Александр Болдачев. Темпоральность и философия абсолютного релятивизма

Цитаты

Любовь

посмотреть в тексте

Любовь

Любовь – это бесконечная мысль. Действие, бесконечно продленное и в прошлое, и в будущее – без начального события и без потенциального результата. В этой мысли есть одно событие – текущий момент, и одно содержание – фиксация на своем объекте. Человек любит здесь и сейчас.

Предмет любви, независимо от своей природы, естественно становится бесконечно значим.

Поскольку предмет любви случаен, сама потребность проживать такую бесконечную мысль является, скорее всего, естественной потребностью человека. Можно предположить, что любовь есть проекция бесконечной высшей ментальности на витальный план. Почему, казалось бы, не на более близкий ментальный? А тот к сознательному возрасту уже забит конечными, но незавершенными мыслями, продленными в прошлое и будущее. Только витальный уровень может быть на время расчищен под бесконечную мысль или вообще быть еще чистым.

Бесконечная мысль-любовь никогда не заканчивается в сейчас. У нее нет финала. Пока ее мыслят. Однако даже при кратчайшем отвлечении на другую мысль любовь может пропасть – не завершиться, а просто исчезнуть. Вся, целиком. Не оставив следа ни в прошлом, ни в будущем.

Предметами всеобъемлющей любви могут стать либо бесконечно близкий, либо бесконечно далекий объекты: человек или Бог.

Любовь может быть превращена в деятельность – обставлена и в прошлом, и в будущем чувствами-мыслями, ритуально обрамляющими текущий момент. Но от этого природа любви не меняется – она остается бесконечной и сконцентрированной на своем предмете. В отличие от других деятельных процессов, у любви-деятельности нет цели в будущем, способной удерживать ее целостность. При устранении предмета любви вся идеальная система мгновенно рассыпается. Ритуальные действия теряют всякий смысл.

Поскольку любовь-мысль не имеет результата, а любовь-деятельность не имеет цели, любовь не может быть ориентиром. Любовь может быть опорой, фактором принятия решения, но она не имеет вектора. Она статична в своей безграничности. Любовь помогает, поддерживает, но не ведет.

Любовь нельзя удержать ни прошлым, ни будущим, привязывая ее к таким понятиям, как ответственность, обязательства. Ограниченная, она теряет самую себя – она начинает с сожалением оглядываться или со страхом смотреть вперед и упускает то, ради чего она существовала – свой объект в настоящем. Нельзя мечтать о любви, нельзя возбудить любовь воспоминаниями.

Для понимания-ощущения любви необходимо одно – мыслить ее здесь и сейчас. Мыслить саму любовь, а не ее объект, перетасовывая воспоминания и мечтания о нем. Держать ее постоянно при себе, не отпускать ни в прошлое, ни в будущее. Не ставить ей никаких памятников ни в прошлом, ни в будущем.

Любовь бесконечна и едина, она не собирается из отрезков обыденных мыслей, она не наращивается и не усекается во времени.

И хотя любовь-действие не имеет результата, а любовь-деятельность не имеет цели, любая мысль, инициированная любовью, любой шаг, вызванный любовью, истинны и чисты.

К любви как к бесконечной мысли, как к действию без начала и конца, как к идее без цели нельзя прийти намеренно, в результате исканий, усилий, опыта.

Любовь непосредственно связана с мыслью, но она не есть итог бесконечных раздумий, она пробуждается при освобождении человека от мысли. Не при устранении мысли, а при освобождении от нее, когда мысль существует только здесь и сейчас, когда мысль имеет свои рождение и смерть. И тогда место во времени, очищенное от череды незавершенных и неначатых мыслей, занимает любовь.

Философия – это огранка мышления. Длительная шлифовка его алмазной крошкой ...

посмотреть в тексте

Философия – это огранка мышления. Длительная шлифовка его алмазной крошкой мыслей. Хотя в любом случае результатом будет лишь игра света на гранях.

Редукция распределенной во времени, темпоральной сложности в пространственную.

