Эль-Марейон. Не могу молчать (часть 1)

Информация
Год написания: 
2020
Систематизация и связи
Основания философии

Все разъясняется, все делается понятно – умей только хорошо общаться с фактом, умей зорко наблюдать, изощрять чувства, научись правильно наблюдать, тогда исчезнут перед тобой чудеса и мистерии природы, и устройство вселенной сделается таким же обыденным фактом, каким сделалось теперь для нас все то, что прежде считалось недоступным и сокровенным.
Н.И. Пирогов
С раннего детства у меня или для меня в жизни были «чудеса», о которых запрещали кому-либо рассказывать. Многое и потом было трудно объяснить, а сегодня хочется все «расставить по своим местам». Это, как сейчас говорят, феномен проскопии-предсказания в судьбе – практические и теоретические, со стороны моей собственной мысли. Возможно, это предопределение. «По-моему, все, что случается, должно было случиться и не быть не могло», – писал известный хирург Н. Пирогов.
С чего начать? Начну с клинической смерти. Цель при этом – не напугать и не повеселить, а порассуждать вместе с вами, помыслить. А вам – вспомнить, возможно, с кем-то такое тоже было.
Состояние клинической смерти я испытала 30 лет назад. Слово «смерть» звучит страшно. Теперь я понимаю, что смерти нет, точнее, она есть только для тела, больного или слабого, а для души ее нет. И «умирать не больно и не страшно» (эти слова я произнесла 30 лет назад и сегодня встретилась с ними в интернете), но сейчас скажу – страшно. Что было –забылось, страх смерти вернулся. Главное – меньше об этом думать.
Обычно в состояние клинической смерти входят люди, побывавшие в катастрофах, на операционных столах и т.п. Потом кто-то из них возвращается к жизни с помощью врачей или сам. Тело может находиться между жизнью и смертью минуты, но, как говорят на Востоке, и часы, и дни. По-моему, этого состояния «между» нет вообще: есть или уже смерть, или еще жизнь.
Причина моей смерти – отравление. Заключение врачей – вирус. Трудность была связана с необъяснимой никакими словами слабостью, которая прерывалась долгим-долгим сном и сильными болями в горле и животе. Без помощи близких я не справилась бы со своей бедой.
Главное то, что было «там», за гранью жизни. Мое тело находилось, сидело далеко внизу, прислоненное к какому-то предмету. Я – высоко над ним, под самым потолком, который раздвинулся в огромное открытое пространство. Оно было очень объемным, но все, что происходило там, я видела и понимала до мельчайших подробностей.
Вся середина этого пространства была заполнена и постоянно заполнялась людьми – мужчинами и женщинами в темно-коричневых одеждах. Их было много, очень много. Сравнить эту людскую массу можно было бы с очень широкой полноводной рекой. Такой поток людей могла бы создать, как сейчас говорят, только компьютерная графика. Они, люди, были такими легкими, так тесно шли друг к другу, не наступая на ноги, никого не толкая, не возмущаясь. Эта людская «река» плыла, двигалась, конца и края ей не было. Новые живые «реки» примыкали справа к общему потоку. И все шли, шли и шли.
Выражения их лиц трудно было передать – спокойные, отрешенные, безучастные – никакие. Внешность многих из них я помнила и могла бы описать спустя месяцы после события. Они смотрели на меня, трудно сказать, на меня: я не имела никакой плоти – ни той, что в старом теле, ни той, что обладали они, уходившие. У меня не было глаз, но я видела. У меня не было ушей, но я слышала слова, что сказали мне мысленно: «Рождённым под знаком Бронзы возвращаться еще рано». Проходивших мимо меня я провожала взглядом, которого тоже не было. И поняла сразу, что они – умершие, возвращающиеся «туда». Меня удивило, как много людей одновременно могут умереть и возможно ли народить столько же за это время. Думаю, демографическая проблема всегда будет существовать на Земле: так много душ покидают наш мир.
Находясь «там», я ни на минуту не оставляла без внимания свое тело. Я буквально «сторожила» его, потому что оно не было мертвым, оно было глубоко больным. Я чувствовала, что энергия (сознание) еще присутствовали в нем. Почему они все смотрели на меня? Возможно, знали то, чего я еще не понимала: меня вернут назад. Вот только на что они смотрели, если я сама себя не видела, но все видела, чувствовала, понимала, мыслила, рассуждала и даже задавала себе вопросы. Почему среди уходивших не было детей?
