человек в упор рассматривает вещь, а видит себя, так и вещь, уставившись на наблюдателя, выкидывает из своего далёка пятерню, чтобы протереть амальгаму. Форма задаётся двунаправленной, бинокулярной субъектностью: вещи, показывающей мне плечико, и мной, берущим вещь, но ровно настолько, насколько хватает сил у моего ненасытного априорного ума и неугомонной продуктивной фантазии. На стыке двух векторов и возникает граница формы. Ясно, что вещь не только удостоверяет посредством связки «есть» присутствие наблюдателя, но и словоохотничает, в результате чего предмет прирастает предикатами. Как двунаправленный итератор, слева направо квантор репрезентирует бытие мысли о «мыслимом», а справа налево - выслушивает невнятицу вещей о субъектности, дремлющей в недрах сущего.

Таким образом, бытие понятием - это интеракция Вещи и Я, рождённое бинокулярно, а не монокулярно, со-бытие вещи и мышления в интенционально-чувственном акте творчества мира/мысли из ничего Ex nihilo...Этим мы показываем, что подход Хайдеггера историчен, т.е. исчерпывается гуссерлианской парадигмой, дальше которой философ, увы, не видел, - что и понятно: сощуренный глаз ограничил обзор.

Ошибка редукционизма - в изъятии Мiра из субъекта, мы на это указываем в статье о Гуссерле ("Конец феноменологического эпохэ́"), где работу и продукт сознания феноменологу так и не удаётся вывести за скобки, и в статье о Хайдеггере, где сиюбытное узурпирует вопрошание, залепив уши (подобно Одиссею), чтобы не слышать Сирен - голоса вещей. Вещи вопиют. Они субъекты, которых не изъять из ума и сердца. Поэтому, только со-положенность Я и Вещи создаёт подлинную бинокулярную экзистенцию/субъектность, что позволяет взглянуть на метафизику трезво, а не сквозь "тусклое стекло". Ясно, что подобное трезвомыслие не возможно у Хайдеггера, у которого ничто заранее "приоткрыто" («в светлой ночи ужасающего Ничто впервые происходит простейшее раскрытие сущего как такового: раскрывается, что оно есть сущее, а не Ничто – вовсе не пояснение задним числом, а первоначальное условие возможности всякого раскрытия сущего вообще. Существо исходно ничтожащего Ничто заключается в этом: оно впервые ставит наше бытие перед сущим как таковым….Без исходной открытости Ничто нет никакой самости и никакой свободы») Мы же это "при-открывание" делаем предметом рецепции, - заранее не зная: ни цитологии, ни морфологии, ни механики, ни каузации/казуации не-сущего, а также его метаморфозы, т.е. предзаданности НИЧТО как такового. Поэтому наш подход не инструментальный, как у Хайдеггера и, простите - у Вас, Аркадий, - т.е. не номинальный (притворно-сущий), а реальный, - действительно-сущий.

Martin Heidegger. Я просил дословную цитату из БиВ.

Юрий Кузин. Martin Heidegger, Мы привели цитату, возразили и выдвинули контраргумент, - всё это в статье "Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило". Ваш комментарий фрагмента, взятого нами для анализа диалектики ничто из сборника (Хайдеггер М. Что такое метафизика? // Хайдеггер М.Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С.22.), безусловно был бы ценным и полезным вкладом в хайдеггероведение, если бы ни одно обстоятельство: этот вклад уже сделан нами))) Просто Вы не можете/не хотите это признать/опровергнуть)))

Аватар пользователя Whale

Бытие понятием - со-бытие Я и Вещи... Ясно, что вещь не пассивно дана, а сама соглядатайствует из своего далёка, что субъектность Я и субъектность Вещи движутся навстречу, что каузальность физическая (снизу вверх) и каузальность ментальная (сверху вниз) не противопоставлены, а со-положены.

Hе знаю, откуда это "ясно".

Вещь - "есть" в качестве идеи, сущности.

"Есть" - указывает на принадлежность бытию.

Субъект - обратная сторона бытия вещи.

Если есть вещь, то есть и субъект, так как вещь пред-стоит субъекту как идея.

Истина человеческого бытия обнаруживает себя, когда приоткрывается  ничто, она не есть бытие субъекта или вещи, а место-пребывания человека в его сущности.

Хайдеггер призывает вернуться от субъективной метафизики, от вещей и противопоставленных им субъектов - к истине бытия (не вещей, не субъектов и даже не идей).

