Актуальное...

Аватар пользователя Victor
Систематизация и связи
История философии
Основания философии
Онтология
Гносеология
Эпистемология
Натурфилософия
Эволюционизм
Диалектика
Логика

Предполагается, что в комментариях будут публиковаться некоторые текущие актуальные вопросы, посвященные позиционной (предметной) онтологии.
Пост создан не для полемики, а осведомительного характера к текущим моментам.

Комментарии

Аватар пользователя Victor

Роберт Бартини и Побиск Кузнецов

В моем представлении, предикатному одномерному мышлению давно пришел «конец». Самая большая психологическая сложность при переходе к большей размерности мышления, что онтологический статус терминов имеет разную онтологическую размерность. Одно дело линия: П/А , другое дело плоская фигура: ПП/АА.

В приложении текст, посвященный ходу мысли выше упомянутых ученых.

ВложениеРазмер
robert_bartini_i_pobisk_kuznecov.doc 34 КБ
Аватар пользователя Victor

Организационный квант

В эйдетической онтологии, есть особенности,  непривычные для предикатного мышления. Их лучше всего показать на классическом примере эйдоса линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

Субстантивные атрибуты здесь: направление (активное) и протяженность (пассивное). Точка – пересечение направлений. Линия — это диалектическое единство направления и протяженности. С ее построением и построением угла проблем нет.

http://philosophystorm.org/sites/default/files/demiurgissledovatel._0.jpg

Экзистенциальные трудности начинаются с 4-го статуса «многое». Все дело в том, что 4-му статусу для построения нужен 4-х тактный цикл. А его как бы нет в семантической формуле линейной геометрии. Но он в субстанции направления!

А на 5-том статусе уже действуют два цикла: плоской фигуры, собирающей П-образную конструкцию и цикл объемной фигуры, собирающий куб из плоских фигур.

Все это предполагается наличие в исходной пентаде «циклических ходов». (Хотя, возможно сборка идет именно из квадратов, поскольку у линии нет "материализации". Это еще предстоит понять.):

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Все эти картинки и рассуждения к тому, что эйдос это не набор алгоритмов, как мне представлялось ранее. А эйдос это кумулятивная семантика, определяющая работу алгоритма организации. Что я имею ввиду?

Я имею ввиду гомологию с другими эйдосами. Ну, к примеру, с бытовым языком на простейшем уровне по Панову:

прилагательное - существительное - глагол - наречие - деепричастие

 Высокий мужчина вошел в дом, напевая.

Наречие тут, часто заменяется придаточными предложениями места, обстоятельства и т.п., имеющих структурный тип. Да и деепричастие тоже..

Высокий мужчина вошел в красивый ухоженный дом на 2-й этаж, напевая что-то себе под нос.

***

Работать с алгеброй Буля и предикатами значительно проще, конечно. Нет такого ассоциативного напряга. И дело даже не в этом! Дело в том, что Единое строит для себя и из себя, поскольку он всё и везде. Это накладывает на его деятельность особые условия, которые я назвал организационным самоподобием. То есть у него один язык для любых конструкций. Это мы так трактуем его язык... ИМХО...

ВложениеРазмер
cub.png 8.38 КБ
122_elektron.jpg 58.52 КБ
demiurgissledovatel..jpg 51.97 КБ
Аватар пользователя Victor

Эйдос как семиотический инвариант

Напомню, что тема моего интереса – показать, что «эйдос это семиотический инвариант».  Это значит, что он кумулятивно содержит в себе позиционные субстанциальные «инструменты» (понятия) построения само-усложняющихся событий.

Проверка идет на классическом примере эйдоса линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

До построения плоской фигуры, никаких проблем нет. Плоская фигура в геометрии – это многоугольник. Тех (инструментальных) понятий, которые были до неё (точка, линия, угол) достаточно для построения многоугольника в циклическом режиме, который несет в себе активная субстанция.

Весь вопрос – как понимать объемную фигуру? То ли ее понимать, как «проволочную» и ее сборка производится в соответствии с Рис. 1.

Или у этой фигуры «плоскостные» свойства, и сборка производится как 6-ти исходных квадратов, согласно Рис. 2.

Если исходить из онтологического принципа: «приоритета активного над паритетом пассивного», который в нашем случае является «приоритетом универсального над паритетом уникального» и рассмотреть все платоновские тела, то можно заметить простейшую «сборочную формулу»: количество граней многогранника = удвоенному количеству входящего в него многоугольников (Kgran.mg =2Kstor.mu) .

То, что стороны можно «складывать» ничего удивительного нет. Они «бозонной» природы. Т.е. они «энергетические», что следует из субстанциальной природы направлений как активное.

То есть, шесть плоских квадратов имеют 24 стороны, которые в кубе превращаются в 12 граней. Собственно, это первое положение входит в условие построения многогранников в википедии:

«Определение:

Многогранник, точнее трёхмерный многогранник — совокупность конечного числа плоских многоугольников в трёхмерном евклидовом пространстве, такая, что:

  1. каждая сторона любого из многоугольников есть одновременно сторона другого (но только одного), называемого смежным с первым (по этой стороне);
  2. связность: от любого из многоугольников, составляющих многогранник, можно дойти до любого из них, переходя к смежному с ним, а от этого, в свою очередь, к смежному с ним, и т. д.

Эти многоугольники называются гранями, их стороны — рёбрами, а их вершины — вершинами многогранника.»

Что такое плоская фигура (как индуктивная преемственная событийность) нам понятно. Комбинаторный принцип (согласно В.В. Демьянов, «Эвалектика ноосферы») является самым фундаментальным.

То есть эйдос линейной геометрии подтверждает свою интеллигибельную природу. В античной философии эйдос - это был "вид" (как созерцательный). Но Лосев называл эйдос - "умный лик". Семиотический инвариант предполагает. что конкретное построение (алгоритм) "подчиняется" знаку... ("Вначале было слово...")

Если мы захотим построить программный алгоритм его построения, то должны воспользоваться (активной) «эйдетической логикой»:

идентификация – эквивалентность – логический выбор – структуризация – композиция

Недавно пришла мысль, что это именно активный эйдос! Для того, чтобы его записать в пассивной форме (для текста), необходим другой «инструментарий». Предполагается, что такой:

значение – переменная – связь – «таблица» –  регистр

Так, к примеру, в прикладных задачах по расчету зарплаты, обобщенной  переменной может быть: «сотрудник», «оклад». Этим переменным присваивают конкретные значения. В процессе расчета часто пользуются таблицами (например, шкала налога, таблица "заработной ведомости" и т.п.). В бизнес-программах пассивная форма обычно представлена некими метаданными в «теле» конфигурации.

***********************************************************************

Сейчас я изучаю работы Abel, D.L. по самоупорядочиванию и самоорганизации в связи с темой «Эйдос как семиотический инвариант» (ранее я его уже где-то представлял). Дело в том, что он, как мне представляется, лучше всех разобрался в биосемиотике. Особенно мне нравится тема «предписывающей информации» (PI). Я «запаковал» несколько его работ в переводе и выложил временно. Сомневаюсь, что кто-то будет читать, но на всякий случай...

Вот ссылка на несколько его работ: https://disk.yandex.ru/d/rZcCPBtUD2Idvw

***********************************************************************

Все комментарии, которые мне оставили я прочитал и удалю к следующему разу. Пока, ничего ценного к своей теме, я там не нашел. Так, что копируйте себе наздоровье, кому они необходимы.

ВложениеРазмер
cub_2.png 8.65 КБ
cub_3.png 11.86 КБ
Аватар пользователя Михаил ПП

Victor, 26 Декабрь, 2021 - 09:08, ссылка

С Новым годом Вас!!

Поскольку никто Вашу тему, весьма важную - на мой взгляд, не поддержал, то попробую вставить свои "три копейки". Не обессудьте, если буду в чём-то "возражать" - скорее даже просто пытаться уточнить то, что именно Вы имеете в виду "на самом деле", когда нечто пишете ("утверждаете")...

_Тема моего интереса – показать, что «эйдос это семиотический инвариант».  Это значит, что он кумулятивно содержит в себе позиционные субстанциальные «инструменты» (понятия) построения само-усложняющихся событий._

Если эйдос - семиотический (знаковый) инвариант, то, на мой взгляд, нельзя говорить о реальной субстанциональности и реальных событиях. Знаки - то, что... мнится (менталится) уму! Их смысл/роль/функция состоит лишь в том, чтобы быть указателем для кого-либо из мнящих на что-то реальное или... на такое же мнимое.

_Проверка идет на классическом примере эйдоса линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

До построения плоской фигуры, никаких проблем нет. Плоская фигура в геометрии – это многоугольник. Тех (инструментальных) понятий, которые были до неё (точка, линия, угол) достаточно для построения многоугольника в циклическом режиме, который несет в себе активная субстанция._

_Что такое плоская фигура (как индуктивная преемственная событийность) нам понятно._

"Плоская фигура" - это тоже лишь знак и ничего более! Нет в реальности ничего такого! Точка, линия и угол - это лишь ментальные/мнимые знаки. Вся их "субстанция" содержится лишь в уме и нигде более. 

Мы ставим на бумаге лишь знак точки, а не математическую ("гео"-метрическую) точку, т.е. "бесконечно малую"))... неделимость =... "нульмерность" или просто нуль/ноль. При хорошем увеличении мы увидим кляксу, а не неделимость. И клякса не будет плоской ("двумерной одномерностью")), а будет объёмной - у неё будет толщина хотя бы в микронах чернил или графита...

Мы не сможем нарисовать и реальную линию ("одномерность") - нечто нульмерной "толщины")), в приближении она окажется... объёмной "очень худенькой сосиской"))...

... ... ...

Аватар пользователя irina_pti

Михаил, это Вам статьи по биосемиотике почитать надо.

Аватар пользователя Victor

Михаил ПП, 5 Январь, 2022 - 13:42, ссылка

Если эйдос - семиотический (знаковый) инвариант, то, на мой взгляд, нельзя говорить о реальной субстанциональности и реальных событиях. Знаки - то, что... мнится (менталится) уму! Их смысл/роль/функция состоит лишь в том, чтобы быть указателем для кого-либо из мнящих на что-то реальное или... на такое же мнимое.

"Плоская фигура" - это тоже лишь знак и ничего более! Нет в реальности ничего такого! Точка, линия и угол - это лишь ментальные/мнимые знаки. Вся их "субстанция" содержится лишь в уме и нигде более. 

Еще Евклид. строя аксиоматическую теорию линейной геометрии задал представление об идеальности, когда постулировал, что "точка не имеет частей" (ни плоскостных, ни объемных!). Да, точка и направление - это неявные (идеальные) объекты нашего мира. Так же как и время, кстати. Вся образованность и интеллектуальный потенциал индивидов - в том, что бы принимать "правила игры Единого".

Собственно я тоже так, примерно, мыслил как вы, Михаил, до некоторого момента... На меня сильно повлияли работы Д. Абель (David L. Abel). Если свести основные его мысли к нескольким строкам, то это будет так:

- есть физико-динамические объекты со своими свойствами, способные к само-упорядочиванию (организация планет. морей ландшафта, кристаллов, вихрей, волн и т.п. (но только не живого!)

- а есть формальные системы (такой термин), которые над физико-динамикой. Основу этих представлений составляет  представление об информации, кибернетике и т.п. На "переваривание" этих идей у меня ушло недели три, не менее.  И я все равно собираюсь публиковать его идеи. хотя бы вкратце, потому не буду тратить энергию на объяснения (тем более, что сноску на его статьи я публиковал). Просто приведу один аргумент от противного:
И вас, и меня, зачали наши родители "по "частям" - оба" (спасибо им за это, это была каузальная причина от них). А вот к нашему онтогенезу ("целого") они уже ни какого отношения не имели (корреляционная причинность)! Или проще - вы можете на циркуле выбрать любой радиус, но протяженность окружности "целого" от вас уже не будет зависеть!

Вот Абель и постулировал в одной стать свою главную аксиому: 
Chapter 12: The Formalism > Physicality (F > P) Principle 
Принцип F> P гласит, что «Формализм не только описывает, но и предшествует, предписывает, организовывает и продолжает управлять и предсказывать Физичность». Принцип F> P - это аксиома, определяющая онтологический примат формализма в предполагаемой объективной реальности, которая выходит за рамки как человеческой эпистемологии, нашего ощущения телесности, так и самой телесности. Принцип F> P работает рука об руку с Законом физико-динамической неполноты, который гласит, что физико-химические взаимодействия неадекватны для объяснения математической и формальной природы отношений физических законов. Физикодинамика не может генерировать формальные процессы и процедуры, приводящие к нетривиальной функции. Случайность, необходимость и простые ограничения не могут управлять, программировать или оптимизировать алгоритмический / вычислительный успех для обеспечения желаемой нетривиальной полезности. Как главное следствие, физико-динамика не может объяснить или создать жизнь. Жизнь неизменно кибернетическая. Принцип F> P отрицает понятие единства предписывающей информации (PI) с массой / энергией. Принцип F> P отличает воплощение формального выбора в физическое состояние от самого физического. Произвольная установка конфигурируемых переключателей и выбор символов в любой Системе символов материалов (MSS) физически неопределенны - они не связаны с физико-химическим детерминизмом.

Подведу черту:

Знаки не мнимы! (Вы похоже не читали мою последнюю статью)! (Возьмите в протест и откажитесь от денег совсем, или от социального времени, от языка, знаков светофора и т.д. и т.п.) Т.е. нет никакой онтологической разницы в том, строится ли индивид в онтогенезе по какой-то программе, или строится куб. Т.е. нельзя понимать знак утилитарно, на своем уровне. На уровне Единого это может быть нечто совсем другое... Главное, что в эйдосе линейной геометрии, достаточно понятий для построения конечной цели - объемной фигуры.

Т.е. как-то я не допонимал очень важный момент указывающий на логику:

алгоритм построения (куба) для того что бы это стало логичной реальностью, должен иметь преемственную знаковую систему (в понятиях).

Я не смогу построить куб, если удалю из описания построения любой статус эйдоса:

точка - линия - угол - плоская фигура - объемная фигура

И меня тут даже не онтология-технология интересует, а тот факт что я и Единое мыслим в одинаковом ключе, на одном языке. Т.е. алгоритм додекаэдра и куба будут отличаться (цикличностью), а вот понятия строительные - нет!!! Т.е. эйдос задает именно "шаблон" языка для выполнения корреляционной причинности (сверху-вниз)!!!   Я же (снизу-вверх) нахожу подходящий каузальный алгоритм для конструктивных действий!!! Язык - посредник (медиум) между мной и Единым, при встречном движении... Если есть эйдос, то все фигуры уже есть в потенции "наверху"  - мы их просто "припоминаем" по Платону!!!

Аватар пользователя Victor

Стиль мышления и «точка зрения»

У каждого индивида свой стиль мышления. Кто-то мыслит «сверху-вниз» (интуитивно), используя универсалии или обобщения для манипулирования «картиной мира». Кто-то мыслит «снизу-вверх» ориентируясь на факты и пытаясь их как-то обобщить,  строит свои закономерности (я, к примеру).

https://en.wikipedia.org/wiki/Top-down_and_bottom-up_design

Русской версии википедии этих понятий нет. Английская википедия трактует эти направления в следующей интерпретации:

«"Сверху вниз" и "снизу вверх" -это стратегии обработки информации и упорядочения знаний, используемые в различных областях, включая программное обеспечение, гуманистические и научные теории (см. систематику), а также управление и организацию. На практике их можно рассматривать как стиль мышления, обучения или руководства.»  

Двигаясь в двух противоположных направлениях, мы занимаем некоторые позиционные лакуны  из которых и пытаемся (психологически!) выстроить картину мира. Наиболее адекватная картина мира достигается, когда факты охватывают всю шкалу: «сверху-донизу». В такой позиции есть гарантия того, что достигается истина, как критерий достоверности.

И где же тут двойственность, необходимость которой мной утверждается? Она в той мере, с которой мы согласовываем общую картину и частные моменты:
частное/общее ~ 1.

Гармония тут достигается при системной сингулярности: когда участие каждой «части» понятно в деятельности «целого».

Аватар пользователя Victor

Вычислительное мышление

Надо учитывать, что автор этой заметки из Индии:

https://www.academia.edu/49958690/Computational_Thinking_and_Social_Science_Education

Computational Thinking and Social Science Education  (Seema Shukla Ojha)

Вот что она пишет:

«Вычислительное мышление - одно из самых популярных словечек в современном образовании. Его даже называют пятым этапом навыков 21 века. Причина его растущей популярности в том, что он интересен. Если бы у нас была возможность, мы бы хотели поиграть с базой данных, а не послушать кого-нибудь, кто расскажет нам о наборе данных. Термин «компьютерное мышление» был популяризирован в 2006 году Жанетт Винг и стал ассоциироваться с навыками XXI века. Винг утверждал, что вычислительное мышление «везде» и «для всех». Считается, что вычислительное мышление является подходом, который устраняет проблемы в отдельных частях, ищет сходства, выявляет релевантную информацию и возможности для упрощения и создает план решения. Этот широкий метод решения проблем включает следующие четыре элемента:
Разложение (декомпозиция)
-Разбиение проблем на более мелкие разделы.  
Распознавание образов
-Изучение проблемы на наличие закономерностей или сходства с ранее решенными проблемами.
Абстракция
-Обобщение проблемы - сосредоточьтесь на общей картине и на том, что важно  
Алгоритмы
-Решение проблем с помощью пошаговых инструкций.»

Подлинник:

«• Decomposition-Breaking down problems into smaller sections.

Pattern recognition-Examining the problem for patterns, or similarities to previously

solved problems.

Abstraction-Generalization of a problem — focus on the big picture and what’s important

Algorithms-Solving problems through step by step instructions.»

На мой взгляд, эти четыре пункта содержат идею «части» и «целого», без которой никакое мышление не возможно в принципе, поскольку это исходное устройство Единого. Но изложение – упрощенное! Весь вопрос в том, как это представлять?

Аватар пользователя Victor

Речь идет о большой книге-справочнике: 

Di Leo Jeffrey R., Moraru Christian. The Bloomsbury Handbook of World Theory, Bloomsbury Academic, 2021. — 528 p.

https://www.bloomsbury.com/us/bloomsbury-handbook-of-world-theory-9781501361951/

https://www.twirpx.org/file/3640109/

Вот что авторы книги пишут в вступлении:

Дисциплины от литературно-культурной критики и кибернетики до экологических исследований и экономики в последнее время претерпевают впечатляющую и сложную переориентацию, результатом которой является постепенная, хотя и все еще спорная переориентация целых областей, эпистемологий, методологий и словарей ”мира" и его братьев с префиксами и суффиксами. Совокупность живых и неживых существ планеты — мир, рассматриваемый как в значительной степени интегрированное и конечное целое, — таким образом, за последние несколько десятилетий попал в поле зрения ученых, бросая вызов и переосмысливая их основные запросы. Принимая вызов мира как мира, мы утверждаем, что современные гуманитарные науки и науки, соответственно, сами становятся “мировыми”, участвуя в трансдисциплинарном развитии подлинного мирового дискурса.

Среди многих дисциплин, вошедших в этот справочник, меня заинтересовал раздел логики, которому я посвящу данный комментарий. Итак (выделено мною):

МИРОВАЯ ЛОГИКА

Глава 28

WORLDING LOGIC

Livingston, Paul M. 

На первый взгляд может показаться, что логика не имеет ничего общего с идеей мира или миров. С традиционной точки зрения логика - это техника рационального мышления и речи, направленная на то, что является истиной, или (более формально) изучение универсальных и необходимых правил, управляющих сохраняющим истину дедуктивным выводом, в мысли или на языке. Если эти правила действительно необходимы, если они должны соблюдаться, что бы ни происходило, то казалось бы, что они не имеют прямого или очевидного отношения к миру как таковому. Ибо мир, по-видимому, является сферой не необходимости, а случайности. Мир - это область того, что так или иначе существует, но могло быть иначе; из того, что получается так, а могло получиться иначе.

Далее идет размышление о виртуальном наличии "многих миров", которая мне не интересна...

Однако, как я покажу здесь, развитие философской идеи логики в двадцатом и двадцать первом веках действительно имеет решающее и даже определяющее отношение к определенной идее мира как объективной и ограниченной совокупности фактов. ситуации, объекты или события. В этом смысле квантификационная и модальная логика во многих своих разработках за этот период действительно по существу идентична логике концепции или феномена мира. Это так, даже если по внутренним причинам мы увидим, что «мир» после определенного момента обязательно мыслится во множественном числе, а сама «логика» в обычном смысле исчисления правил вывода должна быть умноженные на соответствующее множество систем, сосуществующих в более широком, но все же едином пространстве. Однако даже при таком исходе существенное развитие логики в течение этого периода остается в значительной степени определяемым, как я буду доказывать, внутренней структурой идеи ограниченной совокупности, фигурирующей в идее мира, поскольку она взаимодействует с теория или структура объективной истины как таковая, а также вопрос о позиции мысли в ее очевидной способности иметь доступ к этому целому.

Людвиг Витгенштейн начинает плотную теоретическую матрицу своего Логико-философского трактата с краткого декларативного определения «мира», которое по существу и напрямую переплетает его с идеями тотальности и истины:

1. Мир — это все, что есть. (Die Welt ist alles, was der Fallist)1.

Как он отмечает далее, это определение мира означает, что он понимается не как совокупность вещей [Dinge], а скорее как факты [Tatsachen]. Ибо если бы мир был задан как совокупность предметов или вещей, как, например, мог бы быть задан посредством (возможно, бесконечного) их списка, в спецификации не было бы какого-либо описания их отношений, и поэтому он был бы очень важным. неполный. В то же время утверждение, что мир состоит из фактов, а не вещей, обеспечивает применение к нему пропозициональной и квантификационной логики, которую Витгенштейн извлекает из Фреге. ...

Витгенштейн утверждает, что если язык может изображать мир, он должен в значительной степени разделять его логическую структуру. В частности, для того, чтобы язык мог «рисовать любую картину» мира, истинную или ложную, необходимо, чтобы он давал уникальные имена для всех объектов (2.021–2.0212) и чтобы лингвистические возможности комбинации названий соответствуют реальным возможностям совмещения предметов

Этот кусочек важен, в том плане идей, которые я связываю с позиционированием и "целостностью" картины мира.

... Таким образом, мир или «сумма» фактов помещается в более широкое «логическое пространство» возможностей. Это пространство всех возможных фактов или всех возможных комбинаций объектов, только некоторые из которых фактически и в действительности реализованы. В этом отношении (2.0121) «Логика имеет дело с каждой возможностью, и все возможности являются ее фактами».

Если мы возьмем, к примеру, эйдос линейной геометрии:

точка - линия - угол - плоская фигура - объемная фигура

То у него есть возможности построить любую фигуру (в рамках технологических возможностей). Напомню, что в эйдетических представлениях, две модальности составляют диалектическую пару: [необходимость]/[возможность]

Таким образом, Трактат Витгенштейна описывает мир и логику как коррелятивно структурированные целостности, используя пропозициональную логику Фреге и Рассела для характеристики общего пространства возможностей, которое определяет смысл языка и значение его концепций, и опираясь на рассуждения о логической структуре. Разделяется языком и миром, чтобы продемонстрировать структуру, лежащую в основе наших претензий на позитивное знание. 

В отличии от учения Аристотеля о 4-х причинностях, я придерживаюсь представления о каузальной и корреляционной причинности.
Далее речь идет о Карнапе:

Как бы то ни было, однако, какая бы конкретная система ни использовалась, наиболее важным компонентом программной цели Карнапа при разработке проекта построения мира является подтверждение притязаний на всеобщее единство научного знания, основанного на том, что Карнап понимает как объективное единство всего сущего. сам мир: если конструктивная система понятий или объектов… возможна указанным образом, то из этого следует, что объекты не происходят из нескольких не связанных между собой областей, а что существует только одна область объектов и, следовательно, только одна наука.

Таким образом, в отношении различных «специальных» наук задача состоит в том, чтобы показать, как каждая из них может занять свое место в общей унитарной структуре концептуальных взаимосвязей, демонстрируя в то же время сущностное единство науки в целом, а также единство описываемого мира. ...

Таким образом, и для Карнапа, и для раннего Витгенштейна идея мира как ограниченной и унитарной совокупности налагает сильные и программно определяющие ограничения на концепцию проекта отображения его логической структуры. Этот по существу унитарный характер мира понимается как структурное единство артикуляции концепций или структурно возможных отношений, которые, по сути, являются общими между языком и миром, и тем самым делают его связное общее описание рационально возможным. Структура в этом смысле связана с межличностной объективностью такого связного общего описания, при котором что-либо вроде существенного положения субъектов или субъективности в мире исключается или исключается полностью.

В своей статье 1974 года «О самой идее концептуальной схемы» Дональд Дэвидсон поднимает «пьянящую» доктрину концептуального релятивизма, здесь схваченную идеей множества индивидуально, культурно или исторически изменчивых «концептуальных схем» для подгонки. или смотреть в лицо реальности.7 Эта идея существенно зависит, как утверждает Дэвидсон, от метафоры дуализма «схемы и содержания» или «схемы и мира»: множественные возможные схемы представляют собой альтернативные способы, возможно, воплощенные в разных конкретных языках, организации или реагирования на реальность такой, какая она есть сама по себе. Но Дэвидсон находит, что такой дуализм между схемами и реальностью, которой они соответствуют, формируют или противостоят ей, сам по себе непостижим,  равнозначен «третьей догме» эмпиризма ...

В своей книге 1986 года «О множественности миров» Дэвид Льюис использует успехи этой объяснительной системы, чтобы яростно отстаивать доктрину «модального реализма»: утверждение, что наш мир - реальный мир - лишь один из бесчисленного множества возможных миры, все они во всех смыслах так же реальны и существуют, как наш собственный. Альтернативные возможные миры, по концепции Льюиса, представляют собой конкретные объекты, содержащие огромное количество реальных, конкретных индивидуальных объектов и ситуаций (как и наш): они созданы не нами, и они не сводятся ни к какому виду абстрактных сущностей или представлений.   В частности, как утверждает Льюис, без объяснительной потери невозможно заменить миры каким-либо чисто лингвистическим представлением (например, полными «мировыми историями» или наборами предложений). Более того, с точки зрения Льюиса, среди возможных миров реальный мир, в котором мы живем, не имеет абсолютно привилегированного статуса: поскольку все миры одинаково реальны, «актуальный» фактически является индексическим термином (наравне с «здесь» или «сейчас»), имея в виду мир, в котором мы находимся15. Для жителей любого другого мира этот мир так же «актуален», как и наш для нас.

Далее эта тема необходимого/возможного развивается в отношении взглядов Бадью:

Объект, мыслимый как таковой, в общем случае означает, что его можно локализовать в мире посредством «трансцендентальной» сети логических отношений тождество и различие, которые определяют его и связывают со всеми другими объектами мира. Таким образом, «трансцендентали», определяющие структуру и отношения возможного появления — возможного присутствия — мира, различны и соответствуют различным специфическим логическим исчислениям истины. Однако, как показывает Бадью, они могут быть унитарно расположены внутри единой более широкой структуры, на этот раз математической, а не логической: используя приемы теории категорий и, в частности, теории топосов, Бадью показывает, как различные и в целом неклассические логики миры могут быть поняты как определенные спецификации этих более широких и более общих математических структур.

Как бы "широко" не мыслил философ (Бадью), он все равно должен не допускать эпистемологических разрывов, оставаясь верным однозначной возможности... И заключение:

Итак, что можно сказать в качестве заключения о том, как конститутивное мышление логики, мира и миров соединило эти концепции и связанные с ними теории в различных областях философских проблем, например, в эпистемологии, в семантике и даже в феноменологии - и каковы результаты этой артикуляции для нашего мышления сегодня? В общем смысле, как мы неоднократно видели, логика (точно так же) есть логика возможностей: возможностей, более конкретно, появления, взаимосвязи и существования сущностей и событий в мире, в котором миры понимаются, в существенное отношение к идее тотальности, поскольку они могут быть законченными способами. Если его область действительно является областью всех возможностей в этом смысле, то ее мандат заключается не в предписании определенных правил для мысли или языка любого рода, а скорее в географии этой области в целом: объективном макете пространства правила, местоположения и идентичности как таковые, отношения, которые, формально маркируя их, позволяют мыслить объекты в целом в (что мы, таким образом, принимаем как) их определенные идентичности и (положительные и отрицательные) способы существования.

Мое впечатление от текста: (в целом - позитивное)

1) Модальность здесь понимается как выбор пути (мира) из возможности, а не как уже существующая проекция, к примеру, геометрических фигур... Это полностью соответствует эйдетической онтологии.

2) Недостатком (условным) текста можно считать отсутствие связки с кибернетикой, которая устанавливает целеполагание (телеологию)

3) Позиция автора несколько отличается от "стандарта":

Русская и английская википедии определяют логику по-разному.
Русская:

«Ло́гика (...) — нормативная наука о законах, формах и приёмах интеллектуальной деятельности.

Английская:

«Logic[1] is an interdisciplinary field which studies truth and reasoning

(Логика[1] - это междисциплинарная область, которая изучает истину и рассуждения. )

4) В какой-то мере, автор смотрит на логику как инструмент планирования.

***

Аватар пользователя Victor

Онтология в работах Д. Абель (David L. Abel)

Это американский ученый занимающийся проблемами прото-биокибернетики и прото-биосемиотики. Поскольку эта проблематика стоит совсем близко к онтологии, знакомство с трудами такого ученого – бесценный клад для любого философа.

О его работах можно почитать на страничке: https://www.davidabel.us/index.html . Мы же просто «просуммируем» его работы на предмет извлечения из них идей, близких к онтологии как технологии жизни, понимаемой в конструктивном плане.

 

1. Термины

Прежде чем вникать в работы Д. Абель, надо познакомиться с определенной терминологией этого автора. Это очень важно для понимания текстов автора. Термин «формальный» Д. Абель описывает так:

«Под «формальным» мы подразумеваем абстрактное, нефизическое, ментальное, обусловленное выбором, произвольное, когнитивное поведение, которое, как правило, является целевым и функционально ориентированным. Формальное поведение обычно лингвистическое и / или математическое. Это влечет за собой репрезентативность, обобщения и группировки в более крупные классы или категории (формы), а не конкретные физические характеристики.»

Кроме того, автор просит обратить внимание, что порой термины деградируют под натиском упрощения. И надо внимательнее относиться к какому уровню относится тот или иной термин:

«Что такое «механизм»? «Механизм» - это направленный процесс, запрограммированная процедура, методика, система или компонент машины, которая достигает некоторой прагматической цели. «Механизм» - это формальный термин, а не физико-динамический термин. «Механизм», как и термин «полезная работа», не имеет места в чистой натуралистической физике и химии.»

Не скрываю, что мне такое отношение к терминам импонирует, поскольку философия перенасыщена взятыми «с потолка» представлениями и терминами.

 

2. Самоупорядочивание это не самоорганизация

Д. Абель утверждает, что надо различать спонтанное самоупорядочивание диссипативного типа и «добросовестную» (bona fide) организацию информационного типа. То есть организация типа ячеек Бенара мало чем может помочь в осмыслении генезиса организменности. После остывания масла исчезает и эффект самоупорядочивания вместе с ячейками. Более того такое спонтанное самоупорядочение часто бывает разрушительным:

«Самой самоупорядоченной диссипативной структурой, спонтанно возникающей в природе, вероятно, является торнадо. Торнадо ничего не организуют. Торнадо только разрушают организацию на каждом шагу.»  

«Вера в спонтанное возникновение истинной формальной организации - это слепая вера. Ни один генератор случайных чисел никогда не создавал нетривиальную вычислительную программу. Не существует причин или эмпирических обоснований для предположения, что случайность может когда-либо порождать нетривиальную организацию.»

 

3. Кибернетика обратных связей — это еще не жизнь

Выступает автор и против тех, кто понимает кибернетические принципы только в рамках обратной и прямой связи:

«Переплетенные круговые ограничения (например, сложные гиперциклы), даже с отрицательной и положительной обратной связью, не направляют физико-химические реакции в сторону формальной функции или метаболического успеха. Сложные гиперциклы быстро и эгоистично истощают последовательность и другие фазовые пространства потенциальных метаболических ресурсов. Нежелательные перекрестные реакции в этих знаменитых моделях неизменно игнорируются.»

 

4.  Ложные пути интерпретации эволюции

Д. Абель отмечает. что авторы, приписывающие спонтанной эволюции некие «личностные» свойства вводят в заблуждение:

«Так называемая «направленная эволюция» и «эволюционные алгоритмы» - термины, противоречащие друг другу. Если процесс направлен, это не эволюция. У эволюции нет цели. Если эксперимент действительно моделирует эволюцию, он никогда не будет направленным. Точно так же алгоритмы всегда являются формальными процессами или процедурами, предпринимаемыми для достижения некоторой функции. Это означает, что они не могут быть эволюционными, потому что эволюция слепа к функционированию и ее преследованию. Естественный отбор просто отдает предпочтение наиболее приспособленным, уже запрограммированным, уже живым организмам.»

В такое же заблуждения вводят те, кто верит в магическую роль спонтанности:

 «Вера в спонтанное возникновение истинной формальной организации - это слепая вера. Ни один генератор случайных чисел никогда не создавал нетривиальную вычислительную программу. Не существует причин или эмпирических обоснований для предположения, что случайность может когда-либо порождать нетривиальную организацию.»

Кроме того, индивиды, погруженные в собственную среду интеллектуальных достижений, склонны преувеличенно приписывать собственные достижения эволюции:

«Алгоритм - это пошаговый процесс или процедура решения вычислительной задачи. Алгоритмы - это формальные предприятия, требующие оптимизации. Для оптимизации требуются цели и преднамеренность. По определению, эволюция не может следовать целенаправленным процедурам. Evolution - это не программист линейных цифровых инструкций и кода [5]. Естественный отбор не обеспечивает механизма для практики формального представительства на генетическом уровне с использованием токенов в системе материальных символов (MSS).»

Д. Абель предлагает «трезвыми глазами» смотреть на эволюцию:

«Давление отбора не может использовать «блочный код» Хэмминга из триплетных кодонов для символического представления или обозначения каждой аминокислоты. Эволюция - это постфактум дифференциальное выживание и воспроизводство уже живых фенотипических организмов. Наиболее приспособленные организмы выживают и лучше всего размножаются. Менее приспособленные живые организмы и популяции, как правило, вымирают быстрее. Ничто в неодарвинизме, прерывистом равновесии или любых недавних модификациях эволюционной теории не объясняет начального программирования линейной цифровой предписывающей информации.»

 

5. Информационный подход

Автор, отвергая спонтанную организацию жизни (а не саму спонтанность) выдвигает «нулевую гипотезу (NH)» в двух пунктах:

«NH1: Предписывающая информация (PI)  не может возникать спонтанно только из физикодинамики.

NH2: Формальная организация   не может возникать спонтанно только из физикодинамики.»

Кто в курсе современных течений философии, прекрасно понимают,  что Д. Абель «загнал себя в ловушку» концепта «Все из бита!»:

«И PI, и формальная организация являются абстрактными, концептуальными,  контингентными нефизическими объектами. Научные попытки лучше понять кибернетическую реальность в природе наталкиваются на непростое предположение о ее превосходстве над физическим миром, которым она управляет. Случайность и необходимость физикодинамики не могут быть запрограммированы. В основе всех натуралистических моделей происхождения жизни лежит метафизическое допущение о самоорганизации неодушевленной телесности в сложную формальную полезность.»

«Единственный значительный шаг к ясности, по-видимому, пришел из признания того, что вся известная жизнь кибернетична [255, 256]. Но по-прежнему царит путаница относительно природы кибернетики и того, как природа могла создать рулевое управление. Говард Патти довольно хорошо резюмирует проблему, обращаясь к проблеме символизации, необходимой для записи любой формы предписания: «Удивительное свойство символов - это их способность управлять законным поведением материи, в то время как законы, с другой стороны, этого не делают. осуществлять контроль над символами или их кодированными ссылками»

 

 6. Предписывающая информация (PI)

Как утверждает Д. Абель в своих статьях, значимая информация делится на две части: описательная (DI) и предписывающая (PI).

«Предписывающая информация предписывает или непосредственно производит нетривиальную функцию. В познавательном семиозисе, предписывающая информация требует предвидения и «намеренного выбора» в узлах добросовестного принятия решений. Предписывающая информация либо говорит нам, какой выбор сделать, либо представляет собой запись уже сделанных мудрых решений.»

«Другими словами, для того, чтобы смысл стал возможным, должна существовать возможность ошибки. Они также утверждают, что семантическое содержание информации, включая генетическую информацию, может или не может выражаться и использоваться в настоящем времени. Его можно сохранить и выразить позже. Стегманн (Stegmann 2005) указывает, что дым выражает информацию о пожаре, но не хранит ее.»

Физико-динамика. в виду своей однозначности, является великолепным «исполнителем». Сущность кибернетики состоит в том, что предписывающая и описательная информация составляют собой диалектическую пару, в идеале – сингулярную: DI/PI ~ 1. Это основной принцип аутопоэзиса, поскольку система постоянно «оглядывается» сама на себя, через свои действия судя по результатам.

«Естественный отбор может способствовать только заранее предписанному фенотипическому превосходству. Он не может программировать на линейном цифровом уровне выбора нуклеотидов.»

 

7. Физико-динамика и формальные системы

Пожалуй, самой выразительной среди идей Д. Абеля, является принцип превосходства формальных систем над физикодинамикой (F – аббревиатура формального, P – физического) :

«Принцип F> P гласит, что «Формализм не только описывает, но и предшествует, предписывает, организовывает и продолжает управлять и предсказывать Физичность». Принцип F> P - это аксиома, определяющая онтологический примат формализма в предполагаемой объективной реальности, которая выходит за рамки как человеческой эпистемологии, нашего ощущения телесности, так и самой телесности. Принцип F> P работает рука об руку с Законом физико-динамической неполноты, который гласит, что физико-химические взаимодействия неадекватны для объяснения математической и формальной природы отношений физических законов. Физикодинамика не может генерировать формальные процессы и процедуры, приводящие к нетривиальной функции. Случайность, необходимость и простые ограничения не могут управлять, программировать или оптимизировать алгоритмический / вычислительный успех для обеспечения желаемой нетривиальной полезности. Как главное следствие, физикодинамика не может объяснить или создать жизнь. Жизнь неизменно кибернетическая.»

 

8. Что такое жизнь?

Д. Абель настолько проникновенно описывает этот момент рассуждений, что нет смысла в собственном комментировании. Просто «впитаем» это в собственные представления:

«Десятилетия назад мы говорили студентам: "Жизнь - это нечто большее, чем мешок с яйцами". "Жизнь" характеризуется непрерывными целостными, гомеостатическими, метаболическими процессами, оптимизированной алгоритмической функцией и успешными вычислениями. Внутриклеточная жизнь ориентирована на достижение цели. Это включает в себя развитие, рост и воспроизводство. Многие из ключевых элементов жизни связаны с формальной организацией и контролем, а не просто с физической структурой или химическими ограничениями и взаимодействиями. Как мы узнали в предыдущих главах, физическая динамика не может порождать нефизические формализмы. Роль формализма — целенаправленного выбора узлов принятия решений, необходимого для осуществления кибернетического контроля, - вполне может оказаться лучшим единственным критерием, отличающим жизнь от не-жизни. Наблюдение Йоки за уникальностью последовательности и кодов в жизни - всего лишь подмножество этого формализма.   Способность следовать и выбирать для потенциальной функции является формальной и уникальной для жизни. Использование репрезентативных систем символов также является формальным и уникальным для жизни. Это справедливо не только в отношении действий живых организмов. Это также относится к субклеточному молекулярно-биологическому программированию и алгоритмической обработке, которые делают жизнь возможной.»  

«Ни молекула ДНК, ни ее конкретные инструкции сами по себе не живы. Мы не можем недооценивать роль, которую белки, пептиды, полипептиды и микроРНК играют в их действии на ДНК и во всех других процессах (например, эпигенетических), которые оживляют жизнь. Жизнь - это целостная, строго контролируемая и регулируемая кибернетическая метасистема интегрированных процессов и формальных процедур. Жизнь - это единый совместный концерт.» (выделено мной – В.С)

 

Список работ Д. Абеля ставших источниками извлечения его идей и цитат:

What is ProtoBioCybernetics?

The Universal Determinism Dichotomy (UDD)

Three subsets of sequence complexity and their relevance to biopolymeric information

The Birth of Protocells

Precriptive Information (PI) Sci-Topics Page

The Three Fundamental Categories of Reality

More than metaphor: genomes are objective sign systems

The F > P Principle (Formalism > Physicality Principle)

The Cybernetic Cut and Configurable Switch Bridge

The biosemiosis of prescriptive information

The GS (Genetic Selection) Principle

Is Life Unique?

Linear Digital Material Symbol Systems (MSS)

Аватар пользователя Victor

Ведущая двойственность в работе Кошелева А.Д.

Официальное название книги:

Кошелев А. Д.  О генезисе мышления и языка: Генезис понятий и пропозиций. Аристотель и Хомский о языке. Влияние культуры на язык. — М.: Издательский Дом ЯСК, 2019. — 264 с. — (Разумное поведение и язык. Language and Reasoning.) ISBN 978-5-907117-67-9

Как пишет сам автор к аннотации к книге:

«В первой главе дан аналитический обзор основных понятий эволюционно-синтетического подхода к изучению человека, его деятельности, мышления и языка. Введена дихотомия: «визуальные (экзогенные) vs. функциональные (эндо генные)» когнитивные единицы. Показывается, что из них посредством бинарных отношений строятся ментальные репрезентации различных объектов (стакан, банан, дерево, озеро), действий (бежать, сидеть) и ситуаций. Вторая глава посвящена анализу процесса образования у ребенка простых человеческих понятий, пропозиций — предикативных выражений, составленных из этих понятий, — и двусоставных предложений. Показывается, что у младенца элементарными единицами представления мира являются синкретичные ментальные репрезентации агентивных ситуаций. Эти допонятийные «синкреты» в процессе двухэтапного когнитивного развития ребенка трансформируются в понятия и пропозиции и служат ему когнитивной основой для усвоения родного языка.» (выделено мной – В.С.)

Выделение «единиц», который в данной работе автор называет когнитивными – хорошая традиция в моей системе диалектики, где диалектическая ось развития (условно), «одно» - «многое». И не важно, в какой области это реализуется: число из единиц, машина из деталей, кривая как спектр ряда Фурье, геометрия из линий, организм из клеток, органов... . Сама практическая широта применения –говорит сама за себя.

В эйдетической онтологии «единица» - это онтологическая сущность, определяемая субстанционально: сущность = пассивное/активное, где активное имеет приоритет над пассивным, например, в диалектической паре «материальное»/«идеальное» ~ «вещественное»/«энергийное» ~  ....

В этой части, автор книги тоже использует партитивные («часть»-«целое») представления под эгидой двойственности. Что имеется ввиду? Пройдемся по тексту:

« 1.1. Дихотомия перцептивных vs. функциональных когнитивных единиц

 Одна из главных проблем представления человеческих знаний заключается в выявлении элементарных когнитивных единиц, из которых эти знания складываются.»

«Одним из остро дискуссионных стал вопрос о статусе и способе представления ментальных образов. Как они хранятся в памяти: в пропозициональной форме или же в виде наглядных репрезентаций, например, целостных изображений? Хранятся ли наглядные репрезентации в долговременной памяти или же только в рабочей памяти? И др.»

«Другой важной темой указанной дискуссии стала теория двойного кодирования (Paivio 1971; 1986; Пайвио 2011), согласно которой человеческие знания составляются из единиц двух типов: вербальных, фиксирующих языковую информацию, и невербальных, или образных, хранящих информацию о неязыковых объектах и событиях. При этом практически любая, даже чисто языковая информация включает, наряду с вербальными, и образные единицы.»

«Одна из главных особенностей нашего подхода заключается в том, что в представлениях человеческих понятий, наряду с образными единицами, используются не вербальные, а чисто функциональные единицы (цель, назначение, мотив, желание, гипотеза, вывод, результат и под.), не имеющие ни образных, ни вербальных компонентов. Они составляют строгую оппозицию образным (шире — перцептивным) единицам, поскольку имеют принципиально иную природу. Если ментальные образы экзогенны — являются продуктами внешних стимулов на сенсорный аппарат человека, то функции, напротив, имеют эндогенную природу, поскольку представляют собой внутренние отклики человека (его физиологической и мыслительной систем) на воспринятые образы. Разумеется, речь идет о типизированных единицах обоих видов, хранящихся в долговременной памяти человека.

Итак, далее при описании человеческих понятий будет использоваться двойное кодирование, в котором вторыми составляющими для образных единиц будут не вербальные, а функциональные единицы

«Будучи внутренней характеристикой, функция представляет собой осмысление внешнего образа, его места в ряду человеческих целей и потребностей. Принадлежность этой функции образу обозначается стрелкой (¬), подробнее об этом ниже, в п. 1.3.2.»

Вот так, как показано на рисунке в таблице (стр. 23):

Мы прекрасно понимаем, что функция банана всегда «шире» его образного прототипа. Это напоминает нам системный подход с его сущностью: структура/функция. В терминах автора это эквивалентно соответствию: экзогенное/эндогенное ~ явное/неявное.

Конечно же, в рамках моей статьи: «Синтез эйдосов. Мышление», подход автора будет несколько «узковат», и тем не менее, общая тенденция представлений (когнитивные единицы, партитийность и т.п.) говорит о большем сходстве идей, чем различий.

***

Аватар пользователя Victor

Природа языка

Для того, чтобы «по-взрослому» разобраться с логикой, надо понять природу языка, который лежит в ее основе. Как одну из отправных точек для такого понимания, взят труд:

Лакан Ж.  «Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа, (Семинар, Книга II (1954/55)). Пер. с фр./А Черноглазова, М.: Издательство “Гнозис”, Издательство “Логос”. 2009, (1-е изд: 1999). – 520 стр.

А в этой книге, анализируется раздел: XXIII, ПСИХОАНАЛИЗ И КИБЕРНЕТИКА, ИЛИ О ПРИРОДЕ ЯЗЫКА.

Если под воплощением языка понимать связную речь, то предшественниками ей будут как раз-таки событийность мира (онтология), замкнутая на ее целенаправленность (кибернетика). Мы продолжаем ту линию, которую обозначили ранее в статье: «Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»». А именно, полагая, что все события происходят в двойственном физическом мире: вещественность/энергийность, объединяет который представление об информационности, как знаковой (символьной) системы.

В таком представлении, язык выступает как детерминант (определенность) ряда событий, ведущих к успеху своего сосуществования. Этот успех обеспечивает язык, как посредник между энергийностью и овеществлением.

Способность языка к запоминанию  микро-темпоральных  событий (как субстанциальная роль активного) в определенном макро-темпоральном  формате (как пассивное) в режиме воспроизводства своей автономности, на условиях мира – это аспекты кибернетические, поскольку поддерживаются телеологически.

***

Вслед за Лаканом, мы отследим тот ход мысли, который он нам предлагает к пониманию природой языка. И хотя смысловой частью праязыка у него выступают наглядные операторы алгебры Буля, а не, к примеру, программная логика, весь ход мысли связи символов и вещественно/энергийных процессов показан убедительно. (Далее, выделено мной – В.С.):

1. Первый момент, на котором останавливается Лакан, это наличие игры в этом конкурентном мире. И не важен исход этой игры – печальный или успешный. Важнее другое, тут действует «его величество» - случай. Случай происходит ненамеренно, и потому представляет собой некое законное разнообразие в мировом кругообороте событий.

2. Кибернетика – это системная способность справиться со случаем, поэтому ее область очень значительна:

«Границы кибернетики исключительно неопределенны. Чтобы составить о ней представление как о целом, нам придется пробежать взглядом самые различные и разрозненные сферы рационализации - от политики и теории игр до теорий коммуникации и некоторых определений понятия информации.»

Время развития кибернетики совпадает со временем развития точных наук, которые находятся в некой оппозиции к гуманитарным наукам. Это к тому, что кибернетика, имея дело с неопределённостью и случайностью, тем не менее «перерабатывает» их в логичную однозначность.

«С того момента, когда человек приходит к убеждению, что великие часы природы ходят сами и продолжают показывать час даже когда нас тут нет, рождается новый, научный порядок. Научный порядок определяется тем, что из служителя природы человек становится ее прислужником. Он не может ею править, ей одновременно не повинуясь. Раб, он пытается ставить господина в зависимость от себя, прислуживая ему на совесть.»

 Лакан отмечает интересный факт, что «если пространство измеряют с помощью эталона твердого тела, то время измеряют временем же, а это совсем другое дело.»

3. Вместе с историческим приходом часов, приходит понимание череды событий, которые могут происходить или отсутствовать. Причем некоторые события благоволят той же автономности, а некоторые – нет. На передний край выходит представление о символьной комбинаторике:

«Все то, что было до сих пор наукой о числах, становится наукой комбинаторной. Продвижение, более или менее наощупь и наугад, в мире символов организуется вокруг соотношения отсутствия и присутствия. Поиск же законов присутствия и отсутствия как раз и ведет постепенно к установлению того бинарного порядка, плодом которого становится то, что называем мы кибернетикой.»

4. Символом вещественного присутствия в рассуждениях Лакана, стала обыкновенная дверь, способная энергийно закрываться (символ – 0) и открываться (символ – 1). Поминая, что в мире кибернетики, «все линии развития теории сходятся к бинарному символу, к тому факту, что, пользуясь символами нуля и единицы, можно записать что угодно», Лакан совмещает физический мир и мир символьный, поскольку оба они отражали реальность.

«Между открытием двери и закрытием ее отношения асимметричны - если, открываясь, дверь регулирует доступ, то, закрываясь, она прерывает цепь. Дверь - это подлинный символ, ...  Но лишь с тех пор, как появилась возможность свести эти две черты воедино, создать замкнутый контур, цепь, нечто такое, где в закрытом состоянии проход есть, а в открытом его нет, смогла наука о предположениях перейти к воплощению кибернетических идей на практике.»

