Европа по Брейвику

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Социальная философия

консерватизм - это усталость мысли, и не более того, у консерваторов нет никаких идей переустройства правовой системы на основании прав индивида, также у либералов и иных идеологических учений живота. "Идеология же, по своей природе, не может подстраиваться под реальность" - Брейвик явно недооценивает идеологию, как-раз идеология подстраивается под реальность, правильно делая всегда ставку на толпу. Марксизм, либерализм, и псевдо демократизм иначе и не могут, по отсутствию иного инструмента обретения реальности, как вместе с толпой, и отсюда фикции единой Европы, где нет индивида, но имеется его право. "идеологии ошибочны. Идеология берёт интеллектуальную систему, продукт одного или нескольких философов" - идеология не может быть ошибочной если она работает, и если не принадлежит индивиду, а толпе только, Брейвик не идеологию имеет ввиду, а догмы, но догмы меняются и встраиваются в идеологию. Идеология - это современная религия, которая вписывает в себя остальные, что было неизбежным процессом унификации при размывании общин и явлении индивида встраиваемого в общую толпу на основании живота. Идеология никакого интеллектуального значения не имеет, и не индивидом создаётся, а алчущей толпой, возьмите Путина или Ельцина, не толпа же их поглотила, они примкнули к ней вовремя и дело пошло на лад. Марксизма при Марксе не было, и идеология производилась на ощупь, участием холуёв режима и для толпы. Либерал-фашизм несёт в себе догмы политэкономии и верховенства права, и Европа наградила ими Россию. Политэкономию изобрели сытые бездельники 18-19 веков, и если Маркс придал ей иное значение не важно, главное что он промахнулся мимо индивида и попал в толпу, диктатуру пролетариата, показав свой кругозор. "Поэтому реальность должна быть подавлена. Если за идеологией стоит сила, она использует эту силу для такого подавления" - подавляется не имеющаяся реальность, а что-то не выбранное нами в толпе которая господствует, а за идеологией ничего не стоит, она представляет из себя оправдание толпы и ничего более. "Она (идеология) запрещает писать или говорить об определённых фактах. Её цель - предотвратить не только выражение, но даже возникновение мыслей" - подобным не идеология занимается, а только безликий закон формируемый чиновником именно под толпу, также и под задачи подавления не вписавшихся в толпу. "Мужчины сегодня похожи на женщин, а женщины берут на себя традиционные задачи мужчин" - идеализм Брейвика налицо, нет мужчин и женщин в правовой системе, есть субъект права только, такой же идеалист и Путин, как политик выдумавший материнский капитал, что является произведением шизоидного Тела только. "Ислам Брейвик считает воинственной религией, которая оправдывает насилие над женщинами и немусульманами и утверждает превосходство арабской культуры" - религия к насилию отношения не имеет, религия - связь единоверцев, а насилие относится к праву или подавлению права индивида в каких-то обозначенных целях, и если есть дикари в социуме, то всегда будет и насилие, и тем более над женщинами. Насилие от бесполого Тела индивида: нехватка верха, страх, ощущение опасности, и в любом религиозном сообществе есть насильники, если религия воспринимается как насилие над совестью, и требуется перенос. Это кажется что насильник не собой занимается, а кем-то ещё другим, а на самом деле это его борьба с религией, в которой он состоит с верующими в согласии с общиной, и которой противостоит бесполое Тела. Путина также возмутила группа Пусси Райт с плясками и песнями в храме, что его именно борьба с религией. Проблема в том что религию часто связывают с шизоидным Тела, отсюда возникают ИГ, путины и милоновы, но шизоидное не самостоятельное и находится в жёсткой привязке к бесполому как составляющая его. "ислам — не просто религия, а нечто большее, т.