Маркс как идеалист

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Социальное взаимодействие является в "семье", а за "пределами" семьи реализуется в правовых отношениях. Поэтому "общество" всего лишь представление индивида, а значит никакого "богатства общества" не существует, если "представление" не за пределами существования, и как принадлежащего естественно только существующему индивиду, но не покрывающего существования вообще, так как "индивид" ещё не всё существование. Отношения бывают правовые, называемые социальными, и садо-мазо отношения, называемые а-социальными, и все отношения связаны с бесполым Тела индивида, которое и определяет "всё" существование, как относящееся к "равенству" в нём всех граждан, где формируется и дух толпы. Отправная идея трактата Маркса к "человеку" не имеет отношения, и это только частная "идея" - "общество", и состояние его, что является религиозным подходом к материалу интереса. Значит Маркс был скорее религиозным реформатором чем серьёзным мыслителем, и имеющим влияние в эпоху господства в философии пошлого позитивизма, и не того даже, что Бентам представлял публике, а уже лишённого всякого здравого смысла в применении к "человеку". События в США и сейчас наглядно показывают разъятый дух толпы (народа) при либерал-фашизме, где религиозно обоснованное право разделяет граждан на состоятельных и не вполне удовлетворённых своим гражданским "состоянием". "отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара." -- как можно анализировать частную идею (товар) если она к существованию относится косвенно, это и есть непонимание простых вещей, что любая частная идея бессмысленная если она не имеет прямого отношения к человеку. Люди существуют не одну тысячу лет и вполне обходились без "идеи" товара, а значит есть что-то более важное в жизни этих людей для современного анализа.

Богатство обществ, в которых господствует капиталистиче­ский способ производства, выступает как «огромное скопление товаров» 1), а отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара.
Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человече­ские потребности. Природа этих потребностей, — порождаются ли они, например, желудком или фантазией, — ничего не изме­няет в деле 2). Дело также не в том, как именно удовлетво­ряет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления, или окольным путем, как средство производства.
Каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т. д., можно рассматривать с двух точек зрения: со стороны качества и со стороны количества. Каждая такая вещь есть совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами. Открыть эти различные сто­роны, а следовательно, и многообразные способы употребления вещей, есть дело исторического развития 3). То же самое следует сказать об отыскании общественных мер для количе­ственной стороны полезных вещей. Различия товарных мер отчасти определяются различной природой самих измеряемых предметов, отчасти же являются условными.
Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью 4). Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свой­ствами товарного тела, она не существует вне этого последнего. Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т. п., само есть потребительная стоимость, или благо. Этот его характер не зависит от того, много или мало труда стоит человеку присвоение его потребительных свойств. При рассмо­трении потребительных стоимостей всегда предполагается их количественная определенность, например дюжина часов, аршин холста, тонна железа и т. п. Потребительные стоимости товаров составляют предмет особой дисциплины — товароведения 5). Потребительная стоимость осуществляется лишь в пользовании или потреблении. Потребительные стоимости образуют веще­ственное содержание богатства, какова бы ни была его обще­ственная форма. При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они являются в то же время веществен­ными носителями меновой стоимости.
Меновая стоимость прежде всего представляется в виде коли­чественного соотношения, в виде пропорции, в которой потре­бительные стоимости одного рода обмениваются на потребитель­ные стоимости другого рода 6), — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стои­мость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относитель­ным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимостьvaleur intrinsèque) представляется каким-то contradictio in adjecto [противоречием в определении].
3) «Вещи имеют присущее им внутреннее свойство» (vertue — таково у Варбона специфическое обозначение потребительной стоимости), «которое везде остается неиз­менным; например, способность магнита притягивать железо» (N. Ваrbоп, цит. соч., стр. 6). Свойство магнита притягивать железо стало полезным лишь тогда, когда при помощи него была открыта магнитная полярность.
Маркс. Капитал

Связанные материалы Тип
Штирнер. Власть и право Дмитрий Косой Запись