Рациональность

Аватар пользователя boldachev
Систематизация и связи
Основания философии
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 

boldachev (http://philosophystorm.org/node/1190#comment-6176):

Для меня "рациональность" имеет отношение только и исключительно к формальным знаковым системам. А как иначе? Ведь рациональность - это прежде всего однозначность, а таковая может быть установлена только относительно строго фиксированных феноменов: предметов, знаков. Поэтому, фраза "рациональное мышление" должна относиться не к самому мышлению, а лишь к его фиксации в тексте.

actuspurus (http://philosophystorm.org/node/1190#comment-6180):

Ваше словоупотребление нетрадиционно. Традиционно, "рациональное" понимается как соответствующее разуму, ratio (лат. разум, порядок [не нашел перевода "порядок", есть "основа", boldachev]) и противопоставляется "иррациональному", которое понимается как интуитивное, мистическое.

Действительно, при всей, обиходности использования, интуитивной и этимологической понятности слова "рациональность" (а скорее всего вследствие этой очевидной понятности) его философско-понятийное содержание очень слабо проработано.

Традиционная (словарно-энциклопедическая) трактовка рациональности ограничивается констатацией, что это некий разумный способ познания противопоставленный эмпиризму и сенсуализму (чувственному познанию), то есть основанный на автономной деятельности человеческого разума.

Сразу бросается в глаза недостаточность, неточность такой трактовки.

(1) Определение рациональности через разумность тавтологично. И это не только этимологическая тавтология (рациональность и переводится как разумность), но и содержательная, поскольку разумное мышление мы определяем именно как рациональное мышление, а рациональное - как разумное. Разорвать этот круг возможно вклинив в него понятие "логическое": рациональное мышление - это логичное мышление. Хотя это решение ставит новые вопросы: а может быть мышление нелогичным? относится логичность к способу выражения мысли или само мышление по своей природе логично?

(2) Если понимать познание, как деятельность приводящую к высказыванию суждений о мире, то эмпирическому и чувственному познаниям противопоставляется не только рациональное, но еще некоторое интуитивное, прямое, непосредственное, мистическое - иррациональное познание. Возникает проблема: как различить эти два "внутренних", то есть реализуемых без прямого обращения к эмпирике, способа получения суждений - рациональный и иррациональный? Следует ли понимать, что в голове человека помимо разума, который реализует рациональное мышление, существует еще нечто, продуцирующее интуитивные суждения? И возможно ли вообще отличить взятые сами по себе рациональное суждение от иррационального? Скажем, если некий научный закон появился в голове ученого в результате озарения - он продукт разума или нет? он получен рациональным путем или иррациональным? На второй вопрос вроде бы ответ однозначен: суждение полученное в результате интуитивного озарения иррационально. А это заключение еще больше затрудняет получение однозначного ответа на первый вопрос о двойственности познавательных способностей. Резонно спросить, если разум характеризуется тем, что он производит разумные, рациональные суждения, то в чем отличие этих суждений от иррациональных? в чем принципиальное отличие рационального способа получения научного закона от интуитивного? И опять, как в пункте (1) всплывает понятие "логика" - единственным признаком отличающим рациональное заключение от иррационального является наличие дедуктивной (логической) цепочки его вывода.

Итак, получается, что рациональность, с какой бы стороны мы ее не рассматривали, исчерпывается логичностью, понимаемой как получение суждений из других суждений соответственно некоторым формально, объективно установленным правилам.

При таком подходе для отличения рационального от иррационального нет необходимости разделения познавательных способностей человека, разделения мышления на разумное и неразумное. Граница между рациональным и иррациональным проводится вполне формально - по способу фиксации результатов мышления, результатов познания. Если познавательное суждение преподносится как некая данность, полученная в результате чувственного восприятия, эмпирического наблюдения или же интуитивного прозрения, то можно заключить, что перед нами нерациональный способ познания. Если же суждению предшествует логическая цепочка других суждений, то следует говорить о рациональности познания. (При этом если учесть, что в начале каждой логической цепочки стоит нерационально принятое суждение, то однозначную границу между разными способами познания провести сложно.)

Остался вопрос об жесткой связанности рациональности (логической формы фиксации мыслей) с разумом. Не смотря на этимологическую тождественность терминов "разум" и "рационализм", целесообразнее было бы принять единство разумной деятельности человека, считать, что то, что мы называем разумом в целом "отвечает" и за генерацию исходных (интуитивных) суждений и за последующее оформление их в формальные, логические структуры. В противном случае, нам пришлось бы констатировать наличие некоторой особой иррациональной сущности, продуцирующей как мистические суждения, так и научные гипотезы, аксиомы, рождение которых явно нерационально. Тут же дается ответ и на вопрос о связи мышления с рациональностью (логичностью) - мышление в общем не логично, это некий процесс из которого мы только усилием сознания можем вычленить или сконструировать отдельные логические (подчинение формальным закономерностям) структуры.

