Сергей Васильевич Минеев. Метафизика скорости света

Информация
Год написания: 
2020
Проза,ру
Систематизация и связи
Онтология
        В агрегации онтологического  эфемеронного постулирования (тождественность идеальной точки и перспективы бытия как целостности в одиозности Абсолюта ничто) приемлемо  понятны\продуманы подходы квантовой физики, роль неопределенности, роль суперпозиции и вариабельности на краях онтической актуальности микромира, понятны  как факторы, факты и фактура  муляжированности бытия как такового, понятны и транслируются авторскими текстами  до образования тавтологического массива («повторенье – мать ученья»).
       Пожалуй, мегамир, в лице своих физических феноменов «Большого взрыва» и постоянства скорости света в вакууме (как мировой константы связанной  с условиями аберрации\искажения\относительности  физического пространства-времени)  предопределил  авторское желание вшить\расширить\дополнить соответствующую тематику в содержательность базы складывающейся тавтологии.

        Недоумение, тупиковое вопрошание   вызывает устоявшаяся общеизвестная парадигма само-развития «всего\любого онтического» начиная с некой априорно-подкинутой (как наиболее адекватный космологический вывод,  сформированный  из данных астрономической эмпирии) изначальной точки в качестве единственной причины и исчерпывающего материала  перцептуального\объективированного пространства, определяемого как однозначность некой суммы конкретных моментов времени прошлого и настоящего, как факта полноты состоявшегося\становящегося\устанавливающегося бытия.
        Но, в современном теоретическом состоянии,  это странное бытие, странная «состоявшесть» всемирового полета в бездну изменения, в котором онтическая конкретика взахлёб питается временем («будущим времени»)  и, которое, наряду с компонентой причинно-следственной игры оттеснения смыслов за пределы горизонта практического использования, в своём онтологическом корне есть  НИЧТО  в модусе неопределенности, т.е. в фактологической сумме этой осцилляции, которая вместо фиксированного абсолютного бытия проявляется только в своей  онтической неполноте как всего лишь та,  или иная степень вероятности\вариабельности\суперпозиционности, т.е. всего лишь в качестве миража вполне осуществленного бытия.

        Странно выглядит для  заинтересованного субъекта-исследователя время бытия в картине изложения его ментальных феноменов в сумме своей представленных в виде «четвертой координаты»\»мировой линии»  бытологически истолкованного трехмерного пространства, что давно уже позволяет принять серьёзность парадигмы,  в которой всё «процессуальное»   представлено в своей,  именно структурной чистоте (эквивалентность перцепции движения и его отображения в виде рисунка\текста\схемы;). Вопрос\темнота только о метафизическом  размещении «библиотеки» всех таких текстов, включающем тексты не только сугубо объективированные\физические, но и, исчерпывающе, - значения всех субъективированных квалиа-передряг и их коллизий мятущихся в голове каждого из нас.  Но, мы-то, как раз,  в этой теме, читатель!
 
         Приписываемая времени формула «прошлое-настоящее-будущее»  ох какой кентавр!, ух какой винегрет несъедобный, если пройтись по его испытанной в веках рецептуре!
          По другому,  о нем, перелицовывая слова,  и не сказать :
«прошлое» - подразумевание бытийной\онтической конкретики, которой в настоящем моменте времени уже нет,   т.е. она имеет статус актуального  ничто;
«настоящее» – конкретика наличности «здесь и сейчас», шагренева кожа некого момента\мига,  реальнее\экстремальнее которой нет ничего. Собственно это фасад бытия ( и если основание бытия тонет во мгле пересудов, то его, так сказать,  «фасад», есть очевидная\(эталонная\исходная данность, «когито»), и, как данность абсолютно-несомненная,  перцептуально  пребывает за гранью какого-либо сомнения на предмет того, что она есть нЕчто состоящее  в абсолютном\индикативном отличии от аналогичным образом перцептуально воспринимаемого\понятого нИчто);  но откровенно (не сокрыто и тайно, не опосредовано) пропитанное  смолой ничтожения (движением) так обильно, что, копаясь, горизонт  физики в «в пост – атомном похмелье элементатива» находит\полагает в ней только некие подразмытые «силовые» «энергетические» взаимодействия\поля\(геометроидной основы вибрации струн\мембран)  в дискретном квантовом исполнении суперпозиционной неопределенности ;
 «будущее» – актуальный модус ничто, неопределенность в вероятностно-статистической расфокусировке детерминизма причины и следствия, т.е. онтически, содержание будущего целиком вырастает\родится из состоявшейся но ушедшей в небытие коллизии  конкретики прошлого времени в средоточии движения\процессуальности настоящего момента времени, парадоксальный статус которого (момента настоящего времени) заключается во всяческом отсутствии всякого движения (по существу своему это лишь некий «квант» некого  настораживающего таинства  носителя\субстрата движения несомненно, «таинства», ибо перцептивно  пребывающего в мире бытия сознания).   

         Как видим – везде, во всех случаях в противостоянии с анклавом конкретики прошлого и настоящего, присутствует одна и та же постоянная (ничто) в аберрации «когито». 
       Тем более разным образом, но рецепт этот (в лице хора вербальных исполнителей, разумеется)  норовит взаимно перемешать\миксировать до неузнаваемости, до перехода одной номинации в противоположную, свои ингридиенты (структурные составляющие «динамичны»:  будущее станОвит конкретную однозначность настояшего и прошлого, настоящее станОвит и хранит прошлое; прошлое, мутируя в настоящем, мотивирует многие аспекты настоящего и будущего конкретики бытия) между собой по «законам причины и следствия»,  сметанизированные «вероятностными» так, что  вероятностным (читай: суперпозиционным) образом назначенные компоненты прошлого (да и будущего в виде «дармового» выигрыша\совпадения) содержания (которых по версии слова уже и след простыл), рулят выборкой в ничто (расплачиваются своим пятаком из давно и навечно утерянного кошелька)  будущего. 
         И весь этот вселенский кавардак для того только происходит\затеян, чтобы  на весьма короткое, в принципе - смертное\сменяемое\темпорализованное мановение суетящегося «к своему ничто» настоящего, показать в рубрике этого  «настоящего времени» некую сведенную собственным сумбуром более-менее вменяемую перцептуальную картинку бесследного процессуального саморастворения опять-таки в ничто.
         Не правда ли, формат ситуации чем-то напоминает птолемееву тему небесного хода и планет, и Солнца, и Луны вокруг Земли? – всё верно на бумаге и всё совпадает с ментальностью и достоверностью «полуглаза», да только, как водится, «забыли про овраги».

      В эфемерономонизме куда всё проще и «примитивнее».  Явная, выложенная напоказ «убогость»\(простота и доступность для каждого) его средств, выводов и приемов (зачастую воспринимаемые за слабость и наглую никчемность по типажу чеховской «палаты №6») индикатирует ближайшим образом заповедный Грааль  абсолютной истины.  Собственно, эта нарождаюшаяся теория и «заточена»\векторизована в своих устремлениях и желаниях, как авторский нарратив,  на простоту и родниковую прозрачность\подотчетность  любой философической  темы, но, отнюдь, хочется  надеяться, не на упрощенность и профанацию, хотя спекулятивный\схоластический аспект (отсутствие практического критерия) неизбежен, и проистекает понятным образом  из самой, общей для всех пользователей,  специфики предмета. Ситуация однако становится управляемой и достоверной  в рамках приоритета обыкновенного здравого смысла над нажитым грузом догматизма, привычек и ментальности (проще говоря – призываю побольше и «свежее» думать «своей головой», т.е. не впадать в священный трепет и ступор перед гениальными авторитетами). 
 
       Ярый эфемерономонист (явный или скрытый, самостийный\сорняковый,  или интеллектуально нагулянный,  неважно) вам сразу же заявит, что время, как и само презентующее его бытие, как и все предметы и события этого бытия, от начала и «на все времена»,  всё это  конкретно исполненные структуры-символы  избыточности\абстракции, структуры над-лежания ((пустые\\ничтойные по конкретно-телесному исполнению абстракции\(платоновские идеи, противостоящие диссипационному разнообразию\распаду\\детализации конкретики данности))), точнее, взаимного над-лежания\обоснования (до пестроты взаимного, если речь подбирается к разборке такого сложного для осознания  сознанием порядка, как мир\реальность перцепции самого этого сознания в составе всей силы его объективации в виде мира некой Вселенной,  и к поиску локализации в ней и собственного места проистекания).

       ((( Приостанавливая тему заголовка статьи, считаю необходимым предложить читателю, желающего более продуктивного  продолжения,  несколько отвлечься и освежить в памяти (при необходимости,  либо миновать, и здесь и, при встрече  далее, содержимое подобных скобок в скоростном режиме)  некоторые общие положения эфемерономонизма уже нашедшие своё отражении в более ранних авторских работах.
    
      Любые абстрактные объективированные структуры,  используемые вербально  (слова, понятия), подобно физическому пространству трёх измерений,  вполне этого же (по эфемеронным замыслам) рода. Т.е. они тоже пространственны, «ибо вмещают, ибо знаково-символизируют содержательность (хотя и конкретно-пустые, неопределенные - «не существует стола- вообще»), т.к.  они есть оттеснения\выхолощенность\избыточность конкретики (в противовес -  любое конкретное диссипирует\атомизируется\детализируется в своём идентификационном само-уточнении до некого безотносительного, ко всему и всякому эмерджентное\несводимое  абсолютного\пассивного\конкретного  элемента некой субстанции). (Эмерджентность\нередуцируемость\несводимость проистекает из гегелевской категории традиционно обозревающей «количество (элементивность) и качество (собственно - эмерджентность)».).
         За этим соображением  очевидно, что наряду с пространственностью ткань любой абстракции также имеет обратный, т.е.  конкретологический тренд,  уплощение\ограниченность,  диалектику которого составляет поглощение\(свертывание до узости конкретного)  малых абстрактных пространств всё более обобщающими, содержат (в силу чего, в обозначенных  рамках,  конкретны\онтичны) только условные метки\знаки\(специфические ракурсы отображаемых предметов\событий), только обобщенные количественные порядки конкретных бытийных феноменов », имеют «кажимость определенного объёма».

          В связи с этим и абстрактное, и конкретное - это направленность\нарратив\тренд имеющий определенную количественную означаемость\версию,  закрепленную в изъяснениях эфемерономонизма термином «элементивность» и понимаемую здесь как некое абстрагированное\смыслообразованное  количество эмерджентых\(несводимых в рамках той или иной реальности по каким-то причинам друг к другу элементов организующих своё  бытие\сосуществование\обустрой  под знаком того или иного конкретного пространства\матрицы), количество неких  счетных единиц\определенностей\страниц\эфемеронов из которых состоит пространство\список   общежития\общепребывания, включая и их совокупное смысловое пространство. Так, к примеру: звук, цвет, расстояние, чувство страха, местоположены в пространстве единого бытия, но являются онтическими феноменами  полностью  не сводимыми друг к другу, т.е. имеющими элементы абсолютных\непреодолимых границ друг для друга . Они не взаимо-заменяемы, они эмерджентны, и,  в этом качестве они исчисляемы, как некие единицы поля различАния.
         По существу «эмерджентность»,  этот манифест соседства, представленный  в  минимальном объеме своей содержательности как   первичная\элементарная дуальность с элементивностью равной двум составляющим (как видим здесь, уже зримо, нарождается бытийное\онтическое качество «исчисляемости\числа\количества», нарождается задолго до каких-либо иных эмердженций,  например времени, пространства, «нарождается», апеллированное в порядке надлежания вне них, поверх них , только и непосредственно к Абсолюту).  Понятно, что любые выделенные во времени моменты бытия  тоже эмерджентны\несводимы\неповторимы (как страницы-тексты книги), так сказать, они (онтологически) одноразового использования (поэтому большОе значение в эфемерономонизме имеет раскрытие  соотношения каким - образом эта "одноразовость\эксклюзивность\единичность" ухитряется в онтическом\актуальном пространстве бытия стать многообразием типажа; вечное исхитряется стать временем).    

           Эфемероны\части\неполнОты\составляющие любой матрицы сугубо эмерджентны\(абсолютно несводимы) друг к другу (абсолютно конкретны) в суперпозиционной логике матрицы, неважно, онтической или онтологической природы. Это их всеобщий порядок и свойство;  недопонимание этого момента сводит всё последующее прочтение к бессмыслице.   При этом обособленность эфемеронов не имеет границ раздела между собой в  ментально-привычном понимании, и, именно их «безграничное» слияние образует актуальную\онтическую целостность\определенность\монолитность матрицы\вещи\предмета\события.  Любая, самая невзрачная\онтическая матрица (не говоря уже об Абсолютной\онтологической матрице ничто\отсутствия)  играет\затеняет  роль онтологического абсолюта в связке с любыми своими эфемеронами исполняющих\моделирующих\ роли конкретных онтических миров\бытия. Более того, они, как неполноты в онтологии абсолюта матрицы,  предустановленно и невольно, с нашей\внешней точки зрения,  «взаимодействуют», образуя различные порядки\смыслы  надлежания\ «реальности», тоже\неотличимо эфемеронные.
           Эфемероны для внешнего наблюдателя, любопытствующего из окна бытия, открывают только горизонты\границы самой\своей матрицы, которая зачастую (но не обязательно)  имеет онтический аспект привычного, повседневного предмета или события, и, сами по себе, как непосредственные объекты,  получившие относительное\заимствованное бытие (ибо созданы; но,  созданы «не-актуальными», т.е. сугубо в мыслях\мнении стороннего матрице наблюдателя\субъекта, либо предустановленны в «растворенном» виде, объективировано,  как ситуативная предрасположенность\предопределенность) и имеют статус онтической окраины мира бытия. Так в бытии предмета (и предметов) приоткрывается нечто под именем ничто, как вполне бытийный знак завершения/отсутствия\границы всего и вся, символизируя «тело» ничтойной безднны, как специфическое  тело некой, надстоящей над всем бытийным матрицы. Но именно онтическая\конкретная мысль\ощущение\перцепция затеняет своё собственное онтологическое ничто, не принимая себя как часть,  а абсолютизируя свою конкретную данность\явленность\очевидность.
           Это статус соответствует, особой природы,  последнему\окраинному, наименьшему бытологическому заблуждению закрывающему мир ничтойного Абсолюта (в котором и сам наблюдатель\субъект, вместе со всеми  мыслями\делами\обстоятельствами его эксклюзивной судьбы, с позиции онтического\бытийного усмотрения, приобретает статус не более чем рядового эфемерона матрицы отсутствия, ибо априорно - неабсолютен).  В связи с этим стоит напомнить, что онтологическая  картина\проекция\полюс с её абсолютной неопределенностью («чистого листа бумаги»), полностью нивелирует и любую эфемеронную иерахию\идею, диссипирует любую эмерджентность  до уровня одинаковых идеальных точек\моментов (совокупность которых и диктует ВСЕ тексты), которые (в понятном естестве  Абсолюта) слиты как единое и единственное, т.е. в аспекте, исключающем какое-либо соседство, слиты до абсолютного состояния бесконечного\вечного Абсолютного отсутствия\ничто (естественно без всяких прорех и вольноправных бытийных оказий).
          Что касается «ВСЕХ»  текстов, то они (в бытийном плане)  нивелированы как те,  или иные избыточности, т.е. как предустановленно нереализованные\мнимые возможности идеальной точки\момента,  которая (естественно и понятно) и есть абсолютно-бесконечное интимное ничто, абсолютной бесконечности и вечности и, которой (т.е.Абсолютной матрице отсутствия) может противостоять только неполнота, как энергия мнимого\эфемеронного, т.е. чисто структурного и текстуального становления (что, однако,  в полноте и целостности своей, не мешает обнаруживать все смыслы реальности движения\становления, которые мы, например, перцептуально\фактично  имеем в «середине» личной своей судьбы\бытии, имеем как навязанность\неизбежность\данность, и, повидимому, абсолютно лишаемся на своём перцептуальном финише). 

