Платон как философ права

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия политики и права
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Образец достаточно грамотного философского определения сути закона Платоном, где имеется ясное представление о законе как о частном выборе индивида, и никаком ином, как сохраняющего в себе признак единого, и выбор этот для политика, а не для управляемого стада (толпы), что важная деталь в сути закона понимаемой Платоном, она явно отличается в лучшую сторону от современных правовых догм закона. Частное закона и фашизм реализует тоже, когда закон - что дышло в руках у чиновника как частного лица представляющего себя политиком в платоновском духе, хотя он всего лишь функция, зависимое (коррупция) лицо, а не политик, которым может быть только независимый свободный гражданин, субъект права. Отсюда в логике Платона ситуация и переворачивается когда демократия вырождается в охлократию, власть гражданина уходит во власть толпы, которой управляет уже человек толпы, из чиновников как сейчас, а не политик Платона, и понятно почему это произошло, демократия стоит на гарантиях, а не на рыночных отношениях как при либерал-фашизме, и недостаток гарантии у гражданина приводит к охлократии всегда.

Чужеземец. И мы должны будем считать, как мы это сейчас решили, что, правят ли эти люди согласно нашей доброй воле или против нее, согласно установлениям или без них, богаты они или бедны, они правят в соответствии с неким искусством правления. Ведь врачей мы почитаем врачами независимо от того, лечат ли они нас по нашему согласию или против нашей воли, когда они делают нам разрезы, прижигания или, пользуя нас, причиняют другую какую-то боль, действуют они согласно установлениям или помимо них и богаты ли они или бедны, – пока они руководствуются искусством, очищая или как-то по-иному ослабляя либо, наоборот, укрепляя наше тело, – лишь бы врачеватели действовали на благо наших тел, превращали их из слабых в более крепкие и тем самым всегда спасали врачуемых. Именно таким образом, а не иным мы дадим правильное определение власти врача, как и всякой другой власти.
Сократ мл. Ты совершенно прав.
Чужеземец. И из государственных устройств то необходимо будет единственно правильным, в котором можно будет обнаружить истинно знающих правителей, а не правителей, которые лишь кажутся таковыми; и будет уже неважно, правят ли они по законам или без них, согласно доброй воле или против нее, бедны они или богаты: принимать это в расчет никогда и ни в коем случае не будет правильным.
Сократ мл. Прекрасно.
Чужеземец. И пусть они очищают государство, казня или изгоняя некоторых, во имя его блага, пусть уменьшают его население, выводя из города подобно пчелиному рою колонии, или увеличивают его, включая в него каких-либо иноземных граждан, – до тех пор, пока это делается на основе знания и справедливости и государство по мере сил превращается из худшего в лучшее, мы будем называть такое государственное устройство – в указанных границах – единственно правильным.  Другие же государственные устройства, которые мы считали правильными, следует признать не подлинными, не действительно правильными, а лишь подражаниями правильному устройству, причем те, которые мы называем благоустроенными, подражают ему в лучшем, остальные же в худшем.
Сократ мл. Чужеземец, обо всем прочем ты говорил, как нужно; а вот о том, что следует управлять без законов, слышать тяжко.
Чужеземец. Ты чуть-чуть опередил меня своим вопросом, Сократ: ведь я и сам хотел расспросить тебя, принимаешь ли ты все мной сказанное, или что-нибудь из этого тебе неугодно. Теперь же ясно, что мы стремимся разобрать правильность правления без законов.
Сократ мл. Совершенно верно.
Чужеземец. Некоторым образом ясно, что законодательство – это часть царского искусства; однако прекраснее всего, когда сила не у законов, а в руках царственного мужа, обладающего разумом. И знаешь почему?
Сократ мл. Нет. Почему?
Чужеземец. Потому что закон никак не может со всей точностью и справедливостью охватить то, что является наилучшим для каждого, и это ему предписать. Ведь несходство, существующее между людьми и между делами людей, а также и то, что ничто человеческое, так сказать, никогда не находится в покое, – все это не допускает однозначного проявления какого бы то ни было искусства в отношении всех людей и на все времена. Согласимся ли мы в этом?
Сократ мл. Как же иначе?
