Философия феноменологии сознания

Аватар пользователя Роман999
Систематизация и связи
Философская антропология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

  Прежде всего хочу выразить большую благодарность коллективу авторов Учебника по философии и Философского учение о бытии, материал которых использован в этом топике, а также высказать искреннюю благодарность за любовь к Феноменологии Гуссерля и великолепный материал по Феноменологии, составленный Денисом Иванов-Живовым (Ivaman), в комплексе использования которого, мне удалось этим постом достоверно раскрыть Великую роль Феноменологии Гуссерля, как самой достоверной, но строгой и научной философии о сущности человека.

  Философия феноменологии сознания---Будучи ещё представленной через "Эйдосы", как мысли Бога у Сократиков, феномены сознания служили описанию метафизических понятий, как воплощение религиозных чаяний людей, т.к. сознание, полагая вневременную объективность усматриваемых разумом закономерностей, видя в этом основание Вечности, не может не притязать на этот Великий удел в нашем бренном мире. И эти предельно восходящие к Вечности помышления людей, вложившись в понятия и предмет полемики---родили величайшее по грандиозности чтиво ума, именем  Философия. Кант, продолжив эту грандиозность, принял и эстафету актуальности---"Что есть метафизика и Вера?" В составе человеческого познания мы обнаруживаем отчетливо выраженную склонность к объединению рассудочных операций в образе идеи. Особенно в этой склонности к объединению, находит свое характерное выражение действие человеческого разума. Каковы же априорные идеи чистого разума? Таких идей по Канту три: душа, мир, Бог. Именно они лежат в основе нашего естественного стремления к объединению всего нашего познания, подчиняя его единым целям (задачам). Эти идеи венчают знание и оказываются предельными нашему познанию. В этом смысле они обладают априорным характером, что имеет отношение не к содержанию опыта, а к сути, лежащей за пределами всякого реального опыта. В позиции рассудка идеи разума выступают, таким образом, как обозначение в сущности никогда недостижимой задачи, т.к. средством познания чего-либо, лежащего за пределами опыта, они стать не могут, т.к. из факта существования этих идей в нашем уме отнюдь, не следует факт их действительного существования. Идеи разума имеют поэтому исключительно регулятивное значение, и, следовательно, науки, которые сделали своим предметом изучение: души, мира и Бога, с помощью разума, оказываются в проблематичном положении. Методы метафизических наук в силу отмеченной проблематичности ведут поэтому совершенно закономерно (а не в силу случайности или личной неудачи самих метафизиков) к неустранимым и неразрешимым в пределах самого разума---антиномиям. Последнее означает одинаково успешное доказательство контрадикторных утверждений (напр., ограничениченность и неограниченность мира во времени и пространстве, подчиненность всего действию причинности и наличность отрицающей её свободы воли, бытие Бога и его небытие), ситуативно свидетельствуя невозможность, для метафизики, стать наукой. Предметы её познания находятся за пределами опыта и достоверным их знанием мы обладать не в состоянии. Обречен ли человек в этой ситуации на полное незнание ноуменов (вещей в себе)? Возможно ли помыслить их себе непротиворечивым образом? Такая возможность открывается нам не на путях научного познания, но лишь с помощью практического разума, т.е. на почве нравственности. И тут сразу нужно отметить важную асимметрию в отношении к ноуменам теории и практики разума. Последнее действует именно в их сфере, в то время как теоретический---находится в пределах лишь феноменов. В этом бесспорное преимущество практического разума, и ему способно открыться то, что недоступно теоретике. В этом смысле Кант возвышает Веру над разумом, отдавая ей пальму первенства. Ибо дух, всё познавая через себя, проектирует в реальность свою интенциональность, дабы реально утвердить реальностью всю свою истинную готовность к метафизике Подобия Божеству, как разумно-свободное самоутверждение этой своей истинной мета природы, эмпатией интерсубъективности взыскивая таинство совести.

   Философское учение о бытии 1.Предметом философии оказывается поиск абсолютных, вневременных норм и идеальных стандартов таких типов, какие Кант предложил в качестве основных философских вопросов, в своей совокупности составляющих предмет философского знания: 
1) что я могу знать? 

2) на что я могу надеяться? 

3) что я должен делать? 

4) что такое человек?             Догматическое предание в создании человека по Образу и Подобию Божества---подаёт непреложное основание всякой возможности предельного постижения сути мыслительной деятельности, именно как разумения сути объективности своего (и других) мышления---как преобразующее ноэтическое действие Истины, как религиозного Аттрактора, в подобном Богу, свободно-этическом уделе разумного существования, экранируя таинство совести этой интерсубъективностью.
   Причем четвертый вопрос Кант считал итоговым, вбирающим в себя содержание всех предшествующих. Для Канта, человек - это существо, способное к познанию, вере в Бога и нравственному поведению. Проблема здесь в том, что эти способности исключают друг друга, и поэтому необходимо прояснить, каким образом эти конфликтующие способности могут соединяются в человеческом сознании, какова их иерархия? Существует и иная система философских вопросов, имеющая широкое распространение. Эти вопросы, начиная с базового - “как соотносятся мышление и материя?(разумеемые, как протенция и идеальный коррелят), – разделяются на два относительно самостоятельных: “что первично – материя или сознание?” [этот вопрос разрешим по Regressus ad infinitum, именно как первичность метафизического разумного во всей полноте, ибо, по беспредельности познания, утверждение пост мета физического, невозможно, именно как невозможность выполнить окончательное действие в бесконечном ряду] и “как соотносится познающее мышление к миру вне нас?(как протенция бифуркации холизма синергетики всеединства). Принято считать, что эти вопросы---суть выражение на языке философии наиважнейших для человека проблем: “как соотносятся душа и тело?” [трансцендентные тело и дух, трансцендентально  единяются феноменологически образованной душой], “есть ли жизнь после смерти?[По природе, объективно метафизически-умное существо---не уничтожимо, 1-ввиду подобия извечному Богу, 2-бытие отрицает небытие ¬(А&¬А), тем более в полноте по Богу---∀∃--всё существует], “возможно ли совпадение целей и результатов человеческой деятельности?” [∀∃∀&¬(∀∃∀).∃∀∃  Воля Божества ещё окончательно не явленна]. Философия, как тип духовной деятельности существует, как уже сказано, около трех тысячелетий. И во все времена не было недостатка в людях, отрицавших ее общественную значимость. Обвиняли философов по-разному, но суть обвинений была неизменна: они не приносят прямой пользы обществу. Отчасти такое обвинение следует признать справедливым. “Потребляет” философское знание сравнительно малый круг людей, обладающих высоким образованием и причастных к принятию решений. Иными словами, философия обращается к интеллектуальной и политической элите. Или, как ядовито сказал Вольтер: “Философия – это не для сапожников(ориентация латентно на разум, не занята энтелехией, постигающей саму себя).

 7. Сознание - высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, как ноэтико-ноэматический способ отношения к миру и к самому себе, что представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия, и определяется не непосредственностью его телесной организации и инстинктов (как и у животных), а свободно приобретаемыми (но только через общение с другими людьми, интерсубъективно)---навыками предметных действий и их сознания, как чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением и поэтому и обладающих и значением и смыслом знания, как совокупности ощущений, запечатленных в памяти, и обобщений, созданных в результате высшей психической деятельности, посредством мышления и языка. Таким образом, сознание является особой материально-метафизической формой взаимодействия человека с действительностью и формой управления ею.
 Отношение сознания к бытию---образует основной вопрос философии, который является совокупностью двух элементов: онтологического (вопрос о первичности духа или материи) и гносеологического (вопрос познаваемости мира вообще), и эти метавопросы, объективированы разрешимостью и методологией.
  Проблема сознания - одна из самых трудных и загадочных. Загадочных потому, что сознание – это особое состояние, свойственное только человеку. Оно мгновенно связывает, соотносит то, что человек увидел, услышал, и то, что он почувствовал, подумал, пережил. В сознании человеку одновременно доступен и мир, и он сам. Поэтому многие философы определяют сознание, как чудо из чудес мироздания, от солипсизма самореферентности уводимое интерсубъективно.
  Сознание не только чудо мироздания, но и крест. В сознании дано не только все знание о мире, но и вся боль мира. Не случайно, чтобы унять боль (душевную или физическую), на какое-то время отключают сознание с помощью наркотиков, алкоголя и т.д.. Именно сознанием объясняется способность человека к душевному страданию. Так, животные, не обладая сознанием, не знают и самоубийства. Суицид - чисто человеческий акт.
   В истории философии проблема сознания имеет два уровня своего решения: Первый - описание тех способов, которыми вещи даны в сознании (зрение, слух, осязание и т.д.); на философском языке - это описание феномена (от греч. файноменон - являющееся) сознания; Второй -объяснение возможности самого сознания, т.е. объяснение самого феномена. Представления о сознании тесно связаны с господствующими мировоззренческими установками, а потому античный космоцентризм, средневековый теоцентризм и антропоцентризм Новых времён, формировали разное понимание сознания. Поэтому то, что называлось сознанием в одной эпохе, могло не признаваться в качестве такового в другой, и каждая эпоха называла сознанием---нечто своё, ибо откровением универсального разума, наука и философия, раскрываются по-разному, диктуясь в этом---убеждениями. Совесть---ноэтична, потому, изучающая сопряжённую с мыслительной деятельностью, ноэтико-ноэматическую природу человека---феноменология, это именно истинно философская строгая наука, должное развитие которой предохраняет от расщепления и деградации всегда спекулятивно возникающие, множественно несовместимые, нестандартные формы возникающих и разобщающих философских учений. Теперь о феноменологии, что, по Гуссерлю, означает научное выделение феноменов проявления разума, с целью глубинного познания метафизической объективности души, и именно научно углубляемый подход в этой исключительно философской проблеме, подаёт возможность нечто действительно познать, превращая этим философию именно в строгую науку о разуме.

 Великая роль Феноменологии---Феноменология, это философия единения и интерсубъективности, что недоступно разобщающему гегельянскому скепсису, ибо само то, что она усматривает сущие инварианты---уже делает доступным познанию религиозно интерпретируемый инвариант совести. Кроме этого, большинство сторонников феноменологии считают, что возможно получить понимание сущностных структур и отношений этих явлений на основе осторожного изучения конкретных примеров, поставляемых опытом или воображением в системах, изменением этих примеров в воображении. Некоторые феноменологии, также, подчеркивают необходимость способов, в которых феномен является непосредственно объективированным в сознании.

  Может быть также полезным рассмотрение дистинктивной сущности (сущностной особенности) феноменологии, противопоставляя её философским соседям, что в противоположность к позитивизму и к традиционному эмпирицизму, от которого, венский учитель Гуссерля, Франц Брентано исходил, и с которым феноменология оформляется беспредпосылочным отношением к данным опыта (Мы истинные позитивисты,---декламировал Гуссерль в «Идее чистой феномелогии и феноменологической философии»), и феноменология не ограничивает эти данные, диапазоном чувственного опыта, но допускает на равных такие несенсорные («категориальные») данные, как отношения и ценности, как они представляются интуитивно, в семантической дескрипции. Следовательно, феноменология не отвергает универсалий; и, в дополнение к аналитическим априорным суждениям, предикаты, которых логически содержатся в субъектах и истинность которых не зависит от опыта [[(напр., «Все материальные тела –протяженны»), и синтетическим апостериорным суждениям, субъекты, которых логически не содержат предикаты, имея истинность  зависимую опыта (напр., «Моя майка – красна»)]], феноменология признает априорные синтетические суждения, субъект, которых логически не включает предикат, но в которых истинность не зависит от опыта (напр.---Каждый цвет – протяжен), основанных на понимании сущностных отношений эмпирических данных, как в методе основы сознания.

   Имеются вопросы, которые феноменология также оставляет открытыми, это указание, однако того, что феноменолизм пропускает сложности направленной структуры сознания. В отличие от рационализма, который подчеркивает концептуальное рассуждение за счёт опыта, феноменология настаивает на интуитивном основании и проверке понятий и, особенно, всех априорных требований. В этом смысле это – философия «снизу», а не «сверху», как то, что объективность не суть анализ, но интенциональная готовность, как изначальное присутствие.

  В отличие от аналитической философии, которая заменяет простыми конструкциями---непосредственные данные во всей их сложности и применяет «бритву Оккама», феноменология сопротивляется всем реинтерпретациям преобразования данных, анализируя их, как они являются сами по себе и в их собственных терминах, дабы не утратить обосновывающие априорные сущностные отношения сознания, и феноменология оформляет с лингвистическим анализом---отношения для различных отрефлектированных явлений в формах значения естественного языка, как возможную точку отсчета для феноменологических анализов. Однако, феноменологи не думают, что изучение естественного языка является достаточным основанием для изучения феноменов, потому что естественный язык не может полностью воскресить сложность феномена, но выделяет феномены достаточно свободным для независимого наблюдения образом.

    В отличие от экзистенциальной философии, полагающей, что человеческое существование не пригодно к феноменологическому анализу и описанию, потому что пробует воплотить необъективируемое, феноменология считает, что может и должна иметь дело с этими явлениями, однако осторожно, так же как с другими запутанными явлениями вне человеческого существования, проектируемых сознанием.

   Понятие интенциональности, направленности сознания на объект, является основным понятием в феноменологии, что было уже представлено в «Психологии с эмпирической точки зрения» (1874) Брентано: «И таким образом, мы можем определить физические феномены, говоря, что они – те феномены, которые, точно как интенциональные, содержат объект в самих себе». Брентано отделяет здесь себя от сэра Уильяма Гамильтона, известного своей «беспредпосылочной» философией. Гамильтон приписывает характер интенциональности только к области мысли и желания, исключая его из области чувств, но сознание уже включено и жаждет чувств.

  Гуссерль провёл различие между чувственной и категориальной интуицией, и установил, что последняя лежит в логических отношениях. Реальная позиция феноменологии была ясно выражена в статье журнала «Логос»  Философия как строгая наука - Э. Гуссерль. В этой работе Гуссерль спорит с двумя неприемлемыми позициями: натурализмом и историцизмом, как с материальной и эволюционной объективностью.

