история как идея

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 
"Как выразился в 1798 году Шеллинг, у человека есть история, «потому что он не просто участвует в ней — он ее производит»." - это не так, историю имеет "предмет" в руках человека, а сам человек не имеет истории, исключая "вид" человека конечно, как у Дарвина, где именно тот же "предмет" имеет историю, а не сам человек. История предполагает "прошлое", а индивид не имеет прошлого, он всегда в "настоящем", и какого угодно направления и вида, "прошлого" или "будущего", как и "времени" нет, оно представляемое только. "Человек" - тоже идея, и как подразумевающая что угодно, и достаточно новая ещё идея, о чём Фуко писал. Натурализм до сих пор господствует в умах, например биопол и пол считается как одно, хотя это разное, пол обретается в браке если, а биопол всегда имеется, и у "дикарей" по недоразумению гомофобия разрастается. "Общество" как идея имеет значение для социологов, по замеру общих "предметов", а в праве нет такого "понятия", а если является, то возникают и основания для организации профашистских партий и движений. Например название партии "Единая Россия" имеет все основания считать партию "профашистской", где уже "частное" выдаётся за "Единое" минуя общее, и не важно что имели ввиду в партии, а так получилось у них. Регистрацию партия наверно проходила, и видимо такие же идиоты регистрировали это нелепое название. Понятно Шеллинг живший 200 лет назад, но получается ничего не изменилось, и тогда что это за "прогресс". Римское право сейчас является основанием современного права, не позор ли это для учёных бездельников.
 
Из диалога:
- я бы сказал, что человек и есть предмет, и как таковой он история, но индивид не предмет и живет в настоящем. История человека - это конкретная история-рассказ определенного связного представления о некотором бывшем. естественно
- "предмет" не история, а реализация с его помощью ОС в бесполом Тела, и где угодно. История может быть "безличной" только, например история института правового, как парламент, Дума, или закона, как возник, с чем связан. Или история архитектуры, связана с течениями, какими, и кто был заказчиком, почему и зачем. Индивид не "живёт", это абстракция имеющая отношения к человеку как "предмету" мышления. Нам морочат головы "историей", аферистка Екатерина 2 вдруг стала "великой", почему? и зачем крутят фильмы про неё.

«Первым когнитивным носителем  идеи общества выступает не слово, но образ подлежащего эмпирическому упорядочению множества, и если слово привело к консолидации понятия, родилось это понятие не в слове. Общество рождается из логики пространства, но для того, чтобы стать носителем идеи общества, само пространство должно было быть определенным образом помыслено». В дальнейшем мы обоснуем мысль о том, что сама «логика пространства» является метафизической парадигмой, уже в течение трех веков сдерживающей развитие историографии и исторического сознания. Эта метафизическая проблема разрешится, когда логика трехмерного ньютоновского пространства будет заменена логикой четырехмерного времени-пространства. Но сейчас продолжим мысль, ведущую Н. Копосова к прояснению вопроса о становлении социальной истории в широком смысле, как основной исторической науки, фундирующей историографию, и, тем самым, осмыслить куновскую методологию анализа научной парадигмы и научной революции в применении к основному объекту нашего интереса – развитию исторического сознания в контексте истории сознания как такового. Н. Копосов приходит к такому обобщению: «Итак, интеллектуальный аппарат, необходимый для конституирования синтетической социальной иерархии, сформировался к концу XVII в., и можно сказать, что важнейший элемент понятия социального был тем самым выработан с помощью невербальных ресурсов… Решающим этапом этого процесса обычно считают вторую половину XVIII – первую половину XIX в., «переломное время» (Sattelzeit), в терминологии Райнхарда Козеллека. Именно тогда окончательно сформировались и современные понятия общества и государства». Козеллеку вторит М. Фуко, который подчеркивает, что в переломные эпохи понятия, создавая «новые формы языкового воплощения, получают большую, чем раньше, независимость от слов». История как наука конституировалась в эпоху Просвещения и это конституирование произошло в ньютоновской пространственной парадигме, на основании «эмпирически упорядоченного множества» социального как такового. «Именно в эпоху Просвещения появляется, по выражению Козеллека, собирательное имя истории (kollectiv-singular Geschicte), иначе говоря, слово «история» начинает пониматься как имя собирательное, выражающее идею некоторой абстрактной сущности… Ментальная визуализация позволяет помыслить историю как абстрактное целое, как собирательное понятие для входящих в нее эпизодов»


http://history-library.com/index.php?id1=3&catego..