бесполое в мистическом опыте

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Философская антропология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Жорж Батай рассматривает эротоманию бесполого Тела в преломлении мистического опыта и тяги к оному. "мне кажется спорной идея предавать забвению чувственность во имя мистического состояния." - отвечу Батаю, что Тело как реальное не может быть спорным, и мистическое состояние - выход из невозможности в реальное возможное, и где уже "предмет созерцания ещё и кажется равным созерцающему его субъекту", и где исчезает человеческое как действующее, а взамен его приходит только как созерцающее самоё себя. Эротомания естественно и предполагает отказ половому Тела в реализации оного, по страху бесполого Тела.

- Если рассматривать деградацию чувственности саму по себе, ограничиваясь людьми, которые её переживают, то она окажется малозначительной. Но у неё есть далеко идущие последствия. Она обладает смыслом не только для тех, кто попустительствует себе: невоздержанность, воспринимаемая как что-то безвкусное теми, кто ей предаётся, обладает острейшим вкусом для тех, кто видит её в качестве свидетеля, а сам продолжает жить в нравственном воздержании. Непристойность поведения и языка проституток - нечто заурядное для тех, для кого это повседневная жизнь. Зато тем, кто остаётся чист, она, наоборот, предоставляет возможность головокружительного перепада уровней. Низменная проституция и непристойность вместе представляют собой яркую и значительную форму эротики. Эта деформация осложняет картину сексуальной жизни, но кардинально не меняет её смысла. Чувственность - это в принципе область насмешки и обмана, в её основе стремление потерять почву под ногами, но при этом не пойти ко дну... разумеется, не без подлога, авторами и одновременно жертвами которого мы являемся. Для того чтобы жить чувствами, мы должны всё время разыгрывать перед собой наивную комедию, и самой нелепой такой комедией является непристойность проституток. Таким образом, разница между равнодушием, которое она вызывает внутри мира непристойности, и её завораживающим действием вовне не так уж нежизнеспособна, как это кажется на первый взгляд. Здесь имеет место неуравновешенность, но в глубинном смысле чувственной неуравновешенности; горечь комедии или чувство падения, вызываемое мздой, дают добавочное наслаждение тем, кто уступает стремлению потерять почву под ногами.
Единство мистического опыта и эротики
Важная роль непристойности в структуре ключевых образов сексуальной деятельности окончательно углубила пропасть, отделяющую религиозный мистицизм от эротики. Именно поэтому таким весом обладает противопоставление божественной и плотской любви. Сближение же, происходящее в конечном счёте между непристойным блудом и излияниями святости, не может не скандализировать. Скандал длится с того дня, как психиатрия взялась довольно неуклюже объяснять мистические состояния в естественнонаучной перспективе.
Необходимо прежде всего показать, чем именно духовное содержание непристойности само соответствует основной схеме всей этой области. Непристойность отвратительна, и естественно, что недостаточно смелые умы не усматривают в ней ничего глубокого, чем её отвратительность; но не трудно заметить, что эти гнусные её стороны связаны с социальным уровнем тех, кто её создаёт и кого общество изрыгает из себя точно так же, как они сами отвергают общество. Эта отвратительная сексуальность в конечном счёте лишь парадоксально заостряет смысл той деятельности, которая по самой своей сути побуждает пропасть; если мы исключим тех, у кого непристойность порождается их социальным падением, то у переживающих её извне склонность к непристойности вовсе не обязательно соответствует их низости: как много мужчин (и женщин), бесспорно обладающих бескорыстным и возвышенным духом, видели в ней лишь секрет, позволяющий всерьёз потерять почву под ногами!