   Философ должен изучать отношения между сознанием и бытием, и делая так, он должен исходить из эпистемологической точки зрения---бытие доступно для него только как коррелят актов сознания. Он должен, таким образом, обращать осторожное внимание на то, что происходит в этих действиях, и таковое может быть сделано только наукой так, чтобы пытаться понять саму сущность сознания и это является той задачей, что ставит феноменология перед собой, и т.к. прояснение различных типов объектов должно следовать из основных форм сознания, то мысль Гуссерля оставалась близка к психологии. Однако (в противоположность тому, что является случайностью для психологии), в феноменологии, сознание тематизируется весьма специфическим и определенным образом, постольку сознание – место, в котором любые содержания конституирования и основания значения---должны иметь место. Здесь главенство интуиции в том, чтобы сознательные проявления возникали непосредственно, дабы избегать, в то же самое время, привхода других интерпретаций, как условие объективной устойчивости любого индивидуального мыслительного процесса, для избегания несанкционированного интерпретирования, и природа процессов, таких как восприятие, представление, воображение, суждение и чувство---должна быть схвачена в непосредственной самоданности. И ноэма познаётся ноэтическим переживанием объективных сущностей в самом себе и представлением ноэтико-ноэматических переживаний---в обобщении эпохе. В данном случае Ноэма (как соответствие объективной real сущности)---коррелируется ноэтическим (ноэзис) сопоставлением пережитых актов сознания (в семантической дескрипции их номиналов) как антропогенность истинно-сущностной структуры актов сознания. Таким образом, объекты феноменологии являются «абсолютно данными, схваченными в чистой имманентной интуиции», и ее цель – открытие сущностных структур актов (ноэзис) и объективных сущностей, которые им соответствуют (ноэма).

  По Гуссерлю, мировоззренческая доктрина историцизма Дильтея неспособна к достижению строгости, требуемой в подлинной науке. В противоположность всем практическим тенденциям в мировоззрениях, Гуссерль требует, чтобы философия была строгой наукой, цель которой подразумевает, что ничто не может быть принято, как заранее заданное, и философ должен пытаться найти способ возвращения к истинным началам. Другими словами, он должен пробовать найти путь к основаниям значения, которые найдены в сознании, и здесь как и у Канта, эмпирическое имеется лишь в относительном соответствии и никогда в абсолютном (в аподиктическом соответствии), так и для Гуссерля, тоже самое полагается к тому, что может быть обнаружено, как научное знание сущностей, полагаемое в т.ч. и интерсубъективно---в противоположность строго научному знанию фактов. Так и младенец в утробе матери, постигая непроявленный перцептивно мир и своё в нём положение, но духом извещаясь интуитивно божественным ведением---исключительно точно наблюдает только своё сознание, в котором спроектирован он сам, и эти мыслительные эквиваленты в созерцании собственной души, в сравнении с созерцанием мира божественного, в сравнении с уже доступным через мать интерсубъективным, создают наследственность, в т.ч. философской предельности.  

 Основной метод всего феноменологического направления (который развил Гуссерль, и посредством которого он работал всю свою жизнь)--редукция, ибо существование мира должно быть помещено между скобками, не потому что, этот существующий мир не суть феноменологии, а потому, что тема феноменологии Гуссерля скорее содержание, в котором знание о мире появляется, как отражение всего опыта человека, как реализация Тезисов Дюэма-Куайна ( единственности real акта-модели и всеобщности истинной идеи, представляемого этим Сущего). Первый шаг редукции состоит в рефлексивной фиксации феноменологической сигнификативной редукции, через которую всё, что дано в феномене (в смысле того, что известно как аппрезентативно в интуиции, так и презентативно в сознании, для такого вида знания) берётся в очень широком смысле, включая любые формы сознания, доступные интуиции, воспоминаниям, воображению и суждениям – они все здесь важны. Имеется несколько причин почему Гуссерль отводит привилегированное положение интуиции: среди них факт, что интуиция – тот акт, в котором лицо схватывает всё, непосредственно в его физическом присутствии и также то, что интуиция---первично данный акт, на котором должны быть основанны все остальные. Кроме того, приоритет интуиции у Гуссерля, должен быть понят, как отвержение, по не строгости, любого, просто спекулятивного подхода к философии [[Андре Кукла  для любой теории T полагает возможность сразу предполагать и некие интерпретации, в том числе ввиде: что Т' (утверждение, что Т' наблюдаемые следствия s верны, но Т сама по себе является ложной); Т" (утверждение, что реальность ведет себя в соответствии с Т, при наблюдении, но имеет и конкретные несовместимые альтернативы косвенным образом), что есть гипотеза, что на опыте имеет место манипуляция представлениями теории таким образом, чтобы создать впечатление, что Т верно. На такие возможности, Стэнфорд утверждает, что это в общем не более, чем своего рода злой демон, к которому Декарт обратился, дабы сомневаться в любых из его убеждений, которые могли бы быть подвергнуты сомнению. Что вообще-то, по недоопределённости, выражает непременную естественную незавершённость и глобальных алгоритмов любых верных теорий. Такие радикально скептические сценарии представляют столь же мощный (так и бессильный) вызов любой претензии знаний вообще, независимо от того, как оно представлено или оправдано, и, следовательно, не представляют особую проблему или вообще проблему для убеждений, представляющих нам нашу теоретическую науку. Возможность утверждения другого пути (если мы выбираем данную научную теорию) существует, только если некоторые из интерпретаций, которые мы могли бы генерировать из данной алгоритмической стратегии, являются приемлимыми, и большая часть всего, что мы первоначально учитывали, тем не менее оказывается непосредственно верной, только в стратегии выбираемого другого пути.]], определяющие строгость научной феноменологии.

  Вообще редукция обращает – переводит внимание человека от прямой ориентации на объекты, к ориентации на сознание, как ноэтическое переживание сознания. Второй шаг должен обнаруживаться в эйдетической редукции, ибо овладеть сознанием недостаточно, напротив, разные акты сознания должны быть сделаны доступными таким способом, чтобы их сущности – их универсальные и неизменные структуры – могли быть схвачены. Эйдетическая редукция должна предшествовать всему, что является фактическим и происходит просто фактическим образом. Метод схватывания сущности есть «усмотрение сущности», как интуиция сущностей и сущностных структур. Это не есть мистической интуицией, скорее каждый формирует разнообразие, посредством изменений того, что дается и, поддерживая разнообразие, каждый фокусирует внимание на то, что остается неизменным в получающемся разнообразии, то есть, усматриваемая сущность – это то, что идентично чему-то, что непрерывно поддерживает себя в процессе изменения, и Гуссерль называет это инвариантным, т.е. тем, что именно схоже с познанием Абсолюта, как истины всех миров, ибо истина справедлива относительно всего, метаязык Эго---имплицитен, т.к. «истина следует из всего» (Дунс Скот).

  С этой позиции редукция имеет основания в пределах области психологии, хотя и новой, а именно---феноменологической психологии. Второй шаг должен быть сейчас дополнен третьим---трансцендентальной редукцией. Она состоит в возвращении к тем результатам сознания, которые Гуссерль вслед за Кантом, назвал трансцендентальным сознанием, хотя он дошел до этого своим способом. Самое фундаментальное событие, встречающееся в сознании – создание понимания времени через действие протенции (будущего) и ретенции (прошлого), которое является неким само-конституентом. Создать феноменологию было для Гуссерля эквивалентно возвращению к трансцендентальному эго, как к стратегии для обоснования и конституирования всего значения. Только когда человек достиг этого, оно является основанием для его понимания, которое делает его поведение полностью прозрачным и заставляет его философски понять---как значение и смысл появляются, так и как они основываются. События интенциональны. Это «быть направленным к…»---не присоединяется к опыту посредством простого дополнения; и не является случайной реакцией, как если бы real опыт мог состоять в том, чем он есть без интенционального отношения, как кальки бифуркационной протенции Сущности, объективированной функцией сознания. С интенциональностью сознания, здесь объявляет себя, скорее сущностная структура чисто психического, потому феноменолог и должен изучать различные формы интенциональности в рефлективном отношении, потому и обнаруживается (через соответствие интенциональности) и то, что каждая область объектов, так или иначе, доступна сознанию. Гуссерль взял исходным пунктом – математические объекты (как интуицию имплицитности интенционального ноумена), и позже исследовал логические структуры, чтобы, наконец, достичь понимания того, что каждая сущность должна быть схвачена в своей корреляции к сознанию, потому что каждая данная величина становится доступной для человека только, поскольку это имеет значение для него, т.е. антропогенно, и это ноэтически представляет всё разнообразие предметного языка.

   Для Гуссерля, интенциональное конституирование не означает создание вещи или объекта---субъектом; оно подразумевает фундаментальное конституирование его значения, ибо значение имеется только для сознания, и все фундирующие конституирования значения (=смысла) делаются возможными только благодаря трансцендентальному сознанию. Говоря об этом трансцендентальном мотиве, Гуссерль пишет: «Мотив вопрошания (аппрезентативно) возвращает к последнему источнику---все достижения знания и рефлексии, в которых познающий осмысливает и себя, и свою познаваемую жизнь, в которых все научные конструкции имеют валидность (адекватное соответствие) по отношению именно к нему, и рефлексирование происходит целенаправленно, и, так как постоянное привнесение материала сохранено, оно становится свободно доступным для духовной мотивации».

   Понимаемая таким образом сама феноменология, не занимает место в ряду наук, но скорее, пытается сделать понятным именно то, что имеет место в различных науках, и, таким образом, тематизирует неподвергаемые сомнению предпосылки (=предельные основания) наук. И Гуссерль пришел к заключению о жизненном мире, что мир, сформированный в пределах непосредственного опыта каждого человека, - подвержен сомнению обращением к тем основаниям наук, которые такой опыт предполагают. В «Кризисе» он анализирует основания, нашедшие свое непосредственное выражение в контрасте между большими успехами наук о природе и неудачами наук о человеке, ввиду того, что в современной эпохе, научное знание стало фрагментарным и в объективистко-физикалистском, и в трансцендентальном--познании, и до феноменологии, этот разрыв не мог быть преодолен.

   Истинная характеристика жизненного мира не подразумевает подчинения научной истине, но, скорее истина уже вложена основанием во всём научном исследовании. Именно поэтому Гуссерль утверждал, что онтология жизненного мира должна быть развита, как системный анализ конституирующих оснований, результат которых и есть, тот жизненный мир, который в свою очередь является основанием всех научных конституций значения. Здесь стимул влияния состоит в факте, чтоб решающим являлась не точность определения истины, но, скорее роль, играемая актом обоснования. Именно в этой связи, историчность, также, стала уместна и для Гуссерля, и он начал размышлять о природе появления философии среди греков и над ее значением, как нового способа научного знания, ориентируемого на бесконечность; и это интерпретировало философию Рене Декарта как пункт, в котором появляется дух двух несовместимых исследовательских направленийфизического объективизма и трансцендентального субъективизма. Феноменология должна преодолевать этот раскол, и таким образом помочь человечеству жить согласно требованиям разума, и (как реализация того факта, что разум является типичной особенностью человека) человечество должно найти себя философски снова, но уже через феноменологию, именно как через самую совершенную теорию о природе всего извлекаемого сознанием (физ. объек.), и природе сознания, вообще (тр-тал. Субъек.).

   Феноменологическое движение, которое затем начало формироваться, нашло свое самое ощутимое выражение в публикации «Ежегодника по философии и феноменологическим исследованиям», с Гуссерлем в качестве главного редактора, введение которого определяло феноменологию в терминах возврата к интуиции и к сущностным усмотрениям, полученным из неё, как окончательное основание всего этого философского направления. Одиннадцать томов ежегодника содержит, в дополнение к гуссерлевым собственным работам, самые важные плоды движения в его более широком охвате. Соредактор, Александр Пфендер внес главным образом вклад в развитие феноменологической психологии и чистой логики, обозначил также контуры полной феноменологической философии. Мориц Гайгер применил новый подход к эстетике, а Адольф Райнах к философии права. Самым оригинальным и динамичным из ранних партнеров Гуссерля, был, однако, Макс Шелер---Ценности и бытие в философской антропологии, он присоединился к мюнхенской группе и вел феноменологическую работу над проблемами ценности и обязанности. ORDO AMORIS--- порядок любви, выражение, употребляемое Максом Шелером; см. Любовь. ORDRE DU COEUR (франц.- порядок сердца) - выражение, означающее у Паскаля "логику сердца", которая имеет своей предпосылкой рассудочную логику и употребляется в связи с определением места, занимаемого этическими ценностями, расположенными в иерархическом порядке, что именно и раскрывается феноменологией, как самая необходимая научная ценность.

   Польский философ, Роман Ингарден, делал основную работу в структурной онтологии и проанализировал структуры различных произведений искусства в этом свете; Хедвиг Конрад-Мартиус, космологический реалист университета Мюнхена, интенсивно работал с онтологией природы; и другие, также, сделали сопоставимые вклады в других областях философии. Однако, ни один из ранних феноменологов не следовал дорогой Гуссерля к трансцендентальному идеализму; и некоторые пробовали развить феноменологию по линии реализма, не развивая трансцендентализм.

