Античность. Аристотель. «Целое больше суммы своих частей»

Аватар пользователя Victor
Систематизация и связи
История философии
Основания философии
Онтология
Гносеология
Эпистемология
Эволюционизм
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

1. «Метафизика» Аристотеля.

Эта фраза «Целое больше суммы своих частей», приписываемая Аристотелю, похоже, ему не принадлежит. Если мы возьмем текст Аристотеля «Метафизика» с сайта www.litres.ru, то в тексте там вообще нет слова однокоренного с со словом сумма. Есть мысли о трудности разделения материи и формы, но отнюдь не в этом значении.

И тем не менее, в определении холизма мы можем прочитать в википедии:

«В узком смысле под холизмом понимают «философию целостности», разработанную южноафриканским философом и политическим деятелем Я. Смэтсом, который ввёл в философскую речь термин «холизм» в 1926 году, опираясь на слова из «Метафизики» Аристотеля «целое больше, чем сумма его частей»»

Сам Аристотель дает целому следующее определение в «Метафизике»:

«Целым называется то, у чего не отсутствует ни одна из тех частей, состоя из которых оно именуется целым от природы, а также то, что так объемлет объемлемые им вещи, что последние образуют нечто одно...»

Кроме того, он дает определение от противного:

«Нецельным (kolobon) называется не всякое количество; надо, чтобы оно само было делимо на части и составляло нечто целое.  ... Кроме того, и то, что составляет нечто целое, становится нецельным не через утрату всякой какой угодно части, ибо утраченные части не должны быть ни главными частями сущности, ни теми, что могут находиться в любом месте; например, чаша нецельна не тогда, когда она просверлена, а когда у нее повреждена ручка или какой-нибудь край, и человек будет увечным не тогда, когда у него вырван кусок мяса или селезенка, а когда лишится какой-то наружной части, да и то не всякой наружной части, а той, которая, если ее отнять целиком, не вырастет вновь. Поэтому плешивые - не увечные.»

Как мы видим, он целостность воспринимает через аспект сущности (в смысле существенности) и количественно прежде всего. Об этом говорит и другие его примеры, например, в определении острого угла и т.п.

«Частью называется то, на что можно так или иначе разделить некоторое количество...»

У Аристотеля есть мысль о приоритете целого над частью в определениях, которую он очень четко высказывает на примерах:

«Кроме того, если части предшествуют (protera) целому, а острый угол - часть прямого, и палец - часть живого существа, то можно было бы подумать, что острый угол предшествует прямому и палец предшествует человеку. По-видимому, однако, эти последние первее (protera): ведь обозначение первых дается на основе последних, которые первее и потому, что могут существовать без первых.»

То есть, говорить о пальце вне организма, которому он принадлежит, бессмысленно! И эту мысль, которая очень важна в онтологическом и семиотическом плане, мы попытаемся объяснить.

 

2. Термодинамика Гладышева Г.П.

Именем Гладышева был назван «закон временных иерархий» (закон Гладышева). Предлагаю цитату из проспекта к его работе в котором изложена его суть:

«Изучая основы устройства биомира, автор открыл закон временных иерархий, согласно с которым любая высшая иерархическая структура возникает в результате самосборки — термодинамической самоорганизации структур низшей иерархии. При этом средние времена жизни структур-элементов любой низшей временной иерархии в биомассе, как правило, значительно меньше средних времен жизни структур любой высшей временной иерархии. Так, время жизни молекул аминокислот существенно меньше времени жизни молекул белков в клетке. В свою очередь, время жизни клеточных белков значительно меньше, чем время жизни самих клеток. Клетки, как правило, живут значительно меньше, чем длится жизнь организма, а продолжительность жизни организма намного меньше продолжительности жизни образуемых ими популяций. Указанная закономерность связана с обменом веществ различных иерархий в биосистемах. Исходя из изложенного, Г.П. Гладышев математически записал закон временных иерархий.»

Суть этого закона экзистенциально проста. Бессмысленно говорить о времени жизни белка вне времени жизни клетки, и также бессмысленно говорить о времени жизни клетки вне времени жизни организма. То есть, мы имеем значительное неравенство усредненных времен:  

tбелок << tклетка << tорганизм .

Более того, с системных позиций, закон Гладышева предполагает приоритет большей цикличности над меньшей. Цикличность химических процессов в клетке на порядки выше чем цикличность сердца или легких к примеру. А период жизни человека значительно превышает период удара сердца.

У этого закона есть некая экзистенциальная «странность». По жизни мы не станем ходить по неустойчивому основанию, например, по воде или песку. Наоборот, мы предпочитаем «почву под ногами». Все дело в том, что наша психика, как раз-таки построена на этой самой «текучести». Отсюда тяга к «материальному»...

 

3. Субстанциональный дуализм организма.

Закон Гладышева очень хорошо согласуется с субстанциальным дуализмом пассивного и активного. Напомню некоторые положения о роли субстанций из статьи «Эйдос. Субстанции пассивности и активности»:

Пассивная

Активная

«центробежная»
(разъединяет)

«центростремительная»
(соединяет)

явная

неявная

статичная

динамичная

дискретность

непрерывность

постоянство

периодичность

единичность

множественность

ограничения

возможности

рациональное

иррациональное

«пространственное»

«временное»

«симметрия»

«асимметрия»

«материальное»

«идеальное»

«прошлое»

«будущее»

Таблица 1. Роли субстанций из вышеуказанной статьи.

Исходя из субстанциональности, говорить о части и целом в общем контексте сравнения «целое больше своих частей» онтологически не корректно, поскольку по своей сути они разнокачественны. Целостность определяется активной (центростремительной) субстанцией. Вещественность (пассивное) частей «подчиняется» иерархии движений. Применительно к организму – это движение имеет некий циклический характер. Части по отношению к этим движениям паритетны, обеспечивая принцип минимакса («Эйдос и интеллект»).