Из этого всего следует, что, когда мы разглядели среди разнообразных форм сексуальности её постоянную тему, ничто уже не мешает заметить её соотношение с опытом мистиков; для этого достаточно было свести воедино такие на первый взгляд разные источники притяжения, как непристойность и идиллическая любовь, "греховные мысли" и спаривание трутня. Эти трансы, восторги и теопатические состояния, многократно описанные мистиками различного толка (индусами, буддистами, мусульманами или христианами - не говоря уже о более изысканных мистиках, не принадлежащих ни к какой религии), имеют один и тот же смысл: во всех случаях речь идёт о равнодушии к поддержанию жизни, о безразличии к тому, что может её обеспечить, об испытываемой при этом тревоге, вплоть до момента, когда силы человека готовы пошатнуться и он внезапно открывается навстречу непосредственному течению жизни, которое обычно бывает задавлено, а высвободившись, переполняет его бесконечной радостью бытия. Отличие такого опыта от опыта чувственности заключается только в том, что все эти процессы ограничены внутренней сферой сознания, без вмешательства реальных и преднамеренных телесных действий (по крайней мере, это вмешательство сводится к минимуму, даже при упражнениях индусов, где применяются особые преднамеренные дыхательные эффекты). В этой области, которая на первый взгляд вообще-то имеет мало отношения к эротике, вступают в игру прежде всего именно мысль и её решения, пусть даже негативные - ибо мысль здесь сама стремится к уничтожению своих модальностей. Хотя формой мистического излияния и является любовь к конкретному существу - любовь к Христу в Европе, а, скажем, в Индии к Кали... в общем, так или иначе к Богу, - но это всё-таки мысленное существо (сомнительно, чтобы такие вдохновенные люди, как Христос, становились при жизни предметом мистической медитации в полном смысле этого слова).
Как бы то ни было, близость между двумя областями очевидна: хотя мистицизм стремится превзойти любовь к конкретному существу, его путь часто проходил именно через такую любовь; для аскетов это одновременно удобный приём и возможность перевести дух для нового порыва. Да и как поразиться некоторым происшествиям, случающимся во время мистических упражнений (по крайней мере в самом их начале)? Как уже сказано, нередко бывает, что идущие по мистическим путям "испускают плотские жидкости, пятная себя", как это формулировал святой Бонавентура. Цитируя святого Бонавентуру, о. Луи Бернар пишет: "Речь идёт о том, что (мистики) считают внешним по отношению к их опыту". Не хочу сказать, что они не правы; но подобные происшествия всё же показывают, что, по крайней мере, в основе своей системы чувственности и мистицизма не различаются между собой. Из данных рассуждений явствует, что поскольку намерения и ключевые образы в обеих областях аналогичны, то всегда может случиться, что мистическое движение мысли невольно вызывает точно такой же рефлекс, какой возникает при виде эротического образа. А тогда должно быть верно и обратное: и впрямь, тантрические упражнения индусов основываются на возможности вызвать мистический кризис с помощью сексуального возбуждения. Нужно лишь подобрать подходящую партнёршу, молодую, красивую и высокодуховную, и, всё время сдерживая окончательный спазм, переходить от плотских объятий к духовному экстазу. Судя по отзывам тех, кто был знаком с практиковавшими подобные вещи, нет причин полагать, что их опыты не могут быть честными, без всяких отклонений. Отклонение, конечно, всегда возможно, но всё же случается редко, и было бы несправедливо отрицать возможность достигнуть подобным методом состояния чистого самозабвения. Таким образом, всегда возможно сообщение между чувственностью и мистицизмом, которые подчиняются похожим принципам*.
*) Но в других областях человеческих возможностей происходит иначе. При философских или математических исследованиях или даже при поэтическом творчестве никакого сексуального возбуждения нет. Оно, пожалуй, бывает возможно разве что в бою или же при преступлении - краже, грабеже. Сексуальное возбуждение и экстаз всегда связаны с движением трансгрессии.
Воздержание и условие момента безусловности
Однако такое сообщение не всегда желаемо. Спазмы монаха не соответствуют его намерению. Сомнительно, чтобы систематическая подмена чувственности духовностью годилась для достижения отдалённых сфер возможного, открытых для совершенно безусловного духовного опыта. Но бесспорно, что подобная попытка обладает решающим значением на вершине человеческих исканий. Она свободна от забот об определённом случае, зависящем от сложных материальных условий и тягостно усложняющем эротическую жизнь (таково наименее спорное из возможных оправданий монашеского воздержания). С другой стороны, опыт мистиков происходит (или, по крайней мере, может происходить) на том же самом поле, где совершает свои высшие усилия ум, воодушевлённый жаждой познания; в этом плане нельзя игнорировать тот факт, что своим сущностным порывом к смерти мистический опыт вступает в дело в миг развязки, то есть наибольшего напряжения.
Чтобы определить, какой интерес может представлять опыт мистиков, следует подчеркнуть, что он полностью отрывается от любых материальных условий. Тем самым он соответствует вообще свойственному человеческой жизни стремлению не зависеть от любых данностей, которых она не выбирала и которые были ей навязаны. Речь идёт о достижении состояния, которое можно было бы назвать суверенным. Эротический опыт подчиняется, по крайней мере внешне, реальному событию, а мистический опыт освобождает от него.
