Онтология о принципе равнозначности в социуме

Аватар пользователя Victor
Систематизация и связи
История философии
Основания философии
Онтология
Гносеология
Эпистемология
Эволюционизм

Содержание

1. Терминология: свобода или выбор?

2. Последнее крупное достижение философии – теория систем

3. Физические поля как «связи» между «элементами»

4. Субстанции как явное проявление идеи подобия

5. Метод аналогий

6. Деньги как коммутативное «поле» для «связей» «элементов» социума

7. Модальности и власть

8. Закон как «связи»

 

Аннотация

Доказывается, что стремление к равноправию и справедливости в социуме имеют субстанциональные основания в Бытии. И что мощь интеллекта распределена по всей материи (вещественной и семиотической), а не является прерогативой только человека. Именно оттуда берутся, на принципах подобия,  знания онтологии (устройства мира).

 

1. Терминология: свобода или выбор?

Иногда в социальных дискурсах по телевидению речь идет о свободе. Этот термин не очень удачен для социума, хотя когда-то он имел место, например, в лозунге о «свободе, равенстве и братстве». Этот термин лучше оставить физике, где он чаще предполагает исходную свободу для определенных переменных (например, трехмерное пространство). А для социума он часто приводит к недоразумениям.

Для сложноорганизованных систем, для организмов, состоящих из триллионов клеток более подходящим будет термин выбор, подразумевая под этим логический выбор, используемый, к примеру, в программировании [1]. Дело в том, что одним из предельных характеристик, касающихся мира людей, служит их путь по жизни («я есмь путь...»). А все возможные свободы эволюция уже использовала для создания организмов, тем самым сужая свободу для него посредством «граничных условий». Поэтому индивиду остается именно выбор, как правило из ограниченного количества вариантов, на «треке» его жизни.

 

2. Последнее крупное достижение философии – теория систем

Последнее достижение в области философии, по моему мнению, относится к 30-м годам прошлого века, когда был разработан, более-менее окончательный  концепт общей теории систем (ОТС). Это именно достижение философии, поскольку касается большой междисциплинарной области. Родоначальником тут признан  Людвигом фон Берталанфи, который по образованию биолог.

Самое ценное в ОТС, это универсальный язык, способный «переваривать» самые различные области науки и техники [2]. Ведущими терминами этого языка являются понятия «связи» и «элементы». Это создает возможность говорить в этих терминах и о планетарной системе, и о системе химических элементов, и о социумных системах, и много еще  о чем.

А там, где мы находим общее в разных явлениях, там и начинается философия. Поскольку она есть конструктивное единство, доказываемое методом подобия.  Предельное подобие в конструктивной форме, которое принадлежит множеству явлений – представляют собой субстанции.

 

3. Физические поля как «связи» между «элементами»

Во многих системах хорошо известен характер «связей», который возникает между его «элементами». Так, для планетарных систем такую связь установил когда-то Ньютон в виде закона всемирного тяготения: F = Gm1m2/R2. Здесь G – постоянная гравитации, m1 и m2 – массы «элементов», а R – расстояние между «элементами».

То есть, здесь о физике можно говорить на языке теории систем. И тогда мы можем сказать о законе Кулона, F = kq1q2/R2, что он изоморфен (состоит из точно таких же «элементов» и «связей») закону всемирного тяготения Ньютона (здесь k  - коэффициент пропорциональности, q1 и q2 – заряды, R – расстояние между ними).

Как отмечалось ранее [3], сам по себе закон в такой форме онтологически нелегитимен (в отношении силы), поскольку он тавтологичен. Но именно в такой, тавтологичной  форме записи ясно видно, что «связи» равнозначны к своим «элементам». А эта равнозначность, к примеру, гравитационной «связи» позволяет нам справедливо (однозначно!) определять вес любого «элемента» на земле.

 

4. Субстанции как явное проявление идеи подобия

Соответствие, эквивалентность, симметрия, асимметрия, гомоморфизм, изоморфизм, гомология, аналогия – все это, тот или иной инструментарий философии, поскольку использует представления о подобии. Так, симметрия, одно из важнейших качеств в определении системы, а для физики, если можно так выразиться - это «краеугольный камень», поскольку позволяет определять инварианты.

Онтология как область философии пользуется не только инструментарием подобия, но и находит ее явных представителей в природе. Другими словами, то что субстанцию понимают, как «причину самой себя» - это ее имплицитная сторона. Эксплицитную сторону субстанций, Декарт обозначил как субстанции «протяженности» и «мыслительная». Гегель для субстанций использовал термины: «пассивная» и «активная», которые и применяется в моих рассуждениях  [4].

