личность как уходящая величина

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология

личность не существует, а Ильин начинает от неё логику свою, ставя себя в тупик. Существование имеет и признак "равенства", а личность не имеет "равного" себе. "под индивидуализмом разумеют обыкновенно учение, утверждающее примат или первенство личности" - "индивидуализм" имеет место на уровне индивида, и часто это качество проявляется когда не хватает "индивида" конкретной особи. Личность уже "индивидуальная", а значит и за пределами индивида находится, отсюда и "индивидуализм" за пределами личности никакой роли уже не играет. Личность для философии пустое понятие, и религиозно если рассматривается, то община для личности имеет первое значение, если она за пределами индивида, а община при либерал-фашизме исчезла, и личность с этим потеряла значение, и политик уже не личность, а холуй толпы, которую он называет народом.

Из диалога:
- Дмитрий, я полностью разделяю Вашу подводящую точку зрения. Ваше миросозерцание определяет истинность, а не наоборот. Спасибо, что Вы есть.
- спасибо за оценку моего опыта исходящего от "индивида", что до меня пока ещё никто не делал, что удивительно при массе философов не "подумавших" об этом, кроме Конфуция и Штирнера.

Доктрину Штирнера принято характеризовать, как учение крайнего индивидуализма. При этом под индивидуализмом разумеют обыкновенно учение, утверждающее примат или первенство личности. Согласно этому крайний индивидуалистический характер будет носить учение, утверждающее исключительность этого первенства, или, кроме того, не останавливающееся еще перед всеми последовательно вытекающими из такого примата выводами. Такое понимание индивидуализма представляется нам недостаточно определенным и излишне широким. Оно является недостаточно определенным в лице обоих терминов: примата и личности. Термин первенства может иметь не одно, а целый ряд самостоятельных значений в зависимости от внутренней сущности тех коррелятивных моментов, известное соотношение которых утверждается самим приматом. Логический примат одного понятия перед другим, методологический примат понятия перед изучаемой совокупностью «предметов», генетический примат одного конкретного момента перед другим конкретным моментом и наконец трансцендентальный примат одной ценности (в том или ином ее значении) перед другой — все это настолько различные (и методологически и, по существу) представления, что объединять их подведением под родовое понятие «первенства вообще» не представляется нам целесообразным в познавательном отношении. Индивидуализмом, думается нам, следует называть только философскую (в тесном смысле этого слова) доктрину, т. е. учение, утверждающее не примат личности вообще, или один из первых трех указанных приматов, а первенство личности в ряду ценностей, или соответственно — целей. Индивидуализм является в этой более узкой и определенной точки зрения не формально-логическим и не методологическим, и не генетическим (и, соответственно, вообще не позитивно-научным) термином, а философско-научным. И вот, если охарактеризовать доктрину Штирнера как индивидуалистическую с этой, более узкой, точки зрения, то мы заметим тотчас же, что индивидуалистическое учение не может быть чисто деструктивным. В самом деле, утверждая известную ценность как первую и положительную, в противоположность другим моментам, которым отводится второстепенное место, и в противоположность другим учениям, ценности которых отвергаются, индивидуалистическая доктрина, какой бы крайний характер она ни носила, будет производить свою критику именно ради этой утверждаемой ценности: она будет по необходимости двигаться в ряду созидающем, а не разрушающем только. Отсюда вывод: если учение Штирнера с философской точки зрения есть учение индивидуалистическое, то оно должно иметь конструктивную часть, в которой будет устанавливаться философский примат личности. В дальнейшем мы дадим этому и апостериорное подтверждение. Однако недостаточная определенность указанного выше определения индивидуализма этим не ограничивается. Самые понятия: индивидуума или личности (приравняем условно эти два термина), с одной стороны, и ценности — с другой, далеко не являются однозначными. Прежде всего в пределах самого философского индивидуализма к понятию «ценности вообще» возможны различные подходы в различных рядах рассмотрения, и нетрудно было бы убедиться, что в связи с этими подходами может меняться и внутренняя структура понятия личности,и характер утверждаемого примата. Мы имеем в виду те различия, которые вносятся в индивидуалистическое учение в зависимости от того, построяется ли оно в ряду ценностей, норм или целей. Но не в этом лежит у нас в данный момент центр тяжести, и мы условно оставим в стороне этот путь, как требующий самостоятельного и сложного анализа и являющийся для нас сравнительно второстепенным. Нас интересует сейчас то дальнейшее определение и подразделение индивидуалистических учений, которое зависит от способа построения самого понятия личности.
Индивидуалистическое учение может видеть сущность личности или в известных определенных свойствах человека, или во всей совокупности его свойств как таковой. В первом случае в понятие личности войдут в качестве его признаков только те определенные свойства конкретного человека, которые признаются имеющими особую важность по тем или иным соображениям. Принцип отбора этих свойств может состоять (ограничиваемся двумя наиболее простыми и типичными случаями): или просто в признании этих свойств общераспространенными — и в этом случае перед нами пример обычной, «безразличной» к изучаемому материалу эмпирической индукции (образование родового понятия путем «отвлечения» общих признаков от элементов многообразной множественной данности), или в придании особой философской ценности тем или иным свойствам людей как сложных существ; при этом свойства людей, получающие такую философскую ценность, могут быть в свою очередь отобраны эмпирически-индуктивным или специально умозрительным путем. Далее, свойства людей, образующие искомую «сущность» личности; могут мыслиться в их идеально-очищенном виде, в том виде, в каком они, может быть, никогда и не встречаются в действительности, или в их реальном, обычном виде; причем привнесение «очищения» в эмпирически-индуктивный «безразличный» путь, заставляет его (нередко это совсем не сознается) утратить его научную безразличность и приближает его к философскому пути.
https://vk.com/doc303413144_558127372?hash=a32de1c3e5.. ИДЕЯ ЛИЧНОСТИ В УЧЕНИИ ШТИРНЕРА (опыт по истории индивидуализма)

Связанные материалы Тип
политология как наука Дмитрий Косой Запись