В мистической области мы достигаем полной суверенности, особенно в тех состояниях, которые богословие называет теопатическими. Подобные состояния, представленные не только в христианских формах, совершенно отличны не только от эротических, но и от тех мистических состояний, которые можно считать второстепенными: их отличает величайшее безразличие к происходящему вокруг. При теопатическом состоянии больше нет желания, человек становится пассивным, всё происходящее с ним он переносит как бы без движения. В застывшем блаженстве подобного состояния, в совершенной прозрачности всех вещей и всего мироздания исчезли и надежда, и страх. Становясь равным ничто (христиане говорят - равным Богу), предмет созерцания ещё и кажется равным созерцающему его субъекту. Ни в чём больше нет различия; невозможно определить дистанцию, потерявшись в неразличимо-безграничном присутствии универсума и себя самого, субъект более не принадлежит ощутимому ходу времени. Его всецело поглощает момент, ставший вечностью. Кажется, будто его привязанность к будущему или к прошлому прекратилась, будто он раз и навсегда попал внутрь момента, а этот момент сам по себе есть вечность.
Исходя из этого соображения, отношение между чувственностью и мистическим опытом оказывается отношением между неловкой попыткой и свершением; то, что в конечном счёте было лишь заблуждением, следует забыть ради такого пути, на котором дух достигает суверенности. И всё же мне кажется спорной идея предавать забвению чувственность во имя мистического состояния.
Батай. ЭРОТИКА

Связанные материалы Тип
пассивный "геноцид" Дмитрий Косой Запись
диалог о счастье Дмитрий Косой Запись
страх и политика Дмитрий Косой Запись
бесполое в любви Дмитрий Косой Запись
философия бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
феминизм Дмитрий Косой Запись
цивилизация Дмитрий Косой Запись
сердце женщины Дмитрий Косой Запись
бесогон и проповеди Дмитрий Косой Запись
бесполое и чистота Дмитрий Косой Запись
от абсолютного к бесполому Тела Дмитрий Косой Запись
против абсолютного Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и вещь Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и забота о вещи Дмитрий Косой Запись
арифметика любви Дмитрий Косой Запись
феномен доноса Дмитрий Косой Запись
либерализм о браке Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и влечения Дмитрий Косой Запись
внебрачная половая жизнь Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела о Толстом Дмитрий Косой Запись
любовь мужчины Дмитрий Косой Запись
женщина в мыслях и афоризмах Дмитрий Косой Запись
судьба женщины Дмитрий Косой Запись
психоанализ о цивилизации Дмитрий Косой Запись
кто победил Дмитрий Косой Запись
мистика бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
Шекспир о шизоидном Тела Дмитрий Косой Запись
любовь бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
играющая девочка Дмитрий Косой Запись
Данте о едином Тела Дмитрий Косой Запись
онтология биополов Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела Чикатило Дмитрий Косой Запись
нарцисс Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела о женщине Дмитрий Косой Запись
супружеская измена Дмитрий Косой Запись
влияние женщины Дмитрий Косой Запись
писатель про любовь Дмитрий Косой Запись
гомофобия содома Дмитрий Косой Запись
психолог о ревности Дмитрий Косой Запись
любовь при фашизме Дмитрий Косой Запись
логика холуя чиновника Дмитрий Косой Запись
поэзия любви Дмитрий Косой Запись
брак как институт Дмитрий Косой Запись
Тело и практики общения Дмитрий Косой Запись
чувство природной женщины Дмитрий Косой Запись
диалог о суверене и глобализме Дмитрий Косой Запись
Конфуций об управлении Дмитрий Косой Запись
наука и философия Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления в реальном Дмитрий Косой Запись
половое Тела и наука Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела женщины Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и индивид Дмитрий Косой Запись
Фуко. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
женщина о мужчине Дмитрий Косой Запись
любовь на двоих Дмитрий Косой Запись
смысл запретов Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления девочки Дмитрий Косой Запись
вера как понятие Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела по Бодрийяру Дмитрий Косой Запись
Бодрийяр. Упразднение смерти Дмитрий Косой Запись
потеря самодостаточности Дмитрий Косой Запись
Путин как пустое место Дмитрий Косой Запись
институты государства Дмитрий Косой Запись
Великая Мать Дмитрий Косой Запись
бесполое в мифологии Дмитрий Косой Запись
мать-земля Гея Дмитрий Косой Запись
