Плотин. Индивид

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

здесь у Плотина излагается тема "индивида", и которая зачем-то связывается со "свободой" вообще, и которая относится не к индивиду или биополу, а к единому, а единое является проявлением всего лишь причастности индивида к нему самому. Свобода не существует, а что понимается под "свободой", относится к "частному", а значит не существует и для единого как существующего . Индивид - это лишь "идея", и чего-то "отдельного, независимого, равного", и отсюда у Плотина происходит вся логическая эквилибристика, как от "индивида". Почему индивид и не может быть понятием, так как связать его не с чем, отсюда и разгул трактовок "индивида". Если Плотин употребляет термины субстанция, субъект, то эти понятия не являются философскими, и которые не существуют также как и индивид, а всего лишь идеи, и которые ничего не значат если их не раскрывать. Существует только субъект права, где единое, а субъект любого иного действия , или мышления, не существует, и конечно существует биопол, так как только биопол может относиться к единому, хотя и в дополненном виде. Если мыслители термины субъект и субстанция употребляют, то не этим вовсе и отличаются в мышлении своём, так как важно не критику дать, а внести своё видение проблемы, и оно может конечно отличаться от предков.

Первоначало в системе Плотина есть «абсолютно благое действие», «действовать» же может лишь нечто «свободное», а «абсолютно благим» действием может быть лишь то действие, благость которого ничем не ограничена; соответственно, действие первоначала является «абсолютно свободным». Из этого следует, что первоначало не содержит в себе никакого претерпевания, (следовательно; оно не «подвластно» никакому виду «необходимости»), а из «благости» действия первоначала, поскольку благим действием для Плотина является действие, предоставляющее «свободу» иному, следует, что Благо предоставляет иным по отношению к себе «свободу возвращения» (то есть, является действием «ради иного») и не ограничивает свободу всего иного каким-либо образом.
«Единство» первоначала, по крайней мере, в некоторых аспектах, так же как. и его свобода, может быть понято как необходимое условие для понимания первоначала как «абсолютно или неограниченно благого», так как «неограниченность» первоначала для Плотина означает отсутствие в нём каких-либо границ, что как раз и означает «единство».
В рамках учения Плотина имеется возможность согласования реконструированного нами-понимания первоначала как абсолютно благого действия, во-первых, с «исхождением» Ума из Единого и, во-вторых, с существованием, Ума «наполненного» идеями. При обосновании этого положения используется допущение о самостоятельном и свободном «отличении» Умом себя от Единого; если мы не принимаем это допущение; то мы впадаем в противоречие с плотновским пониманием первоначала как «абсолютно свободного Блага» и «творца свободы».
Имеется возможность рассмотрения действий принадлежащих Уму идей как «(не абсолютно) благих» и, «(не абсолютно) свободных»-действий; каждое из которых в некоторых отношениях «ограничено», в отличие от действия Блага. Существует аспект, в котором само существование эйдоса, принадлежащего миру Ума, может рассматриваться как действие, направленное на «чувственный мир», как благое действие, предоставляющее свободу иному. А именно, эйдос существует в качестве цели восхождения для 'падшей' души». Таким образом, существование эйдоса является необходимым условием для того, чтобы.душа; могла; «восходить» в мир Ума. Эйдос, тогда, как бы предоставляет душе возможность «восхождения» в мир большей свободы, и в этом отношении подобен первоначалу, предоставляющему возможность «восхождения» самим эйдосам.
В рамках учения Плотина возможна интерпретация «падения» души в чувственный мир как «свободного» в некоторых отношениях действия самой этой души. Согласно нашей реконструкции позиции Плотина, жизнь души, в действительности принадлежащей к миру Ума, в «чувственном мире» представляет из себя акт «двойного воображения»: во-первых, душа воображает себя «как Душу (то есть как третью ипостась), а во-вторых, - как «индивидуальную душу», гораздо менее свободную, чем Душа.
В учении Плотина о чувственном мире: не существует противоречия между, с одной стороны, признанием некоторой человеческой свободы и; с другой стороны, наличием различных видов «принуждения», таких, как Промысел, Судьба, Необходимость, Случай и др: Согласно осуществлённой реконструкции позиции Плотина, нечто может ограничить свободу «индивидуальной души» лишь в тех отношениях, в которых это допустила! она сама; наличие некоторого принуждения допустила сама душа, «низойдя» из мира Ума. Но ничто сущее не может полностью отказаться от своей, свободы, так что ничто не может полностью «контролировать» действия «индивидуальной души».
Первоначало как благо и «абсолютно свободное»
