Фуко о государственном интересе

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия политики и права

"Биополитика стремится трактовать «население» как совокупность живущих рядом друг с другом живых существ, которые обнаруживают особые патологические и биологические признаки и, следовательно, предполагают особые знания и технологии" - биополитика тоже матрица "рациональная", по Фуко, как и государственный интерес, но ничего рационального в этих понятиях конечно нет, и это религиозные догмы. Государство - целое, а интерес - частное, биология - общее, а политика - частное, такого религия только держится, и где нет категориального мышления, и где всё сводится к общему, как органическому началу. Значит Фуко под рационализмом понимает здесь нечто иное, если не видит религиозного в своих понятиях, а значит и критика рационализма заводит его совершенно не туда, и где он хотел бы оказаться философствуя. Государственный интерес возникает по Фуко после имперского пути развития государства, но  тогда почему это является идеей, это обычная религиозная догма принятая всеми чиновниками государства, и её приняли, как можно называть догму идеей, если она не частного порядка вовсе, видимо не в идее дело, а в интересе. Интерес к этой догме может иметь место только у чиновника как служащего государства, а не у обывателя, где государственный интерес  имеет идею возвышения над государством, где догма уже может быть идеей, и что ещё дальше от рациональности [Фуко] чем если бы догму государственного интереса имел гражданин. Именно государственный интерес и ведёт систему либерал-фашизма к концу, что и чиновнику не выгодно вовсе, если чиновник тогда может лишиться должностей и привилегий с таким идиотскими представлениями. "государства состязаются друг с другом, обеспечивая продолжение своей жизни" - не "продолжение", а изменение, государство - целое, а значит оно ни в чём не нуждается, и только аферисты выступающие от него имеют интерес, сюда можно включить чиновников, и прихлебателей сильных мира сего, и от искусства. Фуко блестящий аналитик, но совершенно беспомощный в философии, при отсутствии категориального мышления, и он же показывает как наука совершенно беспомощна, в своих же трудах, и в том же духе, и его же работа Рождение клиники показательна, где совершенно бессмысленное перечисление глупостей науки. Ему и невдомёк что наука асоциальная по принципам своей работы, но привычка всё освящать берёт верх. "Второй технологией стала «полиция» в том смысле, какой придавался тогда этому слову, то есть совокупность средств, необходимых для внутреннего приумножения сил государства" - и здесь нелепость, полиция относится к общему, как институт государства, а субъект права [гражданин] к единому, как и право вообще, а значит полиция ниже в достоинстве гражданина, и каким образом она может усилить государство? "«Полиция» рассматривается в эту эпоху как своего рода «технология государственных сил»" - скорее как «технология подавления» неугодных движений и сил, и «удерживания» либерального хаоса в рамках "приличия", и где бизнес рассматривается не как "свобода" и ценность государства, а как "дойная корова". "Разработка проблемы населения — богатства (в её различных конкретных аспектах: налоги, голод, сокращение населения, праздность — нищета — бродяжничество) и послужила одним из условий возникновения политической экономии" - когда государство возникает только, то естественно стремится к самоуничтожению, отсюда выбор политэкономии, с одной стороны задерживающей распад, а с другой не меняющая курс государства, а "проблемы населения — богатстватолько один из признаков распада, являющийся идеологической ширмой, а главная проблема - отсутствие гарантии, которая ещё не осмысленна. "население — это не простая сумма подданных, которые живут на одной территории, сумма, являющаяся результатом желания каждого иметь детей или результатом законодательства, которое благоприятствовало или препятствовало рождаемости" - рождаемость потребная по иной причине, чтобы политэкономия имела стимулы, и отсюда взялись за женский биопол, до того не замечаемый в политике, феминизм, детские сады, политэкономия предполагает конкуренцию, семья стала также включаться в неё, кто больше принесёт в дом, и что способствовало размыванию права и появлению идеологии труженика и настоящего, заботливого, отца. Право и любовь разнонаправленные стихии, и семья заместо индивида стала воспроизводить уже и идиота, и Фуко из подобных идиотов, который наперекор своей природе создавал воздушные замки и читал лекции. "гарантировать внутренний порядок за счёт «благоденствия» индивидов" - этот оборот показывает сколько логических ошибок может создать Фуко походя, порядок - единое общего, благо - частное, гарантия - общее, и в этом обороте они никак не совмещаются, благо и не идёт в общее, как и не даёт гарантии также, и это доказывается судьбой некогда богатых и успешных бизнесменов, которые сейчас пребывают далече. Даже если Фуко умно пишет об этом с иронией, что возможно, но и тогда это не философия, а публицистика.

