когда разрушается "семья"

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
внешнего объекта не существует, как и внешнего "мира", и если статья понимает инициацию как приобщение к внешнему "миру", то это фиктивное "приобщение". Инициация в древности была возведием в "образ", древние не знали иного способа овладения реальностью, а современный человек знает и пример. Если мать в разводе соединилась с потусторонними силами влияния, то "дала" и пример сыну, где "безличное" рассматривалось как объект сопротивления, и религия матери здесь не причём, а именно "отношение" матери к реальности косвенно повлияло на сына, в части формирования объекта сопротивления, как и направленности его. Поэтому мало разрушить "семью", здесь нет виновных, но важно что и потом происходит с матерью, и её детьми вне семьи. Если бы мать жила в "мире" с мужем, и верила в ту самую религию, то ничего и не произошло бы, и нападки на деструктивные "религии" также легкомысленные, религия не "семья", а община, и только идиоты не видят разницы, не различающие индивида с толпой и её ценностями, индивид только в семье может формироваться, сначала в родительской, а потом и в своей уже, в браке. Поэтому женщине чтобы рожать, надо и подумать как дальше жить, одной, или в "мире", семье, а неполная семья - это уродство жизни, она не воспроизводит готовности ребёнка к "миру" и семье. "внешнего объекта не существует" - объект - это абстракция индивидаа всегда имеется только объект сопротивления от бесполого Тела в эффекте потери Тела Матери, далее уже последовательно является половой объект, потом уже равный объект, а после и объект как абстракция, где объект сопротивления начинает приобретать и иное назначение, чем до этого. Росляков не имел даже в потенции равного объекта, так как жил в неполной семье напротив матери, а до брака не мог добраться в силу идиотских законов о вступлении в брак с 18 лет, а значит здесь и сама система правовая создаёт все "условия" для возникновения преступности. Росляков и растреливал не "людей", а фишки в тире, которые "именуются" только людьми, и все рассуждения о деструктивной "религии", или какой-то "матери" родившей его, бессмысленные. Физический объект прямого отношения к объекту как абстракции не имеет, это уже условность. Брейвик также воспитывался одной матерью, а значит в сопротивлении бесполого Тела "матери", конечно и полная семья не является гарантией меньшего сопротивления потустроннему "миру", ведь не во во всех семьях "мир" и согласие, что и от воспитания в семье родительской зависит. Если мать отвлекалась от роли миротворца в семье, то это отрицательно отражалось на ребёнке, "мир" может твориться только любящей, а принимающая стихия бесполого Тела у "женщины". Реальность сначала принимается, и только потом берётся в соображение, а наоборот не бывает. Под себя создают реальность если только идиоты, вроде чиновников, политиков, и идеологов. Путин с холуями своими не принял "реальность" государства, когда винил прежний режим в халатности, а значит был и неготов к серьёзным новациям, и предпочёл приспосабливаться к "потребностям" толпы, а отсюда пришлось подтягивать уже и "врагов" с имеющегося "мира". Налог по ихнему был плохой, если не платили, а почему не платили, никому было не интересно, и логика подсказывала, что надо бы налог и увеличить если казна пуста, но не знали как, и уменьшили, а потом похвалялись что у нас самые маленькие налоги, и толпа поддержала подобный идиотизм.
 