Чужеземец. Закон же, как мы наблюдаем, стремится именно к этому, подобно самонадеянному и невежественному человеку, который никому ничего не дозволяет ни делать без его приказа, ни даже спрашивать, хотя бы кому-то что-нибудь новое и представилось лучшим в сравнении с тем, что он наказал.
Сократ мл. Сущая правда: закон поступает по отношению к каждому из нас именно так, как ты говоришь.
Чужеземец. Следовательно, невозможно, чтобы совершенно простое соответствовало тому, что никогда простым не бывает.
Сократ мл. Видимо, так.
Чужеземец. Для чего же нужно законодательство, если закон несовершенен? Мы должны найти этому причину.
Cократ мл. Конечно.
Чужеземец. Ведь у вас, как и в других городах, существует обычай всенародных упражнений – в беге ли или еще в чем-нибудь – ради поощрения духа соперничества?
Сократ мл. Да, это очень распространено.
Чужеземец. Давай же припомним приказания тех, кто сведущ в гимнастических упражнениях и имеет власть эти приказания отдавать.
Сократ мл. Что ты имеешь в виду?
Чужеземец. Они не считают уместным вдаваться в тонкости, имея в виду каждого в отдельности, и давать указания, что полезно для тела данного человека; наоборот, они думают, что надо более грубо и приближенно давать наказы, так, чтобы они в целом приносили пользу телам большей части людей.
Сократ мл. Совершенно верно.
Чужеземец. Потому-то, возможно, они одинаково распределяют между всеми нагрузку, то приказывая всем одновременно бежать, то останавливая их бег, борьбу или другие телесные упражнения.
Сократ мл. Да, это так.
Чужеземец. Значит, мы будем считать, что и законодатель, дающий наказ своему стаду относительно справедливости и взаимных обязательств, не сможет, адресуя этот наказ всем вместе, дать точные и соответствующие указания каждому в отдельности.
Сократ мл. Видимо, это так.
Чужеземец. Он издаст, думаю я, законы, носящие самый общий характер, адресованные большинству, каждому же – лишь в более грубом виде, будет ли он излагать их письменно или же устно, в соответствии с неписаными отечественными законами.
Сократ мл. Правильно.
Чужеземец. Конечно, правильно. Да и в состоянии ли, Сократ, кто-нибудь находиться всю жизнь при каждом, давая ему самые разные и полезные указания? А если бы кто-то и был в состоянии из тех, кто действительно получил в удел царственное познание, то едва ли он пожелал бы, записывая эти пресловутые законы, сам наложить на себя оковы.
Сократ мл. Да, чужеземец, это ясно из только что сказанного.
Чужеземец. Еще более ясным это станет из последующего.
Сократ мл. Из чего именно?
Чужеземец. А вот: скажем ли мы, что врач или учитель гимнастики, собираясь уехать и долгое время пробыть вдали от своих подопечных, сочтет нужным оставить им памятную записку с предписаниями, адресованными этим больным или ученикам гимнастики, чтобы они ничего не забыли?
Сократ мл. Так.
Чужеземец. А что, если он пробудет в отсутствии меньше, чем ожидал? Неужели, вернувшись, он не посмеет дать другие предписания вопреки тому, что было написано раньше, учитывая, что из-за перемены ли ветра или других неожиданностей погоды больным стало лучше? Неужели он станет упорствовать и считать, будто не следует отступать от того, что было установлено прежде, и будто ни ему не следует давать новые указания, ни больному осмеливаться преступить написанное, поскольку то, что записано, целительно и направлено к выздоровлению, все же прочее – невежественно и болезнетворно? Если бы такое случилось в науке и истинном искусстве, разве не раздался бы громовой хохот и не были бы подняты на смех подобные предписания?
Сократ мл. Безусловно.
Чужеземец. А если кто пишет о справедливом и несправедливом, прекрасном и постыдном, добром и злом или же устно издает такие законоположения для человеческих стад, пасущихся согласно предписаниям законодателей по городам, причем пишет со знанием дела, или вдруг явится другой кто-либо подобный, неужели же им не будет дозволено установить вопреки написанному другое? И неужели этот запрет, подобно прежнему, о котором мы говорили, не вызовет самого настоящего смеха?
