идеализм и революция

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Социальная философия
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

событие октября 17 было мало заметное для современников и как любой хаос воспринималось вяло, жизнь текла своим чередом думая что всё образуется. Потом поняли что хаос затянулся и пора что-то предпринимать, но было уже поздно. Большевики же раздули возникший хаос во всемирно историческое событие. Революция - это не хаос, а работа в тиши кабинетов, что произошло при Сталине, и сейчас при Путине. Право возникает снизу, власть граждан [толпы], а узурпация права только сверху [революция]. Революция - это заговор небольшого числа лиц, а хаос организованный кучкой аферистов на это не тянет. Ельцин также осуществлял революцию, но она не удалась по причине идеализма его революционеров, ставка делалась на идеи взятые с потолка, а толпу как основной мотор либерал-фашизма игнорировали. Набрать в правительство идиотов смогли, но они оказались не той ориентации, что удалось Путину позже. Неслучайно всех ленинцев при Сталине перестреляли, потому что цена им никакая, горлопаны и пустомели. Сталин сумел сколотить толпу в короткие сроки вдумчивой организацией, а Путин работал уже по лекалам. Толпа возникает религиозно, а значит всяческие умозрения тут бесполезны и даже вредны делу, и совок это прекрасно понимал, где работа с толпой была поставлена на поток, Сталин репертуары театров даже читал. Путину конечно уже было легче, совок прямо в руки ему просился, как к отцу родному, и врагов предлагал. Хакамада голосила: Путин наш, хотя понятно было что чиновник вырастает всегда в заурядного узурпатора.

Что думает обычный, читающий, не семи пядей во лбу, человек вроде меня о том, что сто лет назад без одного было названо Октябрьским переворотом, потом еще как-то и, наконец, Великой Октябрьской социалистической революцией? Он вспоминает другие, обличительно-упрощающие, наименования – например, "большевистский переворот" – и стоит между этими оценками, шатаясь, будто кое-как мыслящий тростник. А еще ж нависает над ним могучее требование историзма: видеть в таких событиях не только неизбежность, но и необходимость. Неизбежность-то, положим, вместить легко, а необходимость? Необходимость трупами "классовых врагов" спасать голодающих зверей в зоопарке?!
В советское время в биографиях людей культуры, которым выпало пережить Семнадцатый год, обязательно указывалось, принял такой-то или не принял революцию. Писалось именно так: принял, не принял. Звучало как уверовал или не уверовал, принял или не принял христианство. Между прочим, совпадало почти на все сто: кто принял революцию – был безбожником или близок к тому, кто не принял – был православным, иной даже весьма рьяным.
По терминологии тех же лет: материалисты и идеалисты. Первые, как правило, были за Октябрь, вторые против. Под конец употреблялось выражение "социалистический выбор народа". О своей верности этому выбору Егор Гайдар писал за год до того, как возглавил правительство капиталистического выбора. "Социалистический выбор народа", к слову сказать, – самая большая натяжка советской пропаганды. Как, впрочем, и капиталистический выбор 1991 года, но это уже другая песня. Социалистический выбор сознательно сделала горстка революционной молодежи во главе с 50-летним стариком, как они его называли, который из них первый от него и отказался всего через пару-тройку лет. Народ же выбирал просто жизнь без прежних бар, таких ему чужих, как настоящие варяги.
Новые баре оказались хуже тех, но они были народу свои. В стране стало одной "нацией" меньше: нацией имущих и более-менее образованных. Это был реальный социальный переворот, а не проделка профи-заговорщиков. Они-то хотели большего: "поднять мировой циклон", им требовалось "всё или ничего". И вообще "они знали, что только о прекрасном стоит думать", Сегодня же тот, кто ищет и не находит в жизни "музыки и любви", думает не о том, как осчастливить мир, а как преодолеть отсталость хотя бы своего отечества. Опять отсталость. Все еще отсталость. Бесклассового общества не вышло, и, как в насмешку над тем идеалом, высится вопрос: получится ли в России хотя бы классовое? Образуется ли класс не назначенных властью собственников, который возьмет в свои руки страну? Класс тех самых буржуа, у которых "почва под ногами определенная, как у свиньи – навоз: семья, капитал".
Сто лет понадобилось, чтобы от решимости закопать всех буржуинов, чье "дело бесспорное: брюшное дело", прийти к мечте о том, чтобы они каким-то чудом воскресли, ибо иначе – кранты всем. Где-то на Земле становятся на ноги послеклассовые общества, а в России все еще в зародыше классовое, и только какая-нибудь дюжина человек из 140 миллионов вслушиваются в эту разницу так, как она того заслуживает: "всем телом, всем сердцем, всем сознанием". Что сказал бы Блок, если бы узнал, что именно оно, "брюшное дело", окажется для России таким необходимым и таким трудным? С презрением отзываясь о "людишках", хлопочущих только о том, чтобы "прокряхтеть свой век кое-как, сколачиваясь в общества и государства, ограждаясь друг от друга стенками прав и обязанностей", думали ли вы, Александр Александрович, что это станет идеалом для лучших из ваших соотечественников через сто лет?
http://www.svoboda.org/a/28088688.html Брюшное дело / Анатолий Стреляный – о красных днях календаря

Связанные материалы Тип
Путин и толпа Дмитрий Косой Запись
идеология толпы Дмитрий Косой Запись
Толпа Дмитрий Косой Запись
Чучхе. Идеология толпы Дмитрий Косой Запись
время и революция Дмитрий Косой Запись