          Онтически-упрощенные матрицы абстрагированные от времени (т.е. от  процессуальности), являются пласкатиками миража чистого физического пространства и  без учета этого тотального для таковых  фактора, на первый взгляд легко подвергнуть сомнению эксклюзивность любого эфемерона матрицы, выделив некое эфемеронное сообщество в котором, ну скажем геометрия\форма\размеры эфемеронов идентичны\одинаковы.  Но это «сходство» не срабатывает, ибо бытие онтической матрицы  обусловлено пространством физического\структурного надлежания  суть различАния которого,  во многом  состоит в сущностной РАЗНИЦЕ физического местоположения (геометрическая интерпретация\модус пространства), поэтому эфемероны ЛЮБОЙ матрицы действительно сугубо эксклюзивны\неповторимы\индивидуальны.
          Следует отметить, что любой эфемерон матрицы тоже\также является\мыслится и полноценной  матрицей, но любая матрица это створ\скрепа собственных онтических краёв в виде целостности\абсолютности матрицы и дискреты местничковой субстанциальности, к  которой, собственно,  и осуществляется эфемеронная привязка той или иной реальности эфемеронного мира со стороны   независимого  внешнего матрице наблюдателя, хотя все без исключения (как оказалось, приняв во внимание исчерпывающий спектр возможных эфемеронных привязок)  реальности, как «бытие в себе»  предустановленно всегда наличествуют в любой матрице (предустановленно наличествует, формируя такие эфемеронные нарративы,  как «передразнивание», «муляжирование», требующие отдельных пунктов разъяснения своей определенности).

           Физическое пространство бытия, которым мы (как правило) безотчетно пользуемся (и, даже можно сказать, расходуем), тотально, в силу чего оно единственно\эксклюзивно, оно избыточно любому предмету\событию  и вещи мира. Более того, оно (само по себе в недостаточной степени, но)  обеспечивает возможность\условия движения\перемещения\процессуальности объектов, обеспечивает,  пребывая в трактовке со временем уже как некая пространственно-временная избыточность пестрого своего,  предмето-событийного содержимого.
        По существу,  пространство момента с которого началась тема, превратилось в некую уплощенность\элемент\(не-идеальную точку) этого суперпространства пространства-времени с эмерджентными (относительно чистого пространства момента) возможностями в виде эфемеронов «движений и преобразований». Соотношение тотального пространства и «личного\геометрического » пространства  предмета, по существу своему,  есть фикция\мнимость  формируемая  некой процедурой удаления\изьятия набора других  квалиа избыточных пространству сущностей (цвет, вес, мысль и т.п.), после чего, естественно, дистиллят геометрии  предмета\событие просто исчезает из актуального поля зрения растворяясь в онтическом же пространстве . 

         Но мы, по той же причине и в пространстве-времени так же не отыщем абсолютно одинаковых\идентичных эфемеронов\циклов\движений, ведь занудные физикалистские процессии,  состоящие из триллионов циклов «одинаковых» слагаемых (начиная от механических, электромагнитных, биологических  и далее, любого ранжира),  протекают исключительно во времени, собственно которое и придает любому\каждому невзрачному слагаемому в упаковке своего момента столь же эмерджентный шарм эксклюзивности\различАния.
         Движние мысли в этом направлении приводит к пониманию того, что эксклюзивность, бытийное постоянство и повторяемость квалиа как одного и того же постоянного проявляющегося в разных моментах, случаях и ситуациях, есть следствие некого общего правила\зависимости  надлежания,   некого конкретного тотального над неким конкретным частным\ограниченным. Надо только должным \правильным образом сориентироваться в ситуации, методологически выделить и изъять лишние затеняюшие\запестряющие моменты, произвести доброкачественное уплощение (в отличии от огрубляющего примитивного упрощения ведущего к дилетантским выводам\срывам).

         Всё кажущееся идентично-одинаковым  (даже на уровне онтическом),  есть иллюзия\индикатор надлежащей тотальности (претензия абсолютности),  в рамках которой,  иллюзорное  многообразие поля конкретного,  предустановленно приводится\преобразутся в единое\единичное, в единый\единичный элемент\дискрету\дуальность некого над-стоящего пространства как  тотального.  По - видимому,  это некий достаточно бесконечный пред-онтологический спектр, из которого сознанию ограниченно раскрыты в его предустановленной ему данности такие определенности (в формате которых можно говорить о надлежании, о раскрытии в тотальность, т.е. в онтическое ВСЁ  и свертывании в элемент над-лежащего) как пространство, время, судьба, квалиа.   

         Естественным образом этот тренд имеет отношение, логически адресуется и к самому сознанию, к вопросу\проблеме его эксклюзивности\индивидуальности, его основной инструментальной функции состояться\быть\иметься\экзистенциировать в качестве потребителя данности оприходованной им только\исключительно как квалиа\ближайшее. Ну, и естественно требует найти всякому элементу своё место и роль. Хотя касательно «места» можно постулировать, что , онтологически,  оно изначально определено как любое «ближайшее» сознанию, определяемое как иллюзия соседства\бытия.

         Сознание обретает\(набирает как сумму моментов) свою полноту и всестороннюю исчерпанность только в формате конкретики своей судьбы и, в силу этого, матрица\тотальность пространства-времени способна исполнить полноту его объективационных запросов бодрствования исключительно в рамках неуничтожимости материи\энергии  (из объективационной могилы\склепа ,  где «ничто»  вообще есть абсурд, заменённый на процессуальность\превращения всякого рода и её объективные аспекты, им действительно некуда податься, даже исчезнуть онтическим образом).   И, совершенно  не способна, как ни старайся, обеспечить должным образом родные стены квалиа-обоснованности самого сознания, имея в рамках стратегии объективации только некие каверзные  намеки,  но намеки\вопросы неискоренимые.
 
           По-видимому, следуя формирующейся логике, чтобы сознание было в достаточной, перцептуальной степени  живой и дышащей само рефлексией пестроты, чтобы оно имело ощутимый\должный эмерджентный эффект (имело себя для себя, утратив статус предмета\зомби), как минимум (для обеспечения конкретики\эфемерона такого рода)  «надобиться» соответствующая надлежащая матрица (полагаю,  это и есть метафизическая судьба сознания) в которой элементов в виде эксклюзивных друг другу эфемеронов  суперпространства пространства-времени,  должно быть достаточно (элементивно достаточно) много. Т.е,  онтологически,  все истребуемые эфемеронные выписки, «конкретика эфемерона сознания», необходимые в системе  его исчерпывающей целостности, тоже представляют собой единичный\единственный эфемерон судьбы\целостности этого сознания.
            С обыденной  позиции нашего бытия, такое чудовищное общее\совокупное количество «кирпичей» отмеренной иерархической башни обеспечения капитанского мостика «когито» сознания, невозможно представить никаким воображением  онтического респекта. Но весь респект этот, что сто раз уже ясно, не в состоянии обыграть абсолютность собою же задуманной  постановки, ведь только Абсолют, «по настоящему» вечный и бесконечный Абсолют, известным отныне образом  способен «в- леготу», даже не замечая сотворенного, походя, в силу только своего местоимения,  качественно исполнить и сдать в эксплуатацию заявленные объёмы самостроя судьбы сознания.
 
         В заключение пространной ссылки, учитывая довлеющую зауженность основной темы, необходимо сказать , что мир эфемеронов любой матрицы априорно\заведомо  изымает из активного обращения понятие\экспликацию скорости ввиду его перевода в эфемеронную структуру соответствующего места-надлежания. Т.е. раскрывают аспект в котором все преобразования эфемеронов друг в друга, которые мысленно можно себе представить по поводу конкретной матрицы «мгновенны», ибо предустановленны. Тема «мгновенности»  это тема  бесконечной скорости, перемежающаяся с темой «совпадения» и темой эквивалентности неподвижности \неизменности, а так же  тема  структур, где в силу этого качества некий единичный элемент обладающий бесконечной  скоростью  представИм   как основа некого пространства в разверстке которого этот элемент присутствует\устанавливается «сразу и всюду», во всяком месте этой разверстки\пространства, обосновывая степень его муляжированности\неабсолютности (идея такой развертки была озвучена и имеет своих авторов сравнительно давно. При использовании здесь,  она аплицируется  на более широкий формат, нежели только физический).      
          Это предстоящая тема,  в ракурсе которой  бесконечная и нулевая скорости неразличимы и уживаются в едином феноменальном гнезде, но уже теперь своевременно будет сообщить о её эфемеронной обыденности, ибо скорость света ментализируясь в обозначенном створе, определяет тотальный порядок муляжирования бытия в его физической определенности (постоянная Планка), а так же задает всю и всяческую сущностную определенность онтического разнообразия\пестроты квалиа .
         Вся возможная совокупность действий эфемеронного театра на подмостках данной реальности осуществлена как бытие матрицы\предмета. «Всё эфемеронное» содержимое  матрицы недвижно и неизменно, мгновенно и вечно, т.е., с точки зрения ментальности наблюдателя и мгновенно. Мгновенно\«дальнодействующе» получен результат всякого взаимоотношения в суперпозиционном спектре своих вариантов (онтически\актуально это всецело соотносится с понятием «совпадения», т.е. события, скорость процессуры которого обоюдно  равна и  нулю и бесконечности.). Скорость не определена\вычеркнута из арсенала, т.е. получила статус сугубой неопределенности, онтологический статус онтического архаизма. Таким образом онтический феномен скорости может иметь место только в мираже бытологического основания (частью которого является разум\сознание и его ментальная определенность), т.е. его зависимое бытие имеет некие онтические пределы, некие максимум и минимум.  Но именно эта ситуация и есть ключ ко всему последующему разговору и выводам.))).
 

         …Никогда он (эфемерономенталист) не запамятует, выйдя за рамки общепринятого прегрешения умалчивания (а то и липы какого-нибудь приглянувшегося догмата), указать и на материал\кирпичи этого «надлежания»,  небрежно ткнув мизинцем на какую-нибудь завалявшуюся под забором кучу песка.  Укажет, объяснив в который раз,  методологический принцип эфемеронной привязки. Уяснит любому новичку (при желании оного), что и молекулярная куча песка и таинства микроструктуры любого уголка межгалактического пространства, онтологически  обустроены (т.е. абсолютно-выверенным  образом, не смотря на пестрОты эмерджентного различАния реального пшика и шика), в общем-то,  одинаково, а именно - обустроены в эфемеронной манере, обустроены как некие абсолютные отношения всякой взятой матрицы к суперпозиционным значениям образующих её монолит компонентов\элементов ((т.е. включая и все, по существу онтические значения матричного  опосредования между всеми её эфемеронными компонентами основывающими базу эмерджентного рАзличания в их эфемеронной непрерываемости\сплошности, их  (как некое ментальное мнение)  назначенное\навязанное предустановленной демиургией «стороннего наблюдателя» и  обусловленные как моменты\срезы мировой бытологической процессии в теле Абсолюта))  из сумм значений ничтойности которых,  и строчится «вечное» текстов вечного отсутствия её, матрицы,  эфемеронных компонентов, текстов ничто, в частности,   вытащенные из многочисленных карманов (см. выше)  вороватого времени. 
         Ибо,  пока по куче песка не прошлись «долото»\мысль иль лопата некого интересанта, ни вовсе не разжиться никому в иллюзорном миру взаимного соглядатайства  интересанта этого, (природной\объективированной, иль субъективно-желающего этиологии), не фигуркой, не фигулькой, не скульптуркой даже какой-нибудь самой завалящей,  вытворенной из песка подзаборного, ибо в онтической актуальности бытия они есть его ничто, в отличии от «подзаборной» (на начало её  «лопатоШной»  обработки, естественно).

        Т.е. любой эфемерономонист (как нешуточное порождение Абсолюта) берется  адекватно разъяснить (да ещё и добавив механерику – каким именно образом сотворена!) любому,  даже школьнику (не говоря уже о людях вконец просвященных и посвященных), что именно из ничто, ничто Абсолютного,   предустановленно сотворена и  куча эта, и лопата эта, да и сам интересант с его острым желанием\мыслью интеллектуально-физически поработать долотом своим именно на этой куче;  поработать, в силу  всецелой своей всесторонней обреченности  на автоматоидное бытие в естественном онтологическом  порядке привязки  с-генерировавшей соответствующую реальность «квалиа» судьбы означенного действа и всякого иного ей соответствия. В этом, кстати, заключено обычное\повседневное человеческое недопонимание онтологического значения судьбы, полагающее, что есть некие онтические моменты\действия\развороты\приемы\влияния способные откорректировать судьбу в неком волюнтаристском исполнении (хотя есть и - «от судьбы не убежишь»). 

        Ранее уже предложено схоластическое\эфемеронное раз-решение этого недоумения, как структуры первоначального\над-лежащего  этапа дуального\(«инь-янь») измерения мира,  его появления и истории из наэмерджированной глубины эмерджирующей (всякой) дуальности зачатка бытия (до состояния самораскрытия, в поле своих интенций\рефлексии обращенной на себя, факта надлежащего\избыточного физике вселенной и субъективности, заявляющего, способной заявить себе о себе самой, как о бытии декартовского «когито»).

         Понято и принято, что замена \подмена\эквивалентность бытийно-процессуального вещи\объекта\предмета\события ««вживе» - (по терминологии Хайдеггера)»» на чисто информационный\мертвый\неизменный\вечный вариант текстовой структуры,  доступна только в рамках исчерпывающего вариабельного\суперпозиционного  пакета,  пространство заключения которого,  есть неполнота надлежащей матрицы питающей,  целиком зависимые от её субстантива бытийные соки «бытия в себе», свои эфемероны.
           Доступна как столь же эфемеронный акт\список  НАДЛЕЖАНИЯ  судьбы  некого эфемеронного  сообщества, как, например, время\ движение/процесс  этого сообщества естественного абстрагирования конкретики (в парадигме раскадровки внутреннего, заимствованного  из бытия зрителя времени некого фильма, причем скорость\дискрета смены кадров в кинозале,  есть «онтические края объективированного механизма восприятия, обусловленного естеством зрителя», т.е. имеет порядки «избыточности» или неполноты, ибо время фабулы фильма полностью заимствовано, его присутствия нет ни в одном конкретном кадре).

          Весомость аргумента такого вывода автор находит в том, что в пестроте бытия (да и в самом бытии этой пестроты) нет ничего такого (предметы, события, пространства,  квалиа – последний по номеру более замысловатый феномен , но тоже вполне «под-падающий», как оказалось – см. далее), которое было бы способно оставить некий остаток, при любой степени\этапе своей  самой изощренной диссипации\расщеплении\детализации, оставить нечто большее, чем укладывающееся в прокрустово ложе дуальности\несводимости компактифицированное в первоначальные, т.е. наиболее простые и ясные свои значения, значения дуального зачатка первоистока бытия,  девственно\нетленно сохраняющиеся в каждой\любой точке миражированного пузыря текущего\настоящего совокупного (т.е. не только и не столько геометрического)  бытологического пространства.

