бесполое Тела и вещь

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Батай здесь описывает переход от абсолютного Тела к бесполому и роль вещи в этом процессе, где вещь используется уже двояко, разделяя по сути и полезное назначение, где и формируется социальное Тела. Добавлю, не стоит путать социальное Тела с правовым, одно верой, другое правовой системой организуется.

Жизнь человека ввергается в двусмысленность, в которой и пребывает: она приписывает ценность, престиж и жизненную истину отрицанию рабского использования благ, но в то же время сама рабски использует это отрицание. С одной стороны, в полезной и уловимой вещи оно различает то, что ей необходимо, что может служить для ее роста (или поддержания), но как только ее перестает связывать непосредственная необходимость, эта "полезная вещь" уже не может полностью отвечать на ее запросы. Тогда она обращается к неуловимо-бесполезному применению самой себя, своих благ - к игре, но при этом она стремится уловить то, что сама же пожелала оставить неуловимым, использовать то, чью пользу она отвергла. Мало того, что левая рука знает, что дарит правая: она еще и старается исподтишка забрать это назад.
Общественное положение - всецело результат такой искаженной воли. В некотором смысле положение - противоположность вещи: его основа сакральна, и общее распределение социальных рангов называется иерархией. Можно лишь предвзято рассматривать как вещь - готовую к использованию - нечто по сущности своей сакральное, совершенно чуждое той профанно-утилитарной сфере, где рука ничтоже сумняшеся, в рабских целях, машет молотком и вбивает гвозди в дерево. Однако двусмысленность точно так же обременяет собой императивы профанных операций, как она обессмысливает и превращает в явную комедию неистовую ярость желаний.
С этого компромисса, заложенного в нашей природе, начинается длинная цепь обманов, ошибок, ловушек, цепь эксплуатации и гнева, которыми на протяжении веков обусловлена видимая бессмысленность истории. Человек неизбежно живет в мираже, мистифицирует себя собственной рефлексией, поскольку он упорно хочет улавливать неуловимое, использовать как орудие всплески утраченной ненависти. Положение, где потеря оборачивается приобретением, соответствует деятельности ума, сводящего объекты мысли к вещам. В самом деле, противоречие потлача* проявляется не только в ходе всей истории, но и более глубоко - в процессе мышления. Дело в том, что мы вообще, в жертвоприношении или потлаче, в действии (истории) или созерцании (мышлении) вечно ищем ту тень - по определению неуловимую, - которую тщетно зовём поэзией, глубиной или сокровенностью страсти. Мы обязательно бываем обмануты, так как хотим уловить эту тень.
Окончательно постичь объект познания мы могли бы лишь при условии, что исчезнет само познание, которое желает свести этот объект к подчиненным и управляемым вещам. Конечная проблема знания та же, что проблема истребления богатств. Нельзя одновременно знать и не уничтожаться, нельзя одновременно истреблять и увеличивать богатство.
*) Дар - не единственная форма потлача: сопернику бросают вызов и торжественным разрушением богатств. Это разрушение в принципе предназначено мифическим предкам получающего дар; оно мало отличается от жертвоприношения. Еще в XIX веке случалось, что один из вождей тлинкитов являлся к своему сопернику, чтобы у него на глазах убивать рабов. По истечении определенного срока разрушение возмещалось закланием еще большего числа рабов. Сходные институты существуют у чукчей северо-восточной Сибири. Они режут целые упряжки собак, имеющие большую ценность: соперничающую группу нужно испугать, так чтобы у нее дух захватило. Индейцы северо-западного побережья сжигали деревни или разбивали в щепки лодки. У них бывают особые медные слитки, украшенные символикой и наделяемые условной ценностью (в соответствии с их известностью, древностью); иногда эти слитки стоят целое состояние. Их бросают в море или ломают
Парадокс "дара", сводящегося к "приобретению власти"
Поставленная проблема - это проблема траты излишков. С одной стороны, мы должны дарить, терять или разрушать. Но дар был бы бессмысленным (а значит, мы никогда и не решились бы ничего дарить), если бы не осмыслялся как приобретение. Таким образом, дарение должно превращаться в приобретение власти. Дар позволяет дарящему субъекту превосходить себя, а взамен подаренного предмета субъект приобретает превосходство; свою доблесть, на которую ему хватило сил, он рассматривает как богатство, как власть, отныне принадлежащую ему. Он обогащается презрением к богатству, и то, чего он алчет, становится результатом его щедрости.