В метрах 100-150 от меня находилась разграничительная широкая полоса серого цвета. Почему разграничительная? Потому что после нее (а умершие легко проходили сквозь полосу, как сквозь стену) в общую массу уже не вливались реки людей с правой стороны. Фразу для меня передали мысленно. Я мысленно услышала, мысленно хорошо представила тех, кто мне сказал. Моя мысль создала их образы, создала «видео», как на телефоне. Это были молодые люди (3-4 человека), лиц их не рассмотрела, но они были очень светлые, легкие, чистые, непохожие на уходивших «туда». Если судить по нашим земным меркам, им было по 20-25 лет. Крыльев у них не было – точно не ангелы и не архангелы. Молодые люди находились слева от разделительной полосы. Они принимали и препровождали умерших дальше, «туда».
В какой-то момент я почувствовала что-то необычайное: мне стало тепло и очень приятно. Я наполнялась блаженством, негой. Трудно передать словами: таких чувств на Земле человек никогда не испытывает, они – за гранью реального. Я наслаждалась любовью, нежностью, чудодейственной лаской. Кто же испытывал это счастье? Я или моя душа? И кто я? Тела-то там не было! И это «купание», это испытание прекрасных чувств оздоровило меня, воскресило меня для продолжения жизни, к сожалению, в моем старом теле.
Кстати, те, кто уходил «туда», были очень похожи на людей, что живут рядом с нами, в параллельных мирах: тела такие же легкие, одежды, правда, другие и взгляды живые, но ростом они гораздо выше нас. Об этом чуть позже.
Кто же возродил, воскресил меня? Кто была эта любовь, сила, блаженство, счастье? Я его не видела, но почувствовала. Это был Бог. И мне так не хотелось возвращаться назад. Он всегда был со мной. К мысли о нем я пришла еще в раннем действе, 6-7 лет. Я благодарна Нашему Создателю, я преклоняюсь перед его деяниями и талантом.
«Там», где я находилась, – это был еще не «тот» свет, а только «прелюдия» к нему. Река людей впереди выглядела тонкой полоской на фоне света, а мои вопросы самой себе продолжались. Что значит «рожденные под знаком Бронзы», и когда придет их время возвращаться? Без очереди туда не принимают, это заранее предопределено. В этом у человека выбора нет. Ответов на все вопросы у меня не было около 30 лет. Как жаль, что они пришли только сейчас. Не все от человека зависит. Почему там не было детей? Ответ я нашла у Л.Н. Толстого: «Духовное существо всегда равно само по себе и не подлежит изменениям: нам же кажется, что оно растет и расширяется во времени: т.е. движется. Движутся же только пределы, в которых оно находится».
Далее развернулась новая картина. В мое тело вошло что-то нематериальное. Вошло тяжело, потому что не хотело или возвращалось в очень больное тело. Это что-то было определенно потоком, массой, но не 21 грамм, как пишут ученые и медики. Это была моя душа, это была Я.  Душа вернулась в тело; рассуждения, мысли, думы, вопросы закончились.
Кто-то или что-то сверху видело эту картину «моими глазами», которых не было. Почему это что-то или кто-то, наблюдавшее за вхождением, само тоже не вернулось в тело? Буквально через минуту-две тело ожило, если это можно было бы назвать жизнью.
Думается, за разграничительной полосой для тех, проще сказать, душ, начиналась новая жизнь. Они, как и я, проходили «купание», но продолжали свой путь в другой мир. Их тоже необходимо было возродить: уставшие и слабые от жизни в наших телах и нашем мире, они нуждались в воскрешении. Значит, Бог на переходе миров, на переходе от смерти к жизни. И что было бы, если бы души не возрождались, не воскрешались? Жизни не было бы? Все было бы мертвое, или мы жили бы вечно? А как же ад и рай? Где они? Зачем Богу возрождать все души, если какие-то из них все равно попадут в ад? Или все души безгрешны? Бог создал наши души, а не тела по своему подобию, поэтому спасает не тело, а душу. Правильно сказано: «Царство Божие внутри нас есть». Воскрешая душу, Бог каждый раз возрождает себя. Бога я почувствовала. Этим я счастлива.
