биопол в садо-мазо отношении

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология

"очень частое явление, когда всякая попытка родителей влиять на детей вызывает у юных людей решительное сопротивле­ние, а в то же время они обнаруживают полную готовность следовать за „старшим товарищем" или вообще за более решительным приятелем или группой" - здесь показана нереализованность уже и садо-мазо отношений, когда стремление к ним преодолевает все преграды. "примкнув к известному течению, женщина часто способна брать его с большей прямотой и последовательностью, чем мужчина" - что зависание в садо-мазо отношениях, в силу отсутсвия входящей стихии (либидо), и поэтому женский биопол менее способен менять свои приоритеты и ориентиры, и более склонен к интеллектуальной деградации со временем, и если не реализуется половое в браке. Либидо даёт мужскому биополу спонтанное проявление садо-мазо отношений, меняющее направление входящей стихии в несвязанных сферах, и что уводит биопол от садо-мазо зависаний, как и у политика долго работающего в одной сфере влияния могут меняться приоритеты деятельности, что не ко всем конечно относится, многие зависают в садо-мазо отношениях, как Порошенко, Путин. [Как говорит 26 л. педагогичка, „стре­милась очень к самостоятельности, но фактически очень легко поддавалась умелому влиянию взрос­лых"] - "взрослые" не причём, здесь искус реализации объекта сопротивления с более опытными мастерами этого дела, и учёный вне анализа единого Тела индивида. [Другая говорит, что „выслушивала все спокойно, а затем всегда делала все по своему"] - иногда необходима и возгонка в реализации объекта сопротивления для снятия напряжения у бесполого Тела, для чего и происходит накопление скрытой энергии протеста, для реализации и взрывного характера. "При всей большей гибкости, которую мы предполагаем у девушек, они по своему поло­жению оказываются более связанными и подвер­гаются большей опеке или ее попыткам, чем маль­чики, и отсюда повышается их жажда самостоя­тельности, а также и число конфликтов на этой почве со взрослыми" - учёный путает положение женского биопола в семье вообще, как иереархию биологического порядка, с отношением, положение и должно быть верхнее у него, и поэтому никогда не стоит тягаться с женским биополом в приоритетах, в отличие от мужского биопола, который при матери всегда знает и где он. Поэтому это уже проблема родителей воспитывающих своих детей в садо-мазо культуре отношений. "Требовательность у женщин по нашей таблице выше, в особенности по отношению к другим. Это вполне понятно, потому что они более уязвимы в своей судьбе, более зависимы от других и вместе с тем они больше склонны отстаивать „устои", хотя бы уже потому, что они больше связаны с родовым началом, с детьми и могут меньше мириться с неустойчивостью и переменами" - это не так, последующее время показало иные тенденции, консервативность женщины мнимая, и требовательность связана только с отстаиванием позиции верха, чего ей не хватает по неразвитости половой сферы при позднем вступлении в брак.

Число, показывающее отрицание существующей морали, невелико: у мужчин оно равняется 8%, у женщин оно совсем мало, 1,5%; первые в этом отношении много радикальнее и самостоятельнее, вторые легче принимают существующую мораль и нравы. Здесь обнаруживается большая рецептивная способность женщины, обоснованная и биологиче­ски; нужно только считаться с тем, что эта рецептивность может принимать и необычайно ради­кальные формы в зависимости от того, где лежит ее источник: примкнув к известному течению, женщина часто способна брать его с большей прямотой и последовательностью, чем мужчина. Это находит свое отражение в юности. Но здесь, в нашей рубрике речь идет о подчеркнутом отри­цании, в демонстративном отклонении традиция и существующей морали, чтобы на расчищенном поле или вообще настаивать на ненужности морали, или же искать новые ее основы применительно к новой предстоящей жизни. По всей вероятности из этого стремления к построению новой, своей морали и вытекает то, что юность дает высокий процент требовательности к себе и другим. Здесь имеется в виду не защита традиции, как таковой, а принципиальная сторона вопроса; это то, что можно было бы назвать формальной строгостью, требованием последовательности; это та сторона, которая ведет к страстным спорам по поводу иногда весьма незначительных сторон поведения,. к готовности усмотреть почти катастрофическое положение там, где речь идет иногда просто о мелочах жизни; Но это мелочи жизни для взрос­лого . с его более или менее определившимися взглядами и нравами, а для юности тут важна,— хотя и в неясной форме для них,—в сущности возможность утверждения определенного принципа поведения; она волнуется и горячо обсуждает потому, что невольно видит в оформлении этой мелочи форму, предписываемую ей самой. Вот почему и обсуждение, морального вопроса, даже безличного или чужого, может принимать у юно­сти необычайно разгоряченный, явно личный характер.