Сократ мл. Конечно, вызовет.
Чужеземец. Знаешь, что в таких случаях говорят обычно люди?
Сократ мл. Пока что не догадываюсь.
Чужеземец. Это звучит очень складно: говорят, что, если кому известны законы, лучшие в сравнении с теми, что были раньше, он должен издавать их не ранее, чем убедит каждого гражданина в отдельности.
Сократ мл. Ну и что же? Разве это неверно?
Чужеземец. Возможно, и верно. Но если кто, никого не убедив, силой навязывает лучшее, какое будет имя такому насилию?.. Однако постой. Скажи мне сначала по поводу прежнего...
Сократ мл. Что именно?
Чужеземец. Если кто, не убедив врачуемого, однако хорошо владея своим искусством, вопреки предписанному станет навязывать лучшее лечение ребенку, мужчине или женщине, как будет называться такое насилие? Ведь скорее любым именем, но только не вредоносной погрешностью против искусства? И насилуемый таким образом может сказать все, что угодно, не скажет он только, будто претерпел нечто вредоносное и невежественное со стороны насилующих его врачей.
Сократ мл. Ты говоришь сущую правду.
Чужеземец. А что у нас называется погрешностью против искусства государственного правления? Разве не то, что постыдно, дурно и несправедливо?
Сократ мл. Несомненно.
Чужеземец. Ну а если кого-то насильно заставляют вопреки писаным и неписаным отечественным законам делать другое, то, что лучше и прекраснее прежнего, как должно звучать у таких людей порицание подобного рода насилия, коль скоро они хотят, чтобы оно не превратилось во всеобщее посмешище? Не следует ли им говорить что угодно, кроме того, что насилуемые потерпели при этом от насилующих зло. позор и несправедливость?
Сократ мл. Ты говоришь сущую правду.
Чужеземец. А не получится ли так, что если насилующий богат, то насилие его справедливо, если же беден, то наоборот? Или же убедил кто других либо не убедил, богат ли он или беден, согласно установлениям или вопреки им делает он полезное дело, именно эта польза и должна служить вернейшим мерилом правильного управления государством, с помощью которого мудрый и добродетельный муж будет руководить делами подвластных ему людей? Подобно тому как кормчий постоянно блюдет пользу судна и моряков, подчиняясь не писаным установлениям, но искусству, которое для него закон, и так сохраняет жизнь товарищам по плаванию, точно таким же образом заботами умелых правителей соблюдается правильный государственный строй, потому что сила искусства ставится выше законов. И пока руководствующиеся разумом правители во всех делах соблюдают одно великое правило, они не допускают погрешностей: правило же это состоит в там, чтобы, умно и искусно уделяя всем в государстве самую справедливую долю, уметь оберечь всех граждан и по возможности сделать их из худших лучшими.
Сократ мл. Против того, что было тобой сказано, нечего возразить.
Платон. ПОЛИТИК

Связанные материалы Тип
Платон о законах Дмитрий Косой Запись
Аристотель об управлении Дмитрий Косой Запись
Платон о бесполой толпе Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела по Ницше Дмитрий Косой Запись
Ницше как философ права Дмитрий Косой Запись
Террор и Гольбах Дмитрий Косой Запись
Гольбах о праве Дмитрий Косой Запись
Гольбах о законах Дмитрий Косой Запись
Гносеология Дмитрий Косой Запись
Право и правовая норма Дмитрий Косой Запись
Частная собственность Дмитрий Косой Запись
Гегель о собственности Дмитрий Косой Запись
раскол в нигилистах Дмитрий Косой Запись
Спиноза о едином человека Дмитрий Косой Запись
политик и женское Дмитрий Косой Запись
принцип просвещения Дмитрий Косой Запись
дуализм и единое Дмитрий Косой Запись
левые и правые Дмитрий Косой Запись
Путин про фашизм Дмитрий Косой Запись
философия постмодерна Дмитрий Косой Запись
гарантии и фашизм Дмитрий Косой Запись
исток сталинизма Дмитрий Косой Запись
иностранный агент Дмитрий Косой Запись
идея либерализма Дмитрий Косой Запись
экономические игры либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
судьбы народов Дмитрий Косой Запись
основы фашизма Дмитрий Косой Запись
суверинитет Путина Дмитрий Косой Запись
гомофобия содома Дмитрий Косой Запись
толпа и марксизм Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела о философии Дмитрий Косой Запись
