Лакан. Объект желания

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

важно представить где находится объект желания, и является ли он объектом сопротивления, и тогда будет выстраиваться совсем другое, где нет субъекта представляемого в концепции Лакана, и он даже не нужен. Субъект лакановский представляет неполную картину полового действия, с позиции бесполого Тела только, и поэтому Лакан недооценивает половое взаимодействие, где действуют входящая и принимающая стихии единого Тела, и где нет объектных отношений, а значит и потребности в субъекте, выдуманном или реальном. Лакан одни идеи Фрейда берёт, а другие не менее важные забывает, что объект взаимен и не имеет места. Субъект возможен только вне брака, когда допустим сексуальные отношения длятся больше 3-4 месяцев, и тогда действительно невроз навязчивости возможен у мужского биопола, если сексуальный объект тот же, что к половому Тела отношения уже не имеет, а имеются сексуальные отношения в бесполом Тела которые разумеется не могут иметь длительный характер по части либидо из-за возгонки объекта сопротивления. Начало сексуальных отношений имеет объект сопротивления по случаю страсти, но со временем он уходит, и когда пара переходит в брак может и исчезать, за исключением не принимающей позиции женского биопола. Брак создаёт единое Тела индивида, где никакого объекта или субъекта уже нет, кроме полового объекта, который внутренний для единого Тела, не представляющий препятствия для сексуального взаимодействия. Бесполое Тела женского биопола воспроизводит эффект кастрации для либидо, и вследствие этого есть зависимость в части реализации полового Тела у мужчины, отчего сохраняется потребность менять женщину, а если женщина принимает мужчину как половой объект, то есть любит мужчину, то шанс на любовь имеется. Желание относится к реализации объекта сопротивления, что к половому Тела имеет косвенное, а не прямое отношение, например мужчина желает женщину, что естественно при имеющемся у него либидо, а если женщина желает мужчину, в браке это одно, а вне брака другое, где имеется только объект сопротивления. Поэтому и принято ему предлагать, а ей выбирать, но выбрать можно и незаметно до мужчины, подставиться. Именно женский биопол часто и совершает ошибку, когда страстное желание берёт верх над предложением, страсть исчезает под воздействием возгонки объекта сопротивления, потом объект теряет привлекательность. Поэтому женскому биополу лучше ориентироваться на мужской биопол, а не на своё страстное желание, и тогда простор для либидо будет обеспечен, и эффект кастрации не будет очень значительным при желании. "истеричка дирижирует всем таким образом, чтобы убедиться в том, что желание Другого остается неудовлетворимым, навсегда закрепляя за ней роль объекта" - здесь Другой - это эффект потери Тела Матери, за которым и стоит объект сопротивления в той конфигурации которую желание хочет реализовать, что разумеется невозможно, и значит желание работает на возгонку объекта сопротивления, и только на это. "Желающий Другой оказывается никем иным как марионеткой: именно желание Другого остаётся неудовлетворимым, позволяя истеричке занимать роль желанного объекта, нехватки желания" - желающий Другой у Лакана уже фикция, такого нет в природе [бесполого Тела], истеричка борется со своим желанием в бесполом Тела, где и не может реализовать принимающую стихию Тела по отношению к половому объекту, реализующуюся в половом Тела только, поэтому объект сопротивления истерички и заперт в бесполом Тела. Истеричка - женщина в онтологии единого Тела зависимая от полового Тела, как потенциального в ней, и это преимущество её женского пола, но какие-то моменты в жизни не позволили воспользоваться половым Тела. "будто бы истеричка не занимает позицию желания, а является объектом желания мужчины" - Лакан и Фрейд не учитывали в женском биополе принимающую стихию Тела, феминный тип, зависимый от объекта сопротивления в половом Тела, отсюда ложное понимание фригидности, вроде должна желать, а не желает, но в женщине важно не