Поведем итог. Мышление не являются рациональным - оно представляет собой смесь интуитивных озарений и разрозненных логических цепочек суждений. Сами по себе суждения (независимо от содержания) не являются ни рациональными, ни иррациональными. Понятие рациональность напрямую не связано с предысторией получения содержательного суждения, а есть лишь определенная форма его фиксации, преподнесения - в виде формальных логических систем.

Рациональное познание - это, по сути, способ продуцирования однозначно воспроизводимых суждений (знаний), связанных в формальные (логические) системы.

Комментарии

Аватар пользователя actuspurus

1. Действительно, исходная латинская основа слова "ratio" - не порядок, а счет, расчет. Если следовать этимологическому значению слова, то смысл слова "рациональный" следует понимать как "просчитаный, сделанный с расчетом". Расчет же мы осуществляем умом, раз-умом (получился каламбур). Получается, что "рациональный" означает осуществленный на основе предварительного разумения и расчета.
2. Естественным образом, действиям осуществленным с предварительным разумением и расчетом противопоставляют действия без оного. Эти действия без расчета, т.е не рациональные делятся на:
- действия, основанные на интуиции, внутреннем чутье и т.д (их называют "интуитивные");
- спонтанные действия не на чем не основанные - типа мистические прозрения, выходки и т.д (иррациональные).
3. Я не согласен приравнивать значение слов "рациональный" и "разумный", хотя область их смысла частично пересекается. "Рациональный" относится скорее к рассудку, а не к разуму. Понятно, что разум включает в себя рассудок как составляющий элемент, но не сводится к нему. Разум - в отличии от рассудка, касается не только отношения человека с миром (теоретическая философия, метафизика), но и отношения человека с человеком (практическая философия - этика, право).
В чем здесь различие? Давайте, скажем, будем говорить о действиях. Рациональное действие - это действие, предварительно продуманное и основанное на расчете, но не обязательно учитывающее все возможные этико-правовые последствия. Разумное действие - это рациональное действие, учитывающее все возможные последствия. Так, эгоист может быть рациональным, т.е. расчетливым, продумывающим свои действия, но не разумным, т.е. не учитывающим интересы других людей.
4. Если же брать такую узкую сферу применения слова "рациональный" - как познание, то я согласен, что рациональным является такое познание, которое обосновано

"способом продуцирования однозначно воспроизводимых суждений (знаний)..."

что соотвествует указанной нами этимологии слова.
Здесь следует заметить, что мы не говорим о "разумном познании", поскольку для познания нет необходимости в этике. Но мы различаем - "рациональный выбор" как выбор, основанный на доводах, расчете, безотносительно этического среза и разумный выбор, как рациональный выбор, учитывающий также интересы других людей.

Аватар пользователя boldachev

2 actuspurus

Причиной написания это текста стало с одной стороны столкновение наших представлений о рациональности (см. цитаты), а с другой - не обнаружение мной хоть какой-то проработки темы рациональности при наличие целого философского направления "рационализм". Надеюсь я показал, что при строгом подходе к анализу термина "рациональность" он должно пониматься как синонимичный термину "логичность" и относиться не к самому мышлению (разуму) вообще, а лишь к форме представления мышления в тексте (вне и до вербализации нет рациональности/логичности).

Я принципиально не касался психологической проблемы рациональности действий, выбора и т.д. И обсуждать ее мне не очень интересно - да еще при примешивании этической стороны дела, с учетом интересов других людей и т.д. Тем более, я принципиально не стал бы связывать разумность с этикой - только лишние проблемы, что и показал ваш вопрос о "разумном познании". Проблемы этики и социологии все же лежат за пределами философии, по крайней мере философии познания.

Аватар пользователя actuspurus

1. Я согласен с Вами, что Вы термин "рациональность" можете вполне использовать как синоним термину "логичность". :)))
2. Я хотел только добавить, что "рациональность" в общем случае отлично от термина "разумность". И дело здесь не в "психологических проблемах", а в том, что в классической философии (прежде всего Гегеля) принято "разум" рассматривать не только со стороны теоретического, но и практического (этического) отношения к миру.