В 2013 г. главный санитарный врач РФ Г. Онищенко указал, что Россия занимает первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков и шестое место в мире по числу суицидов среди всех возрастов. Важно подчеркнуть, что, говоря о самоубийствах и суицидальном поведении подростков, следует понимать эти феномены как проявление общей установки на разрушение, которое может быть направлено как на самого себя, так и на внешний объект. 
Один из наиболее известных представителей аналитических психологии Эрих Нойманн пишет о подростковом возрасте следующее: «В тот период, когда сознание начинает переходить в самосознание <…> картина <…> для Эго <…> начинает искажаться чувствами конечности и смертности, бессилия и изоляции». Феномен подросткового возраста, согласно ряду исследователей, следует рассматривать как одно из условий формирования культуры. Э. Нойманн отмечает: «Задержка созревания и зависимость индивида от социальной группы на протяжении периода почти в шестнадцать лет являются, как мы знаем, исключительной особенностью человеческого вида. Эта затянувшаяся юность, контрастирующая с. ранним развитием остального животного мира, является самой важной предпосылкой человеческой культуры и ее преемственности». 
Можно сказать, что человечество долгое время шло к появлению нынешнего подросткового возраста с его широкой протяженностью во времени, активным развитием самосознания, сложным формированием идентичности. Уже в древности подростковый возраст, т.е. особым образом организованный период перехода от детства к взрослости, существовал в «сжатом», зачаточном виде, о чем, в частности, писали К. Леви-Стросс, М. Элиаде, К. Г. Юнг, Э. Нойманн, Д. Хендерсон. 
Аналитический психолог Д. Хендерсон отмечает: «В античной истории и в обрядах современных первобытных племен содержится богатый материал о мифах и ритуалах посвящения (инициации), проходя через которые юноши и девушки разлучаются с родителями и поневоле становятся членами клана или племени». При этом тот же автор полагает, что сущность подросткового возраста заключается в символической борьбе за обретение собственной идентичности, в том числе, на уровне «выхода за пределы себя», трансценденции, и отделения от детского единства с миром, при возвращении к этому единству на новом уровне: «В племенных обществах именно обряд инициации наиболее эффективно решает эту проблему. В основе ритуала, встречается ли он в племенных общинах или в более сложных сообществах, неизменно лежит обряд смерти и возрождения, являющийся для новообращаемого "обрядом перехода" от одной стадии жизни к другой: от детства к отрочеству или от отрочества к юности, а затем к зрелости». 
Подростковый возраст является именно той стадией развития, во время которой происходит базовое развитие личности: прохождение через «Тень» (умирание), обретение новой идентичности на основе выстраданных нравственных ценностей. «Подросток начинает с того, что приходит в ужас от впервые переживаемой их сверхъестественной действительности, силы, автономии, несоизмеримости. Встретившись с этим божественным ужасом, неофит умирает: он умирает для детства – то есть для неведения и безответственности», - подчеркивает румынский ученый М. Элиаде. 
Последователь М. Л Юнга. фон Франц пишет: «Несовершенство мира, его зло, с которыми подросток сталкивается как внутри самого себя, так и вовне, становятся осознанными; он вынужден стараться справиться с настойчивыми, но еще неосознанными внутренними импульсами, а также с проблемами внешнего мира». 
Таким образом, подростковый возраст — это возраст, когда, говоря на языке метафор, личность развивается через выражение и воплощение архетипа Героя, через способность погрузиться в тьму бессознательного и, пережив цикл смерти-возрождения (депрессии), приобрести принадлежность значимым Другим и самому себе. Согласно французскому исследователю Ф. Дольто: «В самых старых ритуалах инициации у племен, расселившихся от Австралии до Южной Африки, от Огненной Земли до Океании, вплоть до Таити, есть один общий момент — присутствие в драматургии ритуала смерти-инициации». Мирча Элиаде вместе с рядом других исследователей видит здесь проявление «мифа о герое»: «Существует нечто более интересное, чем мифы, связанные с обрядами инициации regressus ad uterum. Это мифы, повествующие о приключениях Героев, колдунов или шаманов, которые не символически, а на самом деле, во плоти и крови, совершают regressus. <…> Все эти действа составляют испытания инициации, пройдя которые, победивший герой обретает новую форму бытия». 
С данной точки зрения большой интерес представляет собой исследование российского психолога Д. В. Квартальновой, которая попыталась определить образ Героя-взрослого как модель для формирования идентичности современного российского подростка. Благодаря опроснику "Выявление Героя" и мини-сочинению "Мой Герой", Д. В. Квартальнова выявила качества, составившие психологический портрет Героя-Взрослого современного подростка. Она отмечает: «Нами была доказана общая гипотеза о том, что значимый взрослый может стать Героем, который является одним из факторов личностного развития подростка. Герой-Взрослый задает направление и цель развития подростка, являясь эталоном сравнения на всех этапах саморазвития. Качества, которые подросток выделяет в образе Героя-Взрослого, с одной стороны связаны с общей спецификой подросткового возраста, с другой - определяются личностными особенностями каждого подростка». 
Эмпирические данные Квартальновой подтверждаются теоретическими выкладками Э. Нойманна: «Отделение от родительских имаго, то есть от реальных родителей, которое должно произойти в период полового созревания, вызывается, как показывают примитивные обряды инициации, активацией образов надличностных или Первых Родителей. Половое созревание — это время возрождения, и его символизм является символизмом героя, который возрождается посредством сражения с драконом. Цель всех обрядов, характерных для этого периода — обновление личности». Речь идет именно о ритуале прохождения через символическую смерть (что отображается и на физическом уровне), о переживании пустоты и одиночества с выходом к созидательному ощущению жизни на новом уровне целостности, с новыми нравственными устоями. Отметим, что российские подростки и представители молодежи на протяжении достаточно длительного времени застревают в области как деструктивных субкультур, так и достаточно краткосрочных объединений типа групп смерти.
http://петрани.рф/новости/1352-статья-а-в-воронцова,-..
Биография Владислава Рослякова 
Владислав Росляков родился в Керчи 2 мая 2000 года, учился на четвёртом курсе Керченского политехнического колледжа и жил с матерью на улице Нестерова в Керчи. Его родители давно развелись. Якобы мать с сыном ушли от отца и жили на съемной квартире. Иногда Владислав приходил в гости к отцу и бабушке с дедушкой. Знакомый Владислава Рослякова на условиях анонимности рассказал РБК, что парень "очень ненавидел техникум из-за злых преподов, он намекал, что отомстит им". А так Рослякова охарактеризовал так называемый "глава" Крыма Сергей Аксенов: "Никогда не отличался какой-то агрессией, сидел тихоней, никогда за все четыре года не имел ни одного привода [в полицию], получал стипендию".
Вот что говорит о нем его одноклассница Лариса Пономарева. 
— Он ещё со школы был неадекватным. Бил девочек, прогуливал школу. В 8-9 классе, я точно не помню, он принёс гранату времен войны в школу. Он материл маму, не воспринимал её вообще, сбегал со школы, из дома. Рисовал немецкие знаки, свастику. После школы он говорил, что у него жизнь по-другому начинается. 
В начале сентября я ехала с ним в автобусе. Разговорились. Он сказал, что его уже достал этот колледж и сокрушался, как тяжело быть студентом. Вспоминая сейчас его, я могу сказать, что Влад был человеком, которому на все наплевать. У него напрочь отсутствовали такие качества, как доброта и жалость. Что касается его семьи, то мама у него — Галина Рослякова — работает в больнице санитаркой, а папу, по его словам, он не знал. 

https://www.kramola.info/vesti/novosti/vladislav-rosl..