  С 1916 года Хайдеггер примыкает к узкому кругу студентов и последователей движения феноменологии, и типический характер феноменологической интуиции был тогда в самом центре гуссерлевых семинарских занятий, и безусловно, там сказалась очень рано разница между Гуссерлем и Хайдеггером. Обсуждение и вбирание работ самых важных философов в истории метафизики было для Хайдеггера обязательной задачей, тогда как Гуссерль неоднократно подчеркивал лишь значение радикально нового начала с немногими исключениями (среди них – Декарт, Локк, Юм и Кант) и желал заключить в скобки историю философии. В основной работе Бытие и время, которая была посвящена Гуссерлю, Хайдеггер признавался, что во многом обязан феноменологии, но позже понимал её, как методологическую концепцию – концепцию, которая была задумана Хайдеггером, как оригинальный способ и исходила из вопрошания к значениям греческих понятий файноменон (от греч. файноменон - являющееся) и логос. Файноменон (7) есть «то, что являет себя посредством себя», что вместе с понятием логоса означает «позволять этому, которое являет себя, быть воспринятым из себя, таким способом, в котором оно являет себя из себя». Эта концепция феноменологии, которая соответствует более Аристотелю, чем Гуссерлю, и устанавливает изменение, которое позже привело к отчуждению между Гуссерлем и Хайдеггером. В Бытии и времени нет места феноменологической редукции, нет трансцендентального я или интуиции сущностей в гуссерлевом смысле. Новое хайдеггеровское начинание было, в то же самое время, возобновлением основного вопроса философии относительно смысла (=значения) бытия, и это вопрошание может определяться, как герменевтическое, в том смысле, что оно исходит из интерпретации человеческой ситуации, что Хайдеггер тематизировал как объяснение того, что уже понято, сводя антропогенность физического объективизма и трансцендентального субъективизма познания не более, чем к хайдеггеровскому экзистенциализму.

  Именно благодаря работам Гуссерля, феноменология превратилась в международное движение. Во Франции, одним из первых французских деятелей, который стал знаком с феноменологией Гуссерля, был Левинас Эммануэль, плюралистический персоналист, который комбинировал идеи Гуссерля и Хайдеггера особым персоналистическим образом. Также, Жан-Поль Сартр, известный французский экзистенциалист, взял своим исходным пунктом философию Гуссерля и Хайдеггера. Марик Мерло-Понти, вместе с Сартром и его ассистенткой Симон дэ Бовуар, писательницей и романисткой, являются важными представителями французского экзистенциализма, и он в тоже время самый важный французский феноменолог. Начав с поздней гуссерлевой феноменологии жизненного мира, Мерло-Понти укрепляет феномены восприятия в феноменологии---живого тела (тело как его опытная феноменологичность и опыты), в которой воспринимающий субъект воплощен как проводник феноменального мира. Такая феноменология присутствия человека в мире была в том же русле рассмотрена, как альтернатива жесткой дихотомии между реализмом и идеализмом, в которой сознание и мир могут быть взаимосвязаны. Феноменология, таким образом, совершается принципом демонстрации сущностных включений этического существования человека в мире, начиная с повседневного восприятия. Хотя и верно, что Мерло-Понти был первоначально близок к Гуссерлю в своей идее, позднее он развился под влиянием Хайдеггера, перемена, которая проявилась частично в манифесте Мерло-Понти М. Око и дух.  Гуссерлевский ученик Ян Паточка «Еретические эссе» , видный эксперт по феноменологии, а также и по метафизической традиции, влиятельной в Чехии; в Польше Ингарден Р. Введение в феноменологию Эдмунда Гуссерля, также ассоциировал себя с феноменологией. Имеются также существенно важные представители в Югославии, Португалии, Англии, Южной Америке, Японии и Индии.

 В США---в Штатах феноменология имела скорее маргинальное существование в течение достаточно долгого времени, однако, в последние годы, в основном из-за работ двух ученых в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, феноменологическая социология А.Шюца, рожденного в Австрии, социолога и исследователя человеческого познания и Арона Гурвича, родившегося в Литве, феноменология существенно заявила о себе.

  Согласно Феноменологии Гуссерля, что хоть и суждения о реальности порождены строго со стороны человека (т.е. антропогенны, антропоморфны и аксиологичны), но собственно суждения человеческие не являются феноменом строго человеческим, потому  суждения человеческие не (антропогенны, антропоморфны и аксиологичны), в строгом смысле этих слов, ибо аксиологичность не возникает антропогенно и антропоморфно, но есть феноменом именно истинной объективности, как колебание между реализмом и идеализмом (как протенция бифуркации холизма синергетики всеединства), и реальная сторона этого вопроса никогда не преодолеет точку зрения Дескриптивной психологии, и всегда обращена ко внутреннему смыслу жизни, как к проблеме синкретической экспликации личности, направленной на феномены логического и идеального, и описываются, как трансцендентальный идеализм. Мета подобное, реально сознательное приспособление человека в Бытийном мире, находится в соответствии религиозной православной парадигме, что и есть онтологическое основание изучения философией предельных оснований мира и бытия в подступах к осмыслению Абсолюта. Потому, думая, мы усматриваем---притягивает ли нас метафизический аттрактор будущего блага Абсолюта или это тянет щупальца зло, уводя нас от истинного блага, и это суть различения добра и зла. Ведь, имея выбор, имеем и утверждение, что и добро истины и зло уклонения от неё---оба нам присущи, как наше "Я", но думая, можем зла избежать умным приспособлением к осмысляемому, а вот не думая---точно будем лишены возможности избежать зла, как невозможность реализации полноты Промысла своей умной сущности в управлении своим «Я». И что из этих этических реалий--суть наше истинное "Я"?, нам показывает практическое ведение нашей жизни. И эта, вне исключений спасительная необходимость--суть доказательство необходимости 3-х умов человека, непосредственно исходя из Кантовского определения трансцендентального, как связующего трансцендентности материи и духа, и сопровождённое с выводом собственной идеи о 3-х умах, есть абсурдность абсолютного ноумена в философской рефлексии, потому я и утверждаю 3 вида ума: трансцендентный ум духа, непосредственный (материально-проективно-рефлексивный)  ум тела; и связывающий их феноменологически-трансцендентальный (и потому редуцируемый) ум души. И если этот три-ум ничего не может усмотреть у ноумена, то тогда есть вещи непознаваемые Богом, ибо человек создан по Образу и Подобию Божества, и это выглядит абсурдно.

  Предлагается ещё интерпретация одного из аргументов Зенона Элейского в пользу не- множественности, в т.ч. метафизического, сущего (или немыслимости множественности) как доказательства a contrario, в котором используется Regressus ad infinitum. Доказательство основывается на дилемме: элементы исходного множественного сущего либо имеют свои элементы, либо не имеют их. Если имеют, то вопрос повторяется. Таким образом, мы получаем либо Regressus ad infinitum при попытке помыслить сущее как множественное или сложное, либо доходим до некоторого элемента, который является абсолютно простым, но тем не менее присущ другим элементам, как некое целое (в данном случае присущность вполне интендируется, как мета физическая сущность аттрактора бифуркационного постоянства, как первопричинность и неложное присутствие  и внешне независимых возможностей, абсолютно непротиворечивых СУЩЕМУ). В первом случае утверждается, что помыслить такое бесконечно сложное сущее невозможно, ибо помыслить его означало бы выполнить последнее действие в бесконечном ряду действий. Во втором случае утверждается, что сущее, связанное с чем-то, также связано со ‘связью с чем-то’, или что сущее, обладающее некоторым свойством, также обладает и обладанием этим свойством, т.е. не является абсолютно простым в физическом смысле этого высказывания, что противоречит избранной альтернативе, но метафизическая первопричинность всего присущего Бытию, трансцендентная связи с Бытием---этому не противоречит, но не как как-то ограниченная этим Бытием, но как  интендирование мета физической сущности аттрактора бифуркационного постоянства всего сущего, что абсолютно совпадает со свободой приспособления и умного приспособления человека в Бытийном мире, согласно религиозной православной догматики. Это и есть онтологическое основание изучения философией предельных оснований мира и бытия, как непрерывный философский контекст скрытого в философских проблемах контекста самой природы всех проблем человека, как их редукционизм, и что это, как не отличие добра от зла?, ибо и св. мч. Иустин Философ утверждал, что для язычников именно философия была предшественницей и предвестницей христианства (Бог открылся не вопрошающим о Нём). В том и главное Православное чудо истинной Веры, что Святое крещение---оживляет талант умного созидания сознания, именно как глубинно-сознательное овладение конструированием своих этических реалий, как реализация истинной духовной свободы, духовно-ноэтически примиряя человека с Богом, как путь и основа восстановления истинной верности (как свидетельства изначального совершенства праотцев, восстановленного Христом) Церковным Браком крещения, Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. 

0
Ваша оценка: Нет

Комментарии

Аватар пользователя Алла

Рома

У Вас: "Таких идей по Канту три: душа, мир, Бог. Именно они лежат в основе нашего естественного стремления к объединению всего нашего познания, подчинения его единым целям (задачам)."

Тогда как у самого Канта: «…Мы при этом скорее готовы пойти на что угодно, даже с риском заблудиться, чем отказаться от таких важных исследований из-за какого-то сомнения или пренебрежения и равнодушия к ним. Эти неизбежные проблемы самого чистого разума суть бог, свобода и бессмертие

Так что Ваше есть подлог или фальсификация. - Читать далее бессмысленно!

И к тому же, на теперь вполне очевидно, что Бог - это предельная Сущность рекурсии (рефлексии) патернализма.
И именно поэтому: "Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, аминь",

Да и вообще, базовой проблемой любых религий является переформирование мальчика-потребителя в мужа-хранителя семьи, рода, общины и т.д.

Аватар пользователя Роман999

  Здравствуйте, Алла, вы, как обычно, пускаетесь в глобальный скепсис, ничуть не разобрав сути поставляемого вопроса, а я этот вопрос изложил прямо в первом абзаце топика, и далее просто раскрыл тему. Вообще пост поясняет в деталях, почему именно феноменология имеет перспективу быть наиболее перспективной методологией философии человеческого естества в мире.

 Теперь о Канте. Алла, во-первых я цитировал сноски из материала проверенного 1000 раз философской рекомендации Философское учение о бытии 1. 7., в которой как раз и приводились эти априорные идеи разума по Канту, причём в цитате. Потом, Алла, имеет большую, и порой существенно решающую роль, разница даже между неким свойством и обладанием этим свойством, по крайней мере это восходит ещё к Зенону Элейскому в рассмотрении метафизики Regressus ad infinitum, согласно которых метафизическое СУЩЕЕ---непредикативно. А вы мне, Алла, на приведённые мною априорные ИДЕИ сознания и разума, приводите те ПРОБЛЕМЫ, которые из этих идей в миру в сознании и разуме возникают (естественно по Канту)Алла, вы случайно, в таким образом осмысляемой именно философски позиции---ничего противоречивого не видите??  

  Потом, Алла, о Божестве мы ничего утвердительного сказать не можем, ввиду непредикативности истинно метафизически СУЩЕГО (кроме разве что---апофатических утверждений, кем Бог не есть, что я описал в Бытие---фундировании и квантификации, как [¬¬] (неверность неверности относительно всего сущего, никогда не преходящая, неизменно Сущая), что полностью соответствует интуитивной логике Браура-Гейтинга, как то, что все истинные высказывания нетождественно различны, но все абсурдные---тождественно эквивалентны), предикабельными есть только предуготовленные Богом Идеи ("Эйдосы") эквивалентов развития мира и Вселенной. Вот их я и описываю, как Абсолют (как то, чему быть и чего не миновать), и великое дело, что есть ультра современная теория--- синергетика, трансцендентно описывающая такого рода сущности, как Аттрактор, что в приложении раскрытия этого знания в нашей вещественной среде, я описываю, “как соотносится познающее мышление (созданное по Образу и Подобию Божества) к миру вне нас?(как протенция бифуркации холизма синергетики всеединства). Никаких противоречий здесь нет, может где чуть не точная формулировка, допускающая некую недоопределённость, но это неустранимо по Тезисам Дюэма-Куайна, это доказано даже математически. 

   Потом, Алла, я в этом посте привёл доказанно неоспоримые доводы против просто спекулятивного подхода к наиболее центральным (да и вообще желающим как-то объедениться) философским проблемам, коими и есть методологии философского анализа человеческого естества в мире. Гуссерль именно это имел ввиду в своей работе Философия как строгая наука - Э. Гуссерль, что я и представил философским анализом, приведённым в этом посте. А доказательство разобщающего действия чисто спекулятивного подхода романтической философии (коей есть прежде всего гегельянство) весьма простое----Кроме того, приоритет интуиции у Гуссерля, должен быть понят, как отвержение, по не строгости, любого, просто спекулятивного подхода к философии [[[Андре Кукла--для любой теории T полагает возможность сразу предполагать и некие интерпретации, в том числе ввиде: что Т' (утверждение, что  Т' наблюдаемые следствия s верны, но Т сама по себе является ложной); Т" (утверждение, что реальность ведет себя в соответствии с Т, при наблюдении, но имеет и конкретные несовместимые альтернативы косвенным образом), что есть  гипотеза, что на опыте имеет место манипуляция представлениями теории таким образом, чтобы создать впечатление, что Т верно. На такие возможности, Стэнфорд  утверждает, что это в общем не более, чем своего рода злой демон, к которому Декарт обратился, дабы сомневаться в любых из его убеждений, которые могли бы быть подвергнуты сомнению. Что вообще-то, по недоопределённости, выражает непременную естественную незавершённость и глобальных алгоритмов любых верных теорий. Такие радикально скептические сценарии представляют столь же мощный (так и бессильный) вызов любой претензии знаний вообще, независимо от того, как оно представлено или оправдано, и, следовательно, не представляют особую проблему или вообще проблему для убеждений, представляющих нам нашу теоретическую науку.  Возможность утверждения другого пути (если мы выбираем данную научную теорию, как смену парадигмы) существует, только если некоторые из интерпретаций, которые мы могли бы генерировать из данной алгоритмической стратегии, являются приемлемыми, и большая часть всего, что мы первоначально учитывали, тем не менее оказывается непосредственно верной, только в стратегии выбираемого другого пути.]]], определяющие строгость научной феноменологии.

  Алла, думаю вам стоит несколько переформатировать ваше разумение этих философских реалий, чтобы стать похожим на философского мужа, ведь мужчина учит женщину, да им вообще семью, а философски---и общину,---думать, потому есть смысл пользования доказанными познавательными ресурсами, тем более вам, Алла, т.к. вы сознаётесь, что учитесь Мудрости. Всех благ.

Аватар пользователя Алла

Феноменология методологией быть не может.
Тогда как методологией феноменологии является логика.