Аватар пользователя Юрий Кузин

Философические «тёрки» на ОФИР-общество философских исследований и разработок (ФБ) по поводу диалога Ю.К. и А.Ш. https://www.facebook.com/.../permalink/724332074827276/...

/

Олег Чугунов. Хайдеггер - "наша прелесть". А почему вы про себя говорите "мы"? Не, я понимаю - в академических журналах положено, но в местах попроще? Ы?

/

Юрий Кузин. Мы - нейтрально. В статье с избытком своеволия, чтобы ещё выталкивать Я на кончик пера.

/

Олег Холкин. Парафраз-шутка от Хайдеггера вкупе с Аркадием Шуфриным: "Юрий, ваш самопровозглашенный "бинокуляризм" отнюдь не радикален, а потому забавен. Причина: несбалансированность между вовлеченностью и рефлексией. Требуется ещё один шаг - к радикальному "бинокуляризму" и будет вам, т. е. включите в категорию себя "бинокулярного" "вот-механизм" соглядатайства "мета-самого себя" и себя. Эта отрезвляющая процедура не оставит самопьедестальному "бинокуляризму" против неосновательно вмененного Хайдеггеру "монокуляризма" по вопросу о Ничто никакого шанса на какой бы то ни было фундаментальный статус. Получится какой-то доселе неизвестный в тезаурусах воображений метафизический "зверь": бинокулярный" "бинокуляризм". Почему бы носителю самотщетославного " бинокуляризма" не поднять брошенную самому себе перчатку и не ответить за "би-направленность" "само-Dasein", узурпировавшего бытийствование в форме "би-вот-бытия-экзистенциала"?! И довольно, уважаемый Юрий, жить так, словно ничего не случилось с появлением этого коммента".

/

Юрий Кузин. Я не вижу внятного и обоснованного контраргумента, Олег))). Есть упрёк в самотщеславии, - притворном, замечу, и провокационном по отношению к снобу-переводчику, - каламбуры и буриме, но ни пошагового анализа моих тезисов, ни собственных дефиниций. Что же до Вашего предложения включит себя в качестве оператора функции, то нами (в качестве альтернативы Парменидовскому бытию) уже предложена категория что-ни-что (бытие-ум-небытие), где триада предполагает со-положенность элементов триединого целого в познающем субъекте (Нусе) как основополагающем принципе и условии её динамического равновесия)))

/

Олег Холкин. Юрий Кузин Вы не "словили" главного в пародии: было обращено внимание на важность не критики, а необходимости радикализма в самой оптике. В отсутствие такого режима ваша "со-положенность" в тот же миг становится непреодолимо двойственной, стройность и непротиворечивость триады "бытие-ум-небытие" - только кажущейся, а ум - "самотщетославным" (речь не о Вас, а о Нусе, а Вы, что подумали? При этом вся схема приобретает сугубо объективистский характер (уже давно пройденный в истории ф. этап), тогда как предмет внимания во всех своих паттернах является непреодолимо субъективностным (заметьте: не субъективным и не субъективистским). Иначе говоря, сетуя на "монокуляризм" Х. и редукционизм Г., на самом деле вы впадает в ту же оптику, понимаемую Вами как погрешность. Между тем в вашей оптике - то же самое ἐποχή, но какое-то не последовательное, не радикальное. Считаю, что требуется следующий жест - радикальный. И он есть "ἐποχή на ἐποχή". В результате может быть, что манифестируемая вами "триада" получит статус весьма частного случая более интересной картины "жизненного мира". Не так ли? Вот о чем был в целом мой месседж в комменте, а также в речи о той отрезвляющей процедуре, не оставляющей "самопьедестальному "бинокуляризму" против неосновательно вмененного Хайдеггеру "монокуляризма" по вопросу о Ничто никакого шанса на какой бы то ни было фундаментальный статус." Ок.

Аватар пользователя Whale

Юрий, мне кажется, я отыскал у Хайдеггера ваш "бинокуляризм" - там, где он рассматривает философию греков в ее интерпретации Гегелем в свете его идеи "абсолютной субъективности"

"Ибо когда Гегель видит в бытии «неопределенное непосредственное», он понимает его как полагаемое определяющим и познающим субъектом. Поэтому он не может бытие в греческом смысле, εἶναι, высвободить из отнесенности к субъекту и отпустить в его собственное существо. Последнее же есть присутствие, т. е. при-бывание из непотаенности в потаенность. В при-сутствии разыгрывается открытие потаенности. Оно разыгрывается в Ἔν, и в Λόγος, т. е. в единящем собирающем предлежании — т. е. в допущении пребывания. Ἀλήθεια разыгрывается в Ἰδέα и в κοινωνία, общности идей, ибо они взаимно выводят друг друга к явленности и так образуют сущее бытие, ὄντως ὄν. Ἀλήθεια разыгрывается в Ἐνέργεια, которая не имеет ничего общего ни с actus, ни с деятельностью, но лишь с понятым по-гречески ἔργον  [ 14 ]   и с его про-из-ведением в присутствие".
 

