Александр Болдачев. Разум в эволюционной иерархии

Информация
Год написания: 
2005
Систематизация и связи
Эволюционизм
Философия науки и техники

В тексте предпринята попытка анализа понятия «искусственный разум» с позиции эволюционно-иерархической логики. На основе рассмотрения эмпирически явных качеств эволюционных уровней (биологического, социального) и переходов между ними делаются предположения о сущности следующего за социальным иерархического уровня, системное (определяющее) качество которого можно условно назвать «искусственным разумом».

Логические построения в этом тексте основываются на эволюционно-иерархическом подходе к анализу структуры и движения Мира. Этот подход вполне исчерпывается двумя тезисами: (1) в структуре Мира можно выделить конечное число иерархических уровней (систем) и (2) движение (эволюцию) Мира во времени можно представить как последовательное формирование новых иерархических уровней на основе элементов предыдущих.

Достоверность эволюционно-иерархического подхода не вызывает сомнений, по крайней мере при рассмотрении двух глобальных мировых систем: биосистемы (биосферы) и социосистемы (социума как целого). Во-первых, они однозначно отделены друг от друга как по способу формирования связей между элементами, так и по принципам функционирования. Во-вторых, они последовательно появились во времени, и структура поздней системы – социума – иерархически надстроена над элементами биосистемы: основной элемент социосистемы (человек) является высшим «продуктом» биосистемы.

В качестве первого непосредственного вывода из эволюционно-иерархического анализа движения Мира можно принять тезис о необходимости (неизбежности) появления в будущем нового уровня, следующего за социумным. Ведь действительно, у нас нет никаких оснований полагать, что социосистема является последней в иерархии эволюционных систем и на ней поступательное движение Мира завершится. Новый, следующий за социосистемой, эволюционный уровень будем называть постсоциумным. О его сущности пока можно лишь сказать, что он должен быть некой иерархической надстройкой над социосистемой, то есть представлять собой структуру, элементами которой будут являться «продукты» (элементы) предыдущего эволюционного уровня, то есть социосистемы.

Системные качества эволюционно-иерархических уровней

Каждый эволюционно-иерархический уровень можно охарактеризовать неким уникальным системным качеством, определяющим специфику его структуры и взаимодействия элементов. Системным качеством биосистемы, безусловно, является жизнь – процесс воспроизводства (дубликации, закрепления) циклических автокаталитических химических реакций. В качестве системного качества социосистемы можно принять разум как основу производства социальных отношений, призванных обеспечить жизнь (биологическое существование) человека. В рамках этого текста нас не будет интересовать в точное определение системных качеств иерархических уровней – достаточно констатировать, что жизнь – это уникальное качество (свойство, характеристика) как биосистемы, так и ее элементов (биологических организмов), а разум – это то, что определяет сущность социосистемы и ее элементов (людей).

Нередуцируемость системного качества

Для наших рассуждений важен тезис о нередуцируемости системного качества, то есть несводимости его к каким-либо свойствам (характеристикам) предыдущего эволюционного уровня и его элементов (что, по сути, и задает однозначную выделенность эволюционных уровней относительно друг друга).

Так, биологическая («жизненная») специфика молекул белков, ДНК, РНК определяется не их особыми химическими свойствами, а исключительно их включенностью в биосистему. Ведь действительно, хотя жизнедеятельность биологической клетки и представляет собой лишь последовательность химических реакций, биологические свойства этих молекул нераспознаваемы (нефиксируемы, неформулируемы) на химическом уровне. К примеру, ферментативные функции белков являются не некими химическими качествами полимеров, а отражают их особую функцию в биологическом организме. С химической точки зрения у полимера не может быть такого свойства, как «способствование пищеварению». «Пищеварительную» функцию конкретного белка можно описать (сформулировать) лишь в биологических терминах, лишь с позиции участия этого белка в метаболизме биологического организма.