к. неукоснимо предполагает известную правовую культуру (шариат) и политическую идеологию (халифат)" - выбирает власть, придут дикари во власть, будет шариат и халифат, а религия не причём, и в христианстве инквизиция когда-то была, и СК России до Путина не было. "Каждый живёт своими ценностями, норма и трагедия отличаются точкой зрения" - ценностями не живут, а точка зрения от шизоидного Тела, где нет нормы, ценности служат оправданию насилия, а точка зрения обоснованию его, и идеология не ценностями и точками зрения подбита, а догмами и фикциями для толпы. "Феминизм в лице Симоны де Бовуар и деятелей «второй волны феминизма» ведёт в конечном счёте не к освобождению, а к притеснению женщин" - феминизм не для женщин и создан, а для мужчин которые не знали как употребить либеральную свободу, женщины просто поддержали близкую им идею бесполого Тела. "Паралич института отцовства наполнил общество патологиями" - отцовство потеряло смысл при свободных отношениях биополов, и отцовство всегда было случайно, и зависело скорее от благосклонности женщины, а не от семьи вовсе, которая не знала отцовства на протяжении длительного периода развития цивилизации, и когда женщина при либерал-фашизме стала свободна от всего, то и благосклонность женщины развеялась. Современная семья уже не имеет главу семьи, а семья - община, и не может существовать без главы семьи. Отцовство имею ввиду не назначенное как в Древнем Риме, а когда равными стали отношения в семье, и что произошло не ранее Эпохи Возрождения, где состоятельность обоих заключивших брак позволяла это, а при либерал-фашизме это уже было-бы невозможно по причине влияния политэкономии на семью молодых. Брак сейчас имеет иное значение, женщина стала свободной и в нём не нуждается, а по необходимости если. "Американцам нельзя доверять, они не уважают чужого суверенитета" - Брейвик совершенно не разбирается в праве, суверенитет - фикция политиканов и аферистов, суверен вне правил, а значит и защищать нечего. "Социологию как учебную дисциплину необходимо прикрыть" - социология занимается не гражданами, а процессами и движениями в социуме, а если опрашивает граждан как сейчас, то это не социология, а шизоидное Тела толпы, и тогда такая наука становится политической, опасной, и требует реформирования. "Средства массовой информации ангажированы, поскольку 99% журналистов поддерживают мультикультурализм, а медиахолдинги интернациональны и, как следствие, поддерживают глобализацию" - журналисты свободные люди, и если продаются, то это не их проблема, а политэкономии либерал-фашизма, это как потребность в семье, что понижено в политэкономии либерал-фашизма, где важнее учиться и деньги. "Кратковременные интересы крупного бизнеса не отвечают долговременным интересам наций. Крупный бизнес заинтересован в дешёвой рабочей силе — мигрантах. По Марксу рабочий не имеет родины" - туда же. Хорошо что Брейвик защищает религию, но делает это неумело примешивая к религии и шизоидное Тела, что и было следствием его судьбы, которая складывалась в случайном семействе под воздействие материнской стихии бесполого Тела, отсюда и представления шизоидного Тела об отцовстве и патологиях, но отцовство не главное в социуме, гораздо важнее правовая составляющая, где имеется для него повод, а иначе опять будем назначать отца как было на протяжении 2000 лет истории цивилизация, к чему и пришли. Отец должен быть только в семье, а либерал-фашизм пока разрушает семью и подменяет всё суррогатами, это к тому что семья единственная община, подлинная, где и реализуется религиозное воспитание ребёнка. 

"Одно из важнейших открытий консерватизма заключается в том, что все идеологии ошибочны. Идеология берёт интеллектуальную систему, продукт одного или нескольких философов, и говорит "должно быть, эта система верна". Но реальность неизбежно опровергает эту систему, чаще всего по многим пунктам. Идеология же, по своей природе, не может подстраиваться под реальность. Сделать это - всё равно что отказаться от системы.
Поэтому реальность должна быть подавлена. Если за идеологией стоит сила, она использует эту силу для такого подавления. Она запрещает писать или говорить об определённых фактах. Её цель - предотвратить не только выражение, но даже возникновение мыслей, противоречащих тому что "должно быть верным". В результате - неизбежный концентрационный лагерь, гулаг и могила.