Таким образом, Бытие - не акт, не деятельность познающего субъекта по пред-ставлению или произ-ведению сущего в не-потаенность, не "монокулярное знание", а взаимный вывод из потаенности - "единящее пребывание"  присутствия присутствующего,  та самая "бинокулярность". Хайдеггер видит бытие вне субъект-объектных отношений, вне  чистой субъективности - поэтому, оно неизбежно "бинокулярно". Он называет это "единящей двусложностью бытия ("присутствие присутствующего").

Бытие - это "бинокулярное" произ-ведение в присутствование.

Аватар пользователя Юрий Кузин

     Философические «тёрки» на ФШ вокруг Хайдеггера.

 

     Возражение Мартину Хайдеггеру.  

      Что до приведённой цитаты Хайдеггера, то перевод данного фрагмента был впервые опубликован в сборнике «Диалектика Гегеля в оценке современных западных философов» (М., 1974). Впоследствии он вошел в книгу: М. Хайдеггер. Время и бытие: Статьи и выступления (М.: Республика, 1993. Переиздание: СПб.: Наука, 2007). Доклад был прочитан на пленарном заседании Гейдельбергской академии наук 26.7.1958. Первая публикация — в юбилейном сборнике, посвященном 60-летию Г. Г. Гадамера (Die Gegenwart der Griechen im neueren Denken. Tübingen: Mohr, 1960, S.43–57). Включен в сборник «Путевые знаки».

     Рассмотрим данный абзац.

"Ибо когда Гегель видит в бытии «неопределенное непосредственное», он понимает его как полагаемое определяющим и познающим субъектом. Поэтому он не может бытие в греческом смысле, εἶναι, высвободить из отнесенности к субъекту и отпустить в его собственное существо...(МХ)

         ...касаясь «неопределенного непосредственного, Гегель настаивает, что оно есть «на деле ничто (курсив мой. — Ю.К.) и не более и не менее, как ничто» [ibid., 69]. ... Именно эта непосредственно соотносящаяся с собой негативность, в которой бытие и ничто тождественны как непосредственно противоположные друг другу, делает возможным у Гегеля становление, - ни о таком ли совпадении Ничто и Бытия пишет  Хайдеггер, когда создаёт химеру «Dasein-Ничто»? Да, именно так дело и обстоит. Когда же МХ утверждает, что Гегель полагает бытию быть субъектом, то следует уточнить, - чего Хайдеггер не делает в данном фрагменте, - о каком субъекте идёт речь: о субъекте ли познания или об абсолютном субъекте, что ни одно и то же. Упрёк Гегелю в неспособность высвободить бытие из отнесённости к субъекту и отпустить в его собственное существо, не вполне корректен. Греческое εἶναι, - быть, есть, пребывать, - вовсе не предполагает полагания себя субъектом, за пределами коего бытию и носа нельзя казать. Гегель прав, когда, говоря о «становлении», пишет: «Вещи ещё нет, когда она начинается, но вначале содержится не только её ничто, но уже также её бытие». Таким образом, Ничто́ «присутствует» в начале и в конце «становления», но никогда не перешагивает демаркацию потенциального/актуального. Ничто́ являет себя как конкретное сущее, единичное и особенное, но, как Всеобщее, оно абстрактно. Понятно, что конкретное не есть бытие, но лишь сущее, но конкретное не есть и небытие, но лишь не-сущее. Не-сущее, таким образом, не есть форма, вещь, место. Но только – потенция, из которой бытие черпает пригоршнями, вовсе не нуждаясь в субъекте как в своём поводыре. Таким образом, упрёк Гегелю со стороны МХ безоснователен. 

Последнее же есть присутствие, т. е. при-бывание из непотаенности в потаенность... (МХ).