5. Далее, есть смысл ход мысли Лакана передать полностью, разве что для более отчетливого понимания кое-где в скобках поставить символы состояния дверей:

«Благодаря электрическому контуру и замкнутой на себя индуктивной  цепи, то есть тому, что называют в технике feed-back, достаточно дверце закрыться, как электромагнит немедленно возвратит ее снова в открытое состояние, в результате чего она вновь закроется и вновь откроется. Вы порождаете тем самым то, что называется колебаниями. Эти колебания и есть скандирование, деление на такты. Именно это скандирование, эти такты и являются той основой, в которую можно будет до бесконечности вписывать заданные серией комбинаций действия, которые детской забавой уже не будут.

Вот последовательность четырех позиций для одной дверцы: в двух первых она закрыта (0), в двух других—открыта (1).

0

0

1

1

Для другой дверцы мы можем установить иной порядок: она будет открыта (1) и закрыта (0) попеременно.

0

1

0

1

Для третьей дверцы вы можете, по вашему желанию, установить правило, по которому она будет открываться (1) и закрываться (0) в зависимости от положения двух предыдущих дверец

0     0          0

0     1          1

1     0          1

1     1          1

Формула 1

В данном случае, чтобы третья дверца была открыта (1), достаточно, чтобы была открыта (1) по крайней мере одна из двух предыдущих.

Возможны и другие формулы. Вы можете, к примеру, сделать так, чтобы третья дверца открывалась лишь при условии, что открыты обе предыдущие.

0     0          0

0     1          0

1     0          0

1     1          1

Формула 2

Здесь третья дверца открыта лишь в том случае, если из предыдущих двух открыта только одна.

0     0          0

0     1          1

1     0          1

1     1          0

Формула 3

Здесь третья дверца открыта лишь в том случае, если из предыдущих двух открыта только одна.

Что это все означает? Да что хотите. Формула 1 может, с точки зрения логики, именоваться объединением или конъюнкцией. Формула 2 тоже допускает логическую интерпретацию, и поскольку закон ее совпадает с законом математического умножения, ее и называют часто логическим умножением. Что касается формулы 3, то это сложение. Когда вы складываете две единицы, то в мире двоичной записи это дает 0, а единицы переходит в другой разряд.

Как только мы получаем возможность воплощать эти нули и единицы, эти записи присутствия и отсутствия, в Реальное, в ритм, в последовательность тактов, в Реальном происходит нечто такое, что позволяет нам задаться вопросом - и умы выдающиеся, пусть недавно, этот вопрос уже начали себе задавать, - не оказалась ли в нашем распоряжении мыслящая машина.»

6.

Та конструкция, которую мы связываем с кибернетикой, может встретится с разными событиями в зависимости от понимания вышеуказанных таблиц. Что бы подойти к третьей двери надо сделать два выигрышных броска, поскольку если первый бросок дает отрицательный результат, то дальнейшие действия бесполезны. Если же (Формула 1,2), первый бросок дает выигрыш, то вероятность следующего броска повышается от 1/4 по началу, до 1/2 к концу. Собственно, в этом и заключается, похоже, поучительный смысл с таблицами у Лакана, поскольку Формула 3 никаких шансов пройти три двери не предоставляет.

Вот здесь-то мы и встречаемся с возможностью интерпретации вещественно/энергийного достижения цели, как возможность языка-посредника символично  отражать и задавать осмысленную ситуацию:

«Здесь важно усвоить, что цепочка возможных комбинаций встречи может изучаться как таковая, как строго сохраняющийся порядок, который ни от какой субъективности не зависит.  

Благодаря кибернетике символ воплощается в аппарате — хотя и не совпадает с ним: аппарат является лишь его носителем. И воплощается он в этом аппарате способом в буквальном смысле транссубъективным

7. Далее идет мысль, проводимая Лаканом, которая созвучна современной мысли, развиваемой Karl Friston как «Принцип минимальной энергии», где эта самая энергия уходит на процессы создания информации способствующей выживанию.

«Явления энергетические и природные всегда протекают в направлении выравнивания уровней. В то время как в мире сообщений и счисления вероятностей по мере роста информации разница уровней дифференцируется. Я не утверждаю, что она непременно увеличивается, потому что бывают случаи, когда она не увеличивается, но она, во всяком случае, не обязательно понижается и стремится, скорее, к увеличению.

Именно вокруг этого базового элемента и может организоваться все то, что именуем мы языком. Чтобы явился на свет язык нужны еще, правда, всякие маленькие штучки, вроде синтаксиса и орфографии. Но они даны нам с самого начала, ибо таблицы эти как раз и представляют собой такой синтаксис - именно поэтому и можем мы доверить машинам логические операции.»

8. Если следовать ходу мысли Лакана, то можно сказать, что синтаксис кибернетики определяет вот эти самые таблицы, приведенные выше. А семантику – те вычисления,  которые следуют из максимы достижения цели.

«Другими словами, синтаксис предшествует в этой перспективе семантике. Кибернетика - это наука синтаксиса, именно она лучшее доказательство тому, что точные науки только и делают, что увязывают Реальное с синтаксисом.

Но тогда семантика, то есть все находящиеся в нашем распоряжении конкретные языки с их многозначностью, с их эмоциональным содержанием, с их человеческим смыслом - что они собой представляют? Не придется ли нам сказать, что семантика населена и обставлена человеческими желаниями?

Совершенно ясно, что смысл (sens) привносим в вещи именно мы. По крайней мере, для большинства вещей это так. Но справедливо ли будет утверждать, что все, циркулирующее в машине, смысла лишено вовсе? Конечно, для любого смысла слова смысл это справедливо не будет, так как чтобы сообщение было сообщением, оно должно быть не просто последовательностью знаков, а последовательностью знаков так или иначе ориентированных. Чтобы оно функционировало в соответствии с синтаксисом, необходимо, чтобы машина эта работала осмысленно в смысле целенаправленно. И когда я говорю машина, вы прекрасно понимаете, что не просто о маленькой коробочке идет речь — ведь, когда я пишу на листке бумаги, когда проделываю преобразования над нулями и единицами, продукция эта тоже всегда ориентирована, к чему-то направлена.»

Поскольку я ищу в других работах подтверждение своим идеям, среди которых значительное место занимает идея субстанциальной двойственности, то не мог не обратить внимание на следующую фразу Лакана, когда анализируя символический мир кибернетики, обнаруживает нечто интересное (правда, в психика-аналитическом ключе):

«...Одновременно иной, новый смысл получает при этом и само слово символ.

Вот здесь-то и выясняется бесценный факт, который преподносит нам кибернетика: существует нечто такое, что из символической функции человеческой речи исключить нельзя, - это роль, которая принадлежит в ней Воображаемому

Далее Лакан анализирует Символическое и Воображаемое. Первое всегда из прошлого, это «происходят из небольшого числа получающих преимущественное значение образов - образа человеческого тела, образов таких бросающихся в глаза объектов, как солнце, луна и некоторые другие». Воображаемое чаще всего абстрагирует объекты до идеального. Так в Воображаемом в отличии от Символического, появляются «хорошие формы»: «Колесо в природе не встречается, но у него “хорошая” форма, форма круга.»

В представлениях субстанциальной двойственности, мы можем из Символического и Воображаемого составить диалектическую сущностную пару: символическое/воображаемое, который подтверждает первый постулат Гермеса, что «Мир есть мысленный образ». В этом же ключе проявляется значение смысла:

«Что это слово, смысл, означает? А означает оно, что человеческое существо не является над этим первоначальным, исконным языком полновластным господином. Оно заброшено в него, вовлечено, затянуто в его зубчатый механизм.»

И опять же, все правильно, поскольку согласно двойственной природе причинности, мы (индивиды) с миром делим причинность поровну, сингулярно: каузальность/коррелятивность ~ 1.

9. Мы начинали рассуждения с представлений об игре, где всегда достигается какая-то цель. Лакан вывел нас на модель прохождения трех дверей в определенном, игровом режиме. Подвести итог этой цели, как нам представляется, лучше всего в стиле модальности.

То есть сущность  языка в том, что он является организационным посредником между физическим миром и миром кибернетических устройств, созданных на его основе с сингулярной сущностью воплощения как:  необходимое/возможное ~ воплощение/замысел. Нет, мы не киборги! Но происхождение наше, как и всего живого, автономного, из информационного мира.

Если понимать синтаксис – это устройство, а семантику как способ достижения цели, то можно логику (предварительно) определить от обратного: Логика есть организация (синтаксис) способа достижения цели информационным (семантическим) способом.

***

Для того, чтобы еще раз понять идею кибернетики, мы посмотрим на обычный автомобиль под «кибернетическим углом зрения». Во-первых, поскольку кибернетика всегда имеет дело с управлением, то автомобиль рассматривается именно в движении («в потоке»). Во-вторых, этот автомобиль устроен так, чтобы нивелировать те неопределенности, которые присуще движению: направление, скорость, к примеру.

Тогда, что такое «язык» в терминах управления автомобилем и его «логика»? Это такое управление им, которое достигает цели движения в рамках принципа минимакса. Например, это может быть максимальная скорость движения, доставляющая данному маршруту минимальное время. Сейчас роль «управителя» предоставляется индивиду, знающему «язык» автомобиля.

Т.е. кибернетика всегда телеологична (для чего? с какой целью?). Предполагает неопределенность (куда рулить? какая скорость? какой маршрут?). Имеет исполнительные механизмы (руль, газ, переключатель скорости). Кибернетика предшествует логике, а не наоборот.

***

Аватар пользователя Victor

Если бы не было "правильного мышления", возникла ли бы кибернетика?

Речь здесь не об этом...

Можно сказать: (1) "Механическая игрушка". А можно сказать: (2) "Механическая игрушка развивает мышление".

И то и другое предложение построено логически верно. Но с точки зрения эйдетической онтологии как технологии, первое предложение - это укороченная, предикатная,  валентная  версия эйдоса:

прилагательное - существительное - глагол - наречие - деепричастие

А вот, вторая версия (эйдетическая) предложения, преследует определенную цель. А в перовой, описательной версии такой цели (в будущее) не предполагается. 

То есть смысловой центр моих рассуждений всегда эйдос ("Эйдос есть смысл", Лосев), который и воплощает собой организационное самодостаточное подобие, что ближе к кибернетике чем к логике, поскольку кибернетика телеологична (Норберта Винер), и исходно направлена на поддержание автономности (через будущее - "многое"). А у логики, именно такой цели может и не быть (только описание - "одно"), как в примере...

***

Аватар пользователя Victor

Диалектическая субстанциальная пара: вычислительное/эмоциональное.

Источник информации: 

Rutherford A. Thinking in Algorithms: How to Combine Computer Analysis and Human Creativity for Better Problem-Solving and Decision-Making, ARB Publications, 2021. — 157 p.

(Резерфорд А. Мышление в алгоритмах: Как объединить компьютерный анализ и творческий потенциал человека для лучшего решения проблем и принятия решений)

https://www.amazon.com/Thinking-Algorithms-Creativity-Problem-Solving-Decision-Making/dp/B09FCCLGDB

https://www.twirpx.org/file/3646497/

Книга предельно простая.

***

В разделе: Правда о нашем внутреннем ощущении, автор начинает так:

"Мы часто говорим о нашем «интуитивном чувстве» как об этом интуитивном, спонтанном побуждении двигаться в определенном направлении или сделать определенный выбор — импульсе делать то, что мы считаем правильным. Точно так же мы можем сказать кому-то «слушать свое сердце», чтобы следовать своим страстям и желаниям, используя свои эмоции, чтобы делать то, что лучше. Тем не менее, мы так же часто говорим людям «включать голову».

Мы думаем об использовании логики и использовании эмоций для принятия решений как о отдельных идеях, когда они идут рука об руку. Как обнаружили поведенческая экономика и психология, практически невозможно принять решение, не используя наши чувства и предубеждения. Наши головы часто полагаются на наши сердца, чтобы помочь сделать быстрый выбор."

А вот фраза, которая полностью совпадает с моим представлением о роли субстанциальных диалектических пар:

Даже когда мы думаем, что делаем логичный выборэмоциональные импульсы захватывают контроль над ситуацией и направляют нас в нелогичном направлении. Наше «внутреннее чутье» часто подстраивает наши решения и подбрасывает их на увеселительную прогулку, чтобы купить что-то для прилива дофамина, несмотря на наши пустые кошельки, или пойти на свидание с привлекательным человеком, который, как мы знаем, нам не подходит.

Возможно, эту пару можно назвать: рациональность/эмоциональность. У меня ассоциирует по многим моментам с парой которую я уже описывал в своих статьях: эгоизм/альтруизм. Не в этом суть...

Эмоции - основной "движок" мыслительного процесса, точно такой же как направление в геометрии... . То, что он иногда не замечается, не значит, что его нет...
Все это к тому, что эта диалектическая пара эффективна при онтологической сингулярности: вычислительное/эмоциональное ~ 1.

***

Еще в этой работе примечательный общий "проблемный алгоритм" из пяти шагов (steps):

"План алгоритма Objects First выделяет пять ключевых шагов, которые мы также будем использовать здесь.

«Шаг 1: Получите описание проблемы.

Шаг 2: Проанализируйте проблему.

Шаг 3: Разработайте базовый алгоритм.

Шаг 4: Усовершенствуйте алгоритм, добавив больше деталей.

Шаг 5. Просмотрите алгоритм». [xxxii]

Эта последовательность из пяти шагов не является нашим алгоритмом, и это наш план по созданию алгоритма. На шагах 1 и 2 мы ..."

Случайно ли то, что этот "план по созданию алгоритма" имеет пять шагов? Как по мне - не случайно, поскольку это универсальное (эйдетическое). Собственно, меня статистика больше всего интересует в отношении понятия "выбор" (здесь используется 50 раз), который я считаю главным в логике. То, что индивиды с предикатным мышлением "втихаря" выбор оставляют за собой, выдавая  желаемое (Воображаемое) за действительное (Реальное) в языке (Символическом) без доказательств, это как бы понятно...

Облегченный перевод можно найти по адресу: https://disk.yandex.ru/i/PB3IgIqTnv1QEg 

***

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (1)

Попытаюсь обозначить, пусть пока смутно, те вопросы которые возникли у меня после последней статьи: «Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»». При этом, я не придумываю нечто новое и «удивительное», а наоборот, анализирую уже известное. Но в этом известном пытаюсь найти определенные противоречия. Вот пример:

Рассмотрим колебания обычного механического пружинного маятника с помощью двух эйдосов:

dm/dt – mv – m(dv/dt)  –  mvv/2 – mv(dv/dt)    (1)

dk/dt  –  kx  –  k(dx/dt)  –  kxx/2 – kх(dx/dt)      (2)

(m – масса, k – коэффициент упругости, x – координата смещения  v – скорость, t – время).

Напомню на всякий случай, что современной физике эти эйдосы неведомы, и она до сих пор считает, что 2-й закон Ньютона существует как семантическое равенство:
F = m(dv/dt). Все это разбиралось ранее в статье «Эйдетический язык физики. Сила», и речь сейчас не об этом.

Дело в том, что в физике часто используют, так называемое, «фазовое пространство», которое строится, как правило в координатах:  x, dx/dt (v). То есть это координаты пространства и скорости. Такие координаты удобны для исследований аттракторов, то есть устойчивости периодических явлений.

Эти координаты:   x, v,  входят в "основной состав" пружинного эйдоса (2)  ...   kx  –  k(dx/dt)  – ... . При этом эйдос динамики материальной точки (1) незаслуженно «обойден». Откуда такая несправедливость? Ведь оба эйдоса гомологичны и "равноправны" для вселенной! И что вообще представляют собой фазовая плоскость с координатами: v, dv/dt? Есть ли в ней какой-нибудь онтологический смысл?

При этом мы помним, что третьей доктриной Гераклита было: «Все есть поток» (то есть, в наших терминах, скорость - v ). Такая, некая обобщенная «скорость» есть сущность любого эйдоса как некое диалектическое единство (символ «/»), которое мы обозначили субстанциальным образом как диалектическое единство: пассивное/активное. Но отвлечемся на некоторое время...

***

Обратим внимание на тот факт, что замкнутые траектории обладают некой магией. Ну, как пример, в линейной геометрии замкнутая траектория направлений создает плоскую и объемную геометрические фигуры, нечто качественно новое от линии...

Представим себе обычный полет самолета в фазовом «потоковом» пространстве (скорость, ускорение): (v, dv/dt). Пусть это будет, для простоты, прямолинейный полет самолета. Вот он начинает взлетать, набирает скорость до крейсерской, некоторое время летит на этой скорости, потом начинает уменьшать скорость, и при приземлении, у него снова нулевая скорость. Т.е. в указанном фазовом пространстве самолет совершил некую замкнутую траекторию примерно такого вида как на рисунке (по вертикали – скорость, по горизонтали – ускорение):

Получилось так, что самолет в этом, потоковом фазовом пространстве как бы никуда пространственно не улетал. Скорость только положительная, а вот ускорение и торможение отличаются знаком.

***

Похоже на то, что в нашей жизни таких потоковых контуров «великое множество», поскольку они сопровождают наше любое действие... Взял ложку, зачерпнул суп из тарелки, поднес ко рту, обратно в тарелку, снова ко рту... Пошел на работу, вернулся домой... Забил гвоздь... Завернул шуруп... Стукнул по клавише...

Или так. Летчик в самолете должен знать назначение любого рычага, тумблера, элемента управления самолетом. Но он должен знать и характер действия с ними! Что надо делать с закрылками при подъеме самолета, а что при его посадке...

Тогда получается, что любая траектория осмысленной деятельности включает в себя как вещественные объекты, так и контуры действий (КД) с ними. Но эти контуры действий по своей природе чисто динамические! С одной стороны, природа дает возможность любому водителю автомобиля или пилоту самолета независимость движений без привязки к вещественному пространству (у каждого свой автомобиль или самолет), а с другой стороны где и как хранятся действия?

***

В свое время работа двух ученых: В.М. Лачинов А.О. Поляков «Инфодинамика», удивила меня тем, что если создать некую интеллектуальную думающую машину, то выключить ее будет нельзя – она потеряет динамические связи, а с ними и свой «ум». Попытки запротоколировать динамику в память, путем создания «пространственных» аналогов, как это делается в компьютерах, ни к чему хорошему не приводит, поскольку рекурсивная ссылочность мгновенно стремится к бесконечности...

***

Подведу некоторый итог своим мыслям. Первый принцип Гермеса:

« Принцип ментализма. «Всё есть мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ» »

- это не некая такая эзотерическая метафора. Просто процесс мышления нельзя «укорачивать» до экзистенциального видения. Есть подозрения, что те эмоциональные всплески (в части ожиданий и разочарований), которые сопровождали развитие кибернетики и информатики, были сигналом «свыше», что мы чего-то существенного недопонимаем в «механизмах» природы. Есть подозрение, что мы недопонимаем область Воображаемого, о которой писал Ж. Лакан.

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (2) (продолжение)

?. Информация с позиции субстанциальной двойственности

В профессиональной среде управленцев есть такая фраза как: «локализовать проблему». Это связано, как правило с тем, что причинно-следственные события не всегда совсем ясны, и не всегда могут быть представлены в дискретном четком виде, что связано с фундаментальной двойственностью мира.

Словарь синонимов дает такие параллели толкованию этому слову «локализовать»:

«ограничить, сосредоточивать, купировать, сосредоточить, разместить, локализировать, сосредотачивать».

Толковый словарь Ефремовой:

«Ограничивать что-либо определённым местом; не допускать распространения чего-либо дальше определённых пределов».

Здесь будет уместно напомнить, что в линейной геометрии, таким ограничителем на неограниченную субстанцию направление, служит субстанция протяженность, после чего и получается геометрическая сущность: линия = протяженность/направление (знак «/» отражает диалектическое единство),

Это связано с тем, что любая эйдетическая сущность отражает две субстанциальные стороны устройства нашего мира через сущность, которая имеет универсальное значение:

сущность = пассивное/активное ~ явное/неявное ~ вещественное/энергийное ~ локальное/глобальное ~ ...

Как и любая классификация, построенная «от практики», субстанциальная двойственность дает нам семантическое понимание, что индивиды, как прототипы кибернетических устройств, находятся всегда в двойственном состоянии: определённости/неопределенности. И наша человеческая задача, в когнитивном плане выживания, связана с тем, чтобы эту неопределенность минимизировать, а определенность максимизировать (принцип минимакса). Такое определение равносильно определению информации. Так, одно из определений информации в английской википедии:

«Более, технически информацию можно рассматривать как разрешение неопределенности; она отвечает на вопрос «Что такое сущность» и, таким образом, определяет как ее сущность, так и природу ее характеристик.»

Иногда информацию рассматривают как разрешение вопроса об неоднозначности (disambiguation). Информация тесно связана с представлением об энтропии, откуда она получила одно из своих определение через вероятность. Это дает четкую зависимость между неопределенностью и информацией: чем выше неопределенность (меньше ее вероятность p в событии E), тем больше в ней содержится информации I(E):

I(E) = log2(1/(p(E)))

 

?. Ритмодинамика и торсионная теория как параллели контура действия

Возвращаясь к нашему случаю с пониманием относительности контуров движения, необходимо заметить, что большинство понимает для себя ньютонову механику, и представляет себе, что происходит в физическом плане при столкновении бильярдных шаров. А вот многие ли понимают волновую физику Иванова Ю.Н., ( Ритмодинамика. – М.: ИАЦ Энергия, 2007, ISBN 978-5-98420-018-9)?.  Или торсионные поля  академика Г.И. Шипова («Физический Вакуум - парадигма науки XXI века»)?

{Расхожей фразой писателей, когда двое молодых людей – девушка и юноша, влюбляются в друг друга, становится фраза: «Их тянуло друг к другу». Ну, ясно, что это механический художественный прообраз, ведь не резинка же была натянута между ними? Однако эта фраза экзистенциально нам близка!

А какой бы эффект был от художественного произведения, если бы автор начал рассказывать о синфазности автоколебаний в их мозгу? Но в данном примере речь не о физических причинах движений при волновых процессах, которые возникают при разности фаз. Речь о том, что есть общее между людьми, при всей независимости их физических тел – это циклические процессы вообще, и в мозгу в частности!}

Субстанциальная семантическая различимость физических эффектов, где объектная механика  (Ньютона) является в онтологическом смысле – пассивное, а волновая – активное, позволяет нам, вне всяких сомнений, отнести контуры действий к активной субстанции.

А это, в свою очередь, дает понимание смысла, который часто «прячется» в семантике. В частности, если мы рассматриваем пару в семантическом разрезе: частное/общее ~ конкретное/абстрактное, то контуры действий относятся к  общему, абстрактному. Все это к тому, что мы хотим сказать – мышление, как отражение всемирного процесса движения в устройстве мозга, «копирует» контуры действия из реальности, в своих импульсивных нейронных сетях. Но даже не это главное!

?. Термодинамика Г.П. Гладышева

А главное в том принципе, который мы проповедуем в отношении ролей субстанций как: «приоритет активного над паритетом пассивного». Становится понятной иерархия временных периодов, о которой я упоминал в своей статье «Античность. Аристотель. «Целое больше суммы своих частей»», в разделе «2. Термодинамика Гладышева Г.П.»:

«Суть этого закона экзистенциально проста. Бессмысленно говорить о времени жизни белка вне времени жизни клетки, и также бессмысленно говорить о времени жизни клетки вне времени жизни организма. То есть, мы имеем значительное неравенство усредненных времен: t_белок << t_клетка << t_организм .

Более того, с системных позиций, закон Гладышева предполагает приоритет большей цикличности над меньшей. Цикличность химических процессов в клетке на порядки выше чем цикличность сердца или легких к примеру. А период жизни человека значительно превышает период удара сердца.

У этого закона есть некая экзистенциальная «странность». По жизни мы не станем ходить по неустойчивому основанию, например, по воде или песку. Наоборот, мы предпочитаем «почву под ногами». Все дело в том, что наша психика, как раз-таки построена на этой самой «текучести». Отсюда тяга к «материальному».»

Теперь можно вернуться к первому принцип Гермеса, « Принцип ментализма. «Всё есть мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ» », и представить себе (в первом приближении) как вселенная мыслит. Исходя из того примера, что в солнечной системе гармонично вращаются планеты по своим относительным орбитам (вся система как «целое» движется), можно предположить, что мышление вселенной в основном, относительное и «параллельное».  То есть, в таком мышлении вселенную интересует больше общее, чем частное. Это как раз типично в противовес обыденному мышлению индивидов.

Сами по себе циклические движения планет имеют иерархическое строение. Поэтому неудивительно соотношение временных рядов у Г.П. Гладышева – оно имеет вселенский характер. Можно сказать, что имеет место быть «картина»: «по образу и подобию». То есть мы опять встречаемся с организационным самоподобием, которому отдаем приоритет.

Сопроводительные материалы:

Статика и динамика информации в трудах К. Домпере (K. Dompere) (попытка понять две монографии автора, посвященные информации: инфо-статике и инфо-динамике)

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (3) (продолжение)

В последней своей статье об архэ «Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»» , ее «героями» стали три области онтологического: вещественность, информация, энергия. Удивительным образом эти три области коррелируют с представлением Ж. Лакана об (соответственно) областях ума: Реальном, Символическом, Воображаемом

Опять же, та сущность («одно»), которая была найдена из анализа эйдосов, и которая обозначена субстанциально как: пассивное/активное («/» - знак диалектического единства), показывает соотношение этих трех областей:

Реальное/Воображаемое = Символическое

Таким образом, язык (Символическое) возникает на границе субстанций в той или иной форме представлений, как универсальная выразительность:
вещественное/энергийное  ~  явное/неявное  ~  статическое/динамическое  ~  феноменальное/ноуменальное ~  «материальное»/«идеальное»  ~  синтез/анализ ~   анаболизм/катаболизм ~  генотип/фенотип ~  ...

Именно к этому подводит Ж. Лакан, когда пишет:

«Прояснение речи и есть источник успеха. Образы получат свое значение в дискурсе более широком, включающем всю историю субъекта. История субъекта окажется в его распоряжении от начала и до конца. Именно здесь, на границе Воображаемого и Символического, вся деятельность анализа и разыгрывается

Другими словами, задача психоаналитика – «озвучить» через Символическое скрытые (подавленные) в Воображаемом желания пациента. Процесс гомеостаза (по Фрейду), как я понял, это добиться равновесия этих трех областей.

И тут самое интересное –  сингулярность диалектической пары: Реальное/Воображаемое ~ 1, совпадает с исходным «мотивом» уравнения Эйнштейна в сингулярной форме: mcc/E=1. Это наводит на мысль, что если задачей философии найти предельное обобщение (в принципах и законах), то таким обобщение, скорее всего, будут принципы гармонии (сингулярность – ее базовая форма).

Сопроводительные материалы:

Природа языка у Ж. Лакана (добавлена подборка цитат Лакана на тему Реального, Символического, Воображаемого, после красной разделительной линии).

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (4) (продолжение)

Произведение взятое за основу: Михайлов Ф.Т. Самоопределение культуры. Философский поиск. — М.: «Индрик», 2003. - 272 с. ISBN 5-85759-227-5

Если сказать обо всем произведении. то автор проводит ту мысль, что культура в себе аккумулирует "Воображаемое" как свою основу. При этом, многое из того, что он пишет резонирует с моими мыслями. Но все по порядку:

1) Начинает он с Бытия и Небытия как источников философии и "материального" (ленинского) понимания материи: 

«Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, существующей вне и независимо от нашего сознания и данной нам в ощущении». 

При этом он вспомнил шутку А.А. Зиновьева. который добавлял к этому определению слово "Богом" (далее подчеркнуто везде мной - В.С.):

И этой шуткой своей наш Саша Зиновьев, не веровавший ни в  какого бога, возвращал нас к нешуточной философской дилемме:

— либо всё Сущее в своей основе и по самой сути своей есть  материя — нечто заведомо бездуховное, хотя и порождающее (когда-то и где-то) из себя в процессе своих вечных превращений некую форму, способную к прочувствованному осознанию проявлений  породившей его субстанции;

— либо всё Сущее в основе и по самой сути своей есть сама эта способность отнестись к тому, что она из себя порождает, а тем  самым и к себе — Порождающей.

Обратим внимание, что 2-й вариант требует некой двойственности.

Во втором варианте сразу придётся покинуть лоно метафизики, равно как и лоно физики (естествознания), т. к. Сущее, знающее себя Порождающим, есть Творец. 

Не будучи сторонником теологии, могу  лишь сказать, что без теологии как принципа "начала" обойтись трудно, хотя я попробовал  это в своей последней статье: Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»

2) Второй вариант сразу же приводит нас к мыследеятельности

«Тело, однажды начав жить, живёт само по себе. Но мысль — нет; это я продолжаю развивать её. Я существую. Я мыслю о том, что   существую! О — о, этот длинный серпантин, ощущение того, что  существую, — это я сам потихоньку его раскручиваю... Если бы я мог  перестать мыслить!...

Моя мысль — это я, вот почему я не могу перестать мыслить. Я  существую, потому что мыслю, и я не могу помешать себе мыслить. Вот даже в эту минуту — это чудовищно — я существую, потому что меня приводит в ужас, что я существую. Это я, я сам извлекаю себя из небытия, к которому стремлюсь: моя ненависть, моё отвращение к существованию — это всё разные способы принудить меня  существовать, ввергнуть меня в существование» //Сартр Ж.-П. Тошнота. Роман. Новеллы. Харьков; М., 2000. С. 123.//

Тема бытия/небытия как диалектической пары, у автора часто проскакивает... Ивот начинается "красная линия" которая идет через всю книгу:

Во многих своих работах я стремился доказать, что воображение — главная, базальная, исходная сила всех сил, всех способностей души человека, творящая изначально активную и креативную самость его субъективности.  ... Поиск памятью значимого образа (представление) — это то же «ощупывание»  желаемого образа в пустом пространстве потребности видеть. Это — тоже воображение.

Вы правы — то, что эффективность воображения есть первая  способность атрибутивной субъективности отношения человека к миру и к самому себе, изначально преображающая его исторически  наследственные способности — чувственность, витальные нужды,  инстинкты, ситуативный интеллект и т. п., это ещё надо доказать, но сделать это возможно только другим, не эмпиристским, способом или иной логикой, иным методом. ...

3) Эту роль лакановского "Воображения"  автор очень грамотно приводит к следующему понятию: идеальное, которое угнездилось в культуре. Он на многочисленных примерах показывает, что без идеализации никакая математика или геометрия невозможны...

Например, до сих пор термин идеализированные объекты опыта служит искателям объективных законов в научном поиске истины чуть ли не главным рабочим инструментом определения онтологии фундаментальной теории. Или, что то же самое — обозначением пределов её собственного предметного поля.

А через что внедряется в культурную плоть эта идеализация?

... Обозначая словом (знаком, символом и т. п.) и тем  представляя разуму уже не языковое значение слова, а саму столь  придирчиво выделенную суть изучаемых явлений, теоретик кладёт  новый камушек в своё предметное поле, почти сплошь из таких  камушков составленное. Так образуется онтология фундаментальной  естественнонаучной теории. Понятно, что и каждый такой «камушек», и всё, из них сложенное, предметное поле теории присутствуют в  памяти и уме теоретика, а не в объективной действительности. Только потому они идеальны, а процесс их переноса из сферы чувственного опыта в мышление есть именно тот процесс, который в XX в. будет называться красивым словом идеализация. Сами же «камушки»  понятий, символов, матриц, схем и т. п. — идеализированные объекты. ...

Мы опять как бы встречаем ту формулу, которая была неявна у Лакана, но следует из понимания эйдетической онтологии как сущность любого формообразования:

Реальное/Воображаемое ~ Символическое

Автор буквально заставляет понять, что наша личная жизнь без идеализации будет просто пустой:

... В  интерсубъективной реальности их общей предметно-духовной культуры образы умерших предков и образы живых соплеменников, образы-символы растений, животных, значимых мест, явлений природы и образы ожидаемых (воображаемых) событий были единозначными для всех.

4) Очень внятно и убедительно у автора прорисована античная диалектика как ось развития "одно" - "многое":

Поясню: тысячелетия тому назад в родовых общинах в строгом ритуале их бытия господство коллективных представлений 21 над  индивидуальными восприятиями и смыслонесущими переживаниями  мира было настолько естественно, что индивид буквально не  отличал себя от общности едино-род-ных. Ему не было необходимости в местоимении первого лица единственного числа. Антропологи и палеоэтнографы (в частности — Люсьен Леви-Брюль)  свидетельствуют: в языках так называемых «примитивных народов» напрочь  отсутствует местоимение «я», и в ответ на вопрос «кто ты?»,  обращенный к любому члену родовой общины, вы непременно услышите: «мы...» (далее следует имя тотема: мы кенгуру и т. п.). 

То есть культура развивалась как взаимо-субъектное действие, которое и "подгоняло" воображение (идеализацию) каждого под текущую (деятельную) реальность

... К тому же, сама мысль осуществляется (и тем  существует) отнюдь не только аффективной внутренней речью, но и овнешняясь и вербально, и изобразительно, и музыкально, и, вообще, всей своей собственной предметностью, чуть ли не внешней так называемому внутреннему мышлению, — телесностью своих органов чувств, а так же всеми во вне обращенными действиями.  Действиями, и реализующими мысль, но и творящими её.

Тут мы возвращаемся к первому постулату Гермеса:

Поэтому само мышление есть реальность того единственно  возможного отношения, которое его порождает и воспроизводит. В его реальности, в его истинной онтологии порождается и непрерывно воспроизводится и реальность мыслящего (Декарт), и реальность самого отношения к мыслимому, а вместе с ним и реальность всего осмысливаемого сущего. ...

В философской же культуре (не считая увлечения некоторых философов идеей познания как особой деятельности мышления, осуществляемой чуть ли не исключительно наукой) априоризм форм, способов и средств мышления принимался за постулат их теоретического осознания, требующий лишь обозначения его изначального местопребывания. Мнемоник Платона, душа как форма форм Аристотеля, не говоря уже о христианской богословской философии (Credo quia absurdum est Тертуллиана, онтологическое доказательство Ансельма, Единое  неоплатоников, данная нам Богом сила Откровения у Фомы Аквината),  врождённые идеи Декарта, идеи рефлексии Локка, предустановленная гармония Лейбница, гегелевский Дух, Кантов априоризм вплоть до феноменологии Гуссерля и Dasein Хайдеггера — всё это пребывает в субъективности мышления как изначальное его условие.

5) Рассуждая над аксиомами математики, автор приходит к мысли, что без идеализации ("Воображаемого") никакие аксиомы не стали бы возможны:

... А это значит увидеть и понять совсем неочевидное: Евклид лишь потому и смог сформулировать на века свои постулаты, что все предметно-чувственные условия всегда целесообразного  использования натуральных мер пространства, а заодно и сами эти  натуральные меры, отбросил как ненужные и только мешающие пониманию скрытого в них всеобщего и мышлению необходимого  (аподиктического) смысла. Смысл этот был, но был скрыт в линиях, грубо  начерченных на земле или на пергаменте. Но именно Евклид открыл его внеопытную суть для специального изучения. Открыл как чисто мыслительную функцию — функцию способов мерного мышления. Он сумел увидеть и открыть миру... бесконечную прямую.

Где? Как уже говорилось, в мире очевидного, в реальности всего сущего её нет и быть не может. Правда, явный смысл прямизны  мысленно осуществляемого движения не имеющей измерений точки, не замутнённый видимыми при этом предметами — землёй,  растениями, небом и т. п., — был выделен управленцами задолго до Евклида в качестве предмета осознания и преобразования во все возможные мыслимые фигуры, образующие силой продуктивного воображения чистое пространство умозрения. 

Вот тут можно вспомнить "контур действия" (выше) и сопоставить с фразой "силой продуктивного воображения", в свете того, что вселенная мыслит "параллельным" образом (выше)...

Вот благодаря этому "параллельному" свойству мышления в сущностном отношении: последовательного/параллельного ~ синтеза/анализа ~ реального/воображаемого ~ ...
мы можем "объемно" мыслить:

... Хотя гипотеза о разумной жизни на Марсе считалась чуть ли не абсолютно доказанной при визуальном обнаружении Скиапарелли на поверхности этой планеты прямых линий — неизбежно: каналов, проложенных разумными существами, ибо астрономы и все тогда узнавшие о «каналах» — все, абсолютно все! — подсознательно были убеждены в том, что нет и не может быть в природе строгих  геометрических линий и форм. 

Добавлю: но ведь и наше продуктивное воображение не  выпрямляет в своих интересах реальную изломанность и беспорядочную кривизну сущего, а всего-навсего переводит во образ глубинный смысл обыденных слов, стихийно закрепивших очевидные свойства практически найденных искусственных средств ограничения и  творческого преобразования пространства опыта (в том числе и  эстетического): линия, прямая, кривая, угол, окружность и т. п.,  ... .   ...

6) Надо сказать, что я восхищаюсь интуицией Ф.Т. Михайлова, поскольку он прекрасно понимает, что з этим воображаемым, идеальным... прячется... движение.

Далее я не решаюсь прослеживать сложный путь самотворения предмета математики. Но из сказанного (при всей его  математической, мягко говоря, приблизительности) следует вывод:  фундаментальная часть науки математики строилась с самого начала, строилась всю её историю, стоится и по сей день рефлексивным, занятым собою познающим преображением... своих же исходно  искусственных средств — средств меры пространства и времени, а,  следовательно, и мысленно полагаемого движения. Но в самой геометрии дело не доходит до изучения смыслов, в которых мыслится движение как нечто реальное. Только в механике появится оно... столь же  мыслимое вне каких-либо натуральных приложений. И тут же «обрастёт» аподиктическими суждениями о функциональных взаимозависимостях его смысловых определений: в частности — в суждения о  зависимости его пути от скорости, об ускорении и т. д., вместе с понятием массы как меры инерции движения

7) Рассуждения над аксиоматикой математики приводит его к мыслям об аксиоматике культуры. Я опять же, как и в постулатах Евклида, вездесущие пять пунктов:

1 ) Суждение о тождестве осознаваемого бытия индивидов и их общности (тождество интер- и интра-субъективности культуры).

2) Суждение о произвольности и целесообразности бытия человека.

3) Суждение о внешне предметной укоренённости культуры как способа целесообразного и произвольного бытия людей.

4) Самоопределение культуры как продуктивной креативности.

5) Суждение о наследовании культуры.

В эйдетической онтологии второй статус всегда субстанциальная сущность: пассивное/активное. Удивительным образом это соответствует отношению:
целесообразности/произвольности, пусть в ассоциации с модальностями: необходимости/возможности. То есть, лосевский (пассивный) эйдос числа:

полагание - единица - ряд - группировки - представление

в отношении своей сущности: единицы, взят именно целесообразно, поскольку со своей активной "половиной":

непрерывность - дискрет - сложение - умножение - степень 

позволяет реализовать принцип: "приоритет активного над паритетом пассивного", как способность всего несколькими универсальными операциями (сложение и умножение), осуществлять реализацию неограниченного числа уникальных чисел...

***

Образ "фазового пространства" общеизвестен, поскольку пассивное (аттрактор) - оно "на виду". Однако, используя "параллельное" мышление, можно сказать, что "контур действий" как активное (выше), должен обладать более высоким гносеологическим потенциалом в силу: "приоритета активного над паритетом пассивного".

В этой части, разбор вышеуказанного произведения "говорит" в пользу этого... То есть "сила" мышления вселенной ("Воображаемое", будущее) именно в обладании активным  (действиями). Существующая "Реальность" (прошлое) ставит нас всегда перед выбором в настоящем, согласно эйдетической логики:

идентификация - соответствие - выбор - структуризация - композиция

Как бы тут, в платоновской диалектике, нет никаких "противоречий"...

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (5) (продолжение)

Предмет размышления, часто упоминаемая в семиотике работа: Jesper Hoffmeyer, "Semiotic scaffolding of living systems" (2007), (Йеспер Хоффмейер, «Семиотические леса живых систем»)

Ход мысли: это понять онтологическое значение «контура действия», о котором рассказывалось выше. Гносеологический смысл этого поиска очень простой: там, где нарушается принцип субстанциальной двойственности, там есть какое-то существенное непонимание ("белые пятна").
Все беды онтологического толка идут от диамата, ущемляющего движение (определял его как атрибут материи - "подчиненное" материи). При этом, явным проявлением предикатного (первобытного) мышления стало превращения «материи» в некий «логический субъект», на который философам было удобно «вешать» свои предикаты. Обычно такими «субъектами» «назначаются» разум, сознание, материя, сущее...

Понять что-то, это не только аддитивный процесс. Как правило. приходится отказываться от каких-то устоявшихся предпочтений в пользу других. Такое предпочтение есть в отношении структуризации, как добавление элементов структур.

Так вот, самым главным фактором появления «семиотических лесов» Хоффмейера служит, прежде всего, появление действенных (от слова действие) кумулятивных связей, посредством которых «управление» (кибернетическое) организмом строится в зависимости от рецептивных эффекторов. То есть, приходиться понять роль связей как некую технологическую цепь «контуров действия».

***

Положение, что «контура действий» играют определенную активную роль в онтологии становятся гипотезой, что «ЖИВОЕ – ЭТО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ПАМЯТЬ ДЕЙСТВИЙ». Т.е. телос тут играет подчиненную роль. Один из таких «контуров» можно считать крове- и лимфа-циркуляцию (как наиболее явную). Естественно, в таком представлении, мозг принципиально не может остановить свою деятельность.

***

1) Указывая на то, что существуют разного рода причинности, Хоффмейер указывает на то, что существует семиотическая причинность (везде выделено мной – В.С.):

«Явно целенаправленная природа живых систем достигается за счет сложной сети семиотических средств управления, посредством которых биохимические, физиологические и поведенческие процессы настраиваются на нужды системы. Действие этих семиотических элементов управления происходит на самых разных уровнях. Такой семиотический контроль можно отличить от обычных детерминистических механизмов контроля благодаря встроенной предвосхищающей способности, основанной на особом типе причинности, которую я называю здесь «семиотической причинностью», чтобы обозначить осуществление изменений под руководством интерпретации в локальном контексте. Предвосхищение посредством искусной интерпретации индикаторов временных отношений в контексте конкретного проекта выживания (или жизненной стратегии) направляет поведение организма к локальным целям. Эта сеть семиотических средств управления создает чрезвычайно сложные семиотические леса для живых систем

Обратим внимание, что предвосхищение требует области «Воображаемого» Лакана. С экзистенциальной т.з. очень удачное название – «семиотические леса» (в строительном смысле -  scaffolding)

2) Опорной мыслью таких представлений служат идеи Пирса:

«Онтология эмерджентной вселенной исследовалась в эволюционной космологии американским химиком и философом Чарльзом Сандерсом Пирсом, который выдвинул идею о том, что наша Вселенная имеет врожденную тенденцию «приобретать привычки» (примечание 2). Взятая в самом широком или самом примитивном смысле, идея Пирса о «привычке» может рассматриваться как акт интерпретации, т. е. образование опосредующей связи между одной закономерностью и другой, как, например, интерпретация колокольчика павловской собакой для значит еда. ...»

Эта важная онтологическая установка в системном понимании. Т.е. когда мы рассматриваем систему как диалектическую пару: структура/функция, а структуру как диалектическую пару: элементы/связи, то мы сразу можем выделить субстанциальную роль семиотических роль «семиотических лесов» из факта самоподобия любой диалектической пары: пассивное/активное. Т.е. у нас семиотические леса – это активное.

3) Из трех ведущих аспектов вселенной: энергия, вещество, информация, именно третье (информация) обладает свойством историчности:

«То, что процессы измерения составляют центральный аспект жизненных процессов в целом, подчеркивалось на протяжении всей работы Говарда Патти (Pattee 1977; Pattee 1997). Конвергентно, Стюарт Кауфман недавно также обсуждал естественные измерительные процессы в контексте «неэргодичности» нашей вселенной. То, что Вселенная неэргодична, подразумевает, что у Вселенной никогда не было времени, которое ей было бы нужно, если бы ее нынешнее положение дел каким-либо образом отражало ее заложенные возможности (Kauffman 2000). Постоянное движение Вселенной в следующее возможное состояние, или «соседнее возможное», как его называет Кауфман, исключает возможность достижения ею состояния, зависящего от статистической вероятности. Наоборот, вселенная исторична, поскольку «история вступает в действие, когда пространство возможного, которое можно было бы исследовать, становится больше или намного больше, чем-то, что действительно произошло»»

То есть, с одной стороны, у живого есть возможность рецепторной деятельности. А, с другой стороны. возникла возможность темпоральных эффектов, как «накопление» опыта замкнутых реакций («контуров действий»). Как пример (для понимания) накопления таких «контуров действий» можно назвать танцы на льду. Я уже не говорю о физической профессиональной деятельности со сложной координацией. С точки зрения субстанциальности, речь идет о мультипликативности (()*()*()*...*()), когда события совмещены во времени (активном), а не в пространстве (пассивном).

«Таким образом, история имеет значение не только для клетки, но и буквально действует внутри клетки посредством структурных взаимосвязей — или семиотических каркасов, — которые она служила для встраивания в систему. И именно это отличает живые системы от неживых: наличие у первых исторически созданных семиотических механизмов взаимодействия, не имеющих аналогов у вторых.»

4) Пожалуй самое интересное во всей этой картине, это иерархия событий:

«Таким образом, ничто в этом сложном устройстве не обладает присущей ему стабильностью, поэтому для поддержания живой системы требуется очень сложная система динамических взаимодействий. И хотя эта система, конечно же, питается метаболической энергией, она должна контролироваться семиотическими средствами. Это означает, что локальные процессы должны обслуживать потребности глобальных функций, а этот результат может быть получен только посредством коммуникативной деятельности, связывающей друг с другом удаленные части и различные функциональные области тела (или организма).»

Т.е. мы здесь встречаем те темпоральные закономерности живого, которые подчеркивал Г.П. Гладышев – меньшие периоды жизни, подчиняются большим периодам. Это «в натуре» и составляет принцип: «приоритет активного над паритетом пассивного».

5) Динамичные аспекты строительных лесов, как пишет Хоффмейер, в первую очередь направлены на управление энергией:

«Сами по себе такие модели семиотических лесов могут принимать различные формы и основываться на многих различных принципах, но основным свойством семиотических лесов остается то, что они фокусируют поток энергии (поведение) рассматриваемой системы или подсистемы на жестко ограниченном репертуаре возможностей, или в управлении поведением системы для реализации определенной последовательности событий.»

«Как говорит Басс: «Онтогенез должен воспроизвести взаимодействия, которые его породили» (Buss 1987, 97). В терминологии этой статьи онтогенез охраняется мириадами семиотических каркасов, которые зависят друг от друга в длинных цепочках последовательных шагов

«Гены, как и человеческие слова, непосредственно не вызывают изменения окружающего мира (т. е. мы не верим в заклинания), а делают это только тогда, когда их интерпретирует какой-то орган. И точно так же, как слова служат для поддержки человеческой деятельности и общения, гены поддерживают клеточную активность и общение. И гены, и слова — чудесные семиотические строительные леса.»

6. Свойством живого с самого начала стала возможность реагировать на изменение в окружающей среде. При этом характерным моментом развития организмов, стало их предвидение событий и целеполагание:

«Поддерживать жизненные процессы с помощью механизмов геномного контроля, очевидно, становится трудно, когда жизненные циклы организмов становятся более сложными или когда животные участвуют в сложных социальных процессах. Геномные леса неизбежно работают посредством контролируемой сборки белковых ресурсов, которые затем высвобождаются в сложных временных паттернах, отражающих предстоящие потребности организма

Развитие этой черты деятельности организмов (вспомним область «Воображения»), привело к развитию мозга:

«Преимущество подготовки к будущим событиям или ситуациям — т. е. предвосхищение — является, конечно, главной причиной эволюции семиотической каузальности

«Таким образом, предвосхищение — это, по сути, семиотическая деятельность, в которой знак интерпретируется как отношение между чем-то, что происходит сейчас, и чем-то, что ожидается в будущем, например, темное облако, предупреждающее нас о приближающейся грозе.»

7) Последний раздел этой работы называется: «СЕМИОТИКА И ОТНОСИТЕЛЬНОЕ БЫТИЕ». В ней автор пытается осмыслить семиотические леса с философских позиций. Нам же важно, что термин «относительное» в той семиотической классификации, которую мы присвоили субстанциям, относительность свойственна активной субстанции.

«Я думаю, что все дело в довольно простой вещи: а именно в реальности относительного бытия. Относительное бытие — это странно очевидная вещь, которая, тем не менее, обычно отвергается наукой как не совсем «реальная».»

Как примеры такой виртуальной относительности он приводит существование спутников у планет. Или, к примеру, родство типа «отец – дочь». Важно (с системных позиций) что он называет их «функциональными факторами реально существующего мира».

«Однако, когда мы обращаемся к исследованию живой природы, отношения имеют тенденцию становиться значительно более важными, чем автономные «вещи»

Тут мы напрямую встречаемся с информационной доктриной, которая следовала из предложенного ранее архэ:

«Я заключаю, что абсурдно не только отрицать реальность относительного бытия, поскольку именно относительное бытие, а не вещи (т. понимание как биосемиозиса, так и целеустремленности). Ибо семиозис — это все о том, чтобы привести себя в отношение к отношению. И с самого начала жизни организмы основывали свое выживание на этой способности предвидеть, т. е. интерпретировать события или структурные конфигурации как знаки того или иного явления.»

А чтобы предвидеть и интерпретировать нужна область «Воображаемого» Жака Лакана. Тут мне рисуются некие физические параллели:

Вот есть трансляционные системы координат (например – декартова), где очень удобно чертить всякие геометрические фигуры и существуют инварианты их движения (трансляции, переноса).

А есть вращательные системы координат, на углах Эйлера, к примеру. В этой системе координат очень удобно отлеживать именно перемещение точек и строить динамический «образ» (статические объекты там «не видны»). Так вот, как мне представляется, «точка сборки» нашего мышления может быть приоритетно интерпретирована, прежде всего, из вращательной системе координат, прообразом которого и служит область Воображаемого Ж. Лакана.

***

Самое ценное в онтологии – это инварианты. Так физика знает инвариант энергии. Сейчас этот инвариант использует Фристон, показывая, как в мозгу происходит рождение информации благодаря принципу минимизации свободной энергии.