Отсюда и вырастает требовательность юности к себе и к другим; хотя и тут нужно заметить, что мы впали бы в большое недоразумение, если бы мы эту требовательность к себе приняли бы за действительную норму поведения юности: это ее желание, которое далеко не всегда претворяется в действительность. Это нисколько не опровергается тем, что у той же юности мы найдем отдельные попытки с необычайным. ригоризмом и прямотой следовать своим воззрениям в действительной жизни,—обычно такие попытки быстро выдыхаются и иногда завершаются своей противоположностью. Для примера укажем на того сторонника Пибоди, о котором я упоминал раньше: пережив известный конфликт, этот гимназист уходит в мистическо-религиозное настроение, опрощается, расстается со своей необычайно кокетливой прической и костюмом, ходит с начисто остриженной головой, в мешковатом костюме, нарочито медвежьей поход­кой, тщательно удерживает вид „смиренного", религиозно-созерцательного человека с большим запасом понимания и всепрощения, говорит о своих планах пойти в духовную академию, но с переходом к юношеской поре с окончанием гим­назии (18 л.) картина снова решительно и ради­кально меняется в сторону большого разгула, франтовства, картежа и распущенности. Интересно, что этой смене помогла перемена среды и обста­новки, которая невидимому еще связывала этого молодого человека и ему стыдно было преобра­зиться сразу тут же на глазах у всех, кто видел его на стези „схимника".
Юность по указанным основаниям как будто всегда наготове потребовать: либо откажитесь от ваших утверждений данной формы моральных требований, либо докажите, что это правильно, но готовые правила сознательно она принимать не особенно склонна. Отсюда вытекает ее спорчивость, „рассуждения", которые вызывают столько раздра­жения у взрослых и помогают созданию конфликта „отцов и детей". То, что немцы называют „Kechtha-berei" (мелочное настаивание именно на своей правоте) представляется до некоторой степени естественным явлением у юности; это стадия роста, через которую надо пройти по тем мотивам, о которых я говорил раньше.
Требовательность у женщин по нашей таблице выше, в особенности по отношению к другим. Это вполне понятно, потому что они более уязвимы в своей судьбе, более зависимы от других и вместе с тем они больше склонны отстаивать „устои", хотя бы уже потому, что они больше связаны с родовым началом, с детьми и могут меньше мириться с неустойчивостью и переменами. С этой точки зрения становится понятным и больший процент у них и в области проповедничества, где они дают почти в два раза большее число, чем мальчики (27% у ж. при 14,4% у м. Эта рубрика вообще довольно знаменательна. Юность не просто утверждается в своих позициях, но она немедленно стремится перейти в позицию активного апологета данных взглядов; она пропагандирует, пропове­дует данные взгляды.