Но он не смог бы в одиночку приобрести власть, основанную на отказе от власти: если бы он разрушал объект в одиночестве, в тишине, никакая власть из этого не возникала бы, в субъекте было бы только одностороннее отчуждение от власти. А если он разрушает объект перед другим человеком или же дарит его, то в глазах этого другого дарящий действительно обретает власть дарить или разрушать. С этого момента его богатство заключается в том, что он употребил богатства по своему усмотрению в соответствии с сущностью богатства; он богат тем, что демонстративно истребил то, что становится богатством лишь в момент своего истребления. Но богатство, осуществляемое в потлаче - в потреблении ради другого человека, - фактически существует лишь постольку, поскольку в результате истребления богатства этот другой изменяется. В некотором смысле, подлинное истребление богатства должно было бы осуществляться в одиночку, но тогда оно не имело бы завершения, которое сообщается ему действием, оказываемым им на другого. И действие, оказываемое на другого, обладает именно властью дара, которая приобретается в результате утраты. Образцовая сила потлача заключается в возможности для человека завладеть ускользающим от него, сочетать безграничное движение вселенной с присущей ему самому ограниченностью.
Пожалуй, следует указать здесь, что чтение "Опыт о даре. Форма и основание обмена в архаических обществах" Марселя Мосса легло в основу исследований, результаты которых я публикую ныне. В первую очередь именно рассмотрение потлача привело меня к формулированию законов общей экономики. Но небезынтересно отметить и специфическую трудность, которую мне стоило немалых сил преодолеть. Основные принципы, вводимые мной и позволяющие интерпретировать большое число фактов, оставляли в потлаче, который для меня оставался их истоком, некоторые необъяснимые элементы. Потлач не может односторонне интерпретироваться как потребление богатства. Только совсем недавно мне удалось преодолеть эту трудность и дать принципам "общей экономики" довольно двойственное обоснование: дело в том, что расходование энергии всегда есть противоположность вещи, но оно принимается во внимание лишь тогда, когда вступает в порядок вещей, превратившись в вещь.
2. Кажущаяся бессмысленность даров
Но, как говорится, "нельзя и дарить и удерживать".
Желание одновременно быть безграничным и ограниченным противоречиво, и в результате начинается игра: дар ничего не значит с точки зрения общей экономики, расточение существует только для дарящего.
К тому же оказывается, что дарящий лишь на первый взгляд в проигрыше. Он не только имеет власть над тем, кому преподнесен дар, но последний обязан разрушать эту власть, возвращая дар. Соперничество даже влечет за собой необходимость еще более значительного дара: чтобы отдариться, получивший дар должен не только освободиться, но в свою очередь навязать "власть дара" своему сопернику. В определенном смысле подарки возвращаются с лихвой. Таким образом, дар оказывается противоположностью того, чем он казался: дарение - это очевидная потеря, но эта потеря приносит явный выигрыш тому, кто теряет.
Собственно говоря, эта кажущаяся нелепость и противоречивость потлача обманчива. Первый из дарителей получает очевидную прибыль, возникающую из разницы между его подарками и теми, что ему возвращены. Чувством приобретения - приобретения власти - и победы обладает лишь тот, кто отдаривается. Просто на самом деле, как я уже говорил, потлач в идеале не может быть возвращен. Выигрыш от него никак не отвечает желанию получить прибыль. Напротив, получение его подталкивает - и обязывает - отдать больше, так как в итоге необходимо освободиться от наложенного им обязательства.