Но этот инвариант – следствие 4-го статуса любого физического эйдоса. В этом же статусе находится и сознание. Случайна ли эта гомология? – Думаю нет! Поскольку эйдос онтологический инвариант самоподобной организации мира. Эйдос, судя по собранным доказательствам, в простейшем представлении – «шаблон онтологического языка». По Лакану язык обитает между Реальным и Воображаемым (как Символическое). Судя по тому как смотрит на семиотику Хоффмейер – пока все сходится...

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (6) (продолжение)

Источник:  Shi Zhongzhi, Intelligence Science: Leading the Age of Intelligence, Elsevier, 2021. — 617 p. — ISBN 978-0-323-85380-4https://www.twirpx.org/file/3455209/

Современная книга, написанная китайским ученым, посвящена лидирующим идеям в искусственном интеллекте. Глава 4 называется «Модель разума». Я ищу предельно простые «единицы» когнитивных представлений, которые бы коррелировали с исследуемым «контуром действий», обнаруженном в механике, поскольку для онтологии эти различия несущественны.

Вступление в эту главу:

«Разум означает всю духовную деятельность человека, включая эмоции, волю, чувствительность, восприятие, представление, обучение, память, мышление, интуицию и т. д. Проблема разума — одна из самых фундаментальных и значительных проблем науки об интеллекте [1]. . Современные научные методы изучают форму, процесс и закономерность соединения иррациональной психологии человека и рационального познания. Технологию построения модели разума часто называют моделированием разума, целью которой является исследование и изучение механизма человеческого мышления, особенно механизма обработки информации человеком, и предоставление новой архитектуры и технических методов проектирования соответствующей системы искусственного интеллекта.»

Автор немногословен (что хорошо). Вот пример:

«4.1.1.5      Язык мысли

Язык мысли относится к машинному языку, который отличается от естественного языка и является реальным средством человеческого мозга. Многим кажется, что естественный язык имеет эхоизм, поэтому не может быть обработан мозгом.»

Перебирая основные представления данной области он доходит до машины Тьюринга, которая определяется пятью "элементами" кортежа  (кто бы сомневался?). Главным действующим «лицом» здесь выступают символы:

«... Гипотеза системы физических символов (СС) ясно представляет собой закон качественной структуры. Он определяет общий класс систем, среди которых можно найти те, которые способны к разумным действиям. Основные положения гипотезы заключаются в следующем:

1.    Гипотеза физической СС является необходимым и достаточным условием представления разумных действий через физическую систему.

2.    Необходимое означает, что любая физическая система представления интеллекта является одним из примеров физической СС.

3.    Достаточность означает, что любая физическая СС может представлять собой разумные действия посредством дальнейшей организации.

4.    Интеллектуальное поведение — это то, что принадлежит человеку: при некоторых физических ограничениях это действительно происходящее поведение, которое соответствует цели системы и требованиям обстоятельств.

Учитывая эти моменты, поскольку человек обладает интеллектом, он является физическим СС. Человек может наблюдать и распознавать внешние объекты, проходить интеллектуальные тесты и сдавать экзамены. Все это представления человека. Причина, по которой люди могут представлять свой интеллект, основана на их процедуре обработки информации. Это первый вывод из гипотезы физического СС. Второй вывод заключается в том, что, поскольку компьютер является физическим СС, он должен показать свой интеллект, что является основным условием искусственного интеллекта. Третий вывод заключается в том, что, поскольку человек является физическим СС, а компьютер также является физическим СС, мы можем моделировать действия человека с помощью компьютера. Мы можем описать процедуру человеческого действия или создать теорию, описывающую весь процесс деятельности человека

Собственно, далее мы находим то, что искали:

«4.4  SOAR

SOAR — это аббревиатура State, Operator And Result, которая представляет состояние, операнд и результат. Он отражает основной принцип применения слабого метода непрерывного использования операндов в состоянии и получения новых результатов. SOAR — это теоретическая когнитивная модель. Он осуществляет моделирование человеческого познания с точки зрения психологии и предлагает общую структуру решения проблем.»

Как мне представляется, мы здесь находим самую простейшую модель когнитивного действия. Нечто такое, что встречается в жизни на каждом шагу, но лучше понять на технике через управление автомобилем (кибернетика): включили первую скорость, сняли с ручника, нажали на газ, ...

Даже если мы будем моделировать поведение при приготовлении кофе, то все повторится принципиально. Важна тут четкая позиционная последовательность: исходное состояние (State), действие (Operator), конечное состояние (Result). Тот «контур действий», который мы рассматривали выше, здесь – Operator.

Как соотносятся в онтологическом плане «оператор» и «состояние». Прежде всего, как «универсальное» и «уникальное». И опять мы встречаем принцип: «Приоритет активного (оператора) и паритет пассивного (состояний)». Таким образом мы имеем дело с диалектической сущностной парой: состояние/действие («/» - знак диалектического единства). Если говорить о вождении автомобиля, к примеру, то в области Воображения мы должны владеть технологией как неким набором таких триад, связанных через область Символическую с Реальной областью.

Набор триад, как некий стек (эли кортеж), показан на усложненной схеме слева сверху:

Figure 4.4  Block diagram of SOAR 9.

То есть, если мы выехали на трассу и набираем скорость, то программном «стеке» нашей головы должна содержаться последовательность «правил» перехода, с первой на вторую скорость, со второй на третью, с третьей на четвертую... Вот на рисунке вверху слева с «Procedural» мы видим три набора таких «правил», графически точно изображающих переходы состояний.

Просто, для иллюстрации «контура действий» как релятивистского (не привязанного к чему-либо), хотелось бы напомнить, что главным действующим лицом компьютера, в этом плане, служат тактовые сигналы, на которых он работает. В этом плане, каждый тактовый сигнал и есть «контур действий» (поскольку он возвращается к исходному состоянию) безотносительно того где он действует... Ну, о «тактовом сигнале» в груди каждого - знают все.

***

Откуда интерес к этой «фигне»? Дело в том, что опорой моих представлений служит концепт физических размерностей Роберта Бартини и Побиска Кузнецов. Их исходная двойственность была в размерности «пространства/время» [L/T], которую я унифицировал до субстанционального: «пассивное/активное» [П/А].

Пассивное мы прекрасно все видим. Что это такое – «1»? Это знак цифры «один» зафиксированная цветом (или веществом) как пассивное. Но лосевский акт полагания (активного), который ее узаконивает как сущность: знак/полагание ~1 и делает легитимной в числе, мы не видим. Так вот, такие представления, позволяют понимать неявное в онтологии. А область Воображаемого Ж. Лакана – это громаднейшая виртуальная область, непосредственно примыкающая к интеллекту. От автора книги:

«Теория гештальта подчеркивает врожденные факторы организации восприятия и предполагает, что целое больше, чем сумма частей; теория действия фокусируется на эффекте обратной связи перцептивного обнаружения в его среде. Распознавание образов — это базовый человеческий интеллект. Исследования распознавания образов в основном сосредоточены на двух аспектах: во-первых, как организмы (включая людей) воспринимают объекты; другой - как использовать компьютеры для реализации распознавания образов при заданных задачах.»

Аватар пользователя Victor

Системный образ блага Платона

Известный публицист Сергей Корелов опубликовал в fb ряд материалов, которые по его мнению могут произвести революцию (выделено мной - В.С.:

«То, о чем так долго говорили междисциплинарщики, свершилось. Фундаментальный научный прорыв в понимании механизма функционирования Вселенной, а также возникновения и эволюции в ней жизни может стать величайшим поворотом представлений людей о мире и о своем месте в нем.»

Впрочем, этот текст есть в более доступном Дзен. Как утверждают авторы текста:

«представленный здесь анализ, является лишь наброском теории эволюции как обучения»

В центральной статье авторов; Toward a theory of evolution as multilevel learning, представлены основные принципы этой теории. Их семь:

•      P1. Функция потерь. В любой развивающейся системе существует функция потерь переменных, зависящих от времени, которая минимизируется в ходе эволюции.

•      P2. Иерархия шкал. Эволюционирующие системы охватывают множество динамических переменных, которые изменяются в разных временных масштабах (с разными характерными частотами).

•      Р3. Частотные промежутки. Динамические переменные распределены между различными уровнями организации, разделенными достаточно широкими частотными промежутками.

•      Р4. Перенормируемость. Во всем диапазоне организации развивающихся систем статистическое описание быстро меняющихся (высокочастотных) переменных возможно с помощью переменных, изменяющихся медленнее (более низких частот).

•      P5. Расширение. Развивающиеся системы обладают способностью привлекать дополнительные переменные, которые могут быть использованы для поддержания системы, и способностью исключать переменные, которые могут дестабилизировать систему.

•      P6. Репликация. В развивающихся системах репликация и устранение соответствующих единиц обработки информации (IPU) могут происходить на каждом уровне организации.

•      P7. Информационный поток. В развивающихся системах более медленно меняющиеся уровни поглощают информацию с более быстро меняющихся уровней во время обучения и передают информацию на более быстрые уровни для прогнозирования состояния окружающей среды и самой системы.

***

Особой важностью обладает первый принцип. И, насколько мне известно. обычным приемом здесь выступает использование экстремальных свойств энтропии, или нечто подобное (теорема Онзагера)... .

Но авторы меня удивили: они образовали «функцию потерь» из обычной статистической дисперсии. По тексту своей статьи они назвали ее «сумма квадратов ошибок». Но собственно это трактовка, и суть не в этом... .

***

Лет 40 назад, перебирая статистику показателей больных и здоровых в методе Р. Фолля, я обнаружил картину показателя болезни очень напоминающее «нормальное распределение».  В своей последней статье: «Системное здоровье как идеал телеологии» этот статистический эйдос представлен так:

показатели – среднее – отклонения – дисперсия – распределение

Собственно, к чему я все это подвожу? А к тому, что сложнее представлений чем организменность (куда включаем и биосферу) вряд ли возможно представить. У меня самом емким и убедительным показателем любой организменности, в системном представлении, служит здоровье, которое в статистическом понимании определяется нулевой дисперсией (в рамках представлений Р. Фолля), а в общечеловеческом представлении сложит единственной динамической гармонией как идеалом любой метаболической системы (претендуя на позицию блага Платона).

Авторы указанной статьи используют показатель дисперсии как некий стандарт успешной обучаемости. При этом, чем меньше дисперсия, тем больше вероятность выживания. Т.е. и в одном и в другом случае, характер дисперсии должен быть минимальным, а устройство показателей гармоничным. Такое сведение вроде бы разнонаправленных задач к единому показателю «дорогого стоит».

***

Есть надежда, что в философию вполне осознано конвергентно «проникнут» позиционные показатели большой объяснительной силы и социальной значимости. Пусть пока «на правах» статистических показателей. Учитывая, что исторически философия возникла с целью предельного обобщения (междисциплинарно) –  это лучше, чем громадная дивергентность (разнонаправленность), свойственная современной философии.

Аватар пользователя Victor

К пониманию области "Воображаемого" Жака Лакана (7) (продолжение)

Источник:  Shi Zhongzhi, Intelligence Science: Leading the Age of Intelligence, Elsevier, 2021. — 617 p. — ISBN 978-0-323-85380-4.  https://www.twirpx.org/file/3455209/

***

Обычно, мы формулу Эйнштейна в сингулярном виде mcc/E = 1, воспринимаем как двойственность: вещественность/энергийность. Её  количественное отношение мы ранее договорились считать информацией.

Так вот, изучение данной работы в части важности и наличия памяти наводит на следующую гипотезу, созвучную представлениям –  «все из бита»:

Вселенная это – это организменная память (информация), которая может воспроизводится (метаболизмом) в «целое» и распадаться на «части» для последующего воспроизведения по технологии эйдоса. В такой вселенной способно существовать только совершенство – благо Платона, которое на данном этапе представлено как "системное здоровье".

Такое представление подтверждается многими моментами, посвященными исследованию памяти. В этой части естественно появление языка как универсальной информации в размерности Бартини-Кузнецова «шаблоне - эйдосе»:

объект*(1/А – П/А – П/АА – ПП/АА – ПП/ААА)

Если информация главная (и способна только возрастать), а энергия и вещество второстепенны (способны перераспределяться), то это несколько по-иному акцентирует значимость этой субстанциальной двойственности в представлении их ролей (мы от своей экзистенциальности никуда не денемся!).

Под «крышей» данной гипотезы посмотрим на следующую фразу из раздела: (8.3.3 Процедурная память):

«Разница между декларативной памятью и процедурной памятью заключается в том, что декларативная память работает для описания вещей, таких как «представление себя», что является эксплицитной памятью, в то время как процедурная память работает для технических действий, таких как «езда на велосипеде», которая является   имплицитной памятью. Органами процессуальной памяти являются мозжечок и полосатое тело, а наиболее существенной частью являются глубокие ядра мозжечка.»

Т.е. декларативная (пассивная)  память "внешнего" дает нам возможность знать (помнить) что такое велосипед, а процедурная (активная) память "внутренняя" знать (помнить) как на нем ехать.

Или вот:

«Процедурное знание предполагает знание о его существовании только посредством той или иной формы косвенных заданий. Он включает в себя вдохновение, методы, планирование, практики, процедуры, практики, стратегии, приемы и приемы, объясняющие «что» и «как».»

Тут явно мы встречаемся с лакановской областью Воображаемого, которым свойственно будущее, в отличии от области Реального, которая уже есть (овеществлена) в прошлом. То есть эйдетический язык вселенной с его сущностью как: реальное/воображаемое ~ вещественное/энергийное ~ 1, он является исполнительным в плане сингулярности. Это мы его используем все больше как коммутационный.

А вот еще, ценнейший для меня "кусок", который я считаю «центром» логики:

 «Представление процедурных знаний в ACT-R, Soar и других системах, использующих продакшн-системы, то есть правило «условное действие». Процедура действия имеет место при выполнении определенных условий. Выход относится к соединению условия и действия, приводящего к действию в соответствии с правилами условия; он состоит из пунктов условия «if» (если) и пункта действия «then» (тогда).»

Тут к этой фразе: «условия «if» (если) и пункта действия «then» (тогда)» для симметрии необходимо добавить еще: «else» (иначе), чтобы выйти на эйдетическую логику, где вся эта фраза – трансляция возможности выбора, как онтологического становления:

идентификация – эквивалентность – выбор – структуризация – композиция

гомологичного лосевскому категориальному эйдосу:

различие - тождество - становление - ставшее - проявление 

В нашем организме, те «контуры действий» с которых я начал рассуждения применительно к представлениям Жака Лакана, стали нервными волокнами, сгруппированными в ганглии (в основном вдоль спинного мозга) и поддерживают автоматизм наших движений. Наше тело – это технологическая память (статическая и динамическая) построения организменности Вселенной «по образу и подобию».

А в мозгу "контуры действий" (на языке нейрофизиологов - "трафик нервного импульса") поддерживают технологию умственной деятельности.

***

Черновик книги  (".docx", в основном – текст 21 мб, срок хранения - неделя)

- https://disk.yandex.ru/i/9Kg_YT4-qERqwg

Аватар пользователя Victor

Мышление как кумулятивный процесс

Источник:  Воланд Владимир,  НАГУАЛИЗМ как МЕТАНАУКА, Синтез науки, философии и магического учения Карлоса Кастанеды, https://www.twirpx.org/file/3676047/

Книга во многом повторяет идеи Карлоса Кастанеды, но есть некая «изюминка». Ее будет полезно прочитать любителям рассуждать о сознании, которое они интерпретируют из предикатных позиций, «фаршируя» собственными измышлениями. О чем речь?

Дело в том, что мышление в древней традиции чаще всего интерпретируется как факт. Классический пример – первый постулат Гермеса:

« Принцип ментализма. «Всё есть мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ»

В этой книге Воланд дает кумулятивное (эйдетическое) представление о возникновении мышления раскрывая по ходу пять тезисов. Вот они:

- Движение – управление положением;

- Раздражимость – управление движением;

- Сложный рефлекс – управление раздражимостью;

- Ассоциирование – управление рефлексами;

- Мышление – управление ассоциированием.

***

Что тут мне импонирует,

1) что движение здесь субстанциально (не атрибут материи). И как пишет Воланд уже растения были достижением этой (активной) субстанциальности в двух смыслах. Во-первых, они его непосредственно проявляли (росли, плодоносили, ...). Во-вторых, служили энергетическим питанием для более развитой животной сферы.

2) нет в этой цепочки ни сознания (явного), ни подсознания (неявного). Хотя, как мы знаем сознание (как таковое, вне структуризации) оно по типу движения более последовательно, а подсознание – более параллельно.

3) понятию подсознательного как главного способствует учение Карлоса о нагвале и тонале как некой диалектической паре: где тональ это все явное, а  нагваль – неявное. Вместе они составляют диалектическую сущность воина: тональ/нагваль.

***

В учении толтеков хорошо просматривается сущность мышления как подсознания, молчаливо наблюдающего за любыми движениями (мыслей и тела) индивида (Теун М. (3-й том пятитомника)):

«Присядьте в тихом месте, устройтесь поудобнее и прикройте глаза. Воспринимайте всеми органами чувств, за исключением физического зрения; вслушайтесь в звуки окружающего мира, почувствуйте запах вдыхаемого воздуха, ощутите вкус во рту, обратите внимание на прикосновение одежды к коже, на то, как тело прижимается к сиденью, а ноги — к земле. Осознайте, что все эти ощущения возникают при посредстве физического тела, но вы сами не являетесь этим телом.

Затем сосредоточьтесь на своем разуме. Следите за своими мыслями, словно они проплывают на расположенном перед вами телевизионном экране. Позвольте им раскованно блуждать, одновременно продолжая осознавать, что вы способны наблюдать за ними так, как если бы это были не ваши мысли, но просто порождения ума. Теперь деятельно и сознательно изменяйте свои мысли так, как вам заблагорассудится; осознайте, что способность делать это означает управление разумом; следовательно, вы — не разум.

Итак, вы — не тело и не разум. Задайтесь вопросом: кто вы? Вам не удастся найти ответ: возникнут только мысли, новые мысли. Однако позади этих мыслей вы сможете угадать нечто разумное, остающееся безмолвным наблюдателем. Эта разумность и есть вы.»

В этом отрывке неявно присутствуют две темпоральности: быстрая (сознательное) и медленная (подсознательное). Это первая своим «разговором» не дает успокоится нашему уму во внутреннем диалоге, что-то постоянно «доказывая» молчаливому подсознанию. Но если мы заговорили о темпоральности, то есть смысл познакомится еще с одной статьей.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

A Hypothesis on the Soul of Multiverse, Nandor Ludvig, Translational Neuroscience Consultation (Гипотеза о душе Мультивселенной, Нандор Людвиг )

Идея не новая, поскольку о душе писали еще Платон и Аристотель. Главное, что присутствовало в этом описании от античности – это наличие в ней принципа движения.

Автор пишет:

«Я просто формулирую свое собственное определение: душу можно рассматривать как продукт материи и энергии в особых узлах пространства-времени, где структурная и динамическая сложность задействованных субстанций достигает такого высокого уровня, что рождается отчетливое присутствие, присутствие души: ни материя, ни энергия, но неотделимая друг от друга, в то же время наделяет их смыслом и способностями к расширению»

Я тут не так давно встречал представление о рекурсивной сложности движения у С.И. Якушко, «Системность мироустройства», как спиральное. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005d/00012631.htm

Но можно представить себе движение как вложенные тороиды. Ни спираль, ни тороиды сами по себе, как представляется, мало что значат, поскольку основной единицей диалектики является сущность! А сущность всегда субстанциально двойственна, поскольку именно так может организовать диалектическую пару единства: пассивное/активное. Где, чаще всего, по характеру становления пассивное можно охарактеризовать как аддитивное, а активное как мультипликативное.

С современных позиций, душу можно охарактеризовать как некий принцип суперпозиции этих субстанций. Однако способа «напрямую» позиционировать ее пока не известно. И Платона и Аристотель, в этом плане, только лишь предполагали некие механизмы, составляющие души, ...

Одним из механизмов такого позиционирования со временем, возможно станут механизмы организации рядов Фурье, или нечто подобное (О мудрости рядов Фурье , Дилетант ). По любому, тема души коррелирует с представлением об области «Воображения» Жака Лакана.

И снова, слово Нандор Людвиг:

«Подводя итог, я предполагаю, что огромная сложность Мультивселенной, более вероятного воплощения космоса, чем одна Вселенная, должна была породить Душу, Душу Мультивселенной, интерпретируемую ранее как «Святой Дух», «Дао» и другие аналогичные концепции, с этой Душой Мультивселенной инженерной жизни в узлах пространства-времени, как Земля, где суждено появиться жизни с возможностью эволюционировать в разум, который сначала чувствует эту Душу через религию, затем понимает ее через науку, наконец встречается через высшее коллективное существование.»

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (1)

В каком-то из знаменитых философских журналов [Manuscrito 44 (1)] , попалась ссылка на статью как «значимую» для философии:

Process-based entities are relational structures. From Whitehead to Structuralism

(Процессные сущности являются реляционными структурами. От Уайтхеда к структурализму)

Francesco Maria Ferrari

https://www.researchgate.net/publication/349695568_PROCESS-BASED_ENTITIES_ARE_RELATIONAL_STRUCTURES_From_Whitehead_to_Structuralism

(Мой черновик текста: https://disk.yandex.ru/i/IVZJbwHh6wiJNA )

от Jan-Mar 2021 , то есть абсолютно «свежая», учитывая, что философия закономерно двигается «черепашьими» шагами уже боле 25 веков.

Как мне представляется и из раннее мною написанного ( Онтология и теория систем ) и из этой статьи основной парадигмой современной философии является системная (структурно-функциональная) парадигма. Прозрачность и значимость этой парадигмы очевидна и проявляется на самых разнообразных уровнях косного и живого. Основа этой концепции это, в историческом контексте, известная иерархия: «часть» - «целое» или, «одно» - «многое».

Эта статья тому подтверждение. Так, в ней наследие Уайтхеда трактуется следующими тремя пунктами:

«Уайтхед формулирует наиболее общую установку процесса конституции сущности, Окончательный метафизический принцип (UMP) [49, p. 21], с точки зрения следующих трех условий:

  1. (i) Процесс конкресценции применяется к группе “дизъюнктивных” многих " объектов во взаимной изоляции, теперь база конкресценции;
  2. (ii) Процесс конкресценции [сращивания] возвращает “новую сущность” как унитарный “синтез” или” единство "многих"", а именно систему объектов, по существу находящихся в некотором отношении, конкресцентную сущность;
  3. (iii) Конкретная сущность-это “другое” и дальше, чем многие основания конкреции, но, однажды сформировавшись, она включается в их число на том же онтологическом уровне: “Многие становятся одним и увеличиваются на одно”; это процесс перехода.»

Атом из субъединиц, молекулы из атомов, биомолекулы из молекул, компартменты из био-молекул, клетка из био-компартментов, из клеток  - органы и ткани, и т.д. согласно Уайтхеду: “Многие становятся одним и увеличиваются на одно”...,  до общества из индивидов... Я это все называю «организационным принципом самоподобия (на оси «одно» - «многое»)».

Если, казалось бы все так ясно и понятно, то что особенно интересует философию? А ее интересует именно то самое «нечто», которое «заведует» этими процессами продвижения от менее организованного к более организованному. Именно здесь появляются такие понятия как: аутопоэзис, эмерджентность,  супервентность и т.п.

Меня обычно интересует «борьба» в этих статьях с дуализмом (в этой статье он упоминается 19 раз). С «дуализмом» борются, его критикуют, от него хотят избавится и никак не могут без потери всего наследия, ... и т.п.:

«Все это привело Уайтхеда к резкой критике той онтологической позиции, которая называется дуализмом

«Эта приверженность базе конкресценции, по-видимому, выявляет определенный дуализм между базой конкресценции и конкресцентной сущностью-по крайней мере, формальный дуализм между терминами для объектов и предикатами для отношений, множеств или коллекций какого - то рода - и он должен быть каким-то образом разрешен.»

«Обращение к супервентности используется для того, чтобы сделать безобидным онтологическое обязательство по отношению к эмерджентам, поскольку оно передает позицию недуализма

«Таким образом, решение проблемы эмерджентности лежит в отказе от предположения о экстенсивности (A2a-A2b), что, в свою очередь, побудит отказаться от формального дуализма нижних/верхних уровней, имплицитного в языке материализма и метафизики субстанции, т. е.,  в языке логики предикатов.  Но это будет иметь эффект вызова даже другой формальной модели, которая существенно отличается от теоретико-множественной.»

Со стороны, читая, возникает ощущение, что дуализм «болтается между ногами» у философов... , но избавится от этого "хозяйства" они никак не в состоянии.

Чтобы полностью комментировать данную статью, нужно больше «емкости» текста чем в ней изложено. Поэтому я сделаю выводы на основе своих знаний изложенных в статьях:

1) Дуализм никак и никогда никому не обойти! Он  является в высшей степени нумерологической данностью ЧИСЛА (его сущности единицы как диалектического субстанционального единства: знак/полегание ~ 1) , как организатора жизни, и представлен двойственно;

2) Структурность, как правило, признается всеми (как диалектическое единство: "элемент"/"связь"):

«... онтическому структурному реализму (OSR

Спор идет лишь о его формах:

«Тем не менее, OSR-это широкий зонтик, который охватывает, по крайней мере, три основных варианта, в зависимости от сущностей, которые предполагается ввести как примитивные в определение структур 1: OSR1, который предполагает отношения как единственные примитивные сущности; OSR2, который предполагает объекты (индивиды) в дополнение к отношениям; OSR3, который предполагает свойства и отношения наравне.»

3) проблемы возникают на уровне совмещения статики и динамики. Собственно, выражение «реляционные структуры», как мне представляется, служит отражением трудностей осмысления в этом направлении:

«Сущности, основанные на процессах, являются реляционными и возникающими подлинными структурами».

***

Итог:

Главной особенность современных воззрений на онтологию (как технологию) служит не признание двойственной субстанциальности, которая навязчиво сопровождала философию  весь ее период. Без такого признания системная (структурно/функциональная) парадигма малоэффективна, поскольку  закрывает  путь к эйдетической субстанциальной сущностипассивное/активное ("/" - символ диалектического единства), и сопровождающей ее в нормативных вариантах - гармоничной сингулярности (~1). А вместе с этим, "закрывает путь" к теологическому идеалу: Системное здоровье как идеал телеологии .

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (2)

Источник:  Мёдова А.А. Сознание в модусе времени. — М.: NOTA BENE, 2014. — 220 с.

Я уже упоминал в своих статьях этого философа и ее идеи насчет модальности. Что нового в этой книге? В этой книге есть попытка «взломать» сознание через парадигму модальности. На мой взгляд – ничего значимого не получилось, и получиться особо не могло, поскольку, как предполагаю природа эффектов модальности – это точка зрения с позиции одной субстанциальности! Конкретно – с позиции активной субстанции (которая обладает приоритетом, особенно в свете двойственности объективного/субъективного). Поэтому, уважаемая Мёдова А.А. упорно «налегает» на временные аспекты нашего существования, которые являются активными (субъектными) в субстанциальном смысле...

... а с другой стороны, становится ясно, что модальности играют вспомогательную роль в реальном мироустройстве. И никаких там, даже арифметических действий, над объектами реальности не допускают (да этого и нет у Моисеева В.И.). Вот если применить метафору некую, то модальности – это «тени» объектного мира... . Пример:

Можно сказать,: «Он поднимет эту гирю.»

А можно: «Он может поднять эту гирю.»

И как бы появляется новый слой, который связан с двумя главнейшими модальностями: [возможного] и [необходимого], которые тождественны данной обстановке. Вот эта  тождественность , которая свойственна именно активной субстанции, в роли которой часто выступает энергийность и становится спекулятивной областью модального. Не зря же исконно, она была областью религиозного, о чем справедливо указывает Мёдова А.А.

***

Краткий обзор книги в цитатах:

1. Несколько расширяется и уточняется представление о модальности (выделено мной):

«Термин modus восходит к переводу древнегреческого слова τρόπος — способ, образ, манера, бытующему сейчас как литературоведческий термин «троп».»

«В философии категорию модус традиционно интерпретируют, опираясь на её значение у Б. Спинозы: «Под модусом я разумею состояние субстанции (Substantiae affectio), иными словами, то, что существует в другом и представляется через это другое».

«Таким образом, модусы суть формы, которые принимает одно начало, или способы существования чего-либо. В этом смысле биологический пол является модусом. Организм может существовать в форме мужской или женской особи и не может вовсе избегнуть полового оформления. Но при этом и пол так же не существует вне организмов, самостоятельно.»

«Модус появляется в онтологических учениях средних веков и Нового времени в связке с акциденцией, субстанцией и атрибутом.»  

Это важная фраза, поскольку именно через атрибутивность и акциденции проявляет себя субстанциональность, как подчеркивал этот момент Декарт.

«Модусы возникают в результате в результате соотнесенности объекта с глобальной сущностью или же самоотношения, то есть проекции объекта на себя. Такого рода проекция приписывается объектам, которые исчерпывают собой все. Так, у Лосева в «Философии имени» имя определяется как смысловая энергия сущности, данная в модусе самоотнесенности.»

«Трактовка модальности в современной лингвистике необычайно широка, к тому же трудно найти двух авторов, которые понимали бы модальность одинаково

«Обобщая короткий экскурс в теорию модальности, мы определяем модус как форму самоосуществления какой-либо сущности, предполагающую инобытие и одновременно тождество с данной сущностью. Модус — это исследуемый предмет в одном из его измерений, которое кажется совершенно самостоятельной сущностью, но на деле является формой бытия своего объекта. Модусами являются планы или измерения объектов, проявляющие тенденцию к совпадению с другими модусами и самим модально организованным бытием. Модусы обнаруживают себя только в определенном аспекте видения или интерпретации.

Синонимы модуса — понятия проекция, план, измерение, регистр. Модальность — это модус модуса, или измерение измерения, так как модусы внутри себя организованы так же модально, то есть в виде форм и измерений.»

 

2. Особенности понимания модальности:

«Отношения внутри модального объекта, т. е. отношения модусов, не имеют ничего общего с  типами связи, описываемыми в  терминах «сущность-явление», «форма-содержание», «причина-следствие», «часть-целое», «элемент-структура». Модальный объект отличается от  структурного тем, что имеет особое качество целостности, а именно, он неразложим на составные части. У него нет частей, только измерения, уровни, проекции, способы реализации. Н. Гартман описывал их как слои: «Строение реального мира имеет форму наслоения. Каждый слой является целым порядком сущего.»»

Вот очень важно для понимание модальности, что она никакого отношения к системности (как ведущей парадигме, приближенной к реальности) не имеет!

«Модальные объекты специфичны своей организацией— их субстанция, т.е. их «что» существует только в  форме своих модусов или проекций. К такого рода объектам в различных философских учениях относят всеохватную реальность— бытие в целом или человека в единстве его составляющих, а также единство (тождество) человека и бытия.»

Вот они «спекулятивные перехлесты: «бытие в целом». То есть из двух величайших аспектов мира, взятых из реальности формулы Эйнштейна как архэ: mcc/E ~ вещественность/энергийность ~ пространственность/временность ~ «различие»/«тождество» ~ ... уважаемая Мёдова «педалирует» именно темпоральность, пользуясь ее атрибутивность универсального в диалектической двойственности: уникального/универсального.

 

3. Специфика модальности:

«Характерным тезисом модального миропонимания является тезис об универсальном тождестве. Попытки мыслить подлинную безоговорочную, органическую целостность мира, языка, сознания, текста, музыкального континуума приводят к модальному пониманию этих объектов. Модальные теории ищут способ миропонимания по  ту сторону субъект-объектных отношений, за  пределами деления бытия на материальное и духовное, для них вообще характерно отсутствие противопоставлений, тем более противоречия. В них не «работают» оппозиции «сущность-явление», «форма-содержание», «причина-следствие», «часть-целое», «элемент-структура».

Ключевым понятием, дающим представление о модальной организации, является понятие отношение.»

 

«Модальные концепции видят объекты в  аспекте самосоотнесенности. Так, плотиновский Ум — это то же самое Единое, но как одно и то же, то есть Единое знающее и мыслящее себя единым. Это форма единства, где мыслящее и мыслимое — это одно и то же.

Модальные отношения не полагают производности модусов от их общего сущего, напротив, модусы — саморазличающееся тождество, тождественно-иное (термин, которым Флоренский описывает суть иконы и вообще литургического символа). Каждая модальность определяется по отношению к другой, но не может быть сведена к синтезу двух других модальностей или к их опосредованию. Модусы не могут быть взаимозаменяемыми, они суть принципиально иные качествования одного начала. Как отмечает Спиноза, «каждый модус может быть представлен без другого»  

 

«Характерный признак модальной теории — поиск «отсутствующей структуры», то  есть чистой, домодальной сущности вне ее ипостасей (каковая последовательной модальной логикой исключается). К примеру, в «Принципах психологии» У. Джеймс описывает Я (self) как имеющее четыре «уровня»: материальное я, социальное я, духовное я и чистое эго; последнее следует понимать именно как домодальное Я, данное вне форм своего существования. Ярким примером отсутствующей структуры является искомый в  психологии амодальный или чувственный смысл — информация, еще не облеченная ни в одну из модальностей восприятия (см. главу «Смысловое измерение времени»).»

 

«Модальный объект отличается от  структурного тем, что имеет особое качество целостности, а именно, он неразложим на составные части. У него нет частей, только измерения, уровни, проекции, способы реализации. Модусы — это не элементы структуры, не части целого, не функции. Сущность модального объекта не объясняется синтезом. Модальность — способ разложения одного объекта в «спектр». Смена модусов по сути является сменой измерений объекта.

И последнее, модальность модальна, то  есть все уровни или измерения модального объекта организованы модальным образом.»

Вот эту последнюю фразу очень важно понять, желающим любыми способами сделать спекулятивные «открытия» (о чем я писал на страницах ФШ: "Модусы — это не элементы структуры, не части целого, не функции."

 

4. Отдельны моменты для понимания:

 

СОЗНАНИЕ

В самом начале книги Мёдова А.А. заявляет:

«Предлагаемая здесь модальная концепция специфична тем, что не рассматривает сознание как состоящее из частей и, следовательно, не описывает его содержания как «строительные» элементы некоего множества. Напротив, данная теория нацелена на описание такой целостности, которая оказалась бы всем сознанием безраздельно, согласно древнем тезису «все во всем и все в одном».

 

Преимущества модальной теории сознания

«Подобно тому, как модальное понимание единства бытия противостоит структурному, диалектическому и  формально-логическому, модальный взгляд на  сознание противостоит структурному и функциональному

 

«Поиски чистого сознания как изначальной причины, фундирующей модусы или формы реализации сознания, вновь приводят к одной из этих форм — к языку, психике, логике, перцепции, символизации и так далее. Согласно модальной версии, ни один из планов сознания не производен от другого и не редуцируем к другим; модусы сознания тождественно-различны. Тождество модусов, выявлению которого посвящена эта книга, и мыслится модальной концепцией в качестве «сознания как такового». Это значит, что содержанием сознания являются его измерения или формы (в модальных теориях форма совпадает с содержанием)».

«Сущность времени и сознания совпадают — это «аффектация себя самим собой», сопровождающаяся объективацией. Время, как и сознание, отличает непрерывное воздействие на  себя же: будущее становится настоящим, настоящее — прошлым и  т. д., притом, что время едино. Мерло-Понти называет время архетипом отношения себя к себе.»

 

Глава 6. Смысловое измерение времени

«В онтологическом плане смысл определяется как внеположенная сущность феномена, оправдывающая его существование через связь с более широким пластом реальности. Смысл определяет место феномена в некоей целостности 3, с ним связаны понятия целесообразности, закономерности, необходимости.»

«Классическая психология выводит смысл из таких констант, как мотивация, жизнедеятельность, целеполагание, стимул. В «Психологии смысла» А.Д. Леонтьев описывает три плоскости его обнаружения. Первая из них — это плоскость объективных отношений между субъектом и миром, вторая плоскость — это образ мира в сознании субъекта, одним из  компонентов которого является личностный смысл. Третья плоскость — это психологический субстрат смысла или неосознаваемые механизмы внутренней регуляции жизнедеятельности. В этой плоскости смыслонесущие жизненные отношения принимают форму смысловых структур личности, образующих целостную систему и обеспечивающих регуляцию жизнедеятельности субъекта в  соответствии со  специфической смысловой логикой — логикой жизненной необходимости.»

А.Ф. Лосев в трех своих произведениях упорно проводил мысль, имеющую императивный характер: «Эйдос есть смысл». В моем текущем (на данный момент) представлении, эйдос есть семиотический конструктивный кумулятивный инвариант, содержащий пять статусов. Вот и Мёдова А.А., завершая свой экскурс в мир модусов времени, тоже пользуется пятью пунктами, кумулятивной направленности. Поскольку она талантливый философ, тут есть, о чем поразмышлять:

«В ходе исследование смысла в модусе времени мы узнали:

1. Вещи, тела, происшествия подвижны, а  время сознания неподвижно. Чтобы обозначить это, Делёз вводит два модуса времени, Хронос и  Эон; последний надо понимать как универсальную структуру сознания, время без настоящего. Текучесть мира обретает смысл только относительно неизменного. Порядок верований и желаний основан на порядке понятийных импликаций значения, и, таким образом, тождество Я  гарантируется только непрерывностью определенных означаемых. Непрерывность не то  же самое, что неподвижность. Но если непрерывное понимать как постоянно длящееся, то в этом длении оно неподвижно.

2. Источник смысла — двоякая направленность в прошлое и будущее. Если смысл есть чисто человеческое привнесение в бытие, и кроме человека никто и ничто в режиме смыслов не существует, то прошлое и будущее — это тоже чисто человеческие измерения. Хотя животные обладают памятью, прошлое и будущее не являются для них такого же рода данностью, какой они выступают для человека. Мир прошлого и будущего, в который погружаются предметы и события, наделяет их смыслом и отрывает от заданности наличного существования. То есть, в измерении ирреальности, минуя актуальное настоящее, возникает смысл.

3. Смысл в  измерении времени есть остановка и  повторение. Эти формы освоения времени обладают смыслопорождающим эффектом.

4. Время создает тематизацию. Смыслы есть не что иное, как синтез временных режимов существования предметов, различных модусов их данности и актов сознания (восприятий, интенций, памяти). Смысл есть временной синтез, конструирующий сознание как самотождественное и содержащее в себе предмет, предмет же как один и тот же, тот же самый, но отличный от своего наличного физического существования.

5. Смысл возникает на стыке содержании сознания с объективными вещами, которые сами по  себе, в  чистом виде, ничего значить не могут. Но и время тоже является способом связи сознания с вещами, не случайно давно ведется спор: принадлежит ли время внешней реальности или же только внутренней? Время и смысл — два обозначения одной границы между тем, что на  пространственном языке мы называем внешней и внутренней реальностью.»

В своем «Заключении» у Мёдовой А.А. есть такая фраза:

« ...   Время обладает как разделяющей, так и  объединяющей силой. ...»

Здесь есть логическая неоднозначность  (от Небытия, о котором можно спорить бесконечно). Мне более импонирует Кант с его мыслью (по памяти): «время — это ряд, а пространство агрегат», в которой видно, что объединяющей силой обладает пространство (агрегат). А сделать из времени Мюнхгаузена – неудачная идея... Да и практика применения в физике скорости как онтологической сущности: s/t – говорит в пользу субстанциальной  двойственности.

Надеюсь, что каждый поймет, что я критикую не талантливую Медову А.А., а пути развития философии, где я вижу главный "провал" в не признании субстанциональной двойственности, и образуемой ею сущности как диалектического единства.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (3)

Источник: Barbieri Marcello, Code Biology: A New Science of Life, Springer, 2015. — 236 p.  (Барбьери Марчелло, Кодовая биология: Новая наука о жизни ) https://www.researchgate.net/publication/296846126_Barbieri_M_2015_Code_Biology_A_New_Science_of_Life_Springer_Dordrecht , доступно скачивание. 

 

1) Код и его два «мира»

В предисловии книги, известный ученый Jannie Hofmeyr пишет:

«Вы приближаетесь к красному сигналу светофора и останавливаетесь. Почему? Вы прочитали предыдущее предложение и поняли его смысл. Как? Это потому, что вы научились ассоциировать символы с их обычными значениями — вы понимаете конкретное закодированное отношение. Это примеры культурных кодов, но с 1960-х годов мы знаем, что настоящий молекулярный код существует в каждой клетке: молекулярный код, называемый генетическим кодом, который переводит четырехбуквенную нуклеотидную последовательность ДНК в 20-буквенную аминокислотную последовательность в белки.»

Примерную схему работы генетического кода, обычно знают все. Автор книги объясняет сложные вопросы биологии с минимумов научной специфичности, как бы уделяя больше внимания философии вопроса, чем научной специфике – в этом ее ценность.

Вот эти две стороны кодирования, Hofmeyr  и Barbieri , называют «мирами». Так, в своем вступлении Hofmeyr пишет:

«Здесь было именно то, что я искал. Ключом была концепция Барбьери о риботипе как необходимом звене между двумя независимыми мирами генотипа и фенотипа.»

Здесь появляется новый термин «риботип», а двойственность «ДНК – белок» становится двойственностью генотипа и фенотипа. А вот как об коде пишет автор (далее везде выделено мной – В.С.):

«Рабочее определение позволяет нам проводить экспериментальные проверки, доказывающие, существуют ли в Природе органические коды. Отправной точкой является идея о том, что код всегда представляет собой набор правил, устанавливающих соответствие (или отображение) между двумя независимыми мирами (Barbieri 2003). Код Морзе, например, представляет собой сопоставление букв алфавита и групп точек и тире. Правила дорожного движения — это соответствие между уличными сигналами и манерой вождения (красный свет означает «стоп», зеленый — «ехать» и т. д.).

Что существенно во всех кодах, так это то, что правила кодирования, хотя и полностью совместимы с законами физики и химии, не диктуются этими законами. В этом смысле они произвольны, а количество произвольных отношений между двумя независимыми мирами потенциально неограниченно. В азбуке Морзе, например, любая буква алфавита могла быть связана с бесчисленными комбинациями точек и тире, а значит, конкретная связь между ними может быть реализована только путем выбора небольшого числа правил. И именно это и есть код: небольшой набор произвольных правил, выбранных из потенциально неограниченного числа, чтобы обеспечить конкретное соответствие между двумя независимыми мирами.»

Далее Барбьери указывает на существенные признаки органического кодирования, именно в задачах экспериментального определения кодов:

«Точнее, мы можем доказать, что органический код существует, если у нас есть три вещи: (1) два независимых мира молекул, (2) набор адаптеров, создающих отображение между ними, и (3) демонстрация того, что отображение произвольно, потому что его правила могут, по крайней мере в принципе, быть изменены.»

Итак, существенными  признаками кодирования являются две (динамически) независимые области и некие адаптеры, связывающие эти области по определенным правилам.

Буквально сразу за генетическим кодом, автор разбирает сигнальные коды:

«Трансдукция сигналов — это процесс, посредством которого клетки преобразуют сигналы из окружающей среды, называемые первыми мессенджерами, во внутренние сигналы, называемые вторичными мессенджерами. Первичные и вторичные мессенджеры принадлежат к двум независимым мирам, потому что существуют буквально сотни первичных мессенджеров (гормоны, факторы роста, нейротрансмиттеры и т. д.), но только четыре больших семейства вторичных мессенджеров (циклический АМФ, ионы кальция, диацилглицерин и инозитолтрифосфат)»

Вот в этом месте философ обязан насторожится поскольку речь идет о неком подобии механизмов. А как известно, у того же Платона принцип подобия занимал значительное место, поскольку подводит нас к предельному обобщению, основной задаче философии.

***

2) Что такое механизм?

Если уже мы заговорил о подобии и сопровождающих его механизмах, то надо обязательно упомянуть тот факт,  что Барбьери против унизительного упоминания термина «механизм»:

«В биологии первой версией механизма было картезианское учение о том, что «тело — это машина», а часы — ее модель: «Здоровый человек подобен исправным часам, а больной подобен часам, которые нужно починить». (Декарт 1637).»

Это его обращение к «механизмам» очень важный элемент понимания книги. Дело в том, что этот термин он использует в когнитивном смысле исследования нового и построение моделей его представлений:

«1.11            Что такое механизм?

Модель химической парадигмы — паровая машина, тогда как модель информационной парадигмы — компьютер. Обе они сильно отличаются от модели часов Декарта, но все они являются механистическими моделями жизни, поэтому нам нужно спросить себя: «Что такое механизм?»

Одним из выражений, лучше всего передающих дух механизма, является высказывание Джона Мейнарда Смита о том, что «мы понимаем биологические явления только тогда, когда изобретаем машины с аналогичными свойствами» (Maynard Smith 1986).

На самом деле «понимание» чего-либо означает объяснение этого с помощью модели, с которой мы знакомы, и машина дает нам непосредственное ощущение знакомства. Когда мы видим, как это работает на наших глазах, мы чувствуем, что «знаем» это. На самом деле, нам даже не нужно строить машину, чтобы получить это ощущение. Достаточно описания, поэтому машина часто является моделью или даже алгоритмом. Одна из самых известных машин всех времен была построена Тьюрингом с помощью карандаша и бумаги.»

Если попытаться суммировать его мысли по поводу «механизмов», то важно отметить следующее.

Во-первых, механистические представления несут в себе понимание причинно-следственных связей. А для исследования кодов это важно, поскольку, как мы знаем, ДНК является неким «знаком» в семиотическом смысле, а белок (его части) – «значением» этого знака.

Во-вторых, термин «механизм» подчеркивает универсальное устройство мира, подчеркнутое еще античными философами – концепт «части» и «целого»:

«1. Механизм не есть редукционизм, потому что машина есть машина не тогда, когда она разложена на части, а когда она собрана в работающее целое.

2.    Механизмы — это не детерминизм, потому что он более общий, чем классическая физика (квантовая теория — это механизм, а также неравновесная термодинамика, теория хаоса и тому подобное).

3.    Механизм — это не физикализм, поскольку он не ограничивается физическими величинами (естественный отбор, машина Тьюринга и теорема Геделя — это механистические модели, не основанные на физических величинах).

4.    Наконец, и это самое главное, механизм сделан из моделей, а модели не совпадают с реальностью, концепция, которую граф Альфред Коржибски (1996) ярко выразил максимой «карта не является территорией». Это означает, что механизм внутренне несовершенен и постоянно развивается.

Короче говоря, механизм практически эквивалентен научному методу. Отличие состоит в том, что гипотезы научного метода заменяются моделями, т. е. описаниями полнофункциональных работающих систем. Иными словами, механизм — это «научное моделирование».»

***

3) Жизнь как производство артефактов

 Барбьери разделяет процессы спонтанной самоорганизации (например – торнадо) и процессы организованного «производства» в результате которого появляется артефакт! Вот, пожалуй, одна из самых значимых фраз:

«Следует подчеркнуть, что физикалистский тезис был бы абсолютно правильным, если бы гены и белки были спонтанными молекулами, поскольку нет сомнения, что все спонтанные реакции полностью объясняются физическими величинами. Однако именно в этом молекулярная биология оказалась ошибочной. Гены и белки не производятся спонтанными процессами в живых системах. Они производятся молекулярными машинами, которые физически склеивают свои субъединицы вместе в соответствии с последовательностями и правилами кодирования и, следовательно, являются искусственными молекулами, т. е. молекулярными артефактами. Это, в свою очередь, означает, что все биологические структуры производятся, и, следовательно, вся жизнь является созданием артефактов (Barbieri 2004, 2006a, 2008).»

И вот еще:

«. Короче говоря, идея о том, что жизнь — это создание артефактов, является единственной логической альтернативой химической парадигме и позволяет нам изучать происхождение жизни как естественного явления, возникшего в результате эволюции молекулярных машин.»

***

4) Сначала частности, потом обобщение

Рассматривая эволюцию знаний, Барбьери справедливо отмечает наличие ее инерционности. Так, со времени открытия кодирования белков на основании ДНК прошло значительное время, и тем не менее, даже среди профессионалов это кодирование больше понималась как некая метафора и приложение к «химии», а не реальные фундаментальные механизмы:

«Это великий парадокс современной биологии. С одной стороны, генетическая информация и генетический код стали хлебом насущным для биологических исследований, а с другой стороны, нам говорят, что это всего лишь языковые украшения. Парадокс связан с тем, что информационная парадигма утверждала, что генетическая информация является новой фундаментальной сущностью, но не могла сказать, почему. Иными словами, тупиковая ситуация между двумя нынешними парадигмами биологии связана с тем, что информационная парадигма не предоставила реальной альтернативы химической парадигме

Размышляя над этими парадоксами автор пишет:

«Другими словами, нам нужна новая парадигма, которая полностью принимает последствия открытия того, что жизнь основана на копировании и кодировании и что эти процессы обязательно требуют последовательностей и кодов. Нам нужна парадигма, в которой биологические последовательности (органическая информация) и правила кодирования (органический смысл) являются реальными и фундаментальными сущностями Природы, такими же реальными и фундаментальными, как физические величины.»

Здесь мы встречаем двойственность нового порядка: «копирования и кодирования». Вот в чем «застряла философия надолго – это в интерпретации мира Единого (в античном смысле) и мира «тварного», того, в котором вырос и живет человек.  Все дело в том, что та двойственность, которую представляет себе индивид генетически возникла из чувственных компонент феномена. Наличие другого компонента доступно только ноумену, в результате определенных когнитивных исследовательских действий на моделях. А субстанциальность, которая и представляет все формы двойственности представляет собою роли.  А роль обезличивает! Вот это обезличивание в реальной технологии бытия и небытия входит в диссонанс с опытом индивида, где он личность.

***

5) Код и смысл

Если мысль (в рамках представления Гермеса) представлять себе, как некую созидательную технологию, то смысл можно начать с архэ на основе сингулярного выражения формулы Эйнштейна: mcc/E = 1, который есть закон связывания «двух миров».

Тогда процесс производства живых артефактов имеет смысл:

«Код — это набор правил, устанавливающих соответствие между объектами двух независимых миров.»