Приведем несколько образцов такой строгости и проповедничества. Педагогична, 25 л:, из деревни, дочь служащего, говорит о себе и своем отно­шении к подругам в вопросах нравственности и вообще всяких вопросов, что „я обычно с пеной у рта доказывала им нетактичность их поступков". „Меня возмущало их развязное поведение", хотя это не мешает ей дальше отмечать, что сама была грешна „в кокетстве". 26 л., студентка (из интел­лигентной семьи, из провинции), упоминает об очень заметно у нее проявлявшейся „жажде спа­сать морально, а вместе с тем обнаруживала нетерпимость против погрешающих и большую склонность к обличению". 21 г. крестьянин, быв­ший плотник, отмечает в своей записи, что „любил всегда доказать людям то, что в жизни мне каза­лось правдой". Эта черта проповедничества нередко отливается в форму покровительства, когда юный человек берет под свою „высокую руку" младшего товарища и пестует его с большой ревностью и усердием и с большой затратой пафоса и попутно самоублажения: во всем этом далеко не последнюю роль играет ощущение себя на известной высоте, раз вы можете стать в позу проповедника и обличителя. О строгости и требо­вательности часто говорят и те, кто перед этим только что сообщал о том, что рано начал жить половой жизнью, но это шло по указанию таких авторов-мужчин как-то само собой. У девушек это противоречие, менее резко иди более невинно, но все таки и у них оно также широко распространено. Вообще приходится сказать, что юность больше хотела бы быть строгой, чем -последовательно является ею в действительности. Юность не амо­ральна, но она хочет своего и на этом строится ее - ревность и строгость; но чтобы найти свое, важно не подпасть слепо под власть старого; и потому в ее глазах большим фавором пользуются отрицатели „бабушкиной морали". Успех фигуры Марка Волохова из „Обрыва" Гончарова объясняется в значительной степени этим отрицанием,— в нем юность видит расчистку путей для новых, ее воззрений. Поэтому всякий идейно окрашенный бунт против традиций и старых устоев имеет по понятным психологическим основаниям большие шансы на успех у юности. С этой точки зрения она готова и в дерзании, даже в явлениях боль­шой смелости разрушительного порядка, в хули­ганстве найти некоторые положительные черты: смелость, протест, восстание, выход из обыденного уклада подкупают юность, которая сама стремится к новизне и к необычному.
Отсюда вытекает и своеобразная самооценка, с которой мы встречаемся у юности. Обычная черта субъективности в оценке самого себя у нее еще более сгущается потому, что в этой оценке берег значительный перевес свой образ не столько в действительных его чертах, сколько в желательных; при этом это не обязательно положительные черты, а часто они разрисовываются в отрицатель­ных мрачных тонах, и юный человек умудряется не только сокрушаться этим самоосуждением, но и в тайниках души наслаждаться тем, что он „загадочная натура", что он „не как все", насла­ждаться своей бесшабашностью, молодечеством, эксцессами и т. д. Трудности нахождения правиль­ного отношения к юным людям в эту пору и заключаются в том, что они двойственны в тому что они есть в действительности и чем они искренно считают себя, но оценивают они себя и ждут соответствующего отношения к себе по вто­рому критерию.
Рубрика снисходительного отношения показы­вает, что мужчины в этом отношении превосходят женщин. Это вполне согласуется с другими ука­заниями как в общей таблице, так и в пояснении к ним.
Что касается таблицы № 8, то в вопросе о своей самостоятельности оба пола проявляют необычайна повышенное стремление, но они в некоторых отношениях неодинаковы и неодинаковы очень характерно Лиц, которые прямо указывали, бы, что они не дорожили самостоятельностью,—а пер­вая рубрика учитывает именно такие ответы,— нашлось немного: среди мужчин только одно лицо, а среди женщин 7,0%,—число большее. Возможно, что тут сказались жизненные перспективы неоди­накового порядка, но все таки эти числа малы д на них одни полагаться нельзя, хотя можно при­вести много убедительных доводов, почему такое явление у женщин больше возможно. В частности процент несамостоятельности повысился у женщин за счет тех, кто стремится к семье. Больший интерес представляет тот факт, что женщины дали повышенный процент в сравнении с мужским полом в стремлении к самостоятельности, а также и в протесте против попыток взрослых связывать их свободу. При всей большей гибкости, которую мы предполагаем у девушек, они по своему поло­жению оказываются более связанными и подвер­гаются большей опеке или ее попыткам, чем маль­чики, и отсюда повышается их жажда самостоя­тельности, а также и число конфликтов на этой почве со взрослыми. Это тем более, что, как я это отметил раньше, девушки скорее обретают чувство взрослости и выступают с соответствующими пре­тензиями тех самых „маленьких женщин", кото­рые вызывают много покровительственных улыбок, но часто и много столкновений в семьях. Мальчи­кам большей частью предоставляется большая свобода, это считается менее рискованным, поэтому у них меньше поводов для энергичных созна­тельно протестующих шагов, о которых говорит рубрика „протеста против взрослых". Нет нужды добавлять, что и здесь индивидуальная натура сказывается в очень большой степени, но все таки в пору юности этому стремлению отдается очень щедрая дань.