Аватар пользователя Роман999

   Алла, самой совершенной логической системой релевантной здравому смыслу вообще, оказалась интуитивная логика Брауэра, в дополнении Гейтинга, и она оказалась подсистемой формальой логики, т.е. имеет дополнительный собственный финитизм, что разумеется так, что интуитивная логика Брауэра, суть метасистема формальной логики, что допускает в формальной логике нестандартные модели, а следовательно---парадоксы.  Алла, а теперь задайте себе вопрос---" Если интуитивная логика Брауэра есть выражение интуитивно схватываемых феноменов сознания, то феноменология---суть методология логики, вне альтернативы", так что, Алла, сказать одно, а доказать---заведомо лучше. Всех благ.

Аватар пользователя Алла

Рома.

Методология - это система МЕР. (Т.е. Чем измерять?) . Так, или не так?

Аватар пользователя Роман999

  АллаМетодология — учение о методах, методиках, способах и средствах познания (вики). АллаМетодология---это не чем измерять, а как измерять, как вообще подступиться к измерению, и каким образом понимать то, что подвергается исследованию. Алла, в данном случае Гуссерль не знал достижений Брауэра в интуитивной логике, а то бы Гуссерль это обязательно бы высказал, да и сам Брауэр не знал того, что сделается с его логикой после того, как его ученик Гейтинг сделает из интуитивной логики, логическое исчисление. А когда Брауэр это узнал, он был так впечатлён, что на 30 лет прекратил описывать свою научную деятельность. Но Гуссерль выступил именно с описанием феноменологии, как методологии постоянно углубляющегося (не спекулятивного, но научного) исследования априорных структур, которые поставляют нам знание, ибо только такой научный метод обеспечивал успех предприятия, что-то в этой области действительно узнать, ибо спекулятивный метод по нынешним заключениям философии познания---не имеет перспективы, я вам про это писал и в посте также, но повторюсь. Кроме того, приоритет интуиции у Гуссерля, должен быть понят, как отвержение, по не строгости, любого, просто спекулятивного подхода к философии [[[Андре Кукла  для любой теории T полагает возможность сразу предполагать и некие интерпретации, в том числе ввиде: что Т' (утверждение, что Т'   наблюдаемые следствия s верны, но Т сама по себе является ложной); Т" (утверждение, что реальность ведет себя в соответствии с Т, при наблюдении, но имеет и конкретные несовместимые альтернативы косвенным образом), что есть гипотеза, что на опыте имеет место манипуляция представлениями теории таким образом, чтобы создать впечатление, что Т верно. На такие возможности,  Стэнфорд  утверждает, что это в общем не более, чем своего рода злой демон, к которому Декарт обратился, дабы сомневаться в любых из его убеждений, которые могли бы быть подвергнуты сомнению. Что вообще-то, по недоопределённости, выражает непременную естественную незавершённость и глобальных алгоритмов любых верных теорий. Такие радикально скептические сценарии представляют столь же мощный (так и бессильный) вызов любой претензии знаний вообще, независимо от того, как оно представлено или оправдано, и, следовательно, не представляют особую проблему или вообще проблему для убеждений, представляющих нам нашу теоретическую науку.  Возможность утверждения другого пути (если мы выбираем данную научную теорию)  существует, только если некоторые из интерпретаций, которые мы могли бы генерировать из данной алгоритмической стратегии, являются приемлемыми, и большая часть всего, что мы первоначально учитывали, тем не менее оказывается непосредственно верной, только в стратегии выбираемого другого пути.]]], определяющие строгость научной феноменологии.

  Алла, то что доказуемо, то неопровержимо, это и есть ваш импликативный вопрос, что если доказано, что если так..., то так..., то если что-то выполняет начальное условие антецендента, то консеквент наступает во всех случаях (теорема о дедукции). Это как раз то, чтобы найти понимание того, что измерять, чтобы искать и знать, как измерять. И для этого должен быть строгий предельно научный метод, в котором философия присутствует в концепте, как наука о науке, вне романтических спекуляций гегельянства и других романистов, что и соответствует действительности.   Алла, всех благ, думаю поймёте.

Аватар пользователя Алла

Рома.

Методология - система мер, а 

метод - как измерять "это" и всякое "такое".

Аватар пользователя Роман999

  Алла, я вам точно привёл цитату с ВИКИ---- Методология — учение о методах, методиках, способах и средствах познания (вики). Что разумеется как наука о методе познавательного исследования. Ведь прежде чем мерять, нужно понять, что мерять, что именно есть предмет познания в этом случае, чтобы отыскать способы это познавать. 

 Алла, я думаю у вас не будет трудности это понять, просто думаю, что вы хотели меня на словах подловить, ибо всякая мера метафизического в вещественном---есть мера нуль, но этот нуль задаёт аттрактор Абсолюта, и этим обнаруживается го априорность, что ничему другому, имеющему меру нуль---не свойственно. Всего хорошего.

Аватар пользователя Роман999

 Эта вставка показывает, как разумеется сознание в частности доказательного философского дискурса, именно как раскрытие феноменологии сознания доказательством.

Аватар пользователя Роман999

Роман999, 22 Июль, 2017 - 21:29, ссылка

 Уважаемый, Дмитрий Косой, я вам писал, что диалог философа в обыкновении, есть самореференция, в которой кристаллизуются самые основные идеи, что никак не исключает дальнейшего диалога в философском социуме, и всякая диалектика в сути---Основы философии науки как топикатопика, а бессмысленый диалог---совсем не есть нечто философское, в этом и есть различение подобия истины, от имитации такового. И вы, уважаемый, Дмитрий Косой, мой диалог игнорируете, но не рубрицируете в нечто философское, в отличии от меня. ВСЕХ БЛАГ.

Аватар пользователя эфромсо

эфромсо, 23 Июль, 2017 - 07:41, ссылка

Раз уж я тут нарисовался - не могу скрыть своё восхищение необыкновенной переменой Ваших постов в сторону  краткости и вразумительности, а насчёт "обнаружения наличия у таковой основы" - у Ницше было гениальное замечание

 Гераклит тоже был несправедлив к чувствам. Они лгут не так, как полагали элеаты, но и не так, как полагал он, – они вообще не лгут. Лишь то, что мы сами делаем из их свидетельства, вкладывает в них ложь, – к примеру, ложь единства, ложь вещности, субстанции, длительности… «Разум» – причина того, что мы искажаем свидетельство чувств. Поскольку чувства показывают нам становление, минование, перемену, они не лгут… Но Гераклит останется вечно правым в том, что бытие есть пустая фикция. «Кажущийся» мир и есть единственный: «истинный мир» только прилган к нему…

#Ницше. Сумерки идолов.

 Аватар пользователя Дмитрий Косой

Дмитрий Косой, 23 Июль, 2017 - 09:31, ссылка

"Сумерки кумиров" вершина философии Ницше, согласен в части бытия, что бытие фикция, но фикция применяемая, а значит работающая [религия]чувства работают с объектом сопротивления, а не с разумом вовсе в паре, и поэтому мы всегда будем иметь довольно туманные перспективы на диалог в любой сфере, а значит рассчитывать на него утопия, только право индивида [свобода] может справится с разумом и направить его хотя бы в сторону диалога.

Аватар пользователя Роман999

Роман999, 23 Июль, 2017 - 13:12, ссылка

 Уважаемый, эфромсо, вы меня также удивили этим комментом, и немало, ибо вместо декларирования некой итоговой позиции (как вы обычно изволите доводить свой вклад в ФШ), вы в этом комменте приводите действительно гениальное замечание Ницше---

 Гераклит тоже был несправедлив к чувствам. Они лгут не так, как полагали элеаты, но и не так, как полагал он, – они вообще не лгут. Лишь то, что мы сами делаем из их свидетельства, вкладывает в них ложь,

 Я могу дополнить эту гениальность тем, что хоть чувства и не лгут, но чувства (в самой элементарной перцепции) и не суть истина, но просто объективны, т.е. неэлиминируемо объективно содержательны. 

Гл.1-Понятие логики---... Необходимые взаимосвязи между эмпирическими объектами находят своё отражение в «логике вещей». В этом смысле речь идёт о метафорическом употреблении термина «логика», так как  явления и процессы, детерминированные природой, нельзя рассматривать как логичные или нелогичные, поэтому данная характеристика может быть приписана лишь рассуждениям о них.

  Отсюда функция разума---это внести ясность в осмысление наблюдаемого и ощущаемого мира. Это доказуемо философским фактом, что познаёт не опыт, но теория. И на этом этапе восхождения к началам---сразу же возникает логика, тень которой обнаруживалась в идеальной непротиворечивости материального, но для логики этого мало, нужно найти именно то, чему именно непротиворечит вещественное, это и есть логический поиск "Истины всех миров". 

  Уважаемый, эфромсо, в этом ракурсе про чувства могу добавить словами логика Бирюкова "Жар холодных чисел или пафос безстрастной логики",---"...Никакая имитация не есть объективность". Потому, любое моделирование перцептивно ассоциируемых психологических действий человека (да и животного)---просто невозможно, именно ввиду перемены объективности и содержательности---на не содержательную ложь. Но ведь человек и создан к разделению добра и зла (истины и лжи) и к осуществлению верно организующего выбора на этой основе. И хоть "осмысленный (истинный) мир" не достигает меры аттрактора Абсолюта (Истины), но о намного более содержателен, чем тот мир, который, как "Кажущийся" мир, вступил с человеками во взаимодействие. "Осмысленный (истинный) мир" в своём бытии содержит уже и судьбы умов, его образующих, и здесь особо выделяется философский ум, как организующая часть этого умного мира, но не без змпирической материально-научной взаимосвязи, как предметная содержательность такой организации материального+ умного мира.

 И именно в этом вопросе единения человечества, философия имеет решающее значение. Например---

Юрген ХабермасФилософский дискурс модерности, критикует чисто инструментальную  рациональность, утверждая, что «социальная жизнь-мир» лучше подходит в качестве «понятийного» описания, будучи естеством «интерсубъективно доступным опытом», что может и быть обобщено в формальном языке, в то время как последний «должен генерировать интерсубъективность взаимопонимания в каждом конкретном случае», как валидность организации выражения интенциональноститрансцендентального сознания---в речевом эквиваленте предметного языка, именно образуя  Философию этического романтизма.

   Уважаемый, эфромсо, вот и получается, что мыслительная деятельность в сути---религиозна, ибо Абсолют невозможно понять, в Абсолют можно только верить, и эту веру, как возможность некого приобщения Абсолюта---и доказывает научное стремление к истине и вершинное философское осмысление этих категорий.

Об истине никогда нельзя говорить как о предмете понимания, но только как о пред­мете веры. У. Блейк 

 Здесь логически эта вера утверждается, как максимально возможная индукция умом всей своей жизни, отсюда и понятие Абсолюта, как активно-Промыслительного участника этого процесса личного восхождения к Абсолюту, и премудрость разрешения этого вопроса---"Дорогу осилит идущий", "Всё невозможное человекам---возможно Богу"

 Уважаемый, эфромсо, привести доказательство, всегда существенно сложнее, чем просто выложить выводы, но именно доказательства всегда независимо от мнений выполняют свою организующую к истине работу, ибо, то что доказано, то не опровержимо. Вы бы потрудились почитывая, разуметь мои доказательства, то и сами бы так научились. А то вас обычно комментировать невозможно, ввиду того, что и выводы и посылки к ним у вас неприемлемы в логически корректных рассуждениях, а приводить к приемлемым началам---вы отказываетесь. Всего хорошего.

Аватар пользователя fidel

утвердить реальностью всю свою истинную готовность к метафизике Подобия Божеству,

чисто из любопытства - какому конкретно божеству вы намерены  уподобиться ?

Аватар пользователя Роман999

 FIDEL, Бог---Это Истина всех миров, т.е. Суть инвариант всякого Бытия, вот именно такому Божеству, я и имею намерение уподобиться, тем более создать неприемлемое для Себя---истинный Бог не может, иначе не бог, значит это дано. 

  Недоброе---порой добру опора.

  Фундамент злого прявления---добро,

  Любить опору---истины зерно,

  Но злому это не дано!      (Из философских сказок Феано)

  FIDEL, я однажды проснулся философом, и это было просто небольшой милостью Бога, под аккомпанимент "Господи, помилуй", это вера в невидимое и получение ожидаемого, но мне неведомо было, как в этом случае выглядела милость Божества, оказалось очень оригинально, и позволяет лучше прогнозировать свои намерения. А уподобиться в этом случае, оказывается не совсем антропогенной, антропоморфной и аксиологичной задачей. Оказывается, это вечно продуктивный удел, никогда не уменьшающий своей актуальности. Свобода гарантированна по факту того, что это удел ума-сознания. Вот такие чудо деревья вырастают из зёрен истины (Любить опору---истины зерно), но злому это не дано. Всех благ.

Аватар пользователя fidel

 "Господи, помилуй",  - а если не помилует ?

Аватар пользователя Роман999

  FIDEL, чтобы не помиловал, то нужно лукаво просить, как к св. Антонию Великому пришёл сатана в образе человечем каятися, и был послан Антонию Ангел в помощь. Сатана просто желал на своё лукавтсво получить чистосердечное отпущение грехов, и тем приобщиться телу Христову. Затем, после и Бог вразумил Антония, что "Не может злоба древняя стать новой добродетелью".

  FIDEL, а в нашем простонародном случае всё намного проще. Для начала полезно рассмотреть математические интерпретации в приложении к психологии.---

  Вот мат. конгруэнтность используется для обозначения подобных фигур в геометрии. Конгруэнтность (психология) ---согласованность информации, одновременно передаваемой человеком вербальным и невербальным способом (или различными невербальными способами), а также непротиворечивость его речи, представлений, убеждений между собой; в более широком смысле — целостность, самосогласованность личности вообще, и применительно к Я-концепции выражает меру соответствия Я-реального --- Я-идеальному, конструируемому в процессе самооценки. Иногда в близком к конгруэнтности значении, используется понятие аутентичности. Конгруэнтность или её отсутствие в собственном поведении не всегда осознаётся индивидом, но практически всегда ощущается в поведении другого (сознательно или нет, что и есть предметом интерсубъективных мыслительных инвариантов, потребляемых нами при мысле-деятельности), и это интерсубъективное подобие людей, отрицающее солипсизм, но не отрицающее различий по значимости, что, однако, никогда не отрицает свободу совести (в саморегуляции разумения и поступков), ибо и Сам Бог единяет исключительно этой свободной саморегуляцией, чтобы никогда не исключать Подобия Себе, ибо смысл жизни создаётся, но бывает и открывается, если забывается.