Применяя приведенную логическую схему к социосистеме, можно заключить, что, хотя человек с точки зрения биологического уровня является лишь одним из видов млекопитающих (конечно, обладающим некой универсальностью свойств, как и протобиологические полимеры по отношению к прочим химическим соединениям), его специфичность по отношению к другим видам определяется не его особыми биологическими свойствами, а единственно включенностью в надбиологический эволюционный этап. То есть разумность – это не особое свойство биологического человека, которое можно определить в биологических терминах; разумность является сугубо социосистемным качеством. Человек – это не новая (продвинутая) модификация адаптивного биологического организма, как и живая клетка –  это не некая совокупность принципиально новых химических реакций. Он – тот же самый биоорганизм, но встроенный в надбиологическую эволюционно-иерархическую систему (ступень, уровень) – социум. Его разумность – не прямое продолжение, развитие биологических функций, а системное свойство следующего эволюционного уровня.

Сформулируем краткий вывод: невозможно понять сущность живого (к примеру, биологическую специфику органических полимеров), анализируя только эволюцию химических взаимодействий, и, аналогично, невозможно понять разумную  сущность человека, просто экстраполируя эволюцию адаптивного поведения биологических организмов. Разум нередуцируем к биологическим процессам (в том числе и к адаптации), как и жизнь – к химизму.

Изучение разума лишь как индивидуальной особенности одного из биологических видов, то есть вне социума, не как системного явления, столь же бессмысленно, как и изучение сущности жизни, биологического движения посредством анализа химических реакций в клетке. То есть и жизнь, и разум – это сугубо системные качества (биологическое, социальное), и не столько в том смысле, что они формируются лишь под воздействием системы, сколько в том, что они принадлежат исключительно системе как целому и реализуются в единичных биологических организмах и человеческих разумах как частные локальные проявления.

Редукция целей иерархических уровней

Анализируя преемственность системных качеств иерархических уровней, можно отметить, что они формируются, прежде всего, как способы (формы) внесистемного обеспечения функционирования элементов предыдущих уровней. Жизнь – это нехимический способ воспроизводства циклических химических реакций: вся активность живых организмов направлена на поддержание непрерывной последовательности химических реакций, хотя сама эта активность ничего общего с химизмом не имеет. Разум  – это, по сути, вне(над)биологическая форма обеспечения целостности человека как биологического организма: функционирование основного продукта разума  – материального производства – в конечном счете направлено на поддержание биологической жизни человека.

Можно выдвинуть принцип редукции целей эволюционных уровней: целью (смыслом) каждого нового иерархического уровня является обеспечение функционирования элементов предыдущего уровня, поддержание их системного качества. Живая клетка – это лишь форма стабилизации одного из циклов химических реакций; социосистема – форма обеспечения функционирования одного из биологических видов. Биопроцессы – это не некий новый тип химизма, а социопроцессы – не новая форма жизни. Сущность новых уровней проявляется в формировании надфункциональных (в наших примерах – надхимических, надбиологических) связей между элементами прежних систем.

Принцип упрощения элементов эволюционных уровней

В качестве эмпирически достоверного факта можно принять принцип упрощения элементов эволюционных уровней: функционирование элементов каждого последующего иерархического уровня принципиально примитивнее функционирования элементов предыдущей эволюционной системы. Так, биологические процессы обеспечения жизнедеятельности клетки проще, чем химические процессы, составляющие функционирование самой клетки. Производственные технологии в социосистеме, направленные на поддержание жизни человека, значительно примитивнее, чем биологическое процессы в его организме. Принципиальная новизна, определяющая сущность эволюционного перехода, заключается не в усложнении элементов системы, а в увеличении количества и разнообразия их связей. Именно дифференциация функций клеток и сложность их взаимодействия, значительно ускорившие обменные химические процессы, составляют сущность функционирования биосистемы. А социосистема – это, по сути, совокупность разнообразнейших надбиологических связей живых организмов (людей). Элементы социопроизводства (предприятия, социальные институты) примитивнее биологических организмов, но в результате значительного ускорения актов обмена социальные процессы на порядки превосходят биологические по масштабам и эффективности преобразования вещества и энергии.

Системное качество постсоциумного уровня

Рассматривая с позиции выдвинутых принципов будущий постсоциумный эволюционно-иерархический уровень, можно предположить, что его системное качество не будет сводиться к системному качеству предыдущего уровня – разуму, хотя и должно представлять собой некую совокупность разумных процессов (принцип нередуцируемости). Это должен быть некий «над-разум», можно сказать, «искусственный разум».