Аватар пользователя boldachev

boldachev:
Безусловно
P.S. Опять попался на логин

Аватар пользователя molbard

Molbard
Бытует не лишенное основания представление, что все великие философы заканчивали этикой. Проблемы этики - это основные проблемы философии. Классическая философия всегда шла через метафизику ("физику") к этике и от этики к "новой" метафизике. Устранять самое ключевое для философии устремление к софийности - к "правильному усмотрению" единства истины-блага - красоты - значит нещадно кастрировать философию. Такой философия стала только у позитивистов, т.е. не-философией.

Но, меня, собственно, интересует другое - Ваша трактовка рациональности. Не могли бы вы прояснить заявленную позицию, что рациональность относится только к формальным системам - к мышлению, выраженному в тексте? Я понимаю и даже отчасти разделяю Вашу искушенность попперовской идеей "объективного знания - знания, выраженного в языке и доступного критике в плане операционализации аргуметативных функций (основание "эпистемологии без субъекта познания"), но тогда возникают вопросы о релевантности понятия рациональности процессам генерации знания (собственно, познавательный процесс) и трансляции знания (проблема "рациональной реконструкции") .

И как ваше понятие рациональности "работает" при очевидной невозможности предельной логической экспликации нормативной структуры знания?

Аватар пользователя boldachev

...я принципиально не стал бы связывать разумность с этикой... Проблемы этики и социологии все же лежат за пределами философии, по крайней мере философии познания.

... все великие философы заканчивали этикой ... Устранять самое ключевое для философии устремление к софийности - к "правильному усмотрению" единства истины-блага - красоты - значит нещадно кастрировать философию..

(1) Ну, что заканчивали этикой, это немудрено - с одной стороны и голова уже не так работает (а для руссужедений о добре и зле не надо много ума), основная философская тема разработана до тупика, да и о смерти задуматься время ;))))
(2) Я отмечал, что примешивание этических проблем к сугубо гносеологическим явно не продуктивно.
(3) Проблема "единства истины-блага - красоты" это не этическая проблема. Скажем так - это философская проблема этики. Ну как есть философия естествознания - так в ней не решаются проблемы физики, а проблемы познания в рамках узкой области.
Ну да ладно... это так к слову.

О рациональность.
Вроде никакого намека на Поперовское "объективное знание" не имел ввиду. Проблема рациональности касается не науки вообще, а каждого конкретного текста.

но тогда возникают вопросы о релевантности понятия рациональности процессам генерации знания (собственно, познавательный процесс) и трансляции знания (проблема "рациональной реконструкции") .

Честно говоря, не понял вопрос? Он был бы уместен, если бы в тексте не было фразы: "Мышление не являются рациональным ... Сами по себе суждения (независимо от содержания) не являются ни рациональными, ни иррациональными." Мысль вполне прозрачна: нет никакого особого рационального мышления - мышление нерационально, то есть принципиально несводимо к однозначным элементам и структурам, а о "рациональном мышлении" можно говорить лишь как о таком мышлении, которое фиксируется в знании, то есть продуктом которого являются однозначно воспроизводимые формальные системы (теории - если речь идет об эпистемологии). "Процесс генерации знания" не более рационален, чем процесс генерации произведения искусства - и отличается первый от второго, как условно "рациональный" от фактически иррационального, только по рациональности продукта - текста.

Под трансляцией знания вы наверное имели ввиду не однозначный процесс его передачи от субъекта к субъекту, а формирование понимания на основе формальных систем, то есть процесс перевода знаний в понимание. Это процесс также принципиально нерационален. Просто даже потому, что мы не можем предложить хоть какое-то однозначное соответствие элементов формальной системы ее внутреннему пониманию (нет там элементов). Ситуация вполне аналогичная восприятию произведений искусства. То есть опять различие не в некой особой форме восприятия, а в структуре и форме воспринимаемого: произведение искусство нерационально, а теория рациональна.

И как ваше понятие рациональности "работает" при очевидной невозможности предельной логической экспликации нормативной структуры знания?

Так и работает, что не дает смешивать конечное, ограниченное знание (формально логические структуры) с неконечным, иррациональным пониманием (мышлением). Оно предельно точно очерчивает область и роль рационального в познании, низводя его до уровня логического.