  Этот конституент Энактивизма (вслед за Ясперсом) можно назвать «философской верой», в возможности предать жизни высший смысл и принять эту эстафету, как вхождение в этот храм веры, по Подобию Божества, Промыслительно спасающего нас, как ноэтичность и религиозную окультуренность философии, как философская конгруэнтность.

  В.Н. Порус, утверждает, что Абсолютное Благо, как таковое, не может допустить вседозволенности, но ограничение средств достижения Блага противоречит абсолютной ценности этой Цели. Противоречие, в эстафетной теории Розова, разрешается переключением рефлексии с внешних функций нашей деятельности на внутренние. Когда мы действуем по культурным образцам, мы воспроизводим и изоморфно сохраняем эти образцы, а тем самым и саму культуру. При этом, разумеется, мы решаем и конкретные задачи, стремимся достичь определенных целей. Иначе говоря, мы решаем задачи, но в то же время и сверхзадачу – воспроизведение культуры в непрерывно меняющихся условиях. Так наша жизнь во всем богатстве наших действий приобретает смысл. Он состоит в том, чтобы сохранять культуру, как совокупность высших ценностей, которым следует наш жизненный путь, но единственно возможным способом: придавая ее образцам новый смысл и значения, отвечающие новым задачам и условиям их решения. Это и есть процесс передачи социальной эстафеты – вопроса о смысле жизни. Решается ли таким эстафетным образом проблема, волновавшая людей на всем протяжении культурной истории? Верно, что вопрос о смысле жизни передается, как эстафета, сохраняя некий ценностный инвариант, но вбирая в себя все новые оттенки, нюансы и подробности, да так, что может даже становиться неузнаваемым или непонятым. Но является ли ответ на такой вопрос – воспроизведения культуры – таким (эстафетным) инвариантом?

   Для конкретного человека, особенно, если вся его жизнь – цепь несчастий, которые он вправе считать незаслуженными, обрушившимися на него не в наказание за проступки, грехи или нравственные просчеты, даже не по слепому случаю, а именно потому, что культура, ценности которой он как будто признает, равнодушно лишает его своего сочувствия и поддержки, утвердительный ответ мог бы показаться жестоким издевательством, именно как религиозное отождествление с этикой и культурой.

  Л. Шестов, например, считал, что культурные универсалии Истины и Блага подобны языческим идолам, которых наказывали плетьми, если они не исполняли человеческих желаний, не давали необходимой помощи людям. Если культура равнодушна к «несчастнейшим» (С.Кьеркегор), то и они, брошенные культурой на произвол судьбы, свободны от обязательств перед нею, перед ее ценностями (это критерий безумства революционных масс, свергающих своих, обезумевших от вседозволенности, угнетателей). Не то чтобы эстафетно воспроизводить её в поступках, а даже просто уважать её и видеть в ней высшую цель жизни – против этого протестует вся душа «несчастнейшего», её глубинные прозрения. Такую эстафету он не станет нести по своей воле, а раз несёт, то принуждают, и в этом именно та «демократия», которая в реальности, а не та, которую декларируют власть имущие, и потому им жизненно необходимо себя защищать 500-ми полицейскими на 10 тысяч человек населения (в РФ), а не более, чем 250-тью, как максимально допустимо в странах ЕС, вот как сильно переживают, чтобы их не сделали честными людьми, они именно интуитивно ощущают, что их "Господи, помилуй", означает сотворить достойные плоды покаяния, а они даже начать это не в состоянии, вот их и не помилует, ибо если и взывают, то лукаво, для публики, и уже получают свою мзду за это, немного продлевают свою вонючую жизнь, но участь их предрешена, не сорастворённая ни сомалейшею каплею сострадания к таким богомерзким нечестивцам, в переполненной чаше фиала гнева Господнего.

  FIDEL, вот видите, что милость бывает и здесь (временная) и у Бога (вечная), и обманываться временной всем подаваемой Промыслительной милостью Божества---не умно, ибо свободу в Промысле, принять за окончательность---это невежество, но такое возможно только надёжно зарыв и удерживая талант ума зарытым в могилу невостребованности, вот за это оскорбление в себе образа и Подобия божества---уже отписано вечное осуждение по Притчам Христа о таланте. Где обрящюся аз?! Всех благ.

Аватар пользователя fidel

  можно убедить себя в чем угодно

    Всем благ

 

Аватар пользователя Роман999

 FIDEL, тупо себя в чём-то убедить---это удел гипнабельности несовершенного обыденного сознания, ничего общего не имеющего со стремлением высокого (свободного) сознательного ведания Истины. Ради этого на смерть добровольно пошёл Великий Сократ, как Христос философии (в подобии Премудрости). Если для вас глупа праведная смерть основателя философии, то что же тогда про вашу жизнь скажут?? 

Аватар пользователя Вернер

Роман, вы не встретите более плотно упакованной редукции, феноменологии (Гуссерль), изоморфизма (в смысле подобия, аналогии) и конструктивизма, - как в:

Платн + физика = витализм

http://ruslabor.narod.ru/2Platon_physics_vitalism.pdf

Просто перенасыщено вышеуказанным, причём по делу.

 

Аннотация:

Найдены, в том числе метафизически, основания по которым чувства и сознание человека не могут быть сведены к действию и организации известных физических сил.

Найдены основания виталистской гипотезе чувствительности в трактовке Дени Дидро.

Указанные основания найдены путём выбора и исследования сопоставляемых объектов – макро-шедевров Природы и основных сил на микроуровне. Выявлены редукции от доминантных сил макро-шедевров к силам на микроуровне, включая виталистскую.

Находит подтверждение прозрение Платона в необходимости «неизменно сущего» в «первообразе» или в основании прекрасного (шедевра).

Приведены источники и выдержки из них, содержащие огромный феноменологический материал от Кулагиной, Шелдрейка, Радина, Бакстера и других достаточный, чтобы считать объективной реальностью существование иной феноменологии, называемой по-разному: psi-фактором, морфогенным полем, полем чувствительности, святым духом, энтелехией, и.т.д., - и не сводимой к известным физическим силам.

 

Метод позволяет увидеть (эвристично) и многое другое в сознании, об этом позже.

Аватар пользователя Роман999

  Вернер, я вашу ссылку http://ruslabor.narod.ru/2Platon_physics_vitalism.pdf читал, и не нашёл ни одной приводящей к умозаключению мысли, порядка философской рефлексии, но многие мысли там на это претендуют, но сама форма претензий на философскую общность у них такова, что последнее отменяется. Не воспримите это упрёком, но сама постановка задачи и предпосылок для философа должны быть такими, что из них вытекают умозаключительные последствия именно так, а не иначе Закон достаточного основания). А ваш витализм разрушить можно в каждом элементе Антиномии Рассела, что сущностные множества сами себя в качестве элемента не содержат. Потому и ум и интенциональность---понятия трансцендентальные и трансцендентные, и приписывать им другую форму обоснования---это ложь искони-----Говорить о том, что есть, что этого нет, или о том, чего нет, что оно есть, значит го­ворить ложь, а говорить о том, что есть, что оно есть, и о том, чего нет, что его нет, значит говорить истину. Аристотель.

 Вернер, я отписал этот пост Философия феноменологии сознания, т.к. стартером обобщений его материала послужил материал Феноменология ( раб. пер. с англ.)  экзаменационного допуска в асперантуру Дениса Иванов-Живова(Ivaman). Хоть это и философ с образованием, но его текст (как перевод) был мною скорректирован  и ключевым высказыванием, в котором ассимилировалось всё множество  ноэтико-ноэматических представлений, гештальт-теорий, фиксация трансцендентальной медитации в эпохе, и практическое приложение всей феноменологии Гуссерля,---стало довольно небольшое высказывание с цитатой самого Гуссерля, что я в посте откорректировав, отписал, для вас повторю---

   Для Гуссерля, интенциональное конституирование не означает создание вещи или объекта---субъектом; оно подразумевает фундаментальное конституирование его значения, ибо значение имеется только для сознания, и все фундирующие конституирования значения (=смысла) делаются возможными только благодаря трансцендентальному сознанию. Говоря об этом трансцендентальном мотиве, Гуссерль пишет: «Мотив вопрошания (аппрезентативно) возвращает к последнему источнику---все достижения знания и рефлексии, в которых познающий осмысливает и себя, и свою познаваемую жизнь, в которых все научные конструкции имеют валидность (адекватное соответствие) по отношению именно к нему, и рефлексирование происходит целенаправленно, и, так как постоянное привнесение материала сохранено, оно становится свободно доступным для духовной мотивации».

   Понимаемая таким образом сама феноменология, не занимает место в ряду наук, но скорее, пытается сделать понятным именно то, что имеет место в различных науках, и, таким образом, тематизирует неподвергаемые сомнению предпосылки (=предельные основания) наук. И Гуссерль пришел к заключению о жизненном мире, что мир, сформированный в пределах непосредственного опыта каждого человека, - подвержен сомнению обращением к тем основаниям наук, которые такой опыт предполагают. В «Кризисе» он анализирует основания, нашедшие свое непосредственное выражение в контрасте между большими успехами наук о природе и неудачами наук о человеке, ввиду того, что в современной эпохе, научное знание стало фрагментарным и в объективистко-физикалистском, и в трансцендентальном--познании, и до феноменологии, этот разрыв не мог быть преодолен.

   Истинная характеристика жизненного мира не подразумевает подчинения научной истине, но, скорее истина уже вложена основанием во всём научном исследовании. Именно поэтому Гуссерль утверждал, что онтология жизненного мира должна быть развита, как системный анализ конституирующих оснований, результат которых и есть, тот жизненный мир, который в свою очередь является основанием всех научных конституций значения. Здесь стимул влияния состоит в факте, чтоб решающим являлась не точность определения истины, но, скорее роль, играемая актом обоснования. Именно в этой связи, историчность, также, стала уместна и для Гуссерля, и он начал размышлять о природе появления философии среди греков и над ее значением, как нового способа научного знания, ориентируемого на бесконечность; и это интерпретировало философию Рене Декарта как пункт, в котором появляется дух двух несовместимых исследовательских направленийфизического объективизма и трансцендентального субъективизма. Феноменология должна преодолевать этот раскол, и таким образом помочь человечеству жить согласно требованиям разума, и (как реализация того факта, что разум является типичной особенностью человека) человечество должно найти себя философски снова, но уже через феноменологию, именно как через самую совершенную теорию о природе всего извлекаемого сознанием (физический объективизм), и природе сознания, вообще (трансцендентальный Субъективизм).

    Вернер, вы просто стебались надо мной, предлагая квинтэссенцию плотно упакованной редукции, феноменологии (Гуссерль), изоморфизма (в смысле подобия, аналогии) и конструктивизма---подкидывая мне сайентологическую мистику, вместо объективного осмысления существующего. Выводы по вашей этой работе идут несовместимым паттерном, и расчёт только на лоха, не могущего там разобраться. А в приведённом мною паттерне---всё идеально взаимосвязано и вывод как бы сам выплывает, на самом деле являясь гениальным устроением ума. Вернер, мистика имеет непротиворечивый реальности эквивалент, и не надо для мистики путать хрен с трамвайной ручкой. Может грубовато сказал, но хочется видеть гениев, а не соревнующихся в чуханине. Вернер, ваши метафизические разлагольствования прерываются на корню по факту их вами утверждения.

   Вообще, истина не опровержима, что и выделяет философию в науку о истине, и потому ассимилирующую весь фундамент науки, а т.к. всякая наука интерпретируется, как исследование языка в торетико-дедуктивном оформлении, то философия и есть главной наукой о языке, и даже об Абсолюте, понимаемом, как  аттрактор истины, Regressus ad infinitum в обосновании Зеноном Элейским немножественности сущего. Как например метафизически -------"различать логическое содержание объектного + метаязыка вкупе, от метасодержания, возвышающегося над ними обоими"?  Для чистых логиков оно пока "лирическая (метафизическая) ерунда". Не знаю, как для "чистых логиков", но философски это не "ерунда", ибо интересует прежде всего, как раз метафизическое приложение логики. Если понятию Бытия зададать точный одноместный предикат, то и получается то единство, которое так загадочно декларируется в логике вообще, и понятие Бытия никак не включает ничего метафизического, ибо в логике Бытия всякие утверждения метафизического, возникающие из поисков "формы формы" и т.д. или "метасодержания метасодержания"---по Regressus ad infinitum логически отрицаются, и  все таковые попытки описываются формулой Пирса - р  р  р  р ... ≡ ¬р.  Иными словами, постулирование "метасодержания" влечет "мета-метасодержание", "мета-мета-метасодержание", "мета-мета-мета-метасодержание" и т.д., а в конечном счете лишь "мета-мета-мета-мета-..." и отрицание самого исходного постулата. Это означает, что метафизическое имеет другую логику своего существования, и существует не в том смысле, как исследуемое нами понятие Бытие, как физика и метафизика, и путать или смешивать это нельзя, в точности по Антиномия Рассела, как невозможность обозначить целое содержащее всё, т.е. всё производящее. Что и согласуется с Антиномией Рассела, что Как нет множества всех множеств (Антиномия Рассела), которое содержит само себя, так и не может материальное---вмещать трансцендентное (Божество) (ибо мат. Реальность---лишь протекающая часть всего универсума реальностей, суть которых---Божество), потому аналогичное физически бытийному утверждение, о наличии метафизического---абсурдно, но и не быть обоснования в Боге---так же не может, в силу содержательности, а значит непротиворечивости, бытия, что впрямую доказывает конечность иерархии метафизического, и что это, как не Бог?? В Бога и Богу можно только верить, как во вцельную интенцию (как во всецело общий гештальт всего универсума всех интенций---в непреложную Истину) в практике утверждения всей совокупностью синергетики абдукции личного разумного амплуа, что религиозно утверждено ещё тысячи лет назад.