Однако использование термина «искусственный» применительно к системному качеству эволюционного постсоциумного уровня допустимо лишь условно. «Искусственный разум» можно считать разумом только в том смысле, в каком, к примеру, жизнь (функционирование биологического организма) можно считать «искусственным химизмом» (относительно естественных химических реакций), а социопроцессы – «искусственной жизнью». Здесь под «искусственностью» подразумевается то, что некий процесс, принимаемый за «естественный», поддерживается (обеспечивается) неестественными для него способами: химические реакции – биологической активностью, жизнь – разумной деятельностью (социопроизводством), разум – «искусственным разумом». То есть системное качество постсоциумного уровня должно характеризовать процесс, обеспечивающий функционирование разумной деятельности человека, но не социальным, не человеческим, не разумным способом (принцип редукции цели).

При этом необходимо понимать, что системное качество постсоциумного эволюционного уровня (которое мы условно назвали «искусственным разумом») будет настолько же отличаться от естественного разума, насколько социальные процессы отличаются от биологических, а жизнь – от химизма. Как разумная деятельность социума («искусственная жизнь») не сводится к метаболизму биологических организмов, так и «искусственный разум» будет чем-то другим, бОльшим чем разум. Сущность «искусственного разума» как системного качества нового эволюционного уровня принципиально неформулируема в социо-терминах, в разумных понятиях. Мы можем лишь заключить, что это будет нечто, основанное на разумных процессах и в конечном счете направленное на поддержание разумной деятельности элементов социосистемы, то есть нашей с вами.

На основе предложенной эволюционно-иерарахической логики можно высказать предположение и о постсоциумном будущем людей (элементов социосистемы). Подобно тому, как биопроцессы не заменили химические реакции, а лишь явили собой сложную их последовательность и функционирование социума не исключило биологическую (жизненную) сущность человека, так же и постсоциумная система не только не заменит человеческий разум, но и не превзойдет его. Постсоциумная система будет функционировать на основе человеческого разума и для обеспечения его деятельности. Она не будет воспроизводить разум, а обязательно включит его в качестве необходимого элемента в существующем, человеческом виде (так социосистема немыслима без биологической активности человеческого организма). Аналогично тому, как социум черпает из биосферы энергетические ресурсы для поддержания социумного производства,  постсоциумная система будет черпать человеческие разумные ресурсы для поддержания своего функционирования.

Ккак уже отмечалось, лежащие в основе постсоциумной системы элементарные процессы (предположительно некая обработка данных) будут, безусловно, примитивнее социальных процессов (производственных, разумных), но унификация и значительное повышение скорости информационного (не энерго-вещественного) обмена дает нам основание говорить о возможности очередного иерархического скачка, формирования нового эволюционного уровня (принцип упрощения элементов).

Практический «искусственный разум»

Предложенное эволюционно-уровневое понимание понятия «искусственный разум» совершенно не исключает целесообразности продолжения работ в практической (технической) области. Констатируется лишь, что развитие компьютерных систем с так называемыми элементами разумной обработки данных не приведет к созданию локального (практического, технического) искусственного разума, то есть некоего прибора, функционирующего подобно человеческому разуму. Возвращаясь к аналогии с биологическими системами, можно утверждать, что локальный искусственный разум –  такой же нонсенс, как искусственная жизнь – гомункулус в пробирке. Любая единичная техническая (компьютерная) система будет столь же далека от реального разума, как и самое совершенное химическое производство от живой клетки. И дело не в сложности структуры и функционирования клетки или мозга и не в низком уровне развития промышленных технологий и компьютерных алгоритмов. Живая клетка и человеческий разум – это, прежде всего, продукты непрерывной эволюции Мира, они являются единичными локализованными во времени и пространстве реализациями всего распределенного (накопленного) потенциала био- и социосистем, а не просто удачными случайными соединениями органических молекул и нейронов.