           Это аргумент структуры, единственно-возможным способом формально заложенной в зачатке\дискрете дуальности, но рост и «эмерджентное\эксклюзивное  развитие» этой структуры аналитически представляет собой диссипацию\(онтологический распад) любого  этапа её бытийного становления (во всей событийной сумме процессирующей объектуры\субъектуры) до глубины бытия первоначального зачатка бытия (а мы знаем уже из более ранних авторских работ,  в каких своих моментах этот зачаток являет своё полное\Абсолютное  ничто,  представленное аргументом идеальной точки).
         Синтетически,  относительно каждого эмерджентного\эпохального этапа целостности этой бытологической структуры,  суммируется онтологический вывод,  в силу онтологического слияния идентичностей и абсолютной эксклюзивности неполноты ((онтические повторения невозможны, то, что мы видим как реальность бытия с «его законами и основаниями» исчерпывающе зиждется на онтологическом своде правил «зачавшей»\(предустановившей в свойственной ей механерике  как свою неполноту)  её «среды»  Абсолютного отсутствия)) каждого момента бесконечного и вечного полотна Абсолюта, вывод об абсолютной эксклюзивности и самостоятельности, онтологической независимости от какого-либо собственной истории, т.е. независимости и от  процедуры  онтологического\абсолютного НАЧАЛА (попутно это и отказ от процедуры вообще, отказ от всякого рода изменения\движения\процессуальности как таковых, отказ в пользу чистоты знака, чистоты  НЕВОСТРЕБОВАННОЙ  структуры).

       Начало (отформатированное как «дуальный зачаток», как эфемерон Абсолюта ничто, как избыточность\бытийность  структуры в виде двух  его идеальных точек отражающих неполноту возможностей такой процедуры относительно самодостаточности идеальной точки) полноценно сохраняется\(онтически реплицируется) как «энергия начала» на любом этапе и в любом произвольно-взятом элементе пестроты бытийного обустройства,  сохраняется (обуславливая все т.н. онтические законы сохранения – энергии , массы) в виде неискоренимой дуальности\несводимости\эмерджентности,  эталонная\родниковая  чистота которой так хорошо\незатененно просматривается в дуальном зародыше бытия.
          Онтическая реальность (субъект-объектная, например, в уплощенности «когито») сосредоточенная на себе, рефлектирующая на себя как мановение настоящего времени, онтологически, сама в себе есть своё и начало и конец, ибо есть, является  в полноте любых своих умыслов и значений,  сущностной дуальностью идеальных\дискретных точек своей пространственной  картины (т.е. сугубо онтической картины пространственного надлежания идеальной точки, онтической,  как субстантивная, поливариантная  иллюзия многообразия\повторения этой идеальной точки.  Надо заметить так же,  что в уплощении процедуры синтеза,  временнОй аспект объёма\надлежания отсутствует, ибо мы рассматриваем миг\момент\ «точку» потока времени мира, т.е. в чисто пространственной ограниченности\срезе).

          Ну, и в копилку тематики «о времени».  Надлежание эфемерона времени, как избыточности «каждому» такому\подобному моменту (коих предустановленно необозримо с онтической позиции;  суперпозиционный выбор конкретного варианта эфемеронного эксклюзива всегда осуществИм и содержателен,  если в меню застолья имеется ВСЁ),  т.е. сознание имеет, сознанию дан в его судьбийной конкретике,  перцептуальный факт («квалиа, эмоция»)  времени, в том числе и все последующие\исходящие попытки объективирования в консенсусе  тотально-надлежащей соотносительности прошлого-настоящего-будущего, в конценцусе общей точки отсчета циферблатов и часов. Решающим\доминирующим онтологическим смыслом времени является перцептуальность времени, т.е. многообразные онтические объективированные образы и порядки времени (онтически надлежащие\доминирующие) унифицированы в качестве «квалиа», в качестве «ближайшего».   

       Константа скорости света в смыслах и кондиции ОТО/СТО, оставалась неприкаянной обочиной,  отстраненной в деле теоретического\схоластического\спекулятивного осмысления ничто и, наверное, это даже совсем не правильно, ибо обладает, тематически, достаточным потенциалом убедительности.
        Кристаллизуется понимание, что постоянство скорости света, как одна из  знаковых номинаций составляющих спектр некого набора объективных границ и пределов, это также прямой показатель муляжированности\иллюзорности реального бытия, показатель\индикатор\факт имеющий априорное ядро основания в Абсолютном ничто, но  с «обратной\оборотной»  физической функцией\подоплекой,  нежели устоявшаяся апология предъявляемая современными взглядами на  механерику микромира (например, такая опция как  утрата конкретики и однозначности в явлености регулятора суперпозиционности с соответствующим математическим аппаратом вероятностно-статистического стиля).

           Скорость света, как константа и опция,  по своему, в своём ключевом нарративе раскрывает реку\ось\измерение муляжированности бытия, но уже с берега онтической целостности мира вселенной , и, имеет (как мне кажется), исходя из безуспешных попыток создания  теории объединения,  несовместимый в онтичности, математический арсенал примитивно\аватарированно отображающийся в римских и арабских цифрах (а именно – дискретность и континуальность).
           Косноязычие муляжированности  заключенное в дискретности, устанавливает пределы реализуемости и её вербального знака в разговорах\утверждениях о том, что всё есть ничто и ничего никогда не было (парадокс Винни-Пуха:  «кто-то же должен был сказать, что дома никого нет». То же самое сказать – всё состоит из идеальных точек и, затем споткнуться  на практике доказательства основанного на   несовершенстве\ограниченности собственного восприятия, технической ограниченности – «ремонт часов топором-колуном», поиск идеальной точки на коллайдере и т.д., ведь везде будут маячить и мерещится сомнение\заблуждение как шизофрения солипсизма, как энергетический запредельный гигантизм границы технологических возможностей.). 
      Что же такого эфемеронно-ценностного представляет из себя этот предел?  Ну, раз это предел тотальный, растекающийся по всем жилам  и капиллярам физики бытия (правда пока только в зоне его объективированной ограниченности), то это уже раскрывает его статус актуальной\онтической окраины, осознание которой придает речи онтологическую силу, убедительность и значение.

        В грубом\не-детализированном приближении трудности\проблемы попыток объединения  ОТО/СТО  и квантовой механики  видятся\мнятся автору, как следствие игнорирования опции муляжирования бытия (на основании физики\практики которой,  научно-мифологически домысливается\апроксимируется картина основания полюсов онтических краев, картина, которая обоснована на выводах возведенных только их фактов данности замкнутыми этими краями)  заключенные в предикации, в отношении\соотношении процессуальной актуальности и Абсолюта. И,  если связь между ними априорно-достоверна с одной стороны, то с другой, составляет компоненты вопрошающей структурной дуальности не вписанные пока в эфемеронный постулат эквивалентности пере-взаимо-замены движения и структуры, но по логике эфемерономонизма требующие регистрации  уз в тесноте немыслимости такого онтического брака. Метафизика как причина физического контекста движения, а следовательно и его скорости, в выразительных средствах этого контекста – неподвижна.  Воспользуемся испытанной «в боях» методологией упЛощения отнесенной к сути ОТО\СТО.   

        Скорость (смысл её бытия как меры и смысл фактуры скорости «как таковой»)  неоспоримо связана\определена с процессом\движением\временем, и, продолжая общеизвестные факты\установки  далее, – связана в физической парадигме с работой, энергией, пространством\перемещением (ибо изменяется конфигуратив структур\информаций\перемещений, сопровождается «сменой кадра»\момента на оси истории бытия), соотносительностью\(т.е. калибровкой, сущность\существо которой не зависит от абсолютного, хотя и не противоречит и этому возможному презенту).

       Краевое онтическое значение бытия скорости в любой её разновидности, есть пространство бытологических состояний совокупной значимости объектов\феноменов принятых сторонним наблюдателем (либо сторонним взаимодействием,  продиктованным  темнотой объективации, над-лежащими ей законами) на основании временнОй тотальности условно соотнесенная\приведенная к «субъекту» одного\единого  объекта\феномена (т.е. заключена в природе естественного пласкатизма этого наблюдателя, которую он инстинктивно пытается, в масштабе цивилизации,  демиургическим образом преодолеть\освоить творя и воздействуя на навязанную ему данность, пытаясь переиначить неопределенность ничто в конкретные планы\горизонты наук и развития). Оно (значение…) фактуально проявило запрос на свою дискретную природу в форме утраты, в размывании\размазывании, в вероятностных значениях траектории объектов микромира (но в пренебрежительной для практики степени «имеет место быть» и в реальности т.н. макромира, ну, и,  наверное, за компанию, даже и мегамира в образах мультиверса). 
        Поэтому, онтологически, скорость, в системе привязки к этой условности, есть ничто\(неполнота ничто), ибо самой по себе, без привязки к своему измеряемому «субъекту локации» понятным образом не существует (подобно процессуальности, энергии и т.п. ряду соответствующих абстракций\терминов).
         Ничто, это с одной стороны, с другой, как и время, как и вся объективация,  скорость есть перцепция стороннего ей её наблюдателя в абсолютных  величинах данности (позиционное расщепление времени на объективное и независимое от него перцептуальное\субъективное).

         В  онтических «единицах измерения тотальности», скорость, как целостный спектральный ряд своих (квантовых\дискретных) значений и отношений, подчинена в своем эфемеронном надлежании  процессуальному не существуя, феноменально не проявляясь вовсе, коли нет никаких конкретных изменений в соотнесенности измерения в её конкретном носителе (важный второй здесь момент вижу в соотношении абсолютных величин на граничных, онтически значимых позициях смыслов скорости в проблематике муляжированности бытия).
          Т.е. скорость, есть яркий пример абстрактива, органика взаимодействия которого состоит в опосредованном бытии – существовать, иметь некое бытие в себе только по поводу более тотальной неполноты отсутствия, коей здесь  является всякое изменение, всякая процессуальность  (которая есть ничто вне соотнесенности\привязки к какому-либо объекту) взятая как один из атрибутов бытия «когито». (( Аллюзия соотношения субстанции и порождений субстанции, матрицы и эфемерона .)) Так сказать «бытие взаймы» вся основа энергетической жизни в котором достоверно зиждется только на «субъекте» надлежания, неком смотрящем, определяющем возможности и поведенческие рамки объектуры\субъектуры того или иного эфемеронного острога\матрицы.

           Это, как видим,  весьма понятный\внятный  пример энергоидного потенциала неполноты (вполне увязанной с собственной обоснованностью, в отличие от любого иного субстанциального заблуждения), составляющий предмет онтологической характеристики основывающей всё онтическое ((но в нем присутствуя всякий раз как некая подмена\(смысловое оттеснение не содержащее смыслов полного обоснования собственной природы) – энергия, квалиа, движение, время, атом, ну и всякая прочая «эмердженщина»\несводимовщина\(мировой бытийный соблазн)  )). Объективированное значение скорости, как составляющего суммы бытия события\объекта  осциллирует в координатах объективное-субъективное  по пушкинскому типажу «движенья нет, сказал мудрец брадатый, другой смолчал и стал пред ним ходить, но…;  -и т.д., по первоисточнику» ( и только  в  солипсистском уплощении, о существе которого на древних площадках сугубо гениально ещё не помышляли, вполне стабильно). 
 
        Скорость, таким образом, органично связана с природой\гносеологией некого обобщенного\унифицированного наблюдателя – субъективного, объективного (отображающего отстраненную\«независимую» коллизию физического предстояния и взаимодействия предметов и феноменов темноты объективации данных субъекту перцептуально в виде того или иного результата\объекта\события ) статуса,  не важно, т.е. с тематикой  означенных феноменов актуальности, тематикой столь же бытийной по своему основанию,  как и весь массив в рамках ключа\задачи сопровождения (методологически это весомо, ибо ликвидирует условия привычной осцилляции).
        Но сама возможность бытия (пусть и соотнесенного, другого-то, абсолютного, просто нет) этого наблюдателя есть как раз функция показателя, так сказать - индикативно  коррелируется с шириной поля существования определенности скорости в её абсолютных для той или иной данной реальности, величинах.
         Технически,  ширина\(створ) эта выражается  в соотносительных значениях абсолютных пределов скорости.  В элементивном\количественном  количестве, как исчисление дроби (отрезков) вида (Х\х) по времени и по пространству (т.к. скорость включает в координаты своей определенности и пространство и время, можно сказать «состоит» из них).
         В локализации пространственной,  мы получаем метрически абсолютный размер\исчисление  мира\космоса  выражаемый как число элементов минимально-возможного размера (относительной метрики) укладывающийся, например по линии или по объему (в зависимости от складывающейся, практически, задачи) в фактические границы этого космоса, которые (границы) могут к тому же постоянно изменяться как калибровочное количество вычисленных единиц ,  прирост (не важно из-за расширения или, альтернативно,  дробления системного\структурного) которого, с точки зрения значимого стороннего наблюдателя (а это либо сам субъект  перцептуальной презентации, либо он же самый, но в объективирующем перцептуальном опосредовании, т.е. во взаимодействии предметов\часов),  ограничен, как оказалось в соответствии с фактами научной практики,  скоростью света. ((Качественный порядок\проект такого соотношения вероятно может быть представлен в цифрах  как минимальный объект\различАние размером порядка 10 см в степени минус 33 (х) и, физически обозреваемый размер вселенной 2х15 миллиардов световых лет (Х), «когда нахождение всё более далёких звезд закончится навсегда» .  ))   

         Здесь особо-важный момент рассуждений состоит в том, что именно границы физической\объективированной  доступности (визуальной\инструментальной), автором объявляются фактическими и единственными\абсолютными  границами всего реального пространства\массива вселенной на все её времена. И,  понятна (см. ОТО/СТО) ограничительная роль в пространственном и временнОм  дрейфе\лабильности этих границ именно в обналиченном факте предельно-возможной скорости.   

        Это очень важное для эмерджирующейся\прирастающейся  реальности техническое число, хотя далеко не числового вида константа, а только данность в своей определенности поступательного онтического развития. Именно это «развивающееся» число ответственно означает,  какой  «вообще»  уровень\степень  реальности декартовского «когито» (степень «квалийного ответа» в прогрессирующей эмердженции, т.е., например, феномен квалиа не мог иметь место на первоначальных эпохах Большого взрыва) может быть спровоцирован вероятностным образом  в лотерее коллизий активированных данной реальностью как своё бытие, а какие онтологически-принципиально (следовательно и онтически) (пока?) невозможны (эти «не могут» дополняют  бесконечное «ВСЁ» Абсолюта, только посредством механизма эфемеронного надлежания относительно фактуры реальности реперного усмотрения).