  Вернер, но это не означает, что метафизика перестала быть объектом философских усмотрений, это доказуемо даже в символической логике, что я и отписал в посте Бытие---фундирование и квантификация. Это же есть и преданием философской мысли и доказуемо, что метафизика из философии не элиминируема. Всех благ.

Аватар пользователя Вернер

Не говорите ерунды.

У вас с Гуссерлем нет зацепок за само сознание, за его Природу или феноменологию.

И вы берётесь философствовать о том, что не определено феноменологически, природно.

Это методологически абсурдно, хотя можно наплести с три короба.

У вас нет правильного выбора сопаставляемости объектов. Нет понимания того, что сознание - шедевр природы, наряду с другими.

Какие-то жонглирование нагромаждениями комплексов отвлечений с бухгалтерским уклоном, дебет - кредит ай-лю-лю. Противно.

(Молчание Лаврова)

 

А между тем можно было попробовать провести линию изоморфности разных природных шедевров, хучь по Перельману?, хоть по Пуанкаре?

Доминанта природного шедевра вскрывает природные основания его, лежащие в самом фундаменте реальности.

Выбор и группирование сопоставляемых объектов, а именно шедевров природы как раз и преодолевает фрагментарность естествознания, на которую как вы пишите указывает Гуссерль и причём с указанием на его же предельные основания (неизменно сущее по Платону). Делается это скорее только метафизически, а не плачем Ярославны - всё пропало.

 

PS. Что ж вы зассали испугались ущипнуть себя за голову и затем прояснить феноменологию ощущения? Да ещё Болдачёвым пытались застращать? (здесь философское ржание)

Не надо ссать дорогой мой.

Аватар пользователя Роман999

 Вернер, противно, когда некто не разумея сказанного, уже бежит его отвергать по просто несоответствию своему мнению. Вернер, вы утверждаете---

Не говорите ерунды.

У вас с Гуссерлем нет зацепок за само сознание, за его Природу или феноменологию.

И вы берётесь философствовать о том, что не определено феноменологически, природно.

Это методологически абсурдно, хотя можно наплести с три короба.

 На самом деле утверждаемая мною позиция феноменологии имеет онтологическую базу с самых древних времён, ибо, так и в средневековье ещё считали---по Бонавентура---познавательные «интенции существуют не в вещах, но только в умеТем не менее существует нечто, соответствующее им в вещах, а именно природас которой мышление соотносит интенции определенного рода. Так, замысел рода не существует в осле, но в природе животных, с которой интенция соотносится в мышлении».  Сознавать, значит "иметь в виду", "мнить", "интендировать" что-то, но сознавать что-то, не значит просто иметь это что-то в сознанииГуссерль приводит грубый, но весьма поучительный для всякого рода субъективно-идеалистических концепций сознания пример: если сознание испытывает удовлетворение и даже пресыщение от заполненности водного резервуара локомотива, то последний не становится тем самым его "телом". "Гилетический" слой переживания обрабатывается, в свою очередь, собственно интенциями сознания, или "ноэтическими" структурами, в результате чего и образуется "ноэма" самого предмета (термины "НОЭЗИС" и "НОЭМА").

 Вернер, мало того, что это имеет онтологическую базу, Гуссерль ещё твёрдо доказывал, что необходимо этим феноменологическим путём доказательно обосновать этот объём представлений о сознании, и менно с целью его включения в новую парадигму философского ведения о человеке и сознании, именно с целью не элиминируемости этого подхода из философски осмыслительных подходов. 

  Так же говорит и Т.Кун, доказавший, что, когда накапливается достаточно данных о значимых аномалиях, противоречащих текущей парадигме, согласно теории научных революций, научная дисциплина переживает кризис. В течение этого кризиса испытываются новые идеи, которые, возможно, до этого не принимались во внимание или даже были отметены. В конце концов формируется новая парадигма, которая приобретает собственных сторонников, и начинается интеллектуальная «битва» между сторонниками новой парадигмы и сторонниками старой.

Увеличение конкурирующих вариантов, готовность опробовать что-либо ещё, выражение явного недовольства, обращение за помощью к философии и обсуждение фундаментальных положений — все это симптомы перехода от нормального исследования к экстраординарному. (Т. Кун)

Примером из физики начала XX века может служить переход от максвелловского электромагнетического мировоззрения к эйнштейновскому релятивистскому мировоззрению, который не произошёл ни мгновенно, ни тихо, а вместе с серией горячих дискуссий с приведением эмпирических данных и риторических и философских аргументов с обеих сторон. В итоге теория Эйнштейна была признана более общей. И вновь, как и в других случаях, оценка данных и важности новой информации прошла через призму человеческого восприятия: некоторые учёные восхищались простотой уравнений Эйнштейна, тогда как другие считали, что они более сложны, чем теория Максвелла. Аналогично, некоторые учёные находили изображения Эддингтона света, огибающего Солнце, убедительными, тогда как другие сомневались в их точности и интерпретации. Зачастую в качестве силы убеждения выступает само время и естественное исчезновение носителей старого убеждения; Томас Кун в данном случае цитирует Макса Планка:

Новая научная истина не достигает триумфа путём убеждения своих оппонентов и их просветления, но это, скорее, происходит оттого, что её оппоненты в конце концов умирают и вырастает новое поколение, с ней знакомое. (Т. Кун)

Когда научная дисциплина меняет одну парадигму на другую, по терминологии Куна, это называется «научной революцией» или «сдвигом парадигмы».

Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, включает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом. (Т. Кун)

  Вернер, Гуссерль истинный философ и учёный, и он предложил самый верный путь и зажёг своим гением многие умы, но эти умы предпочли остановиться на своих достижениях, но сам Бог талантами утверждает верность парадигмы Гуссерля в том, что только философы феноменологического направления имеют талант по-настоящему философски мыслить, и все остальные наказываются безталантностью за предательство необходимого к истине пути. Этим эта феноменологическая парадигма и пробивает себе путь, это и радикальный конструктивизм Эрнста фон ГлазерсфельдаФ. Варелы,  У. Матураны и Х. Фёрстера, и Предпосылки становления   генеративной лингвистики, и феноменологическая социология Альфреда Шюца, и Конструктивный альтернативизм Джорджа Келли. Все они объеденены феноменологическим направлением Гуссерля. 

 Вернер, я от себя могу заявить ещё более, чем они, а именно:---

 Разработанный широкий спектр фундаментальных идей во многих областях математики, в том числе теория инвариантов, в топологической интерпретации мышления, задаёт абсолютно новый тип тематизации, указанный Анри Пуанкаре и доказанный Перельманом, позволяющий даже язык представлять, как биекцию выражения перцепцией----бесконечного количества инвариантов сознательного рассмотрения умом всего сущего в свободном отношении даже относительно одного субстанциального образа (имени, как субстанциального имени духа души), имея их топологическое многообразие в уме и сознании, но в обязательном их непротиворечии (что вообще и есть непременным условием достижимости непротиворечивости, как усматриваемый инвариант одного имени в любом количестве топ-тематизаций), что абсолютно совместимо с инвариантом «истины всех миров» (как инварианта, по Образу и Подобию Которого существует всякое иконическое имя человеческое), предметно усматриваемой в познании даже вещественного, и это есть именно высшая философия имени (слова), и иначе не может интерпретироваться, и видна вечность. 

  Вернер, если это не шадэвр вечности и логики идеального, то ваш лживый "шадэвр" точно не догоняет до необходимого. Иоанн Дунс Скот и Гёдель используют закон импликации---Из лжи следует что угодно, в т.ч. и верность лживого" (но ложь противоречива), и ваши восьмерики, моей критики по совместимости, в высказываемой вами совокупности---никак не выдерживают, а мои---выдерживают, и берут начало от Адама и Евы (для людей) и суть Абсолют в инверсии на догмат о Боге.

 Вернер, и ваше---А между тем можно было попробовать провести линию изоморфности природных шедевров, хучь по Перельману?, хоть по Пуанкаре?---я вам только что привёл, и вы, кроме абсолютно безосновательных заявлений,---ничего не сможете противопоставить, как и в .комментируемом мною сейчас вашем комменте. удачного постижения.

 Ваше--PS. Что ж вы зассали испугались ущипнуть себя за голову и затем прояснить феноменологию ощущения? Да ещё Болдачёвым пытались застращать? (здесь философское ржание)

Не надо ссать дорогой мой.

Когда кто-то дрищь, чтобы удачно подумать, то когда не желают псыкать на его писанину. и призыват к случаю не щипать умную голову Болдачёва (чтобы судьбу за фендиперец не дёргать), то по-дрищючести такой может не усмотреть направленной к нему любезной культуры. Тка что не добавляйте к дрищючести ещё и писючести, короче, живи кем жил, только без дрищючести и писючести. Всех благ. 

Аватар пользователя Вернер

Ваша проблема в том, что вы говорите о феноменологии без феноменологии.

Нет ни генетики, ни даже попыток объяснить феномен чувствования, из которого развивается сознание.

И здесь фатальный разрыв - объяснение сознания только сознанием с игнорированием его генезиса.

При этом известно, что сознание автоматически (без спроса) обращается к чувствованию. ("Над вымыслом слезами обольюсь"). А вот что такое чувствование - наплевать, не царское это дело.

Только здесь на форуме сотни тем про сознание и все, в том числе и ваша - без шансов, ибо разрыв с реальностью, природой, основанием, конструкцией чувственно-ментального.

Это уже хамство по отношению к Природе.

Игры закончились, или объясняете природу чувствования или идёте лесом.

(Ответ "незнаю" принимается)

Аватар пользователя Роман999

 Вернер, вы снова, не разобравшись в тематике, утверждаете нечто несоответствующее действительности. Кстати генетически память вполне может соотноситься с иконическим именем и его представлениям в исходных феноменах сознания, посредством весьма ограниченного количества белков памяти и их четвертичной пространственной организации, ибо я вам уже говорил, что 

даже язык представлять, как биекцию выражения перцепцией----бесконечного количества инвариантов сознательного рассмотрения умом всего сущего в свободном отношении даже относительно одного субстанциального образа (имени, как субстанциального имени духа души), имея их топологическое многообразие в уме и сознании, но в обязательном их непротиворечии (что вообще и есть непременным условием достижимости непротиворечивости, как усматриваемый инвариант одного имени в любом количестве топ-тематизаций)

 Отсюда задаётся главное априорное условие независимого мета положения словесного эквивалента, относительно не только мира, но и самого человека, являющегося в тоже время апперцептивным самовыражением человека, что и есть основание независимости любых высших теорий (парадигм). Всё это идеально соответствует интуиционистской логике Брауэра-Гейтинга. Если вам мало идеальных совпадений, то вот вам ВИКИ---

Феноменология началась с тезиса Гуссерля «Назад, к самим вещам!», который противопоставляется распространенным в то время призывам «Назад, к Канту!», «Назад, к Гегелю!» и означает необходимость отказаться от построения дедуктивных систем философии, подобных гегелевской, а также от редукции вещей и сознания к каузальным связям, изучаемым науками. Феноменология, таким образом, предполагает обращение к первичному опыту, у Гуссерля — к опыту познающего сознания, где сознание понимается не как эмпирический предмет изучения психологии, но как «трансцендентальное Я» и «чистое смыслообразование» (интенциональность).

Выявление чистого сознания предполагает предварительную критику  натурализма,  психологизма и платонизма и феноменологическую редукцию, в соответствии с которой мы отказываемся от утверждений относительно реальности вещественного мира, вынося его существование за скобки.

Задачи феноменологии---Гуссерль выдвигает цель построения универсальной науки (универсальной философии, универсальной онтологии), относящейся к «всеобъемлющему  единству сущего», которая имела бы абсолютно строгое обоснование и служила обоснованием всем прочим наукам, познанию вообще. Такой наукой должна стать феноменология.

Феноменология исследует и приводит в систему априорное в сознании; сводя априорное к «последним… сущностным необходимостям», она тем самым задаёт основные понятия наукам. Задача феноменологии — «в познании полной системы образований сознания, конституирующих» (имманентно) объективный мир.

 Феноменология для Гуссерля — это наука, изуча­ющая мир сознания, мир феноменов, т.е. предметов, данных сознанию в разного рода познавательных актах. Так же как и Кант, Гуссерль свое исследование начинает с анализа процесса познания. Он требует кри­тически подойти к использованию ничем не обоснованных и не про­веренных понятий и представлений, которые лежат в основе нашей картины мира. В первую очередь критике было подвергнуто понятие «объективной реальности», или «действительности». Гуссерль требует отказа от этого понятия, «заключения его в скобки». Естественная, или наивная, установка нашего сознания, основанная на здравом смысле, разделяет мир на субъективный, т.е. мир сознания, и объективный, лежащий вне сознания, т.е. мир вещей, свойств и отноше­ний. Будучи человеком, философ вынужден принимать эту установку, что­бы вести нормальную жизнь. Но, как философ, он должен понимать, что та­кая установка привносится самим познающим субъектом и не является необходимой характеристикой познания самого по себе. Поэтому от нее надо избавиться, что достигается применением метода эпохе— «заклю­чением в скобки» всех наивно-реалистических идей естествознания, фи­лософии и «здравого смысла» относительно внешнего мира и человека.

   Вернер, где вы у меня здесь упоминаемые вами восьмерики нестыковок увидели?? Ваше---

И здесь фатальный разрыв - объяснение сознания только сознанием с игнорированием его генезиса. ...

... Только здесь на форуме сотни тем про сознание и все, в том числе и ваша - без шансов, ибо разрыв с реальностью, природой, основанием, конструкцией чувственно-ментального.

Это уже хамство по отношению к Природе.

Игры закончились, или объясняете природу чувствования или идёте лесом.