        ...речь о бытии, пребывающем в своём собственном существе. Говоря о присутствии, МХ не различает чётко: места, акторов, акта, - т.е.не уточняет диспозицию, без которой нельзя понять контекста всей фазы. Присутствие удостоверяет субъект, равно как и сам акт, т.е. пребывание есть допрос с пристрастием всякого утаивающего своё существенное в-себе- и-для-себя сущего. Намеренно избегая слова субъект, МХ, тем не менее, апеллирует к субъектности и субъективности, которые, став акторами, принуждают бытие держать ответ... Присутствие вовсе не пассивно, оно взыскует ответа, используя - где испанский сапог, а где кошель золотых. Отсюда заключаем, что место при-бывания - рассудок; актор - субъект в его экзистенциальной непосредственной данности себе как того сущего, что выводит потаённое из непотаённости; акты - череда экзистенциалов в их непосредственной данности субъекту, но как бытие являет себя, МХ умалчивает, по этому его вопрошание/ответствование "монокулярно", т.е. ограничено одной лишь оптической устремлённостью взгляда на вещи. О том, что вещи могут вопрошать, а экзистенция ответствовать речь и вовсе не идёт.  

     В при-сутствии разыгрывается открытие потаенности. Оно разыгрывается в Ἔν, и в Λόγος, т. е. в единящем собирающем предлежании — т. е. в допущении пребывания.

        ...здесь присутствие/разыгрывание предполагает аттракцион из экзистенциалов: In–der–Welt–sein (бытие–в–мире), In–sein (бытие–в), Mit–sein (бытие–с), Sorge (забота), Geworfenheit (заброшенность), Befindlichkeit (находимость), Furcht (страх), Verstehen (понимание), Rede (речь) и др., а по сути бытия-вот, т.е. моего существования в мире, предполагающего смысл бытия как форму бытийствования здесь и теперь. Каковой бы чтойностью или каковостью, в итоге, не оказалось искомое, оно предполагает, что Ἐν ἀρχῇ ἦν ὁ λόγος, καὶ ὁ λόγος ἦν πρὸς τὸν θεόν, καὶ θεὸς ἦν ὁ λόγος,  - т.е., что В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Этот исходный посыл объединяет все изначальные истоки сущего, и даже больше того - устремляет взор к предельному основанию (предлежанию), которое допускает пребывание, т.е. каким-то образом полагает себе бытийствовать так, а не иначе... 

Оно разыгрывается в Ἔν, и в Λόγος, т. е. в единящем собирающем предлежании — т. е. в допущении пребывания.

        ...иначе говоря, предлежание есть некое «неопределенное непосредственное», которое знает себя доподлинно в качестве бытия в-себе, знает изнутри прибывания, как прибывающее-в-себе-и-для-себя-присутствие, т.е. как некий субъект, который не может быть сфальсифицирован посредственным das Man, но не есть и его «забеганием вперёд» (Vor weg-sein). Этот субъект, - хотя МХ и отказывает субъект-объектному тождеству в праве на существование, - есть то, что мы называем, негативным субъектом или Вещью.    

 Ἀλήθεια разыгрывается в Ἰδέα и в κοινωνία, общности идей, ибо они взаимно выводят друг друга к явленности и так образуют сущее бытие, ὄντως ὄν. Ἀλήθεια разыгрывается в Ἐνέργεια, которая не имеет ничего общего ни с actus, ни с деятельностью, но лишь с понятым по-гречески ἔργον  [ 14 ]   и с его про-из-ведением в присутствие".

         Ἀλήθεια - правда, истинность, достоверность в смысле прямоты и искренности, когда идея/образ/идеальное/красота(Ἰδέα) соучаствует в со-обществе (κοινωνία), т.е. в общении как со-мыслии и со-бытии идеальных объектов, расквартированных в Я. Это со-работничество порождает божественную энергию (Ἐνέργεια), но и взывает к бытию в-себе. Но у Хайдеггера труд, работа и дело (ἔργον) - всегда есть дело рук некоего безличного бытия, не относящегося к субъекту с его «бытием-в-мире» (In-der Welt-sein), «бытием-при-внутримировом-сущем» (Sein-bei-innerweltlichem-Seiendem), «забеганием в перёд» (Vor weg-sein). И о том, что речь не идёт о субъекте свидетельствует отказ МХ от понимания явленности как взаимного выведения друг друга к существенному сущности как представления, спектакля, постановки, инсценировки, и иного рода понукания к действию (actus), которые приличествуют субъекту (das Wer). Но здесь и открывается близорукость МХ, отказывающего бытию в бытийствовании иначе, чем посредством экзистенциалов, данных себе в форме пребывающего присутствия. Хайдеггеру невдомёк, что Вещи сами суть субъекты, наделённые экзистенциалами, что Dasein подлинно только, когда оно бинокулярно, но не монокулярно, доказательству чего и была посвящено наша статья "Почему ружьё Хайдеггера не выстрелило".  