«Существование смысла в органическом мире поначалу может показаться странным, но на самом деле оно не более странное, чем существование кода, потому что это две стороны одной медали. Сказать, что код устанавливает соответствие между двумя сущностями, равносильно утверждению, что одна сущность является значением другой, поэтому у нас не может быть кодов без смысла или смысла без кодов. Все, что нам нужно иметь в виду, это то, что значение является ментальной сущностью, когда код находится между ментальными объектами, и органической сущностью, когда код находится между органическими молекулами.»

Уместно здесь напомнить, что императив А.Ф. Лосева: «Эйдос есть смысл», напрямую касается онтологии как технологии, поскольку эйдос оформляет субстанциальную двойственность в системном плане как диалектическое единство субстанций.

«Современная биология с готовностью приняла концепцию информации, но тщательно избегала концепции смысла, и тем не менее органическая информация и органический смысл являются результатом естественных процессов. Как акт копирования создает органическую информацию, так и акт кодирования создает органический смысл. Копирование и кодирование — это процессы; копимейкеры и кодировщики — их агенты; органическая информация и органический смысл являются их результатами.»

***

6) Семиозис

«Семиозис — это производство знаков, а семиотику обычно называют наукой о знаках (от греческого знака семейон), но эти определения слишком ограничительны, поскольку знаки всегда связаны с другими сущностями. Знак, прежде всего, всегда связан со значением. Как живые существа, у нас есть встроенное стремление осмысливать мир, придавать смысл вещам, и когда мы придаем смысл чему-то, это что-то становится для нас знаком. Знак и значение, другими словами, не могут быть разделены, потому что это две стороны одной медали. Таким образом, семиотика — это не просто изучение знаков; это совместное изучение знаков и значений. В результате система знаков, т. е. семиотическая система, всегда состоит по меньшей мере из двух различных миров: мира сущностей, которые мы называем знаками, и мира сущностей, представляющих их значения.»

«Связь между знаком и значением, в свою очередь, обращает внимание на третью сущность, т. е. на их отношение. Знак является знаком только тогда, когда он обозначает нечто иное, чем он сам, и эта инаковость предполагает, по крайней мере, некоторую степень независимости. Это означает, что между знаком и значением нет детерминированной связи. Разные языки, например, дают разные имена одному и тому же предмету именно потому, что между именами и предметами нет необходимой связи. Таким образом, семиотическая система — это не любая комбинация двух различных миров. Это сочетание двух миров, между которыми нет необходимой связи, и это имеет чрезвычайное последствие. Это означает, что мост между двумя мирами может быть установлен только по конвенциональным правилам, т. е. по правилам кода. Вот что отличает семиотические системы, что отличает их от всего остального: семиотическая система — это система, состоящая из двух независимых миров, связанных условными правилами кода. Таким образом, семиотическая система обязательно состоит по крайней мере из трех отдельных сущностей: знаков, значений и кода

Вот если нам понятно, что такое семиозис, то можно ли указать пример «механического семиозиса» как предшественника органическому? – Да! Это любой автоколебательный контур. В нем присутствует две независимые стороны. Но вот только код между ними детерминирован, поскольку имеет одно, детерминированное «собственное значение».

***

7) Кодировщик

«Однако знаки, значения и условности не возникают сами по себе. Всегда есть «агент», который их производит, и этого агента можно назвать создателем кода, потому что именно создание кода всегда дает начало семиозису. Например, в случае культуры создателем кода является человеческий мозг, поскольку именно мозг производит ментальные объекты, которые мы называем знаками и значениями, а также соглашения, которые их связывают. Таким образом, мы приходим к общему выводу, который можно обозначить как «Кодовая модель семиозиса»: семиотическая система — это набор знаков, значений и кода, которые производятся одним и тем же агентом, т. е. одним и тем же создателем кодов.

Этот вывод очень важен для биологии, потому что он точно говорит нам, что нам нужно доказать, чтобы показать, что клетка является семиотической системой. Нам нужно доказать, что в каждой живой клетке есть четыре отдельных сущности: знаки, значения, код и кодировщик

«Самопроизвольное образование молекул полностью описывается термодинамическими величинами, но когда копировщик копирует шаблон, в мире появляется нечто новое: последовательность шаблона становится информацией для копировщика. Точно так же, когда создатель кода берет цепочку нуклеотидов для создания цепочки аминокислот, возникает нечто новое: вторая цепочка становится значением первой. Именно процесс копирования создает информацию, а процесс кодирования создает смысл. Информация и смысл появились в мире, когда появились копимейкеры и кодировщики и начали заселять Землю искусственными молекулами, артефактами, созданными Природой. И это был не просто еще один шаг к жизни. Это было источником самой логики жизни, потому что создание артефактов отделяет жизнь от химии. В самом фундаментальном смысле жизнь — это создание артефактов. Точнее, это создание артефактов путем копирования и кодирования

(продолжение следует)

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (4)

(продолжение)

8) Законы и обстоятельства (ограничения)

В книге много внимания уделяется истории развития живого, в том числе палеонтологии. И тут мне импонирует мысль автора о соотношении законов и обстоятельств как неких случайностей, ограничений и т.п.  Во всяком случае, я поймал себя на мысли, что отдаю предпочтения законам. А вот что пишет автор:

« ... С этой целью Патти сосредоточился на идее о том, что физическая теория состоит не только из физических законов, но и из законов плюс начальные условия и граничные условия, которые часто называют ограничениями.

Конечно, это было известно еще со времен Ньютона, но физики последовательно предполагали, что законы являются фундаментальными, тогда как ограничения играют лишь вспомогательную роль. Однако реальность оказалась совсем иной. Мюррей Гелл-Манн (1994) подчеркнул, что эффективная сложность Вселенной получает лишь небольшой вклад от фундаментальных законов. Остальное происходит от «замороженных случайностей», которые как раз и являются результатом ограничений. Все планеты, например, формируются по универсальным физическим законам, и все же они разные. Их индивидуальные особенности обусловлены особыми ограничениями их исторического развития, а различие между законами и ограничениями настолько важно, что Юджин Вигнер (1964) назвал его «величайшим открытием Ньютона».»

Если каждый из нас переберет свою жизнь, то думаю, найдет подтверждение данному положению. Более того, сам капитализм – это пример того, что случайности здесь для индивидов играют решающую роль. Для России – это особенности капитализации 90-х годов.  

***

9) Риботип

Я напомню, что еще в самом начале мы упоминали, что присутствие кодирование связано с тремя обстоятельствами:

«Точнее, мы можем доказать, что органический код существует, если у нас есть три вещи: (1) два независимых мира молекул, (2) набор адаптеров, создающих отображение между ними, и (3) демонстрация того, что отображение произвольно, потому что его правила могут, по крайней мере в принципе, быть изменены.»

И вот это второе условие Hofmeyr и обозначил «риботип»:

«Здесь было именно то, что я искал. Ключом была концепция Барбьери о риботипе как необходимом звене между двумя независимыми мирами генотипа и фенотипа.»

По-видимому, это слово произошло от слова рибосома, которая играет значительную роль в организации производства белков. Но поскольку мы из текста извлекаем смысл как некие «единицы» общего смысла, то это второй пункт кодирования: «(2) набор адаптеров, создающих отображение между ними.» Тут под адаптерами понимаются правила, которые позволяют строить «значения» «знаков».

Картина эта «до боли» знакомая, поскольку любое производство артефактов требует таких правил. К примеру – изготовление настенной полочки. Как мне представляется, тот же каменщик, кладущий из кирпичей строение по некому чертежу является риботипом. И надо отметить, что организация риботипа гораздо сложнее чем-то, из чего он создает по соответствующим «правилам».

« ... Существует метаболизм, фактическое строительство и перестройка органических структур и бесконечный обмен энергией и материей, которые поддерживают все в рабочем состоянии. А здесь все намного сложнее, потому что молекулярными агентами метаболизма являются белки, а белки не могут быть скопированы. Они производятся огромными молекулярными машинами, называемыми рибосомами, в соответствии с правилами генетического кода, и даже самый простой аппарат синтеза белка требует согласованного участия более чем 100 различных молекулярных компонентов.

Короче говоря, происхождение генов можно объяснить относительно простым механизмом, но происхождение белков требует аппарата, сложность которого почти превосходит воображение. Это проблемы-близнецы начала, а вторая, пожалуй, самая трудная из всех загадок, которые нам нужно разгадать, прежде чем мы сможем сказать, что понимаем, хотя бы в принципе, как появилась жизнь на нашей планете.»

Лично мне всегда за риботипом воображение рисует образ прото-субъектности. Той, которую мы знаем из обыденной жизни как человека. Аналогия довольно устойчивая. Как и риботип, индивид «из вне» получает «вещества», «информацию», «энергию» для воспроизводства себе подобных артефактов в результате потокового циклогенеза. Как бы в подтверждение такого видения автор предполагает свое видение эволюции:

«Теории происхождения жизни традиционно делились на модели «сначала гены» и «сначала белки», но рибозоиды предполагают третью возможность. В дополнение к сценариям «сначала гены» и «сначала белки» мы можем рассмотреть идею о том, что гены и белки появились и эволюционировали вместе на примитивной Земле. Частным вариантом этой идеи является риботипная теория происхождения жизни (Barbieri 1981, 1985), теория, которая здесь повторно предлагается в расширенной и обновленной форме.»

К сожалению, автор строит повествование своей книги в контексте своего (биологического, эволюционного, семиотического и т.п.) смысла. А онтологический смысл имеет свою специфику, поэтому следующая ссылка может быть покажется «оторванной»:

«Категория риботипа поначалу может показаться избыточной, поскольку рибозоиды обычно рассматриваются как компоненты либо генотипа, либо фенотипа, но есть веская причина выделять ее отдельно. Причина в том, что мы можем говорить о генотипе и фенотипе только при наличии аппарата трансляции, потому что именно этот аппарат определяет гены и синтезирует белки. Иными словами, генотип и фенотип не могут существовать без аппарата трансляции на основе РНК. Следствием этого факта является то, что риботип отличается от генотипа и фенотипа тем, что имеет перед ними как логический, так и эволюционный приоритет. РНК и белки, спонтанно появившиеся на первобытной Земле, продуцировали самые разнообразные рибозоиды, некоторые из которых были синтезирующими рибозоиды, тогда как другие были рибогенами, а третьи были рибопротеинами (или рибозимами). Таким образом, системы, полученные путем соединения всех этих молекул, имели риботип, рибогенотип и рибофенотип. В конце концов эволюция заменила рибогены генами, а рибопротеины белками, но рибозоиды риботипа так и не были заменены. Это показывает не только то, что риботип является отдельной категорией клетки, но и то, что это категория, без которой клетка просто не может существовать

***

10) «В начале было слово...»

Один из общих посылов автора, что в основе жизни лежит семиозис, который воплощается через механизм кодирования. Противоречит ли какие-то утверждения моим взглядам или общему пониманию? – Нет! Если мы начнем извлекать смыслы из текста, то опять же столкнемся с вопросами двойственности:

«Хомский убедительно утверждал, что синтаксис и семантика, хотя и тесно взаимосвязаны, представляют собой разные сущности. Он продемонстрировал это с помощью классического предложения «бесцветные зеленые идеи яростно спят», которое бессмысленно с точки зрения смысла, но правильно с точки зрения синтаксиса. Самое главное, Хомский признал, что именно этот третий компонент языка способен генерировать неограниченное количество выражений из конечного набора элементов.»

В контексте взаимодействия автономного живого с окружающей средой мы опять встречаемся с двойственностью Umwelt (внешнее) и Innenwelt (внутреннее):

«Томас Себеок принял как идею системы моделирования, предложенную Лотманом, так и концепции Umwelt и Innenwelt, предложенные Икскюлем, и утверждал, что между ними существует глубокая связь. Точнее, он пришел к выводу, что Innenwelt и Umwelt вместе образуют систему, которую он описал как первичную модельную систему животных. Фон Икскюль, кроме того, показал, что большинство животных способны интерпретировать мир, и Себеок предположил, что эта способность представляет их вторую систему моделирования.»

Поскольку я придерживаюсь эйдетической онтологии, где эйдос мне представляется (на данном этапе понимания) семиотическим инвариантом, должен отметить, что все доводы в сторону теологической парадигмы: «Вначале было слово...», данная монография подтверждает:

«Еще одним важным вопросом, касающимся происхождения языка, является роль, которую в нем сыграли гены. .... Дело в том, что существует много примеров таких генов, но выдающийся вывод, сделанный в результате их изучения, заключается в том, что практически все они также присутствуют у животных. Иными словами, все известные гены языка — это гены первичной и вторичной моделирующей системы, которые мы унаследовали от наших предков-животных.»

Интересный момент, показывающий, что история – это некий «проявитель» для некого обобщенной двойственности, условно связанной с диалектическим единством генотипа/фенотипа.

***

11) Резюме

Для онтологического обобщения, нумерологическая позиционность тем важнее, чем меньше число (пример – теория Инь-Ян). В этом смысле, те два «независимых мира» о которых говорит автор, несут свои  роли  во всех примерах кодовой биологии. На примере (который нам ближе всего) «мира» ДНК и белков генетической двойственности, эта эволюционная роль сводится к интеграции (ДНК) опыта и его дифференциации (белки). Эта двойственность: интеграция/дифференциация,  наводит нас сразу на мысль о механизме автоколебаний, поскольку у нас есть пример естествоиспытателя (Е.Л. Нухимовский , «Стратегия природы») который связывал это с механизмами эволюционного развития.

Автор рассматривает некое множество механизмов биологии кодов (порядка восьми). Это дает нам право рассматривать конструктивную независимость двойственности как субстанциональную. Автор вводит некое третье обобщение – риботип, который создает механизм взаимодействия «двух миров». Для нашего случая геномной кодовой двойственности, полезно посмотреть, что пишет википедия о рибосоме:

«Соотношение РНК/белок в рибосомах составляет 1:1 у высших животных и 60-65:35-40 у бактерий.»

Как мы видим субстанциальное соотношение «двух миров» для высших животных сингулярно: «1:1», что говорит об общей гипотезе принципа сингулярности. Это к тому, что динамическая гармония, генетически записанная в эйнштейновском отношении как количественный (=1) «надзор» над двойственностью в сингулярности:  mcc/E = 1, действует во всем масштабе жизненного метаболизма, и может служить устойчивым идеалом в социальной жизни.

***

Рабочий черновик исходного текста: https://disk.yandex.ru/i/2V1zJs1lxM8rvQ

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (5)

Автор: Pattee H.

Работы:[1] Laws and constraints, symbols and languages, [2] Physical Problems of Decision-Making Constraints, [3] Physical and functional conditions for symbols, codes, and languages

***

1) Концептуальный дуализм

В своей, наиболее поздней работе [3], начинает статью с проблемы двойственности, отмечая, что она не решена до сих пор (как всегда – выделено мной, В.С.):

«Существуют классические эпистемологические проблемы, которые тревожили величайшие умы более 2000 лет, но так и не пришли к единому мнению. Это относится к концептуальным дуализмам, таким как дискретность и непрерывность, случайность и детерминизм, форма и функция, и особенно к проблеме разум-тело , которая постоянно озадачивает философов и до сих пор остается центральной проблемой философии, психологии, искусственной жизни, искусственного интеллекта. и когнитивная наука. Она также тесно связана с фундаментальными вопросами физики, отношениями информации и энергии и с тем, что известно, как проблема измерения. Все эти проблемы относятся к категории, которую я обобщил как проблемы символьной материи

« ... Тот факт, что после стольких лет и стольких интеллектуальных усилий нет единого мнения о том, как изображать взаимодействия символ-материя на более высоких эволюционных уровнях, является убедительным доказательством того, что проблема требует более тщательного изучения эпистемологических предположений, лежащих в основе основных концепций символа и материи

Тут важно напомнить, что термин «материя» носит обобщающий характер, поскольку по принятым традициям – «движение – это атрибут материи». То есть, то что у меня принято, как архэ (Роль архэ в формировании онтологической «картины мира») в качестве трех областей: энергийной, информационной, вещественной, в разной терминологии будет иметь различный смысл. И тем не менее, ясно что между физическим и информационным уровнем существует отчетливый «зазор»:

«Другими словами, физические законы должны создавать впечатление, что события не имеют альтернатив и не могут быть иными, тогда как информационные символические структуры должны создавать впечатление, что они могли бы быть иными , и должны иметь бесчисленное количество способов действительно быть иными. Семиотические события основаны на бесконечном выборе альтернатив не только в последовательностях символов, но и в кодах, которые интерпретируют символы. Именно эти бесчисленные альтернативы, отобранные путем наследственного размножения, являются предпосылками как для эволюции, так и для творческого мышления

***

2) Законы и обстоятельства – механическая интерпретация

Мы с этим встречались в предыдущей работе, в разделе 8: «Законы и обстоятельства (ограничения)».

Дело в том, что Pattee H. была высказана одна важная гипотеза о происхождении языка, исходя из биологических закономерностей. Это сильно приближает нас к пониманию того, как могла возникнуть «идеология» эйдоса. Но сначала очень важную цитату [1]:

«Понятие естественного закона в физике совершенно отличается от понятия ограничения. Естественный закон неумолим и бестелесен, тогда как ограничение может быть случайным или произвольным и должно иметь какое-то отчетливое физическое воплощение в виде структуры. Однако очень часто, особенно в абстрактных математических описаниях динамических систем, нет формального способа отличить законы от ограничений. Например, просто записать динамические уравнения движения системы,

dxi/dt = fi ( xi . . . xn , t)

в общей системе координат не раскрывается, подчиняется ли она только законам или ограничениям или и тому и другому. Если мы хотим предсказать только локальное поведение системы, это различие может быть излишним, но в контексте эволюции единственный важный вопрос заключается в том, как сами ограничения возникли с течением времени

Можно себе представить, что если мы рассуждаем о столкновении шаров в абстрактном плане, то нам не важно кто и как играет на планете Земля в бильярд. Но картина реальности сразу меняется если мы говорим о каждой конкретной игре, где на кону приз или деньги. В эволюции, «приз» мог достаться при благоприятных условиях сочетания факторов [1].

«Ограничения, в отличие от законов природы, должны быть следствием того, что мы называем некоторой формой материальной структуры, такой как молекулы, мембраны, пишущие машинки или столешницы, эти структуры могут быть статичными или зависящими от времени, но в любом случае важно понимать, что они состоят из материи, которая всегда подчиняется фундаментальным законам природы в дополнение к тому, чтобы вести себя как ограничение. Что это значит? Если законы движения полны и неумолимы, что еще можно сказать? Почему уравнение ограничения не является ни избыточным, ни противоречивым?

Причина того, что ограничения не являются избыточными или непоследовательными по отношению к законам движения, заключается в том, что они являются альтернативными описаниями системы

Итак, еще раз уясним себе, что законы однозначны и неумолимы. Альтернативы событий возникают только из возможности их ограничить!

***

3) Происхождение жизни – два способа

Особо интересные результаты получаются если рассмотреть происхождение жизни двумя способами [1]:

«Можно составить две очень общие картины того, как скоординированные наборы ограничений могут возникать спонтанно из более или менее хаотичных начал. Наиболее распространенная картина - это элементарные единицы, собирающиеся в более крупные единицы. Например, происхождение жизни обычно изображается как начало с простых молекул углекислого газа, метана, аммиака и воды и через активацию какого-то источника энергии постепенное создание аминокислот, сахаров, оснований, а затем полипептидов и полинуклеотидов, и, наконец, клеточные скопления этих макромолекул, пока, наконец, не будет достигнута минимальная сложность живых клеток, из которой может исходить биологическая эволюция. Некоторые этапы этой картины уже были продемонстрированы в абиогенных экспериментах. Эту последовательность возникновения можно было бы назвать образованием сложности из простоты

Такое представление возникновения нам хорошо знакомо из нашей жизни, поскольку сборка «целого» из механических «частей» - это бытовая технология. А вот второе направление гораздо непривычнее [1]:

«Более тонкий и менее легко представляемый процесс спонтанной организации может происходить и наоборот. Мы представляем себе первоначально хаотические скопления чрезвычайной сложности, внутри которых возникают устойчивые закономерности, которые, так сказать, конденсируют простое поведение. Это образование простоты из сложности по своей сути является коллективной или глобальной деятельностью всей совокупности, в отличие от локально специфической природы организации, созданной совокупностью специальных структур. Именно эта последняя картина спонтанной организации легче объясняет происхождение новых иерархических уровней контроля, которые включают интегрированные наборы ограничений, которые я назвал языковыми структурами. Например, в то время как специфические ферментоподобные полипептиды могут возникать в результате процесса спонтанной сборки нашей первой картины, маловероятно, что этот же процесс может объяснить генетические кодирующие ферменты, которые требуют интегрированного набора высоко кооперативных ограничений.»

Во второй ситуации мы имеем перенасыщенный «произвол», типа «каждой твари по паре», который обычно связывают с хаосом. По-любому, мы имеем как бы два встречных потока: «сложного из простаты (статика)» и «простоты из сложности (динамика)». Причем. в первом процессе важна вещественная составляющая, а во втором динамическая. Уместно тут напомнить, что в общефизическом смысле тут есть аналогия с содержанием закона сохранения энергии в двух встречных процессах: распада вещества и его агрегации.

***

4) Записи прошлого как обстоятельства будущего

Мы прекрасно знаем, что физика и химия – это раздельные области эпистемологии, которые отделены онтологически. И тут возникает вопрос: а что фундаментально отделяет биологию от физики и химии? При том, что в кумулятивном процессе постижения формирования организменности, никакая из этих частей не исчезает. Вот собственно на что искал ответ Pattee H. При чем, поиск ответа на вопросы происходил в самых разных областях: в квантовой физике, в логике событий и т.п. [2]:

«... Чтобы кратко изложить свой аргумент, я бы сказал, что живая материя отличается от неживой материи своей эволюцией с течением времени, и что эта эволюция зависит от степени ограничений в физической системе, которая позволяет записям прошлых событий управлять ее будущим поведением. Я утверждаю, что сама концепция записи является классической в том же смысле, в каком классическим является измерение, и то и другое зависит от диссипативных ограничений, которые уменьшают количество альтернативных типов поведения, доступных системе. ...»

Что бы понять основную мысль Pattee H., можно привести пример из электроники, где на любом участке простой цепи действует закон Ома: U = I*R (U – напряжение, I – ток, R – сопротивление). Однако, применение полупроводников, конденсаторов, катушек, которые по-любому препятствуют прохождению тока, могут образовывать эффекты усиления, модуляции и тому подобное, меняя соотношения между напряжением и током. Т.е. общее архитектурное поведение электронной схемы можно представить, в каком-то смысле, как «запись элементов» ограничивающее прохождение тока.

И тут у нас есть возможность понять, чем обычная физическая система (пусть электронная) отличается от кодового механизма? Так вот, кодовый механизм предполагает существование принципиальной неопределенности связей «двух миров» (поскольку согласно кодовому определению они независимые), из наличия вещественных ограничений. Отсюда возникает возможность ситуационных событий однозначного порядка, при которой возникает семиотика. Т.е. ситуация и не физическая, и не химическая, а семиотическая, при которой вещественное ограничение несет информационную составляющую – знак. Но этот знак характеризует не только данный элемент, но еще указывает на значение.

***

5) Семиотика как комбинационная форма движения

Семиотика возникла на новом уровне развития физики и химии как появление дополнительной степени свободы движений – комбинационная. Комбинационная форма движений породила семиотику. Это еще не язык, но предпосылки к его появлению. Ясно, что этому предшествовала химическая эволюция, в частности, возможность образования полимерных цепей [3]:

«К настоящему моменту должно быть очевидно, что существует чрезвычайно большой класс природных структур, которые имеют почти равные вероятности образования, потому что они одномерны и имеют почти эквивалентные энергии. Это линейные сополимеры, такие как полинуклеотиды и полипептиды. Жизнь и эволюция зависят от этого класса сополимеров, образующих неограниченное пространство последовательностей, не определяемое законами. Жизнь также зависит от того факта, что эти последовательности действуют как особые граничные условия или ограничения для основанных на энергии сил, которые сворачивают их в трехмерные структуры. Это неограниченное пространство последовательностей является первым компонентом свободы от законов, необходимых для эволюции.

Вторым компонентом этой свободы от законов является тот замечательный факт, что весь спектр структур и функций организма может эффективно контролироваться членами этого одномерного пространства последовательности. Эта вторая свобода есть свобода интерпретации символов. Для этого требуется произвольный код — условие, необходимое для языка общего назначения, концепция, которую я буду обсуждать в разделе 5.»

***

6) Самовоспроизведение «механизмов» фон Нейманом

Исследуя историю вопроса двойственности «материя-символы», Pattee H. наткнулся на подобную проблему у фон Неймана. Эти проблемы самовоспроизводства механизмов, у фон Неймана были обозначены тремя важными пунктами:

«(1) Открытая эволюция требует описательного языка , не зависящего от скорости, отличного от динамической конструкции, зависящей от скорости, которой он управляет. Это подразумевает некоторую форму структуры памяти, не зависящей от скорости.

(2) Чтобы воспроизвести всю систему, это описание необходимо прочитать дважды : один раз как описание состояния и один раз как описание процесса . То есть для того, чтобы скопировать описание, его нужно один раз прочитать как состояние материальной структуры без оглядки на его смысл. Затем описание необходимо прочитать еще раз и интерпретировать (декодировать) как описание процесса.

(3) Описательный язык должен быть достаточно богатым в контексте меняющейся среды, чтобы допускать неограниченную эволюцию в этой среде.»

Эти пункты указывают на то, что без семиотики, которая использует информацию, никакое самовосапроизводство не возможно. Одновременно, стали понятны корни идеи машины Тьюринга как прообраза известного нам компьютера с его двойственностью программ и аппаратуры («софта» и «железа»). Получалось так, что без возможностей языка, который был заложен в машине Тьюринга, никакое воспроизводство в принципе не возможно:

«Сначала я [Pattee H.] не до конца оценил ход мыслей фон Неймана. Чтобы понять это, вам нужно понять формальную концепцию универсального языка, которая является основой универсальной машины Тьюринга. Фон Нейман использовал принцип универсальной машины Тьюринга как аналогию своей эволюционирующей самовоспроизводящейся машины. Универсальная машина Тьюринга определяется как единая формальная машина, которая при подаче полного описания любой другой машины Тьюринга будет выполнять ту же функцию, что и эта машина. Значение универсального языка здесь просто означает, что язык достаточно богат, чтобы явно описать все возможные машины Тьюринга. Это определяет концептуально ограниченную, но кардинально бесконечную среду, описываемую этим языком.»

Проще говоря, чтобы самовоспроизводить жизнь как артефакт, нужен такой язык который может описывать не только воспроизводимое, ни и воспроизводящее в равной степени.

 

7) Резюме (как самое ценное)

Мы прекрасно знаем, что вещественность очень разнообразна в своей уникальности, но объединяет это разнообразие универсальность энергии. И мы в своих представлениях пользуемся фундаментальной вещественно/энергийной двойственностью А. Эйнштейна: mcc/E = 1.

Количественная связь, между этими двумя онтологическими областями, мы обозначили как информационную, а саму эту двойственность, учитывая наличие ролей, которые она исполняет в конструкциях, связали с субстанциальностью следующей эквивалентностью:

вещественное/энергийное ~ пассивное/активное (~1) 

Проблема различия и тождества в философии идет еще от Парменида с его выражением: «мыслить и быть — одно и то же», которое часто именуется как «тождество бытия и мышления». Это «тождество» в онтологии, современным языком можно назвать конвергенцией, и исторически используется Платоном для символизации статусов эйдоса в диалоге «Софист».

Мы для себя приняли субстанциальный принцип: «приоритета активного, над паритетом пассивного». А на чем он держится? Только лишь на универсальности активного? Тогда чем она достигается потенциально? Так вот, согласно второму пути развития Pattee H. (пункт третий), можно догадаться,  что энергийность не гомогенна (как это представляется обывателю), а гетерогенна! Она, неким образом, «беременна» формами движения, которые мы идентифицируем с мышлением (первым постулатом Гермеса).

Это ставит многое «на свои места». В частности, становится понятна триада, которую описывал Жак Лакан (Природа языка у Ж. Лакана): Реальное – Символичное – Воображаемое. Таким образом  Символичное, представлено  как  информационная область, определяющей зависимости между вещественным (Реальное) и энергийным  (Воображаемое).

{Важно напомнить, особенно для российских философов, склонных к мистицизму, что триады не позиционируются онтологическим образом. Т.е. триада Гегеля: качество – количество – мера, позиционно ничего не выражает. Это не значит, что триады не имеют смысла, иначе бы религия и эзотерика не пользовалась бы триадами. Триада Ж. Лакана несет тот смысл, что информационная сфера символов, знаков соединяет самые важные (субстанциальные) области нашей жизни.}

Эйдос, в таком представлении, есть семиотический организационный инвариант, присущий Символичному, и позиционно определяющий порядок конструктивной деятельности на основе субстанциальности. Энергийное в этом случае, закрывает ту гносеологическую «дыру» которую мы обычно связываем с представлением о неопределённости будущего, понимаемого, прежде всего, в кибернетическом смысле.

Так, в эйдосе линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

то «многое» в виде фигур мы понимаем в режиме модальности [возможного] как некую неопределенность.

Но эта неопределенность «заполнена» субстанционально, так же как лист бумаги заполнен бесконечным количеством субстанциальных направлений – «топливом», из которого строится линейная геометрия, ограничивая активные направления модальной [необходимостью] как пассивной протяженностью, для получения линии как сущности: протяженность/направление (где «/» знак диалектического единства).
***

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (6)

В google(проповедь)

«... в широком смысле — выражение или распространение каких-либо идей, знаний, истин, учений или верований, которое осуществляет их убеждённый сторонник.»

Проповедь:

Я проповедую эйдетическую позиционную онтологию (как технологию), ядром которой является двойственная субстанциальность (пассивного и активного), которая и предоставляет возможности умозрительные абстрактные конструкции выражать предельно конкретным образом, проверяемом на практике.

Некие такие двойственности без всякого умственного «зазора» ложатся в «прокрустово ложе» экзистенциальной преемственности понимания. Классический пример – эйдос линейной геометрии, где две субстанции: направление (активная) и протяженность (пассивная) образуют эйдос:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

Тут 2-й статус (как в любом эйдосе) – линия, представляет собой сущность: диалектическое единство двух субстанций: линия = пассивное/активное (где «/» знак диалектического единства, позволяющий субстанциям динамическую свободу (независимость) в взаимном статическом единстве. В представлениях А.Ф. Лосева – это и есть диалектика как "логос об эйдосе".

Таких диалектических пар довольно много. Последний список таких пар дан в статье Роль архэ в формировании онтологической «картины мира» . В последних заметках разбирались довольно сложные пары: ограничения/закон и  знак/значение,  которым далее будет уделено особое внимание.

Прежде чем перейти к авторам и фактам, хотелось бы обратить внимание, что мы настолько «разбалованы» возможностями природы, что сам исходное понимание диалектической конструктивности не видим в быту. Так, к примеру, обычный водопровод представляет собой диалектическую пару:
вещественность/энергийность ~ трубы/вода.

т.е. им свойственна независимость: вода может принимать любую форму и двигаться в любом направлении в соответствии с ее «законом». И металлические трубы, которые являются «ограничением» этого движения могут быть самого разного диаметра и самой различной конфигурации. В конечном итоге это свойство стало основой фрактального устройства сосудистой системы наших организмов. Да, и та же, водопроводная система города имеет «фрактальную разводку».

Выше мы уже писали, что жизнь определяется как создание артефактов по производственному принципу, поскольку есть информация о хранении изготовления артефактов.

Понимание роли «ограничения» как вещественного проявления дополнительности к некому «закону» вызвало взрыв интереса в биологии. И тут мне попался автор который, как мне представляется, очень удачно выразил эту тему.

Christophe Menant (Menant C.)

 https://philpapers.org/archive/MENITA-7.pdf (Introduction to a Systemic Theory of Meaning - March 2020 (1/4))

Эта небольшая заметка напоминает некий манифест. Как всегда, меня подкупает не витание где-то «высоко-высоко» в мистических трансцендентных высотах, а та мудрость, которая свойственна природе:

«2) Информация и смысл в эволюции. Материя, жизнь, человеческий разум  

а)    Информация и смысл пришли к жизни в ходе эволюции нашей вселенной.

б)    Жизнь — это явление, далекое от термодинамического равновесия, подчиненное локальному ограничению «сохранения статуса».

c)    Управление локальными ограничениями вводит информацию и значение.

г)    Эволюция довела ограничение животного «остаться в живых» до ограничения человека.

д)    Люди создают искусственные (производные) ограничения для искусственных агентов.»

В его изложении, получается так, что на уровне двойственности: законов/ограничений, жизнь представляется неким ограничением в «сохранении статуса». То есть ограничение как субстанции пассивная и активная (наша организменность), здесь принимает форму «сохранении статуса».

Импонирует понимание смысла в связи с двойственностью высокого уровня:

«3) Элементарная информация и значение. Система генератора значений  

а)    Слово «смысл» чаще всего ассоциируется с человеческими действиями.

б)    Неизвестная природа человеческого разума делает человеческий смысл сложным субъектом.

в)    Мы предлагаем проанализировать «смысл» элементарной жизни и сформулировать результаты в рамках системного подхода. Это должно привести к системному взгляду на смыслообразование (рис. 1).

г)    Определения и свойства «значения» и «системы генератора значений» (MGS):

Значение — это значимая информация, которая генерируется системой, находящейся под ограничением, когда она получает внешнюю информацию, имеющую связь с ограничением.

Смысл формируется из связи, существующей между полученной информацией и ограничением системы.

Функция значения состоит в том, чтобы участвовать в определении действия, которое будет реализовано, чтобы удовлетворить ограничение системы.»

Онтологическое понятие ограничение имеет здесь очень широкий смысл – например, значения гомеостаза. Таким образом те действия, которые предпринимает организм под влиянием внешней информации приобретают характер самодостаточности, удовлетворяя ограничениям системы. Такое поведение он справедливо связывает с генерацией смысла (MGS).

«4) Характеристики MGS  

а)    Рассказывает, что такое значение и для чего оно предназначено. Является частью системы более высокого уровня (агента).

б)    Ориентирован на удовлетворение ограничений.

c)    Совместим с Umwelt фон Икскюля и с интерпретатором Пирса. Выделяет конструктивистские аспекты смыслообразования.

г)    Вносит основной вклад в познание. Близок к активному осмыслению.

д)    При использовании с тестом Тьюринга показывает, почему сегодня компьютеры не могут думать так, как люди.

f)    Предоставляет основу для эволюционного подхода к интенциональности».

В его представлении, информация, полученная человеком, представляющая собой знак (или символ) вызывающая ответные действия (как значения) на выживание, становятся смыслом. Мы-то прекрасно помним, что это «выживание» замыкается на естественный отбор. Т.е. без генерации смысла не возможен не только «минимум» как выживания, но и «максимум как «развития».

***

Резюме

1) Пример с водопроводной трубой как диалектическое конструктивное единство: закона/ограничения, однозначно указывает на то, что никакого «закона единства и борьбы противоположностей» в природе нет. Да и направление с протяженностью в линейной геометрии не борются. И хотя после изрядной критики этого закона, там «борьбу» заменяли различными терминами, типа «проникновения» - ничего не изменилось в сути, такого закона нет «в натуре».

2) Этот раздел, и особо предыдущие, указывают на кумулятивное содержание стадий развитий живого в такой последовательности:

физическая → химическая → биологическая → социальная → экологическая

Сущностью такой последовательности является химия (2-й статус) с ее двумя ведущими реакциями, имеющими субстанциальный характер: соединения (агрегации) и рассоединения (распада), образующие в организме непрерывный процесс метаболизма как диалектического единства:  анаболизм/катаболизм.

На биологическом уровне возникает семиотический уровень организации (знак/значение), в результате которого живое приобретает смысл своей деятельности.

Структурно/функциональное (системное) единство 4-го уровня поддерживает язык, обеспечивающий коммутацию индивидов и фенотипическое накопление знаний.

На пятом уровне приходит понимание единства с природой как потоковой двойственности в сингулярности. Нельзя у природы забирать больше, чем отдаешь взамен. Этот же принцип становится ведущим для социальной сферы. Например,  двойственность: потребитель/производитель должна быть сингулярной (~1).

***

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (7)

Источник: Richard Summers , Quantifying the Meaning of Information in Living Systems

Дискурс по источнику: https://www.academia.edu/s/ddbb634519

***

Проповедь:

- субъектность начинается с адекватного (направленного на выживание) ответа на информационные «вызовы» как значимость;

- идея представления сознания как «управляемой галлюцинации» соответствует представлениям Жака Лакана о Воображаемом.

***

Слово значение в двух контекстах:

1) Решая уравнение x – 4 = 0, мы можем вербально сказать что, «значение «икс» для этого уравнения равно четырем». И все понимают этот смысл слова значение в этом контексте.

2) А по поводу свадьбы или рождения первого ребенка можно сказать, «это имело для меня большое значение».

Будет ли слово значение в этих двух контекстах одинаковым? Вот если там в компьютере, который работает на программе в которой «море» переменных сущностей: (знак/значение) в 1-м контексте понятия значение, оно может сравниться с жизненной ситуацией 2-го контекста?

***

В дискурсе на тему : «Quantifying the Meaning of Information in Living Systems» («Количественная оценка значения информации в живых системах), один из учаcтников Gavin Ritz утверждает что смысл (который я обсуждал в предыдущем посту) возникает только во втором контексте данного примера.  А потому никакой одушевленный ИИ не возможен, поскольку там никакого смысла не возникает. В качестве главного аргумента он приводил работы и взгляды ученых, среди которых был известный взгляд на сознание как на галлюцинацию:

Seth A. Being You: A New Science of Consciousness; Faber, 2021. — 352 p. (Сет А. Будучи тобой: Новая наука о сознании; Фабер, 2021. — 352 с.) https://www.twirpx.org/file/3591383/

Как известно (я бегло просмотрел эту книгу), эта тема среди тех кто занимается «сознанием», известна как «контролируемая галлюцинация». Известно, что галлюцинации часто связаны с перевозбуждением мозга.

К чему я это все веду? – А к тому, что в триаде Жака Лакана:

Реальное ↔ Символичное ↔ Воображаемое ,

стал все более отчетливо  проявляться метафорический смысл  в отношении Воображаемое,  как области генерации энергии (сигналов в физическом смысле). Это ассоциативное (предикатное) представление хорошо дополняет картину «крайней двойственности» логоса. И соответствует диалектической эйдетической сущности в плане эйнштейновского архэ: символическое = реальное/воображаемое ~ «материальное»/«идеальное» ~ вещественное/энергийное ... ~ ... .

***

Рабочие переводы можно найти по адресу:

Summers R. Quantifying the Meaning of Information in Living Systems - https://disk.yandex.ru/i/A-1r1cdnhVGevQ

Seth A.  Being You: A New Science of Consciousness - https://disk.yandex.ru/i/f6QLCmbpPHpZ1Q

***

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (8)

ИсточникLifting the veil on Bohm’s holomovement (Приоткрывая завесу над голодвижением Бома) (22 Nov 2021)

Авторы: Andrew Lohrey   &  Bruce Boreham

Проповедь:

- любой мало-мальский фундамент  представлений об основании мире начинается с представления о мирообразующей двойственности. Здесь эта двойственность представлена теоретическими представлениями Дэвида Бома, которую можно представить, как диалектическое единство двух процессов: эксплицитного/имплицитного. (где «/» знак диалектического единства), которые организуют мир;

-  качественно представление таких идей ведет к пониманию сознания как всеобъемлющего голодвижения (holomovement). А это в свою очередь подтверждает первый принцип Гермеса:

«Всё есть Мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ.»

***

1) Уже в самом начале статьи, в аннотации, авторы утверждают (везде выделено мной – В.С.):

«В этой статье мы утверждаем, что неразрывная и неделимая тотальность Бома, которую он назвал голодвижением, название, которое он дал концепции самоорганизующейся вселенной, более последовательно понимается, когда рассматривается как универсальное сознание. Понимание Бома сознания колеблется вокруг того, что оно является качеством локальных умов и взаимосвязанной тотальностью голодвижения.»

Другими словами, мы осознаем этот мир не только потому, что у нас есть мозги, а еще и потому, что они организованы «по образу и подобию» Единого порядка (например, во встречных координатах «сверху-вниз» и «снизу-вверх»).

***

2)  Далее утверждается, что понимания терминов «смысл» и «значение» идут в некой параллели к такому представлению технологии (онтологии) вселенной:

«Мы также утверждаем, что термин «смысл» имеет структурное и функциональное значение, соответствующее бомовской модели голодвижения, и в то же время отражает живые характеристики этой органической тотальности, наполненной смыслом.»

***

3) Характерный момент, присущий многим современным статьям – авторы пытаются «открестится» от картезианского дуализма:

««Целостность и неявный порядок »  — основополагающая книга Дэвида Бома (1917–1992), в которой представлена ​​его модель целостности. В этой книге Бом начал с критики картезианского дуализма в его применении к теории относительности и квантовой физике, заметив, что картезианский порядок «ведет к серьезным противоречиям и путанице». Его положительный ответ на картезианскую фрагментацию знания был новым порядком, уходящим своими корнями в эксперименты квантовой физики и который, по его словам, соответствовал вселенной нерушимой целостности. «Вселенная неразрывной целостности» представляет мировоззрение, совершенно отличное от картезианского дуалистического мировоззрения, в основе которого лежит отделение ментального от физического, дуализм, который обычно формулируется как субъективность против объективности.»

Возникает интересный парадокс, отдаляясь от одного (картезианского) дуализма, они устанавливают свой дуализм! И как бы не замечая, что дуализм, как ведущая инвариантность мира, так и остается.

***

4) Как известно, основным примером своего понимания дуализма, Бом выбрал голографию:

«Каковы же тогда характеристики модели целостности Бома? Он определил эти характеристики, используя пример голограммы как способ описания интерактивной природы неделимой целостности. Тем не менее, он также создал свою собственную теорию целостности в Целостности и импликативном порядке

«Важной особенностью голограммы, на которой сосредоточился Бом, были сложные отношения между частями и целым.  ...  Это означает, что вся голограмма присуща или имманентна каждому фрагменту или части, в то время как каждая часть вносит свой вклад в целое.

Эти интерактивные отношения между частями и целым, создаваемые когерентным светом в голограммах, можно назвать симметричными. Это означает, что эти голографические отношения можно детализировать как отношения «целое-часть/часть-целое». Кроме того, объединяющая сила, удерживающая части и целое вместе, структурирована комплексом отношений «целое-часть/часть-целое», проявляющим симметричную силу или единство. Эта сила создает неделимое единство голограммы, так что части, хотя и отдельные, сцеплены вместе в целое изображение способами, которые невозможно разделить или разделить на отдельные или линейные серии.»

Это пример мейнстрима в философии, когда между эпохой античности и 20-х веков нашего времени лежит колоссальный промежуток времени, а идея «части» и «целого» остается неизменной!

***

5) Проблему единства мира Бом решает с помощью процедурной двойственной технологии:

«Таким образом, пример голограммы стал интерактивной моделью, имеющей масштаб, охватывающий все пространство и время Вселенной. В этом смысле его модель целостности включает в себя все во вселенной. Но Бом также разработал свою собственную теорию универсальной целостности, которая подкреплялась интерактивным характером голограммы. Это была его теория импликативных и экспликативных порядков. Эксплицитный порядок представляет явные дифференциалы форм и объектов (частей), которые движутся внутри физического мира пространства и времени и которые, как мы сейчас скажем, возникают благодаря процессам восприятия локального разума. Напротив, неявный порядок Бома представляет собой весь универсальный контекст единственной, цельной и единой взаимосвязанной системы - неделимой вселенной.»

***

6) Как известно, в эйдетической онтологии субстанциональность не равнозначна, поскольку существует «Приоритет активной субстанции, над паритетом пассивной». А как в представлениях Бома?

«Он предположил, что каждая область пространства и времени «содержат полную структуру, «свернутую» внутри нее». Следовательно, импликативный порядок можно описать как свертывающий порядок, в то время как явный порядок, напротив, разворачивает из импликативного порядка движущиеся формы и объекты явной и физической вселенной. Это означает, что все наблюдаемые физические объекты и формы, движущиеся в континууме пространства и времени, представляют собой явный порядок, который разворачивается из импликативного порядка. С картезианской точки зрения экспликативный порядок является первым и единственным порядком важности.

Отношения между двумя порядками Бома не дуалистичны, а в высшей степени интегрированы в том смысле, что экспликативный порядок возникает из движений импликативного порядка, и вместе эти два порядка создают неделимую вселенную, которая представляет собой целостность, в которой нет разделений или пробелов.» 

Хотя Бом в отражении реальности использует экзистенциальные представления, тем не менее есть те «мостки», которые отражают единство голографических и эйдетических представлений:

«Таким образом, первичный объединяющий фактор во вселенной содержится в потенциальных силах голодвижения Бома. Другими словами, во вселенной есть только одно целое, и это текущая сингулярность голодвижения

В эйдетическом представлении устройства мира, активная субстанция эквивалентна представлению о голодвижении.

«Кроме того, бомовская модель импликативного и экспликативного порядков переворачивает картезианскую локальную фиксацию на физических формах и объектах, и это ясно выражается в его утверждении, что «при формулировании законов физики первостепенное значение должно придаваться импликативным порядкам». Применение этого предложения означает придание первостепенного значения единству и связям, которые обеспечивает голодвижение.» 

***

7) В заключении хотелось бы отметить, что взгляды Бома на исходное понимание устройства мира, во многом совпадают с нашим архэ построенном на инварианте Эйнштейна: mcc/E = 1:

«Бом постоянно беспокоился об отношениях между разумом и материей, и в этих дискуссиях он начал исследовать отношения между тремя ключевыми характеристиками: материей, энергией и значением. Этим обсуждением он предполагал, что материя, энергия и смысл могут играть схожие фундаментальные роли во Вселенной.»

Аватар пользователя Victor

Проект символа онтологической сингулярности

1. Предисловие

В конце книги Николая Револина «Три шага по жизни» есть такое приложение, которое я перепечатываю полностью:

«Звезда сингулярности

Все мы в душе немного язычники, поэтому нам нужен зримый символ-образ того, во что мы верим. В качестве дополнительного задания для лучшего уяснения сути прочитанного рекомендую вам такой образ себе сделать, чтобы вызывать потом его в своем воображении всякий раз при встрече с каким-либо затруднением – авось поможет справиться. :о)

Началась история нашей европейской цивилизации с того дня, когда родился у девы Марии мальчик Иисус. Миру об этом возвестила взошедшая в небе звезда. С этого дня мы и начали отсчет дней своей Новой Эры. Не только о рождении младенца возвестила тогда звезда, но и о грядущей большой сингулярности, без которой никакая новая эра не начинается.

Грядущая сингулярность тоже грозит нам началом другой Новой Эры. Многие оракулы предчувствуют ее приход. Звезда, его возвещающая, уже взошла, а чтобы это увидеть воочию, нарисуйте себе ее символ-образ.

Символом той Новой Эры стал христианский крест; с креста мы и сейчас начнем, нарисовав две перекрещивающиеся посередине линии: вертикальную и горизонтальную. На концах линий нарисуем стрелочки – их у нас получилось четыре, исходящих из одного центра, который мы обведем кружочком. Символ готов. Центр символа – это сам человек, который есть начало всего в своем человеческом мире. Кружочек в нем обозначает сопутствующее сингулярности единение; горизонтальные стрелки – это наше единение с ныне живущими – это единение в пространстве; вертикальные стрелки символизируют единение во времени: нижняя стрелка – что мы являемся продолжателями дела наших предков, верхняя же – это наше единение с нашими потомками, ведь не столько для себя мы живем, сколько для них – в них продолжится начатое нами, в них и в их делах мы обретаем то бессмертие, о котором говорил Блез Паскаль: «Последовательная смена людей — есть один человек, пребывающий вечно», — вот эта вечность и является целью человека, достигшего в своем эволюционном развитии высшего уровня спиральной динамики – это уровень santa homo или уровень добродетельного сверхчеловека Фридриха Ницше – это на него указывает нам звезда сингулярности.»

Сама «Звезда» исполнена в самом начале книги:

Рис. 1

2.  Без позиционирования философия беспомощна

Идеи, лежащие в основании вышеуказанного символа Н. Револина, взяты в основном из экзистенциальной сферы человеческой жизни. Вызывает недоумение полная симметрия данного символа, чего не наблюдается в жизни, если ее понимать как космический метаболизм (что и отражает формула Эйнштейна) . Поскольку символика важна для философского формирования человека, я изображу свой вариант "проекта" «звезды» с исходным позиционированием идеи. Он имеет такой вид:

Рис. 2.

Я исхожу из представлении архэ, изложенного в статье «Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»» на основании уравнения А. Эйнштейна, записанного в сингулярном формате mсс/Е = 1. В таком представлении, многомасштабная гармоничная жизнь сосредотачивается вдоль диагональной сингулярной оси.

Данный "проект" деперсонализирован, и это важно для понимания онтологии как технологии, поскольку сингулярность как символика гармонии космического метаболизма, присуща разным уровням организации. Такой "проект" не противоречит системному представлению (современной ведущей парадигме), поскольку диалектическая двойственность: структурно/функционального здесь потенциально присутствует.

На данном моменте времени, представленному выше «проекту» наиболее удовлетворяет в историческом контексте (об этом я писал в статье «Эйдос. Дискурс. Онтологические координаты»), символ  православного креста.

Рис. 3.  Символ  русского православного креста.

 У него есть исторический смысл, но больше он известен в терминах бытовых представлений, где  вертикаль – «духовная»; горизонталь – «вещественная». 

***

Выше указанные ассоциации возникли в связи современной символики буквы "Z", имеющей наклонную (диагональную) прямую. Такую наклонную прямую я использую как символ конструктивного диалектического единства (в сингулярности), например: анаболизм/катаболизм ~ "материальное"/"идеальное" ~ вещественное/энергийное ~ эгоизм/альтруизм  ~ ... ( ~ 1)

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (9)

ИсточникAwareness   (Осведомленность) (2022, Academia Letters)

Авторы:  FEDERICO BIZZARRI, Mocenni Chiara

***

Проповедь:

- хотя  тема «мозговедения» мне не особо импонирует, в данном случае мы встречаемся с субстанциональной двойственностью, ясной и понятной. Статья интересна еще тем, что в расчетных целях используются сигмовидные графики, а это очень близко к идеи эйдосов. 