Поскольку субстанций всего две, то в информационном понимании предмета исследования, они составляют всего один бит. О чем это говорит? О том, что для онтологии, последним (в ряду) объяснением будет ссылка на субстанцию (предел логического различения, опорные переменные). С другой стороны, такое сужение состава субстанций делают их родоначальниками многих представлений, ввиду того, что они служат способом категоризации объектов в когнитивности (гносеологии). Это прекрасно понимал Платон, когда конструировал эйдос из парных категорий Бытия и Небытия, «покоя» и «движения», «тождества» и «иного» в диалоге «Софист».

Десять категорий Аристотеля  и  двенадцать категорий И. Канта имеют незначительное отношение к онтологии. Да и для гносеологии они мало что дают.  Подобная же тема «тлела» в философии в виде универсалий. Нет никакого смысла сейчас вести эти исторические «раскопки» в философии по этой теме, поскольку никакого конвергентного «выхлопа» в философии не произошло по этому поводу. Философия безнадежна больна  дивергенцией! И с признанием субстанций и эйдосов в официальной философии придется подождать.

{Еще раз подчеркну: категоризация – это когнитивный инструментарий, а не онтологический! Так, он основа лингвистики, что и было отмечено семиотическим эйдосом [5]:

значение – знак – символизация – категория – концепт

Когда мы объединяем «одно»: сливу, яблоко. грушу (как знаки) в «многое» фрукт – это когнитивная категоризация! Онтологического здесь – эйдос, который задает конструктив единства. А вот уже любой эйдос построен на двух субстанциях. И это онтология.}

 

5. Метод аналогий

Имеется уже достаточно статистического материала, показывающих правомерность существования платоновских эйдосов. А все эйдосы устроены, по своему принципу, на двух субстанциях. И сущность этих эйдосов (второй статус) всегда представляет собой онтологический метаболический поток как диалектическое отношение пассивное/активное [4, 6, 7]. При таких обстоятельствах возникает когнитивная возможность воспользоваться категоризацией. Например, в такой форме:

Пассивная субстанция

Активная субстанция

«вещество»

«поле»

«элемент»

«связи»

«труженик»

«деньги»

 

Главная мысль этой статьи показать, что природа устроена так, чтобы «поле», формирующее «связи», в оптимальном варианте было всегда равнозначно ко всем своим «элементам». Как известно из физики, физическое поле несет в себе энергию. И как следствие оно структурировано в онтологическом смысле, как все энергетическое. В субстанциальном смысле поле характеризует активную субстанцию, а вещество – пассивную.

Такая субстанциальная градация, сразу «открывает дверь» по аналогии к пониманию роли «вещества» и «поля» («части» и «целого», «элемента» и «связи», ...)  в социуме. Это следует из самого определения субстанций, как исполняющей роли в эволюционном развитии [4, 6, 7]. Эти роли в субстанциальном представлении всегда двойственны.

Это устройство мира (онтология), имеющая свое применение в физике, в равенстве масс всевозможных элементарных частиц: протонов, нейтронов, электронов и т.п., как-то не нашла свое отражение в социологии. Нет для гравитации или электрического поля «любимчиков» среди своих «подданных». В поле каждый объект такого же рода, взаимодействующий с ним, имеет свою собственную однозначную характеристику, свой «вес». Тогда, почему такое не наблюдается в социуме?

{Представление о Бытии (а с ней и онтология), со времен Парменида претерпело столько ментальных представлений, что использовать такие термины как «Бытие» стало опасно, в когнитивном смысле. А.Ф. Лосев в своем произведении «Самое Само», на примере рассуждения о сирени, подчеркивал главное в Бытие – однозначность («одно»). При всех приписываемых сирени предикатах, главный признак Бытия  сирени – она есть:

«Однако, чтобы иметь три, четыре или пять лепестков, сирень должна сначала просто быть

Отсюда понятны экзистенциальные проблемы с Небытием, которое отрицал Парменид, и которое несет в себе многозначность («многое»). Вот «поле» и несет в себе многозначность, поскольку для каждого «элемента» устанавливает свою однозначность.

«Если есть бытие, то есть и небытие, – вот та новая и неожиданная истина, которая вдруг явилась нам вместе с первой молнией расчленяющего разума.» }

История мысли несет в себе много изгибов на  пути интеллекта. В частности, не понимая онтологического устройства мира, осуждала  перенос механических принципов на живые объекты (механицизм). Это все происходило на фоне непонимания эйдосов, как представителей технологического единства мира (онтологии), для которых деление на косное и живое несущественно.

 

6. Деньги как коммутативное «поле» для «связей» «элементов» социума

Социум, с позиции ОТС, те же самые «элементы» и «связи». Только «поля» здесь несколько иные экзистенциально, поскольку мы живем в них. Например, лингвистическое «поле». Разве оно не равнозначно к индивидам? Кто-то запрещает обучаться словам, предложениям, формируя свой «вес» в этой области?

