Индивид и существование

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 
«Индивид, как таковой, не существует, понятие человека — это не понятие индивида, а понятие рода». Фихте

существование не имеет "абстракций" как представлял Фихте употребив понятие "индивид", и понятие "человек" абстрактное, как просто название объекта, а значит не имеющее какого-либо смысла и конкретики, и абстрактное вне конкретного, а значит конкретно можно определять объект как биопол только, а почему биопол, потому что не един, а в паре дан. Фихте мог бы и сказать, что индивид не относится к существованию, что тогда проще, и имели бы здесь более чёткое тогда разделение абстрактного и конкретного. Почему важно отделять, для кого-то существует и бог, но и не важно, что для кого-то что-то "существует", или кто-то, это частное, или общее, суждение, но не "единое", и где существование. Взаимозависимость не существует, биопол независим как целое, а слияние биополов образует не "зависимость", а пол если только, и иерархия не относится к существованию, и если иерархия происходит, то как садо-мазо отношение и в частном порядка существования, само существование имеется в "едином", к чему  относятся уже половая любовь, и также диалог. Садо-мазо отношение не содержит биопола, и даже если имеет место соитие биополов, так как это от бесполого Тела тренд, что только человеческое имеет происхождение, а природа не знает иерархии, она выдумана недобросовестными учёными. Геи и лесби относятся к практике садо-мазо отношения, так как слияние противоположных биополов только имеет единое. Скажут, а зачем тогда абстракции? связано это с существованием, которое единое, и которое не имеет абстракций, но без которых связывать в смыслы относящееся к конкретному было бы невозможно, а скажут позитивисты могут, и идиоты тоже. Фихте ведь ошибся, сказав что индивид не существует, но тогда можно сказать что и бог не существует, и это связано с языком, которому также неведомы абстракции, и если индивид не существует, как и бог, то у кого-то существуют, но к существованию они не относятся также, так как абстракции не универсальны, и применять их можно в разных категориях. Можно сказать и бог абстракция, и если не имеет чего-либо конкретного в себе для любого, и также индивид, или право. Почему Дюмон озабочен потерей иерархии, мыслитель не учёл садо-мазо отношение имеющее иерархию в себе, если представить психолога работающего с клиентом, то пара эта и находится в садо-мазо отношении, и каждый сам по себе, но пара в добровольной зависимости, а иной не существует, кроме навязанной системой права, где безликий закон имеется. «В целом следует сказать, что существуют два пути признания другого: иерархия и конфликт» - конфликт всегда доброволен, так как имеет и внутреннее для бесполого Тела происхождение, и не путать со столкновением, что разное, и Дюмон себя запутывает, иерархия и конфликт совершенно разного происхождения, одно - внешнее, а другое внутреннее, и не для себя же Путин Вертикаль создавал, а для идиотов если только, а "конфликт" в нём имеет к этому мало отношения, и когда говорят что Путин властвует, также ошибаются, власть в толпе только, а значит Путин именно с ней и работает. Здесь о бесполом Тела надо сказать, оно не образовано у нарцисса, отсюда он в праве слабо ориентируется, и жмётся к толпе, и вообще у женского биопола проще бесполое Тела образуется по особому контакту с матерью, и где есть садо-мазо. Бесполое Тела лучше ориентируется в правовых вещах, и лучше доверять женскому адвокату, чем мужскому, но проблема в образовании, не дают точного знания в сфере права в системе либерал-фашизма, и где больше мошенники процветают. По судьям женского пола можно судить о нашем образовании в сфере права, так как этот биопол тут ещё не притворяется.

Из диалога:
— Так что существует ? Только обьект ?
существование не имеет абстракций, а значит можно взять что-угодно и назвать существующим, я называю только биопол, а например бесполое Тела уже не у всех имеет место, детдомовцы не имеют его, а также половой объект имеется в браке если только, и не у всех, а где есть половая любовь у кого-то в паре. Дело в категориях употребляемых мною, и не обязательно все руководствуются ими в мышлении, как частное-общее-единое. Биопол во все категории входит, как и бесполое Тела, если образуется в родительской семье.

— А раньше писал, что существует только обьект
— существует и существование разное, речь отличается от текста тем, что она конкретная, а текст и абстракции содержит, почему тексты и пишут, чтобы лапшу на уши вешать, биопол тоже объект, если в категории единого только брать, и половой объект.