Вряд ли можно дать более общее и менее спорное определение первоначала, чем следующее: «первоначало — то, что является началом всего в каком-либо отношении сущего». Из этого следует, что «начало» первоначала принадлежит ему самому. Но здесь надо иметь в виду, что первоначало не определяется как то, что есть «начало всего» «по своей природе». Декларируется лишь, что «если существует сущее, то существует и его начало » и «если существует первоначало, то его начало принадлежит ему самому». Не провозглашается, что существование сущего «необходимо следует» из существования первоначала. Также ничего пока не сказано о том, что значит для первоначала «существовать»: отличается ли его существование от существования сущего и т.д.
Отношений, в которых первоначало может быть провозглашено «началом», имеется довольно много. Ведь, в общем случае, «начало» у Плотина — всего лишь «необходимое условие» для чего-то. Поэтому можно быть «началом всего» как творцом всего; тем, что упорядочивает (объединяет) всё; целью- («желанным») для всего; местом (пространством) для; всего; подлежащим для всего; тем, что содержит «возможные» сущности для всего; тем, что является условием мыслимости всего и пр. Поэтому приведённое: определение является явно недостаточным для построения системы. Его следует как-то конкретизировать, привлекая для этого дополнительные условия. И здесь нельзя не заметить двух «имён», наиболее часто прилагаемых к первоначалу Плотином: Благо и Единое.
Итак, в дополнение к вышеприведённому определению первоначала допустим; что первоначало есть благо (благое) и первоначало есть единое....
Ради простоты изложения мы рассматриваем здесь суждения «первоначало есть благое» и «первоначало есть. единое» в качестве независимых «аксиом». В "дальнейшем обсуждается возможность построения на их основе (и понимания «первоначала как «начала всего») «учения о первоначале» Плотина во всех его аспектах. Но следует иметь в виду, что положение «первоначало есть, абсолютно единое», вероятно, рассматривалось Плотином как необходимое условие для того, чтобы первоначало могло рассматриваться как «абсолютно благое». Например, «единство как отсутствие частей» может быть обосновано, исходя из того, что первоначало, разделённое на части, обладало бы определённой «природой», или «сущностью», которой оно определялось бы или от которой: оно завысило бы, чего в действительности не может быть. Ведь для того, чтобы первоначало было абсолютно благим действием, оно должно быть абсолютно свободным действием, а значит, оно не должно зависеть ни от «внешнего» себе, ни от своей собственной «внутренней структуры».
Постараемся рассмотреть, как можно понимать «благо». Традиционно «благом» в греческой философии именуется то, что предпочитается по каким-либо причинам. Кажется разумным, что определение «блага» должно удовлетворять либо? первому, либо второму из следующих условий: 1. «благо» есть некоторая цель для нечто (скорее, «для кого-то»); то, к чему это ; «нечто» (или некто) - стремится, или оценка состояния чего-либо; 2. «благое» есть свойство некоторого действия, каковое свойство также может быть перенесено на «того, что совершает действие».
Рассмотрим случай 1. Определив «благо» как то, что есть цель для чего-либо, мы ничего не добавим к нашему пониманию Блага; так как в этом случае мы характеризуем нечто, которое преследует некоторую цель,, его «природу» и его «способность ставить себе цель». К самому благу это не имеет отношения. Таким образом, понимание «блага» только как «цели» для иного неконструктивно. Если же мы признаем, что благо есть, например, «состояние удовольствия», то тогда «благо» не может быть «началом всего сущего», ведь оно нуждается в «том, что находится в этом состоянии». Иными словами, не может быть идеи удовольствия, так как удовольствие не является сущностью; так как оно постигается не «умным» созерцанием, а с помощью чувственного восприятия. Что же касается понимания «блага» как собственности, богатства и прочих «житейских благ», то оно неприемлемо по той причине, что в этом случае, именуя нечто «благом», мы характеризуем его отношение к чему-либо, а не это нечто само по себе.
В нашем понимании «первоначала как единого» могут содержаться те же два подхода, что и в понимании «первоначала как блага». Вывод будет тем же: «единое» не следует определять как то, что есть цель для иного по отношению к нему; также «единство» не есть состояние, которое не может существовать без того, состоянием чего оно является. Если же мы начнём рассматривать «благое» или «единое» как характеристики «действия» или «действующего» (случай 2.), то мы сможем сказать нечто конструктивное о самом первоначале, а не о том, что к нему «стремится». Например, в этом случае можно сказать, что первоначало, как благое, действует, совершая благие действия. Очевидно, что Благо является благим в наибольшей степени, о чём мы будем говорить ниже.
http://www.dslib.net/istoria-filosofii/problema-svobo.. Проблема свободы у Плотина

 

Связанные материалы Тип
бытие как фикция мышления Дмитрий Косой Запись