Онтология Тела по Толстому

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
История философии
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Любить -- значит желать того, чего желает любимый предмет. Желают предметы любви противоположного, и потому любить можно то, что желает одного и того же. Желает же одного и того же Бог.  
Человек, начиная жить, любит только себя и отделяет себя от других существ тем, что он любит не переставая то, что составляет его существо, потом больше он живет сознательной жиз­нью, тем большее и большее количество существ он начинает любить, хотя и не такой прочной и неперестающей любовью, к[акой] он любит себя, но все-таки так, что он желает блага всему тому, что он любит, и радуется этому благу и страдает от зла, кот[орое] испытывают любимые им существа и соединяет воедино всё то, что он любит. Так как жизнь есть любовь, то почему не предположить, что мое "я", то, что я считаю собою и люблю исключительной любовью, не было такое же соединение любимых мной предметов в прежней, как и то соединение этих предметов, кот[орое] я делаю теперь? То совер­шилось уже, а это совершается. Жизнь есть увеличение любви, расширение своих пределов, и это расширение совершается в разных жизнях. В теперешней жизни это расширение пред­ставляется мне в виде любви. Это расширение нужно для моей внутренней жизни, и оно же нужно для жизни этого мира. Но жизнь моя может проявляться не в одной этой форме, она проя­вляется в бесчисленном количестве форм. Мне видна только эта. А между тем движение жизни, понятное мне в этом мире увели­чением любви во мне и единением существ любовью, в то же время производит и другое, одно или много, невидимые мною действия, как например я составляю 8 кубиков в картину на одной стороне их и не вижу других сторон составного куба, но на других сторонах составляются такие же правильные, невидимые мне картины. Всё это б[ыло] очень ясно, когда пришло мне в голову, теперь же все забылось, и вышла чепуха.
Разум дан не на то, чтобы познать, что надо любить -- этого он не покажет -- а только на то, чтобы указать, чего не надо любить.
Счастье есть удовлетворение требований существа чело­века, живущего от рождения и до смерти только в этом мире; благо же есть удовлетворение требований вечной сущности, живущей в человеке.
Если бы только люди понимали, что истинная, законная, плодотворная жизнь есть любовь, то они бы понимали, что пока нет любви, надо останавливаться жить. Как сосуд, в кот[ором] отстаивается вино -- если идет гуща, значит не го­тово, и не надо лить, а надо ждать, а то погубишь и вино и гущу. --
Управляет нашим миром насилие, т. е. злоба, и потому находящееся всегда в обществе большинство -- несамостоя­тельные, шаткие члены: женщины, дети, неумные -- воспитываются злобой и переходят на сторону злобы. А надо бы, чтобы мир управлялся разумом, добром, тогда бы всё это большинство воспитывалось бы добром и переходило бы на его сторону. Для того же, чтобы это было, нужно, чтобы разум и добро проявляли себя, не унывая, заявляли бы о своем существовании -- это очень важно.
Сложность знания -- признак его ложности. Что истинно, то просто.
Записано: справедливость недостаточна.  
Физическая работа важна тем, что она мешает уму праздно и бесцельно работать.
Пожалуй, что важнее знать то, о чем не надо думать, чем знать то, о чем надо думать.
Женщины слабы и хотят не только не знать своей слабости, но хотят хвастаться своей силой. Что может быть отвра­тительней?
Вся забота правителей состоит не в том, как они говорят, чтобы утвердить религию в народе, а, напротив, в том, чтобы выхолостить народ от религии. И в России они почти достигли этого.
Жизнь индивидуальная, личная, есть иллюзия, такой жизни нет, есть только функция, орудие чего-то.
Военное сословие есть пережиток, не имеющий приме­нения -- слепая кишка.
Сейчас читал рассуждение в немецк[ом) парламенте о том, как помочь тому, что крестьяне бегут в города. А разрешение вcex вопросов одно, и никто не признает его и даже не инте­ресуется им. А разрешение одно, ясно и несомненно: власть имеющие развратились, п[отому] ч[то] имеют власть и составили себе учение религиозное, соответствующее их развращению. И это самое учение они усиленно с детства прививают народу.