***

Авторы рассматривают мышление в двух аспектах: аналитическом и интуитивном (выделение мое – В.С.):

«Осведомленность — это широкое понятие, которое трудно однозначно идентифицировать, поскольку оно неразрывно связано с человеком, который представляет собой сложную сущность. Наша конкретная цель состоит в том, чтобы предложить математическую модель для объяснения взаимодействия между осознанием и процессом принятия решений.

В настоящее время существует последовательный массив исследований природы принятия решений, особенно роли познания, интуиции и эмоций в человеческих решениях. Познание и интуиция относятся к разным способам обработки информации, которые мы называем аналитическим и интуитивным. Хотя теории двойного процесса существуют в нескольких формах, они отражают общее различие между двумя процессами: первый — интуитивный, ассоциативный, эвристический, неявный и имплицитный. Напротив, второй включает сознательное, аналитическое, когнитивное, логическое и разумно-ориентированное мышление

Есть хорошая возможность потренироваться в присвоении субстанциональности – какой из двух аспектов относится к пассивной субстанции, а какой – к активной? Согласно моих представлений, интуитивное мышление неявное (общее),  и потому – активное. (В обычной терминологии это: подсознание).

С другой стороны, часто приходится «подключать» аналитическое мышления, пытаясь как-то просчитать ситуацию «объективно» (явно, частным образом), и потому – пассивное. (В обычной терминологии это  сознание).

 Авторы статьи справедливо замечают, что разделение этих мыслительных аспектов условное. Интуитивная переменная обозначена как s(t), а аналитическая (выбор решения) как u(t). В модели используется функция вознаграждения r(t), которая определяется так:

«Вознаграждение за решение, r, является линейной функцией текущего состояния и выбора. Хотя текущая версия модели предполагает линейную форму, r = αs - βu с постоянными и положительными коэффициентами α и β , могут подойти и другие функции . Чем выше уровень сознания человека, тем выше его благополучие со всех точек зрения: физической, умственной и эмоциональной. С другой стороны, чем более аналитическим является процесс, приводящий к выбору, тем выше стоимость DM [аналитической составляющей], в том числе более высокое потребление ресурсов.»

Как видно из этих рассуждений и формулы, аналитическая составляющая нашего ума очень дорого обходится (энергетически). «По жизни» это происходит тогда, когда возникает нервозность на почве все заведомо просчитать.

***

Особый интерес здесь предоставляет график на рис. 2, где есть совмещение двух аспектов мышления:

 

 

 

 

 

 

 

Так вот из этого графика можно догадаться о природе сингулярности (пассивное/активное ~1), если мы их начнем рассматривать как диалектическое единство: аналитическое/интуитивное ~ 1. Поскольку «впадина» совмещенной функции (розовое и зеленое) лежит близко к значению 0,5 вероятности (0,5/0,5=1). Таким образом, можно предположить, что гармоничное мышление в равной степени задействует оба аспекта мышления: интуитивное и аналитическое.

Конечно же я «заузил» статью, «выжав» из нее только то что важно для субстантивных представлений онтологического понимания, оставив многие аспекты психологической направленности в стороне.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (10)

Источник :

[1]  Meaning = Information + Evolution , (Значение = Информация + Эволюция)

Carlo Rovelli (Карло Ровелли)

[2] A Dialogue Concerning the Essence and Role of Information in the World System (Диалог о сущности и роли информации в мировой системе)

Mark Burgin , Jaime F. Cárdenas-García

[3] General ecological information supports engagement with affordances for ‘higher’ cognition (Общая экологическая информация поддерживает взаимодействие с возможностями для ‘высшего’ познания)

Jelle BruinebergAnthony Chemero & Erik Rietveld 

 

Проповедь:

- из трех ведущих конструктивных аспектов мира: энергия, вещество, информация, наиболее существенные интеллектуальные «битвы» в философии развернулись вокруг природы информации. Так или иначе, но этот обзор «вынуждает» меня признать, что информация не является аспектом, который в одном ряду с аспектами энергии и вещественности;

- тот концепт, который придерживаюсь я, построен на архэ исходя из статической   mcc/E = 1 и динамической (∆m)cc/(∆E) = -1 формулы А. Эйнштейна [4], где сама исходная «информация» представлена символично универсальным отношение как некая диалектическая сущность в общем виде: вещественность/энергийность ~ информация, (здесь «/» - знак диалектического единства);

- именно такое понимание информации, которое ранее [5] мы обозначили символично в стиле  Ж. Лакана как диалектическое единство: 

реальное/воображаемое ~ символическое,  

в эйнштейновском представление это диалектическое единство становится (в нашем уме) статическое/динамическое ~ 1. Как будет показано далее, исходя из работы Карло Ровелли, такое представление задает некую цепочку кумулятивных характеристик, которые я связываю с эйдосом.

 

Обсуждение:

1)  Пожалуй, самой ключевой фразой, которой определил информацию как  “разницы, которая делает разницу” был популярный ученый Грегори Бейтсон. Фраза не является тавтологической, поскольку за этой фразой стоит очень мощное понимание контекста происхождения этой фразы на примерах [2]. (Везде выделено далее мной – В.С.):

«Одним из важных аспектов наших первичных чувств является то, что они имеют дело с количествами/качествами, которые соизмеримы, то есть имеют общую меру. Например, чувство осязания (хотя и многомерное, поскольку состоит из механорецепторов, терморецепторов, ноцицепторов, проприоцепторов) может быть просто приписано как чувствительное к давлению, и в этой роли оно способно отслеживать все такие ощущения давления, которые входят в его сферу действия. Как можно себе представить, от одного момента времени до следующего, ощущения давления ощущаются человеком, о котором идет речь, и становятся частью его опыта. Так количественно и однозначно “разница (давления)” становится качественноразницей (давления), которая делает разницу”. Это процесс информации, который открыл Бейтсон и применим ко всем нашим первичным органам чувств, которые действуют не только индивидуально, но и согласованно. Первичные чувства обеспечивают наш единственный контакт с окружающей средой и дают ключи к нашему развитию.»

2) Рассматривая определение информации Грегори Бейтсона, авторы [2], в своем дискурсе, приходят к выводу, что информацию нельзя рассматривать как тривиальную «разницу», поскольку в организме она может получаться, храниться, преобразовываться, передаваться... и вообще, в обязательном порядке участвует в инфо-аутопоэзе:

« J: ... Таким образом, не материя создает информацию; скорее, это материя, как функция действий и потребностей людей, которая отражает желаемую информацию людьми. Термостат также является примером этого, поскольку он обрабатывает и производит информацию по воле человека. Нет такого примера информации, который бы не отражал эту динамику: в основе создания информации лежит процесс инфо-аутопоэза.

М: Итак, вы согласны с тем, что материя, или, другими словами, любая материальная вещь, может информировать.

J: Я согласен, что любая материальная вещь может информировать, но только в результате предшествующих действий человека. Это означало бы, что в материи нет информации до того, как живые существа вступят в контакт с такой материей. Информация-аутопоэз - ключ к пониманию этой связи.

Это подводит нас ко второму вопросу о том, все ли живые существа создают информацию или только некоторые из них.

Я считаю, что все живые существа, от простейшего одноклеточного организма до сложнейшего многоклеточного организма, обладают способностью к инфо-аутопоэза, или процессу самопроизводства информации. ...»

3) Рассуждая о роли информации в самых разных планах, авторы [2] приходят к выводу, что само возникновение жизни связано непосредственно с созданием, хранением и воспроизводством информации:

«... Все виды артефактов, а также все системы, относящиеся к информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ), содержат/хранят информацию. Другими словами, информация содержится/хранится во всех творениях живых существ. Информация не существует в Природе иначе, как в результате действия всех живых существ в создании информации или инфо-аутопоэзе. Если живых существ не было, то нет и информации. Или, упрощая, жизнь-это информация, а информация-это жизнь. Это также подразумевает, что нет внутренней информации ни в геноме, ни, если на то пошло, в нашей среде.»

4) Вот, пожалуй, кто наиболее удачно отразил феномен и ноумен информации как некого конструктивного кругооборота, был Карло Ровелли [1]. Исходным понятием из которого он строит свое понимание информации служит понимание корреляции, как связи некоторых событий. Эти корреляции могут быть случайными, устойчивыми и значимыми. Именно эти корреляции создают такой важный эффект относительной информации. А относительная информация, когда становится значимой информаций, то приобретает   значение и  смысл:

«В этой заметке я делаю два замечания. Во-первых, из работы Шеннона можно извлечь чисто физическую версию понятия информации. Шеннон называет ее «относительной информацией». Я сохраняю его терминологию, даже если двусмысленность этих терминов рискует привести к дальнейшему недопониманию; вероятно, было бы лучше назвать это просто «корреляцией», поскольку в конечном счете это именно то, чем она и является: откровенно грубой физической корреляцией.

Второе наблюдение заключается в том, что сочетание этого понятия с дарвиновским механизмом дает основу для определения смысла. Точнее, оно обеспечивает основу для определения понятия «значимая информация», понятия, которое, с одной стороны, построено исключительно на физике, а с другой — может лежать в основе интенциональности, значения, цели и является ключевым компонентом агентности

5) Важнейшим моментом в понимании информации служит представление об интенциональности (сочетание субъектного и объектного как выделение субъектом значимого объекта). Собственно, в этом и выражается значимость информации:

«Значимость информации заключается в ее релевантности для выживания, то есть в ее способности влиять на вероятность выживания.»

Карло Ровелли пользуется (в конечном итоге) весьма скромными выразительными средствами. Это некие две системы А и B, которым присущи две соответствующие переменные x и y. Если существует устойчивая корреляция между x и y, то можно говорить об относительной информации. Если эта относительная информация ведет к выживанию, то она становится значимой информацией. Все эти определения Ровелли сводит к неким пяти значимым, для понимания информации, пунктам:

«I. Интенциональность встроена в определение. Информация здесь — это информация, которой обладает х в системе А о переменной y системы В. Это по определению информация «о чем-то внешнем». Оно относится к физической конфигурации А (а именно к значению его переменной х), поскольку эти переменные коррелируют с чем-то внешним (оно «знает» что-то внешнее).

II.   В определении выделяются корреляции двух видов: случайные корреляции, которые носят повсеместный характер и не оказывают влияния на живые существа, не играют смысловой роли, не используются, и корреляции, способствующие выживанию. Понятие осмысленной корреляции отражает тот факт, что информация может иметь «ценность» в дарвиновском смысле. Значение здесь определяется апостериорно как увеличение шансов на выживание. Это «ценность» только в том смысле, что она увеличивает эти шансы.

III. Очевидно, что не любое проявление смысла, цели, интенциональности или ценности является непосредственно значимым, согласно приведенному выше определению. Чтение сегодняшней газеты вряд ли напрямую повысит вероятность выживания моего или моего гена. В этом заключается смысл различия между «прямой» значимой информацией и значимой информацией. Второй включает в себя всю относительную информацию, что, в свою очередь, увеличивает вероятность получения значимой информации. Это открывает двери для рекурсивного роста значимой информации и произвольного увеличения семантической сложности. Именно этот вторичный рекурсивный рост обуславливает использование осмысленной информации в мозгу. Начиная со значимой информации в смысле, определенном здесь, мы получаем нечто, что все больше и больше похоже на полные понятия значения, которые мы используем в различных контекстах, добавляя артикуляции и продвигаясь к контекстам, где есть мозг, язык, общество, нормы. ..

IV. Понятие «истинность» информации или «достоверность» информации имплицитно определяется данным определением. Чтобы убедиться в этом, рассмотрим случай с бактерией и пищей. Переменная x бактерии может принимать значения, скажем, L и R, где L — это переменная, заставляющая бактерию плыть вправо, а L — влево. Здесь определение приводит к мысли, что R означает «еда справа», а L означает «еда слева». Переменная x содержит эту информацию. Если по какой-то причине переменная x находится в L, а еда оказалась справа, то информация, содержащаяся в x, «неверна». Это очень косвенное и в некотором смысле дефляционное понятие истины, основанное на эффективности следствия признания чего-либо истинным. (Приблизительно крупнозернистое знание остается знанием в той мере, в какой оно эффективно. Чтобы его детализировать, нам нужны дополнительные знания, более мощные, потому что они более эффективны.) Обратите внимание, что это понятие истины очень близко к понятию истины, распространено сегодня в естественных науках, когда мы говорим, что «истинность» теории — это успех ее предсказаний. На самом деле это то же самое.

V.   Рассмотренное здесь определение «осмысленного» не относится непосредственно к чему-либо ментальному. Чтобы иметь что-то ментальное, вам нужен разум, а чтобы иметь разум, вам нужен мозг и его богатая способность обрабатывать информацию и работать с ней. Вопрос, рассматриваемый здесь, заключается в том, что является физической основой информации, с которой работает мозг. Предлагаемый ответ заключается в том, что это просто физическая корреляция между внутренними и внешними переменными, прямо или косвенно влияющими на выживание.»

Я эти пять пунктов сведу к упрощенному примеру и эйдосу значимых понятий.

Представим себе такой простой эмпирический пример.
Так общеизвестно, что от огня предметы нагреваются – корреляция  (1). Но когда мы используем газ для подогрева чайника, или плавления металла как корреляцию – это приобретает значение факта в нашей жизни (2). Тогда, процесс нагрева приобретает технологические возможности, то есть этот факт приобретают смысл (3). Когда  в ходе изобретательности среди фактов мы находим в энергозатратных процессах комбинационные эффективные смысловые решения технологий имеющие общественную значимость (4), то это повышает наши шансы на выживание (5).

Все пять пунктов определения информации Карло Ровелли имеют кумулятивную связность, сущностью которой является общезначимый факт. То есть, как бы «на лицо» все признаки эйдетической (символической) организации, имеющие оттенок экзистенциальности:

корреляции – факт  – смысл  – значимость – выживаемость  (1)

В этом эйдосе факт это онтологическое «одно» где его эффективность как значимую, можно оценить только в конструктивном единстве технологий с другими фактами как «многое».

Заключение:

Подводя итоги вышеприведенным рассуждениям хотелось бы отметить следующее:

- само исследование учеными эпистемической сущности (феномен/ноумен) информации приводит к рефлексивному эйдосу (1) носящему когнитивный характер. Тем самым подтверждающий гипотезу жизни как «обучения» в результате инфо-аутопоэза;

- онтологические поиски «первокирпичика» сводятся к тому, что на самом деле им является некий, абсолютно абстрактный цикл. Да, мы (я) не можем избежать своей экзистенциальности, и потому этот цикл сводит к известному нам механическому круговому, вращательному, спиновому движению, различных форм автоколебательных явлений. А так же к различным формам метаболизма, например: агрегация/распад, анаболизм/катаболизм, dS/dE, и т.п.

- такое (выше) представление об информации повышает возможности когнитивной «оптики» интеллекта «рассмотреть» феномен жизни как двойственной субстанциальной сущности, связав циклическое единство мира («все связано со всем») с диалектической конвергентной парой: репликации/корреляции, которая возносит иерархически («древо жизни») организменность до уровня человека, сочетающего в себе двойственность: женское/мужское (пусть в представлении теорий Геодакян  В.А.).

- то, что в нумерологическом ряду значимость цикла, как единая единичность занимает первое место носит в себе определенную тайну, поскольку предшествует двойственности субстанций (причины самой себя). Цикличность может планковской частотой в теории суперструн; может быть частью фрактальности; конструктивной особенностью строительства (расположения этажей, окон, ...); основой станкостроения как цикличность обработки; любой организации и организменности; восхода и захода солнца, сменой сезонности; темпоральностью процессов; необходимой процедурной частью компьютерных программ; и т.д. и т.п.

- наконец, цикл как нумерологическая единица, дает ответ на природу сингулярности как субстанциального отношения двойственности: пассивное/активное ~ 1. Становится онтологически понятным значение сингулярности в понимании организменного здоровья, как телеологии [6].

- теперь, используя интеллектуальное свойство эйдоса в минимальной структурности вмещать максимальную содержательность, можно построить символичный методический эйдос базовых онтологических понятий, связанную нумерологически:

цикличность – субстанциональность – информационность – конструктивность – системность  (2)

- в этом эйдосе обращает на себя внимание, что информативность на третьем статусе. Т.е. тот красивый императив, который был выдвинут когда-то: «Все из бита!», не совсем соответствует истине. Та «разница» о которой говорил Грегори Бейтсон, должна быть до феномена информации. Т.е. ей уже должна предшествовать субстанциональность как роли. Пусть даже это будет примитивный прямоугольные импульсы – «корм» вычислительной техники. Так у него есть вертикальный динамический участок (активного) и горизонтальный статический участок (пассивного). Да, это один и тот же сигнал (так же как мужчина и женщина это один человек как продолжатель рода), но его компоненты выполняют субстанциальные роли.

- гомология между эйдосами (1) и (2) показывает, что экзистенциальный смысл воспроизводится прежде всего информационностью как одно-статусные. Такое понимание нисколько не уменьшает императив А.Ф. Лосева: «Эйдос есть смысл».

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (11)

Тема: Концептуальное мышление

Источники:

- https://www.mdpi.com/journal/proceedings - журналы серии Proceedings.

- https://www.mdpi.com/2504-3900/81/1    Конкретный журнал - Proceedings, 2022, IS4SI 2021, посвященный большой конференции на тему информации.

- [1] https://www.mdpi.com/2504-3900/81/1/39/htm - конкретная статья

Relational Structure of Conceptual Spaces.  (Реляционная структура концептуальных пространств).

By  Mark Burgin , José María Díaz-Nafría .

- [2] Вспомогательная статья из предыдущей: Gärdenfors, P. Conceptual Spaces as a Framework for Knowledge Representation. Mind Matter 2004, 2, 9–27. [Google Scholar]

https://www.cc.gatech.edu/classes/AY2018/cs8803cc_spring/research_papers/gaerdenfors.pdf

***

Проповедь:

Откуда пришло понимания концепции, как некой интегральной «единицы» интеллектуальной когнитивной деятельности? Вот в последней статье есть интересные соображения и любопытные картинки на этот счет, которым я предложу свое толкование в контексте эйдетической онтологии.

***

Картинка из последней [2] статьи:

Очень удачная картинка позволяет показать кумулятивный принцип Бартини – Кузнецова, обобщенный мной до уровня двойственной субстанциальности (активного – А и пассивного – П):

объект*(1/А – П/А – П/АА – ПП/АА – ПП/ААА)

Издревле была известная диалектическая пара: качество – количество; различие – тождество, которой в эйдосе соответствует два первых члена: 1/А – П/А ..., из которой видно, что и количество, и тождество, суть отношение (соответствие) неких двух субстанциальностей (П/А) - сущность.

Как указывают авторы концептуального мышления – оно всегда абстрагировано. Поэтому представление о цилиндре можно представить себе неким исходным качеством, если понимать его в аристотелевском смысле, его «Категорий» как различные вещи. Т.е. цилиндрический прут, это не  квадратный, не шестигранный прут. Как качество его отличает свой ведущий признак (круговое сечение).

Если рассматривать качество как некое всевозможное разнообразие (1/А), то так можно «свалиться» в хаос. Поэтому классической формой диалектики (А.Ф. Лосев) было положение, что «если есть нечто, то есть и иное». Поэтому, втором этапом концептуального построения, качество необходимо его ограничить (зафиксировать). Для эйдоса это значит сформировать некую сущность («одно»), которой будет являться некий эталон (тождество), качественная мера (П/А). Теперь, относительно этого эталона, можно судить цилиндры сравнивая их между собой (по толщине и высоте) на «больше», «меньше»  или «равно» (П/АА). Возможности операции «равно», позволяют нам перейти к более общей категории – количества (ПП/АА) однородных объектов.   А затем и порядок групп разнородных объектов (ПП/ААА). Таким образом кумулятивность когнитивных операций в отношении качества и количества сводится к такому эйдосу:

качество – эталон – сравнение – количество – порядок групп

Однако, такая концептуальность в отношении соотношения качества и количества, не дает нам возможности «привязать» наши исходные качества, к реальному геометрическому пространству. Иначе мы не сможем сопоставлять рисунки по смыслу. При таком выборе качества как объект цилиндр, для понимания концепта человека и обезьяны (их различия и тождества), нам нужен эйдос линейной геометрии, с ведущими субстанциями: направление (активное) и протяженности (пассивное):

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

где линия – это сущность, диалектическое единство («/») протяженность/направление.

Этот эйдос дает когнитивное понимание "фигурности".

***

Автор [2] пишет:

«В когнитивной науке в настоящее время преобладают два подхода к проблеме моделирования репрезентаций. Символический подход исходит из предположения, что когнитивные системы должны моделироваться машинами Тьюринга. С этой точки зрения познание рассматривается как по существу связанное с манипулированием символами. Второй подход — ассоциативизм, при котором ассоциации между разного рода информационными элементами несут основное бремя репрезентации. Коннекционизм — это частный случай ассоциативизма, который моделирует ассоциации искусственными нейронными сетями. И у символического, и у ассоциативного подходов есть свои преимущества и недостатки. Их часто представляют, как конкурирующие парадигмы, но, поскольку они решают когнитивные проблемы на разных уровнях, позже я утверждаю, что их следует рассматривать скорее, как взаимодополняющие методологии.»

В более поздней по времени работе [1], эти отношения усложнились. Но сам факт того, что «все связано со всем» именно отношениями, никуда не делся. Отношения в эйдетическом концепте – это активное. Поэтому есть смысл повторить принцип сосуществования и развития: «приоритет активного над паритетом пассивного».

Мне не приходилось встречать хорошего, до конца разработанного концептуального направления. Подозреваю, что без позиционирования на эйдосах, это сделать невозможно.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (12)

Тема:  Нумерологическая мудрость в концептуальном мышлении

Источники:

https://argoseye.wordpress.com/ - индивидуальный сайт исследователя, посвящённый возникновению жизни.

 - https://argoseye.wordpress.com/2022/04/08/alien-life-as-an-observer/ - конкретный пост (из последних) посвященный концентрации воззрений на такое возникновение.

Переведенная копия поста:   https://disk.yandex.ru/i/W6CkvBYk6b-byA

 

Проповедь:

- «В целом», это одно из предельных философских обобщений (как ее цель), представленных нам (наблюдателям) в доступной для формирования смысла форме, которую можно сформулировать так:

природа использует кумулятивно нумерологический порядок в своем развитии.

- «В частности», красиво рассматривается частный вариант развития, когда «субъект» и «объект» (наблюдатель и наблюдаемое) находятся в равной позиции:

«Похоже, что на ранних этапах жизни не было различия между генотипом и фенотипом, они оба были одинаковыми.»

***

Содержание статьи:

Автор пытается понять: «А как возможно самонаблюдение (самореферентность) исходно?»

И поскольку мы эволюционируем от конкретности к абстракциям, то на первом этапе он предполагает, что если есть теплое и холодное, светлое и темное, то должны быть из единого мира выделены два начала для такого представления. Визуально, это белое и черное (как репрезентация).

Тут важно понимать, что это качественное выделение, которое способно между собой мультиплицировать. Зная, что в любой организации живого присутствуют пять типов нуклеотидов, что мир ДНК отличается мира ДНК на один нуклеотид, автор приходит к выводу, что область «взаимного видения» составляет три нуклеотида. Вот эта базовое представление автора алфавитно и визуально:

«Алгоритм визуального представления последовательностей РНК/ДНК, который я придумал много лет назад, основан на пяти дискретных значениях шкалы серого, где U = черный, C =темный, A =серый, G =светлый, T = белый и матрице 3×4 в виде структуры из 12 позиций. (Рис.1, 2 и 3)»

 

Рис.2 Основания РНК и ДНК как два подмножества шкалы серого

То есть, мы как одна из «половин» этого отношения уже обречены «не видеть» вторую «половину» субстанциального исходного устройства мира. Что мы и имеем в натуре при организации сущности, как пассивное/активное. Например, в определении скорости как s/t, мы не можем принципиально «видеть» t (время). И так в любых диалектических парах («П/А»), где «/» - символ диалектического единства.

Таким образом, стало возможным, что любая линейная последовательность РНК/ДНК может быть представлена в виде серии двумерных изображений со специфическими (визуальными) свойствами. Легко заметить, что такое представление РНК / ДНК в виде 2D-изображения раскрывает многие особенности последовательности, которые остаются незамеченными в стандартном представлении линейного алфавита.

Следующий вывод автор делает, что именно триада (кодон) послужила «взаимо-видению» ДНК и РНК и передачи этого изображения на белок от пассивной (хранилище, ДНК) к активной половине мира - белку. Что полностью соответствует нашему эйдетическому представлению ДНК:

нуклеотид – пара – кодон – ген – геном

Далее идут уже комбинаторные рассуждения, поскольку «свое» (четыре нуклеотида) и «иное» (три нуклеотида) составляет комбинационное множество возможных картин мира. И что особо интересно, комбинации проявили появления энтропии в двух ее аспектах (приложение 1): высокую организованность многообразий (асимметрий) с минимум энтропии и низкую организованность с максимумом энтропии (симметрия). Все эти представления полностью согласуются с эйдосом видов движений [Х]:

субстанциальное – фазовое – структурное – комбинационное – стохастическое

В качестве исходной диалектической пары автором взята эквивалентность нашего представления архэ: вещественность/энергийность  ~    поглощение/излучение  ~ темнота/свет ...

***

Выводы:

Структура физических размерностей, предложенная Бартини-Кузнецовым, расширенная до субстанциального  (1/А – П/А – П/АА – ПП/АА – ПП/ААА), может быть представлена еще более абстрактно (онтологически) – нумерологически: (1 – 2 – 3 – 4 – 5). Такое организменное представление, например, используется в восточной философии в двух кумулятивных теориях с номинациями: Инь-Ян (2) и  У-Син (5).

Это не значит, что номинации 1, 3, 4 не существует! Это означает просто, что для нас – наблюдателей, она носит более не явный характер. Так, номинация 1 – это никак не «атом» Демокрита, поскольку где же тогда «окружение»? Т.е. исходя из нашего субъективного опыта, одним из вариантов таких умозрительных представлений может быть некая неразличимая моно-процессуальность (Спиноза), которая для физического мира, к примеру, символизируется гармоничным автоколебанием (цикличностью).

То же самое с номинацией 3, которая так привлекает отечественных философов. В философии это чаще всего символ становления. В теологии – это принцип преемственности («Во имя отца, сына, и святого духа»). А вот у автора статьи, под этим нумерологическим символом проявляется коммутация «одно» и «многое», которая хорошо согласуется с триадой Ж. Лакана [Х]:

Реальное/Воображаемое ~ Символичное

Автор статьи мне импонирует тем, что не пытается гипертрофировать какую-то нумерологическую номинацию (в ущерб кумулятивности)! Их предел (пять) он берет из примеров природы, у которой 5-ть ведущих нуклеотидов, позволяющих ей воспроизводить субстанциально-двойственную жизнь через ограничение (3х4), используя композиционную свободу перестановок, а в итоге всю палитру (1 – 2 – 3 – 4 – 5) . Инверсия такой  комбинаторики, и наводит автора на мысль комплементарного соответствия: (наблюдаемого/наблюдающего ~ 1), как способ  конструктивной  самодостаточности мира (Рис.22 предлагаемой статьи)

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (13)

Тема:  Онтологическая сингулярность как начало физики

Источники:

The Main Hypotheses and Conclusions in the Model of Real Physical Space (Основные гипотезы и выводы в модели реального физического пространства)

Valeriy P Polulyakh (Валерий Павлович Полулях)

Published 2016

https://www.academia.edu/21882974/The_Main_Hypotheses_and_Conclusions_in_the_Model_of_Real_Physical_Space

 

Проповедь:

- Онтологическая сингулярность как признание важности единичности, представляет собой сущность любого эйдоса (2-й статус). В субстанциальном представлении, являет собой диалектическое единство («/» - символ этого единства) как некое фундаментальное соответствие свойственное всему миру: пассивное/активное.

Первая же формулировка указанного автора статьи указывает на физическую природу онтологической сингулярности (m – масса, V – объем, П – константа пропорциональности):

«Π(dm/dt) = dV/dt       (1)»

Это следует из того факта, что  «время» (t) – это чисто социальное изобретение! А в природе есть (Аристотель, «Физика») исключительно движение, которому индивид сопоставил свою (сингулярную) меру.  То есть,  мы можем это уравнение привести к сингулярному виду, приведя системой единиц константу пропорциональности к виду П=1:

  dV/dm=1

 

Содержание статьи (выделено мной – В.С.):

Эта формула - dV/dm=1, в каком-то смысле, напоминает нам формулу Эйнштейна: mcc/E=1. И эта параллель имеет глубокий смысл, который ей придавал такой ученый как Н.А. Козырев.

1) Автор напоминает нам, что на природу пространство было  как бы два взгляда: как некая абсолютность (Ньютон) и некая релятивность (Эйнштейн, с его ОТО). Эти два взгляда на пространство, предполагали и несколько отличную его метрику: евклидову у Ньютона и метрику на основе представлений ученого Клиффорда. В основе представлений Клиффорда лежала идея пространства как некой субстанции.

Тут мы можем удачно вспомнить о представлении «материи» как некого меона у античных философов, который обладал колоссальными потенциальными возможностями формообразования.

 

2) Исходя из имеющихся представлений, автор статьи выдвигает такую гипотезу, в которой «масса» имеет характер модальной «возможности», а характер ее формирования в истории, где на нее действует эффект кумулятивности, создает модальный эффект «необходимости»:

«Таким образом, создание материи и рост нашего мира являются взаимосвязанными процессами. Самым трудным в психологическом плане шагом было применение представления о реальности физического пространства к микромиру. Мы привыкли представлять частицу как образование, существующее в вакууме. Грубо говоря, частица — это сущность, существующая в небытии. В новой картине частица — это дыра или дефект в реальном физическом пространстве, которое теперь является сущностью, а не пустотой. Внутри частицы нет стандартного физического пространства. Этот дефект, или другая фаза пространства, окружен нашим физическим пространством, и поверхность этого дефекта имеет энергию поверхностного натяжения, которая представляет собой энергию покоя этой частицы. В некотором смысле частица — это «свободный объем», в котором живет другая пространственная фаза. Если нет «свободного объема», то нет жизненного пространства для новой пространственной фазы, представляющей собой смесь кварков или любой другой теоретической конструкции. В этой фазе внутреннее давление компенсируется поверхностным натяжением внешнего физического пространства.»

Исходно, пространство понимается автором как некая сверхпроводящая жидкость (однородная и изотропная), создающая эффект эвклидова пространства. Эффекты «вещества» создаются некими неоднородностями этого пространства, причинно-следственное взаимодействие которых и ведет к само-усложению пространства.

 

3) Такое представление об основном устройстве физического мира ведет к ряду положений:

«Таким образом, наше качественное представление о тонкой структуре физического пространства состоит в следующем.

1.    Физическое пространство имеет структуру, аналогичную полимерной сетке.

2.    На этапе фазового перехода от изначального пространства к физическому создается количество единиц свободного объема на м3 нового плоского метрического (евклидова) объема. При объеме нашего Мира ~ 1080 м3 и количестве протонов ~ 1080, то есть один свободный объем приходится на ~ 1 м3 физического пространства.

3.    Фермионы живут в свободном объеме – один идентичный фермион на единицу.

4.    Взаимодействие между фермионами осуществляется бозонами, которые являются поперечными колебаниями пространственной сети. Поскольку для любого направления возможны только две поперечные моды колебаний, электромагнитные волны имеют две поляризации. Картина вибрации космической сети аналогична вибрации паутины пойманной мухи. Разница в том, что космическая сеть трехмерна.

5.    Гравитация передается посредством напряжения сетевой структуры между единицами свободного объема.

6.    Рождение пары частица-античастица – следствие разрыва пространственной сети, а аннигиляция – ее самовосстановление. Это происходит, когда бозон (вибрация космической сети) имеет достаточно энергии, чтобы создать массу покоя частицы. Этот процесс не может происходить в пустом пространстве, а только вблизи атомного ядра для сохранения импульса. После аннигиляции (самовосстановления) энергия снова возвращается в форму вибрации пространственной сети, то есть в бозоны.»

Вот здесь я обращаю внимание на первый пункт о «полимерной сетке» (античная идея развития на оси «одно»-«многое», и то, что субстанциальная двойственность в реальности определяется двойственность поведений фермионов и бозонов (в нашей субстанциальной нотации: фермионы/бозоны).

«Таким образом, различие между фермионами и бозонами является принципиальным. Фермионы — это элементы самотождественной материи, заполняющие свободный объем, тогда как бозоны — это просто процесс распространения по пространственной сети, передающий энергию взаимодействия от одного фермиона к другому. Таким образом, фермионы и космическая сеть являются долговременными сущностями, а бозоны — лишь временным возбуждением последних.» 

4) Автор приводит многочисленные доказательства своего взгляда на устройство мира, среди которых важно отметить его отношение к энергии:

«В духе древних греков вначале был хаос - патологическое пространство. В процессе непрерывной эволюции образовалось метрическое пространство, в котором мы можем определить понятие энергии. То есть энергия имеет чисто эволюционное происхождение и ее закон сохранения не нарушается после образования метрического пространства в отличие от ОТО. В не метрическом пространстве понятие энергии не определено. Какие законы управляют эволюцией космоса? После появления метрики эволюцию определял Поток Риччи, который перестает изменять пространство после того, как оно становится плоским евклидовым пространством.»

То есть энергия с ее метрологическими свойствами появилась (или проявилась) на определенном эволюционном этапе.

 

5) Интересны (и философичны) рассуждения автора о взаимодействии между математикой и физикой:

«В модели есть два сходящихся мира: математический и физический. Принципиальная разница в том, что физика оперирует материей, а математика этого не требует. Момент появления частиц является водоразделом. Это, однако, не означает, что мир без частиц не является реальностью. Просто физика в таком мире уступает математике первенство, хотя она все еще может функционировать, если признает реальность этого мира. Конечно, предстоит большая работа по развитию модели.»

Как мы видим, та двойственность, которая в философии известна как диалектическое единство: «материальное»/«идеальное», остается «в силе» в любых учениях.

 

Вывод «брутто»:

1) Для онтологии, как технологии создания мира, важна совпадение собственных представлений в предельном обобщении, с эмпирическими и теоретическими моментами самых «широких» (Теория Всего) представлений. В этой части статья представляет все возможности такой верификации.

2) Автор вводит свой исходный «элемент» (первокирпичик) устройства мира, назвав его – эластон:

«Довольно скоро после начала этого исследования я пришел к идее эластона как источника материи. Однако, в отличие от картины Клиффорда, в этой модели эластон является не материей, а лишь предматерией

Очень знаменательно, что этот самый эластон двойственен:

« ... ««сжатое» пространство, с ненулевой «упругой» энергией и отсутствием частиц, которое мы будем называть эластоном. За счет «упругой» энергии может быть создана масса (dm) и объем физического пространства (dV).»

Такое его определение сильно коррелирует с представлением об эйдетической сущности.

«С энергетической точки зрения эволюция пространства выглядит следующим образом: свободная энергия пространства уменьшается dG/dt < 0, объем увеличивается, dV/dt > 0.

Это означает, что эволюция нашего Мира подпитывается свободной энергией эластонов и продолжается до сих пор в этом возрасте, в отличие от модели Большого Взрыва, где давным-давно произошел какой-то мгновенный процесс, результаты которого мы наблюдаем до сих пор. Новые разнообразные структуры возникают за счет упругой энергии эластонов. Наш Мир – это открытая система, создающая свой порядок за счет утекающей из эластонов свободной энергии. Это может произойти только благодаря тому, что вся система евклидова сечения пространства и эластонов далека от термодинамического равновесия.»

Здесь опять проявляется та идея. которую мы проводим в онтологии – о наличии глобального органического метаболизма, в котором энергия (dG/dt < 0), растрачивается на создание структуры (dV/dt > 0).

3) Удачно разработанное Г. Перельманом представление о потоках Риччи (аналог тепловых) гармонично вписываются в эти представления:

«В нашей модели пространство снаружи эластона всегда является неизменным евклидовым, но не неподвижным, как ньютоновское пространство. Изменчивость пространства имеет место только внутри и на границе эластонов. Неизменяемость конечного евклидова пространства является следствием свойства потока Риччи, не влияющего на плоское пространство. Новорожденное пространство, определяемое dV/dt локально, есть абсолютное пространство в ньютоновском смысле, за исключением «неподвижности». То есть ньютоновское пространство служит сечениями декартова «гидродинамического» пространства.»

То есть, потоки Риччи действуют как некие гармонизаторы устройства мира (не трогая того, где эта гармония установилась). И наоборот, подобно тому, как нагреваемый резиновый шар расправляет на своем теле неровности, потоки Риччи поддерживают динамическую гармонию ««гидродинамического» пространства», о которых я писал в представлениях о здоровье организменности.

А вот объяснение наличию «квадратичности» во всех эйдосах на 4-м статусе:

«При dm/dt ~ t2 скорость расширения не меняется, ускорение становится равным нулю и Мир раздувается с постоянной скоростью. Если n>2, то Мир расширяется с положительным ускорением. В противоположном случае n<2 ускорение становится отрицательным и расширение замедляется. Случай dm/dt = 0 очевиден – объем Мира постоянен.»

Это хорошее подспорье к тому пониманию эйдосов, как объектов интеллектуальной конструктивности мира (семиотический инвариант), где царствует оптимальность «элементов» (N) и их «связей» в квадратичном (матричном) взаимодействии (NN): n=2 (все связано со всем).

 

Вывод «нетто»:    

С точки зрения научно-технического прогресса, самый мощный по удельному весу применения интеллектуальный инструмент – это число, сущность которого бескачественное знаковое полагание (знак/полагание =1) как единичность.

С онтологической точки зрения это подтверждение тому, что «генетика» (диалектика) развития мира, как сингулярность, неизменна от самого «дна» устройства мира, начинающегося с отдельных частиц, до самого его «верха» сложности, представленной вершиной биосферы – индивидом (homo sapiens).

Способ поддержания этой сингулярности – это само-усложняющийся («одно»-«многое») метаболический поток субстанциальностей, являющимся ведущим инвариантом этого развития: пассивное/активное ~1, как начало динамической гармонии. Эмпирикой такого представления в организационном плане может служить представление  о системном здоровье как идеале организменной гармонии.

Аватар пользователя Victor

Социальные инварианты (консилиум врачей)

1. «Эйдос есть смысл»

Мы как-то не сомневаемся в социальной роли числа. Его особенность в том, что оно служит обществу во всех своих отношениях. С позиции эйдетической онтологии – это потому, что число представляет собой онтологический безусловный организационный самоподобный инвариант, обоснованный формально в работе А.Ф. Лосева «Диалектические основы математики». В нашей номинации он имеет вид:

полагание – единица – ряд – группировки (разряда) – представление (1)

Именно потому, что число, как и другие эйдосы служат организации между людьми, А.Ф. Лосев писал в своих трудах:  «Эйдос есть смысл». Само слово «смысл» имеет широчайший диапазон, от смысла жизни в нашей вселенной до смысла чистить зубы. Этиология слова: «с-мыслью» уже намекает нам на роль мышления в жизни индивида.

В отношении мышления и мысли все было сказано еще до нас Гермесом в его первом принципе:

«Всё есть Мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ.»

Квантор всеобщности «Всё» - это конечно преувеличение, поскольку мысли, в первую очередь, присущ важнейший атрибут – движение. Но мы можем уверенно сказать, исходя из концепции Жака Лакана о Воображаемом [Х] , что на «половину» субстанциального «пространства» в организации сущности, наверное, претендовать может:

Реальное/Воображаемое ~ Символичное ~ 1 ~ вещественное/энергийное ~ ... ,

 (здесь «/» - символ диалектического единства). Конечно если преодолеть соответствующую мистерию этого вопроса («мозговоедения»), с чем удачно справляется такой ученый как Карл Фристон, который удачно связываем мыслительные процессы с принципом минимизации свободной энергии.

Кстати говоря, важнейший инвариант  в физике – закон сохранения энергии дает нам повод для размышления. И мы использовали его в формировании архэ [Х], взяв за основание преобразовательную форму А. Эйнштейна: mcc/E=1.

 

2. Возможна ли «социальная арифметика»

Продолжением числа (следующим «этажом») служит эйдос арифметических операций:

непрерывность – дискрет – сложение – умножение – степень  (2)

Если понимать онтологию как технологию (в историческом контексте – это именно так), то возникает вопрос: откуда и как появляются социальные инварианты? И насколько отчетливо мы их понимаем?

В настоящее время о социальных инвариантах говорят исключительно в публицистической литературе. Вот, например, достойная интересная статья: Е.В. Панина «Образ будущего: основы национальной идеологи для современной России», где она, в характерной для России манере антагонистического противопоставления (наследие Гегеля), декларирует цивилизационные идеологемы, в частности (цитаты частично):

  • «Коллективизм вместо эгоизма;
  • Солидарность ценнее конкуренции;»

Так вот, я против «анти-» идеологем, из-за отсутствия конструктивности! И согласно моих представлений, эгоизм и альтруизм должны быть в гармонии, который отражает онтологический инвариант сингулярности («/» - символ диалектического единства):

эгоизм/альтруизм ~ 1.

То же самое касается и в отношении конкуренции, которой россияне, насмотревшись на так называемых либералов, как бы «брезгуют». А я полагаю, что в социуме должна действовать сингулярная диалектическая пара:

сотрудничество/конкуренция ~ 1.

В моих представлениях, это организационная форма вселенского организменного метаболизма, составляющего сущность нашей жизни, на ряду с такими конвергенциями как:

анаболизм/катаболизм ~ агрегация/распад  ~  ... ~ пассивное/активное ~ 1.

Именно гиперболизация таких нравственных «орто-» пар  как: «добро»/«зло» (читай классическую литературу от Владимира Маяковского «Что такое хорошо, и что такое плохо?») до антагонистического «анти-» состояния, порождает у общества соответствую необъяснимую нетерпимость «нечто» к «иному».

Причину этого я вижу в современной философии и, в частности,  онтологии. В ее несоответствии научно-техническому прогрессу. Причем, если в физике открыто и явно заявляют о ее кризисе, то в философии этого нет. Нет потому, что  на этот кризис «указать пальцем» в философии как в физике нельзя (например, о несводимости квантовой механики и эйнштейновской ОТО в единую теорию (Теорию Всего)), благодаря отсутствию позиционирования в самом широком смысле.

 

3. Позиционирование как возможность моделирования жизни

Ясно, что в природе такое проектное позиционирование присутствует, иначе бы, нас здесь не было. Как мне представляется (из исследованного), такое позиционирование в онтологии (как технологи) возможно на основе  двух субстанций (активной и пассивной), которые участвуют в организации любых эйдосов. 

В качестве очередного примера проявления лосевского смысла в эйдосе, рассмотрим простейший пример поддержание здоровья как социального инварианта, подразумевая под этим нечто большее. Простейшим инструментом, окликающимся на наше здоровье служит термометр. Попробуем про-этапировать ход  нашего мышления, когда мы отклоняемся от нормы здоровья, в эйдетической концепции.

Поскольку ассоциативное мышление использует категориальную сущностную пару уникальное/универсальное, то мы выпишем несколько эйдосов, что бы легче было использовать идею универсального эйдоса, для получения социального эйдоса:

явление – опыт – анализ – знание – синтез  (3)

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура (4)

идентификация – соответствие – выбор – структуризация – композиция (5)

Все они имеют кумулятивный характер своей конструктивности, наращиваемый от общего к частному. Но к нашему случаю «ближе» всего эйдетическая (программная) логика (5). Тогда обозначим конспективно ход нашего мышления:

1) меряем (идентифицируем) температуру Т (пусть будет 39 градусов) (1/А);

2) определяем ее соответствие норме как отношение (То/Т) как сущности: (П/А) ;

3) переходим от «одного» к «многому» через процедуру становления, для логики, в частности, исполняемой выбором. Пользуемся программной номинацией, чтобы выразить эту операцию:

Если  (То/Т>1) Тогда

       // направляемся в элемент структры «восполительный процесс»»

Иначе

       //направляемся в элемент структуры «норма»;

Конец Если;

Компьютерный смысл этого выражения: структурная развилка (бифуркация), где двойственность оператора (равно «==», неравно «/=») приводит к возможной двойственности операндов. Это самая интимная и сакральная часть природы, которую она долго «прятала» от индивидов «под крышей» термина «противоречий» (В.В. Демьянов "Эвалектика ноосферы").

Вся «тайна» этого статуса, на примере механики, сводится к преобразованию движения. Например, в двигателе внутреннего сгорания, это преобразование осуществляет кулиса, когда она "разводит" единое движение на два направления: линейное и круговое с соответствующим конструктивным оформлением (цилиндры и коленвал).

4) в структуре наших представлений о  заболевании (как отклонении организма от нормы), мы можем в «клеточке» структуры с названием «воспалительный процесс» поставить некой переменной Состояние присвоить значение «истина»: Состояние=истина (1)

5) Этому структурному Состоянию, несущему в себе признак «воспалительный процесс» может быть присуща, и композиция средств лечения: «принять аспирин»,  «пить горячий чай с молоком и медом» и т.п.

Конечно же, такое представление требует от читателя довольно профессионального представления о программировании и физиологии организма. Ведь температура Т может быть и меньше нормальной То=36,6 (например, 35 градусов) и это будет, условно говоря «астения» в структурировании. Не будем разбирать все варианты. Просто представим себе, что проблему рассматривает консилиум врачей. И если вникнуть в их базовую терминологию, то можно понять следующее, абстрагируясь в известной степени:

В конечном итоге на «вход» можно подавать различные медицинские симптомы как факты (активное). И на основе их и собственного опыта, консилиуму делать соответствующие утверждения  (пассивное/активное). Эти утверждения в результате согласования (фактов утверждениям) врачей, приводят к определенному диагнозу, на основании которого назначается лечение. Получается такой, думаю, что имеющий определенный смысл, эйдос консилиума:

факт – утверждение – согласование – диагноз - лечение

Чисто интуитивно, он всегда, по жизни, напоминал мне эйдос шахматной игры [Эйдос. Когнитивные трудности постижения]:

поле – позиция – ход – позиционность – мат (пат)

где сущность шахмат: позиция = фигура/поле как диалектическое единство, а диагноз напоминает позиционную ситуацию неопределенности в шахматах, перед тем как выбрать поле,  фигуру на нем (позицию) и сделать ход, перейдя в другую позицию. И так по циклу очередности.

Самое сложное в составлении эйдосов – это семантика слов, поскольку сам эйдос, с высоких позиций – это семиотический инвариант (от логоса). Так, «широкий» термин факт, для данного случая, вполне можно было бы заменить более «узким» - симптом. Однако, ясно что профессиональная компетенция ограничивает наши возможности. 

 

4. Заключение

4.1. Фактически, медицинский консилиум как некая организованность завершающая свой смысл рекомендацией лечения, несет в себе некий статистический смысл, подтверждающий достоверность диагноза. Онтологически, это связно с тем, что область «многое», в котором и происходит, как правило по методу «дерева решения» поиск диагноза, всегда находится в области кибернетической неопределенности. Поэтому в протоколах консилиума и предусмотрено голосование. Это полностью согласуется с эйдосом типов движения [Х]:

субстанциальное – фазовое – структурное – комбинационное – стохастическое

из всех возможных комбинаций структурного «дерева решений» (модальность возможного) консилиум статистически (обратная сторона стохастики), голосованием выбирает (модальность необходимого) лечение.

4.2.  Надо сказать, что в разговорной речи мы пользуемся разнообразием уникальных слов для «вычисления смысла» в разговоре, понимая, что смысл «зашит» в нас как универсальное. А вот программирование построено на встречной идее универсального, что отражено в эйдосе (5), приводя текст программы только к необходимому ему уникальному.  Эту простую мысль важно понимать при построении ИИ.

4.3. По консилиуму врачей есть соответствующие правовые документы (протокол заседания консилиума врачей), где статистика проголосовавших имеет решающее значение. То есть, просто хочу напомнить, что стохастизм, в наших экзистенциальных умах, обладает наибольшим приоритетом интеллекта, если смотреть на это с позиции истины в эйдетическом выражении:

авторитетная - корреспондентская - конвенциональная - когерентная – прагматическая  ,

где прагматизм (доказательство практикой) выражает высшую истину в таком представлении.

4.4. Возвращаясь к социуму и его проблемам, необходимо напомнить, что интуитивно понятые инварианты в публицистическом отражении существуют. Та же Е.В. Панина, в своей вышеуказанной работе пишет (цитата полностью):

«Наши идеологемы:

  • Культ справедливости вместо культа эгоизма;
  • Восстановить справедливость – сбросить иго неолиберализма;
  • Справедливость – не значит уравниловка;
  • Главный принцип: от каждого – по способностям, каждому – по труду;
  • Справедливость – это равные стартовые возможности для всех;
  • Основа справедливости – распределение природной ренты между гражданами»

Здесь справедливость занимает ведущее место, и «главный принцип» интуитивно отражает двойственную структуру индивидов как: потребитель/производитель, который в случае динамической гармонии должен быть сингулярным:
потребитель/производитель ~ 1. Интуитивно полностью соглашаясь с высшей ролью справедливости, надо продвигать закон сингулярности до уровня «социальной арифметики».

Что из того, что его интуитивно декларируют? Для моделирования системного (структурно/функционального) общества на идеалах справедливости, необходимо знать и понимать его инварианты. Из которых важнейший и единственный для организменных представлений –  вариант оптимального (счастливого) устройства общества на основе представления гармонии, как системного здоровья [Х].

4.5. Социология, в виду отсутствия позиционирования, по большей части представляет собой публицистику, а не философию. Для этого есть свои онтологические причины. Так, в классическая физике, к примеру, субстанциальный базис как «пространство» и «время» экзистенциально легко постигаются через формулы и доказываются математическими средствами. Например, механический автоколебательный контур в эйдетическом представлении:

dm/dt – mv – m(dv/dt)  –  mvv/2 – mv(dv/dt)      

dk/dt  –  kx  –  k(dx/dt)  –  kxx/2 – kx(dx/dt)      

(m – масса, k – коэффициент упругости, x – координата смещения  v – скорость, t – время).