Но что происходит сегодня с европейцами, которые считают что существуют различия между этническими группами, или что традиционные социальные роли мужчины и женщины отражают их различную природу, или что гомосексуализм - это неправильно с моральной точки зрения? Если они являются публичными фигурами, они будут облиты грязью и будут пресмыкаться в бесконечных извинениях. Если они студенты университетов, они столкнутся с самоуправством руководства университета и, возможно, будут изгнаны. Если они работники частных компаний, они могут потерять работу. В чём их преступление? В том, что они противоречат новой идеологии ЕвроССР "политкорректность". Но что такое политкорректность? Марксисты использовали этот термин почти 80 лет в качестве синонима "генеральной линии партии". Можно сказать, что политкорректность - это генеральная линия истеблишмента современной Западной Европы; никто из тех, кто посмеет противоречить ей, не сможет стать частью истеблишмента. Но это, тем не менее, ничего не говорит нам о том, что же такое политкорректность".
Брейвик заявляет себя сторонником плюрализма мнений в образовании, либерализации и даже выступает за привитие студентам критического мышления, которое убивается «политкорректностью как формой радикального эгалитаризма». Но в другом месте он говорит, что Библия не должна рассматриваться как художественное произведение, а только как божья истина. Как это согласуется, не очень понятно.
Движение феминизма, зародившееся в индустриализации XIX века, по мнению Брейвика, обернулось размыванием гендерной идентичности. Мужчины сегодня похожи на женщин, а женщины берут на себя традиционные задачи мужчин. Брейвик проводит чёткую грань между эстетизацией/эмансипацией и переходом за рамки разумного: проблема в том, что европейский мужчина сегодня больше озабочен тем, насколько хорошо он выглядит, чем тем, насколько он силен. Брейвик также указывает на связь между философией Франкфуртской группы, идеями Новых левых о культуре, этнической идентичности и семье с одной стороны и тенденциях в психологической науке с другой (Э.Фромм, В.Райх, А.Маслоу).
Таким образом, Брейвик считает, что агрессивная критика основ западной цивилизации (христианство, семья, национальность, патриотизм, мужество, традиция, мораль) ударила по культуре Европы и обезоружила её перед устойчиво консервативными мигрантами.
Ислам Брейвик считает воинственной религией, которая оправдывает насилие над женщинами и немусульманами и утверждает превосходство арабской культуры. На протяжении нескольких глав он разбирает мусульманскую историю и такие понятия как айят, хадис, сунна, шариат, дар аль-ислам, дар аль-харб, такийя, зимми и т.д. Исторические сведения о терпимости в мусульманских государствах он считает искажёнными и неоднозначными. Миролюбиво настроенные голоса из арабо-мусульманского мира Брейвик считает малочисленными и не могущими говорить от имени основной массы. Брейвик говорит о преобладающем влиянии «радикальных» мусульман над «умеренными», отказываясь переносить эту аналогию на христиан. Он утверждает, что ислам — не просто религия, а нечто большее, т.к. неукоснимо предполагает известную правовую культуру (шариат) и политическую идеологию (халифат).
Брейвик — явный противник антисемитизма. На протяжении книги он отрицает значимость случаев преследования евреев христианами, и акцентирует случаи, когда это делали мусульманские правители. У Брейвика нет никаких следов теорий заговора еврейских банкиров или еврейских коммунистов. 
Все идеи и учения представляют собой ценностные системы, и такова человеческая природа, что где есть ценность, там есть либо право на защиту ценности (в том числе насильственное), либо «предпочтение меньшего зла большему злу», стандартное оправдание преступлений. Брейвик стремится убедить европейцев, что если ничего не предпринять, через несколько десятилетий мусульманское меньшинство превратится в большинство, а христианская культура будет вытеснена. Несомненно, что так оно и будет, вопрос скорее в том, так ли это трагично, как считает Брейвик. Кстати, небезызвестный дьякон Кураев в одном из интервью признался, что готов смириться с исчезновением русского народа, если удастся достаточно распространить православие среди китайцев. Каждый живёт своими ценностями, норма и трагедия отличаются точкой зрения. 
Всё это очень похоже на Хантингтона, хоть он почти и не упоминается. Но Хантингтон не был сконцентрирован на сугубо религиозном вопросе, он смотрел шире. 
Вторая книга компендиума называется «Европа в огне». В ней рассматриваются текущие проблемы Европы и способы решения.