         Некое «когито» всегда провоцируется\предустанавливается (как исчерпывающая вариативность). Всегда, провоцируется  там,  где есть хоть какая-то мало-мальская зацепка о предмете реальности, провоцируется как бытийный ответ\отклик на недра того или иного (всегда и постоянно абсолютно недвижимого, и абсолютно предустановленного) надлежания неполноты Абсолюта.
          Камень, вирус, животное, растение, человек, сверхчеловек\разум, Бог. - Все эти абстрактивы,  как сугубая бытологическая конкретика действует, работает, думает, цветет, карает иль  спасает,  уж коли так или иначе наличествует данность хоть какого-то, пусть  даже самого завалящего «когито», которое, как и каждое, имеет свободу выдать\(предать, - в осуждаемом значении слова) и весь спектр совокупного этого ряда,   и свою состоятельность претензии на место в нем  перед  лицом собственной самоидентификации;  возможность и её, последней, впрочем, тоже надо заслужить именно  в порядке совокупления\протеже с означенным «особо важным техническим » числом.   Является незыблемым фактом\свидетельством, что в значимом этом отношении уровень подаренной провидением объективации, в виде «вселенной врЕменного пребывания», вполне обуславливает должное по «да-денной»\подареной данности,  цветение «когито» сознания сочинителя. Новые онтические волны пестроты усложнения\развития провоцируются внутри той или иной конкретной  реальности вероятностными \ лотерейными коллизиями. Однако любые из них – есть всё та же эфемеронная предустановленность матрицы Абсолюта. Таким образом, все реальности, миры бытологических реальностей, несомненно, сводятся\уницицируются\уплощаются до аспекта дуального зачатка,  из мгновенной сотворенности которого эмерджентно выщелучивается наша знакомая - скорость света в вакууме как онтологическое одеяние мира «когито» человеческого сознания.
          Вероятно, с этого момента речи, следует считать моменты времени бытия за пакет фактов эмердженции в количественных границах коэффициента естественной  муляжированности (постоянная Планка) нашей реальности. Считать  за пакет надлежащий\избыточный  всякому моменту бытия, т.е. за метафизическую опцию  слагающую симфонию времени нашего бытия «как такового».

          Скорость ограничена как мировой\вселенский пассаж (ограничена не только дискретно квантово-резко на уровне микромира), а безапелляционно и навсегда ограничена через аберрации движущегося физического\онтического объекта и его времени. И, разумеется,  не величина этого ограничения есть определенность онтического края бытия, а тот факт, что такое ограничение вообще имеется\заложено в естестве бытия\конкретики. Величина\число лишь провоцирует соответствующую силу квалиа-отклика в недрах коего сознание находит себя как своё жилище.
           И, чем ближе объект к фетишу, тем , согласно СТО/ОТО, логарифмически медленнее будут происходить наблюдаемые «со стороны» на объекте, пребывающем в состоянии движения, все процессы.  Настолько все, что утверждается - нет среди них абсолютно никакого репера позволяющего уличить в замкнутости объекта фальшивку расхождения с материнской средой,  в котором средоточен субъект наблюдения.

         С земной точки усмотрения движение\изменение\процессуальность там, наверху небосвода, сходит на нет;  там наступает уголок царства стабильности, вечного бытия (точнее, как конечный пункт вечного бытия момента), в котором по ходу чисто внешнего наблюдения в отношении сподвигнутого корабля,  асимптотически приближается эта константа скорости света.
        С позиции условно неподвижной точки отсчета Земли, время на ракете реально тормозится, масса\энергия – растет, грозя превратиться в вечность мига, в вечность мгновения.  ((И это определенный факт действительности  для физики реализующейся на поверхности сферы Шварцшильда, но, обращаю внимание на то, что это  факт физически пока неосуществлённый в природе черных дыр в совокупной этому поводу ограниченности  времени их «жизни» до своего логического, математически изложенного конца.  Ведь приближение к ней, сфере,  (в ментальности логизированного мира) имеет (объявленную теоретически)  вечную физическую природу в рамках муляжированного соответствия.)).

             Наблюдатель с Земли радуется, не понимая до конца весь трагизм не только своего, но и всей вселенной, положения; ведь как ни мал, скромен и далёк этот уголок асимптотической стабильности\постоянства,  но на судьбе его удачи уже произнесён печатными буквами алгебраических формул  всеобщий апокалипсис. Пойди дела хорошо, - т.е. скорость света всё же будет достигнута, то уголок этот зажует без остатка всю мировую округу начисто, не оставив  костей и самого наблюдателя.
         Но это ужастик  оторванного от жизни идеала мертворечия формул. Фактически, исходя из энергетических мотиваций, процессы лишь замедляются, ориентируясь в потенциально бесконечную перспективу энергетической расточительности, тем более любой наблюдатель не вечен и не бесконечен.

        Наивная относительность подсказывает, что у каждого своё горе – т.е.  в субъективности\перцептуальности пассажира\космонавта «летящего с субсветовой и, надо полагать, далее , и со световой скоростью»,  время не изменило откалиброванный темп, не потеряло в откровениях относительности своей силы соотносительности;  но… мир энергетическим образом  по ходу действа не на шутку коллапсирует в ничто идеальной точки во всём уродстве бесконечной массы из которой, если б эта гипотетическая фантазия была бы осуществлена, уже нет никаких сил разрулить забортное время мира ((которое, перед своей гибелью\кончиной, полагаю, незаметно для себя,  набирало и набирало темп, ускоренно (и однобоко!) проживая историю бегунка момента на шкале своей целостности, теоретически\континуально\асимптотически безвозвратно  уходящий в тахикардическую бесконечность, знамо дело,  не заканчивающуюся добром)) обратно, снизить скорость  или хотя бы  попытаться вырастить на манер Большого взрыва,  снова из идеальной точки сузившейся онтики,   именно свои пространства и свои времена,  как залог возвращения в отеческие  пенаты так неосмотрительно превратившими себя в физический нуль,  в квант с бесконечной или дискретной (за минусом послабления массы корабля и пассажира) некого ситуационного абсурда, то бишь энергии.  (Кстати,  попутный вопрос\проблема. Масса вселенной бесконечна и скорость света ракетой достижима только в пункте полного её энергетического расходования, что невозможно;  масса лимитирована, и , это, в своём скрупулезном исполнения, так же невозможно. Это «масса» и эта «энергия» в полноте своей отражает соответствующие кондиции\потенциалы дуального зачатка бытия, который только что и есть -  мнимость и (неполнота Абсолюта)\(избыточность идеальной точки).
          И всё же допустим. Уродство бесконечной массы давно превратило корабль и его пассажира в идеальную точку с позиции исчезнувшего мира бытия,  ведь полная энергия его (мира) полностью, без остатка,  пошла на разгон до заветной черты, в связи с чем, полагает автор,  масса\энергия на финише вдруг стала полным абсурдом и исчезла навсегда, - ведь мира-то (где физикой соотносительности котировался вес\масса  его значимости)  не стало.  И только со  сказочным нашим кораблем и его  пассажиром, согласно формулам физики ОТО/СТО/Лоренца, всё так же, по прежнему,  размеренно все дела идут своим чередом, хотя за бортом что-то, хотя и безделица, но изменилось.   
 
         И это не удивительно, ведь корабль, благодаря всечеловеческому безалаберному дерзновению, оказался (вовсе и уже) не в актуальном\онтическом\привычном пространстве, а благостью достигнутой константы  парит\летит\взмывает\обнаружился\(вдруг намертво остановился) в онтологической свободе ничто (мира-то нет!) с открытой настежь перспективой абсолютной вариабельности,  в пучине которой есть, несомненно, и искомый родной сердцу пилота вариант отсутствия  с цветущими вишнями\черешнями у дома родительского  сада. И он никуда не делся, но, поди ж ты, именно его-то  отыщи и разгляди в бездне бесконечного количества вариантов предстояния (с вечностью\бесконечностью так не шутят! ).

            (((Впрочем, весьма схожая фабула давно уже расчерчена в прессе, в неоднократных фантазиях на тему природы  погружения в недра черной дыры,  обходясь без всяких апокалипсисов, ведь дыра только и делает, что потребляет зазевавшееся вещество (да и поля\фотоны, наверное, а вакуум с его виртуальной челядью? –или это из другого оперного буфета  неподходящее меню ? Ведь как ни крути,  но физика вакуума имеет дело непосредственно с онтическими краями бытия и требует особливого подхода\дара речи о себе.).  Мораль однако из всех этих басен, включая ОТО/СТО, включая «теорию всего» Хо(у)кинга, одна: -  Образовавшиеся и образующиеся черные дыры в своё\наше время буквально пожирает\уничтожает своё нутро отсеченное т.н. «сферой Шварцшильда»  (пожранное - это вещество и энергия  сколлапсировавшей звезды честно устремлено всей своей массой действительно в идеальную точку  ничто за расчетно-посадочное время).
              Что касается «пожирания» онтического вещества (то, что не способно курсировать соседствуя, со скоростью света в вакууме, но способно к тому, чтобы реализовывать саму относительность\онтичность как таковую, в отличии от объектур световой скорости. Фотон может быть в относительных отношениях только ополовинено: массы нет; скорость –константа; обменные отношения с веществом сугубо подменные.)  мира-наблюдателя, то оно никогда не исчезнет из поля зрения наблюдателя, ибо асимптотически\вечно теряет активность темпа (попавшиеся в зону бешенной гравитации гамма-фотоны исчезают краснея\холодея повидимому бесконечно значительнее даже фотонов реликтового излучения, тогда где же их багровеющий спектр сияния черной звезды, какие «гюйгенсы» его оприходуют как реальный факт? Или это опять проделки муляжирования с его константами минимально-возможных порций энергии ) вследствии замедления времени его чертогов под влиянием тяготения.))).
 
          Но, позвольте,   для квантов света, гравитонов, нейтрино, да и ещё кое какой мишуры микромировой бесконечности, такая ситуативность нашей сказки дело вполне привычное. Пересчет их энергии (ответственной, по объективационной версии, за непосредственный их частотный окрас), на массу физического воздействия,  тоже дело наукой вразумленное, но массы покоя (онтической, актуальной массы, ядра вещества\бытия) «почему-то» у них нет,  ибо только толща звезды и в малой степени любого иного вещества («субъекты» объективированного «наблюдения»\взаимодействия) ненадолго, при пересечениях, подрезает им световые крылышки.

          Ну,  не могут они, по той же причине, что и нафантазированный корабль-призрак, ни замедлиться,  ни остановится, ни поглотиться (гравитоны, наоборот – излучаются, с фотонами – дело «тоньше», но тоже вполне поправимое), ни соотнестись (векторально куда ни плюнь – скорость их абсолютно одинакова; относительность их – ополовинена, ибо они есть «ближайшее»)  как ниспосланники наши онтологические, доносящие свои яркие, чистые цвета и иные тактильные прикосновения вовсе не от звезд, не из вакуумной виртуальной припудренности (объективационные миражи), а непосредственно из Абсолюта ничто, являясь деталями\частями целостности судьбы совокупного массива квалиа субъекта (естественно предустановленно локализующегося со всем своим онтическим багажем там же).

        Фигурально выражаясь,  каждая онтическая корпускула фотона, гравитона и иже с ними, «НЕМОЧНЫМИ  замедлиться»,  видит и имеет\несет\претерпевает  свой нескончаемый асимптотический путь ниспадая по своему как бы дробящемуся (вспоминаем прозрения и заповеди старика Зенона, но не относим их к расстояниям\длине\пути , а, скорее,  к спектру дискрет претерпеваемых\раскрываемых реальностей, их эмерджентной квази-цепочке) к центру идеальной точки, и, вовсе на котором не видит никогда и нигде  никакого нашего актуального мира «с другими собратьями похожего качества!», но, тем не менее,  так хорошо «им» освещаемого в горизонте субъективной перцетуальной выверенности наблюдателя.  (Но и только, ведь наблюдатель уже дорос до солипсистского заблуждения\пробуждения, т.е. до заключительного аккорда приоритета перцепции над объективацией, и, уже как век, будучи заголенный из ветхих одёжек объективации, гносеологическим образом  трепыхается в ничтойности собственного «когито».).

        Важно добавить: взятый единичный фотон, конечно же  не делает онтической  погоды (понятно – онтически, их надо оч. много, и, оч. разных;  либо хватит только одного, но в достаточной степени «быстого», чтобы быть\успевать «везде» как бы «сразу», т.е. в той,  или иной степени «муляжированно» обеспечивать иллюзию\видимость\данность   статики\неподвижности\неизменности\(видимость нулевой скорости)  присущей онтическому бытию), но факт конкретного цвета\цветоощущения в данности имени «когито»,  требует достаточного исполненного умножения\преумножения участников этого представления и в пространственной и во временной координатах мировой инверсии (в пределах параметра муляжированности бытия, конечно). 
        Но мы то уже установили,  где именно и по каким онтологическим делам разгуливает вполне себе нашенский и свойский  онтический фотон, яркие цветастые пятна и лучи реальной жизнедеятельности которого,  так волнуют, добирающееся до сути вещей,  сознание.  Он разгуливает на-пару с нашим сказочным пассажирским космопланом, которого земляне сумели таки превратить, силами разоренной своей вселенной, в такой же чистоты онтологический объект – эфемерон матрицы ничто (хотя есть пути и методики куда как более до бесконечности простые. Спросят – подскажем.). Он вечно «разгуливает» так сказать со скоростью «совпадения» в идеальном створе\диапазоне возможных скоростей от нуля до бесконечности,  предустановленно и неизбежно имея в своём континуальном спектре пункты муляжирования\дискретности соответствующие той или иной глубине реальности\бытия (камня, человека, растения, преона и т.д.).
           Ниже, завершающе, ещё раз кратко коснусь этой темы рассмотрев вариант запуска корабля-световика в энном количестве в отношении их конкурентного пожирания окружающего мира. В этом физическом шарже наглядно и выпукло проявиться онтология слияния, а так же метафизический постулат эксклюзивности (недопущение\исключение онтологического соседства).   

         Но мораль этой сказки весьма серьёзна и ведает о том, что всё, что физически являет\демонстрирует себя как обретшее заповедную скорость света в вакууме, с субъективной онтической\бытологической точки зрения (или темноты объективированного взаимодействия неких механоидных участников некого\любого события объективации),  является «наиближайшим»  своему, тому или иному наблюдателю, т.е. является квалиа\эфемероном,  является неким эксклюзивом с сохранением сущностного равенства принадлежания  матрице ничто (список разновидностей  онтических объектов,  для которых скорость света дело привычное, они, вечные, с ней «рождаются». По существу все такие разновидности, онтологически , имеют абсолютно неразличаемый  план – вот вам и «теория объединения»),  является  (онтически процветая как «многообразие и, многообразие разного» - с этим приложением количественной атаки  автор подразбирается далее)  онтологически  всегда\вечно одной и той же идеальной точкой  ((опосредуемой  онтологически - диспергированными, эксклюзивными наборами своей потенциальной избыточности, выражаемой как (неслыхАнное по дерзости в онтологическом пространстве) множество чего-то  «до идеальности-сходного» (гаек\болтов\шайб, атомов, фотонов), сумма онтической интерпретации  которых, одинаково бесконечна с интерпретацией Абсолюта, как суммы эфемеронов\недоимок его матрицы)).

        Разведкой на корабле-световике, ценой устроенного (по формулам великих) вселенского апокалипсиса, установлено, что его (фотона) прогулочный подиум, стало быть,  есть  безбрежное «пространство» Абсолюта  ((в котором подобных миров как наш, что куриных перышек на птицефабрике, и каждый из них требует и своего своевременного вмешательства освещения, отопления, а ведь фотон самим Абсолютом, как мы обнаружим по ходу дальнейшего продолжения разговора , приговорен на века быть онтологическим эксклюзивом\одиночкой, - вот и успей тут по всем курятникам (включая сновидения и деменции разного рода)  пробежаться. Как? Что присоветовать замыленному на службе фотону, об этом и разговор. Вообщем-то даже не присоветовать, но просто пожелать бегать достаточно ретиво, а лучше до упора –бесконечно ретиво, опережая любые запросы любой реальности,  т.е. совпадать с любой точкой подведомственного пространства, что означает полную его остановку, онтическое расщепление )),      а весь маршрут до его онтической цели, т.е. наш,  играющий  ЕГО  красками мир, здесь всего лишь идеальная точка являющаяся  его ближайшим (лететь  некуда в никуда и нигде), т.е., собственно, она есть его родная «квалиа» в своём родном онтологическом,  выщелученном от всяческой пестрятины\мишуры,  виде и обличьи.
          В итоговом обобщении перцепций (органических – зрение\тактильность и инструментально-опосредованных  – телескопы\микроскопы\коллайдеры) фотона, волн тяготения, нейтрино и им подобных  феноменов мира бытия, можно констатировать, что всё это  ЕДИНООБРА'ЗНЫЕ,  непосредственные\незатененные  лики Абсолютного ничто аналитически\вербально выверенные как «середина» ничто целостности\полноты\завершенности судьбы субъекта (субъекта, взятого, повидимому, в солипсистском варианте, ибо всякая объективация тут - только зависимое по бытию приложение\избыточность).
 