ошибка Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в миру Дмитрий Косой Запись
фашизм в Чечне Дмитрий Косой Запись
чиновник и фашизм Дмитрий Косой Запись
бесполое в религии Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и логика Дмитрий Косой Запись
бесполое как политическое Дмитрий Косой Запись
бесполое в искусстве Дмитрий Косой Запись
бесполое президентов Дмитрий Косой Запись
объект половой в Древнем Египте Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Левинаса Дмитрий Косой Запись
Путин и патриотизм Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления по Лакану Дмитрий Косой Запись
женщина как бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
логика толпы Дмитрий Косой Запись
фикция бытия Дмитрий Косой Запись
любовь как выбор Дмитрий Косой Запись
знамение смерти Дмитрий Косой Запись
бесполое с шизоидным Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и эротика Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и идеология Дмитрий Косой Запись
брак в бесполом Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела о самодостаточности Дмитрий Косой Запись
государственник Путин Дмитрий Косой Запись
рождение либерал-фашизма в России Дмитрий Косой Запись
жизнь как смерть Дмитрий Косой Запись
религия в стремлении к смерти Дмитрий Косой Запись
лучше умереть, чем жить среди неверных Дмитрий Косой Запись
любовь как освобождение Дмитрий Косой Запись
фашизм и смертная казнь Дмитрий Косой Запись
Трамп как политик Дмитрий Косой Запись
атараксия Дмитрий Косой Запись
Домострой Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в терроре Дмитрий Косой Запись
время в науке Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и война Дмитрий Косой Запись
секс как культура Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в исламе Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и сказка Дмитрий Косой Запись
необходимость опыта Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела в политике Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и развод Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и выбор Дмитрий Косой Запись
политика как лицемерие Дмитрий Косой Запись
мужчина в представлении женщины Дмитрий Косой Запись
существует ли существование? Дмитрий Косой Запись
Лиотар. Знание как наука Дмитрий Косой Запись
Гамлет как пародия на справедливость Дмитрий Косой Запись
дух и материя Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Чехова Дмитрий Косой Запись
философия как верхоглядство Дмитрий Косой Запись
культура бесполого в США Дмитрий Косой Запись
вина как религиозное понятие Дмитрий Косой Запись
бесполое и секс Дмитрий Косой Запись
Спаситель и дьявол Дмитрий Косой Запись
кастрат искусственный Дмитрий Косой Запись
любовь в исламе Дмитрий Косой Запись
брак как разменная монета Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и сознание Дмитрий Косой Запись
судьба реформатора при либерал-фашизме Дмитрий Косой Запись
вера и закон Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления и философы Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления и соблазн Дмитрий Косой Запись
мировой разум Дмитрий Косой Запись
Путин и вопросы Дмитрий Косой Запись
индивид и его значение Дмитрий Косой Запись
замуж собираясь Дмитрий Косой Запись
последний либерал Дмитрий Косой Запись
эротика бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
девственность как выбор Дмитрий Косой Запись
пресс-конференция не для граждан Дмитрий Косой Запись
Путин как боец Дмитрий Косой Запись
Путин о молодёжи Дмитрий Косой Запись
Фуко об экономике Дмитрий Косой Запись
что такое женщина Дмитрий Косой Запись
женщина и архетипы Дмитрий Косой Запись
толпа и образ Дмитрий Косой Запись
цитата Сталина Дмитрий Косой Запись
Чикатило как муж Дмитрий Косой Запись
Парменид. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
Хайдеггер. Истина Дмитрий Косой Запись
современная женщина как она есть Дмитрий Косой Запись
биопол в различии своём Дмитрий Косой Запись
либерализм о выборе Дмитрий Косой Запись
Демокрит. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
Камю как мыслитель Дмитрий Косой Запись
Мерло-Понти как мыслитель Дмитрий Косой Запись
Цицерон как мыслитель Дмитрий Косой Запись
история как кризис Дмитрий Косой Запись
Фромм о любви Дмитрий Косой Запись
брак - это долг или необходимость? Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Андрея Платонова Дмитрий Косой Запись
Лем как философ Дмитрий Косой Запись
любовь и дружба, сочетаются ли? Дмитрий Косой Запись
свобода как принцип Дмитрий Косой Запись
Фреге как философ Дмитрий Косой Запись
Витгенштейн о символических действиях Дмитрий Косой Запись