Более того, социум прекрасно понимает, что предоставлять такие возможности надо абсолютно всем! Никакая асимметрия тут не допустима! Это другое дело, если индивид не может набрать подобающий «вес» в этой области, тут ничего не поделаешь (статистика!). Но почему не так с деньгами?

Собственно, все предыдущие размышления  нужны лишь для того, чтобы подойти  к главной «болевой точке» нашего времени – деньгам.

Деньги – такое же «поле», как и остальные поля!

Они представляют собой субстанцию активности, со всеми ролями ей присущими. Правда у денег есть одно важное интеллектуальное отличие – они исходно номинально выражаются числом. И уже не надо вычислять «вес» «элемента» по косвенным приборам. Это поле социальной справедливости как по назначению, так и по отражению.

Можно по-разному относиться к  Карлу Марксу, но в одном он прав несомненно: все чем мы пользуемся в жизни и благодаря чему развиваемся, достигнуто общеполезным трудом индивидов. Отсюда и главное назначение денег в отношения к индивиду: они показывает его полезный «вес» в обществе (пусть понимаемая как зарплата).

В меритократическом обществе этим «весом» можно гордиться, поскольку каждый индивид оценивается другими по принципам справедливости [8].  И этот «вес», по идее, должен быть достоинством этого индивида, показывать насколько его труд важен обществу. Ну, это «по идее» ... .

 

7. Модальности и власть

Теологически императив о «приоритета духа над материей» применим с субстанциональном подходе как приоритет активного над паритетом пассивного [9]. Отсюда один шаг до понимания модальностей необходимого (пассивное) и возможного (активное) [10]. А это, в свою очередь, дает представление о власти, как приоритета «целого» над «частью», «многое» над «одно», «связи» над «элементами», возможного над необходимым. Другими словами, конструктивная ось: «одно» - «многое»  определяет, как «стрелу времени», так и эволюцию.

И если мы, в субстанциальных представлениях говорим о коммутативном «поле» денег, то властью обладают именно деньги как возможное над индивидом как необходимостью. Это надо четко представлять именно в онтологической аспекте, как власти закона (ниже) над всем сущим. Да, деньги не живые (в понятиях индивида), но они семиотическая материя! И раз индивиды согласились с их присутствием в «правилах игры» социума (обменах), то  они вступили в свою субстанциональную роль активного, и служат всем пассивным «элементам». Именно деньги дают индивидам для их необходимой жизни нужные возможности.  Такое определение власти через модальности не общепринято, но именно оно, как представляется, дает онтологическое представление о феномене власти развития.

То, что в этих политических «играх» за право распоряжаться общественными деньгами,  власть захватили клептократы, тоже вполне объяснимо статистическим набором индивидов. Для социума, важно, как делать индивиду выбор в сторону гармоничного существования на своем пути. И этот выбор однозначен – необходимо уменьшать, вплоть до исчезновения, долю паразитической ренты в использования денег (банковские проценты, дивиденды и т.п.), делая деньги средством гармонизации социума, где каждый его «элемент» равнозначен (но не равен!) для социума. «Делать деньги» - это не позволительный для здорового общества оксюморон, типа «делать энергию».

Эта парадигма навязана обществу институционально по причине необразованности большей части  населения. Но именно по этой причине от нее не так просто отказаться. Нет никакого смысла в «-измах», в «национальных идеях» и т.п. Это в достижениях гомеостаза есть крайности, типа 38 градусов «жар», 35 градусов «слабость». А в  генезисе есть только идеалы (Платон).  Вот онтология и нужна для формирования таких идеалов (оптимумов, гармонии и т.п.). 

 

8. Закон как «связи»

Эта равнозначность «элементов» в «связях» можно доказать и из абсолютно других соображений. Например, математическим путем, как в статье [11]. А можно исходить из представлений о здоровье как ведущей характеристике любой системы, как это показано в [12]. Если единство имеется, оно проявляется во всем.

Разбирая все эти подходы, за стратегией эволюции видится запрет на избранность одних «элементов» перед другими (на данном этапе истории социума – автократия). И не потому, что есть какая-то этика в природе (этика подчинена выживанию). Просто, одним  из главных приоритетов эволюции, является универсальная заменимость «элементов» для предельного развития «многое» как эффект сингулярности [13]. Без этого организменность не смогла  бы существовать принципиально!

Закон, как категория в википедии:

«Закон в философии — «необходимая связь (взаимосвязь, отношение) между событиями, явлениями, а также между внутренними состояниями объектов, определяющая их устойчивость, выживание, развитие, стагнацию или разрушение»».

Определение закона как «необходимые связи», служит лишним доказательством к требованию о равнозначности «элементов» перед законом.

 

Дополнительные сведения:

Статьи на сайте АТ

Персональный блог