желание, а ответ на запрос, если нет запроса на половое Тела, то и отвечать нечему. Мужчина часто ведёт себя как зависимый от женского, не предъявляет запрос на половое Тела женщины, то есть обращается с ней как с бесполым Тела, которое имеет у женского биопола стихийное предназначение, которое рождает желания одно другого абсурднее, и желание от женщины ждёт только феминный мужчина. Либидо это не желание, а потребность бесполого Тела у мужского биопола только, но запрос на либидо имеется у обоих биополов, не в биологическом конечно смысле, где нет понятия запрос, а в половом только. Лакан об этом же, где либидо и желание явно разводятся, как только либидо начинает любовь: “Наш опыт ясно свидетельствует о том, что любовь и желание являются двумя разными вещами, и потому нам следует называть вещи своими именами и признавать, что можно любить одного человека, а желать другого.” Женщине нравится мужчина и она его захотела, учитывает ли она в этом случае либидо и его значение, нет конечно, а значит только сексуальные отношения могут дать ей ответ на её запрос, а не какое-то желание. Запрос на половое Тела существует не у всех женщин, что фригидность, но фригидность не препятствует либидо, препятствие либидо происходят не из-за фригидности, а по причине поздно начатой половой жизни. Запрос на половое Тела существует не у всех женщин, а при благоприятном воспитании в полной семье. Фильм Секс в большом городе показывает эту проблему, где достаточно взрослые дамы имеют с этим уже трудности, где мужчины не могут выбрать, а женщины никак не могут войти, в фаллической стадии развития. "некоторые феминистки утверждают, что в психоанализе, как и в обществе в целом, для женщин как желающих субъектов нет места — он их объективирует" - субъект существует в бесполом Тела только, а в половом его нет, поэтому в данном случае феминистка хочет быть входящей в фаллической стадии развития, на что она имеет полное право, но общество тут не причём, не общество живёт половой жизнью, а индивид. Фаллическая для половой жизни может выбрать себе феминного мужчину, и решать свою проблему по месту, где вполне гармонично сочетаются эти типы, тем более что фаллических всегда большинство, по воспитанию, когда женщина в семье одновременно и власть, и главная, а мужчина важен только если по части функции"Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей - для меня вся жизнь заключается только в Вас.... Восемь лет тому назад я увидел Вас в пирке в ложе, и тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли... Я не знаю, как мне кончить письмо. От глубины души благодарю Вас за то, что Вы были моей единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью. Гранатовый браслет. Куприн" - здесь образно выражено стремление к смерти бесполого Тела, которое превалировало у героя, когда стремление к реализации выбранного объекта сопротивления оказалось невозможным из-за его единственности и недоступности. Имеет место и соревнование, кому придётся встать выше, отчего и героиня устремилась к месту смерти героя. Природа именно так устроила бесполое Тела, происходит зачатие и задача выполнена, наступает кастрация по месту, и мужской биопол переходит в другое место реализации объекта сопротивления в бесполом Тела. Половое Тела имеет совершенно иную траекторию развития, где возникает уже и половая любовь в семье, где происходит взаимодействие входящей и принимающей стихий единого[полового] Тела у обоих биополов. Фильм по Куприну и показывает двух чудаков спасающих честь жены и сестры, Басилашвили играющего умеренного прогрессиста, Копеляна, брата, махрового консерватора, стремящихся к смерти в бесполом Тела, где они и ведут себя как субъекты права в совершенно не подходящей для этого ситуации, то есть комично. Герой увидел в объекте стремление к смерти [бесполое Тела], и его накрыли чувства которые он испытывал. Женский биопол пребывая в бесполом Тела стремится воспроизвести объект сопротивления сама, что ей позволяет природа рождения ребёнка, и когда предназначение исполняется, мужчина для неё теряет смысл.