посмотреть в тексте

Мы уже знаем, что содержание, структурная сложность темпоральной системы может никак не проявлять себя в виде пространственной структуры – достаточно вспомнить мелодию. Поэтому несложно предположить, что таким структурно не явленным содержанием обладают и такие темпоральные системы, как биологический организм, популяция организмов, социумные образования. Если темпоральная составляющая сложной системы изменяется, то понятно, что до некоторого момента эти изменения могут не отражаться на ее пространственных воплощениях – внешне явленная структура системы остается неизменной. Однако при достижении некоторой избыточной темпоральной сложности происходит ее реализация в пространственном состоянии системы в виде новационной структуры, скажем, нового органа, новой теории, изобретения, произведения искусства. В этой идеологии появление новой организменной системы описывается уже не как случайный сбой, а как закономерная реализация уже существующих (темпорально) отношений в виде новой пространственной структуры. То есть можно сказать, что любому акту локализации функции в виде отдельного органа предшествует темпоральное существование этой функции, ее реализация в виде распределенной во времени сложности. Следовательно, используя терминологию темпоральных систем, новационный акт может быть описан, как спонтанная реализация, отображение, редукция распределенной во времени, темпоральной сложности в пространственную.

Относительность феноменального и ноуменального

посмотреть в тексте

Точнее, этот принцип относительности следует формулировать как отрицание однозначного деления мира на феноменальную (материальную) и ноуменальную (идеальную) части – такое разделение наличествует в действительности каждого субъекта. И естественен вывод, что при смещении уровня субъекта (скажем, в ходе обучения человека) изменяется содержание его феноменальной и ноуменальной действительностей.

Относительность пространственной и темпоральной сложности

посмотреть в тексте

Так и наш кристалл, ранее представляемый как исключительно пространственная система, можно признать таковой, только абстрагируясь от темпоральности атомов. Если же рассматривать его на уровне взаимодействий атомов и на временном промежутке, сопоставимом с характерным временем этих взаимодействий, то и структура кристалла необходимо предстанет перед нами как исключительно темпоральная система – последовательность элементарных событий электромагнитных взаимодействий. Следовательно, противопоставление темпоральных и пространственных систем условно, относительно. Пространственные системы, по сути, это темпоральные системы, чьей темпоральностью можно пренебречь по сравнению с более темпорально протяженными.

Анархический релятивизм, выражаемый формулой «дозволено все», по сути, представляет ...

посмотреть в тексте

Анархический релятивизм, выражаемый формулой «дозволено все», по сути, представляет собой постмодернистский плюрализм, перенесенный в область эпистемологии. В своем позитивном содержании этот релятивизм есть доведенный до логического предела прагматический релятивизм – если что-то существует, значит это кому-нибудь нужно. Такой подход наиболее ярко выразил Фейерабенд в своей концепции эпистемологического анархизма, где и была провозглашена процитированная в начале абзаца формула. Анархический релятивизм провозглашает: что бы тебе ни пришло в голову, это имеет право на жизнь, это обязательно чему-то соответствует в Мире.

Абсолютный релятивизм, в идеологии которого я пытаюсь мыслить на этих страницах, можно представить как закономерное развитие фейерабендовского анархизма. Я провозглашаю лозунг «необходимо все» – развитие познания, полнота понимания предмета возможны не просто при утверждении равноправия различных позиций, а исключительно при признании необходимости всех точек зрения, всех уровней рассмотрения предмета, необходимости как грандиозных полотен-систем, так и легких зарисовок-гипотез

Определение системы – ...

посмотреть в тексте

Конечно, сразу же видно, что приведенное ранее определение системы – сложный объект (объект, состоящий из объектов) – подогнано под понятие «темпоральные системы». Согласно этому определению, в качестве элементов системы могут выступать произвольные объекты: вещественные предметы, процессы, действия, идеи, события.

Какие щи без капусты?