А вот в социологии такие субстанциональные «направляющие» пока не сформированы в полной мере, хотя все идет к тому.

Аватар пользователя Victor

Социальные инварианты (учетные операции)

1. Онтология как технология

О роли технологии уже было написана заметка   «Технология - бенефициар эволюции».  Но любая технология в конечном итоге «упирается» в определенные инварианты, представляющие собой по большей части, некие законы. Для физического мира таким законом является закон сохранения энергии. Один из вариантов его представления – формулу А. Эйнштейна в сингулярном виде: mcc/E=1, и была выбрана нами в качестве архэ «Роль архэ в формировании онтологической «картины мира»».

***

В предыдущей теме «Социальные инварианты (консилиум врачей)» была затронута тему здоровья и поддержание его в должном состоянии, для чего и служит консилиум врачей. Собственно, поддержание организма в определенном состоянии (гомеостаз и гомеорез) – это определенное свойство организменности.

Метафора «здоровья» в организменности очень емкая, поскольку имеет свое диалектическое выражение. Так, в рамках дарвинистских представлений, сущность будет диалектическим единством: постоянства/изменчивости («/» - символ диалектического единства). Если мы сделаем акцент на онтогенезе, то скорее всего (учитываем уровень компетенции), это можно обозначить как: гомеостаз/гомеорез.

{ Гомеостаз  — саморегуляция, способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия. Стремление системы воспроизводить себя, восстанавливать утраченное равновесие, преодолевать сопротивление внешней среды.

Гомеорез - Существование определенных онтогенетических путей, приводящих к возникновению стандартных фенотипов независимо от внешней среды и генетических воздействий;  }

Этот момент онтогенеза, что его нельзя организовать только аддитивно (сложить все химические элементы вместе). А уж тем более мультипликативно (установить связи)! Здесь мы встречаемся с самым труднейшим понимании эволюционного развития через принятие ведущей роли сингулярности (как эйдетической сущности), который был нами обозначен нами следующим образом [Онтология и теория систем]:

[П^1А^-1] → [П^2А^-2] → [П^3А^-3] → [П^4А^-4] → [П^5А^-5]

Смысл этого выражения незатейливый, и его можно понимать, как инвариант развития по «этажам» как закон сохранения сущности:

В процессе развития, системы сохраняют свою субстанциальную сущность [П/А].

В более бытовом выражении это можно отразить как организменную способность параллельно развивать как структуру (пассивное, П), так и функциональность (активное, А).

Это наглядно проявляется как в развитии живого в «эволюционном дереве», так и в развитии техники. Первые автомобили делали на основе обычных карет. Потом добавляли амортизаторы, делали современными колеса, рулевое управление и т.д. и тому подобное. Любая аддитивная структурная деталь должна была улучшать мультипликативно функционирование автомобиля, что и видно в современных люксовых моделях.

Сама идея дарвинисткой сущности как: постоянства/изменчивости, не «с неба свалилась»! Она есть продолжение закона сохранения энергии. Если мы возьмем механический колебательный контур в эйдетическом представлении,

dm/dt – mv – m(dv/dt)  –  mvv/2 – mv(dv/dt)     

dk/dt  –  kx  –  k(dx/dt)  –  kxx/2 – kx(dx/dt)    

(m – масса, k – коэффициент упругости, x – координата смещения  v – скорость, t – время), то можно показать [Эйдетический язык физики. Сила], что для идеально случая, закон сохранения энергий:

mvv/2 + kxx/2 = Const

можно свести к уравнению:

sin(ωt)sin(ωt) + cos(ωt)cos(ωt) = 1,

где ωω = k/m.

Другими словами, мы получили уравнение, символизирующее свою неизменную структуру, при непрерывном функционировании. С точки зрения онтологии, и «сердце» вселенной и организменное «сердце» бьётся по одним и тем же принципам, согласно закона сохранения сущности.

 

2. Учетные операции

Если мы возьмем и рассмотрим любой склад через «призму» субстанциальной двойственности, пусть это будет: частное/общее («/» - символ диалектического единства), то ясно, что товар на складе будет общим, а операции прихода и расхода (движение) будет у каждого свои – частные. Это позволяет нам умозрительно построить эйдос, отталкиваясь от представления эйдетической сущности учетных операций как: товар/движение.

Обозначим полученный или отгруженный товар термином партия, который будет некой учетной «единицей» (партия, не зависит от того, получаем ли мы ее или отдаем). Термином движение обозначим характер становления на складе между «общим» (остаток) и «частным» (партия) как приход или расход товара. Мы, проводя параллели, можем сказать, что здесь существует бифуркация: либо мы эту партию отдаем, либо мы ее получаем. Формализовать такое движение можно следующим образом логически:

Если «приход» Тогда

       остаток = остаток + партия ;

Иначе

       остаток = остаток – партия ;

Конец Если

Все события происходят во времени, поэтому учетные операции ведутся в привязке ко времени (месяц, квартал, год)

товар – партия – движение –  обороты – показатели

Наиболее распространённый вид показателей, имеет вид таблицы с такой структурой:

| наличие | приход | расход | остаток |

И если за период месяц с товаром «стол» происходили движения прихода +5+3 и движения расхода -2-1 при наличии на складе 10 штук, то итоговая арифметика будет следующей: 10+5+3-2-1=15.

Собственно, это все рассказывается не к тому, чтобы проверить арифметику, а к тому, что данный учетный эйдос гомологичен эйдосу арифметических операций:

непрерывность – дискрет – сложение – умножение – степень

и учетные операции возможны именно благодаря тому, что статусы движение и сложение (вычитание)  гомологичны друг другу! Из-за того, что эйдос числа построен как бескачественное (абстрактное) полагание.

Еще куда более абстрактно устроен учет бухгалтерских операций:

счет – операция – проводка – «шахматка» - отчеты

Суть проводки как онтологического становления здесь в том, что бифуркационный механизм двойственности здесь оформлен специфически наличием дебета и кредита, которые механизм «прихода» и «расхода» оформляют в интеллигентную (единую) проводку:

Счет (Дт) --- Счет (Кт) --- Сумма,

которая «расходует» кредит, и «приходует» дебет как единое движение (в рамках сохранности «нечто»). И опять же проводка осуществляется на 3-м статусе, где в арифметике сложение (вычитание), что позволяет привязывать к нему любую сумму.

 

3 Выводы

3.1. Учетные операции помогают организменности предприятий поддерживать метаболизм своего сосуществования. Для этого, в каждой бухгалтерии предприятия создаются отчетные формы, главные из которых две: Баланс (Форма 1) и Отчет о прибылях и убытках (Форма 2). Обе формы имеют характер двойственности: Форма 1 это двойственность актива и пассива. А Форма 2 это двойственность выручки (прихода) и расхода (затрат). Выручка и расходы  как положительная разница формируют прибыль, как отрицательная – убытки. Особенность капитализма в том, что прибыль и убытки принадлежат собственникам предприятия – они его владельцы.

Сами формы тоже отражают двойственность: Форма 1 отражает симметрию дарвинисткой устойчивости (постоянство, гомеостаз, пассивное) . А Форма 2 отражает асимметрию изменчивости (изменчивость, гомеорез, активное). Капитал, который возникает как следствие владения прибылью, принадлежит его владельцам.

3.2. Устойчивость предприятия, при наличии: выручка - расходы = 0, можно считать неким аналогом организменного гомеостаза, в рамках представления об онтологической сингулярности:  расходы/выручка=1. В рамках макроэкономики, это соответствует онтологической сингулярности на уровне всей экономики: предложение/спрос = 1. А если социальная справедливость нормативно в государстве оформлена соответственно, то это означает для каждого трудящегося соответствие : потребитель/производитель = 1.

Отметим интересное обстоятельство системной организации. Если смотреть на организационную структуру как двойственность производственно-потребительского движения прихода (Income) и расхода (Expenditure) с позиций сохранения (нечто), то можно прийти к некому символическому нормированному выражению, что весь мир представляет собой «нейронную» сеть (Наша Вселенная — огромная нейронная сеть).

В такой сети любой элемент любого уровня является неким преобразователем с «входа» на «выход» («черный ящик»). Такая картина очень сильно напоминает человеческий социум. Если «вход» обозначить через  I, а «выход» через E, то в предположении обмена нечто единого (например, энергии), то при условии устойчивости, получаем такую форму некого закона сохранения организменности:

I + E = 1  (1)  (аддитивная неизменность, к примеру, «массы») ;

E/I = 1      (2)  (мультипликативная неизменность, к примеру, «обмена веществ»)

Решением этой пары уравнений служит выражение:

 I = 1/2; E = 1/2 .

Идея такой организации мира была высказана давно (2009), в заметке «Принцип  «пятьдесят на пятьдесят»», но только недавно переосмыслена, в рамках достижения позиционности в онтологии, как проявление закона сохранения сущности, где онтологическая сингулярность ее проявление. Высшей формой такого представления в социальном оформлении служит представление о системной (организменной) гармонии как здоровье «Системное здоровье как идеал телеологии».

3.3.  Если сделать вывод «нетто» (в чистом виде), то учетные операции формируются по единому эйдетическому принципу. Где смысл всему (и им тоже) задает онтологическая сингулярность, ближе всего понимаемая человечеством через возможность оптимального поведения, теологический аспект которого «свыше», действует как дарвинистский отбор (постоянство/изменчивость ~1).

Такую «противоречивость» можно узреть в фотоне, который за период T своего изменчивого э-м «поведения», сдвигается на  величину длинны волны L, сохраняя между собой постоянное (сингулярное) отношение как скорость (метаболизма):
с = L/T ~1.

Позиционный принцип достоверности  (чего мы добиваемся) как раз-таки и позволяет проверит онтологию, сопоставив эйдос элементарных частиц:

нейтрино – фотон – электрон – протон – нейтрон,

и  эйдос фундаментальных физических констант:

G – с – k – h – e 

где скорость света гомологично (соответствие и есть истина) принадлежит фотону. (G – гравитационная постоянная, с – скорость света в вакууме, k – постоянная Больцмана, h – постоянная Планка (элементарный квант действия), e элементарный заряд.)

Какое отношение имеет физика к учетным операциям в хозяйственной среде социума? В первом приближении – подтверждает организационное самоподобное единство жизни космоса и социума, где дарвинистский отбор выполняет роль садовника, обрезая «эволюционное дерево» до нужных параметров  гармоничного развития.

А индивидов приучает к мысли, что социальные технологии – это продолжение позиционной онтологии, согласно которой любые «измы» - это социальные (и интеллектуальные) «болезни», поскольку системное здоровье  оно исключительно одно (смысл гармонии - безальтернативность)!

Аватар пользователя Victor

Социальные инварианты (дискурс)

1. Язык

Прежде чем углубиться в тему, отметим такой интересный момент, что если мы попытаемся выстроить иерархию интеллектуальных «инструментов», то, пожалуй. на вершине его будет язык. Мы уже отмечали тот факт, что язык построен на основе эйдоса неким валентным образом, допускающим пропуск определенных статусов. Но тем не менее «вниз», на уровне организации слов он имеет «жесткую» структуру. В соответствии с последними представлениями, структура слова (морфемы), имеют вид: 

приставка – корень – суффикс – постфикс – окончание 

Как представляется – это все то же проявление эйдоса (оно кумулитивно). Морфологические части слова валентны - может и окончание и суффикс отсутствовать, или корень меняться (сон, сна, ) то есть диалектика постоянства/изменчивости присутствует, однако общий «каркас» как бы однозначен.

Например, слово: под-прыг-нул-а. Ничего мы здесь поменять не сможем!

А если мы, поднимемся на «этаж» выше, и возьмем обобщенную «морфологию» предложения по (Панов В.М., 1960 г.), то эйдос предложения имеет вид:

прилагательное – существительное – глагол – наречие – деепричастие

То, мы сможем варьировать «частями» «целого» в стилистике выразительности:

Высокий мужчина зашел в квартиру, напевая.
Напевая, в квартиру вошел высокий мужчина.
В квартиру, напевая, вошел высокий мужчина.

В английском языке так не получится, но главное при смене интонаций, смысл предложения не меняется. Тогда на чем он держится? – В нашем представлении – на эйдетической организации. А сам эйдос является неким семиотическим инвариантом. В свое время мы этот опыт обобщили до уровня «Синтеза» в статье Синтез эйдосов. Математика и лингвистика.

Особо хочется отметить, что важнейшая черта эйдосов – гомология в языке проявляется особо. Так, 4-й статус большинства эйдосов можно трактовать как структуру, а 5-й как некую процедурность. В русском языке по Панову здесь наречие и деепричастие, которые в языке многозначны, поэтому в разговорной практике их можно заменять придаточными предложениями. Так, расширяя предыдущий пример, можно сказать, подменяя наречие и деепричастие придаточными предложениями:

Высокий мужчина вошел в красивый ухоженный дом на 2-й этаж, напевая что-то себе под нос.

То есть эйдос поддерживает само-рекурсивность, способствуя передаче смысла.

 

2. Дискурс

Википедия определяет дискурс следующим образом (далее выделено мной – В.С.) :

«Диску́рс, или ди́скурс (от позднелат. discursus — рассуждение, довод; изначально — беготня, суета, манёвр, круговорот) — многозначный термин, означающий, в общем смысле, речь, процессы языковой деятельности и предполагающие их системы понятий.»

Отметим еще важный момент, который декларируется википедией:

«Вместе с тем нередко под дискурсом понимается последовательность совершаемых в языке коммуникативных актов. Такой последовательностью может быть диалог, разговор, письменные тексты, содержащие взаимные ссылки и посвящённые общей тематике, и так далее.»

Любопытным фактом, не такого уже и маленького раздела википедии посвященное дискурсу – полное отсутствие в нем терминов «логика» и «диалектика». Зато обнадеживающим фактором понимания дискурса служит отсылка к конструктивизму:

«Эта традиция в настоящее время развилась в социально-конструкционистские подходы к дискурс-анализу. Как отмечают его представители, М. В. Йоргенсен и Л. Дж. Филлипс, под дискурсом нередко понимают при этом «общую идею о том, что язык структурирован в соответствии с паттернами, которые обусловливают высказывания людей в различных сферах социальной жизни. Известные примеры — „медицинский дискурс“, „политический дискурс“, „научный дискурс“.»

Надо отметить, что некий опыт «медицинского дискурса», мы уже приобрели, написав заметку «Социальные инварианты (консилиум врачей)». И тем не менее, привязка дискурса к идее социально-конструкционистского подхода, открывает возможно увидеть «ядро» социально-технологических воззрений, наиболее всего проявленного как социальный конструкт. Википедия дает ему такое определение:

«Социальный конструкт или социальный концепт — это порождение конкретной культуры или общества, существующее исключительно в силу того, что люди согласны действовать так, будто оно существует, или согласны следовать определённым условным правилам. К очевидным социальным конструктам относятся игра, религия, язык, титулы, образованиеправительствокорпорация и другие социальные институты

Самая примечательная фраза этого раздела: «Социальные конструкты находятся в онтологическом равенстве с «реальной» реальностью». Тем самым косвенно подтверждая принцип самоподобия, центром которого мы считаем (вслед за Платоном и А.Ф. Лосевым) – эйдос. Так, в одной из последних заметок мы упомянули символический эйдос важных онтологических понятий:

цикличность – субстанциональность – информационность – конструктивность – системность  

Как мы видим  из всего этого, сущность (пассивное/активное) понимание современного дискурса смещена более в пассивную часть (разбалансировка «плеч» сущности в сторону пассивного). В моральных терминах крайностей в гармонии: эгоизм/альтруизм ~ 1, это соответствует экзистенциальному представлению об эгоистичности общества. Что мы и имеем на самом деле. Диалог «низов» и «верхов» который сам по себе многозначен (это и выборы, и комиссии, и общественные советы, и теледебаты, ...), явно ассиметричен. «Сверху» упорно управляют «низами» без должной обратной связи.

Мы позволим себе построить дискурсивный эйдос не в рамках лингвистических терминов, а как «каркас» разрешимости конструктивных социальных задач. Примерно такой дискурс происходят в парламентах стран и в нашей Думе. Так наш «медицинский дискурс» описанный в «Социальные инварианты (консилиум врачей)»:

факт – утверждение – согласование – диагноз - лечение

мне представляется очень полезным своей аналогией «больного» общества, который устраивает дискурс по поводу своего «выздоровления». Первый статус мы взяли «с подачи» Л. Витгенштейна, который в своем ЛФТ писал:

«1. Мир есть все то, что имеет место.

1.1. Мир есть совокупность фактов, а не вещей.

1.11. Мир определен фактами и тем, что это все факты.

1.12. Потому что совокупность всех фактов определяет как все то, что имеет место, так и все то, что не имеет места.

1.13. Факты в логическом пространстве суть мир.»

Но мы ранее отметили что дискурс ущербно понимается как нечто статическое. А для социальной жизни лучше опираться на события (1), которые семантически носят более темпоральный характер.. Википедия пишет на этот счет:

«В философии разбирается различие между фактами и событиями, а также между физическими событиямиментальными событиями и событиями мозга

 1917 год – это событие; принятие конституции – событие; начало операции демилитаризации и денацификации на Украине – событие. События по аналогии – это точки в линейной геометрии, связывающие сущности-линии, при изменении их направления. События оставляют исторический след в нашей истории, становясь традицией (2)

«Традиция (от лат. trāditiō «предание», обычай) — сложившаяся анонимно, в результате накопленного опыта, система нормпредставлений, правил и образцов, которой руководствуется в своём поведении довольно обширная и стабильная группа людей.»

Темпоральность событий  «сталкивается» с устоявшимися традициями, вызывают социальные изменения как преобразование (3), которые в свою очередь приводят к преобразованию институциональной среды (4).

«Институциональная среда — в теории институционализма совокупность основополагающих политических, социальных и юридических правил, которая образует базис для производства, обмена и распределения.»

Ясно, что изменения конституциональной среды нужны для какого-то конечного результата, которым может быть повышение выживаемости, здоровье и счастье людей. Пожалуй самым емким исходом всех социальных преобразований могло бы стать благо в понимании Платона как «онтологическое совершенство»:

«В диалоге «Государство» даётся концепция об идее блага как высшем объекте познания. Само слово «благо» (τὸ ἀγαθόν) означает не просто нечто, оцениваемое этически положительно, но и онтологическое совершенство, например, добротность конкретной вещи, её полезность и высокое качество. Благо нельзя определять как удовольствие, потому что приходится признать, что бывают дурные удовольствия. Благом нельзя назвать то, что только приносит нам пользу, потому что это же самое может нанести вред другому. Благо Платона — это «благо само по себе» (αὐτὸ ἀγαθόν).»

Мне это «благо само по себе» видится исключительно как гармония, для которой нет альтернативы «иного» в желании. Но использовать термин  благо как завершение  дискурсивного эйдоса слишком помпезно. Фактическим результатом результатом большинства дискурсов становится консенсус.

«Консенсус (лат. consensus — «согласие; сочувствие; единодушие») — способ разрешения конфликтов при принятии решений, если отсутствуют принципиальные возражения у большинства заинтересованных лиц; принятие решения на основе общего согласия без проведения голосования, если против него никто не выступает, либо при исключении мнения немногих несогласных участников.

В широком смысле слова — общее согласие (≈единогласие) по основным вопросам при отсутствии возражений по существенным вопросам, к которому приходят участники конференции, заседания, переговоров.»

Как всегда, самое трудное в построении эйдосов это семантика слов. Куда, как кажется, было бы применить термин согласие. Но википедия сужает, как представляется, его значимость. В результате получим такой дискурсивный эйдос с «высокой планкой» организационной ответственности:

событие – традиция – преобразования – институциональная среда – консенсус

Этот эйдос носит некий виртуальный характер, поскольку только предполагает на основе прошлого: событий и традиций преобразовать институциональную среду, достигнув консенсуса. Но в этом-то и смысл символичной триады Жака  Лакана:

реальное/воображаемое ~ символичное ~ 1

Именно такое онтологическое устройство мира, что мы мысли можем формировать в воображаемом, добиваясь сингулярности с реальным, через языковую (символичную) деятельность.

Из социальной практики мы знаем, что сами дискурсы в парламентах действуют по неким регламентам, которые менее масштабны по задачам, но не позволяют парламентам свалиться в хаос. Примером такого регламентного эйдоса:

проблемы  –  ресурс  –  порядок  –  регламент  –  исполнение

И опять же семантика! Так, в  «регламенте  подготовки и проведения совещаний  у Губернатора Ивановской области» говорится (выделено мной):

«3.2. На совещаниях с главами администраций  обсуждаются  наиболее актуальные   вопросы,   относящиеся  к  компетенции  органов  местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области. Конечным итогом всего этого, должна стать нормализация социальной жизни.»

Да, мы употребляем идиомы: «актуальный вопрос», «точка зрения» и т.п. Но термин «вопрос» из лингвистической «обоймы» и мы его заменяем термином проблема («знаю что, не знаю как»). Вот что пишет википедия в «Вопрос» (Категории: Лингвистическая прагматика):

«Вопрос — форма мысли, выраженная в основном языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что-нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию

В любом парламенте тоже «ставят вопросы» (в лингвистике своего языка) и «ответы» как правило, лежат в некоторых ресурсах (в том числе и времени, если речь идет о дискурсе). Собственно «регламент» это аналог «знания» в эйдосе:

явления – опыт – анализ – знания – синтез

Регламент всегда предполагает «ход событий» в их «связке» (смысл структурности). Регламент используют на железнодорожном транспорте (консервативная организация), например, «Регламент переговоров при поездной и маневровой работе...».

 

3. Заключение

1. Ясно, что регламент «этажом» ниже  институциональной среды. Аналогом «регламента» может служить термин «планирования», так сказать дискурс с будущим. Собственно смысл эйдоса в том, что космический демиург он в единственном числе (Единое)! И у него один язык для всего! И как писал А.Ф. Лосев в 5-м пункте своего известного произведения «Античный космос и современная наука» о диалектике (выделено мной): 

«В-пятых, диалектика (общая и основная) есть логическая конструкция категориальной структуры эйдоса как бытия, основанного на самом себе и от себя самого зависящего, причем такая конструкция обладает абсолютно универсальным характером, захватывая все мыслимые и вообразимые типы бытия, так что и все не-эйдетическое, иррациональное и нелогическое должно быть в вечно-неразрушимой эйдетической связи с чистым эйдосом. ...»

Это мы приспосабливаемся к эйдосу и его технологиям (онтологиям), а не эйдос к нам. Но поскольку мы для Единого «тварные» произведения, специфические (каждый со своими «тараканами в голове»), то единственный способ подняться «этажом» повыше, это добиться консенсуса между собой, согласия.

Аватар пользователя Victor

Социальные инварианты (теистический принцип – 1)

Если посмотрим насчет теизма в  google(бог в теизме), то получим следующий ответ:

«(Θεός — бог) — религиозное мировоззрение, исходящее из понимания абсолютного бытия как бесконечной божественной личности, трансцендентной миру, сотворившей его в свободном акте воли и в дальнейшем распоряжающейся им (в ортодоксальном христианстве бог понимается как «триединство» трех таких личностей).»

То есть «высшее существо» представлено человеческим мировым воображением имеет персонализированный образ «личности». Ясно, что такое представление получено по аналогии, поскольку вообразить нечто неведанное просто маловероятно. С другой стороны, для нашего просвещённого века, как-то становится неестественным представить уже довольно исследованную вселенную, личностью. А как  тогда она «слышит», «видит», «ощущает»?

При том самом никто не отрицает «разумный замысел» существующей вселенной и ее технологическую мощь, воплотившего в вершине своего «эволюционного дерева» некое историческое совершенство – Homo sapiens. Просто, возникает именно философский вопрос – как можно представить теистический принцип в онтологическом плане с пользой для общества?

***

Исследуя эйдосы в разных областях науки и техники, было обнаружено, что наиболее значимым был второй статус любых эйдосов, который был назван сущностью, поскольку оставался неизменных при трансформациях в последующих статусах.

Так в эйдосе числа:

полагание – единица – ряд – группировки – представление

такой сущностью была единица.

В эйдосе линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

такой сущностью является линия.

А в эйдосе динамики материальной точки (m – масса,  x – координата смещения  t – время, v=dx/dt – скорость) :

dm/dt – mv – m(dv/dt)  –  mvv/2 – mv(dv/dt)     

такой сущностью является скорость – v.

Двойственный характер этих сущностей привела к субстанциальным обобщениям и представлением этих сущностей как: пассивное/активное. Такое представление не в какой мере не противоречили существующим представлениям, а только выделяли в них (позиционирование) область «притяжения» онтологического внимания.

Как известно, Гераклит своей третьей фундаментальной доктриной (из пяти) выдвигал:

«Всё есть поток»

То есть императив А.Ф. Лосева «Эйдос есть смысл» подтверждается из самых различных точек зрения.

***

Подтверждается гераклитовская доктрина и в понимании организменности, как частной проекции космического метаболизма, которую чаще всего мы обозначали в термодинамическом плане как (dS/dE), понимая под этим общеизвестное сопряжение процессов: анаболизм/катаболизм.

{Для онтологического понимания, что такое энергия и энтропия будет полезным привести примеры. Но сначала общие представления об участниках событий:

- Энергию лучше всего понимать как  локальную асимметрию (сжатая пружинка; перепад воды в поле тяжести; электрон в атоме на верхних энергетических уровнях);

- Энтропию лучше всего понимать как стремление достигнуть симметрии глобального характера (инерция «материальной точки»; выравнивание уровня воды; неразличимость градиента напряжения в атоме);

a) Теперь станет ясным пример с газо- или электро-сваркой. Энергия горения создает локальную температурную асимметрию (расплавили металл). А энтропия стремится эти градиенты сгладить и металл застывает с выравниванием температуры до окружающей среды. Эти два процесса как правило, совмещены и происходят на микроуровне. А вот результат – сварка двух деталей – это макрособытие.

b) Точно так же, по своему энтропийно/энергетическому характеру, происходят при фото-синтезе. Энергийный фотон создает асимметрию в электронной оболочке, обменивая свою функциональную энергию на структурные изменения под «руководством» энтропии, которая стремиться к устойчивому равновесию.

c) Даже резка металла в токарных или фрезерных работах происходит по тому же принципу. Только многоликая энтропия здесь пытается не дать нарушить устойчивую монолитность метала, «сопротивляясь».}

Из предыдущих примеров обратим внимание на одно очень важное обстоятельство – все указанные примеры, вообще-то сопровождались (в большей или меньшей мере) температурой. Не избегает этой участи и информации, согласна принципа Ландауэра:

«Принцип Ландауэра — принцип, сформулированный в 1961 году Рольфом Ландауэром (IBM)  и гласящий, что в любой вычислительной системе, независимо от её физической реализации, при потере 1 бита информации выделяется теплота в количестве по крайней мере W джоулей:

W = kBTln2

где kB — константа БольцманаT — абсолютная температура вычислительной системы в кельвинах

В целом такую ситуацию можно изобразить как поиск равновесия двух фундаментальных орто-причинностей (принцип экстремальности). Если они сопряжены, то возможно наличие устойчивого аттрактора. Если нет, то «маршрут» движения продолжается до достижения полного равновесия.

Обращает внимание глобальная значимость температуры во всех процессах. Она выступает «судьей» при наличии сопряженности, «окукливаясь» в устойчивые гармонические аттракторы, и наоборот, превращаясь в управление рядом диссипативных событий (например – ячейки Бенара).

***

В термодинамике это соотношение метаболизма записывается так:

 (dS/dE)|x  = 1/T   (1)

 (S – энтропия, E – энергия, T – температура, x -  «внешний» параметр обобщенной силы (к примеру – объем (V) для PdV, где P - давление))

Температура в термодинамике самый «экзотический» параметр в плане многозначности! Но пожалуй самым «сильным» ее свойством (наравне с энергией и энтропией) является ее всеобъемлемость процессов. В конечном итоге, развитие организменности в его сложности, заставило принять некий нормативный температурный инвариант (36.6) для выполнения  «правил игры» «заинтересованных сторон», которые представлены в любом организме клетками.

Если вышеуказанное уравнение записать в следующей форме:

T(dS/dE)|x  = 1  (2) ,

то будет видна гиперболическая зависимость между температурой и скоростью метаболизма: с увеличением скорости метаболизма температура должна снижаться, и наоборот (с учетом постоянства x). По-видимому, когда-то это послужило основанием для возникновением реликтовой температуры во вселенной. А сейчас является условием развития нанотехнологий в производстве вычислительных чипов (которые тонкопленочной технологией увеличивают "метаболизм" с одновременным понижением температуры перегрева).

Хочу заметить, что единица справа в уравнении отнюдь не арифметического (обыденного) понимания, а онтологического (бескачественное полагание по А.Ф. Лосеву). Это все к тому, что эта формула (2) такого же типа, по своему смыслу, как и неравенство Гейзенберга.

Но если это так, то ее роль – это «координата» события, в то время как метаболизм играет роль «импульса». «Особой точкой» таких представлений будет условие: T = 1 и (dS/dE)|x  = 1, смысл которых в том, что существует взаимозависимые шкалы температуры и скорости физических процессов. Мы встречаемся с этим в медицине, когда измеряем температуру тела на предмет заболевания. Или в технике, когда движок перегревается.

***

Термодинамика прошла длинный исторический путь и на данный момент представляет собой некое «созвездие» аксиоматических концепций. Поскольку мы акцентируемся на температуре как на пассивном участнике событий, то среди всех аксиоматик, нам ближе всего Аксиоматика Н. И. Белоконя. Особенностью его отношению к термодинамике, он свои постулаты как бы различает на термодинамические и термостатические (особенно в своей книге «Основные принципы термодинамики» И: «НЕДРА», Москва, 1968 г.

Свое отношение к значимости температуры он выражает там следующим образом:

«температура есть единственная функция состояния, определяющая направление самопроизвольного теплообмена, т. е. между телами и элементами тел, не находящимися в тепловом равновесии, невозможен одновременный самопроизвольный (по балансу) переход тепла в противоположных направлениях — от тел более нагретых к телам менее нагретым и обратно».

Получается так, что температура служит некой «статической» основой самых разнообразных метаболических процессов, «наблюдая» за ними. Так же как «наблюдают» само-наводящие головки боевых ракет за тепловым следом движущихся объектов-целей. Но и в мирных целях это полезно использовать:

«Тепловидение в медицине – это безвредный и эффективный метод диагностики заболеваний. Тепловизоры и тепловизионные комплексы фиксируют невидимое человеческому глазу ИК-излучение температурного фона тела человека, которое отражает патологические процессы, происходящие в организме.»

***

Вполне возможно, что уравнение:

T(dS/dE)|x  = 1  (2),

представляет собой уравнение именно «определенности» вопреки неравенству Гейзенберга, неся в себе экологический смысл. Я о том, что увеличение численности на Земле и экспансия производственной деятельности (dS/dE)|x , явно требуют понижения средней температуры по планете –  T.

То есть теистический принцип, который мы ищем на термодинамическом уровне мышления, вне персонализированного представления, пока что дает нам хотя бы понимание экологических рамок нашего существования. А это уже какая-то польза от таких представлений.

Аватар пользователя Victor

Мои коллеги по АТ (которых очень уважаю) написали манифест МАНИФЕСТ 
«ГАРМОНИЧНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО БУДУЩЕГО»
  к которому я написал там же свои комментарии.

Суть моих "претензий" проста: кроме качественных описаний общества должна быть четкая количественная оценка идеала общества и конструктивные принципы достижения этого. Воспроизвожу данный текст моих замечаний:

 

Комментарии к манифесту: «Гармоничное человечество будущего» от 09.06.2022

Сразу же отмечу, что отношусь с большим уважением к составителям данного манифеста. Потому и «задевают» некоторые моменты своей «расплывчивостью». А происхождение ее – отсутствие количественной (универсальной) оценки, без которой, гармонии как истины, просто нет. Вот конкретно и хочу на такую возможность указать, как на онтологическую сингулярность.

***

1. При анализе существующей ситуации авторы как-то неопределенно характеризовали текущий момент с онтологических позиций. Да, капитализм изжил себя, но в чем это «изжитие» и что принципиально нового должно стать в «гармоничном будущем» в первую очередь, конкретно? На мой взгляд, капитализм изжил себя по той причине, что нельзя одной малой «части» общества, бесконечно жить за счет большей «части», приватизируя право на распоряжение деньгами «целого» социума.

Т.е. нигде в «манифесте» прямо не сказано, что онтологически существуют всего три вида социального актива: два физических (вещество/энергия ~1) и один информационный (язык, науки, время, все законы и правила, и главное – деньги). Капитализм жил и живет за счет ренты от информационных активов. А информационные активы – создаются исключительно «целым» обществом и принадлежат ему! И деньги  -  в первую очередь! Этот антагонизм «частей» сдерживает развитие общества.

В «гармоничном будущем» деньги и станут основным мерилом ценности человека (его вклада в общественное дело). И я не согласен с тем, что роль денег уменьшится. В «гармоничном будущем» именно деньги станут инструментом гармонизации общества. Каким образом?

2. Основной нормой и мерой гармонизации общества становится принцип сингулярности, который можно сформировать так:

Все объекты социальной деятельности (сотрудники, предприниматели, фирмы, заводы и фабрики, любые учреждения) являются объектами хозрасчетной  взаимности: сколько они дают обществу благ своей деятельностью, столько и получают от общества на свое существование:

получают/дают → 1

Это принцип включает в себя симметрию отношений с обществом (особенно в части ответственности).

3. Понятие «демократии» должно замениться реальными кибернетическими механизмами воспроизводящие гармонию через сингулярность (персонального/общественного → 1) , где господствует:

-  право персонального выбора объектами деятельности товара и услуг на рынке («получают»);

-  право общественного выбора места и должности руководящей деятельности, по универсальному государственному протоколу сменяемости руководства (меритократия, «дают»).

4. Таким образом, наиболее понятным для любой деятельности правилом гармонизации, становится кибернетическое правило применяемое в медицине как следствие философии «части» и «целого» (в восточной акупунктуре): «поддерживай слабого и угнетай сильного». Оно становится понятным в свете представлений об равнозначности любых «частей» для «целого».

5. Идеалом гармонии в обществе становится социальное динамичное равновесие «целого» через его «части» на всех уровнях: потребностей/возможностей→ 1 (которое в данный момент имеет только «физическое» товарное рыночное исполнение: предложение/спрос→ 1). Именно господствующее динамическое неравенство на уровне индивидов («клеток общества») сдерживает развитие «гармоничного будущего».

***

Пример 1. Если исходить из «симметрии отношения» по п. 2., то все налоговые организации должны стать денежными донорами предприятий, поскольку они контролируют их деятельность и лучше всех знают их проблемы. Таким образом, налоговые организации должны осуществлять доступ к общественным деньгам на основе конкурсных мероприятий, с участием мнения общественных институтов (банков).

Пример 2. Финансовые организации (банки) должны быть максимально независимыми институтами, и кроме обработки денежных операций заниматься учетом общественного мнения (п. 5, в том числе и выборами), поскольку они ближе всего к гражданам.

Благодарности:

Выражаю авторам «манифеста»: С.И. Сухонос, В.Г. Буданову, С.Ю. Малкову, А.В. Сухареву, А.В. Щербакову искреннюю благодарность за проделанную коллективную работу по продвижению идеалов общества, пожалуй, главную проблему текущего момента.

Дополнительные материалы:

Статьи на сайте АТ

Персональный блог

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (14)

Тема:  Социум

Источник:  Melenovsky C.M. (ed.) The Routledge Handbook of Philosophy, Politics, and Economics; Routledge, 2022. — 488 p

Содержит семь глав:  I. Рамки деятельности; II. Принятие решения; III. Социальные структуры; IV. Рынки; V. Экономические системы; VI. Справедливое распределение благ; VII.  Демократия 

 Каждая глава представлена пятью статьями. Итого 7х5=35 статей в данном сборнике. Интересной особенность данного сборника является то, что он написан совместно философами, политиками и экономистами (аббревиатура – PPE). Такая консолидация взглядов дает дополнительную надежность сводимости общего мировоззрения к реальному. Сборник вызывает глубокое уважение своим широким охватом и проникновением в тему.

Проповедь:

Если подойти формально к данному сборнику, то, пожалуй, на первом месте по значимости стоят  представление  институционализма.

А на втором месте по значимости стоят  представление о справедливости. Именно эта тема востребована в российском обществе.

{В 2017 году эта тема актуализировалась мною в статье «Эйдос. Проблема справедливости», где разбиралась известная работа «Критика и обоснование справедливости: Очерки социологии»  авторов Люк Болтански и Лоран Тевено (М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 576 с.)}

Все остальные вопросы, в той или иной мере, являются отражением первых двух, хотя это не всегда очевидно. Во всяком случае, интуитивно понятно, что справедливость касается больше каждого по-отдельности (категория частного). А вопросы институционализации касаются, как правило, всех (категория – общего). Таким образом, в первом приближении, можно говорить о неком диалектическом единстве: справедливость/институционализации ~ частное/общее ~ 1.

 

Содержание статьи (выделено мной курсив и подчеркивание – В.С.):

Далее буду просто ставить акценты на приоритетных и любопытных моментах этого сборника, более всего справочно:

1) В целом есть понимание, что достоверность результатов можно добиться именно благодаря моделированию:

«В социальных науках понимание продвигается за счет использования моделей. Это особенно очевидно в экономике, где модели принятия решений людьми, которые использовались для моделирования рынков, теперь используются для моделирования более широких политических и социальных взаимодействий. Хотя распространение мышления, основанного на моделях, предшествовало использованию компьютеров, теперь у нас есть больше возможностей для создания сложных моделей с более сложными взаимодействиями. Однако остаются вопросы о том, что именно мы узнаем из модели.»

 

2) Как известно, особенностью моего подхода к философии и онтологии – это наличие сущности, в субстанциональном виде представленной как пассивное/активное, где «/» символ этого единства. Сущность в обиходе представлена всегда как некая «опора». В частности, туда относятся меры, нормы, представление об истине, «единицах», «элементах» и т.п. Так вот в этом сборнике, отношение к нормативам положительное и часто встречается:

«Одно бросающееся в глаза различие между экономикой, политической наукой и философией заключается в их различных концепциях «нормативной желательности». Конечно, экономисты часто заявляют, что ценностные суждения вообще неуместны в экономической науке 13. Но на практике экономисты, похоже, совершенно не стесняются давать политические рекомендации, основанные на их суждениях о нормативной желательности. Тем не менее, эти суждения часто отражают узкое (и, на наш взгляд, неправдоподобное) представление о том, что считается важным, как в отношении этики, так и в отношении того, что является рациональным. С точки зрения, которую мы считаем общепринятой в рамках стандартной экономической системы, единственное, что имеет значение в нормативном плане, — это удовлетворение предпочтений. Соответственно, свобода, справедливость, равенство, добродетель — все они учитываются ровно в той мере, в какой индивиды отдают им предпочтение (что непосредственно показывается тем, насколько индивиды готовы пожертвовать ради них). Более того, удовлетворение предпочтений обычно рассматривается в экономической науке как совпадающее с «благополучием».»

3) Интересно, что авторы скептически относятся к своим работам. Так, часто подмечается, что невозможность построить модели ведет басням:

«Если мы находим стандартное обоснование недостаточным, какова альтернатива? ... Обсуждение моделей часто протекает метафорически. Нас регулярно просят думать о формальных моделях как о чем-то другом, например, как о карикатурах, аналогиях, новеллах  или картах. Я буду действовать таким же образом здесь. Некоторые видные экономисты и философы полагают, что построение и изучение формальной модели похоже на создание и интерпретацию басни».

«Мы лавировали между моделями и баснями

 

4) Тема сложности теорий и попытки выйти из нее «сухими», приводит к актуальному для данного времени представлению об агентах и агентности:

«Сложность социальных ситуаций возникает при определенных условиях, к которым относятся следующие:

1.      многочисленные и разнообразные агенты, которые

2.      взаимодействовать динамически, в том смысле, что

3.      поведение любого данного агента есть функция

а.      по внутренней системе правил

б.      который сам может измениться в результате взаимодействия агента

4.      поведения других («местных») агентов

5.      и представлений об окружающей среде, которые создает каждый агент

6.      с возможностью как отрицательной, так и положительной «обратной связи» между различными видами поведения.»

Характерно, что сигнатура первых пяти пунктов сильно напоминает эйдос.

К проблемным сложностям относят взаимодействие политики и экономики. Эти сложности особо проявляются в разрыве «идеалов» и «реальности»:

«Некоторые из этих вопросов связаны с основной трудностью современной политической философии, жизнеспособностью «идеальной теории» или идентификацией конкретной политической формации как «идеальной» и реформистскими шагами, которые можно было бы предпринять для реализации этого идеала. Согласно Гаусу (2016), идеальная теория в принципе проблематична, потому что мы не можем определить идеал и не можем отслеживать продвижение к нему, даже если бы могли. Барретт более четко формулирует этот момент, когда говорит (2020: 117): «Идеальная теория — это невозможное предприятие».

Перед идеальной теорией стоят две трудности, возникающие из-за сложности человеческих социальных и культурных образований. Прежде всего, как долгое время утверждали плюралисты (D'Agostino, 2004) и тематизировали партикуляристы (Dancy, 1993), оценочные стандарты, лежащие в основе идентификации идеала, сами по себе множественны и сложно взаимосвязаны

 

5) Представление об агентности в современных воззрениях (в характеристиках которого есть, как правило, осознанный выбор) привело к тому, что «принятие решения» стало отдельной темой:

«Любая проблема в социальных науках будет основываться на понимании индивидуального принятия решений. Для методологического индивидуалиста мы можем лучше всего объяснить сложные социальные структуры как составленные из индивидуального выбора. Для холиста индивидуальный выбор  всегда находится под влиянием и контекстуализируется окружающей социальной структурой. ...

PPE особенно полезен для изучения процесса принятия решений, поскольку типичные модели и предположения одной дисциплины часто противоречат моделям и предположениям другой. ...

Чтобы лучше понять подход PPE к принятию решений, часть II начинается с акцента на взаимозависимый выбор. Часто выбор делается на основе ожиданий относительно выбора других. Теория игр пыталась смоделировать и понять динамику такого взаимозависимого выбора и широко использовалась в социальных науках и философии.»

 

6) Актуализация «принятия решений» выходит вперед и по той причине, что в попытках понять социальность внимание исследователей обращается к теории игр:

«Основным материалом, строительными блоками теории игр являются идеи выбора, предпочтения, действий и результатов.»

В свою очередь теория игр приводит к пониманию тактики и стратегии:

«Если мы думаем о теории игр как о логике стратегической рациональности, нам нужна идея рациональности в стратегическом контексте. В нестратегическом контексте рациональный выбор — это просто максимизация ожидаемой полезности. Однако в стратегическом контексте ожидаемая полезность стратегии зависит от того, какие стратегии выбирают другие игроки. Рациональность в игре можно обобщить в виде концепции решения, которая определяет равновесные стратегии при различных предположениях об игре и рациональности. Одна из самых основных концепций решения построена на идее доминирующих стратегий. Стратегия с сильным доминированием — это стратегия, которая строго хуже любой другой доступной стратегии, независимо от того, что делает другой игрок.»

Как только тема касается стратегии, так сразу мы попадаем в зону влияния идей Нэша. Здесь, отступая от сборника, необходимо напомнить, что согласно наработкам Нэша ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Равновесие_Нэша ):

«Равновесие Нэша — концепция решения, одно из ключевых понятий теории игр. Так называется набор стратегий в игре для двух и более игроков, в котором ни один участник не может увеличить выигрыш, изменив свою стратегию, если другие участники своих стратегий не меняют. Джон Нэш доказал существование такого равновесия в смешанных стратегиях в любой конечной игре.»

 

7) Отступая от темы, надо сказать что тема выбора ставит нас в две, можно сказать даже – полярные ситуации:

- ситуация «одно» - «многое» (например, есть сумма денег и надо выбрать наиболее нужные продукты):

- ситуация «многое» - «одно»  (когда среди выбираемых продуктов, надо остановиться на чем-то одном)

И вот все это зависит от психологии индивида, делающего выбор:

«Изучение выбора занимает центральное место в нашем понимании человеческого поведения и сформировало наше понимание рынков и обществ, психологических процессов и психических расстройств, а также биологических основ поведения. Большая часть этой работы опиралась на формальные математические и вычислительные теории для описания процессов выбора, прогнозирования результатов выбора и интерпретации взаимосвязи между выбором и различными экономическими, психологическими и нейробиологическими переменными.»

 

8) Тема выбора тесно связана с представлением о социальных правилах:

«В экономике ответ на вопрос, почему мы следуем правилам, состоит в том, что когда мы это делаем, то потому, что это в наших интересах. Мы соблюдаем правила, когда выгоды превышают затраты. Экономические подходы к следованию правилам различаются тем, как они моделируют характер этих издержек и выгод: например, возникают ли издержки нарушения правила в контексте взаимодействия или они навязываются извне третьей стороной, такой как правительство? Включают ли выгоды только материальные выгоды, или мы должны думать о людях как о людях, которые внутренне ценят правила и нормы, или, возможно, как о ценящих репутационные выгоды от того, что они соблюдают правила?»

Авторы отмечают три момента, которыми руководствуются при соблюдении правил:

«- Следование правилу рационального выбора. В стандартной экономической теории рационального выбора решение следовать правилу возникает из рассмотрения затрат и выгод, связанных с этим. Экономическая теория предсказывает, что если выгоды от следования правилу превышают затраты, кто-то будет следовать этому правилу; если выгоды от нарушения правила превышают затраты, то вместо этого они будут нарушать правило.

- Соблюдение правил в равновесии. Теоретико-игровой подход сохраняет акцент экономистов на оптимизации и интерпретирует следование правилам как равновесный результат некоторой игры. В теории игр равновесие состоит из набора стратегий для всех игроков, которые лучше всего реагируют друг на друга, а это означает, что ни один игрок не может в одностороннем порядке улучшить свой ожидаемый выигрыш, выбрав другую стратегию. В игре часто существует несколько равновесий, но некоторые из них могут быть предпочтительнее других.

-  Поведенческое» соблюдение правил. Эти модели предполагают, что люди мотивированы как материальными издержками/выгодами, так и психическими издержками/выгодами от нарушения/следования общеизвестным и широко разделяемым стандартам поведения (или заботой о социальном имидже и самооценке, которые сами по себе зависят от их соблюдения). к правилам и нормам.»

 

9) Сложность представления социального, обусловлена самыми различными культурными и психологическими паттернами. Среди которых можно отметить такой как «роль-правило»:

«В социальной психологии Харре и Секорд (1973) занимают одну крайность спектра от того, что можно было бы назвать наивным бихевиоризмом, до того, что они называют «антропоморфной моделью человека». По их мнению, бихевиористские предположения, которые описывают социальное взаимодействие людей в простых терминах «стимул-реакция», не отдают должного способности людей корректировать свои действия в зависимости от того, удовлетворяют ли они интернализованным оценочным критериям. Они утверждают, что любое социальное поведение следует понимать с точки зрения следования правилам: «человеческие действия порождаются сознательным самоконтролем […] действий в соответствии с определенным набором правил» (стр. 93). Правила одновременно определяют действия, которые следует предпринять, и обеспечивают оценочные критерии, с помощью которых люди создают «упреждающие», «наблюдающие» и «ретроспективные» комментарии к своим действиям.

Они вводят модель социального поведения «роль-правило». «Правила — это предложения, и они направляют действие, поскольку актор знает о правиле и о том, что оно предписывает […] Правила ориентированы на будущее; они не только направляют действия, но и определяют ожидания относительно действий других» (стр. 12). Существует много таких правил и систем правил, но роль человека в конкретной обстановке определяется «набором действий, которые он должен предпринять» (стр. 13). То есть в данной ситуации каждый человек признает и принимает роль и в силу ожиданий, связанных с этой ролью, следует набору правил, регулирующих их поведение. Как до, так и после действия правило служит мерилом, по которому можно оценить любое действие; таким образом, актеры и наблюдатели могут оценить, насколько хорошо актер играет данную роль.»

«В эволюционной психологии и антропологии склонность следовать правилам и нормам понимается как человеческая универсалия, развившаяся как адаптация к нашей истории как социального вида. ...  Ключом к этой точке зрения является предположение о том, что культура является кумулятивной и что-то, на что способен любой человек, зависит от качества и точности культурной информации, передаваемой ему от родителей, старших, сверстников и других образцов для подражания.»

 

10) Рассматривая нормы и правила в историческом и эволюционном контексте авторы сборника отмечают их двойственность как неформальных и формальных. Причем, как правило, вторые проистекают из первых:

«Бреннан, Эрикссон, Гудин и Саутвуд (2013) представляют общий анализ норм, которые они различают по двум параметрам: формальные и неформальные, и моральные и социальные. Нормы вообще представляют собой «сгустки нормативных установок», принятых в сообществе, «плюс знание этих установок» значительной частью сообщества (с. 41). Ключевая функция норм, говорят они, заключается в том, что они «делают нас ответственными друг перед другом» (курсив оригинала, стр. 36).

Формальные нормы, такие как законы, устанавливаются вторичными процедурами, скажем, законодательным органом, которые определяют механизмы явного обеспечения соблюдения норм и наложения санкций за их нарушение. Например, законодательный орган устанавливает, по какой стороне дороги следует двигаться, и судебные механизмы наказания тех, кто не соблюдает норму. Неформальные нормы лишены таких вторичных правил для введения в действие. Например, не существует установленной процедуры наказания скорбящего, который появляется на могиле в ярко-розовом.»