Сущности клетки как живой и человека как разумного имеют сугубо системное происхождение. Оно не имманентно им, а полностью определяется системой. Вне биосферы процессы в живой клетке – это лишь последовательность химических реакций; вне социума человеческий мозг – лишь орган биологического организма. Следовательно, для воссоздания искусственной жизни или искусственного разума необходимо моделировать био- и социосистемы целиком, то есть, по сути, воспроизводить с нуля эволюцию Мира.

Хотя, с другой стороны, понятно, что моделирование отдельных элементов, процессов биологических и разумных систем не только возможно, но и составляет основу эволюционного движения последующих (относительно моделируемого) уровней. Так, эволюцию социума можно представить как последовательное воплощение в материальном производстве элементарных достижений биосферы: от синтеза биополимеров до полета объектов тяжелее воздуха.

Ввозвращаясь к анализу термина «искусственный», можно высказать следующую мысль. Хотя каждый отдельный продукт социопроизводства, безусловно, примитивнее живого организма и не может считаться «живым», вся совокупность произведенных человеком устройств, вся социосистема как целое, в принципе, может быть названа «искусственной жизнью». Аналогично и любое локальное устройство, моделирующее разумные процессы, в отдельности не может быть признано разумным, но всю совокупность современных (и будущих) подобных устройств, объединенных в нечто системно целое, можно будет назвать искусственным разумом. Однако опять же повторим: постсоциумная система будет «разумной» лишь по исходной определенности, по преемственности происхождения (так социум является «живым» лишь как продукт биосистемы), а не по своей системной сущности, которая принципиально невыразима в разумных терминах (социопонятиях).

Позитивные выводы

В итоге можно заключить, что пространство рассуждений и споров об искусственном разуме имеет смысл разбить на две области: (1) практическую (техническую) и (2) эволюционно-философскую. В первой искусственный разум рассматривается как достаточно сложное, но реальное техническое устройство, являющееся закономерным продолжением ряда человеческих инструментов от каменного топора до компьютера. Во второй сфере «искусственный разум» рассматривается как системное качество, системообразующий фактор нового, постсоциумного эволюционно-иерархического уровня.

Самое интересное, что ни первая, ни вторая выделенные области (ни техническая, ни философская) не имеют прямого отношения к реальному индивидуальному разуму. Решение частных прикладных задач никогда не приведет к созданию того, что можно было бы в полной мере назвать разумом. А то новое, что составит сущность функционирования следующего эволюционного уровня, уже не будет разумом – ни искусственным, ни естественным. Точнее говоря, оно будет разумом настолько, насколько мы сможем его понять своим человеческим разумом.

Следовательно, работая над созданием локальных информационных систем, следует относиться к ним лишь как к техническим устройствам и не задумываться о философских, психологических и, тем более, этико-эстетических обобщениях. Последнее, конечно, будут делать и гуманитарии, и неравнодушные технари, но их рассуждения ни ускорят, ни замедлят закономерный ход решения сугубо технических задач.

Философское же понимание как всего эволюционного движения Мира, так и содержания грядущего иерархического перехода совпадет с самим этим переходом. И трудно будет сказать – произошло ли то, что мы поняли, или мы поняли то, что произошло?

Сам переход будет технологическим. Но произойдет не в результате частного гениального изобретения, а по совокупности решений. Преодолев критическую массу. Разум воплотит себя в «железе». Но не частный разум. И не в конкретном устройстве. И будет он уже не разумом.

Эпистемологическое дополнение

Представленные рассуждения имеют и существенное философское, эпистемологическое значение. Оно заключается в признании того, что познание (понимание) некоторых феноменов Мира принципиально невыразимо в позитивных знаниях, неформулируемо в конечной системе категорий. Принципиальные неопределенность и неформулируемость – это неотъемлемые особенности познания, отражающие имманентную иерархичность Мира, несводимость его уровней друг к другу. С этой позиции целью познания следует признать не построение непротиворечивой модели Мира, а достижение некоего интегрального его понимания, лишь частично реализуемого (редуцируемого, проецируемого) в виде неконечного множества формальных систем. Следует подчеркнуть, что такое представление не исключает возможности и необходимости формально-научного (позитивного) познания Мира, а лишь констатирует безусловную ограниченность основных элементов этого познания – логически замкнутых теоретических систем.

Санкт-Петербург, январь 2005

0
Ваша оценка: Нет