Таким образом, одержимый обсессивным неврозом считает себя целостным субъектом (что находит своё выражение в не перечеркнутой букве S), а не кем-то таким, кто часто сомневается в своих словах или желаниях, другими словами, он не считает себя кем-то, испытывающим нехватку. Он упорно отстаивает свою независимость от Другого, пытаясь поддерживать фантазматические отношения с независимой ни от кого причиной желания, в этом контексте и следует рассматривать его склонность к мастурбации, в которой не участвует никто другой. Обсессивный невротик целостен в себе. И в этом смысле он может убрать черту, перечеркивающую субъекта в формуле фантазма. Также учитывая упомянутое его предпочтение, то, участвуя в сексуальных отношениях с другими, он сводит их к “контейнерам” или “носителям” объекта а: все его партнёры взаимозаменяемы — каждый может быть заменён другим. Он стремится упразднить любого действительного партнёра, убеждаясь в том, что он или она не является избранной причиной его сексуального возбуждения. Вместо этого он в своём уме превращает партнёра в материнскую фигуру, предоставляющую материнскую любовь и являющуюся подходящим объектом сыновней любви. Фрейд говорил об этом как о “унижении любовной жизни” (Очерки по теории сексуальности), при котором обсессивный невротик создаёт два типа женщин: Богоматерь, которую можно любить и которой можно поклоняться, и проститутку, которая воплощает в себе объект а, и которая не может быть преобразована в материнский объект любви. 27
Истеричка, напротив, выделяет партнёра или Другого и превращает себя в объект желания Другого, чтобы управлять им. В истерическом фантазме, желающим субъектом является Другой, который обычно является тем партнёром (любовником или супругом), который желает тогда и как истеричка, как объект, считает нужным. И, действительно, истеричка дирижирует всем таким образом, чтобы убедиться в том, что желание Другого остается неудовлетворимым, навсегда закрепляя за ней роль объекта. Желающий Другой оказывается никем иным как марионеткой: именно желание Другого остаётся неудовлетворимым, позволяя истеричке занимать роль желанного объекта, нехватки желания. Далее мы увидим, что истеричка характеризуется более известным определением “желания неудовлетворимого желания”. Лакан идёт дальше и в Семинаре VIII утверждает, что для истерии характерно неудовлетворимое желание (Seminar VIII).
Неудовлетворимое желание (истерия) и невозможное желание (навязчивость)
Вопрос [желания], по сути, обеспечивается невозможностями. Лакан, Ecrits, 852 (On Freud’s ‘Trieb’ and Psychoanalyst’s Desire)
В строгом отличии от истерички, одержимый неврозом навязчивости характеризуется невозможным желанием (Seminar VIII, 425). Воспользуемся прекрасной иллюстрацией этого из работы Колет Соллер. Мужчина, одержимый неврозом навязчивости, встречает крайне привлекательную для него женщину, соблазняет её и регулярно занимается с ней любовью. Он видит в ней провоцирующий его желание объект. Но при этом, он никак не может перестать планировать время их занятий любовью и просить другую женщину в это же время позвонить ему. Он не просто оставляет телефон звенеть, или же останавливается и отвечает на звонок, но, наоборот, он отвечает на звонок и общается по нему, продолжая заниматься любовью. Его партнерша оказывается упраздненной, нейтрализованной, и, поэтому, ему не нужно каким бы то ни было образом считаться со своей зависимостью от её желания, от её желания его. 29 Оргазм обычно приводит, по крайней мере, к мгновенному прерыванию мыслей, но поскольку одержимый неврозом навязчивости продолжает говорить по телефону с другой женщиной, он никогда не позволяет себе исчезнуть как сознательному, мыслящему субъекту, даже на секунду.
Лишь немногим одержимым обсессивным неврозом удаётся поддерживать деятельность мысли в столь крайней степени, но это упразднение или же нейтрализация Другого (в примере выше, женщины как Другого) в неврозе навязчивости встречается повсеместно, что, как мы увидим позже в обсуждении одного случая невроза навязчивости, достаточно заметно в конкретных действиях в отношении женщины, но не в его сознательных представлениях о его отношениях с ней. Во время занятий любовью мужчина с неврозом навязчивости склонен фантазировать о том, что он сейчас занимается любовью с другой женщиной, упраздняя, таким образом, важность того человека, с которым он сейчас вместе. В неврозе навязчивости желание становится невозможным, поскольку, чем ближе обсессивный невротик оказывается к осознанию собственного желания (например, заняться сексом с кем-то), тем больше Другой превосходит его, затмевает его как субъекта. Присутствие Другого угрожает одержимому тем, что Лакан называл “афаназисом”, его исчезновением как субъекта. 32 Для того, чтобы избежать этого присутствия крайне типичной стратегии одержимого неврозом навязчивости является влюбленность в кого-то, кто полностью и совершенно недоступен, или же, как вариант, установить столь высокие стандарты для потенциального любовника, которым никто не сможет соответствовать.