3. Приобретение положения в обществе
Несомненно, потлач не сводится к желанию потерять, но дарителю он приносит не обязательно приращение возвращенных даров тому, за кем остается последнее слово, он обеспечивает положение в обществе.
Престиж, слава, положение не должны смешиваться с властью. Точнее, если престиж и является властью, то лишь постольку, поскольку сама власть не рассматривается в понятиях силы или права, к которым ее обычно сводят. Следует даже сказать, что тождественность власти и способности терять имеет фундаментальный характер. Многие факторы мешают ей, накладываются на нее и в конце концов побеждают. Но в конечном счете ни сила, ни право с человеческой точки зрения не составляют основы ДЛЯ дифференцированной ценности индивидов. В ряде очевидных пережитков прошлого положение в обществе решительным образом меняется соответственно способности индивида к дарению. Животный фактор (способность побеждать в схватке) сам в целом подчиняется силе дара. Конечно, это власть присваивать себе место или блага, но также и феномен человека, полностью ставящего самого себя на кон. Собственно, дарственный характер применения животной силы очевиден при борьбе за общее дело, которому боец отдает себя. Слава, следствие превосходства, сама есть нечто иное, чем способность занять чужое место или завладеть чужим имуществом: она выражает поток безумного исступления, неумеренной траты энергии, которые имеют место в пылу борьбы. Сражение считается славным, поскольку оно всегда в какой-то миг выходит за пределы расчета. Но мы плохо поняли бы смысл борьбы и славы, если не соотнести его, хотя бы отчасти, с приобретением положения в обществе, с безрасчетной тратой жизненных ресурсов, наиболее отчетливой формой которой является потлач.
http://www.fedy-diary.ru/html/052012/15052012-05a.html Жорж Батай "Проклятая часть"

Связанные материалы Тип
Путин новатор или ретроград Дмитрий Косой Запись
рождение Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и забота о вещи Дмитрий Косой Запись
арифметика любви Дмитрий Косой Запись
Батай о совдепии Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и влечения Дмитрий Косой Запись
внебрачная половая жизнь Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела о Толстом Дмитрий Косой Запись
женщина в мыслях и афоризмах Дмитрий Косой Запись
судьба женщины Дмитрий Косой Запись
психоанализ о цивилизации Дмитрий Косой Запись
кто победил Дмитрий Косой Запись
российское, родное Дмитрий Косой Запись
мистика бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в отношении Дмитрий Косой Запись
Шекспир о шизоидном Тела Дмитрий Косой Запись
женское принимающее Дмитрий Косой Запись
играющая девочка Дмитрий Косой Запись
Данте о едином Тела Дмитрий Косой Запись
онтология биополов Дмитрий Косой Запись
Онтология Тела Чикатило Дмитрий Косой Запись
из жизни Чикатило Дмитрий Косой Запись
нарцисс Дмитрий Косой Запись
компенсации шизоидного Тела Дмитрий Косой Запись
Шпаликов. Человек без прошлого Дмитрий Косой Запись
жизнь как сон Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Маркса Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Хайдеггера Дмитрий Косой Запись
супружеская измена Дмитрий Косой Запись
христианство и плоть Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и свобода Дмитрий Косой Запись
писатель про любовь Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела по Беккету Дмитрий Косой Запись
пафос Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела об искусстве Дмитрий Косой Запись
российский депутат Дмитрий Косой Запись
Конфуций о женщине Дмитрий Косой Запись
диалог о жизни Дмитрий Косой Запись
толпа и марксизм Дмитрий Косой Запись
Крым как территория заблуждения Дмитрий Косой Запись
логика холуя чиновника Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в сексуальном Дмитрий Косой Запись
Единое толпы Дмитрий Косой Запись
диалог как представление Дмитрий Косой Запись
брак как институт Дмитрий Косой Запись
Тело и практики общения Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Ясперса Дмитрий Косой Запись
чувство природной женщины Дмитрий Косой Запись
сексуальные излишества Дмитрий Косой Запись
мнимая критика Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления в реальном Дмитрий Косой Запись
любовь в объекте сопротивления. Дмитрий Косой Запись
