объект Шопенгауэра

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

"мир как представление – только в этом отношении мы его здесь и рассматриваем – имеет две существенные и неделимые половины. Первая из них – объект: его формой служат пространство и время, а через них множественность. Другая же половина, субъект, лежит вне пространства и времени: ибо она вполне и нераздельно находится в каждом представляющем существе" - мир не может быть представлением, мир - целое, а представление его часть. Объект Шопенгауэра не абстрактный, в форме пространства и времени, воспринимаемый, отсюда и фиктивная воля, а субъект абстрактный, лежит вне пространства и времени, что нонсенс, понятно что только субъект владеет пространством и временем, как действующий, а не объект. Воля Шопенгауэра получилась от совмещения объекта с субъектом, но эти вещи и не соединяющиеся вовсе. "ступеням воплощения воли соответствует мир неподвижных образов для воплощения воли, мир Идей в Платоновском смысле слова. Описывая ступени объективации воли в природе, Шопенгауэр отмечает в ней удивительную целесообразность, проявляющуюся в соответствии строения организма окружающей среде, соответствии органов животных и растений их назначению, в изумительной полезности инстинктов и, наконец, в явлении симбиоза. К этому следует, однако, добавить, что целесообразные продукты природы целесообразны лишь в весьма условном и ограниченном смысле слова: в растительном и животном мире (включая как высшую ступень объективации воли — человека) происходит ожесточённейшая борьба всех против всех — воля, распадаясь на множественность индивидуумов, как бы приходит в столкновение в своих частях за обладание материей. Следовательно, в конечном итоге организованный мир, при всём относительном соответствии своего устройства условиям существования, обречён на жесточайшую борьбу, происходящую между особями и группами за обладание материальными благами, что является источником величайших страданий. ВИКИПЕДИЯ" - объект сопротивления Шопенгауэром представлен в духе бесполого Тела, где индивид борется не за себя сам с собой, а за материю, фикцию. Притом воля у него является и инстинктом, что явный абсурд. Шопенгауэр скорее наследие романтиков, где индивид в стихии и слитности с природой, в бесполом Тела, но если читать его как прозаика, то понятно откуда популярность, скорее не от философии, а шизоидного Тела. Шопенгауэр эротоман, и отсюда понятна его идея, где начинается половой объект кончается субъект, но и эти объект и субъект вовсе не половины. Половой объект это и конкретный, а не абстрактный только объект. Субъект в правовом пространстве и во внешней деятельности существует, но взаимодействовать он не может в отличие от полового объекта, проявляемого как внешне, так и внутренне в половой любви, и в диалоге. "афористичный стиль письма оказали влияние на многих известных мыслителей, включая Фридриха Ницше, Рихарда Вагнера, Людвига Витгенштейна, Эрвина Шрёдингера, Альберта Эйнштейна, Зигмунда Фрейда, Отто Ранка, Карла Юнга, Льва Толстого и Хорхе Луиса Борхеса. ВИКИПЕДИЯ" - перечисленные мыслители творцы [шизоидное Тела], их них приличные Ницше, Витгенштейн и Толстой, не растекающиеся мыслями по древу, и влияние есть, но скорее опосредованное и не наследующее что-либо из Шопенгауэра. Воля к власти Ницше навеяна Шопенгауэром, она самая слабая из его идей, особо не повлиявшая на гений. Гений Витгенштейна после ЛФТ философски деградировал в языковые игры, тут видимо влияние нашло себя. Толстой в написании Войны и Мира был под воздействием, после она названа им многословной дребеденью. Влияние Шопенгауэра и Гегеля на философию было только расслабляющее, при всём гении этих прозаиков. Любил читать Гегеля ещё 20 лет назад, понимая что ахинею несёт, но эффект был приятного чтения, а Шопенгауэр не пошёл, показался чудаком и фантазёром и удивлялся как это шизоидное Тела переваривают. Философия как и беллетристика подбирается к шизоидному Тела, лишь недавно осознал эту важную вещь, что к философии имеет побочное отношение и поэтому любой философ найдёт своего благодарного читателя. Великая философия посвящена индивиду только, а не толпе, это стоики, Плотин, Штирнер, Ницше, Толстой, важнее всего, а идеи не самое важное в философии, они все повторяемые, философия диалог прежде всего.

То, что все познает и никем не познается, это – субъект. Он, следовательно, носитель мира, общее и всегда предполагаемое условие всех явлений, всякого объекта: ибо только для субъекта существует все, что существует. Таким субъектом каждый находит самого себя, но лишь поскольку он познает, а не является объектом познания. Объектом, однако, является уже его тело, и оттого само оно, с этой точки зрения, называется нами представлением. Ибо тело – объект среди объектов и подчинено их законам, хотя оно – непосредственный объект. Как и все объекты созерцания, оно пребывает в формах всякого познания, во времени и пространстве, благодаря которым существует множественность. Субъект же, познающее, никогда не познанное, не находится в этих формах: напротив, он сам всегда уже предполагается ими, и таким образом ему не надлежит ни множественность, ни ее противоположность – единство. Мы никогда не познаем его, между тем как именно он познает, где только ни происходит познание.
Итак, мир как представление – только в этом отношении мы его здесь и рассматриваем – имеет две существенные и неделимые половины. Первая из них – объект: его формой служат пространство и время, а через них множественность. Другая же половина, субъект, лежит вне пространства и времени: ибо она вполне и нераздельно находится в каждом представляющем существе. Поэтому одно-единственное из них восполняет объектом мир как представление с той же целостностью, что и миллионы имеющихся таких существ; но если бы исчезло и его единственное существо, то не стало бы и мира как представления. Эти половины, таким образом, неразделимы даже для мысли, ибо каждая из них имеет значение и бытие только через другую и для другой, существует и исчезает вместе с нею. Они непосредственно ограничивают одна другую: где начинается объект, кончается субъект. Общность этой границы обнаруживается именно в том, что существенные и поэтому всеобщие формы всякого объекта, каковы время, пространство и причинность, мы можем находить и вполне познавать, и не познавая самого объекта, а исходя из одного субъекта, – т. е., говоря языком Канта, они а priori лежат в нашем сознании. Открытие этого составляет главную заслугу Канта, и притом очень большую. Я же сверх того утверждаю, что закон основания – общее выражение для всех этих а priori известных нам форм объекта и потому все, познаваемое нами чисто а priori, и есть не что иное, как именно содержание этого закона и вытекающие из неге следствия; таким образом, в нем выражено все наше а priori достоверного познания. В своем трактате о законе основания я показал, как всякий объект подчиняется этому закону, т. е. находится в неизбежном отношении к другим объектам как определяемый, – с одной стороны, как определяющий – с другой; это идет так далеко, что всё существование всех объектов, поскольку они – объекты, представления и ничего больше, вполне сводится к названному необходимому отношению их друг к другу, только в нем и состоит и потому совсем релятивно; об этом скоро будет сказано подробнее. 
https://www.litmir.co/br/?b=84009&p=5 Мир как воля и представление. Шопенгауэр

Связанные материалы Тип
Субъект Канта Дмитрий Косой Запись