         Как средоточие собственного мира развернутого как дуальность бытия к цели, онтологический формат мира\бытия этого одного, неприметного в своём огромном спектральном ряде (а его богатства приобретены в порядке матричной  эмердженции простоты дуальности)_, фотона, стало быть,  весьма скромный, вернее абсолютно точечный, совсем не похожий на онтическую сопутствующую, всецело иллюзорную, пестроту восприятия субъектом-акцептором (элементивные, а следовательно и эмерджентные возможности которого, задаваемые в предустановке Абсолюта,  несравненно больше и достигают показателя\данности  витринного «когито»), ведь нет в его исконно- настоящих онтологических пределах ни пространства, ни времени, ни цвета, ни веса мало-мальского, даже тех мнимых и пре-ходящих как у нас с вами, читатель, т.е. нет всего того, что формирует, что необходимо хоть для какого-то бы то ни было бытологического различАния (нивелировка и обезличивание абсолютные).
         Да и не «летит» он вовсе никуда, спеша, а на вечном приколе, ведь куда спешить-то и на какой скорости, если он и так уже «ближайшее» (всё это мечты и мысли наивного в своём позитиве о собственной воле\свободе,  цена которому – расход преходящего времени  «наблюдающего» субъекта). И вот тут то, с этого момента вечности и разворачивается столь же вечная картинка всей  дуальной  драмы дуального мира бытия в его эмерджентном великолепии чистоты голубых небес в ничтойной неопределенности\тревоге  перспектив будущего.

           Вечный он и неподвижный, мало сказать;  но, достаточно сказать, что абсолютно слиянный с целью своей, то бишь с миром данного\навязанного бытия  воплощенного в скрепе целостности идеальной точки,  расстояние до которой, если исходить из расчета бытия\онтики мира фотона нашего,  в котором примитивное\безголовое  его « когито» в чистоте своей есть ничто,  не является никакой обструкцией объективации (в зафиксированной элементивности,  эмерджентности просто не с чем разгуляться),  ибо не опосредованное, ибо  ближайшее, ибо, есть онтологический Абсолютный ноль, т.е.,  есть ликвидация любого соседства\пространства\расстояния, любого даже намека (а любая объективация ух какой еще намек\намёчище !), ликвидация даже поползновения любого незаимствованного (а заимствование это всегда долг, обличённая неполнота состоятельности, долг который надо процессуальным образом, т.е. двигаясь\изменяясь\умирая, отдавать) бытия.

        Вспоминаем,  выходя из онтологического дурмана, отдышавшись,  что этот ноль и есть наш онтический нарратив константы\предела скорости света, его физическая реальность эпохально явленная многократно и ежесекундно и на просторах вселенной, и в энергетических перескоках с электронных оболочек любого атома, и в уюте письменного стола освещенного мерцанием экрана монитора.

       То, что мы\я, как сознание (как жители  условного полюса дуальной соотносительности, другой точки всякого отсчета,  нежели обыгранного в истории фотона премещающегося в вакууме  со скоростью света другого полюса  точки отсчета) не можем изъяснить и высказать себе самим (тем более другим) с достаточной полнотой и исчерпанностью, а именно, - в образах достойной полноты объективировать свою перцепцию, данность ближайшего неопосредованного своего порядка, передать  для подразумевания  «другому» сознанию, заключено в специфическую причину отсутствия\невозможности  логистики всякого квалиа, ведь вербальность больше чем просто слова, это инструмент логики основанной на бытологическом обустройстве в котором любого вида квалиа не существуют в онтической полноте (они набирают свой вес и полноту только в объективации, набирают с силой доступности раскрываемой степенью элементивности в данности\навязанности таковой, говорящей о том – речь ведется, к примеру, о человеческом сознании или о физической неодушевленности камня\атома ) .
        Но,  сознание (вариабельно) всё же увидело ((ибо не могло не увидеть, по задумке являясь некой пустой\обобщенной зримостью (ибо объект её интенции - темнота\выбеленность «всего»), растраченной в основах своих  по существу на совершенно бессмысленное лицезрение  бесконечности абсолютной тьмы)) эмерджентный выход и перспективу этим своим потугам, направленным на поиск адекватного общения, на поиск бытия в обличии равного себе удвоенного\отдаленного сознания ( РАВНОГО, а не объективированного эрзаца равноправия).

         Сознание\(рефлексия), не знаю как скоро, но  придумало\осуществило\(приняло как бескорыстный дар провидения) в явочном порядке по факту данности, объективацию, во всей её красе (и, в частности физику фотонов\квантов со всем антуражем «разъяснения» темы квалиа),  осуществило как механерику разделения и раздачи неделимого и единственного, ибо онтических фотонов и их разновидностей (в пределах физической различимости элементов спектра) очень много (по той же, кстати,  причине много, как много можно «насчитать» дискретных, а тем более идеальных\платоновских точек пространства бытия), а вот неполнота матрицы отсутствия всегда эксклюзивна, в единственном она всякий раз роде  и на всех одна и та же выходит\проглядывает в любом онтическом многообразии применения (что во сне, что наяву, что человеку в пять лет, что на смертном одре; предположительно, что у Фомы, что у Еремы).  Попахивает онтологической антисанитарией общего полотенца конечно же, но куда ж денешься из нетленного онтологического плена\законов\(ничтойного организма) Абсолюта, токмо веки зажмурив, чтоб не видать было за картинами онтического\бытийного  сновидения этого не нами предустановленного безобразия (тем более, что творимого во времена пандемического чистоплюйства).
       По резюмирующему существу своему,  никакого демиургического стороннего наблюдателя\демиурга, имеющего дело именно с «исходной\начальной\изначальной» дуальностью мнимого зачатка бытия,   конечно же нет, но он (субъект\наблюдатель) НЕУСТРАНИМО   возникает из того же теста «мнимости»,  как предустановленный этап, как эфемеронный вариант суперпозиционного строя матрицы (возникает в недрах обусловленной им онтической природы в константной  /Планк, Эйнштейн/ узости створа её  физического контекста – это и  мы с вами, друзья –товарищи, агностически – возможно полноформатный\полноценный Бог) обладающей необходимым и неизбежным\неустранимым   для этого запасом  элементивности (вариант\возможность\реальность\эмерджентность  (по)человечески-обустроенного «когито», страница целостного текста судьбы из вечной книги Абсолюта). 

        Итак. То «не-ухватИмое и неописуемое», что сознание, касаемо данности квалиа не в состоянии,  в силу своей заповедной\девственной  природы, даже имея сильное желание и внутренний посыл,  передать в общее пользование компании ребят из актуального\онтического\объективного мира на планете Земля,  и является прямой, неопосредованной онтологической гранью абсолютного основания всякого элемента и момента простирающейся в образе данности объективации и субъективации  мира бытия.
         Это рядовой эфемерон матрицы Абсолюта,  который\последний вовсе никогда не желает (глядя на абсолютную абсолютность своего Абсолютного ядра),  на мостике своей идентичности ни с кем делиться и соседствовать пределами собственной (онтической) эфемеронной абсолютности, не смотря ни на какие претензии нахалов и\или дураков (выбирай, народ, что по душе) им же Абсолютом и номинированными\(причиненными сами себе) на эти неказистые роли.

        Вот такие незамысловатые, но предустановленные в силу очевидного присутствия появившиеся в составе\горизонте данности гастрономические рецепты и сказки,  выводит своим длинным карандашом в соподчиненной руке автора,  один из двух онтических краев нашего общего, читатель, мира бытия в лице физической константы скорости света. 

        ((( Но фотоны это всё ещё то ли  приличная, то ли привычная физика, а вот гравитоны, позвольте, - ну это же чисто геометрический\текстуальный продукт ОТО/СТО,  чисто геометрические основания скандальной физики Уиллера и его ниспоследователей,  в котором энергия и перерасчетный эквивалент массы является неприкрытым потенциалом неполноты, эфемеронным\невербальным  текстом,  нЕчто названное  информацией без носителя и его избыточными порядками, в котором всё материально-физическое находит себя исключительно в качествах одного из суперпозиционных вариантов неполноты Абсолюта отсутствия.
          Недаром  догадались , что «информация» в недрах с-коллапсировавшей звезды ((интересно порулить мысленно - в точку дискретную коллапсирует или континуальную\идеальную,  по- моему это две совершенно разные онтически равноправные теоретические стратегии. Одна,  континуально стартует в совершенно безумные пучины, другая, благоразумная\рассудочная, почивает в бытологической обустроенности дуальной дискреты…, правда смертной,  но может не так страшен чёрт как его малюют?))  никуда не исчезает,  ведь идеальная точка Абсолютна и вовсе не по бутафорски заточена, как заточены все\любая точки бытийной дискреты. Онтологически\метафизически, идеальная точка тупо эксклюзивна.
          Впрочем, эфемеронные гравитанты кротко ждут уже своей онтической очереди в преддверии авторского вдохновения,  подобно фотонам,  отчаянно царапаясь, будучи востребованные  всеми «вживе»,  ждут зачем-то ещё и  макулатизированной славы\порицания\(безразличия на который обречен всякий преджевременный эмбрион\выкидыш гениальности. Вспомним,  хотя бы,  леонардовский вертолет.),  ждут окаймлённые крутыми берегами и онтологическими пейзажами  этих черных дыр и тайною представленных черных материй и столь же черных  энергий, таинственная неприкаянность которых,  теоретически обнаруживает свои прорехи именно как интерпретация текстов тяготения.  Ведь совсем не из всей вселенной, а силами коллапса подлежащей сфере Шварцшильда своей отсеченной массы, вещество звезды обратно-сотворяет в онтической своей гордыне  наличность идеальной точки (Абсолют ничто) каковых уже открытых, - свирепое  многочислие . Тут есть и свои вопросы, метафоры  и тонкие предательские мостики глобальных мультимировых основ.))). 

 
       Но чистая субъективная квалиа (например  красный цвет выверенного до дискреты тона)  относительно физической своей фотонной реляции не тот же ли сюжет формата редукции в геометрии неполноты бытия?  И разве это, наконец,  не  весомейший аргумент и свидетельство, что каждая, обратная  физике фотона интерпретация\редукция  – квалиа  (а это не только «раз, два и обчелся» – красное, синее, зеленое, но и весь остальной спектр оттенков типажа такого рода\уровня дисперсности взаимодействия, как наи-ближайшего, «абсолютно-ближайшего, но иного») является онтологически выверенной, вечной и неприкаянной эксклюзивностью, является остановленным (для его наблюдателя\очевидца, - вот,  тут уж точно соглашусь, - действительно независимого,  коли наблюдатель принимает такого рода данность только «как должное» не пытаясь ни во что вмешаться\поменять\переставить\до-думать, а если еще яростнее и точнее определить: -  «не замечает»)  временем, ибо пребывает в вечности, которая несомненно едина, ибо непрерываема.  А  абсолютной, как установлено приведенным дознанием и запротоколировано в порядках соответствующих авторских (и у некоторых других авторов текстах такой же мировой значимости), является лишь одна вечность –вечность Абсолютного  ничто, ограниченность\неполноту которой сознание и принуждено лицезреть, как может его предустановленное «может», в перспективах судьбы своего личного квалиа. 

         Таким образом квалия, как ближайшее, есть и вечное, безусловно-вечное\неустранимое\навязанное\неизбежное  в составе суммы перцепции целостной судьбы сознания.
          Другими словами, онтически растиражированная в спектре различАния как временнЫе миги\моменты  вечность и единственность строго эксклюзивной квалиа\(эфемерона матрицы судьбы своего очевидца) растянутая  на всю онтическую преходящесть времени ((которое состоит\транслируется как миги\мгновения\мановения, т.е. рождаются и умирают, как и люди у которых квалиа не передаются по биологическому\телесоидному наследованию, а есть вневременная самоидентичность)), т.е. на жизнь и судьбу своего потребителя (в лице должной\самобытной субъективной\солипсистской метафоры человека\общества\животного\растения\ камня\ атома\фотона).
           Растиражированная и помножнная как пестрота объективации на эманацию эмерджентных переходов\бифуркаций дуальной мнимости и возведенная в онтические степени множеств каждой идеальной точки онтической\иллюзорной ткани. Т.е. только в своей частности в створе эмерджентности\несводимости понятной нам\сознанию  дуальности, ибо остальные бесконечные ракурсные ресурсы и стволы мнимости  идеальной точки нам, повидимому,  бесконечно недоступны, откровенно бесконечно чужды хотя они, есть тоже совершенно  открытые двери (природа птицевода  не запрещает курице читать Гегеля).

            Очевидный сознанию, как презентация элементивного противоречия, эфемерон дуальности\(очищенное от субстантивных прыщей лицо бытия),   как рядовая неполнота Абсолюта является прецедентом различАния , т.е. по сути своей -  это и механизм и результат (в одном лице)  предустановленности самостроя\самопознания\самоосуществления пестроты бытия выраженного в собственном солипсистском экстремуме как «когито»,  как сумма перцепции судьбы сознания.
         Соответственно является  и энергией различАния\дуальности, энергией эмерджентности обезличенной от онтических каких-либо определенностей (механическая, электрическая, химическая, психическая, психоделическая и т.п. Бытологический  распад на оных состоится\возможен  как элементивно-обусловленный уровень – «нет химии на уровне струн»).  А если заглянуть в суть дела соотносительности онтического и онтологического поглубже,  то полной энергией  неполноты неких различающихся сторон этой системы;  энергией (как сугубого, предустановленного принципа\схемы). Догмат доминирования потенциальной энергии над энергией актуальной\кинетической, есть иносказание\метафора  догмата об обосновании всякого конкретного бытия (а в ином качестве бытие есть  ничто), как теме обоснования его в надлежащем Абсолюте.
        Является прецедентом несовместимости эфемеронно порождающим структуры соответствующих эмерджентному предустановленному произволу\свободе онтически исполненному в данности рабства конкретики (цвет желтый-фиолетовый; красный цвет и звук в своих перцепциях и неисчислимое другое пестроты – отражение слова абстракции различАния и несводимости), прецедентом «избыточности неполноты». Является  чудом бытия в исполнении дуальности\противоречия\несводимости (как единственного расходного материала) тела этого чуда.

          Конечно, логическая, практически опосредованная  физика кванта света совсем не трубит вслух об этой исполненной вечности в лице даруемого перцептивному восприятию (вся она есть только намек), но об этом вещает сугубая бессмысленность (отсутствие всякой\какой-либо привязки как к логике, так и абсурду объективации\бытию) чистоты квалиа (фактически понятная как «не абсолютность»\неполнота,  уж коли в состоявшемся общем пространстве присутствует наряду с тем\этим и другое).