 Вернер, природа вещей в вещах не содержится, объекты своей природе не более, чем соответствует, и потому природа является идеализированной мета структурой отображающих её объектов (их универсумом), и понять эти категории может только нечто универсально мета прогрессирующее, чем и является надёжно обобщающийся философски-ассоциированный ум. Вернер, где вы здесь тождественность природ и членов класса соответствия природам увидели?, а так же теоретически обоснованного ума и приобщаемого к этому классу эмпирического индивида в перцептивном (чувствуемом) мессиве?? Теория типов говорит, что член класса и сам класс---это различные индивиды, схожие как индивид и универсум класса таких индивидов.  Вернер, ведь нечто расположенное горизонтально и на некоторой высоте---это признак такого индивида, как ТРАМВАЙНАЯ РУЧКА, но по этому признаку спутать таковую с ХРЕНОМ---это уже серьёзный рамс, имеющий даже порой фатальные социальные последствия. 

 Вернер, надо не считать себя философом и мыслителем, а тренироваться и убеждаться на основе качества своей мыслительной деятельности, что имеется соответствие таким притязаниям. Так что Игры закончились у вас, или разделяете природу чувствования, само чувствование и метапоследствия их осмысления---или идёте лесом сами, со всеми вашими безмозглыми грамотеями, не желающими никак врубать мозги когда думают. Всего хорошего.

Аватар пользователя Вернер

Значит вдогонку вашего похода в лес.

Гуссерль всё что-то собирается создать (типа феноменологии) и ничего не создал.

Студенты, как это сказано а Вики, отходили от него.

Его созерцание - очередное издание солипсизма и плагиат мистиков дао, притом, что у мистиков их созерцание совпадает с нарративом продвинутой физики, у Гуссерля ноль.

Плагиат, Карл!

В актуальной исследовательской повестке стоит вопрос о преодолении разъединения науки, искусства и религии. У Гуссерля нет ничего про искусство и религию, притом что он заявляет о какой-то всеобщности, заезженном Абсолюте и Якает к тому же. Чел просто выпадает из актуальной повестки.

Он лузер, Карл!

Аватар пользователя Роман999

 Вернер, я считаю вас намного более умным чем АЛЛА, но ответить вам могу только теми же словами, что только что отписал ему. Ведь говорят же, что у дураков мысли сходятся (как эквивалент Предания, что "Разнит добро, но все равны во зле"), потому сразу же возникла гипотеза, что вы вместо мозгов, врубили дурака, а могли бы избежать такой лузер-заезженности, если бы врубили вместо дурака---мозги.

 Теперь, Вернер, ФЕНОМЕНОЛОГИЯ это не попытка некого структуризирования под флагами "автономизации" саркальных явлений-феноменов, но уже доказанная теория адекватного рассмотрения феноменов мышления и устройства мыслительно интерпретируемого мира. Как к примеру об этом подходе написано---

 На самом деле утверждаемая позиция феноменологии имеет онтологическую базу с самых древних времён, ибо, так и в средневековье ещё считали---по  Бонавентура---познавательные «интенции существуют не в вещах, но только в умеТем не менее существует нечто, соответствующее им в вещах, а  именно природас которой мышление соотносит  интенции  определенного рода. Так, замысел рода не существует в осле, но в природе животных, с которой интенция соотносится в мышлении».  Сознавать, значит "иметь в виду", "мнить", "интендировать" что-то, но сознавать что-то, не значит просто иметь это что-то в сознанииГуссерль приводит грубый, но весьма поучительный для всякого рода субъективно-идеалистических концепций сознания пример: если сознание испытывает удовлетворение и даже пресыщение от заполненности водного резервуара локомотива, то последний не становится тем самым его "телом". "Гилетический" слой переживания обрабатывается, в свою очередь, собственно интенциями сознания, или  "ноэтическими" структурами, в результате чего и образуется "ноэма" самого предмета (термины "НОЭЗИС" и "НОЭМА").

  Вернер, где вы здесь только попытку философствования видите?, это полностью адекватная теория, представленная Гуссерлем мировой общественности для доказательства смены парадигмы в философии, ввиду неразрешимого кризиса таковой (что он так же доказал). Продвижение знания только сменой парадигм, доказано  Т.Куном. Просто этот гениально простой и продуктивный подход позволил почти всем его принявшим, надёжнее разработать свои собственные идеи, на чём они предпочли и остановиться, т.е. прогресс философии их интересовал не в первую очередь. Но смена парадигмы---это же дело не одного философа, но всех, или по крайней мере большинства, на крайний случай большой группы прогрессивных философов. Но очевидная необходимость была проигнорирована, потому феноменология продвигается Самим Богом, подающему настоящий талант только этому философскому направлению.

  Вернер, вы утверждаете, что

 Его (Гуссерля) созерцание - очередное издание солипсизма и плагиат мистиков дао, притом, что у мистиков их созерцание совпадает с нарративом продвинутой физики, у Гуссерля ноль.

 На разумении этого преткновения, Гуссерль свое исследование начинает с анализа процесса познания. Он требует кри­тически подойти к использованию ничем не обоснованных и не про­веренных понятий и представлений, которые лежат в основе нашей картины мира. В первую очередь критике было подвергнуто понятие «объективной реальности», или «действительности». Гуссерль требует отказа от этого понятия, «заключения его в скобки». Естественная, или наивная, установка нашего сознания, основанная на здравом смысле, разделяет мир на субъективный, т.е. мир сознания, и объективный, лежащий вне сознания, т.е. мир вещей, свойств и отноше­ний. Будучи человеком, философ вынужден принимать эту установку, что­бы вести нормальную жизнь. Но, как философ, он должен понимать, что та­кая установка привносится самим познающим субъектом и не является необходимой характеристикой познания самого по себе. Поэтому от нее надо избавиться, что достигается применением метода эпохе— «заклю­чением в скобки» всех наивно-реалистических идей естествознания, фи­лософии и «здравого смысла» относительно внешнего мира и человека. 

 Вернер, сознание это не объективно-субъективная дихотомия и солипсизм на этой основе, но класс всех таких индивидов мышления, и потому, СОЗНАНИЕ---это мета структура мыслительной организации всякой объективно-субъективной дихотомии, и сама в себе этого деления не содержит, что и распознаётся философской рефлексией, для организации философски-конструирующего сознания, в котором эта дихотомия появляется только при снизхождении к эмпирическому материалу. СУЩНОСТЬ, как идеализация всего вещественного представления---не есть ни субъект, ни объект, но абсолютно непротиворечиво единяет всё это в "Истину всех миров".

   Вернер"Истина всех миров" как тоже самое, схожа с понятием об Абсолюте, ибо только относительно Абсолюта и возможно подлинное знание, относительно же временного---возможно только мнение, но всё более обосновываясь и обобщаясь эти мыслительные представления обнаруживают некую философскую взаимосвязь с Абсолютом, что полностью обращается к анализу этой сокровищницы высшего познания, но это дано не всем, особенно если таковой, врубив дурака,  

что-то заявляет о какой-то всеобщности, заезженном Абсолюте и Якает к тому же. Чел просто выпадает из актуальной повестки.

Он лузер, Карл!

   Вернер, понимаете, дурню обычно нечего заявить по пустой головешке, и он когда булькотит, то высказывается только о себе, но инсталлирует это на всех, и ваши эти слова очень точно подошли именно к вам самому, и это абсолютно точно указывает, что вы с дурака всё никак сняться не можете. Но ведь так же можно зачарованным остаться по-жизни, и чтобы не произошло столь фатального события, то советую врубить мозги. А то вот базарят про дурней---, что----

Никогда не спорьте с дураками, они стащат вас на свой уровень и задавят опытом. © Марк Твен, 376 цитат

   Вернер, я это к тому, что если долго не сниметесь с дурака, то у вас нечаянно возникнет опыт адаптации к уровню дурака, и доказать вам, что существуют другие способы мыследеятельности---будет, увы, невозможно, а опыт дурака будет умножаться.

   Вернер!!! ВРУБИ МОЗГИ!!! Всего хорошего.

Аватар пользователя Корнак7

Вернар:

- У Гуссерля нет ничего про искусство и религию, притом что он заявляет о какой-то всеобщности, заезженном Абсолюте и Якает к тому же. Чел просто выпадает из актуальной повестки.

А почему Гуссерль обязан писать про искусство и религию? У него другая задача. Он описывает на уровне "ощущений", что есть "Я". Это сложная задача и потому он пытается так и сяк, но его все равно мало кто понимает.

Аватар пользователя Вернер

Да собственно и я не очень его понимаю.

Если Гуссерлем, равно как и Декартом, заявлено ниспровержение оснований всех наук и замена их неопровержимыми очевидностями, скажем ... интенциями сознания и прочими трансцендентальностями, то об этом можно говорить и без ниспровержения, например в смысле сочетания определённости/неопределённости помысливания, связи психического и понятийного и много ещё чего многоуровнего, пересекающегося в ментальности, до бесконечности.

Вобщем сторонникам Гуссерля надо просто указать каким, безусловно очевидным, неопровержимым философским знанием заменено всё ниспровергнутое научное знание.

Спросите у Ромы. Для меня пертрубации на флогистоне не очень интересны.

 

PS. Про науку, искусство и религию, в плане их общего и отличного должен писать именно философ, причём настоящий. Так принято с Аристотеля. Гуссерль не настоящий философ, не классический (скажем так местный или местечковый).

Аватар пользователя Алла

Послушай, Рома.

Феномены - это объекты, являющие себя необычными (не определяемыми) явлениями. - Это с одной стороны.
С другой, феномен - есть само такое явление.
А феноменология - есть попытка структурирования некоторого набора феноменальных (как бы "автономных") явлений некоторого мысленно наблюдаемого, якобы, реального (но сакрального) объекта.

Так вот, вопрос к тебе: Сознание - это объект (т.е. некоторая Сущность), или Сознание - есть явление (феноменальное) некоторой Сущности? - А?

 

Аватар пользователя Роман999

  Алла, вы свою трудно отделяемую от профанации деятельность как-то так умудряетесь сравнивать с философским творчеством, что --- 

Алла, 24 Июль, 2017 - 18:25, ссылка  ---  Привет всем!

По-моему текст данного топика превращает весь океан теперешнего (начиная с Сартра, Хайдеггера и проч.) философствования в банальную и плохо пахнущую лужу.

А на деле, их пусть и философская банальность в душком популизма, на самом деле просто не так ужасно скверно воняет, как ваше унитазное творчество.

 Теперь, Алла, ФЕНОМЕНОЛОГИЯ это не попытка некого структуризирования под флагами "автономизации" саркальных явлений-феноменов, но уже доказанная теория адекватного рассмотрения феноменов мышления и устройства мыслительно интерпретируемого мира. Как к примеру об этом подходе написано---

 На самом деле утверждаемая позиция феноменологии имеет онтологическую базу с самых древних времён, ибо, так и в средневековье ещё считали---по  Бонавентура  - познавательные  «интенции  существуют не в вещах, но  только в умеТем не менее существует нечто, соответствующее им в вещах, а  именно  природас которой мышление соотносит  интенции  определенного рода. Так, замысел рода не существует в осле, но в природе животных, с которой  интенция соотносится в мышлении».  Сознавать, значит "иметь в виду", "мнить", "интендировать" что-то, но сознавать что-то, не значит просто иметь это что-то в сознанииГуссерль приводит грубый, но весьма поучительный для всякого рода субъективно-идеалистических концепций сознания пример: если сознание испытывает удовлетворение и даже пресыщение от заполненности водного резервуара локомотива, то последний не становится тем самым его "телом". "Гилетический" слой переживания обрабатывается, в свою очередь, собственно интенциями сознания, или  "ноэтическими" структурами, в результате чего и образуется "ноэма" самого предмета (термины "НОЭЗИС" и "НОЭМА").

 Алла, где вы здесь попытку философствования видите?, это полностью адекватная теория, представленная Гуссерлем мировой общественности для доказательства смены парадигмы в философии, ввиду неразрешимого кризиса таковой (что он так же доказал). Продвижение знания только сменой парадигм, доказано Т.Куном. Просто этот гениально простой и продуктивный подход позволил почти всем его принявшим, надёжнее разработать свои собственные идеи, на чём они предпочли и остановиться, т.е. прогресс философии их интересовал не в первую очередь. Но смена парадигмы---это же дело не одного философа, но всех, или по крайней мере большинства, на крайний случай большой группы прогрессивных философов. Но очевидная необходимость была проигнорирована, потому феноменология продвигается Самим Богом, подающему настоящий талант только этому философскому направлению.

  Алла, вы интересуетесь---

Так вот, вопрос к тебе: Сознание - это объект (т.е. некоторая Сущность), или Сознание - есть явление (феноменальное) некоторой Сущности? - А?

 На разумении этого преткновения, Гуссерль свое исследование начинает с анализа процесса познания. Он требует кри­тически подойти к использованию ничем не обоснованных и не про­веренных понятий и представлений, которые лежат в основе нашей картины мира. В первую очередь критике было подвергнуто понятие «объективной реальности», или «действительности». Гуссерль требует отказа от этого понятия, «заключения его в скобки». Естественная, или наивная, установка нашего сознания, основанная на здравом смысле, разделяет мир на субъективный, т.е. мир сознания, и объективный, лежащий вне сознания, т.е. мир вещей, свойств и отноше­ний. Будучи человеком, философ вынужден принимать эту установку, что­бы вести нормальную жизнь. Но, как философ, он должен понимать, что та­кая установка привносится самим познающим субъектом и не является необходимой характеристикой познания самого по себе. Поэтому от нее надо избавиться, что достигается применением метода эпохе— «заклю­чением в скобки» всех наивно-реалистических идей естествознания, фи­лософии и «здравого смысла» относительно внешнего мира и человека. 

 Алла, сознание это не объективно-субъективная дихотомия, но класс всех таких индивидов мышления, и потому, СОЗНАНИЕ---это мета структура мыслительной организации объективно-субъективной дихотомии, и сама в себе этого деления не содержит, что и распознаётся философской рефлексией, для организации философски-конструирующего сознания, в котором эта дихотомия появляется только при снизхождении к эмпирическому материалу. СУЩНОСТЬ, как идеализация всего вещественного представления---не есть ни субъект, ни объект, но абсолютно непротиворечиво единяет всё это в "Истину всех миров".