«Государственный интерес — это не императив, во имя которого можно или нужно отринуть прочие правила; это новая матрица рациональности, согласно которой государь должен вершить свою суверенную власть, управляя людьми. А это совсем другое дело, нежели долг справедливого суверена или даже героя Макиавелли.
Развитие идеи государственного интереса коррелятивно исчезновению имперской модели. Рим наконец уходит в прошлое. Формируется новое восприятие истории, уже не устремлённое к концу времён и объединению всех отдельных держав в последней империи; оно открыто бесконечному времени, в котором государства состязаются друг с другом, обеспечивая продолжение своей жизни. И более важным, чем проблемы легитимной власти суверена над определённой территорией оказывается познание и приумножение сил государства. В пространстве конкуренции государств (одновременно и европейском, и мировом), весьма отличном от того, в котором соперничали друг с другом королевские династии, главной проблемой становится проблема динамики сил и рациональных технологий, позволяющих вмешиваться в эту динамику.
Таким образом, государственный интерес, выходя за рамки теорий, которые его сформулировали и обосновали, воплощается в двух больших совокупностях знаний и политических технологий: первая из них — это военно-дипломатическая технология, которая заключается в накоплении и приумножении сил государства посредством системы союзов и аппарата армии: поиск европейского равновесия, который выступил одним из руководящих принципов Вестфальских соглашений, представляет собой следствие этой политической технологии.
Второй технологией стала «полиция» в том смысле, какой придавался тогда этому слову, то есть совокупность средств, необходимых для внутреннего приумножения сил государства. В точке стыковки двух этих больших технологий, как их общий инструмент, следует поместить торговлю и внутригосударственное денежное обращение: именно в коммерческом обогащении видели средство прироста населения, рабочей силы, производства и экспорта, а также содержания сильных и многочисленных армий. Пара «население — богатство» была в эпоху меркантилизма и камералистики центральным объектом приложения нового государственного интереса.
Разработка проблемы населения — богатства (в её различных конкретных аспектах: налоги, голод, сокращение населения, праздность — нищета — бродяжничество) и послужила одним из условий возникновения политической экономии. Она начала развиваться, когда стало ясно, что управление соотношением ресурсов и населения не может в должной мере осуществляться системой, которая стремится просто нарастить население, чтобы увеличить ресурсы. Физиократы, в отличие от меркантилистов предшествующей эпохи, не были антипопуляционистами, они иначе ставили проблему населения. Для них население — это не простая сумма подданных, которые живут на одной территории, сумма, являющаяся результатом желания каждого иметь детей или результатом законодательства, которое благоприятствовало или препятствовало рождаемости. Это переменная величина, зависящая от ряда факторов. Далеко не все эти факторы являются естественными (система налогов, активность обращения, распределение прибыли — тоже важные детерминанты показателей населения). Но эта зависимость допускает рациональный анализ, так что население оказывается «естественно» зависящим от множества факторов, которые могут искусственно изменяться. Так, в виде ответвления «полицейской» технологии и параллели зарождающейся экономической рефлексии, начинает складываться политическая проблема населения. Население понимается теперь не как собрание субъектов права и не как совокупность рабочих рук; оно анализируется как совокупность элементов, которые, с одной стороны, присоединяются к общему режиму существования живых существ (население зависит в таком случае от «человеческого вида»: это понятие, новое для того времени, следует отличать от «рода человеческого»), а с другой — могут подвергаться согласованным вмешательствам (посредством законов, а также изменений их отношения к жизни, образа существования и деятельности с помощью пропагандистских «кампаний»).
Семинар был посвящён некоторым аспектам так называемой Polizeiwissenschaft в XVIII веке, то есть теории и анализу всего «того, что стремится к утверждению и увеличению могущества государства, к правильному использованию его сил, к дарованию счастья его подданным», прежде всего «средствам поддержания порядка и дисциплины, регламентациям, призванным сделать их жизнь удобной и дать им всё то, в чём они нуждаются, чтобы существовать».
Мы попытались показать, какие проблемы эта «полиция» должна была решать: насколько роль, которая ей была отведена, отличалась от той, что позже досталась полицейскому институту; какие результаты, способствующие усилению государства, от неё ожидались, — неизменно ввиду двух целей: обозначать и укреплять положение государства в соперничестве и конкуренции европейских держав и гарантировать внутренний порядок за счёт «благоденствия» индивидов. Развитие государства конкуренции (военно-экономического), развитие государства Wohlfahrt (богатство — спокойствие — счастье): вот два принципа, которые «полиция», понимаемая как рациональное искусство управления, должна была научиться координировать. «Полиция» рассматривается в эту эпоху как своего рода «технология государственных сил».
Среди главных объектов, которыми эта технология должна была заниматься, — население, в котором меркантилисты видели принцип обогащения и в котором все вскоре признали наиболее важную составляющую силы государства. Чтобы распоряжаться населением, потребовалась, помимо прочего, политика здравоохранения, призванная сокращать детскую смертность, предотвращать эпидемии и снижать показатели заболеваемости, вмешиваться в условия жизни, чтобы изменять и нормировать их (речь могла идти о питании, о жилье или об оснащении городов), и обеспечивать наличие достаточного медицинского оборудования. Развитие со второй половины XVIII века того, что называли медицинской полицией (Medizinische Polizei), общественной гигиеной, социальной медициной (socizal medicine), должно быть включено в общие рамки «биополитики». Биополитика стремится трактовать «население» как совокупность живущих рядом друг с другом живых существ, которые обнаруживают особые патологические и биологические признаки и, следовательно, предполагают особые знания и технологии. В свою очередь эта «биополитика» должна быть рассмотрена исходя из обсуждавшейся с XVII века. Проблемы распоряжения государственными силами.
https://gtmarket.ru/library/articles/6693/6707 Мишель Фуко. Безопасность, территория, население. Краткое содержание курса лекций | Гуманитарные технологии

Связанные материалы Тип
депутат о счастье Дмитрий Косой Запись
либерал о власти Дмитрий Косой Запись
толпа как двигатель прогресса Дмитрий Косой Запись
Макиавелли как мыслитель Дмитрий Косой Запись
преступления либерал-фашизма Дмитрий Косой Запись
власть в аналитике Дмитрий Косой Запись
объект социального Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и насилие Дмитрий Косой Запись
почему тема пенсий не закрыта? Дмитрий Косой Запись
работа и деятельность, в чём разница Дмитрий Косой Запись