безликий закон и брак

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философия политики и права
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 
«Нечеткая граница вовсе не граница. Ограждение с дырою — это то же самое, что и полное отсутствие ограды» Витгенштейн
 
проблемы надуманы, секс в браке только возможен, а значит закон и не секса должен касаться, а поведения вне брака, где регламентация всегда была. Брак и не место секса, а место взаимодействия полового, и если "взаимодействие" не получается в паре, то это дело самих партнёров, а не закона. Брачный контракт нарушает традиционный брак, а значит и недействителен по факту, и если его придумали, то только из соображений "собственности", а значит её лишь и касается. Собственность не защищается браком, а неравенство партнёров разрушает и сам брак, и это противоречие разрешается брачным контрактом, отсюда и его смысл. Почему либерал-фашизм вмешивается в брак, это следствие безликого закона, а оный не может остановиться в развитии, ему нет границ, и алименты являются вмешательством в личную жизнь и право гражданинаЛичная жизнь в браке только бывает, а псевдоличная вне брака, а значит первая не должна касаться закона и правил, а вторая может подвергаться правилам и законам, как например публичный дом, или общественные заведения. Уголовный закон вне всяких правил и законов не входящих в него, так как этот закон совсем иной, условный, и если система либерал-фашизма злоупотребляет им, то проблема только в неправовом характере системы разумеется. Харассмент - абсурдная выдумка, соитие не бывает без согласия, иначе изнасилование, и когда говорят о преимуществах кого-то в этом соитии, то это не к праву относится, а к личному отношению в этом. Если изнасилование было, а не согласие, то об этом должно быть известно, а если скрывалось, то это соучастие. Когда говорят что женщине неудобно говорить, то это странно, уголовное преступление не может скрываться, а иначе имеет место сокрытие, что тоже под закон можно подвести уголовный, и сокрытие разумеется преступно. Любое сокрытие повторением преступления опасно, не с тобой, но с другими, а значит и общественно опасно.
 
давайте посмотрим, как законы регулируют нашу сексуальность. Возьмем, например, мою любимую тему — стремительно шагающий к неадекватности институт брака. С одной стороны, в нем произошли глобальные изменения, такие как признание права на однополые браки, вынудившее законодателей пересмотреть основы «святого союза». Одновременно с этим во многих американских штатах отказ от так называемой консумации брака (вступления в сексуальные отношения после свадьбы) является легальным поводом для аннулирования брачного союза, а отказ от их продолжения — поводом для развода. В Англии, которая разрешает развод всего по несколько причинам, «отказ от интимной близости» квалифицируется как «неразумное поведение в браке» и является одной из таких причин. Обзор юридической практики, связанной с сексом и браком, выпущенный Йельским университетом, подчеркивает, что секс считается одной из обязанностей супругов. И вопрос здесь не только в продолжении рода. Так, например, традиционно бесплодие не являлось официальным поводом для развода, а импотенция — являлась, и это значит, что право на удовольствие было не менее важно, чем возможность передать по наследству корову или сапожную мастерскую. Более того, скрытие факта импотенции или неготовности вступить в сексуальные отношения не только считается поводом для признания брака недействительным, но и может квалифицироваться как мошенничество. Одновременно с этим, если пара попытается вписать в брачный контракт отказ от сексуальных отношений или сексуальные обязательства, суды большинства стран мира не сочтут такой документ действительным. Мировое контрактное право делает особое исключение для секса: даже если найдется желающий подписать обязательство на ежедневный минет, оно не будет иметь юридической силы. Таким образом, мы получаем интересную дилемму: по требованию одного из супругов брак без секса может быть сочтен недействительным (отсутствие сексуальных отношений является одним из способов доказательства фиктивности брака), однако секс не может быть частью брачного контракта. По мере того как мир постепенно криминализует «изнасилование в браке» (на сегодняшний момент 150 стран признают его уголовно наказуемым преступлением) и уходит от реалий, в которых супругу дано право «истребовать», если второй отказывается «исполнять супружеский долг», наличие каких-либо продиктованных браком сексуальных обязательств становится все более рудиментарным.
Еще одно большое поле, где пересекаются секс и закон, — секс-услуги. Практика регулирования в этой области в разных странах отличается кардинально. Одни криминализируют покупку секса, другие — продажу, третьи декриминализируют всё. Существуют исследования, подтверждающие справедливость почти любой из точек зрения на этот счет, однако авторы одного из последних больших обзоров пришли к выводу, что любая криминализация в этой области снижает уровень безопасности секс-работников. Философ, профессор Университета Чикаго Марта Нассбаум в своем труде «Секс и социальная справедливость» (Sex and Social Justice) защищает право женщин на работу в секс-индустрии как неотъемлемую часть свободы и автономии человеческой личности — при условии, что эти женщины свободны в выборе клиентов. Ее аргументация строится на том, что если женщине (да и любому человеку в этом смысле) в секс-индустрии обеспечены безопасность и свобода выбора, то сам по себе секс является не более унижающим достоинство занятием, чем, например, ощипывание цыплят на птицефабрике.
Дополнительную сложность в эту область регулирования вносят особенности восприятия людей с разной сексуальной ориентацией. Например, исследования показывают, что среди танцовщиц стриптиза особенно много лесбиянок. Причину этого явления указали сами девушки: «Нам легче заниматься этой работой, чем гетеросексуальным женщинам, потому что нас не привлекают мужчины и мы можем выдерживать более четкую границу между работой, в которой нужно изобразить влечение к мужчинам, и настоящим влечением к женщинам». Иными словами, на людей с разной сексуальной ориентацией схожий опыт оказывает разное психологическое воздействие. Но законы, будь они разрешительными или запретительными, пока не принимают во внимание эту разницу. Законы о сексуальных домогательствах на работе уже кардинально повлияли на общение на рабочих местах во многих странах. Вики Шульц, автор нашумевшей работы «Обеззараженное рабочее место» (Sanitized Workplace), считает, что в попытке избавиться от сексуального харассмента на работе феминизм оказался в одной лодке с бессердечными корпорациями, пытающимися истребить проявления человечности и индивидуальности и сделать всех одинаковыми, лишенными идентичности функциональными винтиками без чувств и эмоций. Чтобы помочь разобраться с тонкими моментами (например, является ли харассментом комплимент стройности), суды используют формулировку «разумный человек». Когда аргументами сторон являются не факты, а чувства, вопрос «Счел бы это харассментом разумный человек?» остается неким островком разума. А теперь давайте задумаемся, кто этот самый «разумный человек»? Изменился ли он за последние 20, 30, 50 лет? Какой он ориентации? Он сексуален или асексуален? И насколько это повлияет на то, что мы считаем допустимым, а что нет?
https://snob.ru/entry/237644/?utm_source=vk&utm_m..
Связанные материалы Тип
женщина и власть Дмитрий Косой Запись