Тут еще отвечал http://boldachev.livejournal.com/19343.html?thread=135567#t135567

Аватар пользователя molbard

Molbard

Правильно ли я понял, что, согласно вашему – «логоцентрическому» пониманию рациональности оценивать «рациональность мышления» можно только в плане его логической прорабатываемости, каковым явлеятся, по-вашему, мышление, фиксированное в знании («однозначно воспроизводимой формальной системе»)? Интересен , тогда, собственно, эпистемологический вопрос: как разводятся мышление и его конечный продукт, т.е. знание (которое, вне всякого сомнения допускает логическую проработанность)?
Или, может показаться, что текстуально запечатленное мышление и есть логически прорабатываемое знание?
1.Мне представляется, что с ваших позиций – в силу приоритетности этой интенции на продукт мышления (знание, выраженное в языке , принимающее форму дедуктивно-замкнутой системы, что нормально для науки) процессуально-мыследеятельные моменты собственно мышления представляются логически непрорабатываемыми и вытесняются за пределы логически очерченной сферы рационального. Но тогда не совсем понятно, какую роль вы отводите методологии и методологическому знанию в целом. Собственно, методология и очерчивает сферу рациональности в плане мета-логическом – в плане целесообразности приложения тех или иных логических процедур и способов логической проработки знания на уровне его оснований (процедцры обоснования) и построения.
2.Отправляясь с ваших позиций, можно нивелировать статус самой проблемы рациональности (прежде всего - научной рациональности), потому что,
- во-первых, интенция на конечный продукт привязывает к наличному – ставшему знанию (проблема рациональности тогда – просто проблема корректности построения языка и/или организации опыта), так что рост знания и многие процедуры генерации знания (исследовательские процедуры, фиксируемые в норматичном и дескриптивном методологическом знании) должен представляться чем-то выпадающим за грани возможностей рациональной реконструкции, а
- во-вторых, в принципе, понятно ваше отстранение от принципа рациональности операционально-процедурной стороны мышления, поскольку логическая проработка и организация процесса мышления , исследования на логических основаниях не обеспечивает оптимальности результатов познания и единства самого знания (встают проблемы остроения предмета исследования, выбора операциональной базы и методологических средств, формирования гипотезы, отбора конкуретных теорий при возможной их эмпирической эквивалетности и симметричной логической проработанности), - знание по условиям генерации зависит от металогических оснований и предпосылок, но это вовсе не означает, что процесс порождения и развития знания не допускает проработки в терминах рациональности, для этого и требуется преодоление формально-логоцентрического понимания рациональности, впрочем, формальным может оно оставаться, но не логоцентрическим (ведь и хюбнеровские «установления», такие, например, как инструментальные, оправдательные, нормативные формальны, но не обязательно логически определимы и даже не обладают логической или трансцендентальной необходимостью). Тут опять мы выходим на важную роль методологического знания.

Аватар пользователя boldachev

...«логоцентрическому» пониманию рациональности...

Я бы не стал навешивать ярлычок логоцентризма на формально-логическое понимание рациональности, поскольку логоцентризм трактуется гораздо шире - как ограничение познания сферой рационального (и со стороны предмета, и со стороны мышления). Цель же моих пояснений обратная - очертить границы рационального, чем указать, что познание (и научное) не сводится к рациональности, то есть именно развести мышление (Понимание) и его конечный продукт (знание).

Изначальные установки анализа у нас с вами (согласно вашему докладу) одинаковые - уход от логоцентрического понимания научного познания, но направления разные. Вы ратуете за расширение понятия рациональности (полилогичность, историзм, открытость). Я же - за однозначное разграничение рационального и нерационального в познании, и уже на основе этого разграничения решение эпистемологических проблем.

Вообще начинать надо с ответа самому себе на вопрос: как я могу отличить рациональное от нерационального? и каков субъект, которому я могу приписать предикат "рациональный"? Или в заостренном варианте: что я подразумеваю, когда говорю о рациональном мышлении? Характеризую я продукт этого мышления (текст, действия) или само мышление? Конечно, это проблема стратегии, подхода. Мне показалось, что расширяя "рациональность" за пределы фиксированных объектов и их однозначных отношений (по сути логических отношений) это поняите размывается и теряет свою рациональную ;) определенность. То есть я предполагаю, что эпистемологическая проблема долна ставиться, как вскрытие отношений (1)в общем нерационального предмета познания, (2)рациональных элементов науки (теорий, методологий и т.д.) и (3)в общем нерационального познающего мышления. Логоцентризм пытался рациональность распространить на все три пункта, вы расширить его (хоть частично) на третий.