        Очень важно консервативно уяснить, что онтологическая природа негации неполноты, как «утрата абсолютности»,  вкоренена в природу самОй абсолютности (её средство, цель, её материал и её результаты).
        Её эфемеронные «начало и кончина» следуют в фарватере Абсолюта, поэтому требуют своего разъяснения и обоснования синхронно\(конгруэнтно хозяйскому), и, если Абсолют в лице ничто вполне исчерпывающая\приемлемая истина\доктрина досконального ответа, то и любая задача со стороны его неполноты имеет аналогичный вразумительный ответ и адекватное обоснование  (так Абсолют содержит неабсолютность бытия как собственную неполноту равновеликую своей целостности и всеобщности. Полнота Абсолюта ущербным образом раскрывается как неполнота бытия соглядатая.),  и,   вполне поддается адекватной интерпретации в качестве  некой  энергии (можно патетически употребить абсолютной мол) производства\становления  бытия, конкретика которого (бытия), то бишь и «полная» энергия его, есть всякий раз эта акциденция неполноты,   приобретающая смыслы только в порядке связного взаимодействия, которое по существу влечет за собой порядок оттеснения онтических видов энергий на края соответствующего  поля различАния (поэтому и невозможно конструктивное развертывание  каких-либо «вне-тавтологических», вербализованных определений перцептуальности энергии аксиом типа: «энергия и есть энергия»).

       Таким образом,  за объективированным  многоликим  изобилием фотонно-квантовой модуляции\генерации, всякий раз скрывается вечное, оттого и неизменное лицо, (или, столь же вечный,  фрагмент этого лица) -  квалиа. 

              Близкой темой затеянного разговора   представляется  существование парадокса инвариантности в сугубой узости ОТО/СТО списанный на некую (не разъясненную метафизически, а это , в контексте темы, необходимо) относительность.
          Субъект\наблюдатель,  в условности замкнутого космического корабля в рамках объективации,  принципиально не замечает аберрации калибровки (а так же не имеет средств различить достоверно внешние силы  инерции и тяготения\гравитаци. Короче, сдать одну из них в утиль, - ведь внутри кабины это всё онтически работает), но в окно иллюминатора, нарушающего принцип абсолютной изоляции, увидит (именно фотоны, а более никто, помогают), как  всё сильнее, с увеличением скорости, неподвижный мир сжимается\перекашивается как горизонт событий светового конуса  (об этом доходчиво для широкого слушателя говорят разнообразные популярные\адаптированные повествования теории ОТО/СТО «для чайников и утюгов»).
         Как обычно, метафизический по сути, разговор в популяризующих изданиях\текстах (представляющих собой только сугубые намеки профанированного качества, но не полноту текущей осведомленности серьёзной литературы. Кстати,  и последние,  все они как один обрываются и на своем полуслове,  оставляя после себя  не более чем  книжные дымы, туманы и метки копоти  намеков в режиме ожидания всё того же, одинакового качества, - так стоят ли они истребуемых трат доверия?  Самые «первые»  древние вовсе не имели в своём распоряжении никаких  «литератур», а в каком ходу дым и копоть софистики  ими заповеданных взаимо-истребляющих намёков и поныне! Не стали древние предтечи ждать информаций, сами, как моглось, так и выкручивались\дышали.  И , вновь, - стоит ли смущаться и робеть хоть перед кем-то  из-за «дыма», ждать  безутешно «эйнштейнов и аристотелей»?),  профанирующим образом обрывается на самом интересном месте, ведь в пределе световой константы панорама вселенной за бортом клятвенно обязана сжаться до идеальной «прямой» мировой линии, до проекции\ракурса идеальной точки, что несёт смыслы полного исчезновения реальности неподвижного мира-наблюдателя (т.е. одного из полюсов относительности, а заодно, соответственно, и другого,  тем или иным образом).

        Наверное,  представляется повод, силами автора порассуждать на эту тему, хотя, думаю, тоже, весьма дилетантским\переупрощенным, но, по крайней мере, на сей раз  понятным образом.
          Горизонт событий в пред-световом варианте геометрии угла  имеет различающиеся створ (в минимуме это некая онтическая атомистическая дискрета, модуль бытия) и устье (целостность горизонта онтического\конкретного мира бытия). Этого различАния, как обнадеживающего принципа бытия,  вполне достаточно для реверса\от-игрывания онтической вселенной, в процессе асимптотического соответствия  затеянного полёта, как событию состава съеживающегося мира.
           Достаточно вовремя (пока время еще не исчезло, т.е. окончательно не поменялось местами с вечностью) начать торможение корабля, и, процесс уплощения тронется вспять расцветая новой метафизической весной подлинной силы бытия.

        Но, вот  «будучи уже» достигнутой объектом, константа скорости света снимает это различАние абсолютно. Угол горизонта событий вселенной безвозвратно превращается\уплощается-линизируется  в некую «прямую\закрученную» идеальную линию,  «событийный исток и устье» которой, естественным образом теряют даже намек на актуальное  различАние,  преобразуясь далее как бы в идеальные точки, претерпевая последовательное отключение спектра всех своих дискретных\муляжированных значений.  А онтологически (мы, надеюсь, уже в курсе),  в соответствии с эфемеронными представлениями, идентичности сливаются, устье и исток горизонта событий из линии превращается в субъективированную проекцию линии, в  слиянный эксклюзив идеальной точки. По мерке эфемеронной шкалы – точки тела траектории (вылившиеся из ужатого\уплощенного пространства мира) сливаются  в смертоносное сугубое Абсолютное ничто.  Естественно любая дискретность, даже мнимая\миражированная тормозит\асимптотизирует\демпферирует   эксклюзивную фактуру идеальности\абсолютности;  разумеется , тормозит мнимо, ибо в существе своём сама есть ниШто иное, как мнимость реализовавшая себя как  время\темпоральность\задержка\демпфер, есть исчерпывающая фактура иллюзорного\преходящего бытия. Тем паче,  что «демпферальность» сама по себе есть прежде всего структура\упорядоченность, т.е. это чисто эфемеронная реализованность в матрице-носителе (без которой –никуда, ведь только Абсолют  не имеет надлежащей матрицы, не имеет пространства собственной аккредитации, являясь, кроме прочего, и априорно-понятной исчерпывающей полнотой своего пространства).
 
        Наступило\исполнено  царство неопределенности Абсолюта, в частности, царство  континуальной неопределенности в котором линия, вернее определенная  конкретика\бытие этой линии, бытийный аспект этой линии, могут быть, сразу сознаюсь, обоснованы только иллюзорно, т.е. в порядках заимствованного бытия (например, только в образе онтически «утолщенном»: верёвки, лески, молекулярной нити, струны и т.п.).

         Но где (метафизически)  разместить\обеспечить заимодателя\сознание, и как обосновать саму эту онтическую иллюзорность настоятельно и искушенно вопиющую, в зараженности общеизвестным примером «когито», о основании причины собственной данности?
        Полагаю можно, весьма достойно  разместив её эфемерные телеса в инструментарии дискреты\дуальности\противоречия//( как неточный, приближенный , вероятностный смысл конкретной траектории в матрице избыточности идеальной точки, как онтическую реанимацию ничто в виде смерти\не-бытия\избыточности; в матрице неполноты Абсолюта, что столь же одинаково верно)\(только как ущербность\муляжированность идеальной точки размытой\суперпозиционной этиологии). Разместить в обусловленности размена вечности (которая, упиваясь своими масштабами, имеет все возможности, т.е.  и эти, в частности) на время бытия, на преходящесть\ограниченность , на смертность.
 
        Разместить в бытии во всём эмерджентном  соподчинении со своим дуальным зачатком, метафорически выражаясь - фабрикой предустановленной себе сопутствующей эмердженции вариантов той или иной матрицы (абсолютной, либо в виде конечного феномена мира бытия. Везде мы найдем одинаковые\«передразненные»  эфемеронные образы отличающиеся только дискретой привязки\ограничений  к той или иной реальности.   
          Пространно поясняю. - Реальный песчаный кубик идеально копирует\передразнивает эфемерон(ы) этого же кубика в куче\матрице песка. Нормировка отпущенного им «бытия в себе» равнозначна. Но сколько бы мы не искали феноменов разума, цвета, звуков, боли и радости среди эфемеронов привязанных к элементивности\дискрете песчинки в куче песка, мы их не найдем, хотя и там, в силу предельной простоты , несомненно есть бесчисленные адекваты дуальности рождающие искомое по факту данности их сознанию, но, в случае элементивной ограниченности кучи песка, рождаются\предустановлены только НЕКОТОРЫЕ  МУЛЯЖИ\ракурсы и соответствия реперной реальности нашего бытия.   Но  продолжаю далее: -  достаточно мысленно, или в нарративе практической целеустремленности цивилизационного тренда развития человека и его человечества , заглубить привязку, выбрав элементив\дискрету\атом\преон\струну  открывающий  конкретную матрицу достаточной эфемеронной мощности\энергии, и, по ходу всё бо'льшего заглубления  «привязки» ,  будут, как предустановленные,  раскрыватья\(вводиться в «эксплуатацию» досужей мыслью ли, наукой и практикой ли, - всё «гоже») всё новые и новые эмерджентные  реальности\феномены\измерения\координаты,  а это, рано или поздно приведет к тому, что неизбежно\автоматически  возникнут\столкнемся , по крайней мере, как с возможностью выполняемой потугами данной реальности,  к примеру,   онтически неотличимые от подлинника, т.е вовсе не дилетантские муляжи какие- нибудь,  копии\(подлинники за №/№ 1,2,3…) Джоконды, вселенной, квалиа любых видов, передразненные\тиражированные эксклюзивные личности автора, читателей и «нечитателей» в составе их возможного спектра муляжирования + совершенствования, если протянуть квази-цепочку привязки достаточно далеко и заглубленно по онтическому вектору дискреты устремленному в недра онтологического абсолюта идеальной точки, т.е. в «недра» Абсолютного ничто, на пути к которой, неизбежно\автоматически  попадаются  ВСЕ  РЕАЛЬНОСТИ/МАТРИЦЫ  В  РЕАЛИЗОВАННОЙ  ПОЛНОТЕ  ВАРИАНТОВ  ВСЕХ  СВОИХ  ВОЗМОЖНОСТЕЙ.)   
         Т.е., задать планку объяснению, в котором любая  онтическая\бытологическая толщина\весомость\нажим линии//(мировой линии) основывается хоть на каком-то, хотя бы мало-мальском дискретном плане, в рамках модуля\элементива которого (некой той, или иной эмерджентной реальности, а она в составе Абсолюта может быть любого суперпозиционного значения\потенциала, в силу того, что там  эти планы все присутствуют) предустановленно процветают вариативные\суперпозиционные миры-зигзаги-пространства вариантов  этой прямой линии  (именно с этим метафизическим расписанием, однобоко, и столкнулась лбом современная физика, заполучив на микро-уровне в определенных константных\фактических рамках своей конденсации,  неопределенность концентрации траектории объектов при их перемещении\попадании выявленных в свете маяка постоянной Планка, которая фактически  и определяет степень размытости\муляжированности нашего рального бытия).  Только неведомые  (осмелюсь сказать) технические средства науки и практики будущего будут способны сокрушить редут этой постоянной, отодвинув его конкретологический план в бесконечность бездны идеальной точки. Но ценой этой подвижки, повидимому, явиться полная бифуркация бытия с его цивилизационным фронтом в нечто запредельное.      
 
       Не забываем и о том, что исчерпывающе, вся так называемая «энергия» мира\вселенной, как условно\относительно  неподвижная версия отсчета, истребована под  рассматриваемое состояние субъекта в составе его объективационной компоненты.
         Пассажир корабля не имеет некого «иллюминатора» - индикатора (внутреннего потребления часики и весики несут службу безукоризненно, абсолютные же, -  отменены двурушничествующей относительностью) чтобы ощутить\понять,  что его масса растет устремляясь в бесконечность по мере того как сужается в единственно инструментально-доступной ФОТОННОЙ  ((эти агенты уж имеют скорость света, т.е. это агенты «прибывшие» с некой онтической окраины, малоспособные на более иное, как\чем  доставить информацию\депешу, и, как некие метафизические почтальоны, весьма мало-сведующие об её истинности\верности, хотя при этом весьма искренние и участливые (можно назвать  тысячи физических процессов\взаимодействий в которых фотоны непосредственные участники, например та же физиология зрения или отопление квартиры зимой) товарищи,   но об этом чуть далее))  ирригации\конвульсии  мир за его стеклянным иллюминатором.

          Поэтому, наш  космонавт\онтологонавт  не ощущает (хотя, как соучастник, ведает), что для внешнего наблюдателя он всё сильнее превращается в подобие чудовищно-непостижимого размера черной дыры (только без сферы Шварцшильда, ибо тут она обретает значение всей целостности бытия в возврате расходов прошлого. Весь мир  энергетически\массовостью вынужден, тем или иным образом извиваясь в технологических изысках самоедства, слетаться, по ходу плана излагаемого затеянного им\миром  чудовищного эксперимента к точке-элементиву космонавта бесконечно наливающегося всеми  массами\энергиями  другого полюса УСЛОВНОГО отсчета. Но, что делать, - научная истина добытая потАми эксперимента, говорят, дороже любых расходов, тем более  схоластических пересудов… , но иногда\всегда именно за дебильной онтологической обезьяной остается завершающее слово) .
        ((Автор сознательно упростил ситуацию не включив в описание неизбежно возникающего парадокса\нестыковки  недоимку  физической массы  летящих совместно с пассажиром актуальных причиндалов. Но, войдя в раж экспериментатора, наш совестливый пассажир встраивается в общий строй безалаберного головотяпства  этой космо-студенческой скидухи. И, наверное, весьма кстати придется  такое метафизическое дополнение  (так необходимое для чистоты экспериментального тела. Только на кого оставить физическое наблюдение за «последней дискретой» останков совестливого космонавта, вот в чем вопрос.))

           …Внутренние процессы, вероятно,  могут менять онтическое, технически-конкретное количество (менять количество модулей\элементов\атомов\струн реального мира, например в фабуле «расширения дроблением», но не количество физической массы\энергии закона их сохранения, ибо, эфемеронно их нет – чего и будем «менять\изменять\расходовать» ) и это изменение всегда  сопровождается некой скоростной характеристикой, скоростью. Реальные элементивные размеры бытия на фоне темпоральной тотальности определяются и выражаются не только и не столько длиной и метрикой (это их малая, опосредованная, частность), но,  прежде всего  данностью\присутствием её квалийного анклава (возможностями\свободой\вариациями этого анклава).  И\Ведь только в частности общих значений элементивности - физическое значение скорости света в вакууме,  прописано  как метрическая система связанная с геометрической размерностью физического  пространства.
          Это предопределяет возможность качественной оценки необходимых геометрических размеров физического пространства реальной  вселенной как фигуранта,  способного обустроить своими внутренними ресурсами объективацию в виде\кондиции   «квалийной» состоятельности человеческого сознания – высшего продукта эмерджентного «развития» известного на сегодняшний день. 
         И, наоборот,  обратный ход рассуждений  -  определяет, исходя из навязанной данности «когито», -  какое должно быть (в частности) необходимое соотношение между физическими фактами возможной «максимальной» и возможной «минимальной»  скоростями. Это соотношение определяет количество онтических модулей\элементов бытия  (но вовсе не отменяет отмеренный провидением и определенный ресурс внутренней суперпозиционной свободы) . Наш мир оказался, как автору видится\мерещится,  скроенным с запасом, на вырост разума сознания до бифуркационной границы смерть\само-уничтожение при прохождении которой, есть экстремум видов оптимального развития человеческой цивилизации. Совокупному сознанию надо еще постараться заслужить своим благонравным поведением (имея статус бытийного гостя) неизбежный исход такого рода, такую почетную смерть,  ведь, как мы можем при желании видеть, тысячи других бесславных альтернатив в тягомотной круговерти космоса «снова да ладОм» жадно раскинули свои хищные пасти-капканы.