 

       Возражение Whale

 Таким образом, Бытие - не акт, не деятельность познающего субъекта по пред-ставлению или произ-ведению сущего в не-потаенность, не "монокулярное знание", а взаимный вывод из потаенности - "единящее пребывание"  присутствия присутствующего,  та самая "бинокулярность". 

          ...взаимный вывод из потаённости, - но у Хайдеггера отсутствует контр-агент, поскольку ничто и бытие он по сути сращивает до неприличного неразличения; вопрос по этому открыт: кто или что со-работничает с Dasein? "Единящее пребывание" имело бы место при взаимном устремлении друг к другу Я и Вещи как двух субъектов, а по сути  триединого и триипостасного объекта Что-Ни-Что (Бытие-Ум-Небытие), о котором мы уже писали как об альтернативе «Есть» Парменида, сказавшему: «...τὸ γὰρ αὐτὸ νοεῖν ἐστίν τε καὶ εἶναι (…мыслить и быть — не одно ли и то же?)» 

Хайдеггер видит бытие вне субъект-объектных отношений, вне  чистой субъективности - поэтому, оно неизбежно "бинокулярно". Он называет это "единящей двусложностью бытия ("присутствие присутствующего"). Бытие - это "бинокулярное" произ-ведение в присутствование.

         ... сопряжение присутствия и присутствующего, т.е. двусложность, о которой Вы пишите, Хайдеггер понимает как слово. По МХ. слово извлекает сущее из потаённости, и этим одновременно затеняет бытие. Само же бытие, даже стоя за кулисой, продолжает отбрасывать свет, который придаёт сущему объём как в кино светотень, созданная приборами кинооператора, вылепливает предметы, выхватывая их из Ничто - пересвета (переизбытка свечения, превращающего изображаемое в белое слепое пятно) или недоэкспонирования (погружения изображаемого в кромешный мрак). Слово и укутывает бытие и срывает с него покров стыдливости. И субъект как слово прибывает в двусложности бытия и сущего: он отвечает на требование бытия, несёт Благую Весть о бытию о себе. Но Хайдеггер не указывает на механизм соглядатайства, а само со-бытие человека и вопроса, обращённого к нему из недр сущего, лишено референта. Мы же вводим понятие бинокулярной экзистенции, когда Dasein1 (субъект), Dasein 2 (бытие) и Dasein 3 (ничто́) кооперируются в акте познания. Сам же стереоскопический эффект достигается именно соглядатайством Dasein 1,2,3. Ибо только бинокулярное зрение/знание полно.  

Аватар пользователя Юрий Кузин

Whale, укажите пожалуйста источник. Тогда я смогу ответить.

Аватар пользователя Whale

М.Хайдеггер. "Гегель и греки".

http://bibikhin.ru/gegel_i_greki

Аватар пользователя Владимир63

Whale, 18 Октябрь, 2020 - 15:47, ссылка

Простите за нескромный вопрос: 

Вы знакомы с таким понятием, как - бинокулярный параллакс? У меня есть некоторая идейка, как наблюдая за вниманием при построении трехмерной картинки, можно увидеть, как внимание творит узнаваемый "мир". Если у вас возникнет желание обсудить это явление, дайте знать. 

Аватар пользователя Whale

Вы знакомы с таким понятием, как - бинокулярный параллакс?

 Вообще-то, нет, но у меня есть книга с картинками - там надо смотреть как бы "сквозь" них и тогда  всплывают объемные фигуры...

Аватар пользователя Владимир63

Вообще-то, нет, но у меня есть книга с картинками - там надо смотреть как бы "сквозь" них и тогда  всплывают объемные фигуры...

Значит, у вас есть самая главная, самая мудрая книга. Смотрите её почаще. 

“Есть немало таких, писал Гуссерль, кто закрывает себе доступ в эту сферу просто тем, что не может решиться постигать интенциональное переживание, например переживание восприятия, в его присущей ему как таковой сущности. Они не могут добиться того, чтобы, живя в восприятии, направлять свой наблюдающий и теоретизирующий взгляд не на воспринимаемое, но вместо этого на само же восприятие, или же на те особенности, какими отличается способ данности воспринимаемого, и брать то, что предстает в имманентном анализе сущностей таким, каким оно дает себя”.