В истерическом фантазме желает именно Другой, который обычно является её партнером (например, мужем или бойфрендом в случае гетеросексуальной пары), и потому, на первый взгляд, всё выглядит так, будто бы истеричка не занимает позицию желания, а является объектом желания мужчины. И, действительно, некоторые феминистки утверждают, что в психоанализе, как и в обществе в целом, для женщин как желающих субъектов нет места — он их объективирует. Но то, что приводит Лакан — это описание, а не предписание: его первое утверждение состоит в том, что клинический опыт учит нас тому, что истерички усваивают определенную позицию как объектов. Поступают они так вследствие определенного положения женщин в обществе или нет — это спорный вопрос, поскольку Лакан не ставит своей целью осудить или же подтвердить что-то. Лакан просто говорит о том, что практикующие аналитики изо дня в день видят в анализе. Он точно не утверждает, что навязчивость лучше истерии (и, если уж на то пошло, он скорее говорил об обратном!). Как я обычно везде утверждаю, по моему мнению позиция Лакана в отношении ассоциирования себя с объектом у женщин достаточно основательна, поскольку она включает в себя саму суть символического порядка (означающих, языка) и его материального посредника. 
Важно указать на то, что истерическая позиция объекта является лишь одной стороной этой истории, поскольку истеричка также идентифицируется со своим партнёром мужчиной, и желает как если бы была им. Другими словами, она желает как если бы была на его месте, как если бы была мужчиной. Когда Лакан говорит о том, что “человеческое желание — это желание Другого”, то одной из подразумеваемых им мыслей является то, что мы усваиваем желание Другого как своё собственное: мы желаем как если бы мы были кем-то другим. Истеричка желает как если бы она была Другим (в данном случае, её партнёром мужчиной)....
27) В Семинаре VI Лакан подчеркивал: “Наш опыт ясно свидетельствует о том, что любовь и желание являются двумя разными вещами, и потому нам следует называть вещи своими именами и признавать, что можно любить одного человека, а желать другого.” (17 июня 1959).
29) Будучи представителем того, что Лакан называет Другим полом (радикально Другой пол, неусвояемый ни для мужчин, ни для женщин — это собственно Женщина, которая, согласно Лакану, не существует), она упраздняется или аннулируется, и таким образом столкновение с Другим полом становится невозможным. В Cеминаре VI говоря о мужской импотенции Лакан утверждал, что мужчина очень часто “страшится удовлетворения его желания… поскольку это в дальнейшем приводит его к зависимости от человека, который собирается удовлетворить его желание, то есть это приводит его к зависимости от Другого”(17 декабря 1958).
32) Семинар XI, главы 16-17. Лакан заимствовал термин “афаназис” у Эрнста Джонса, но использовал его иным образом. Лакан утверждал наличие связи между афаназисом и навязчивостью, и между не функционированием афаназиса (“функции афаназиса”) и истерией. Поскольку фундаментальный фантазм в истерии не акцентирует субъекта как сознательного, мыслящего господина своего желания (так как желание истерички состоит в том, чтобы быть желанным объектом, а не мыслящей вещью, res cogitans, или машиной), то афаназис тут не имеет значения, и симптомы часто проявляются в теле, а не в разуме. Обсессивного невротика беспокоит его склонность исчезать, которая не интересна истеричке, которую волнует её учреждение как объекта. Язык как Другой усваивается истеричкой иначе, и “субъекту означающего” (субъект, который подразумевается языком, самим фактом того, что мы говорим) не угрожает исчезновение.
Также следует отметить, что в своём следовании невозможному желанию обсессивный невротик, подобно истеричке, стремится упорствовать в желании. Действительно, такова сама природа желания — воспроизводить себя.
http://dreamwork.org.ua/%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%…/ Лакановский Подход к Диагнозу / Невроз

Связанные материалы Тип
объект сопротивления Высоцкого Дмитрий Косой Запись
выбор как фикция Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в мифологии Дмитрий Косой Запись
романтика и секс, что общего Дмитрий Косой Запись
объект сопротивление и желание Дмитрий Косой Запись
материя по Плотину и стоикам Дмитрий Косой Запись
девушка и товар Дмитрий Косой Запись