посмотреть в тексте

Таким образом ставится вопрос: следует ли однозначно говорить о причинно-следственных связях, когда два события являются лишь последовательными элементами в некоем процессе, где ни одно последующее событие не может произойти без свершения предшествующих (к примеру, без шинковки капусты не будет поставлена на стол тарелка со щами)? Является ли какое-либо событие в таком едином процессе причиной последующих событий? Ведь понятно: какие щи без капусты? Но, согласитесь, нелепо ведь утверждать, что именно шинковка является причиной появления на столе щей. Логичнее сказать, что ни одно событие в процессе приготовления щей не является причиной последующих событий – попросту говоря, ни один элемент системы «готовка» не определяет специфику других элементов и тем более сущность самой системы. В общем, системная сущность каждого элемента (его место в системе) есть следствие его включенности в систему, то есть следствие наличия самой системы, ее системообразующего фактора – результата. А значит, скорее появление тарелки щей на столе является причиной шинковки капусты, чем наоборот. Ведь действительно, из наблюдения события «шинковка капусты» нельзя сделать вывод о неизбежности следствия «щи на столе». Возможны варианты: салат, закваска в бочке или просто отмена заказа на щи. А вот из факта «щи на столе» с безусловной необходимостью следует заключение о существовании события «шинковка». Только, чтобы все встало на свои места, факт «щи на столе» следует понимать не как единичное локальное событие, а как темпоральную систему-действие «приготовление щей», которая детерминирует, определяет необходимость всех своих элементов – составляющих ее процессов.

Элементарность событий

посмотреть в тексте

Здесь следует напомнить, что, в полном соответствии с релятивистским подходом, одно и то же событие, в зависимости от уровня рассмотрения, может являться как элементарным, так и сложным, составленным из множества событий. Можно сказать, что любое событие логически элементарно, но онтологически может быть представлено как сложное. Здесь под логической элементарностью подразумевается невозможность разделить событие некоторого конкретного уровня на подсобытия, описать его как ряд событий этого же уровня. Так, скажем, событие появления буквы на экране монитора элементарно – буква не появляется постепенно (если бы она появлялась поэтапно, то событием следовало бы считать каждый этап появления). На уровне же программы событию появления буквы соответствует целый ряд операций, которые в свою очередь, на своем – программном – уровне вполне элементарны: они не делятся на подоперации. Но на уровне процессора компьютера каждая программная операция представлена последовательностью команд и т.д. до событий на электронном уровне.

Темпоральная гносеология

посмотреть в тексте

Темпоральная гносеология в разных своих аспектах, при разрешении различных проблем философского познания представляется то как монистическая, то как дуалистическая, то как плюралистическая.

Принятие универсума элементарных событий в качестве основы явленного нам Мира соответствует монистическому взгляду. Темпоральная концепция отрицает наличие множества исходных субстанций.

Однако ясно, что само явление Мира возможно только для и через субъекта – особого объекта, разделяющего Мир относительно уровня своей темпоральности на две несовпадающие части: феноменальную и ноуменальную действительности. Такое разделение Мира, безусловно, соответствует дуалистическим представлениям.

Однако утверждение тождественности феноменов и ноуменов, как лишь специфичной формы проявленности событийного универсума, а следовательно, и констатация их относительности при смещении уровня субъекта, делает концепцию плюралистической.

Кроме того, принятая в темпоральной ноуменологии концепция исключительной субъектности ноуменальной и феноменальной действительностей напрямую соотносится с солипсизмом. Ведь действительно, как и в субъективном идеализме, в темпоральной концепции нельзя говорить о фиксации какого-либо объекта (множества событий) без указания субъекта – конкретная действительность существует только для конкретного субъекта. И в этой действительности объекты принимают статус феноменальных или ноуменальных только относительно уровня субъекта.

Однако развитие в темпоральной концепции таких понятий, как уровни субъектов и субъектные реальности, сближает ее с реалистическими философскими теориями. Реальность в темпоральной концепции не постулируется, а действительно реальна. Во-первых, она фиксируется не относительно единичного субъекта, а принципиально только относительно некоторого субъектного уровня – уровня темпоральности, которому необходимо соответствует множество субъектов. Для этого множества субъектов реальность объективна в смысле коммуникативной и деятельной однозначности. Во-вторых, субъект не понимается антропоцентрично: в качестве субъекта принимается любой выделенный объект – некоторое множество событий, относительно уровня темпоральности которого фиксируются феноменальная и ноуменальная реальности. Поэтому выделение химической реальности относительно биологического объекта, к примеру, клетки, реализуется независимо от существования представителей вида Homo Sapiens (если человек фиксируется в мире клетки, то он классифицируется как ноумен очень высокого уровня темпоральности).