          В интеграле данности\навязанности бытия, субъект имеет смыслы\производную времени\ничтожения; объект же, навязанным ему,объекту,  образом, обретает смыслы пространства\структуры\процессуальности;  их синтез - смыслы осциллятивные, а-логичные, дуальные смыслы бытия в лоне которых относительность и назначенность на роли исполнения живого и мертвого очевидна, ибо метафизически они есть ничто, неполнота ничто, эфемероны. 

       Остается не запамятовать озабоченность о значении аналогии, и её смыслах, в отношении и  МИНИМАЛЬНО  возможной скорости (ведь, как раз именно физически, это, отнюдь, не нуль), и, раскрыть общеизвестные к настоящему времени  ответы,  как некие сведения из жизни квантов, т.е.  о дискретах (онтический край) о неопределенностях и суперпозициях      
        Остается вдумчиво противопоставить вместе эти два предела в их казуальной интриге и взаимовлиянии, их, образующую  «СТВОР»  человеческого  бытия, роль.

         Поэтому константа скорости света, как предел суммы конкретики бытия, соотносит (совместно с  краями микрофизического)  единое ничто в капсулу\створ физической\объективирующей дискреты, создавая физически-возможные элементивные\количественные  порядки дискреты, определяя эмерджентную силу и потенциал пестроты наличного бытия в усредненной совокупности некого «когито» (определяет ближайшее\квалиа  как силу своего абсурда,  с которым не способно справиться\ разъяснить, - но только использовать; разъяснить объективировано, как рационально\логически\математически  разъясняет нам всё,  данность «ближайшего».

         Что касается именно «нашего бытия», то его эмерджентность, т.е. и вытекающая  потребность в соответствующей элементивности, условно говоря,  достаточно велика (как некое измерение многокоординатного пространства различАния, каждый момент\срез которого и есть сама по себе одна из составляющих координатный пакет, координата),  как если в её оценке отталкиваться от осуществленности в ней феномена «когито». Его онтически-многочисленные  квалиа  , как эмерджентность и несводимость к объективации, требует для своего бытия\яви подразумевания несметных онтических\объективированных «единиц» количеств\элементивностей и качеств.
      По существу «эмерджентность»  можно продуктивно рассмотреть не только как некое онтически невозвратное\нередуцируемое усложнение (в фабуле присказки о «счастливом неведении» – нельзя снова стать невинным утратив невинность), но и как продукт увеличения количества координат\возможностей обнаруживаемый в соотносительных реляциях тех или иных моментов истории некой совокупности общего пространства. 
        (((Но, исходя из такой логической предвзятости, стоит сказать, что подобным образом\контекстом  уже «существуют» и иные, но неизмеримо, соотносительно, более заглубленные реальности\миры. Более того, они неизбежны в своём предстоянии\противостоянии пред нами как ничто. Более того, они вездесущи, ибо их потенциальный контент определен в любой и каждой идеальной точке онтического бытия\пространства.
        Сказанное о заглублённых реальностях (а «заглубленное» трактуется одинаково, т.е. «в обе стороны» в отсчете от реперного выбора) приемлемо подтверждается  эмпирически простой аналогией сосуществования с известными сознанию, в рамках пространства обобщающей объективации,  проявлениями феноменов «когито»\(внутреннего мира субъективности)  кошек, собак, бактерий, растений и даже камней, ну и прочего всего…, включая, конечно,  разношерстные сознания и «других» людей.))). 

         По появившемуся запаху нафталина, чуем, речь вот вот  должна зайти о континуальности, в неосвещаемой тени которой, дискрета уже предьявлена на закуску в развернутой теме разговора в виде неких гастрономических  «фрикаделек».
        Что хорошо здесь,  так это то, что материал «фрикаделек» и материал субстрата в котором они, так сказать, плавают (т.е. «материал\сырьё\субстантив» этой самой континуальности), наиболее предположительно, должен быть абсолютно единый, т.е. надуманный (уж коли мы идем к онтологическому финишу). Эта надуманная ситуация подобна задаче -  различить единичность общего тотального пространства от многообразия предметов и вещей вычищенных от избыточных иных квалиа (цвет, вес, температура и т.п.) за исключением геометрических идеальных форм.
          Т.е., изначально, «фрикадельки»  эти испробованные на вкус способны заявить о себе, только как о неком особом догматическом  мнении, не исключено, что  заблуждении, заключенном\(временно удерживаемом в качестве истины)  цепью неких, навязанных внешне, обстоятельств случайно выпавшей интриги в предустановленности парадоксальной данности и её фактов,  возъявившихся,  как наследование структуры некого квази-парадоксального «когито» однотипного со своей задачей\вопрошанием  происхождения.   
 
       Две актуально соседствующие материальные дискреты\частицы\фрикадельки некого предельного плана сразу же дают пищу для ума весьма непостижимую – а что за субстрат разделяет это соседство, субстрат, столь же одинаковой степени и силы непостижимости, что и презентуемое Метавселенским закордоньем и началом и концом времен в откупе реальности вечности. Собственно вопрос этот относится к риторическому арсеналу иронии, ибо ясно, что ничем не разделены, они просто мнимые, и с этого момента прочтения модули\частицы\дискреты заявляют\объявляют свою онтологическую определенность (край онтического\объективированного мира).
         Попросту выходит, что они ничем потусторонним друг от друга не разделены, т.е., если они,  в допускаемой повсеместно  предвзятости онтического мнения\достоверности, не есть одно и тоже, то они (как  «ближайшее» друг для друга) сопоставимы в известном качестве  «квалиа»  ( а это и дуальность,  зачаток бытия,  где «не за горами» и эмердженция и мир бытия с его силой «человеческого квалиа» со всей уже его силой  вытекающих причендалов пестроты\суеты).    

         В зачатой тематике о скоростях, место\пространство обитания наших фрикаделек - подлинное  царство мгновенности, царство мгновенных\бесконечных скоростей, т.е.  и предустановленных событий, т.е., заведомо, и нулевых расстояний, заведомого вечного порядка нулевого времени (где «всё\везде и сразу»), ибо онтическая ментальность легко и бесшабашно снует между этими «фрикадельками времени-пространства-вещества», забывая на минуту, что ни времени ни пространства, в привычном (да и ни в каком ином) свойственным нам  перцептуальном понимании, и вытекающего из этого обстоятельства невозможности (либо полной неопределенности) смыслов скорости, привычного, т.е. исходящего из физики\практики нашего мира бытия,  уже нет в окружении\порядках ближайшего.
       Мысли и домыслы (а они – чистая схоластика, ибо критерий практики\однозначности по поводу произнесенного, вследствие масштаба темы, не работает)  о «пространстве» между «фрикадельками»\дискретами превращает его в  муляж, в ракурс этой мысли, т.е. в протезирующую иллюзию подлинности в векторе обращенности  к ничто.
         Но,  подлинность, хотя и предполагается всякий раз как жесткие константа и факт,  характеризующая реальность как таковую,  но это константа реперная\условная (условность\репер могут состояться в структурно-затеняющем, сложном исполнении подсистем. Агрономические точки отсчета мало общего имеют с астрономическими.), не абсолютная.  Края подлинности, её историческая природа  для наблюдателя\пользователя чаще всего погружены в осцилляцию смыслов субъектов\объектов окружающих тот или иной, выбранный\навязанный по практическому наитию\сметке,  репер.

          Эфемеронный постулат следующий. Скорость, как явная структура соотносительности отрезков\событий\циклов в раскадровке моментов бытия, не может быть (онтически) ни бесконечной\мгновенной, ни нулевой (процессуально это уже ничто скорости), ибо иллюзион  пространства «фрикаделошного бульона» вовсе не разовьется  ,  не будет иметь этапа становления, привычного сознанию этапа актуальной перцепции, где балом\спектаклем\постановкой бытия правит процессуальность в образах иллюзии статических феноменов пребывающих исключительно и только на подворье у времени, т.к. всё богатство и разнообразие  подлунного мира свершится мгновенно.
          В противовес этой мгновенности,  вечность считывается субъектом в судьбийном спектре его кадров\картинок\мгновений\мановений в качестве объективированной физики и собственного субъективного мира в соответствии с реальностью\створом  присущей ему элементивности, т.е в соответствии с масштабом\створом в возможностях которого средоточена вся квалиа-первичность обнаруженная им как навязанная  данность своего «когито», обнаруживаемая\обнажаемая, в том числе  и  как  темпе\скорости этого считывания, т.е. во времени, во времени дознания ничтойности этой данности «когито», обнаруживаемая в трактатах о ничто или \и в смерти. Но противовес этот чистоте своей - онтический, а по сути уравнивающий мгновение и вечность, точку и бесконечность.

             ((Пространная ретро-ремарка. Такой мгновенный исход\скорость и представляет из себя исходная\ничтойная дуальность, вечные и повсеместные следы которой составляют ничтойную ткань бытийного конкремента, избыточные эфемеронные массивы которой расписанным образом присутствуют в ничто как целостности мгновений и завершенностей миров «бытия в себе», т.е. миров онтологически иллюзорных\вторичных, «вечность» которых укоренена в свойствах их носителя\матрицы составляющих беспрецедентно-вечный Абсолют.   
         Качество вечности предустановленности таких миров, т.е. и смыслов их содержимого, коренится в качествах матрицы\матриц, порядок каковых полагает онтологическое верховенство Абсолютной матрицы, которая будучи Абсолютом, зачеркивает всякое иерархическое соседство, всякую иерархию и соподчиненность, обуславливает собой эфемеронное царство собственной неполноты. Эфемерон,  как неполнота своей матрица в наиболее абстрактной выверке, есть «бытие в себе» и он сам по себе всегда есть актуальное ничто\отсутствие.))

          Т.е., говоря еще раз об этом же, но по другому\альтернативно,  никак не свершится в рамочной  эфемеронной базе Абсолюта, ведь бесконечность, как никак, но,  обнуляет природную калибровку объективации, т.е. изымает его физическое время,  в принципе, приводя к нулю одну из сторон\полюс затеянной по этому случаю  калибровки\щкалы, с другой – растянув порядки ожидания другой\убежавшей стороны в стилистике парадоксов Зенона.  Другими словами, по глупому,  представим школьную линейку с ценой деления  нулевого размера,  (либо альтернативно, цену деления нескончаемо бесконечной протяженности)  и попытаемся мысленно совершить актуальный замер. Как результат - получим неопределенность по шкале  такой континентуальной калибровки,  обуздать которую возможно известным образом только с помощью введения опции бытия, опции  дискреты\кванта\(той же вменяемой цены деления шкалы), что по существу является в той или иной степени муляжированием истины неопределенности всякого замера, обрекаемым  этим обстоятельством всегда\вечно быть приближенным\неточным\ошибочным\размытым  замером, который, впрочем, из практических  соображений, онтической задачи, если речь идет о них, приемлем.
         Но тут, речь заведомо инспирирована  в проекции на абсолютное, в котором любое практическое восприятия становится зыбким с толикой контролируемой неопределенности (муляж яблока несъедобен, но как ракурс\знак действительного яблока информативен. Но, формально, действительное\онтическое яблоко,   есть наилучший и достовернейший  собственный муляж), т.е. муляжированным.

          Такой мир бытия, как мир бытия многообразного\пёстрого с инспирацией бесконечной скорости в виде, так сказать,  факта (впрочем,  как и любой иной сущностной его компоненты),  онтологически невозможен даже как неполнота Абсолюта (надеюсь, для читателя, авторское отношение к подобной же  инспирации нулевой скорости, понятно без занудства авторского опосредования). Это мир совместной локализации мгновенности, вечности и представляет собой только начальный дуальный зачаток бытия. Насколько он сущностно изначален относительно нашего мира пестроты бытия в общем их суперпозиционном лоне, все эфемероны\элементы которого уже предустановленны? Настолько же, наколько абсолютно условен.

          Таким образом резюмирую, что неопределенность мира с составляющей его частностью в виде допустимости бесконечной скорости,  равна абсолютной неопределенности Абсолюта, определяемой в эферономонизме  как неполнота эфемерона, т.к. его исторические корни и результаты исходно абсолютно неопределенны.  Это мир идеальной точки\момента сразу исполненный в своей полноте и ничтойной темноте.  Такой мир уже и есть ничто\отсутствие,  в котором эфемеронные смыслы (а они в диссипации есть идеальные точки\моменты)  выражены только как совпадение\слияние в абсолютно единую и единственную локализацию отсутствия.

        Кстати добавить\припомнить , что в таком качестве мгновенной исполненности  вечно пребывает дуальный зачаток бытия в своей чистоте, но, далее предустановленно монтирует  все вариации эмерджентных реальностей,  состоящие в каждой точке своего пространства только (при диспергирующем дознании причины) из онтологически-иллюзорного материала собственных вариативных\онтических повторений и воспроизводства (естественно).
          Так, в порядке предустановленной последовательности,  читаются тексты эмердженции,  в которых онтически\иллюзорно\(в оттеснении избыточности)  в конструктиве конкретики,  появляется время, физическое пространство, множества\(элементивность-хлеб эмердженции),  скорость\энергия, объект, субъект с миром его квалиа. Появляются в стилистике неполноты научных рассказов\повествований добротного материализма.

        Полагание скорости бесконечной,  весьма странное видение онтологического естества Абсолюта как подспорья и основы бытия: - схлопывание в порядке предуведомления бытологического тела предполагаемо-имеющего пороки заигрывания с абсолютным,  когда время (эфемеронного понимания)  отстраняется от своей главной заботы – быть неким демпфером\сегрегатором, быть структурой вкорененной перцепции «длящести» в структурном обустройстве бытия, выносить,  вырастить и вынести на своём суперпозиционном\вариабельном горбу отстраненности\избыточности права и соответствующие законы  слепого естества в достаточном объеме элементивности дозволяющей эмерджентные дуальные порядки и трансцендентную силу «когито».

       Пофантазируем теперь (в режиме де-жа-вю  «о космонавте»)   и о мире бытия с объектом сколь угодно малым (но разумеющимся  в пределах дискреты) имеющем бесконечную скорость. Уже в известных общефизических рамках, т.е. в определенности скорости света (согласно ОТО\СТО) вся энергия (т.е. потенции перемещений\изменений\эмерджентности\качеств)  сопутствующего частице мира её бытия,  вынужденно должна быть израсходована на эту превелигированную частицу (а если таковых несколько, то в итоговом излете увидим итоговое слияние\взаимопожирание в единую идеальную точку).
         Результат очевидный, и, однозначно, выглядит как предустановленный  ничтойный коллапс сопутствующего мира. Стоит ли продолжать совершенно бесперспективные\отыгранные  фантазии на тему усмотрения бесконечных значений скорости, которые фиктивно, как вульгаризм полагания, как провокативная попытка профанации, уже имеют\находят свою стагнирующую функцию\место в определенности зачатка дуальности, представленного в эфемерономонизме в качествах ничтойного основания бытия (см. раздел «Любое и всё» основного, на сегодняшний день, авторского труда).    

         Как о «когито»  может свидетельствовать, да еще и быть к ней привязанной, такая отстраненность как световая константа физической  транспоренции\этиологии – ключ сегодняшнего состоявшегося разговора. Какой уровень муляжированности, а  следовательно, элементивности,  как базы эмерджентной свободы и возможностей – об этом речь. Речь только о масштабе, как таковом, задающем\творящем только исходя  из тела эфемерного существа своего (как из единственного подручного  материала) возможности и свободы всех квалийных\перцептуальных порядков\перепутьев «когито».   