Хотя, конечно, при отрыве рациональности от мышления, и утверждении нерациональности последнего возникает вопрос: а как вообще тогда возможно продуцирование рациональных систем (знаний)? Тем более учитывая то, что разные мышления обладают разной способностью к рациональному продуцированию. Значит ли это, что все же следует в мышлении выделить некоторую специальную рациональную сферу? Я думаю эта проблема решается на уровне языка. Скажем, если констатировать наличие некоторой рациональной сферы мышления, производящей рациональный продукт, то следовало бы допустить и наличие некоторых музыкальных, художественных (живописных) и т.д. мышлений, ответственных за продуцирование соответствующих продуктов - мелодий, картин... Однако понятно, что способность к тому или иному творчеству определяется не неким особым свойством мышления (понимая мышление в широком смысле), а владением тем или иным языком. То есть прокладкой, которая лежит между нерациональным (исходно не формальным) мышлением и его продуктом является язык - именно обладание им в той или иной степени определяет и саму способность продуцирования и разницу в этих способностях у различных людей.

Мне представляется, что ... процессуально-мыследеятельные моменты собственно мышления представляются логически непрорабатываемыми и вытесняются за пределы логически очерченной сферы рационального.

Вчитайтесь в свой тезис. Вы ратуете за то, чтобы "процессуально-мыследеятельные моменты собственно мышления" втиснуть в сферу рационального (как угодно очерченого)? Не проще ли (и честнее) констатировать их априорную нерациональность? Да, я не вижу никакой возможности рационального описания мыследеяельности. А вы можете выделить в процессе мышления однозначные элементы и установить между ними однозначные связи? (Или под рациональностью можно понимать нечто отличное от однозначности?) Как бы вы ни пытались выделить рациональное в мышлении - вы сможете указать только на отношения элементов языка - то есть, по сути, на логические отношения.

Но тогда не совсем понятно, какую роль вы отводите методологии и методологическому знанию в целом.

Методология - это рациональное описание рационального продукта мышления (языковых и деятельных систем). Она не имеет прямого отношения к процессу мышления. Она лишь выявляет рациональные (логические) отношения вего продуктах. Разница между, скажем, рациональными научным и методологическим познаниями в предмете: предмет первого - рациональные отношения между объектами реальности, второго - рациональные отношениями между элементами научного познания. Разные предметы, разный язык, но отношение с самим мышлением (нерациональным) идентичны.

так что рост знания и многие процедуры генерации знания ... должен представляться чем-то выпадающим за грани возможностей рациональной реконструкции

Так они и выпадают. И факт невозможности рациональной реконструкции появления нового знания, указания рациональной связи его с предыдущим знанием надо однозначно констатировать, выявлять и изучать, а не камуфлировать его расширяя и размывая границы рационального. Эпистемологическая проблема научного (рационального) познания и заключается в понимании и изучении его нерациональной природы, нерационального развития, то есть "выпадения за грани возможностей рациональной реконструкции". Попытка (логоцентрическая) вогнать его в эти границы уже давно потерпела неудачу. И ратуя за "рациональную реконструкцию" вы впадаете в тот самый логоцентризм. Или вы как-то иначе трактуете "рациональную реконструкция", не как возможность логического описания мышления?

...это вовсе не означает, что процесс порождения и развития знания не допускает проработки в терминах рациональности...

"Процесс порождения и развития" безусловно может, должен и есть (буквально вот сейчас в этом тексте) предметом рационального познания, то есть мы и продуцируем рациональный текст (соответствующий требованиям логики), фиксирующий наше понимание "процесса порождения и развития". Однако нахождение рациональных элементов в этом процессе не есть констатация рациональности мышления, того мышления, по отношению к которому, предмет нашего анализа ("процесс порождения") является продуктом, а не самим этим мышлением.

...ведь и хюбнеровские «установления», такие, например, как инструментальные, оправдательные, нормативные формальны, но не обязательно логически определимы...

Тут логику следует понимать шире - как установление однозначных отношений между объектами, что безусловно присутствует во всех указанных "установлениях" рационального (научного) познания. То есть речь идет о том, что все внешние элементы научного познания, все "установления" должны иметь логическую форму - должны быть непротиворечиво формулируемы в терминах языка конкретной науки и обладать либо априорной (аксиомы, установления) либо апостериорной истинностью в ее логической системе.

Надеюсь, понятно, что между различными формами рационального познания - (1) наукой, (2)методологией, (3)философией - нет принципиальной разницы на уровне их отношения к мышлению как продуцирущему знания (формальные языковые системы), а есть лишь различия в предмете - (1)объекты реальности, (2)отношение субъекта (мышления) к этим объектам в познавательном процессе, (3) познающее мышление само по себе.

Аватар пользователя molbard

Molbard
О некоторых аспектах мета-логического понимания рациональности в описательном ключе я уже высказывался тут: http://philosophystorm.org/molbard/339