Информация

посмотреть в тексте

Уверен, что при словах «преобразование сложности» у читателей вполне естественно возникают соображения о необходимости перевести рассуждения на рельсы теории информации. Наверное, этому вопросу стоит уделить немного внимания и объяснить, почему я не буду делать этого.

Главное тут понять, что на языке теории информации невозможно зафиксировать различия между темпоральной и пространственной сложностью. Биты, они и в Африке биты – бегут ли они один за другим по оптоволокну или упакованы рядышком друг с другом в слое компакт-диска. То есть информация индифферентна к тому, как она зафиксирована – в темпоральной или в пространственной структуре, в виде нотной записи или непосредственного распределенного во времени звучания. Сама по себе информация это лишь мера сложности, она ничего не говорит нам о сущности объекта – информационный подход принципиально игнорирует онтологическую составляющую, для него важно лишь количественное измерение сложности. Ну и самое главное: основная проблема, решаемая темпоральной концепцией, это возникновение сложности, и проблему эту невозможно даже сформулировать в теории информации.

К тому же, само упоминание слова «информация» сразу ставит кучу вопросов: а где источник? а где приемник? а интерпретация? а что является носителем? Тогда пришлось бы объяснять, что, мол, это не та информация, которая в компьютере, а та которая без носителя, без источника, без приемника, то бишь просто сложность. И чего ради? Ради модного слова? И чтобы окончательно запутать читателей?

Скажу так: мне концепт информации, этот «с-боку-бантик», как-то пока не потребовался.

Тавтологичность выражения «объективная реальность»

посмотреть в тексте

Тавтологичность выражения «объективная реальность»

Реальность – одно из самых неточных и спорных понятий в философии, обросшее множеством эпитетов, которые делают его просто бессмысленным: объективная реальность, субъективная реальность, неистинная реальность и т.п. Давайте попробуем разобраться.

Если под реальностью понимать Мир как он есть, вне нас, независимо от нас, то словосочетание «объективная реальность» просто тавтология – ведь словом «объективный» мы и так называем именно то, что вне нас, независимо от нас. Если же к реальности отнести только то, что принято называть материальным миром, то есть то, что остается после вычитания из Мира его идеальной составляющей, то объективная реальность уж точно тавтология – материя (в терминологии материализма) объективна по определению. Правда, можно и идеальную часть Мира понимать как реальную. В некоторых философских системах, скажем, у платоников и неоплатоников, мир идей более объективен, чем материя. Но и в этом случае словосочетание «объективная реальность» звучит тавтологично. Констатация объективности идеи совсем не требует дополнительного утверждения ее реальности.

И уж совсем непонятно, что такое субъективная реальность? Нереальная реальность? В общем, полная путаница. Если реальность это весь Мир, то какие могут быть у этой реальности эпитеты (объективная, субъективная)? А если реальность это часть Мира, то что же – другая часть Мира нереальна?

Противоречиво и представление о реальности как о том, что существует независимо от нашего мышления. К примеру, если человек обратил внимание, что некий объект-галлюцинация в его действительности никак от него не зависит – появляется когда угодно и не может быть силой мысли и воли растворен, – то должен ли он сделать заключение, что галлюцинация вполне объективна, реальна? Или если несколько субъектов соглашаются, что нечто появляется и пропадает для всех одновременно (скажем, коллективная галлюцинация) – неужели они вынуждены будут прийти к соглашению, что перед ними нечто реальное?

Итак, если предельно строго разобраться с терминами «объективность» и «реальность», то скорее следует прийти к выводу, что это синонимы. Даже на первую прикидку: реальным мы называем то, что объективно существует, а объективным – то, что существует в реальности. Поэтому, на мой взгляд, лучше пользоваться лишь одним из этих терминов в зависимости от исходных мировоззренческих посылок. Для материалистической точки зрения центральным понятием является материальная реальность, и нет никакой необходимости дополнительно констатировать ее объективность – она является объективной (независимой от субъекта, наблюдателя и пр.) по определению. Для противоположной позиции существенна констатация объективного (в прямом смысле вне субъекта) существования идей, и называть или не называть эту объективную составляющую Мира реальностью – дело вкуса.

Так что, как и большинство проблем, проблема объективности реальности или реальности объективности сугубо терминологическая.