У девочек очень, часто идут указания не только на стремление к самостоятельности, но и на свое­нравие. Так 30 л. учительница подчеркивает, что она не только стремилась к самостоятельности, но ко „всему, что сама захочу и все по моему". 20 л. студентка, крестьянка, также добавляет, что „делаю все по своему",—как видите, даже в настоящем времени. Таких заявлений у женщин очень много, в то время как в мужских записях они отсутствуют, среди последних, правда, нашелся один, который в виде протеста против стеснения его самостоя­тельности по пустому поводу пошел на самоубий­ство,—повесился, был извлечен из петли и неко­торое время болел (21 г., сын рабочего, горожа­нин). 19 л; педагогична, дочь служащего, фабрич­ное местечко, пишет: „Я сама,—вот что я всегда говорила. Малейшие попытки со стороны взрослых помочь мне в занятиях заставляли меня схваты­вать книги и бежать в далекий угол". 21 г., кре­стьянка, студентка, говорит в своей записи: „Любила все делать именно по своему". Другая говорит, что „выслушивала все спокойно, а затем всегда делала все по своему".
В этой борьбе за самостоятельность очень инте­ресно и важно то, что на ряду с ревностью к своей свободе и самостоятельности юность может обнаруживать большую податливость там, где речь идет о товарищеском влиянии или об умелом и внутренне авторитетном подходе. В этом отно­шении записи дают много подчеркнутых прямых указаний. Как говорит 26 л. педагогичка, „стре­милась очень к самостоятельности, но фактически очень легко поддавалась умелому влиянию взрос­лых". Ту же податливость „обходительным мане­рам" отмечает учащаяся педагогического техни­кума, 24 л., крестьянка, при всем стремлении к самостоятельности. Наконец, очень частое явление, когда всякая попытка родителей влиять на детей вызывает у юных людей решительное сопротивле­ние, а в то же время они обнаруживают полную готовность следовать за „старшим товарищем" или вообще за более решительным приятелем или группой. По видимому здесь податливость моти­вируется близостью возрастов и тем, что в данном случае это свое, юное, так что индивид в этом случае не чувствует себя ограниченным или подавленным. Нет сомнения, что в данном случае большое значение имеет и то, что такое влияние свободно избирается и приемлется юным человеком.
http://uchebilka.ru/literatura/79619/index.html… М.М. Рубинштейн. Юность. По дневникам и автобиографическим записям

Связанные материалы Тип
биопол как сила Дмитрий Косой Запись
"в чём сила брат?" Дмитрий Косой Запись
объект любви, существует ли? Дмитрий Косой Запись
объект любви, существует ли? Дмитрий Косой Запись
секс как половое действие Дмитрий Косой Запись
садо-мазо отношения в Древней Греции Дмитрий Косой Запись
садо-мазо отношения и ревность Дмитрий Косой Запись
садо-мазо культура Дмитрий Косой Запись
сексуальная конституция как миф Дмитрий Косой Запись
секс как программа действия Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и насилие Дмитрий Косой Запись
брак как место садо-мазо отношений Дмитрий Косой Запись
любовь и дружба, сочетаются ли? Дмитрий Косой Запись