  Алла, так что идите смывайте ваши экскрименты, на ваш пост, а в моём калашном ряду желаемого вами продукта (экскриментов) не имеется. Всех благ.

Аватар пользователя Вернер

Алле:

Всё гораздо круче (в ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ ФЕНОМЕНОЛОГИИ) начиная с Декарта

http://dic.academic.ru/dic.nsf/history_of_philosophy/549/%D0%A2%D0%A0%D0%90%D0%9D%D0%A1%D0%A6%D0%95%D0%9D%D0%94%D0%95%D0%9D%D0%A2%D0%90%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%90%D0%AF

заявлено ниспровержение всех наук и нахождение того, что всегда есть и никогда не может не быть:  

Декарт поставил своей целью проведение такой реформы всей философии, которая бы позволила преобразовать ее в описательную науку с ‘абсолютным обоснованием’. Для этого предлагалось ниспровергнуть все формы знания, до сих пор имевшие значимость в статусе той или иной науки. Переоценка же всего научного знания должна была проводиться с учетом специфического понимания сущего. В качестве сущего необходимо было признавать исключительно вещь-субстанцию, которая не может подпасть под сомнение, другими словами, — то, что всегда есть и никогда не может не быть. По мнению Декарта, такого рода несомненностью обладает только сам размышляющий как особое сущее — чистое ego (самость, ‘я’) определенных cogitationes (актов мышления). Отсюда ego, как аподиктическое сущее, обнаруживаемое в процессе радикального сомнения, стало провозглашаться им достоверным основанием философии как универсальной науки. Таким образом, в результате переоценки научного знания Декарт установил, что бытие ‘я’ в познавательном отношении предшествует объективному бытию. Гуссерль разделяет данную позицию Декарта, считая, что именно с акта ниспровержения всех наук и с полагания собственного ego как высшей удостоверяющей инстанции начинается любая философия.

, -  а на выходе имеем бак с водой и трансцендентально интенционного ослика.

Здесь ещё такая штука. ВСЯ! философия написана на флогистоне, то есть на подменном (эвфенике) механизме, как это было и в ранней термодинамике.

Особая Природа чувствования, ментальности, подменяется отвлечённым по смыслу "восприятием", "отражением" и пр. (Исключение составляют Платон, Дидро, Энгельс и Ленин).

На подменном механизме можно написать неплохие вещи, как например Карно, Фурье и другие, написали на флогистоне прекрасные, остающиеся в силе труды по термодинамике. Но дальше - тормоз, ничего не может пойти без МКТ (молекулярно-кинетической теории).

Сейчас в философии затор. Все Гуссерли пишут на флогистоне.

Рома не понимает, что мой спор с ним не столько по трансцендентальной интенции осликов (хрен с ними), сколько по тормозному философскому флогистону.

(Благодарю за внимание)

Аватар пользователя Роман999

  Вернер, вот вы немного врубили мозги, и уже даже аналогии у вас имеют вполне дискутивный потенциал, причём последнее как раз копипаста вашей ссылки-Т. Ф.---Такую аналогию Гуссерль называет ‘аппрезентацией’, или ‘приведением-в-со-присутствие’ (Mit-gegenwaertig-machen). Таким же образом чье-то тело внутри моей первопорядковой сферы связывается, руководствуясь мотивацией восприятия по аналогии, с моим телом. Несмотря на то что предмет ‘аппрезентативной апперцепции’, получаемый в процессе аналогизирования, никогда не может быть наполнен подлинным присутствием, сделавшись предметом восприятия как такового, о достоверности аппрезентации говорит то, что ‘я’ и ‘другой’ даны в изначальном удвоении. Проверить подобную аналогию, как для вещей, нельзя. Аппрезентация не меняет синтетические единства, создаваемые презентацией, а сущностно дополняет их, и она объясняет наличие ‘духовных’ или ‘культурных предикатов’, которые так или иначе отсылают нас к неизвестным ‘другим’ (например, ‘умный’, ‘красивый’ и т.д.). Поэтому оказывается правомерным приписывать какому-то телу психические определения, невзирая на то, что в царстве ego первого порядка они никогда себя не обнаруживают.

  Вернер, Гуссерль не спекулятивные теории сочиняет, но именно строго аналитически выводит все положения обновлённого философского взгляда на сознание и его возможности. В точности как у Канта---1) что я могу знать? 2) на что я могу надеяться?  
3) что я должен делать? 4) что такое человек?  ----Как видите, флогестон-с никто не изобретал-с. А то что на выходе имеем бак с водой и трансцендентально интенционного ослика (как реализацию трансцендентной его природы, познаваемой трансцендентально), то это же не говнобак вонючих невежественных представлений кастрюлеголовых писючих дрищей, из какого-то вонючего мухосранска, где каждый засеря и немыслит даже другого амплуа своей этой особой одарённости.

   Вернер,  ваш вроде стёб---заявлено ниспровержение всех наук и нахождение того, что всегда есть и никогда не может не быть: ---на самом деле от действительного положения вещей не далёк. Ибо, по Regressus ad infinitum,  метафизическая априорная основа---непредикативна, и потому индифферентна как отрицанию, так и утверждению. Ибо в логике Бытия всякие утверждения метафизического, возникающие из поисков "формы формы" и т.д. или "метасодержания метасодержания"---по Regressus ad infinitum логически отрицаются, и  все таковые попытки описываются формулой Пирса - р  р  р  р ... ≡ ¬р.  Иными словами, постулирование "метасодержания" влечет "мета-метасодержание", "мета-мета-метасодержание", "мета-мета-мета-метасодержание" и т.д., а в конечном счете лишь "мета-мета-мета-мета-..." и отрицание самого исходного постулата. Это означает, что метафизическое имеет другую логику своего существования, и существует не в том смысле, как исследуемое нами понятие Бытие, как физика и метафизика, и путать или смешивать это нельзя, в точности по Антиномии Рассела, как невозможность обозначить целое содержащее всё, т.е. всё производящее, но и абсолютная невозможность и отрицать метафизическую иерархию, по этой же Антиномии Рассела. Причём до Кантианец---Тетенс доказал неэлиминируемость метафизики из предмета философии, и это именно затем, чтобы никто не изобретал свой флагестон, как вы в своём http://ruslabor.narod.ru/2Platon_physics_vitalism.pdf, а вот Гуссерль подал подход логически приемлемый, ввиду исследования трансцендентальных феноменов проявления вневременного во временном, вне всяких аксиом и спекулятивных заявлений.

   Вернер, я для вас текст по ссылке комментируемого мною вашего коммента, скомпелировал в необходимую краткость, для АЛЛА, хоть АЛЛА и с яйцами,---это вряд-ли доступно пониманию, но это близко теме самого этого топика и лишаковым не будет.

 ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ---Временность переживаний ego, т.е. ‘всеобъемлющее внутреннее сознание времени’, привносящее с собой синтетическое единство, обусловливает возможность всех синтезов сознания по той простой причине, что ‘соответствующий признак мы всегда находим как единство текущих многообразий’. Своя особая временность присуща любому переживанию. Так, в каждом актуальном переживании имплицитно содержатся переживания потенциальные. Отсюда временность сознания состоит в том, что всякое полагание со стороны ego дает больше того, что в данный момент рассматривается как полагаемое эксплицитно. Время открывает в актуальных переживаниях заранее включенные потенциальности, конституирование же предметности объединяет переживания и актуальные, и потенциальные. Например, восприятие дерева складывается из многообразия изменчивых способов явления, из многообразия сменяющих сознаний, из их ноэтико-ноэматических способов схватывания, причем актуальность определенного восприятия дерева отсылает нас к бесконечному числу его потенциальных восприятий — все это в сумме составляет интенциональный ‘горизонт’ дерева. ‘Горизонтом’ определенной предметности Гуссерль называет те потенциальности сознания, которые очевидны в рамках актуального переживания, т.е. восприятия конкретного феномена. Одним словом, ‘горизонт’ — это заранее очерченная потенциальность. Внесение линии потенциальностей в свои интенциональные корреляты ego, своеобразное ‘сверх-себя-полагание’ трансцендентального сознания, есть не что иное, как априорное обусловливание, имманентное дескриптивности, т.е. имеющее сугубо описательный характер. Такое априорное обусловливание есть всего лишь ‘мотивация’, или же ‘формальная закономерность универсального генезиса’, и не более того. Природа подобного обусловливания выражается в ряде ‘эйдосов.  Эйдос возникает после самопроизвольного варьирования одностороннего (иной раз позитивного, иной раз негативного) предметного бытия. На эйдетическом уровне анализа, таким образом, исследуется ‘универсальное априори’, без которого немыслимо само трансцендентальное ‘я’. Отсюда, по мысли Гуссерля, ‘существует некая априорная наука, пребывающая в царстве чистой возможности (чистой представимости, вообразимости), которая судит не о каких-либо действительностях трансцендентального бытия, а, скорее, о его априорных возможностях, и тем самым одновременно предписывает действительностям--'априорные правила’. Данной наукой Гуссерлем провозглашается эйдетическая феноменология, и она включает в себя все возможности односторонне протекающего мира. Поэтому она имеет тот же смысл, что и абсолютное бытие у позднего Шеллинга и Фихте. Такая феноменологическая теория представляет собой ‘универсальную онтологию’ и ‘конкретную логику бытия’. Но можно предположить, что за миром интенциональностей скрывается сущее как таковое — за универсумом моего ego скрывается универсум ‘другого’. Любое тело, включая тело ‘другого’, составляет определенную часть моей трансцендентальной субъективности и принадлежит тем самым первопорядковой сфере (эйдетике), поскольку является моим чувственным образованием. Следовательно, подлинный опыт ‘другого’ требует специфической смысловой надстройки над ego первого порядка, над актуальностями и потенциальностями потока переживаний. Хотя ‘другой’ не может явиться в акте ‘презентации’ как полноценно существующий, но о его существовании можно догадываться благодаря некоторой аналогии, сопоставляющей отдельные проявления меня и ‘другого’. Такую аналогию Гуссерль называет ‘аппрезентацией’, или приведением-в-со-присутствие’ (Mit-gegenwaertig-machen). Таким же образом чье-то тело внутри моей первопорядковой сферы связывается, руководствуясь мотивацией восприятия по аналогии, с моим телом. Несмотря на то что предмет ‘аппрезентативной апперцепции’, получаемый в процессе аналогизирования, никогда не может быть наполнен подлинным присутствием, сделавшись предметом восприятия как такового, о достоверности аппрезентации говорит то, что ‘я’ и ‘другой’ даны в изначальном удвоении. Проверить подобную аналогию, как для вещей, нельзя. Аппрезентация не меняет синтетические единства, создаваемые презентацией, а сущностно дополняет их, и она объясняет наличие ‘духовных’ или ‘культурных предикатов’, которые так или иначе отсылают нас к неизвестным ‘другим’ (например, ‘умный’, ‘красивый’ и т.д.). Поэтому оказывается правомерным приписывать какому-то телу психические определения, невзирая на то, что в царстве ego первого порядка они никогда себя не обнаруживают. Итак, ‘другой’ не является изначальной самоданностью предмета, а создается в процессе феноменологического усилия. Я познаю ‘других’ как управляющих по аналогии со мной своими телами и как познающих в опыте тот же самый мир, который познается мною. Эйдетическая и интерсубъективная феноменология полностью воплощает картезианскую идею философии как универсальной науки с абсолютным обоснованием. В ней, по мнению Гуссерля, исчерпывающе раскрываются формальные идеи возможного бытия вообще, а значит она должна служить подлинным основанием всех наук о фактах. Ответвление же частных объективных наук должно сопровождаться систематическим разграничением поля действия ‘универсального априори’, врожденного трансцендентальной субъективности. В Т. Ф. Гуссерль все-таки отчасти возвращается к кантовской позиции, т.к. трансцендентальные понятия рассматривает без их онтологизации, но трансцендентальное обусловливание понимает уже как протекающее исключительно содержательно, вне формальных условий какой бы то ни было логики.

   Вернер, ваши причитания ---

Рома не понимает, что мой спор с ним не столько по трансцендентальной интенции осликов (хрен с ними), сколько по тормозному философскому флогистону.

---Более про вас самого, т.к. этот Я НЕ ТОРМОЗ---ПОДОЖДИТЕ-ЖДИТЕ-ЖДИТЕ... в том, чтобы врубив дурака, упорно не внимать всему поясняемому и уже много раз пояснённому, то это же ваш типаж бездоказательного упрямства, и трансцендентальный ослик---это выходит присножитель вашего разума, как природа ваших мнений, а в философии любые заявления только доказательной аргументацией прокладывают путь к обоснованию верности утверждений. И здесь тормоз как раз с вашей стороны. так что не надо перекладывать стрелы с вашей под-заболевшей головы, на мою здоровую головушку. Всех благ.

Аватар пользователя Корнак7

Вернер, 24 Июль, 2017 - 18:27, ссылка

 феномен чувствования, из которого развивается сознание.

А сознание развивается из чувствования?
Не уверен. 

У вас есть тому аргументы?

Мне кажется они формируются у каждого индивидуума параллельно. Как и эволюционно. Если эволюция вообще существует.
 

Аватар пользователя Вернер

Корнак7

А сознание развивается из чувствования?
Не уверен. 

У вас есть тому аргументы?

Мне кажется они формируются у каждого индивидуума параллельно. Как и эволюционно. Если эволюция вообще существует.

 

Как мне представляется, это следует из того что головной мозг один. Эволюционное увеличение размера мозга соответствует эволюции от животной психики (включая чувствования) до человеческого комплекса: чувства - психика- психология - сознание.

(Это так сказать по материальным следам)

Плюс установленное бессознательное обращение помысливающего к камертону психологического комфорта. Как бы сознание работает под контролем эпикурейского комфорта (удовольствия, удовлетворённости).

Можете сами проверить, вы же гадости про себя не придумываете, за вас это делают другие для своего удовольствия.