Прошло много лет, а я задаю себе один и тот же вопрос. Как такое может быть: и «там», и здесь, на Земле, я рассуждала, думала, мыслила, сторожила свое тело и задавала себе вопросы, видела, чувствовала себя одинаково?!
Где же был мозг, каким думают? Где же было тело, которое как бы я? На все эти вопросы у меня есть ответы. Но, Бог мой, они могут перевернуть мир. Мой мир они уже перевернули. Не могу молчать – это мотив всех моих рассуждений.
Излагаю выводы, к которым я пришла не после клинической смерти, а сегодня, в возрасте 70 лет.
Наш мозг – не компьютер, не получатель и не передатчик никакой информации. Мозг у всех одинаковый: настраивает работу только нервной системы. Он не ведает психики. Он даже не мыслит! Вот это самое невероятное. В подтверждение приведу точки зрения на эти проблемы ученых, к сожалению, не современных.
Эмиль Генрих Дюбуа-Реймон (1818-1896 г.) – немецкий физиолог, основатель научной школы; философ, иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1892 г.). В письме к своему другу он писал, что «в организме действуют исключительно физико-химические законы; если с их помощью не все можно объяснить, то необходимо, используя физико-математические методы, либо найти способ их действия, либо принять, что существуют новые силы материи, равные по ценности физико-химическим силам».
Английский нейрофизиолог Чарльз Скотт Шеррингтон, лауреат Нобелевской премии, выразил неуверенность в том, что и «материальное, и духовное представляют собой системы, которые лишь вторично взаимодействуют между собой – отсюда его вопрос, в каком месте нематериальное и вечное сознание взаимодействует с нервными клетками».
Карл Фридрих Вильгельм Людвиг (1816-1895 г.), возглавлявший в 1869-1895 годах новый физиологический институт в Лейпциге, писал, что «ни одна из существующих теорий нервной деятельности, включая и электрическую теорию нервных токов Дюбуа-Реймона, не может ничего сказать о том, как вследствие деятельности нервов становятся возможными акты ощущения».
Профессор Московского университета, философ А.И. Введенский сформулировал в 1914 году закон отсутствия объективных признаков одушевленности. Он гласит: ни одно объективно наблюдаемое, т.е. никакое физиологическое явление не может служить признаком одушевленности.
Крупнейший современный нейрофизиолог, лауреат Нобелевской премии по медицине, Джон Экклз развил мысль о том, что «на основе анализа деятельности мозга невозможно выяснить происхождение психических явлений, психика вообще не является функцией мозга. Духовный мир человека и мир физических реальностей, включая деятельность мозга, – это совершенно самостоятельные независимые миры, которые лишь взаимодействуют и в какой-то мере влияют друг на друга».
 
Так кто же или что же мыслит, если не мозг? Прежде постараемся разобраться с вопросом – кто есть человек?
Представьте себе космонавта в полном «обмундировании». Скафандр – это наше тело (многие так думают). Все остальное, сам космонавт, – наша душа. Весь космонавт – наша душа. Она живет, а не тело. Ходит, мыслит, смеется, обнимает, плачет, рассуждает, целует, отталкивает, готовит, танцует, поет, принимает решения – все это делает не тело, а душа. Она дает посыл телу, и оно производит движение, работу.
Психика, чувства, эмоции, интуиция, чувственное восприятие, высокие духовные чувства, ощущения – это все ее богатства, ее собственность, не тела. Она – частица Бога, любовь, блаженство, гармония, как и ее Создатель. Она божественна.  Не бывает мужских и женских душ. Любая душа может воплотиться и в тело мужчины, и в тело женщины. Сегодня я женщина, рожденная в православной семье, в другой жизни – мужчина, правоверный мусульманин. В связи с этим хочу вспомнить слова художника Пабло Амаринго о том, что «если чья-то религия утверждает, что обладает монополией на истину, то вы легко проникаетесь презрением или даже ненавистью к тем, кто придерживается иных верований. Это неправильно, потому что вызывает раздор, вражду… Никто не должен заставлять вас носить что-то определенное, и никто не имеет права принуждать вас во что-либо верить».