ООН нужно бойкотировать, а Евросоюз — затея ужасная. Его наднациональная идеология сильно напоминает структуру СССР. За подавление свободы и независимости ЕС критикуют бывшие диссиденты, в частности Владимир Буковский. Евросоюз ушемляет суверенитет входящих в него стран, ослабляет их в военном отношении, стирает культурные различия, способствует росту преступности, лжи и коррупции. Евросоюз должен быть уничтожен, иначе умрёт Европа. Европейский суд по правам человека поражён культурмарксизмом, на что указывает запрет на распятия в школах Италии в 2009 году.
Феминизм в лице Симоны де Бовуар и деятелей «второй волны феминизма» ведёт в конечном счёте не к освобождению, а к притеснению женщин. Никакие меры по борьбе с низкой рождаемостью в развитых странах не помогут при отказе от консервативных ценностей. Паралич института отцовства наполнил общество патологиями.
Социологию как учебную дисциплину необходимо прикрыть, т.к. она неотрывно связана с влиянием Маркса, Вебера, Дюркгейма и Конта и постулирует детерминизм окружающей среды без учёта наследственности. Индоктринация марксизма (Франкфуртской школы) поразила также философию и журналистику. Вместо уничтожения социологии можно было бы попробовать её реформировать на ином идеологическом фундаменте. Называются Библия, Макиавелли, А.Смит, Дж.Оруэлл, Гоббс, Локк, Милль, Э.Бёрк, У.Джеймс.
Средства массовой информации ангажированы, поскольку 99% журналистов поддерживают мультикультурализм, а медиахолдинги интернациональны и, как следствие, поддерживают глобализацию. В Норвегии ультралевые экстремисты получают государственные субсидии для газеты Klassekampen, но правые — вне закона.
Достаётся и глобальному капитализму и транснациональным корпорациям. Кратковременные интересы крупного бизнеса не отвечают долговременным интересам наций. Крупный бизнес, например, заинтересован в дешёвой рабочей силе — мигрантах. По Марксу рабочий не имеет родины, поэтому de facto Новые левые заодно с крупным бизнесом. Вклад мигрантов в ВВП сомнителен.
В одной из статей делается анализ rap/hip-hop субкультуры, образа гангстера в ней и ошибочное восприятие его протестного потенциала белыми интеллектуалами как лишь реакции на годы угнетения. В другой рассказывается о том, что Запад фактически проиграл Холодную войну в идеологическом плане. «Французской» линии Просвещения следует предпочесть «шотландскую», как свободную от анти-религиозного нарратива. А вместо Марти Ахтисаари Нобелевскую премию надо было дать Айаан Хирси. Брейвик прямо высказывается против расизма, позиционируя себя как культурального консерватора (cultural conservative). Превозносится Я.Хуньяди, а достаётся М.Фридману, фон Хайеку и Н.Кляйн.
Исламская угроза Европе придёт не как межгосударственный конфликт, речь о потенциале гражданской войны. Американцам нельзя доверять, они не уважают чужого суверенитета. Американский национализм плох своей анти-европейской и анти-российской позицией, но, с другой стороны, США — часть европейской, христианской цивилизации, и не должны дистанцироваться. Но и в России есть антизападнические консервативные группы, ищущие союза с исламом против американизации.
Демократия нуждается в глубинных реформах, в современной виде она ведёт к излишнему разделению людей, отсутствию долговременного планированию и снижению у населения стимулов к работе (порок «государства всеобщего благосостояния»). Решение исламского вопроса в Европе: депортация и экономическое принуждение. 
Брейвик оценивает антинационалистические силы врагов так: жёсткие марксисты — 10%, культуральные марксисты — 20%, «суицид-гуманисты»/циники-карьеристы — 65%, капиталисты-глобалисты — 5%. Все они поддерживают мультикультурализм. 
Важна и пропаганда, в том числе в социальных сетях. Контроль за Wikipedia — часть идеологического противостояния. В глазах Брейвика католицизм лучше протестантизма, патриархальное общество лучше феминизированного, аборты нужно ограничить, сексуальное воспитание в школах реформировать, вернуть раздельное обучение полов и нуклеарную семью. Демография прежде всего.
http://pustoshit.livejournal.com/199763.html Андерс Брейвик. 2083 — Европейская декларация независимости