Вот как Дюмон резюмирует противоположность между кастовым обществом и современным западным: «В одном случае на первый план выдвигаются свобода и равенство, в другом — взаимозависимость и иерархия», следствием чего является у людей Нового времени — когда созерцание другого затмевается созерцанием отношения к предметам — понимание другого как простого полюса вероятного конфликта, возникшего на основе борьбы за обладание благами. Отсюда это поразительное заключение: «В целом следует сказать, что существуют два пути признания другого: иерархия и конфликт». В этой связи теперь легко понять, почему Дюмон свидетельствует о своем «миротворческом предпочтении» иерархии и некотором отвращении к индивидуалистической / современной десоциализации, которая, будто, приводит к появлению другого в качестве врага или по крайней мере соперника по овладению предметами. Проще говоря, надо быть по-настоящему убежденным, что единственная форма интерсубъективности, единственная возможная модальность признания другого — иерархическая взаимозависимость? Вся современность развивается в обратном духе, согласно которому признание другого совершается как признание другого меня самого, alter ego, инаковость которого воспринимается на фоне тождества, а не так, как в иерархической перспективе, в форме абсолютной чуждости. Откуда же следует, что пари с традиционализмом было полностью проиграно современностью? Так как он не ощутил в современной культуре условий для такого пари, у Дюмона не было другой возможности, кроме как ввести свои изыскания в рамки, если не реставрации, то по крайней мере оплакивания: поскольку единственные по-настоящему позитивные ценности были безвозвратно утрачены, остается описать, в смысле скорее трагическом, нежели просто пессимистическом, какой же «безвозвратный разрыв», согласно прекрасному выражению Валери, составил нашу судьбу. По причине своего трагического характера такое понимание современности несомненно имеет своим отличительным свойством среди прочих вариантов антимодернизма то, что оно избавляет себя от (порой смешных) поворотов к старине. Тем не менее, оно представляет ту большую трудность, что оценивает современность в ее единстве лишь в качестве вселенной, из которой ценность изгнана, хотим мы того или нет, лишь в качестве общества радикального зла. В этом смысле, хоть и нет помыслов ни о какой практической реставрации старых принципов оценки, всякий подход к современной культуре осуществляется тем не менее с точки зрения этих принципов, во имя ценностей, чье отсутствие постоянно отмечается со всеми вытекающими из этого более или менее катастрофическими последствиями, во всяком случае уж всегда негативными. И данная точка зрения, принятие коей во всяком случае является частью интеллектуальной реставрации ценностей иерархии (поскольку именно на их основе судят и осуждают современность), действительно сегодня может быть принята? Можем ли мы переоценить, хотя бы мысленно, естественные идеи иерархии и подчиненности? Можем ли мы согласиться, даже просто на уровне идей, рассматривать другого не как alter ego, а «как другого» «в той степени, в какой он стоит выше или ниже нас»? Мы так можем? — вопрос очевидно встает, и я это уточню, не только и не прежде всего в психологическом смысле (в том смысле, что — как это, впрочем, констатирует Дюмон — субординация больше не составляет необходимую часть нашего ментального мира), но в смысле моральном: можем ли мы, то есть — должны ли? Вся обсуждаемая здесь концепция на самом деле предполагает, что переход от иерархии (естественной) к равенству (прав) — потеря, и в этом отношении Дюмон отличается от того, кого он часто представляет как своего вдохновителя, а именно — от Токвиля: ибо даже если анализ Токвиля выделяет возможные непредвиденные последствия уравнивания условий, он все равно рассматривает современный индивидуализм как неоспоримый прогресс и для его отклонений предусматривает только лекарство, взятое из современности. Различие между Токвилем и Дюмоном довольно определенно: это различие внутренней критики или, если угодно, самокритики современности, остающейся, впрочем, в рамках современности и ее ценностей (равенства и свободы), и критики внешней, которая ведется с позиций прежних времен. Кроме того, что отказ от ценностей, которые являются не чем иным, как ценностями демократии, представляет собой дорогостоящее жертвоприношение, в этих условиях нельзя не поставить вопрос о том, не является ли предложенная Дюмоном интерпретация, выстроенная с позиции утерянных естественных идеалов иерархии и субординации, тоже строго связанной с принятием такой позиции. Другими словами, нельзя ли поставить проблему смысла современности на полностью обновленных основаниях в том анализе, который бы тоже следовал за путеводной нитью индивидуализма, но не откладывал бы сразу же и a priori вероятность того, что современность в самой себе уже содержит необходимые средства для мысленного и практического ограничения индивидуальности?
https://vk.com/doc5787984_437244148?hash=41bd423b7f8b.. Эра индивида. К истории субъективности

Связанные материалы Тип
Путин как порождение системы Дмитрий Косой Запись
идеология как потребность Дмитрий Косой Запись
инфантильность как миф психологии Дмитрий Косой Запись
индивидуализм как химера Дмитрий Косой Запись
происхождение понятия иностранный агент Дмитрий Косой Запись
Сталин как психотип Дмитрий Косой Запись
философия и идея Дмитрий Косой Запись
Хайдеггер о гуманизме Дмитрий Косой Запись
система права как миф либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
биопол и существование Дмитрий Косой Запись