безликий закон и право Дмитрий Косой Запись
лёд тронулся Дмитрий Косой Запись
сексуальные излишества Дмитрий Косой Запись
фашизм и журналист Киселёв Дмитрий Косой Запись
половое, шизоидное и бесполое Дмитрий Косой Запись
Конфуций об управлении Дмитрий Косой Запись
Фуко. Истина как объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
либерал и либерализм Дмитрий Косой Запись
преступление против государства Дмитрий Косой Запись
фикции либерализма Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и свобода граждан Дмитрий Косой Запись
бесполое и познание Дмитрий Косой Запись
институты государства Дмитрий Косой Запись
понятие справедливости Дмитрий Косой Запись
толпа и народ Дмитрий Косой Запись
вера и атеизм Дмитрий Косой Запись
журналисты идиоты Дмитрий Косой Запись
модель Путина Дмитрий Косой Запись
что делать? Дмитрий Косой Запись
узурпация Дмитрий Косой Запись
90-ые годы Дмитрий Косой Запись
политэкономия либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
социальное государство Дмитрий Косой Запись
гарантии в рыночной экономике Дмитрий Косой Запись
Политик Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления по Лакану Дмитрий Косой Запись
президент представительной демократии Дмитрий Косой Запись
чиновник и беззаконие Дмитрий Косой Запись
борьба за фикции Дмитрий Косой Запись
тактика вождя Дмитрий Косой Запись
Крым как проблема Дмитрий Косой Запись
становление либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
знамение смерти Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и идеология Дмитрий Косой Запись
право и гарантия Дмитрий Косой Запись
консерватизм как рабство бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела чиновника Дмитрий Косой Запись
фашизм как единое правовой системы Дмитрий Косой Запись
президент и император Дмитрий Косой Запись
оппозиция Дмитрий Косой Запись
политика при фашизме Дмитрий Косой Запись
Фуко. Происхождение власти Дмитрий Косой Запись
толпа и фашизм Дмитрий Косой Запись
шизоидное толпы Дмитрий Косой Запись
Фуко о власти. Дмитрий Косой Запись
толпа и её циклы Дмитрий Косой Запись
безликий закон при Путине Дмитрий Косой Запись
ответственность Думы Дмитрий Косой Запись
верховенство права Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и государство Дмитрий Косой Запись
как не стало СССР Дмитрий Косой Запись
индивид и община Дмитрий Косой Запись
государство СССР Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и толпа Дмитрий Косой Запись
идеология либерал-фашизма. Дмитрий Косой Запись
рыночная экономика как фикция Дмитрий Косой Запись
Крым как яблоко раздора Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм в действии Дмитрий Косой Запись
власть народа Дмитрий Косой Запись
политические выборы и ротация Дмитрий Косой Запись
политика как вера Дмитрий Косой Запись
цель и её смысл Дмитрий Косой Запись
государство подорожает Дмитрий Косой Запись
право вне гарантии Дмитрий Косой Запись
безликий закон в России Дмитрий Косой Запись
кремль как организатор преступлений Дмитрий Косой Запись
воля как фикция философская Дмитрий Косой Запись
правовая свобода Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и цензура Дмитрий Косой Запись
чиновник и безликий закон Дмитрий Косой Запись
коррупция как управление Дмитрий Косой Запись
объект и субъект Дмитрий Косой Запись
культура как поле битвы Дмитрий Косой Запись
Лиотар. Истины толпы Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и информация. Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и право Дмитрий Косой Запись
политэкономия и богатства Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм на подъёме Дмитрий Косой Запись
безликий закон в США Дмитрий Косой Запись
деградация Дмитрий Косой Запись
гений Ломброзо Дмитрий Косой Запись
кастрат искусственный Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Платона Дмитрий Косой Запись
коммунизм как угроза Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и мошенничество Дмитрий Косой Запись
фашизм сегодня Дмитрий Косой Запись
мир как представление Дмитрий Косой Запись
свобода и безликий закон Дмитрий Косой Запись
Юм как философ Дмитрий Косой Запись