В программировании (отражающем естественный мир) используют два вида иерархий:

- «элемент в элементе»; имеется в ввиду, что государство можно разбить на области, а области на районы, и все они будут иметь одинаковый аддитивный характер. Можно сложить площади земли для районов, чтобы получить площадь области. А также, можно сложить области в отношении любых «материальных» показателей, чтобы получить сумму для государства. В такой иерархии действует исключительно принцип сумма целого равна сумме его частей.

- «папка в папке»; имеется в виду, что объекты имеют при себе признаки, и иерархия строится на семантическом подчинении. Так, в программе, продукты могут быть разделены на овощи и фрукты. А овощи разделены на картофель и морковь; фрукты разделены на яблоки, сливу и вишню. Такое деление имеет исключительно конечные элементы, которые можно суммировать в семантической последовательности.

А самим, к примеру  фруктам, бессмысленно прикреплять признак количество, поскольку с вишней и яблоками их связывает рода-видовые отношения, которые «держатся» именно на иерархии. Тут  как раз мы пришли к важному пониманию семиотики и семантики. А именно, что их исходная природа «держится» на активной субстанции, прототипом которой служит вложенность циклов, не подчиняющихся простой линейной аддитивности пассивного.

Самое время вернуться к Аристотелю, который очень много уделял внимания рода-видовым  отношениям. Но и здесь он соотносил линейно род и входящие в него виды:

«Но поскольку мы каждую вещь познаем через определения, а начала определений - это роды, необходимо, чтобы роды были началами и определяемого; и если приобрести знание вещей - значит приобрести знание видов, сообразно с которыми вещи получают свое название, то роды во всяком случае начала для видов.»

«Каждый род [существующего] исследуется одной наукой, так же как воспринимается одним чувством; так, грамматика, например, будучи одной наукой, исследует все звуки речи. Поэтому и все виды сущего как такового исследует одна по роду наука, а отдельные виды - виды этой науки...»

Никакой двусмысленности в рода-видовом представлении у Аристотеля я не нашел. Все его проблемы были завязаны на представления об первоначальности сущности, которая так и не получила корректного однозначного определения.

 

3. Семиотика – как отражение активной субстанции.  

Появление живого, с наличием ДНК, РНК  воспринялось естествоиспытателями как появление семантики.  Игамбердиев А.У. (Логика организации живых систем, Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1995. ‐ 152 с.) дает такое определение жизни:

«жизнь – это самoорганизующая и порождающая активность открытых неравновесных систем, обусловленная их семиотической структурой»

Одновременно с этим он же отмечает, что:

«При этом один из центральных вопросов, встающих при изучении сложных (биологических и социальных) систем, состоит в том, каким образом семиотические отношения связаны с динамикой системы.»

Этот центральный вопрос очень ценен в том плане, что надо помнить, что «стоит» за знаком исходно – это формы движения (активное). Знак и сопутствующий ему концепт у меня представлен эйдосом:

значение – знак – символизация – категория – концепт,

который всегда подразумевает категорию движения. У Аристотеля среди его 10-ти знаменитых категорий, такой не имеется (есть действие). Это-то и привело его к поиску моно-начала – сущности, которое соответствует линии атрибутивности. Именно этот момент отличает его от Платона, которому характерна конфигуративность.

Эволюция, воспроизведя на Земле соответствующую цикличность в качестве «живой (реплицирующей) материи» из наличия подручных материалов, всего лишь реализовала интеллигибельность исповедуемую Платоном. Аристотель, в этом плане, понимания философии  как высших законов в плане конвергенции, «отстал» от своего учителя. Но в своих частных рациональных изысканиях он был ближе к современникам и последующим эпохам развития человечества.

 

4. Заключение.

4.1. Об иерархическом соответствии пассивного, которое мы рассматривали выше как «элемент в элементе», лучше говорить как о вложенности, а не иерархии, подразумевающей приоритет влияния длительных цикличностей над более короткими. Реально же организм, в вещественном (структурном) плане, выстроен на паритетных началах – на клетках.

А вот в функциональном плане, если рассматривать жизнь организма (и выживаемость) в целом, как предельную высшую цикличность, то ей подчиняются такие системы как эндокринная, нервная, иммунная. Вот здесь-то и проявляется необходимость системной лабильности для поддержания адаптационной цельности. Собственно, их деятельность всегда направлена на минимизацию внешних влияний.

4.2. То, что аристотелевская (атрибутивная) логика сменилась программной платоновской эйдетической логикой философией отмечено не было. Это более расценивалось как техническое достижение. Это следствие «преданности» в современной философии атрибутивной линии.

4.3 Если резюмировать  проблему части и целого, то будет корректным в субстанциональном  плане (ролей) сказать, что за части отвечает пассивное, а за целое – активное. Роли, которые приписываются субстанциям, соответствуют Таб. 1. Та формула, что «целое больше, чем сумма его частей» является неким стилизованным мифом или метафорой наличия более сложной действительности.

4.4 Говоря  о себе: «внутренний мир», мы близки к  истине, поскольку «внешний мир» диктует себя и поддерживает связь, в основной адаптивности, через активное. Даже когда камень падает на ногу, он диктует себя через активную субстанцию. Хотя мы «обвиняем» именно камень. Но камень находится в отношении паритета к ноге – «он не виноват»! Будущим «заведует» активное (глобальное), отсюда его неопределенность для нас (локальных).

4.5. «Энергия» социума в синхронизации движений его «элементов».

0
Ваша оценка: Нет