        Эфемеронный створ определяемый как «бытие в себе» мира бытия находит бред своей собственной  иллюзии,  свою элементивную базу начиная от дефиниций\объектуры квантовой механики до границ масштаба мегамира, от минимально возможной скорости , до скорости света в створе границы т.н.  «горизонта событий», т.е. и его объектуры\вещей, и его праздников,  и его забот.
        Нельзя вполне остановить ни мир, ни атом мира без реанимации, ровно как и придать бегу крохотного атома вещества скорость света. Существуют два онтических порога этой реанимации в паллиативе интервала мгновение-вечность. Подобно дискретности\квантованию в выверке обнуления целостного мира.

         А за вечность, за её актуальные объёмы,  отвечает как раз мировая опция максимального предела скорости света,  в состоянии  которой, любая прифантазированная к нему, к объему этому,  дискрета данного мира (не говоря уже о объектуре и вещах приличного вида, и иных моложавых пассажирах звездолета фотонного луча) становится подлинником вечности, вбирая все наработанные эмерджентностью онтические объемы в «инсинуал» пространства идеальной точки (как физическая общность и условия этой общности\равенства\слияния дискреты и мегамира). 

        Но подлинник\данность  «когито», которым (премного надеюсь, что все) мы равнозначно обладаем,  не есть инсинуал, оно есть бытие, т.е., как выяснилось,  эфемерон Абсолюта ничто,  муляжированные скрепы которого,  формируют\форматируют его возможности\свободу\потенциалы  кажущиеся нам такими беспредельными только на фоне собственной бренности отведенного времени, но по онтологическому факту умещающегося со всем своим эмерджентным багажом на кончике дуального зародыша в теоретических верификациях  испускающего ничтойные свои темпоральные слои\лучи\клешни\спрутовины ((короче,  отработанную шкуру\панцирь\мгновения  свои-свою-свой (кому как нравится))  в темные воды безбрежья\бездны Вечного Абсолютного отсутствия.

        Вступает в права темпоральность как избыточная структура надлежания\тотальности, как результат\продукт причинно-следственного торга  соотносительности,  на плечах которого появляется опция времени и все его циферблаты.
        Таким образом,  раскрытие феномена константы и принципиального барьера скорости, в общем-то определяет\конструирует\возводит  время, как отсрочку мгновенного схлопывания мира бытия (как главенствующую загадку бытия  на  фоне вечного Абсолюта, разгадка которой кроется в достаточной степени количеств эмердженции\качеств\различАния подогреваемой элементивным количеством пространства эфемерона), структуру (а кроме структурирования онтологически отстроенное\выверенное состояние ничего сверх оного и не предполагает. Ни движения, ни его субстрата\материи «там» нет.)  отсрочки,  в которой так весело и непринужденно вершится вся эта происходящая\приходящая\уходящая бренность жизни и экзистенции,  что равносильно нулевому моменту бытия, и не только как целостности, но и как изначальности, в равенстве мира нулю, отсутствию, хотя постулируемая  (в опрережающем предуведомлении)  грядущая целостность мира онтологически фактифицирует, что бытие есть ничто \ неполнота ничто.

      Второе. Именно определенность факта муляжирования (бытие есть считываемая  и отсчитанная неполнота, как версия Абсолютного ничто) отражает наличие такого порога (а не его номинала, абсолютная величина которого вариабельна). Но муляжирование эксклюзивной реальности есть некая константа этой реальности выразимая в контексте ее конкретики.  Т.е. это прямая корелляция  квантомеханики с ОТО/СТО и ее эффектами уплощения, замедления, но проецируемые в основном на тематику времени и его значения – одновременность, причина-следствие,  относительность \аберрация времени.

       Факт замедления времени на летательном корабле невозможно произвести инструментально-вещественно минуя особливые возможности и свойства фотонов. И только о такой сомнительной в принципе возможности проверки\наблюдения, как о конечном доказательстве и повествует ОТО/СТО в лице дознания артефактов физики света\фотонов, перцепция которых, как выясняется,  не имеет никакого отношения к доказательству абсолютности бытия.  И это весьма кстати, ибо константа эта, обобщающее налагает запреты и на инструментарий любой практики. При скоростях же «медленных» любая практика сопровождается легко высчитываемыми погрешностями\неточностями, которые, если приглядеться с внимающим пониманием, представляют собой уже озвученное эфемеронное заблуждение в регалиях онтической истины. ( Тогда как за пространство отвечает квантомеханика с ее опциями локализации траектории и географии.).

         Но края онтики путают эти козырные карты бытологической иллюзии,  путают основательно и кардинально на пути слепого следования  всего сообщества корпуса науки к маяку идеальной точки, как и на пути к недосягаемому\закрытому для физики и практики пространству вселенной запечатанного  скоростью света навечно. Край недосягаемого неведения (пусть даже в образах ячеек объединенных «кротовыми норами» мультиверса ), край вечной загадки для любых телескопов и их  «гюйгенсов».
         Теоретически край этот когда-то и кем-то будет преодолён, что предустановленно (ибо осознается по крайней мере как вменяемый вариант), к чему цивилизационно шагает совокупное сознание, но цена этого преодоления, существом составляющим эту цену, будет итоговая бифуркация всей бытологической среды сознания, исчезновение\обесценивание\смерть  конкретного и объективного как его основополагающей опции.  ((Сомнительно , что это преодоление будет выглядеть как некий полет к звездам, краям метагалактики, «краям мультимира», посадка на поверхность точки централа  черной дыры сопровождаемой телерепортажами, или ещё что-то там таким же тупо «жареным и прожженным». Скорее индикация такого достижения состоится, когда дело коснется кардинального сверхструктурного преобразования сознания в соответствующих орбитах надлежания, возможные предтечи которых маячат, ну скажем, в практическом потреблении суперпозиционности, как таковой. К примеру, некой системе адекватной  человеческому мозгу дают чистый лист бумаги и только на основании этого становятся доступными обладателю такого супер-юпер мозга вся информационная совокупность потенциала практической наработки, не человечества, его конкретики, а принципиальной исчерпанности такого формата бытия.)).   

         Да и неспроста закрыто, ибо онтическая\актуальная физика муляжирована\закрыта как физика абсолютного бытия. Вот путеводные интерпретации физики.
         За световым\временным барьером действительно нет\(не было)\не будет ничего актуального и бытийного, ибо скорость света и является той физической границей (не геометрической, отнюдь, но инициации, границей фактически желаний и любых  поползновений субъекта в качествах какого бы то ни было демиургического инструментария, ибо квалийный обустрой  человеческого бытия/мечты/дерзновения, по-видимому,  слишком узок для имеющегося уровня муляжированности Абсолюта выверенного как его неполнота)  за которой ничего нет,  поэтому она и  определяет физическую целостность мира, «сберегает»  пределы неопределенности ничто от конкретики и воздействия наблюдателя (в широком понимании этого участника в котором отстраненность и независимость обретают качества демиургии) как структуру притормаживания её ничтойной определенности.
          Скорость этого притормаживания (создающего функцию\опцию перцептуального времени как такового) определяется структурно\соотносительно, в основании своём определяется степенью\возможностями данности в характеристике соотвествующей эмерджентности,  и не имеет, исчерпывающе, связи ни с материей, ни с энергией, но их определяет как итоги и результаты, как тексты созвучные с собой, как смысловые тексты и возможности своего, того или иного, выражения. Структура эта , впрочем, есть естественный порядок матрицы ничто и она  ВАРИАБЕЛЬНО  неизбежна как монадологическая конструкция нецелостности.

           Но нельзя\порочно  обходиться полумерами.  И, если сказанное здесь справедливо и верно, то эфемеронный потенциал необходимо распространить не только на объединение указанных теорий, но задействовать итоговую группу в их составе и составе  теории «ближайшего-другого», теории квалиа.  Начало, по «калькам и чертежам» издревле известным, положено.    

          На данный момент в отношении квалиа определенность их самостийности заканчивается в констатации их не только как ближайшего, но и как некой изначально используемой в составе любого смысла основополагающей его бессмысленности (то «неуловимое», что невозможно передать. Существуют современные попытки вообще зачеркнуть этот проект.  При передаче, при всякой её попытке, всякое навязанное\предустановленное  провидением ничто  «ближайшее» тупо превращается в «удаленное», превращается в пространство, в объективное\материалистическое бытие. Превращается в ницшеанскую закольцованность «вечного возвращения».),   ведь можно использовать квалиа  для постройки смысловых  объективированных комбинаций, но квалиа сами по себе абсолютно бессмысленны – ну что мы можем сказать неопосредованного о боли «как таковой» или о красном свете, или о перцепции чувства прекрасного. Сказать\прочувствовать не сравнивания с миром наших ценностей тела и души, но с силой превышающей определенность самоидентификации, фокус и разогрев которой закладывается молчанием всей физической совокупности онтологического мироустройства.
 
       По авторскому наитию настает пора вызревания дефиниций,  в створе которых постоянство  скорости света предъявляет себя не только гранью удостоверения муляжированности физического мира, но и как навязанная «сверху» квалиа-бессмысленность\(логистическая абсурдность), замыкающая собой горизонт-границу мира физического бытия не столько в координации частоты света и цветового\цветного спектра, но и более глубоко – как тактильное начало, дозволительное в качествах инсинуации времени, как бытие, как его тактильный\основополагающий  план,  в котором можно рассмотреть\уличить обоснование, что  роль надлежащего абсолюта играет сам этот Абсолют.
        Объяснение метафизической природы домостроя  «красноты» красного цвета, для автора является  в целом  достигнутой, но наиболее простой интерпретацией  из числа означенных тематических задач.

        Для эферономенталиста  нет отныне  загадки в причине природы физического факта полета бесплотных фотонов\нейтрино со скоростью света  ((т.е. и в факте ограниченности скорости передачи бесплотной информации в фееричности фейерверков знаков бытийных конкрементов.  Нить этой ограниченности органично рвется в любом слиянии\совпадении\идентичности индикативирующих онтологические номинации самого дедушки Абсолюта, ибо они есть ничтойное нЕчто перечеркивающее этот, онтического права, предел, ибо, в тематической частности усмотрения, на правах своего онтологического благородства, символизируют бесконечную скорость, от которой в актуальности нет никакого проку. Хотя, ан нет… опять вру – приближенные\бледные, зараженные квантологической дискреностью  порядки указанных онтологических опций  окружают нас  повсюду, ибо и мы, очарованные свободой, как и окружающий нас мир, больны\пленены бытием.)),   более того, именно их бесплотность\ничтойность, наряду с далечайшими\улётным  от этого формата вопрошанием об объективированной избыточности\ничтойности  квалиа, о ближайшем, отражают комплекс  онтического предела, за бытийным неблагополучием которого (диагноз -  «не абсолютность») фатально нависает суперпозиционная\эфемеронная оболочка  идеальной точки\концентрата  бесконечного/непрерываемого/вечного Абсолютного ничто.

         Пространство бытия, как пространство физическое\объективированное, заключено в дуальном створе онтологической идентичности постоянства скорости света и минимально-возможной скорости (определяемая как конкретное значений онтического мира вытекающее из принятых за реперный  значений постоянной Планка). Ведь именно они устанавливают онтически-абсолютные пределы , т.е. определяют\выстраивают\обнажают прежде всего собственную ограниченность, собственную не абсолютность транслируемую на всякие и все феноменальные ряды и значения бытия, фактически превращая его вероятность в абсолютно-вечную абсолютную потенцию (наконец-то мятущееся, дуально выстроенное бытие, со всем своим содержимым, находит и свою подвизающуюся к Абсолюту определенность и успокоенность\(«прижизненную» упокоенность). 

 
И, в качестве заключения данного текста.

            Результаты разбора онтологического значения константы «С» дополняют эфемеронные представления о суперпозиционной квантовой физике, позволяя более решительно расширить представления и о метафизической сущности субъективности в реляции квалиа\«когито».  Более того, позволяя детализировать парадигму репродукции бытия в целом на основе Абсолюта ничто.
            Скорость света в вакууме, таким образом, представлена как частная,  но весьма существенная сторона физического факта,  охарактеризованная  в виде автором «названной таковой»,  «муляжированностью»  реальности бытия, которая отражает надлежащий факт свидетельства о бытии, в принципе,  как об эфемероне\неполноте матрицы Абсолютного ничто, в онтическом слое которого всякая процессуальность бытия предъявлена (в конечном итоге)  в качестве невостребованной (бессмысленной, никому не нужной в объективации и её пространствах)  структуры\(текста уровня языка квалиа\ближайшего). 
            В связи с этой (абсолютной)  невостребованностью, жизнь сознания человека и жизнь как таковая, отформатированы и унифицированы тоже как эфемеронный текст, как особая, но вместе с тем и универсальная  книга\судьба\информация такой эмерджентной кондиции\силы всецело исходящей из прототипа «дуального зачатка бытия», которая обуславливает возможность  эксклюзивного прочитывания\проживания означенным текстом самого себя, определяя этим прочтением состояние бытийного рецидива онтического\врЕменного\временнОго заблуждения.
         Сам эксклюзив определен как функция «ближайшего», т.е. как квалиа (в индикативности унифицированного «когито»), с обоснованием онтического квалиа-действа как позиции,  абсолютная\структурная неизбежность которой,  проистекает в конечном итоге исключительно из суперпозиционного\вариабельного повеления природы  матрицы всякого (т.е. Абсолютного) отсутствия ВСЕГО («всё», которого от этого отсутствия вовсе не пропадает, а именно подчеркивается, зачеркивая только абсолютность конкретного бытия).
            Впрочем, и любое онтическое движение на своих краях своей конкретной целостности\завершенности есть ниШто иное,  как некая унифицированная эфемеронным образом структура\раскладка\пасьянс и этот факт очень  роднит сознание человека\ (мироощущение животного\растения) в проекции сравнения его с книгой, текст которой настолько заковырист, пестр  и сложен, имеет (располагает пестротой\разнообразием) столько взаимозависимых/связанных системных языков широчайшего понимания феномена языка\смысла (что весьма и без обиняков дозволительно в рамках попечительства и доступности бесконечновствующего «всего»), что может поддержать домыслы\рефрен о  рефлексии форматирующей в пространстве эмердженции своих составляющих элементов\(дискретных точек) такие убедительные и сильные оттеснения\неполноту  ничто, как «время» (перцептуальное время и его  объективированное\физическое соответствие). А уж от времени до перцепции («прочтении»  на языке «квалиа» в разбивке предметов, событий, отношений, всё тех же книг и статей) бытия, рукой подать. 

            В рамках свободы зачатой в пространстве матрицы  элементивной данности\навязанности , эмерджентный состав реальности моего\твоего «когито», подсказывает\(намекает о…) нераскрытые возможности мира бытия в плане освоения матрицы ничто, ибо мысль трансцендирует\путешествует в пространстве канала выложенных здесь  определений на пути вектора к бездне идеальной точки (квантомеханика, струнно-логические концепции) через  объемизацию космического пространства (возможностями которой заведует\отражает  константа  «С»)  и показывает константу целостного этого объема физического\объективированного бытия их реальную, физическую  ограниченность (т.е. наиболее  надежным\достоверным способом показывает)  как онтологические\эфемеронные смыслы бессмысленной природы квалиа в онтической  матрице «когито» (в которой основания намеков человеческого солипсизма имеет только и исключительно Абсолют единственность, единичность и всеобщность которого составляют его, сугубо онтологическую,  природу).