половое Тела и наука Дмитрий Косой Запись
либерал-фашизм и индивид Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и наука Дмитрий Косой Запись
Фуко. Бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
Фуко как философ Дмитрий Косой Запись
женщина о мужчине Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и познание Дмитрий Косой Запись
любовь на двоих Дмитрий Косой Запись
смысл запретов Дмитрий Косой Запись
вера как понятие Дмитрий Косой Запись
философ бесполого Тела Дмитрий Косой Запись
философия шизоидного Тела Дмитрий Косой Запись
потеря самодостаточности Дмитрий Косой Запись
политический юмор Дмитрий Косой Запись
бесполое и познание Дмитрий Косой Запись
институты государства Дмитрий Косой Запись
ошибка Дмитрий Косой Запись
бесполое в религии Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и логика Дмитрий Косой Запись
бесполое в искусстве Дмитрий Косой Запись
"Иванов" Чехова Дмитрий Косой Запись
государство и информация Дмитрий Косой Запись
речь Путина Дмитрий Косой Запись
любящим Путина Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления Ульянова Дмитрий Косой Запись
секс как препятствие Дмитрий Косой Запись
о женском. Афоризмы Колетт Дмитрий Косой Запись
объект половой в Древнем Египте Дмитрий Косой Запись
объект половой в Древнем Египте Дмитрий Косой Запись
мудрость древних Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Левинаса Дмитрий Косой Запись
любовь Тела Дмитрий Косой Запись
Путин и патриотизм Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления по Лакану Дмитрий Косой Запись
женщина как бесполое Тела Дмитрий Косой Запись
Деррида. Объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
Штирнер о древних и новых Дмитрий Косой Запись
толпа и масса Дмитрий Косой Запись
логика толпы Дмитрий Косой Запись
варварство Дмитрий Косой Запись
любовь как выбор Дмитрий Косой Запись
мода Дмитрий Косой Запись
бесполое с шизоидным Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое в выборе партнёра Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и террор Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления и Тело Матери Дмитрий Косой Запись
российская философия Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления и любовь Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и любовь Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и государство Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и объект сопротивления Дмитрий Косой Запись
вымысел больше реальности Дмитрий Косой Запись
за свободу надо бороться Дмитрий Косой Запись
Домострой Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и информация. Дмитрий Косой Запись
чиновник и гражданин. Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в политическом Дмитрий Косой Запись
время в науке Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела в сексуальном опыте Дмитрий Косой Запись
бесполое и половое Тела Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и оргазм Дмитрий Косой Запись
равенство полов Дмитрий Косой Запись
женская проституция как миф Дмитрий Косой Запись
женщина в сексе Дмитрий Косой Запись
наука об индивиде Дмитрий Косой Запись
психолог о женщине Дмитрий Косой Запись
брак и свобода Дмитрий Косой Запись
существует ли существование? Дмитрий Косой Запись
шизоидное Тела Больцано Дмитрий Косой Запись
престиж женского Дмитрий Косой Запись
сексуальность женщины Дмитрий Косой Запись
женщина - это и профессия Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Хакамады Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и технологии Дмитрий Косой Запись
лицемерие Дмитрий Косой Запись
происхождение мифа о бессознательном Дмитрий Косой Запись
объект сопротивления Высоцкого Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и феминизм Дмитрий Косой Запись
вина как религиозное понятие Дмитрий Косой Запись
выбор как фикция Дмитрий Косой Запись
женщина как объект половой Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела о семье Дмитрий Косой Запись
романтика и секс, что общего Дмитрий Косой Запись
любовь и ненависть Дмитрий Косой Запись
женщина как предмет изучения Дмитрий Косой Запись
Секс, просвещение или пропаганда Дмитрий Косой Запись
Павленский в искусстве Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела Ленина Дмитрий Косой Запись
бесполое Тела и брак Дмитрий Косой Запись