 

11) Тема психологии тесно переплетается с темой культуры, экономики, политики. Часто «перекрёстком» таких переплетений служит предвзятость, которая может быть, как явной, так и неявной. Это имеет место быть боле для западных стран, на почве расовых и иных различий, в уголовном праве, медицине, трудоустройстве и т.п.: 

«Когда мы принимаем решения, мы можем понимать, что собираем все доступные причины, сопоставляем их друг с другом и впоследствии выбираем наилучший курс действий с учетом рассмотренных причин. Однако эмпирические исследования показывают, что принятие решений людьми редко происходит таким образом. Во-первых, не все наши решения принимаются посредством сознательного размышления, как со списком плюсов и минусов. Это связано с тем, что сознательное размышление обходится дорого — нам требуется много когнитивной энергии, чтобы обдумать миллионы мелких решений, которые мы принимаем каждый день. Только когда мы делаем паузу, останавливаемся и вспоминаем наши решения, мы используем сознательное принятие решений (Kahneman, 2013). Так что в большинстве случаев хорошо, что нам не нужно обдумывать каждое решение, которое мы принимаем — это было бы слишком дорого. Во-вторых, мы подвержены множеству предубеждений и эвристик, влияющих на наши рассуждения и процессы принятия решений (Гилович, Гриффин и Канеман, 2002). Мы можем подумать, что эти предубеждения сильнее всего влияют на нас, когда мы сознательно не размышляем о своих причинах; однако некоторые предубеждения влияют на нас, даже когда мы усиленно размышляем.»

 

12) Корни институциализации происходят из самых простых отношений:

«Самое важное различие, которое необходимо провести, — это различие между независимым и взаимозависимым поведением. Социальные нормы, как мы видели, основаны на поведенческой взаимозависимости

«Многие виды коллективного поведения могут происходить без взаимозависимости. Например, в дождливый день, если бы вы посмотрели на поведение людей, вы, вероятно, заметили бы, что у большинства из них был зонтик или плащ. Если бы вы думали о социальных нормах, вы могли бы подумать, что это еще один пример силы социальных норм — все делают одно и то же! ...

Независимое поведение — это просто независимое поведение. Боб использует зонт, потому что это хорошая идея, а не потому, что так делают другие люди. То же самое с ношением шляпы или солнцезащитных очков в солнечный день, ношением обуви для воды на каменистом пляже или любым другим поведением.»

«Разновидностью обычая являются общие моральные нормы. В то время как обычай — это то, что является хорошим решением общей проблемы, моральная норма — это то, что человек рассматривает как моральное обязательство (Bicchieri, 2006, стр. 20–21). Когда Кэрол думает, что она должна отдавать 10% своей зарплаты бедным, она реагирует только на свои личные нормативные убеждения. Когда она решает дать, она не думает, делают ли это другие или она думает, что они ждут от нее этого. Вместо этого она действует из чувства морального долга. Когда у нее есть такие причины для своих действий, она следует моральной норме.»

 

13) ИНСТИТУЦИИ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ:

«В обиходе институтами называют множество разных вещей: частная собственность, брак, общее право, доллар США, Конституция Великобритании, Африканский союз, Тайваньская политическая партия Гоминьдан, ЮНИСЕФ, местное финансирование начальных школ, корпорация. , «Голубая линия молчания» среди полиции, New York Times и, конечно же, пивоварня Turtle Swamp Brewery на Ямайка-Плейн.

Любая попытка охарактеризовать институты пытается найти единое единство (single unity), разделяемое подобными примерами. Чаще всего институт характеризуется как набор поведенческих паттернов, который устанавливает фоновые условия для принятия решений в некотором заданном контексте. Устанавливая эти фоновые условия, организация может изменять стимулы, формировать ожидания, устанавливать роли, закреплять значение и сужать информацию, необходимую для принятия решения. Институт договорного права, например, устанавливает ожидания относительно того, что необходимо для заключения взаимно признанного и обязывающего соглашения. Заключая такое соглашение, стороны больше доверяют друг другу, потому что есть общее понимание и потому что государство выступает в качестве стороннего исполнителя. Поскольку институты устанавливают фоновые условия для нашего взаимодействия, часто говорят, что институты устанавливают «правила игры». Однако то, в какую игру ведется и что считается, как правило, отличается от одного анализа к другому. Для многих целей достаточно расплывчатой характеристики институтов. Пока мы знаем, что институты — это поведенческие модели, которые контекстуализируют выбор, мы можем видеть их важность. Однако расплывчатая характеристика не может адекватно объяснить, что отличает институты от других черт социальной структуры. Как мы отличаем институты от, скажем, культуры? Тот факт, что многие студенты учатся за границей на первом курсе, может повлиять на выбор студента учиться за границей, но это не делает поездки институтом. Точно так же мы не будем думать, что цены являются институтами, даже если, например, ландшафтные инженеры создают определенные проекты, основанные на ожиданиях относительно цен на гортензии. Все виды социальных условий формируют ожидания и поощряют поведение, поэтому все виды социальных условий контекстуализируют выбор. Чтобы изолировать то, что делают институты, нам нужно четкое представление о том, что такое институты, что отличает их от культуры, цен, социальных норм, моделей убеждений и привычек поведения

 

14) Институциональная экономика:

«В «Проблеме социальных издержек» Коуз доказал, что в отсутствие трансакционных издержек свободные соглашения между агентами приведут к эффективному равновесию (1944). Однако он не имел в виду этим аргументом оправдать неоклассическую экономическую теорию. Вместо этого он пытался подчеркнуть, что реальный мир не достигает эффективного равновесия, поскольку транзакционные издержки существуют (Институт Рональда Коуза, 1997). Уоллис и Норт, как известно, утверждали, что 45% национального дохода приходится на транзакционные издержки (North, 1990, 28). Чтобы общество достигло большей эффективности, мы должны найти способы снизить эти транзакционные издержки. Это делают институты. Дуглас Норт выделил два вида транзакционных издержек; затраты на измерение и затраты на правоприменение (1990, 30–33). Затраты на измерения возникают из-за того, что транзакции выполняются с неполной информацией, а поиск нужной информации о продукте обходится дорого. Затраты на право-применение возникают для поддержания честности транзакций и стимулирования агентов к соблюдению соглашений. Для Норта институты развиваются в повторяющихся взаимодействиях для изменения трансакционных издержек (1990, 61). По общему признанию, он признает, что эти институты могут оказывать глубокое влияние на индивидуальные ценности и мотивацию помимо более непосредственного воздействия на транзакционные издержки. Однако основной причиной возникновения институтов является их приспособление к трансакционным издержкам

 

15) Институциональная политология:

«В 1980-х годах появился «неоинституционалистский» метод в политической науке. Как и наша тема, смысл состоял в том, чтобы повернуть анализ от конкретного выбора, который делают политические агенты, к структурам, которые придают этому выбору контекст. ...»

«Теоретики использовали этот неоинституционалистский метод в трех разных направлениях (Hall and Taylor, 1996). Во-первых, институционалисты рационального выбора объясняли политическое поведение моделью рационального актора, знакомой по экономике. Одна сторона этого подхода придерживается фиксированных институциональных правил и анализирует паттерны выбора как рациональное достижение целей в рамках этих правил.  ...  Другая сторона институционализма рационального выбора делает институциональные правила изменчивыми и объясняет появление и изменение этих правил в результате рационального выбора. ... Социологический институционализм предлагает существенно отличный подход. Вместо того, чтобы моделировать поведение людей как инструментально рациональное преследование целей, они анализируют поведение как результат данной культуры. Существующий набор норм и убеждений придает смысл определенным действиям, и люди мотивированы к действию из-за того, как они понимают окружающий мир.»

«Сегодня в политической науке существуют и другие поджанры институционализма. Мы можем, например, различать «конструктивистский институционализм» (Hay, 2008), «дискурсивный институционализм» (Schmidt, 2008) и «сетевой институционализм» (Ansell, 2008). Каждая из них предлагает разные способы изучения возникновения и изменения политических институтов.»

 

16) Институционализм в политической и моральной философии:

«В философии есть два направления, которые можно определить, как «институционалистские». Первый — и самый доминирующий — развивается из политической философии Ролза. В «Теории справедливости» Ролз определил первичный субъект справедливости как «базовую структуру общества», состоящую из «основных социальных институтов» (1971, 7). Два его принципа справедливости применимы именно к этим институтам и не имеют (прямого) значения для индивидуального поведения. Это радикальный отход от консеквенциалистской моральной теории, которая утверждает, что и люди, и институты должны преследовать определенные цели. Лайам Мерфи возражает против институционализма Ролза, потому что он фокусирует наши усилия на институциональной реформе и, следовательно, заставляет нас упускать возможности сделать мир лучше раньше (1998). Г. А. Коэн утверждал, что нельзя рационально поддерживать идею о том, что институты должны укреплять равенство, не поддерживая при этом идею о том, что индивидуальный выбор должен способствовать равенству (1997). Когда Коэн настаивал на этом аргументе, он сделал еще одно заявление о том, что справедливость является основным моральным идеалом, и все основные моральные идеи должны применяться как к институтам, так и к индивидуальному выбору.»

«Второе направление институционализма в политической философии связано с коммунитарным ответом на либерализм. Здесь политическая лояльность «институционализма» меняется. Ролз был институционалистским либералом, но коммунитаристы часто называют либералов индивидуалистами, которые рассматривают социальные структуры так, как будто они просто возникли в результате выбора свободных и независимых атомов (Kymlicka, 2002). Вопреки этой точке зрения коммунитаристы признают, что люди развиваются в социальном контексте и действуют в рамках определенных ролей, установленных их обществом. Таким образом, коммунитарный вид «институционализма» является ответом на форму либерализма. Коммунистический институционализм стремится сместить фокус теории ценностей с личности на связь норм, практик и социальных ценностей, в которых находятся люди.»

 

17) Правовой институционализм:

«Благодаря работе HLA Hart существует тесная связь между юридическим институционализмом и позитивизмом. Харт утверждал, что правовые системы состоят из набора взаимодействующих социальных правил, и он (первоначально) считал, что обращение к таким правилам не требует моральных обязательств. С момента публикации «Концепции права» это убеждение стало объектом пристального внимания. Харт охарактеризовал социальные правила как включающие «внутренний аспект» одобрения членами социальной группы (2012, 56), и утверждалось, что мы можем понимать этот внутренний аспект только как выражение моральных обязательств. В этом случае право конституировалось бы нормами, выражающими моральные обязательства, и позитивизм Харта был бы значительно смягчен.»

«Хотя эти версии «правового конвенционализма» можно интерпретировать как форму правового институционализма, сама фраза «институционализм» больше всего ассоциируется с работами Нила Маккормика. Для Маккормика правовая система — это «нормативный порядок». Люди действуют в соответствии с тем, что, по их мнению, является общим представлением о правильном поступке. Правила правовой системы являются просто выражением этой общей концепции. Когда Маккормик называет правовую систему «институциональным порядком», он использует термин «институт» так же, как и Джон Сирл. Для Сирла и Маккормика «институциональный факт» — это то, что становится истинным в силу нашего общего признания того, что он таков (MacCormick, 2007, 12; Searle, 1995). Например, кусок металла в моем кармане — это «монета», потому что мы оба распознаем его как монету. Нормативность права объясняется тем, что мы разделяем признание того, что оно выражает правильность действия. Как таковая нормативность права рассматривается этой традицией как институциональный факт

 

18) Определение институтов:

« Как показывает этот краткий обзор, каждая из этих различных форм «институционализма» имеет разные цели, создает разные контрасты и работает в рамках уникальных традиций. Поэтому неудивительно, что эти институционалисты разработали разные определения того, что такое институт. Чтобы продемонстрировать эти различия, мы можем рассмотреть несколько наиболее часто цитируемых определений.

Мы можем определить институт как коллективное действие, контролирующее индивидуальное действие. Коллективные действия варьируются от неорганизованной таможни до многих организованных действующих предприятий, таких как семья, корпорация, холдинговая компания, торговая ассоциация, профсоюз, Федеральная исследовательская система, группа аффилированных интересов, государство. Общим для них принципом является более или менее контроль индивидуального действия коллективным действием. (Коммонс 1934, 69–70)

Институты — это придуманные людьми ограничения, которые структурируют политическое, экономическое и социальное взаимодействие. (Север, 1990, 3)

Относительно устойчивый набор правил и организованных практик, встроенных в структуры значений и ресурсов, которые относительно инвариантны перед лицом текучести индивидов и относительно устойчивы к идиосинкразическим предпочтениям и ожиданиям индивидов и меняющимся внешним обстоятельствам. (Март и Олсен, 2008 г., стр. 3)

Социальный институт в своей самой общей характеристике есть не что иное, как «стабильный, ценный, повторяющийся образец поведения». Эта характеристика может быть слишком общей, чтобы быть ужасно полезной… Тем не менее, относительно общая характеристика — это как раз то, что необходимо, чтобы охватить широкий спектр социальных действий, которые мы хотели бы считать институтами и теоретизировать вместе друг с другом как таковыми. (Гудин, 1996, 21; цитируется Хантингтон, 1968, 12)

Институты — это предписания, которые люди используют для организации всех форм повторяющихся и структурированных взаимодействий. (Остром, 2005, 3)

Общественная система правил, которая определяет должности и должности с их правами и обязанностями, полномочиями и иммунитетами и т.п. Эти правила определяют одни формы действия как разрешенные, другие как запрещенные; и они предусматривают определенные наказания и средства защиты и т. д., когда происходят нарушения. В качестве примеров институтов или, в более общем смысле, социальных практик можно привести игры и ритуалы, судебные процессы и парламенты, рынки и системы собственности. (Ролз, 1971, 47–48).»

 

19) Права собственности. Надо сказать, что никаких природных оснований к ним нет. По мнению большинства их природа конвенциональная:

«Другая защита утверждения Мерфи и Нагеля утверждает, что права собственности являются конвенциональными, что означает, что такие права зависят от государственного законодательства. ...

... Конвенционные права связывают только тех, кто является стороной конвенции или членами сообщества, в рамках которого существует эта конвенция».

 

20) Много интересных моментов возникает при рассмотрении организационных форм типа корпораций. Являются ли они аналогами «физического лица», если по своей сущности они бессмертны:

«В конце концов, не только средняя публично торгуемая корпорация намного богаче среднего человека, корпорации также обладают дополнительным преимуществом бессмертия, которое может позволить им накапливать богатство на протяжении многих человеческих жизней.»

На этой почве возникают юридические коллизии, когда интересы собственников прячутся за «лицом» корпорации:

«Интернет взорвался мемами, высмеивающими предполагаемое смешение человеческих личностей с неодушевленными, целеустремленными корпорациями, ориентированными на получение прибыли. На карикатуре New Yorker изображен корпоративный юрист, умоляющий судейскую коллегию: «Если уколоть корпорацию, разве она не истекает кровью?»

«Они запустили «Движение за поправки», которое стремилось добавить в Конституцию положение, отрицающее, что корпорации являются физическими лицами (Kavoussi, 2012). Избиратели в городах по всей стране приняли резолюции, в которых говорилось, что «корпорации — это не люди» (Bowie, 2019).»

 

21) Делались попытки перенести рыночные отношения в политическую область как полицентричность:

«Полицентричность — это система множества взаимозависимых, но автономных центров принятия решений, действующих в соответствии с всеобъемлющим набором правил и норм, которые они сами устанавливают, контролируют и обеспечивают соблюдение. Центр принятия решений является частью полицентричной системы (а не аутсайдером, на которого могут повлиять действия системы), если он не только подчиняется этим всеобъемлющим правилам и нормам, но также имеет право голоса в их создании, мониторинге, обеспечении соблюдения. , и изменить. Полицентричность является альтернативой как иерархическому управлению, когда лица, принимающие решения на более низком уровне, должны подчиняться командам из центров более высокого уровня и мало влиять на правила, налагаемые на них сверху вниз, так и анархическому (фрагментированному) управлению, при котором не существует общепринятых всеобъемлющих правил и норм. В случае фрагментарного управления мы не можем говорить о «системе», поскольку нет четкого разграничения между инсайдерами и аутсайдерами системы.»

«Рынки являются наиболее хорошо изученным примером децентрализованного феномена «невидимой руки», и концепция полицентричности изначально была разработана путем проведения аналогии между рынками и другими формами эмерджентных порядков. Однако координация на рынках происходит благодаря функционированию системы цен — цены, генерируемые спросом и предложением, действуют как «сигналы, завернутые в стимул» (Cowen and Tabarrok, 2014).»

«Таким образом, полицентричность является одним из ключевых понятий в работе Элинор Остром о самоуправлении. Действительно, ее речь на Нобелевской премии называется «За пределами рынков и государств: полицентрическое управление сложными экономическими системами» (2010a). Как утверждает Элинор Остром, нам необходимо выйти за рамки строгой дихотомии между государством и рынком, согласно которой рынки должны предоставлять частные и клубные блага, а правительства должны предоставлять общественные блага и создавать институты контракта и собственности, необходимые для эффективного функционирования рынков.»

 

22) В русле представлений о полицентричности развивались идеи самоуправления. Лидер этого направления Элинор Остром. Несколько правил этого направления необходимо упомянуть:

«Эти другие правила и нормы создают различные пути для избегания и уклонения. Остромы различают разные уровни правил (E. Ostrom and Ostrom, 2004):

(i) операционные правила — это правила о том, как на самом деле управлять ресурсами и взаимодействовать с людьми по конкретным вопросам;

(ii) правила коллективного выбора — это правила о том, как решать, каковы операционные правила;

(iii) конституционные правила – это правила о том, как выбирать правила коллективного выбора; и

(iv) метаконституционные правила/нормы являются общими критериями, в отношении которых конституционные нормы воспринимаются как легитимные или нет.

Из-за упомянутой выше проблемы разнообразия существует относительно немного, но, тем не менее, важных прямых указаний, то есть рабочих правил, которые мы можем определить:

1.      Принцип исключаемости: четко определенные групповые границы и членство.

2.      Принцип дифференцированных санкций: дифференцированные санкции за нарушение правил.

3.      Принцип местного соответствия: соответствие правил присвоения местным условиям.

4.      Принцип справедливости: пропорциональность между выгодами и затратами различных участников.

5.      Принцип подотчетности: контролеры и исполнители правил несут ответственность за свои действия.

6.      Принцип политического представительства: большинство лиц, на которых распространяются правила, входят в группу коллективного выбора, которая может изменять эти правила.

7.      Принцип разрешения конфликтов: доступ к недорогим локальным аренам разрешения конфликтов, при котором решения воспринимаются как справедливые.

8.      Принцип субсидиарности: внешние государственные органы хотя бы в некоторой степени признают право на самоорганизацию.

9.      Принцип вложенных предприятий: «Присвоение, предоставление, мониторинг, обеспечение соблюдения, разрешение конфликтов и деятельность по управлению организованы на нескольких уровнях вложенного предприятия» (Э. Остром, 2005, 259). »

Интересно, что система самоуправления все равно возвращает иерархичность:

«Точно так же Aligica (2013, 50–51) утверждает, что полицентричность представляет собой сложную систему полномочий, стимулов, правил, ценностей и индивидуальных установок, объединенных в сложную систему отношений на разных уровнях. В работе можно обнаружить очень интересную динамику. Рыночный полицентризм, по-видимому, влечет за собой судебный полицентризм. Судебный полицентризм влечет за собой полицентризм политический, а в свою очередь полицентризм политический влечет полицентризм конституционный. Принимая существование такой системной логики, можно визуализировать всю социальную систему как определенную, подчеркивая потоки, возникающие в пульсирующих полицентрических областях. Полицентризм в одной области влечет за собой и порождает полицентризм в других областях.

Насколько верна эта гипотеза, остается открытым вопросом.»

 

23) Много места в сборнике уделяется функционированию рынка. Но как мне представляется, тут есть некая предвзятость. А именно – производственные вопросы напрямую увязывают с рынком, в то время как они динамически независимы в части своей эффективности. Тут требуется уяснить, что любые участники производства – это частное, а рынки – общее. Т.е. рынки «устанавливают правила», а не наоборот. И не надо это путать с эксплуатацией или с планированием – это тут не причем:

 «Рынки делают определенные вещи очень хорошо, и поэтому неудивительно, что они так популярны. Некоторые из этих преимуществ связаны с товарами и услугами, которые приносят нам рынки — рынки представляют собой высокопроизводительную форму экономической организации и, таким образом, ценны с инструментальной точки зрения. Другие преимущества связаны не с тем, что производят рынки, а с тем, как они это производят — с тем, как рынки поощряют людей относиться друг к другу, и с тем, какой характер они помогают людям развивать.»

«Центральное место в концепции рынка занимает концепция обмена. Рынки основаны на взаимном обмене одной вещи на другую, где каждая сторона обмена обычно руководствуется своими собственными интересами. Как известно, Адам Смит описал это явление в своем «Исследовании о природе и причинах богатства народов»: «Дайте мне то, что я хочу, и вы получите то, что хотите», — вот смысл каждого такого предложения, и оно заключается в этом.»

«Информационная роль цен, таким образом, помогает рынкам производить экономически эффективные результаты, где эффективность понимается с точки зрения максимизации выпуска продукции по отношению к заданному набору ресурсов

 

24) Эксплуатация:

«Эксплуатация — это особый вид несправедливого получения преимущества, уникальный для рыночных обменов. Разногласия среди теоретиков эксплуатации касаются не обоснованности этой обобщенной точки зрения, а природы рассматриваемого извлечения выгоды и его нормативных последствий.»

«Рынки порождают неравенство, но неравенство и бедность — две совершенно разные вещи. Неравенство — это относительная мера того, как один человек или группа живут по отношению к другому человеку или группе. Бедность сложнее определить, но обычно она понимается как более абсолютная мера того, имеет ли кто-то достаточно ресурсов для удовлетворения своих основных человеческих потребностей.»

«Теоретики структурной традиции рассматривают эксплуатацию как результат и присущую социально-экономическим системам господства и угнетения. С марксистской (1847, 1867) точки зрения, в которой эта традиция имеет свои корни, рабочие эксплуатируются системой прав собственности, в которой они фактически не имеют их, и поэтому вынуждены продавать свою рабочую силу капиталисту по цене ниже реальной. стоимость произведенных ими товаров, определяемая количеством труда, необходимого для их производства.»

 

25) Наиболее «бедным» по своему интеллектуальному оформлению можно назвать 5-ю тему, посвященную социальным системам. Как мне представляется, самые важные моменты тут упоминаются вскользь. Вот, например:

«Критически важным для этого упражнения является разработка модели общего конкурентного равновесия и экономики благосостояния

При этом достаточно много критики существующего момента:

«Клановый капитализм — это не капитализм.»

«Кейнс, как критик капитализма, поймал молнию в бутылке, потому что он смог связать самый большой страх современного общества (массовая безработица) с его самым большим негодованием (праздные богатые). Земельная аристократия конца 19 века и бароны-разбойники той эпохи вызвали недовольство, которое сохраняется и сегодня, и недавно было вновь возрождено в работе Томаса Пикетти (2013) и его критике капитализма как изначально порождающего грубое неравенство в обществе. Но источник этого неравенства не в так называемых законах капитализма, а в стратегическом использовании государства бизнесом для создания и защиты привилегий.

Клановый капитализм — это просто современное название меркантилизма, а меркантилизм лучше всего понимать, как общество погони за рентой. Иными словами, тщательно разработанная защита и система политики были созданы для обеспечения власти и привилегий избранного меньшинства, избранного короной. На самом деле, контраргумент правительству как корректирующему требованию должен был, по крайней мере частично, указать на то, что правительство на самом деле было источником неэффективности, нестабильности и несправедливости, а, следовательно, не решением. Именно правительство создало монопольную власть, предоставив предприятиям особые привилегии быть единственным продавцом товара или услуги; именно государственные деньги и кредит исказили ценовые сигналы, и, таким образом, денежный расчет альтернативных моделей инвестирования порождает цикл подъемов и спадов; именно государственная политика усиливала дискриминацию и блокировала социальный прогресс отдельных лиц и групп по признаку расы, религии и этнической принадлежности.»

«Союз между государством и бизнесом, с другой стороны, является источником привилегий и источником наших социальных болезней и патологий

 

26) Капитализм как «социализм»:

«Развитие либерализма отождествляется с отменой привилегий. Короче говоря, либерализм — это проект освобождения от власти и привилегий немногих над многими.»

«С другой стороны, мечты социалистов были направлены на то, чтобы делать хорошо другим, но на практике рухнули в ад на земле в социальных экспериментах 20-го века. Это никогда не следует забывать, хотя это часто бывает. Устремления социализма — передовое материальное производство, согласие между социальными классами и т. д. – на самом деле более эффективно достигаются разнузданным капитализмом, тогда как усилия социалистического планирования превращаются в жестокую форму кланового социализма, где элиты становятся защищенным «новым классом», а страдания масс варьируются от разочарования в потребительском секторе до смерти в ГУЛАГе.

Тот факт, что частная собственность является источником нашей общительности, а не нашего отчуждения, является одним из наиболее важных открытий экономической науки, а также одним из самых трудных уроков для тех, кто мыслит в рамках антипросвещенческого стремления к тотальной революции, а не наряду с просвещенческим проектом разума и доказательств. Эти критики капитализма не интересуются разумом и доказательствами, потому что их позиция проистекает из эстетической позиции, и для них картина капитализма — это просто уродливый и деформированный образ жизни человечества. Противодействие этой картине — непростая задача, но именно от этой задачи во многом будет зависеть будущее капитализма.»

«Социализм на практике — это милитаризация экономики и общества. Это представляет собой большую трагедию, поскольку благородные идеалы искоренения власти и привилегий не приводят к Новому Иерусалиму, как обещала Лейбористская партия Великобритании, не приносят Новую цивилизацию, как обещали Сидней и Беатрис Уэбб, и, конечно же, не приводят к переходу нас из царства необходимости в царство свободы, как это предвидели Маркс и большевики. Это приводит к «Дороге к рабству», как и предупреждал Хайек.»

«Наша оценка капитализма не может быть предоставлена таким художественным изображениям, оторванным от науки о реальности. Скорректировав это, уродливая картина, нарисованная Руссо, Мальтусом, Марксом и Кейнсом, на самом деле может оказаться прекрасной картиной творческой энергии человечества, направляемой не через декреты сверху вниз, а через стимулы и инициативы снизу-вверх, открытие, использование и распространение контекстуальных знаний для обеспечения экономического прогресса и улучшения условий жизни людей. Капитализм сделал это, и капитализм будет продолжать делать это, если мы просто продолжим уважать, уважать достоинство и предоставлять свободу обычным людям, чтобы они могли достичь выдающихся результатов и сделать всех лучше.»

 

27) СОЦИАЛИЗМЫ:

«Конечно, не все приветствуют это социалистическое возрождение. Среди противников есть президент Дональд Трамп. «Здесь, в Соединенных Штатах, — заявил Трамп в своем обращении к Конгрессу США в 2019 году, — мы встревожены новыми призывами принять социализм. Америка была основана на свободе и независимости, а не на государственном принуждении, господстве и контроле. Сегодня вечером мы подтверждаем нашу решимость, что Америка никогда не будет социалистической страной»

Трамп далеко не одинок в своем неприятии социализма. В то время как молодые и прогрессивные, возможно, готовы встать на социалистические баррикады, их старшие и более консервативные соотечественники не присоединятся к ним в ближайшее время. Согласно Gallup, социализм не нравится 91% республиканцев и 72% американцев старше 65 лет (Jones and Saad, 2019). Сложите все это, и примерно две трети населения страны считают, что «социализм — отстой», как выразился Turning Point USA (влиятельная консервативная группа университетского городка). »

«Социализм означает экономическую демократию, а не экономический авторитаризм.»

«Рынки — это всего лишь инструменты для передачи информации и мотивации экономической деятельности.»

 

28) Концепция экономической демократии (социализма):

«Таким образом, социализм означает экономическую демократию, которая, в свою очередь, предполагает расширение прав и возможностей обычных людей в их роли потребителей, граждан и производителей. В экономической демократии ключевые решения о производстве (что производится?), инвестициях (как мы направляем излишки?), распределении (как мы распределяем покупательную способность?) и условиях труда (как мы разделяем труд и структурируем рабочая среда?) создаются не капиталистами, не выборными менеджерами, не безответственными государственными чиновниками, а «всем сообществом людей, обслуживаемых экономикой, живущих с ней или в ней

«Обратите внимание на контраст с капитализмом: при капитализме большая часть инвестиций поступает из частных, а не государственных источников. Таким образом, и объем, и направление экономического развития зависят от прихотей и способностей частных инвесторов. Позвольте мне подчеркнуть этот момент, который может показаться сухим и техническим, но на самом деле имеет первостепенное значение. При капитализме будущая экономическая траектория общества во многом определяется несогласованными, своекорыстными решениями богатых инвесторов.»

«Таким образом, рыночный социализм обещает освободить нас от отчуждающего подчинения рыночным силам, не уничтожая при этом рынок полностью. На мой взгляд, это обеспечивает правильный баланс между сознанием, социальным контролем и невидимой рукой Смита (Арнольд, 2017). При рыночном социализме мы подчиняем рыночные силы нашей коллективной воле, даже когда мы используем их динамизм и мощь.»

 

29) Важность вклада Джона Ролза:

«Фоновые условия справедливости включают постоянную корректировку «чисто процессуальной фоновой справедливости» (Rawls, 2001, стр. 53). Именно в этом заключается дораспределительная забота о накоплении, хранении и распределении капитала, и именно поэтому Ролз считал, что демократия, основанная на собственности, является спецификацией его идеала справедливости как взаимной честности.»

«...Ролз полагал, что при этих ограничениях его пред-распределительное предложение приведет к требовательному эгалитарному результату, который, по сути, был институциональной реализацией его идеи справедливости как взаимной честности (Rawls, 2001).»

«Ролз поставил на повестку дня современной политической философии саму идею того, что он назвал нашим «выбором социальной системы» (Rawls, 2001). Это идея о том, что мы можем выбрать из конечного списка общий тип социально-экономической системы, который представляет собой реализацию различных концепций справедливости. Ролз также считал, что определение чего-либо, кроме разделительного ответа на этот вопрос, выходит за рамки политической философии. Политическая философия позволяет нам исключить из его списка командный социализм, капитализм laissez-faire (свободы предпринимательства) и капитализм государства всеобщего благосостояния, но не делает выбор между собственнической демократией и либеральным рыночным социализмом. Выбор между этими двумя системами частной собственности, реалистически-утопической и рыночной, но некапиталистической, должно было быть сделано каждым обществом в свете его собственной истории и традиций.»

 

30) СОЦИАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ:

«Термин «социал-демократия» чаще всего используется для описания политической и экономической структуры стран, подобных скандинавским. Эти общества имеют сильную защиту прав рабочих и государственное регулирование капиталистической экономики. Соответственно, считается, что социал-демократические экономические системы обладают следующими свойствами (например, Vaut et al., 2011):

•      Регулируемый капитализм: средства производства (в основном) находятся в частной собственности, но демократический контроль над этой собственностью уменьшает накопление капитала в руках немногих и предотвращает переход имущественного неравенства в политическое неравенство.

•      Интервенционистская экономическая политика: государство активно стремится стимулировать потребление, увеличить занятость и смягчить колебания в экономике (например, стимулирующие расходы в периоды медленного роста, повышение процентных ставок в периоды быстрого роста).

•      Работа как основной источник дохода: полная занятость обеспечивает достаточные средства для достойного существования; государство стремится обеспечить полную занятость и равную компенсацию за равный труд.

•      Сжатое экономическое неравенство: неравенство в богатстве и доходах принимается, но сжимается системой законов и политики (например, прогрессивное налогообложение, расширение прав и возможностей профсоюзов, бесплатное образование и профессиональная подготовка, гарантии социального обеспечения, не привязанные к истории занятости).

•      Регулируемые переговоры: прибавочная стоимость продукции делится посредством постоянного и хорошо регулируемого процесса переговоров, который обеспечивает примерно равные преимущества при переговорах между капиталом и трудом (или государственным работодателем и работниками).

•      Рыночное распределение: поток производственных ресурсов и продуктов определяется обменом на свободном рынке. Однако государство поддерживает предоставление общественных благ и может производить, и распространять основные товары и услуги (такие как инфраструктура, образование и здравоохранение).

•      Безусловное социальное обеспечение: всем членам общества гарантируются элементы достойного существования (жилье, питание, здравоохранение и т.д.) независимо от трудового стажа.»

 

31) Социал-демократия как теория справедливости:

«Хотя история социал-демократии в какой-то мере ведет к объяснению социал-демократических институциональных обязательств, она оставляет открытым вопрос об их оправдании. При одном понимании социальная демократия стала утилитарной (или велфаристской). Социал-демократы и правые либералы сходятся во мнении о цели (максимизации общего благосостояния), но расходятся во мнениях относительно средств достижения этой цели. Социал-демократы придерживаются более кейнсианского подхода, сосредоточенного на росте среднего класса и ограничении экономического неравенства. С другой стороны, социал-демократия стала плюралистической по отношению к ценностям; он утверждает ценности свободы, равенства и благосостояния, а затем пытается сбалансировать их с помощью социал-демократической системы.»

«Социал-демократы склонны соглашаться с правыми либералами в отношении созидательной силы частной собственности, свободного рынка и предпринимательства, но они добавляют, что мы также должны сосредоточиться на совместной работе, связанной с производством и распределением товаров и услуг. Все товары и услуги общества производятся и распределяются (обременительными) усилиями отдельных людей. Другими словами, социал-демократы добавляют марксистское (и, по сути, локковское) понимание того, что работа является источником большей части общественных благ, даже если они отвергают марксистский переход от этого понимания к трудовой теории стоимости.»

«Отвергая трудовую теорию стоимости, социал-демократы тем не менее соглашаются с марксистским вниманием к вкладу труда и рабочих. ...  Вместо этого социал-демократы отстаивают равное положение рабочих как в экономической, так и в политической сфере. Производство и распределение товаров и услуг — это также работа инвесторов, банкиров, буржуазных собственников, фермеров, ученых, государственных администраторов, работников сферы обслуживания и промышленности. Нет привилегированных политических или экономических субъектов; вместо этого в кооперативной системе существует (или должно быть) разделение труда, при котором все участники пользуются равным статусом кооператоров и вносят свой вклад в обмен на справедливую долю продукта. В идеале все свободно работают вместе на равных в производстве и распределении товаров. В свою очередь, все имеют равные права нести только справедливую долю бремени и получать взамен справедливую долю продукта (что не то же самое, что равное бремя или доля).»

 

32) Принципы справедливости социал-демократов:

« а) Первый принцип: обеспечение социального сотрудничества. Социал-демократия утверждает равный статус всех граждан как свободных и равных соучастников. Соответственно первый принцип требует, чтобы все граждане пользовались системой прав, адекватной этому статусу:

•      Гражданские права. К ним относятся свобода мысли и религии, защита от насилия и принуждения, свобода передвижения и свободный выбор занятий.

•      Демократические права. К ним относятся право создавать политические партии, вступать в них и выходить из них, голосовать на свободных и справедливых выборах, право на свободу ассоциации, свободу слова и собраний.

•      Экономические права. К ним относятся доступ к значимой занятости, создание профсоюзов и вступление в них, образование и профессиональная подготовка, а также базовое медицинское обслуживание.

•      Гарантии социального обеспечения. К ним относятся безусловный доступ к достаточному питанию и питью, жилью, службам экстренной помощи, начальному образованию, базовому медицинскому обслуживанию, а также защита и гарантии верховенства закона

b)    Второй принцип: справедливое распределение работы и ее продукта

Хотя социал-демократы признают, что в обществе существуют экономические классы, включая капиталистов и рабочих, они требуют, чтобы при рождении перспективы членства в этих классах были примерно равными. Другими словами, социал-демократия утверждает сильный принцип равенства возможностей, согласно которому несправедливо, если карьера и экономические перспективы зависят от социального класса, связей или материального положения родителей. Такое неравенство привело бы к несправедливому распределению работы, а также доходов и богатства, которые можно заработать благодаря труду (и, следовательно, как бремени, так и выгод сотрудничества).

Равенство возможностей может быть определено как в слабой, так и в сильной форме. В своей слабой форме он просто говорит о том, что последствия социальной лотереи должны быть смягчены, насколько это возможно, при соблюдении основных прав (например, сколько времени семья тратит на образование детей). Следовательно, мы должны стремиться к такой экономике, в которой распределение экономических преимуществ зависит от природных талантов, усилий, выбора и удачи. Сильная форма требует, чтобы мы максимально смягчали последствия как социальной, так и естественной лотереи, соблюдая при этом основные права.  В этой форме экономический успех является функцией усилий, выбора и удачи, но не природных талантов.»

 

33) Справедливое распределение благ:

«Справедливость, кажется, имеет два уровня. На первом уровне это предполагает своего рода законопослушность. Те, кто нарушает закон, «привлекаются к ответственности», и «департаменты юстиции» добросовестно исполняют закон. На втором уровне справедливость определяет, каким должен быть закон. Чтобы иметь справедливое общество, нам иногда нужно менять законы. Таким образом, правосудие второго уровня часто требует реформирования правосудия первого уровня.

Дискуссии о «распределительной справедливости» сосредоточены на конкретной цели реформы. Это забота о том, как преимущества и недостатки общества распределяются между его членами. У одних больше богатства, чем у других. У некоторых больше возможностей, чем у других. Доход, политическая власть, экономическая власть, культурная власть и социальная основа самоуважения распределены по обществу в неравных количествах. Проще говоря, распределительная справедливость определяет надлежащее распределение этих преимуществ.»

«Распределительная справедливость представляет особый интерес для исследователей PPE, потому что любое распределение является результатом определенных экономических и политических систем.»

«В своей влиятельной «Теории справедливости» Джон Ролз выразил мнение, что институты — в частности, институты базовой структуры общества — являются первым субъектом справедливости. В конце 20 века эта точка зрения была оспорена с двух точек зрения. Во-первых, сторонники эгалитаризма, такие как Г. А. Коэн, утверждали, что сторонники Ролза неправильно понимают природу справедливости. Справедливость — это базовый нравственный идеал, применимый как к политике, так и к личному выбору, поэтому мы не можем оправдывать эгалитарные институты, не принимая при этом обязательств по эгалитарному личному выбору. Во-вторых, консеквенциалисты, такие как Лайам Мерфи, утверждают, что такая точка зрения ограничивает нашу способность сделать мир более справедливым. Люди должны работать над улучшением мира всякий раз, когда у них есть возможность сделать это, а не только над улучшением институтов. В «Институтах и эгалитаризме» Кок-Чор Тан отстаивает позицию, согласно которой первичная обязанность человека перед правосудием состоит в том, чтобы продвигать справедливые институты. Он утверждает, что институциональная реформа с большей вероятностью устранит коренные причины несправедливости, а не только смягчит ее последствия. Более того, институты структурируют наши индивидуальные права и обязанности, поэтому у нас не может быть справедливого мира без изменения несправедливых институтов. Он обращается к оставшимся возражениям против институционалистской точки зрения и даже связывает обязанности ремонта с обязательствами изменить институты.»

 

34) Высокий либерализм:

«Высокий либерализм — это прогрессивное демократическое развитие классической либеральной традиции с середины XIX века до настоящего времени. Он имеет три основных философских источника: во-первых, высокий либерализм развился как либеральный ответ демократическим идеям и движениям, начиная с Французской революции. и под влиянием работ Руссо о социальном равенстве и демократии. Во-вторых, высокий либерализм был вдохновлен идеями автономного самоопределения и индивидуальности XIX века, разработанными в рамках немецкого идеализма, а также Дж. С. Миллем и другими. В-третьих, высокому либерализму в дальнейшем способствовала социалистическая критика капитализма laissez-faire и классического либерализма, а также ответы на эту критику Дж. С. Милля, Т. Х. Грина, Джона Дьюи и других.»

«Высокий либерализм в первую очередь отличается от классического либерализма, включая либеральный либертарианство, в следующих отношениях:

А.     Высокий либерализм считает равные политические права на участие необходимыми для социального равенства и, таким образом, включенными в число основных прав и свобод. Более того, он гарантирует гражданам справедливые возможности для осуществления равного политического влияния, независимо от благосостояния или социального класса.

B.      Помимо основных свобод занятий и прав на личную собственность, достаточных для независимости, высокие либералы считают экономические свободы, владение и контроль над производственными экономическими ресурсами неосновными правами. Условия владения и контроля над средствами производства должны определяться демократическим путем в соответствии с соответствующей концепцией распределительной справедливости, которая смягчает неравенство, чтобы дать гражданам возможность лучше удовлетворять основные потребности, эффективно пользоваться основными свободами и поддерживать свое социальное и политическое равенство. .

C.      Высокий либерализм гарантирует не просто формальное равенство возможностей в борьбе за открытые должности, но реальные или справедливые равные возможности для всех граждан. Это позволяет членам общества развивать и воспитывать свои врожденные способности, чтобы они могли пользоваться преимуществами культуры и конкурировать на справедливых условиях за образование, работу и другие социальные должности.

D.     Высокий либерализм принимает преимущественно конкурентную рыночную систему распределения производственных ресурсов, включая рабочую силу. Тем не менее, он регулирует рынки, чтобы предотвратить концентрацию богатства и рыночной власти, обеспечить меры по охране труда и технике безопасности, предотвратить жестокое обращение и несправедливую эксплуатацию работников, а также гарантировать условия, позволяющие работникам объединяться в профсоюзы и рабочие кооперативы.

E.      Высшие либералы поддерживают нерыночный критерий распределительной справедливости, который (1) гарантирует всем членам общества права на универсальные средства, достаточные для удовлетворения основных потребностей, эффективного осуществления основных прав и свобод, использования возможностей и сохранения личной независимости. , и (2) ограничивает экономическое неравенство до степени, необходимой для поддержания социального и политического равенства граждан.

F.      Высшие либералы имеют расширенную концепцию общественных благ, соответствующую их концепции общих интересов свободных и равных демократических граждан.

G.     Высшие либералы имеют широкое представление о роли публичной политической власти в поддержании справедливости и содействии общественному благу. Более того, высокие либералы интерпретируют публичную политическую власть как требование публично-политического обоснования законов и их применения, которое должно осуществляться с точки зрения общих общественных мотивов, отражающих общие интересы свободных и равных демократических граждан.»

 

35) Институциональный идеал:

«Следовательно, необходимо провести границу между справедливостью и личными занятиями. Институциональный идеал, ограничивая место отправления правосудия институтами, представляет собой осуществимый метод демаркации границы между правосудием и личными требованиями (см. Rawls, 2001, 556). Он обеспечивает идентифицируемую цель для людей, чтобы они могли направлять свои обязанности по отправлению правосудия, соблюдая при этом пространство, в котором они могут допустимо преследовать свои личные цели»

«...Институциональный подход не говорит о том, что справедливость исчерпывает область нравственности, что не существует нравственных отношений вне институционально регулируемых. И если требования благодеяний действуют в справедливых обществах, они действуют и в несправедливых обществах. Ключевым моментом является то, что это не требования справедливости.

Это не просто смысловой момент. Когда мы называем долг долгом справедливости, мы придаем ему известное превосходство над другими моральными требованиями. Благотворительность, напротив, обычно считается одной из ценностей среди других, которая может быть предметом некоторого личного усмотрения или сортировки (в том смысле, что действующий должен решить, какие из его обязанностей более важны). Таким образом, многое по существу зависит от того, характеризовали ли мы наши межличностные требования вышеуказанного рода как требования благодеяния или требования справедливости.»

 

36) Демократия:

«Назовем это «моделью народного суверенитета». Теория выглядит следующим образом: во-первых, она утверждает, что у граждан есть различные интересы и цели, некоторые из которых эгоистичны, а некоторые нет; во-вторых, они узнают, как устроен мир, политика и экономика. У них формируются политические убеждения, и они начинают отстаивать различные политические направления, потому что верят, что эти действия помогут реализовать их цели; в-третьих, они изучают предлагаемых кандидатов и партии и, как правило, голосуют за наилучшее совпадение с реальными шансами на победу; в-четвертых, поскольку все так делают, победившие кандидаты или партии будут стремиться соответствовать требованиям большинства. Таким образом, политика и законы, которые реализуются после выборов, как правило, отражают идеологические предпочтения победившей коалиции избирателей. Наконец, и в-пятых, если лидеры делают плохую работу, избиратели наказывают их, проголосовав за них на следующих выборах. (Техническим термином для такого поведения является «ретроспективное голосование», когда избиратели решают, оставить или убрать действующего президента, основываясь на его прошлой работе.)»

«Возможно, демократическое голосование имеет те же черты, в которых группа мудра, хотя отдельные лица внутри группы — нет. Три популярные математические модели часто используются для защиты демократии именно таким образом:

1.    Чудо агрегации : невежественные избиратели будут голосовать случайным образом. Соответственно, они компенсируют друг друга, оставляя хорошо информированному меньшинству решать исход выборов. Большой электорат, состоящий в основном из невежественных избирателей, ведет себя как информированный электорат.

2.    Теорема Кондорсе о жюри : если в среднем у отдельных участников группового решения больше шансов получить правильный ответ, чем неправильный, то по мере того, как группа становится больше, вероятность того, что группа выберет правильный ответ, приближается к единице. (Однако, если вместо этого у отдельных участников в среднем больше шансов получить неправильный ответ, чем правильный, то по мере увеличения группы вероятность того, что группа выберет неправильный ответ, приближается к единице.)

3.    Теорема Хонга-Пейджа . При определенных условиях, когда группы принимают коллективное решение, увеличение когнитивного разнообразия членов группы лучше повышает надежность группы в целом, чем повышение надежности отдельных членов этой группы.

Каждая из этих теорем опирается на математическую модель. Важный вопрос заключается в том, соответствуют ли модели тому, что происходит при демократическом принятии решений в реальной жизни.»

 

37) Некомпетентное правление несправедливо:

«Представьте себе уголовное дело об убийстве. Предположим, что судебный процесс проходит в обычном режиме, и обвинение, и защита представляют свои доводы, доказательства и т. д. Однако предположим, что жюри обладает любой или всеми из следующих характеристик:

1.    Они невежественны . Они не обращают внимания на обстоятельства дела. Они отказываются читать стенограмму. Они подбрасывают монету и признают подсудимого виновным.

2.    Они дезинформированы . Присяжные глубоко неверно понимают обстоятельства дела. Например, у них явно ложные представления о том, где находился подсудимый во время убийства, каковы были отношения подсудимого с жертвой и так далее. Их ложные убеждения объясняют, почему они признали его виновным.

3.    Они иррациональны. Они обращают внимание на обстоятельства дела, которые достаточно ясно указывают на невиновность подсудимого. Однако присяжные обрабатывают информацию глубоко иррациональным образом и приходят к выводу, что он виновен.

4.    Они злонамеренны, эгоистичны или действуют недобросовестно . Они признают подсудимого виновным в том, что он является членом нелюбимой религиозной группы, или в том, что он владеет конкурирующим рестораном, или в том, что они получили взятку.

5.    Они племенные . Они признают подсудимого виновным, потому что они как раз из тех людей, которые каждый раз голосуют виновными, невзирая на факты.»

«Принцип компетентности

Несправедливостью и нарушением прав гражданина считается насильственное лишение его жизни, свободы или имущества либо причинение значительного вреда его жизненным перспективам в результате решений, принятых некомпетентным совещательным органом, или в результате решений сделано некомпетентно или недобросовестно. Политические решения считаются законными и авторитетными только в том случае, если они принимаются компетентными политическими органами компетентным образом и добросовестно.»

 

38) Обеспечение информированного и равного участия:

«Демократия — это система коллективного принятия решений, в которой взрослые имеют право на равных участвовать в некоторых важных этапах принятия решений. В современной представительной демократии люди на равных участвуют в голосовании за представителей в законодательной и исполнительной, а иногда и в судебной власти. Самая основная структура прав, в соответствии с которой люди участвуют в демократическом обществе на равных, состоит из права голоса, права баллотироваться на посты, права объединяться с другими в политические партии и другие политические ассоциации, права свободно выражать свое мнение. в поддержку кандидатов, партий, политики или основных целей политики. Право голоса подчиняется эгалитарному принципу; принцип один человек один голос. Это подразумевает, что люди имеют равные голоса на каждых выборах, в которых они могут участвовать, это требует, чтобы правило принятия решений было мажоритарным, и во многих случаях это требует, чтобы законодательные округа были одинакового размера, чтобы голос каждого человека учитывался одинаково с точки зрения Его влияние на законодательную власть.»

« - Первым измерением политической власти в демократии является минимально эгалитарная демократия. Это распределяет своего рода грубую власть над коллективным принятием решений в том смысле, что оно еще не предполагает способности убеждать других.

- Существует второе измерение, необходимое для понимания демократии, и это измерение информационной власти. Вопрос в том, что люди делают с правами, которые у них есть? Это зависит от имеющейся у них информации об обществе, политике и отношении политиков к политике. Под «информацией» я подразумеваю содержание убеждений и ценностей, которыми они обладают.»

«Профсоюзы традиционно собирали деньги у своих членов для поддержки партий и кампаний кандидатов, а также для поддержки усилий по лоббированию. И эти члены, как правило, относятся к нижнему среднему классу. Здесь мы видим функцию профсоюзов в агрегировании информации о работниках и информировании каждого из них, а также в финансировании передачи информации о потребностях и требованиях рабочих обществу в целом, а также процессу законотворчества.»

«Право на участие в политике на равных содержит два отдельных элемента: право грубой силы голосовать, выражать свое мнение, объединяться с другими и баллотироваться на свободные и честные выборы; и права на информационную власть, которые включают права на способность стать опытным избирателем и способность передавать информацию. И то, и другое необходимо для равного участия.»

39) Социальное доверие:

«В обществах с высоким общим социальным доверием институты функционируют довольно гладко, экономика часто устойчива, и люди готовы взаимодействовать с теми, кого они не знают, для заключения сделок и часто для выполнения коллективных задач.»

«В исследовании, документирующем различия в уровне социального доверия между странами, неудивительно, что страны Северной Европы, такие как Дания, Швеция и Норвегия, занимают первые места, в то время как страны бывшего Советского Союза, такие как Болгария и Румыния, а также некоторые страны Южной Африки. и Южная Америка (например, Перу, Колумбия и Бразилия) занимают довольно низкое место. Эти различия могут быть связаны с несколькими факторами, но одними из наиболее важных являются уровень доверия к государственным органам и чиновникам, уровень коррупции и степень неравенства в обществе.»

«Сотрудничество имеет центральное значение для общества. Это облегчает коллективные действия и участие в управлении, способствуя созданию общественного порядка. Часто утверждается, что доверие ведет к сотрудничеству, но сотрудничество, как правило, страдает от проблем безбилетника, лежащих в основе социальных дилемм, в которых индивидуальные интересы противопоставляются коллективным интересам. Такие социальные дилеммы обычно возникают в сложных социальных системах, в которых само по себе доверие вряд ли может предложить решение.»