Спасение одно: разрушение ложного учения.  
Бесконечность времени и пространства не есть признак величия ума человеческого, а напротив, признак его неполноты, неизбежной ложности.
Мы думаем о будущем, устраиваем его, а ничто не важно, п[отому] ч[то] важно делать творческое дело любви, к[оторое] можно делать по всех возможных условиях, а потому совер­шенно безразлично, какое будет будущее.
Всё разрозненно -- соединяет нас только Бог, живущий во всем. От этого он и любовь.
Разумной убежденности никогда не бывает полной. Полная убежденность бывает только неразумная, в особенности у женщин.
Женщины, требующие для себя труда мужского и такой же свободы, большей частью бессознательно требуют для себя свободы разврата и спускаются вследствие этого гораздо ниже семьи, -- думая стать выше ее.
Братство естественно, свойственно людям. Не братство -- разделение старательно воспитывают.
Всё, что живет без сознания, как я живу, когда сплю, как жил в утробе матери, живет не матерьяльно, т. е. не знает материи -- а живет. Жизнь же есть нечто духовное. Стараясь вспомнить свое состояние до сознания, на пороге сознания -- я знаю только чувство тяжести, довольства, наслаждения, страдания, но понятия о теле своем или чужом -- нет. Понятие тела (материи) является только тогда, когда является созна­ние. Понятие тела является только п[отому], ч[то] сознание дает понять присутствие в себе начала всего (духовного). И в то самое время, как я сознаю, что я начало всего, я сознаю и то, что я не всё начало, а часть его. И вот эта-то частичность, пределы, отделяющие меня от всего, я и сознаю телом: своим телом и телами, окружающими меня.
О свободе воли -- просто: человек свободен во всем духов­ном -- в любви: может любить или не любить, больше и меньше. Во всём остальном он не свободен, следовательно, во всём матерьяльном.
Дети -- люди серьезные.
Нельзя говорить с человеком, принявши что-либо на веру.
Любовь. (Когда) не пот[ому] любим, что предмет любви хорош, предмет любви становится хорош, когда любишь.

Связанные материалы Тип
Толстой. О половом Тела Дмитрий Косой Запись
Толстой. Из дневника Дмитрий Косой Запись
Толстой. Мысли Дмитрий Косой Запись
Человек толпы и диалог Дмитрий Косой Запись
Психоанализ толпы Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела по Ницше Дмитрий Косой Запись
Гносеология Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела по Спасителю Дмитрий Косой Запись
Индивид и толпа Дмитрий Косой Запись
философия как объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела по Спинозе Дмитрий Косой Запись
Валери Соланас и философия пола Дмитрий Косой Запись
Штирнер и Ницше Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела о Толстом Дмитрий Косой Запись
онтология шизоидного Тела Дмитрий Косой Запись
о не находящих себе места Дмитрий Косой Запись
диалог о жизни Дмитрий Косой Запись
Единое толпы Дмитрий Косой Запись
брак как институт Дмитрий Косой Запись
вера как понятие Дмитрий Косой Запись
философия шизоидного Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Левинаса Дмитрий Косой Запись
Ницше как философ Дмитрий Косой Запись
Руссо. Политика Дмитрий Косой Запись
Толстой и Руссо Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления и влечение Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела депутата Дмитрий Косой Запись
философия и буддизм Дмитрий Косой Запись
политическое бремя Дмитрий Косой Запись
Бесполое Тела Древней Греции Дмитрий Косой Запись
свобода как понятие Дмитрий Косой Запись
философия и рефлексия Дмитрий Косой Запись
любовь нарцисса Дмитрий Косой Запись
антропология Толстого Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела по Гассенди Дмитрий Косой Запись
Толстой. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
философия как знание Дмитрий Косой Запись
религия публициста Дмитрий Косой Запись
власть как фикция Дмитрий Косой Запись
Толстой. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
одиночество сейчас Дмитрий Косой Запись
Гегель о матери Дмитрий Косой Запись