«Как отмечает Фукуяма: «Широко распространенное недоверие в обществе… облагает своего рода налогом все формы экономической деятельности, налогом, который не должны платить общества с высоким уровнем доверия». Этот налог является платой за механизмы переговоров, регулирования и правоприменения, которые необходимы для обеспечения транзакций в условиях низкого социального доверия и высоких рисков отступничества.  ...   В анализе Фукуямы примерами обществ с более высоким уровнем доверия, отвечающих на эти вызовы, являются Германия, Япония и, в некоторой степени, Соединенные Штаты (более сложный случай).»

«Среди наиболее важных факторов, последовательно определяемых как факторы, связанные с низким уровнем социального доверия (а также доверия к институтам), является степень неравенства в обществе. Это помогает частично объяснить, например, то, что называют «скандинавской исключительностью» в отношении столь высокого уровня всеобщего доверия.»

«Несправедливые нормы и практика могут подорвать все виды общего доверия. Было пролито много чернил, доказывающих пагубное влияние разнообразия на сплоченность и доверие; однако эта программа исследований в конечном итоге обнаружила только узко применимые эффекты. Напротив, неравенство подрывает общее доверие к людям больше, чем любой другой фактор. Как проявление несправедливости в социально-экономических вопросах, неравенство между социальными отношениями и классами может порождать сильные негативные чувства и представления, которые подрывают наше взаимное чувство  доверия. Аналогичным образом коррупция оказывает пагубное влияние на общее доверие к институтам. Являясь формой несправедливости в общественном и политическом пространстве, коррумпированные нормы и практика подрывают наши убеждения в том, что правосудие слепо, что правила должны применяться беспристрастно и что лидеры заботятся о наших интересах.»

***

Многие вопросы, такие как гендерное неравенство, феминизм, расизм, рынки жилья, различие социал-демократии и демократического социализма, коррупция и т.п. были пропущены в данном обзоре.

 

Выводы:

1) Социальные роли (отражение субстанциальности) должны быть не только в семье, но и в обществе. Есть подозрение (пока не проясненное), что их путают с классами.

Субстантивный дуализм предполагает, что любая (конвергентная) ситуация сводится к тому, что участники выступают на одной из сторон:

- пассивной (частной, уникальной, «материальной»);

- активной (общей, универсальной, «идеальной»).

Так, при любой форме организации (фирме) в обществе, есть его административно-исполнительная-производственная (частная) часть и должна быть профсоюзная (общая) часть. Эта двойственность и предполагает проецирование на устройство государства. Партийное политическое устройство – это поблажка капитализму (неоправданной роли денег).

2) Меркантильность (денежная, номенклатурная и т.п. рента) и маргинальность (движение по периферии в "оторванности")  социальной жизни упоминаются в этом произведении вскользь, как некий внесистемный атавизм. Но, похоже, что для России – это и есть  главное содержание его социального.

3) Возможность однозначно привести данный сборник к какому-то "знаменателю", как предполагает философия - "предельному обобщению", пока не представляется возможным.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (15)

Тема:  Двойственность: порядок/хаос

Источник:  Michael Salvatore, Towards a Consilience of Order and Chaos 
(На пути к согласию порядка и хаоса)

В рамках домена «... .edu», статья была выставлена для дискуссии. Собственно, меня заинтересовала преамбула автора к своей статье (в которой ничего необычного нет):

"Возможен ли универсальный смысл? Как бы это выглядело? В этой статье предлагается один из подходов к этим вопросам, рассматривающий различные модели жизни, которые сходятся на общих аксиомах Порядка и Хаоса. Любая обратная связь будет глубоко признательна."

Проповедь:

Как по мне, это исторически утвердившая себя с античных времен пара диалектического единства: порядок/хаос (где "/" символ этого единства). На ум стразу приходят "ячейки Бенара" ...

Некоторые соображения по теме:
1) На злобу дня: а чем не пара название романа Л. Толстого: "Война и Мир"? Можно вспомнить и другие пары, но уже не такие "агрессивные":

Это хорошая тренировка для ассоциативного мышления.

2) Очень интересную параллель проводит один из дискурсантов ():

Да.  Эволюционная теория основана на взаимной связи между порядком и хаосом. Каждый требует, чтобы другой был самим собой. Вместе они представляют собой другой вид отношений "часть-целое", в котором "части" своим постоянным взаимодействием влияют на постоянно меняющуюся структуру "целого", а "целое", в свою очередь, влияет на ежеминутное взаимодействие "частей" друг с другом.   Джозеф А. Брэкен, S.J./Университет Ксавье / Цинциннати, Огайо

3) Вот еще интересное замечание:

2) супрадуальная логика, которая превосходит принципы тождества, непротиворечивости и исключенной середины (Tertium non Datur) аристотелевской дуальной логики, логики бутылки Клейна, топо-логики, которая является воплощением феноменологии, впервые предложенной Хайдеггером и Мальпасом - и Марселем Прустом - и реализованной Рапопортом как совокупность знаний, включая семиозис, восприятие, познание, нейробиологию, анатомо-физиологию, физику, логику, музыку и т.д.Рассмотрим ли мы теорию нелинейных динамических систем с их хаотическим поведением, собственно теорию сложности в терминах качественного поведения, хаос, который возникает из порядка, заданного дифференциальными уравнениями, и выражается их асимптотической эволюцией во времени как геометрия-топология хаоса в их многообразиях аттракторов мы снова обнаруживаем, что поверхности ленты Мебиуса и Бутылок Клейна, которые воплощают супрадуальность, поскольку они интегрируются Снаружи и Внутри, а не организуют онто-эпистемологию и метафизику, вызывая их двойственность, тогда эти гиперкомплексные геометрия-топология хаоса, возникающая из детерминированных дифференциальных уравнений, даны этими поверхностями, которые объединяются Снаружи и Внутри.

4) вот тут, похоже, не понимание принципа "орто-" (созидательности) и "анти-" (разрушительности):

Люси Петреску / Lucy Petrescu

Порядок и хаос - это два центростремительных, центробежных (это "анти-"), взаимозависимых принципа.  Если один исчезнет, другой автоматически уничтожит себя. Между ними должен быть баланс. Невозможно понять значения значений, ценности, цели порядка без понимания значений значений, ценности, цели хаоса, качества их взаимодействия, режима функционирования в определенной пространственно-временной системе отсчета. Могут ли (чрезмерный) порядок и (чрезмерный) хаос сосуществовать в одной и той же пространственно-временной среде? Конфликт неизбежен. Они устраняют друг друга.

Что касается общества, то восприятие и качество взаимодействия с этими двумя принципами индивидуальны.  Хаос - это вызов, который способствует преодолению своего состояния. Эволюция порядка была бы невозможна без вызова хаоса. Таким образом, они создают друг друга и расширяются прямо пропорционально. Однако "избыточная безопасность не просто препятствует адаптации, но и ведет скучную или угнетающую жизнь; избыточная вариативность не только разрушает системы, но и вызывает беспокойство и замешательство". - Джордан Питерсон

5) На вопрос: "Возможен ли универсальный смысл?", я по-прежнему согласен с А.Ф. Лосевым: "Эйдос есть смысл". А вот эта двойственность - его сущность (2-й статус любого эйдоса). Просто, для "объемным" понятий построить такой эйдос всегда проблематично.

ВложениеРазмер
2022-06-16_16-45-02.png 78.94 КБ
Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (16)

Тема:  субстанциальная двойственность: грамматика/топология

Источник:  Gramma/topology: the short version ... a theory of knowing  (Грамматика/топология: краткая версия теории познания)

Автор: Johann van der Merwe

Проповедь:

Изучая эйдосы в теории и на практике,  пришел к выводу, что ближе всего к истине, будет определение их как семитических инвариантов, в концепции представления онтологии как технологии Единого. То есть, в таком представлении, эйдос линейной геометрии:

точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигура

вместе с субстанциями этого эйдоса: направление (активное) и протяженность (пассивное), представляют собой конструктор той самой реальности, которую исследует онтология. Сущность данного конструктора: линия = протяженность/направление (где символ «/» отражает диалектическое единство субстанций).

Точно в таком же смысле использует и автор данной статье свое представление о дизайне через двойственность: грамматика/топология. Поскольку «разброс» применимости данной двойственности у автора довольно значительный (социология, аутопоэзис, кибернетика, теория систем, ...) статья представляет интерес для философии (как предельного обобщения).

Соображения по теме:

1) Слово дизайн одно из излюбленных в западной философии. Сам автор в конце своей статьи примерно так его определяет, нацеливаясь на образовательную деятельность как совпадения теории и практики (далее везде выделено мной – В.С.):

«Успех критического мышления на уровне докторантуры зависит от успешного слияния теории и практики на уровне бакалавриата, учитывая, что исследования и преподавание рассматриваются не как два отдельных потока деятельности в рамках дизайнерского образования, а как две стороны одной медали. Если мы серьезно относимся к дизайну как к агенту изменений и к способности дизайна иметь дело с трансформирующимся миром, мы должны обратить внимание на «более крупные вопросы того, как ведется современный социальный дискурс» (Марголин, 2002: 119). , и для этого мы должны «расширить сферу исследования… и раздвинуть границы нашей системы, чтобы включить другие важные аспекты мира, в котором практикуется дизайн» (Финдели, 2001: 5-17). ).»

А еще ранее он писал:

«В этой главе я излагаю возможную основу для дизайнерской теории познания, называемую грамматикой/топологией, структуру, которая одновременно является обрамляющим действием в реальном времени; это средство для достижения цели.»

Это очень хорошее замечание для понимания природы двойственности как всеобъемлющего онтологического принципа. Отметим сразу ближайшие экзистенциальные эквивалентности этого принципа:

дискретное/непрерывное ~ синтаксис/семантика ~  «материальное»/«идеальное» ~  ...

наряду с исходной классикой (архэ): вещественное/энергийное ~ 1.

2) Автор развивает идею познания и конструирования как идею некого челнока, двигающего между внешним и внутренним, явным и неявным, ... обозначая это «Зона Ближайшее развитие (ZPD)»

«Представьте себе три «зоны обучения», если хотите, и далее представьте себе постоянное взаимодействие между тем, чего учащийся уже может достичь (уже «знает»), и теми задачами, которые требуют «внешней» помощи; движение знания колеблется между зоной неявного обучения и зоной явного обучения, а гибридное новое понимание происходит в середине, в центральной зоне ближайшего развития.»

«Брунер (цит. по Robson, 2006: 32) дал следующее объяснение: учитель, лектор, репетитор или родитель «служит учащемуся в качестве заместительной формы сознания до тех пор, пока учащийся не сможет управлять своими действиями через собственное сознание», и контроль», т. е. обучающийся «заимствует» познавательную способность другого человека, как бы выходя в эту внешнюю (эксплицитную) зону и возвращая это новое знание во внутреннюю (неявную) зону.»

«. «Двигателем» наших процессов обучения является эта промежуточная ZPD, которая структурируется и реструктурируется посредством наших взаимодействий (переходов туда и обратно) с миром (мирами) за пределами нашей собственной внутренней системы знаний, взаимодействий, которые представляют собой постоянное и плавное движение сознания.»

Вот этот «движок» мы ранее обозначили как интеллектуальную метаболическую двойственность: синтез/анализ.

 

2) Очень хочется подчеркнуть человеческую честность автора, который пишет:

«Неизбежно вопрос, что это за штука называется грамма/топология?, может и будет задан, но у меня нет ответа.»

 

3) Вот интересный вопрос, касающийся природы информации:

«Как же тогда мы не различаем, что есть знание, а что просто информация? Это различие для студента (следует подчеркнуть, на любом уровне от бакалавриата до докторантуры) может иметь решающее значение между обучением тому, как использовать информацию для создания (собственных) знаний, и подчинением предполагаемой безопасности и удобству голос его хозяина сильной теории познания (сравните со «слабой» теорией ниже) и, таким образом, получение того, что кажется прямым доступом к легендарному «миру знаний».»

Мы дали на него ответ ранее, в виде «места» в эйдосе:

цикличность – субстанциональность – информационность – конструктивность – системность  

А вот тринитарное представление такого отношения можно предположить, что дал Жак Лакан (ссылка) в такой символической форме:

 Реальное/Воображаемое = Символическое,

где до-символическое и представляет собой информацию.

 

4) импонирует в статье автора и то, как он вводит представление о кибернетике. А вводит он его как соотношение (в наших представлениях): наблюдаемое/наблюдателя ~ управление/контроль  ~ ...

« ... . К тому времени, когда грамма/топология приходит в движение, она становится столь же невидимой для наблюдателя, как и для человека, на которого она влияет; Грамматика/топология может быть обнаружена только кибернетическим наблюдением за собой, что само по себе представляет собой операцию некоторой деликатности, которую многие проектировщики сочтут невозможной, и это кибернетическое наблюдение за собой является доонтологическим осознанием в хайдеггеровском понимании самости. самопонимание, предварительное понимание, которое должно предшествовать вопросу о Бытии (Cavalier, 2006). «Для обозначения подлинного будущего терминологически мы оставляем за собой выражение «предвосхищение». Это указывает на то, что Dasein, существующее подлинно, позволяет себе прийти к себе как своей предельной возможности-бытия... Dasein приходит к себе из того, чем оно занимается» (Хайдеггер, 1962: 386). Термин Dasein может быть истолкован как повседневное существование людей, настолько озабоченных повседневностью мира, что они могут думать, что это все, что существует, тогда как когда Dasein «приходит к себе», это просто означает, что человек жив  к большему, чем то, что есть на самом деле, и желает двигаться к лучшему состоянию бытия (онтологическому существованию-как-становлению), процессу, который никогда не должен заканчиваться.»

 

5) Интересно автор переносит  сигнальные  представления о положительной и отрицательной связи на социальную жизнь:

«Кибернетики поймут, что я использую термины «положительный» и «отрицательный» в противоположном значении: положительная кибернетическая обратная связь относится к математическому знаку «+», а не к хорошему или плохому, а скорее к петле положительной обратной связи, которая используется для управления системой — как при использовании термостата, в то время как отрицательная обратная связь используется для изменения поведения системы. Чтобы избежать путаницы при использовании этих терминов в социотехническом нарративе, я возвращаюсь к хорошему или плохому значению этих терминов: положительная обратная связь используется для обозначают способность системы изменить собственное состояние к лучшему, а отрицательная обратная связь обозначает авторитарный контроль над любой социальной системой). То, как мы «видим» (наблюдаем) что-либо, конституирует то, что, как мы думаем, мы понимаем, и, следовательно, результаты, полученные в результате взаимодействия исследователя с проблемным пространством, являются результатом конструктивистского процесса. Именно по этой причине грамматика/топология должна быть «слабой» теорией перевода и интерпретации («прогнозирование» в смысле проекции), которая увеличивает способность проектировщика/исследователя к «дизайнерскому знанию», а не сильной теории прогнозирования и интерпретации. рецепт.»

6) Много мыслей у автора посвящено телеологии (в нашей номинации: прошлое/будущее):

«Первоначально дизайн заключается не в поиске ответов или решений, а в наблюдении за системой, которая требует вмешательства дизайнера, и таким образом дизайн становится в первую очередь исследовательской системой для переопределения проблемного пространства, но дизайн-мышление может включать в себя союз предсказания и цели. потому что дизайн — это отношение цели (Manu, 1999: 35), и это предполагает наличие положительной обратной связи, что меняет значение термина «предсказание». Розенблют, Винер и Бигелоу (1943: 18) объяснили целеустремленность кибернетики способом, соответствующим утверждению Ману, и если мы сможем научиться «видеть» более крупную систему, внутри которой меньшая система спроектированного артефакта и наша собственная Я-как-замысел-как-наблюдающая-система должна функционировать, тогда «мы просто спотыкаемся о цель, и реакция следует автоматически», не бездумно или небрежно, а потому, что «основой концепции цели является осознание произвольной деятельности» (Rosenblueth, Wiener & Bigelow, 1943: 18).»

 

7) По поводу Общей Теории Систем (GST):

«Что было шокирующим и до сих пор остается таковым для некоторых, так это то, что GST стала критически относиться к вере в универсальные истины и, следовательно, объявила себя междисциплинарным подходом, а вместо этого через Людвига фон Берталанфи признала концепцию реальности происходящей из различимых систем, в отличие от априорного существования (в Locker, 2006: 297-317).»

«Берталанфи (2008) описывает GST как «применимую ко всем наукам, связанным с системами» (:103-123) — во многом так же, как я описал бы кибернетику как относящуюся ко всем методам исследования, связанным с замкнутостью, — а затем приходит к выводу, что все системы, кроме закрытых механических, связаны с круговой взаимосвязью, индуцированной обратной связью, коммуникативным обменом по необходимости.»

 

8) О важности радикального конструктивизма, как противодействию приватности сознания:

« ... Мы как бы переживаем в реальной жизни то, что демонстрируют в некоторых новостных программах: ведущий в студии задает вопрос интервьюеру в поле, но временная задержка, вызванная технологией, означает, что ведущий закончил говорить (построение своего сообщения). ), но интервьюер все еще слушает сообщение, поступающее на его позицию; существует эта временная задержка между одним человеком, создающим сообщение, и другим человеком, получающим его, и дополнительная временная задержка для получателя, чтобы декодировать исходное сообщение; эти «временные задержки» действуют как барьеры для потока или границы различия между собой и другими. Просто нет прямого пути от сознания к сознанию, и я не могу знать ни о какой форме сознания, кроме знания того, как я переживаю сознание.

Однако это не значит, что мы ничего не можем знать о мире; это просто означает, что у нас не может быть прямого доступа к объективному миру, как если бы мы читали из авторитетного учебника. Да, каждый из нас живет в созданной нами реальности, но «радикальный конструктивизм утверждает… что операции, с помощью которых мы собираем наш эмпирический мир, могут быть исследованы, и что осознание этой операции… может помочь нам сделать это по-другому и, возможно, лучше» (von Glasersfeld, 1984: 18).»

 

9) На нашем интеллектуальном поле в России, все еще «бродят» диаматные инфантильные представления об теории отражения. В этом плане автор значительное место уделяет аутопоэзису:

«Автопоэзис — это теория самовоспроизводящихся систем, операционально замкнутая ради своей структуры, но информационно открытая для среды, в которой она существует. В этой среде (а в нашем случае средой является наша локальная социотехническая среда) одна живая система на самом деле не «видит» другую живую систему… и здесь ANT почти кричит о том, что это предложение должно исправиться… живая система на самом деле не «видит» ни другую живую систему, ни механическую систему (природные или искусственные объекты), а реагирует на структурные связи между двумя системами, т. е. реагирует на реляционный контакт между ними, что является еще одним описание для связи: только сообщения могут общаться.»

Другими словами, только наличие общего для всего мира шаблона (в нашем представлении – эйдоса) мир и может «общаться» в технологическом творчестве (дизайне).

 

10) Хотя автор и не вводит представление о сингулярности, есть места из которых можно понять, что принципы порядка (двойственная субстанциальность, единый шаблон – эйдос, логика. и т.д. и т.п.) возникают из необходимости как-то соблюсти «частные» интересы в законах «общей» среды – откуда и возникла онтологическая сущность как гармония: «частное»/«общее» ~ 1:

«Соответственно, Нельсон (2004), говоря о природе самого исследования, утверждает, что логика, используемая при описании и объяснении («то, что может стать реальным»), совершенно отличается от логики и причины «того, что должно стать реальным» (: 262). -265) в том смысле, что этот сценарий рассматривается как проектный вопрос, основанный на заинтересованных группах (т. е. общественной сфере), которые формируют преднамеренные социальные системы. Действовать таким диспозиционным образом по отношению к себе, как вы действовали бы по отношению к другому, конститутивно как для системного мышления, так и для самой идеи разговора о кибернетическом дизайне, который Виноград и Флорес сравнивают (1988: 159) с «танцем, дающим некоторую инициативу» каждому партнеру в определенной последовательности». Этот танец согласованного единения Нельсон (2004) назвал паттернами интерференции; Объяснив типы планов исследования, включающие системы поиска истины и системы поиска идеала, ...»

 

Заключение.

1) Мы прекрасно знаем, что терминология исторически часто переходит свои границы. Так, например, термин «онтология»_философии, перекочевал из философии в  программирование через «онтологию»_информатики. При этом, естественно, при трансформации осталось что-то общее (активное) между двумя понятиями терминов и изменились частности (пассивное). Возможно данный пример, хоть как-то поможет понять смысл всеобъемлющей (субстанциальной) сущности, через такое частное определение как диалектическое единство: частное/общее ~ 1.

В этом смысле то представление о топологии, которое чувственно представляется в википедии, когда из тора получается кружка без разрыва инварианта связности, у автора темы справедливо перерастает эти границы. Так биологов очень интересует морфологические преобразования, к примеру. насекомых, имеющих несколько стадий морфогенеза (гусеница – куколка – бабочка). Да, собственно, каждый из нас («в натуре», а не иносказательно) представляет собой некий исторический инвариант таких метаморфоз.

В таком направлении мыслил и Аристотель разрабатывая идею гиломорфизма. То же можно сказать о термине «грамматика», куда входит термин «морфология» имеющий как лингвистический, так и биологический «оттенок».

 

2) Формально знать и понимать – это разные вещи, обусловленные приватностью сознания. Формальные знания (явное) и понимание (неявное) представляют собой диалектическое единство в глобальном мировом субстанциальном метаболизме: явное/неявное ~ пассивное/активное ~ 1, указывая на происхождение онтологической сингулярности как универсального инварианта, в философии – архэ.

То чудо, когда два кусочка пластилина могут занимать разные и несовместимые места в пространстве (дискретность) и в то же время имея невообразимую пластичность формы (непрерывность) в своем дизайне, возможно позволят мне донести (через автора статьи) до читателя невообразимую творческую мощь эйдетической сущности, или в такой диалектической паре как: дискретное/непрерывное, или как у автора статьи: грамматика/топология.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (17)

Тема:  позиционная онтология

Источник:  Toward a theory of evolution as multilevel learning   (К теории эволюции как многоуровневого обучения)

Авторы: Vitaly Vanchurin,  Yuri I. Wolf, Mikhail I. Katsnelson, Eugene V. Koonin

February 4, 2022

Проповедь:

Авторы статьи представляют эволюцию как обучающую когнитивную систему, затрагивая сразу множество уровней описания: физический, биологический, лингвистический, математический, ...

Мой онтологический «интерес» на данный момент, найти как можно больше доказательств ведущей роли онтологической сингулярности (~ 1) в сущности.  Здесь она проявляется самым очевидным когнитивным образом как: запоминание/обучение ~ 1, со своей математической спецификой.  Эта специфика выражена в наличии переменных двух типов:

- обучаемые (q), (константные (с), адаптивные (a), нейтральные (n)) ;

- обучающие (х), (организменные (o), окружающей среды (e)),

которые, исходя из темпоральных представлений, мы вправе толковать как субстанциальные: (q) – пассивные, (х) – активные. С онтологической точки зрения, они представляют собой сущность = q/x, где «/» - символ диалектического единства. Это согласуется  с авторами статьи, которые утверждают, что обучение связывает (прямой и обратной связью) генотип и фенотип. В нашей номинации, гармония как сингулярность происходит тогда, когда: генотип/фенотип ~ 1.

 

Соображения по теме:

Как обычно, мы рассматриваем «лакомые» куски статьи, с точки зрения позиционной эйдетической онтологии, которые имеют универсальный характер, на соответствие истине (практика/теория ~ 1).

1. Надо отметить (ИМХО), что авторам не удалось выстроить их взгляды (принципы и феномены) в подлинно-системном статусе (на данном уровне – это вряд ли возможно). Хотя «элементы» системных представлений, здесь обозначены как IPU (информационно-процессуальные единицы). Они сформированы аспектным (симптоматическим) образом. Фундаментальные принципы эволюции (далее выделено мной – В.С.):

« P1. Функция потерь. В любой развивающейся системе существует функция потерь переменных, зависящих от времени, которая минимизируется в процессе эволюции.

P2. Иерархия масштабов. Развивающиеся системы охватывают множество динамических переменных, которые изменяются в разных временных масштабах (с разными характерными частотами).

P3. Частотные пробелы. Динамические переменные распределены между различными уровнями организации, разделенными достаточно широкими частотными промежутками.

P4. Перенормируемость. Во всем диапазоне организации развивающихся систем статистическое описание быстро меняющихся (высокочастотных) переменных возможно с помощью медленно меняющихся (низкочастотных) переменных.

P5. Расширение. Развивающиеся системы обладают способностью привлекать дополнительные переменные, которые могут быть использованы для поддержания системы, и способностью исключать переменные, которые могут дестабилизировать систему.

P6. Репликация. В развивающихся системах репликация и устранение соответствующих единиц обработки информации (IPU) могут происходить на каждом уровне организации.

P7. Информационный поток. В развивающихся системах медленно меняющиеся уровни поглощают информацию с более быстро меняющихся уровней во время обучения и передают информацию на более быстрые уровни для прогнозирования состояния окружающей среды и самой системы.»

Контекст-анализ этих принципов выдал такое значимое содержание частотных () терминов:

Системы (9), переменные (7), развитие (6), уровни (5), информация (4), изменение (4),  частоты (4), быстрые (3), время (3), могут (3), организации (3)

которое мы систематизировали в осмысленное предложение контекст-анализа:

Системные переменных развивают уровни информационных изменений.

Я напомню, эйдос частей речи, построенные по идеям (Панов В.М., 1960 г.)

прилагательное – существительное – глагол – наречие – деепричастие

Как и любой эйдос он построен по принципа от общего к частному. Наречие здесь составное: «уровни информационных изменений». Само предложение валентно-укороченное, (без деепричастия).

{Так, эйдос линейной геометрии: точка – линия – угол – плоская фигура – объемная фигураможет быть валентно-укороченным, заканчиваясь строительством квадрата. Но это не лишает его смысла. Лосев: «Эйдос есть смысл». Не лишает (иногда) предложение смысла, к примеру, отсутствие в нем прилагательного. }

 

2. В статье особое внимание уделяется наличие иерархии, наличествующей в любой живой системе. И тут важно «что» понимать со стороны онтологии под иерархией? А иерархии  существуют как «материальные» и «идеальные». Так, к примеру «материальной иерархией будет:

государство → регионы → области → районы

А «идеальной» будет:

книги → (художественные, научные) → {художественные → (детективы, фантастика, ...),  (научные → (физика, химия, ...)}

То есть первая иерархия вполне физическая, и что главное, подчиняется принципу аддитивности (сумма площади районов равна площади области и т.п.). А вот вторая – семиотическая, и подчиняется принципу мультипликативности (объединение по смыслу связей).

Так вот – авторы статьи имеют ввиду иерархию мультипликативности, знакомую нам по наличию административно-служебной подчиненности, свойственной социальным структурам.

 

Выводы.

1. Как мы отмечали выше, сущностью здесь выступает диалектическое единство двух классов переменных: активных (q) и пассивных (х), которые здесь выступают как диалектическое единство: обучаемого/обучающего ~ 1. Понимание сингулярности происходит из понимания функции потерь:  

Статистический смысл которой – суть дисперсия. И обозначает в реальности то, что чем «ближе» сходятся обучающие и обучаемые переменные, тем меньше дисперсия, а с ней и меньше потери. 

Эйдос статистики был мной изложен ранее, например, в «Онтология и теория систем»:

показатели – среднее – отклонения – дисперсия – распределение

Термин «потери» надо понимать в самом широком, эволюционном смысле (а не только в диссипативном) как обучение жизни, где расхождение этих переменных может означать смерть (в биологическом смысле – апоптоз).

Кстати говоря, в феноменологическом пункте E10, оговаривается:

«E10. Запрограммированная смерть.

Запрограммированная (в разной степени) смерть является неотъемлемой чертой жизни.

1)  Репликация и устранение IPU (P6) и использование дополнительных степеней свободы (P5) образуют основу феномена запрограммированной смерти. На некоторых уровнях организации (например, внутригеномном) способность добавлять и удалять единицы (такие как гены) в интересах систем более высокого уровня (таких как организмы) обеспечивает очевидный путь оптимизации. Удаление единиц может быть, в принципе, полностью случайным, но отбор (E8) генерирует достаточно сильную обратную связь, чтобы облегчить и структурировать процесс потери (например, удаление генов низкой приспособленности путем гомологичной рекомбинации или альтруистического самоубийства инфицированных или иным образом поврежденных клеток).

2)  Запрограммированная смерть является ярким примером минимизации функции потерь более высокого уровня (например, организменной) за счет увеличения функции потерь более низкого уровня (например, отдельных клеток). Хотя (жестко контролируемая) запрограммированная гибель клеток была первоначально обнаружена у многоклеточных организмов и считалась ограниченной этими сложными формами жизни, альтруистическое самоубийство клеток в настоящее время представляется универсальным биологическим явлением

а) Этот пункт имеет большое значение для понимания гуманитарных аспектов в социуме. Особенно в части либерализма.

b) Одновременно, хорошее напоминание тому факта, почему эволюция движется по диалектической оси «одно» - «многое». В организменном смысле – так и возможна адаптация.

 

2. Для тех, кто изучал трехтомник В.В. Демьянова «Эвалектика ноосферы», идеи разделения темпоральностей по уровням закономерно понятны. Дело в том, что там он моделирует вселенную супер-струной, содержащей две исходные темпоральности: сверхбыструю на планковской частоте; и сверхмедленную – порядка 100 миллиарда лет. В таком рассмотрении эффекты жизни могли осуществляться супергетеродинами (порождающие устойчивые разницы частот).

Здесь мы эти идеи встречаем уже в конкретно биологическом контексте, где сказать, что организм представляет собой «симфонический оркестр» - это будет величайшим преуменьшением!
Как по мне, здесь будет уместно семантически «говорящей» такая последовательность (в экзистенциальном оттенке): порядок/хаос ~ вещественность/энергийность ~ анаболизм/катаболизм ~ синтез/анализ ~ генотип/фенотип ~  ...

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (18)

Тема:   субстанциональная двойственность: познаваемое/познающее ~1, как исходная когнитивная сущность

Источник: The Physics and Metaphysics of Biosemiotics, (Физика и метафизика биосемиотики), 2005.

Автор: Howard H. Pattee

Проповедь:

Пожалуй, здесь проповедь заключена в исходном резюме Патти, предшествующем всему тексту (выделения далее везде по тексту мое – В.С.):

 «Резюме: Биосемиотика признает, что жизнь отличается от неживой материи своей зависимостью от материальной конструкции под контролем закодированного символического описания. Это различие между материей и символом простирается от происхождения жизни на протяжении всей эволюции до различия в философии между мозгом и разумом и различия в физике между законами и измерениями. Эти различия представляют собой эпистемическую необходимость, отделяющую познающего от познаваемого. Происхождение жизни требует понимания происхождения символического контроля и того, как неодушевленные молекулы становятся посланием. Я не могу решить эту проблему, но я обсуждаю необходимые физические условия, которые позволили бы существовать эволюционирующему символическому управлению материей.»

 

Промежуточные «зарисовки» для лучшего понимания темы:

«Пассаж — связный отрывок какого-либо текста

- Пассаж 1:

С механической точки зрения, состав наших рук очень прост: это составные, последовательно-параллельные,  «части» (пассивное), работающие как «целое» (активное) через механизм двойственности сгибания и разгибания. Характерной чертой рук, служат «параллельные» пять пальцев.

Социальная значимость физиологического устройства рук – невероятно сложные типы движений, воспроизводимые ими, позволяющими и играть на любых инструментах, делать сложные операции, рисовать, чертить, «подковать блоху», строить, создавать, управлять другими «манипуляторами» и т.д. и тому подобное. То есть руки могут сделать то, что ум может себе вообразить – это к тому, что область «воображаемого» Жака Лакана  имеет свое воплощение в «реальном» через «символическое».

Если еще мы вспомним, что это «космическое» разнообразие движений воспроизводит (и доводит до автоматизма) наша когнитивная система, то станет понятна фраза известного биолога  Добржанского Ф.Г. «Ничто в биологии не имеет смысла кроме как в свете эволюции.» (Можно скачать его статью: https://bilinguator.com/ru/bilingual?book=14 ).

Это к тому, что белки в субстанциальной паре: ДНК/белки ~ 1, несут в себе эволюционную нагрузку «аналогового» (активного), а ДНК – «цифрового» (пассивного). условие их слаженной гармонии и представляет собой особую форму сингулярности, которую мы экзистенциально ощущаем, как здоровье.

Я против тех идей, которые проводит Р. Докинз («Эгоистичный ген»), отдавая привилегированное место генотипу, которые работают в диалектическом единстве как:

генотип/фенотип ~ 1.

Докинз принижает фенотип до уровня «автомобиля», перевозящего генотип по историческому пути, не понимая, что они представляют из себя диалектическую пару (конвергенции), где фенотип - основа жизни.

- Пассаж 2:

Текущий момент курса доллара служит хорошей иллюстрацией к пониманию онтологической сингулярности как сущности: пассивное/активное. Ситуацию очень хорошо обозначил М. Делягин в своей заметке на Дзене:

«Курс зависит от цели: 40 рублей/доллар для производства, 80 - для воровства»

В данном случае экономическая сущность отражает нашу деятельность на внешний рынок по продаже сырья (активное) и конечную выручку «в натуре» (пассивное), поступающую в казну государства: выручка/деятельность ~ приход/расход ~ 1.

Сингулярность (единица) в данном случае – это некий онтологический идеал отношений с генетическим происхождением от формулы Эйнштейна (mcc/E=1)/ Смысл этого отношения прост: сколько мы своих энергетических организационных затрат (товарно) отдали за рубеж, столько и хотим получить обратно (паритетно). Но поскольку страна, условно делится в экономическом смысле на олигархов и «работяг», то интересы между этими группами разные. «Работягам» важно купить продукты импорта подешевле, а олигархам получить выручку от экспорта побольше.

Как всегда, такое противоречие – это системный тупик, эволюционный выход которого – сингулярность на всех уровнях системы «частей» : потребитель/производитель ~ 1. Другими словами от олигархата необходимо избавляться как от экологической нагрузки паразитизма (суть социального сознания).

Еще раз подчеркну, что онтологическая сингулярность – это базовый принцип наличия идеального аттрактора [возможность], к которому должна стремиться система в своем когнитивном развитии [необходимость] ([необходимость]/ [возможность]~1) . Понимать эволюцию как самообучение (Кунин Е. и др.) с «высоты» нашей эпистемической осведомленности конечно же можно.

 

Соображения по теме:

1. Я постараюсь «своими словами» донести идею эйдетической (конструктивной) субстанциональной (ролевой) двойственности, интерпретируя по-своему те вопросы и факты, которые излагает Ховард Патти, стараясь выяснить ключевые моменты возникновения смысла в возникновении биологии. Хотя статья отнюдь не «свежая» (2005 г.), но в ней заложены ключевые вопросы для философии на все времена:

«Итак, к вопросу о происхождении эпистатического разреза можно подойти, задав вопрос: каковы условия, при которых совершается простейший акт наблюдения и интерпретации? ... В контексте происхождения жизни вопрос становится еще более неоднозначным, поскольку не определен самый примитивный наблюдатель. Чтобы определить простейшего наблюдателя, мы могли бы спросить: какова функция наблюдателя? Это приводит к еще более неоднозначным вопросам: какая самая простая функция? Какова простейшая система, в которой физическое взаимодействие требует интерпретации, потому что оно приобрело значение или значение, выходящее за рамки простого подчинения универсальным законам? Какая простейшая система требует символической коммуникации как категории, отличной от физических взаимодействий

 

2. Пожалуй эта самая распространенная ошибка, которая совершается на полях философии. А именно: существующую в формуле Эйнштейна двойственность: mcc/E = 1 и представимая нами в субстанциальном виде как: вещественное/энергийное ~ 1, достигающее на соответствующих уровнях своего развития двойственности: познаваемое/познающее и в соответствии с современными взглядами на природу когнитивности этого отношения в человеческом теле как воплощения, принижали роль активной  (энергийной, двигательной) субстанции в угоду символическому. Пожалуй, что единственный, кто разобрался в этом до конца – это Жак Лакан (Природа языка у Ж. Лакана). В его представлении символическое располагается на границе двух начал Единого:

реальное/воображаемое ~ символическое

 где реальное – это  некие вещественные границы, а воображаемое – способ движения при их условии. Таким образом, символическое (семиотическое) становится когнитивным конструктором событий (эйдос), при участии этих двух начал.

 

3. На самом деле, Ховард Патти очень удачно подметил, что ДНК, чтобы играть роль семантического воплощения через свой синтаксис устройства (тройственность кода) имеет как раз-таки удачное качество своих нуклеотидов, поскольку они вероятностно и энергетически уравновешены:

«Физические условия, необходимые для хранения в памяти, сформулировать относительно просто, в отличие от условий для записи и чтения памяти. Первое условие состоит в том, что существует множество внутренне равновероятных структур ограничений с достаточной устойчивостью. Равновероятность означает, что структуры вырождены по энергии или энергия каждого состояния одинакова. Эти состояния не должны иметь абсолютно одинаковую энергию, пока различия в энергии не оказывают существенного влияния на настройку состояния при записи или на передачу состояния при чтении. Линейные сополимеры представляют собой простейшие распространенные физические структуры, удовлетворяющие этим условиям

Как мы видим, эти «физические условия» близки к общим условиям для составления текста как физического явления, где любой символ в синтаксическом плане – обезличен. А семантический смысл появляется в специфике кода как комплементарной операции «тождества» включения определенного белка как «части», необходимого для получения «целого».

 

4. Особенностью создания белка в диалектической паре: ДНК/белок ~ 1 служит двойственность «сильных» и «слабых» связей. «Сильные» связи получаются в результате линейного программирования белка. А «слабые» - в результате его естественного сворачивания (фолдинга). Но именно «слабые» связи играют важнейшую каталитическую роль в текущей деятельности организма.

«Складчатые преобразования — важнейший семиотический процесс во всех живых системах. Свертывание имеет фундаментальное значение, потому что это процесс, который преобразует пассивные символические информационные последовательности в динамические ограничения, контролирующие скорость. Физически для описания складывания в любой структуре требуются два типа связей: сильные связи, которые сохраняют пассивную топологическую структуру того, что складывается, и более слабые связи, которые, действуя вместе, удерживают активную складчатую структуру на месте. Это просто определение складывания.»

Таким образом, белок как бы получается, на человеческом языке – «по заказу». Вот тут-то и важно понимать – кто «кодировщик» ДНК, учитывая, что центральная догма молекулярной биологии предполагает движение информации от ДНК к белку, и никак (напрямую) обратно. То есть мы здесь понимаем всю мощь естественного отбора по Дарвину, которая и осуществляет «отрицательную» обратную связь, если смотреть на это с кибернетических позиций. Или проще – «кодировщиком» служит внешняя среда (ее стохастика).

 

Заключение

1. С онтологических позиций, будет достаточно понимать, прежде всего, белок как некий молекулярный робот-исполнитель, который использует возможности своих «слабых» связей для проявления целенаправленной двигательной (пассаж 1) активности (хотя белок может выступать функционально и как «строительный материал», например, коллаген).

Если мысленно разделить этот рисунок на две части посредине (которая пройдет через рибосому), то слева будет информационная часть как некий «план», а справа «тело» как его воплощение. А где же здесь энергийность как движение?

А она как раз-таки во всех связях этих компонент, а так же в том кругообороте, который совершается. Движение мультиплицирует все (аддитивные) «части» в единый механизм («целого»). Так, РНК-полимераза состоит из 5-ти суб-частей (для бактерий). Но нам важно понимать с позиций сингулярности, что ее телеологическое назначение определяется онтологической сингулярностью в системном представлении: структурность/функциональность ~ 1.

 

2. Энергийное как универсальное субстанциальное движение (активное) связывает все этажи эволюционного развития позволяя создавать «точку сборки» (К. Кастанеда) нашего сознания. И в этом плане «трудная проблема сознания» как объяснение квалии, представляется неким когнитивным атавизмом.

Этот атавизм образовался по нескольким причинам. Главная из которых – философия не усвоила представлений об субстанциях (причины самой себя), а с ними – конструктивные механизмы эйдоса.

Физическое движение в своей простейшей триаде (x, v=dx/dt, dv/dt) представимо через опорные реперы: x, v. И как обычно, под воздействием экзистенциальных представлений, физика обычно использует координатную пассивную плоскость (для аттракторов): (x, v). Отказывая во внимании активной плоскости: (v, dv/dt). Отсюда первый принцип герметизма: «Все есть мысль», приобрел не буквальный, а некий эзотерический смысл.

А представимость периодического сигнала (формы движения) как «красный свет» становится некой научной загадкой, представляя ее обладателям реальный финансовый кредит от общества.

«Квалиа — это «необычный термин для обозначения самой обычной из возможных для нас вещи: того, как вещи выглядят для нас»[1].

Они могут быть определены как качества или ощущения, вроде, например, красноты или боли, и рассматриваются отдельно от их влияния на поведение, а также от любых физических условий, которые могли их вызвать. В более точных философских терминах, квалиа — это свойства чувственного опыта

Сущность, как диалектическое субстанциональное единство: пассивное/активное (где «/» - символ этого единства), и служит для организации фиксирования такого (и любого) опыта. Например, в эйдосе:

явление – опыт – анализ – знание – синтез

где опыт и есть когнитивная сущность: пассивное/активное ~ память/явление ~ познаваемое/познающее ~ 1.

Мозг – это «часть» всего тела как «целого». Поэтому, хорошей профилактикой понимания когнитивности служит правило 4e: embodied, embedded, extended and enactive (воплощение, расположение, расширение и активизм). Это к тому, что вне тела (как поведения: хоть бактерии, хоть человека) никакого познающего нет, поскольку нет «целого».

3. В самом начале своей статьи, Ховард Патти признается, что не может решить проблему познающего и познаваемого. И это потому (имхо), что нет представлений о роли субстанций и эйдоса. И еще и потому, что в кибернетике 2-го порядка (с наблюдателем), онтологический принцип этого наблюдателя (его сущность) так и не была определена из-за отсутствия онтологических представлений о роли конвергенции. 

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (19)

Тема:   природа информации

Источник:  Ontological Information: Information in the Physical World (Volume 13),

World Scientific Publishing Company, 2022. — 276 p. — (World Scientific Series in Information Studies Book 13). — ISBN 978-981-124-883-2.

АвторRoman Krzanowski

Проповедь:

Беспомощность философии как предельного обобщения научных знаний, наиболее сильно себя проявила в представлениях о природе информации. Автор темы и не ставит своей целью к этой теме добавить нечто «новое». Наоборот, он старательно и поименно, перебирает «старое» в современном системном понимании (структурно-функциональном), стараясь найти и оценить направления научной мысли путем группировок мнений и постановки вопросов. Особо обращаю внимание, что в конце его труда таких вопросов не один или два, а девять. Такое количество уже говорит о том, что тема информации до сих пор не раскрыта.

 

Черновик работы (~ 90% смысла):  https://disk.yandex.ru/i/q3_bSfxjIkKDfQ

Соображения по теме:

1. Поскольку философия, в ее социальной роли (блага) должна нести предельное обобщение, то я при решении данной задачи сильно уменьшу количество «переменных», не ссылаясь на многочисленные авторитеты данной области исследования, а только выбирая агрегатные данные. И тем не менее, две фамилии упомянуть придётся, поскольку автор выделяет их наиболее устойчивые и достоверные (выделено мной – В.С.):

«Мы начнем с тривиального наблюдения, которое, вероятно, является единственным утверждением об информации, с которым согласны почти все: у нас нет универсальной концепции информации, которая удовлетворила бы всех . У нас есть несколько очень хороших предложений, таких как Теория коммуникации Шеннона (ТоС) и Общее определение информации Флориди (2010 ).»

И уже с этого момента начинаются определенные странности. Поскольку ни российской, ни в английской версии википедии о Флориди (Luciano Floridi) напрямую ничего нет. Обычно это учение идет под аббревиатурой General Definition of Information (GDI).

Кроме того, сам автор об этой концепции Флориди, буквально ниже, пишет следующее:

«GDI Флориди, хотя и очень ценный благодаря своему вкладу в наше понимание природы информации, по определению является концепцией исключительно семантической информации. Однако, если внимательно присмотреться к определению, GDI предполагает существование квази-физической основы информации, которая обозначается как инфон (infon). Довольно двусмысленное объяснение этого основополагающего инфона делает всю концепцию GDI довольно необоснованной (unfounded)

И опять же. буквально еще ниже автор (это начало книги) пишет:

«Другие, менее полные классификации и определения информации , не привели ни к общим критериям классификации, ни к общим дифференцирующим /классификационным факторам , ни к общепринятым концептуализациям. Они либо слишком расходятся, либо слишком узки, а часто и противоречивы. Глядя на эти классификации и определения , можно понять, что объем понятий, связанных с «информацией», настолько широк, что делает эту идею почти бессмысленной и пустой

Вот такая, нерадостная картина... .

 

2. Неприятной особенностью данной работы, является то, что разновидности информации автор оформляет нижними индексами, объявляя их к слову информация, о чем он заранее сообщает читателю:

«1.4.1   Как мы относимся к информации в этой работе?

Ключевым термином в этом исследовании является «информация», и если он не определяется предикатом , нижним индексом или другим определителем , то это заполнитель, общий термин, который не означает какого-либо конкретного понимания информации - информация, само собой. Действительно, этот термин может быть нагружен любым значением, связанным с этим понятием. Поэтому мы принимаем общее значение термина «информация», как оно определено в его статье в Википедии («Информация», 2018). Хотя качество статей в Википедии не считается сравнимым с качеством более авторитетных лексиконов и словарей исследовательских институтов, таких как Оксфордский университет (OED), Кембриджский университет (Кембриджский словарь английского языка) и Университет Лидса ( Коллинз), мы можем с уверенностью утверждать, что статьи в Википедии лучше отражают обычное или популярное использование терминов. ...»

В том, моем черновике, который предлагается читателям, введу трудностей редактирования с индексами, вместо этого используется обозначение через пробел. Так, например, «информация О» или  «информация О» означает онтологическую информацию, а  «информация Е» - эпистемическую.

 

3. Вот это деление информации на онтологическую, понимаемую как безусловно присутствующую в физической природе независимо (бессмысленно) от нас, и на эпистемическую – ту, которой мы «пользуемся» как субъекты, придавая ей значение, пожалуй, само резкое деление.

А уже то, что она носит такой «всепроникающий» характер, приводит и автора, и других авторитетов [он] информации к важному выводу:

«Свое предложение триады информации, материи и энергии он называет «холистическим порядком».

«Мынарский утверждает, что любую физическую систему можно представить в трех измерениях: материи, энергии и информации. Материя обеспечивает массу, вещество и фазу. Энергия — это способность материи изменяться, а информация — это степень организации, или, иначе говоря, способность системы поддаваться рациональному описанию.»

Собственно, свое удивление автор выражает так:

«Информация как знание, идеи или мысли — это абстрактное понятие (это наша информация Е), но информация как физическое явление реально и физически. В самом деле, как может одна вещь (т. е. информация) быть абстрактной и физической одновременно?»

«По-нашему» диалектическая пара: конкретное/абстрактное, в этой книге как признак удивления встречается во многих местах.

 

4. Первое резюме в работе:

«Концепции информации, вытекающие из работ Эдмунда Ковальчика, Кейта Девлина, Фрэнка Уилчека, Джона Бэрроу, Шона Кэрролла, Ричарда Соула и Сантьяго Елены, Карло Ровелли, Чарльза Сейфа, Джона Полкингхорна и Пола Дэвиса, резюмируются в восьми наблюдениях:
(1) Информация как природное явление, лишенное смысла, связано не со знаниями, а со свойствами мироздания (т. е. с природой), и это, очевидно, нашло место в исследовательской литературе.
(2) В нескольких исследованиях мы видим противоречие между абстрактным (ментальным) понятием информации и информацией как конкретной физической вещью.
(3) В любом обсуждении информации как природного явления энтропия (термодинамика) играет заметную роль.
(4) Термин «информация» обычно не имеет четкого определения.
(5) Несмотря на разнообразие описаний, существует несколько общих черт с точки зрения информации, существующей в природе.
(6) Информация в природе тесно связана с организацией в природе (т. е. ее структурой).
(7) Информацию в природе можно измерить количественно .
(8) Информация в природе часто рассматривается как часть комплекса материя-энергия-информация

Рассуждениям по каждому пункту автор уделяет значительное место.

 

5. Из всех характеристик, придаваемых авторитетами информации, я особо отметил бы одну:

«Стонир связывает информацию с организацией, но информация — это больше, чем просто статическая организация — она обладает каузальной способностью организовывать системы.»

«Мы можем только догадываться, что точка зрения Стонье состоит в том, что информацию можно воспринимать как организацию и структуру, но она не тождественна этим явлениям.»

«Таким образом, представляется, что наиболее подходящим термином для информации, по крайней мере, в том смысле, в каком ее использует Стонье , является «порядок» или «организация». Это передает причинную роль (формирующую силу) информации и ее воздействия на материю-энергию так, как другие термины не передают (или так кажется).»

Обратим внимание на экзистенциальный предикат интеллектуально беспомощности: «формирующую силу». Что говорит нам о том, что автор не смог найти ассоциативной аналогии термину «сила» для данной области осмысления.

 

6. Интересная мысль, излагаемая в работе, связать информацию с проблемой физического исчисления, присутствующих в физических законах, к примеру.

«Додиг Црнкович расширяет понятие информации за пределы онтологических и структурных утверждений и делает информацию частью мировоззрения панкомпьютеризма, естественных вычислений, морфологических вычислений или информационно-вычислений.»

«С точки зрения, предложенной Додигом Црнковичем, вычислительная модель Тьюринга является подмножеством естественных вычислений, а не наоборот, потому что первая не представляет обобщенную концепцию вычислений, как это часто утверждается. В самом деле, вычисление Тьюринга является в лучшем случае обобщенной концепцией вычислений на символических (т.е. созданных человеком) структурах. Таким образом, естественные вычисления намного богаче, чем позволяет вычислительная модель Тьюринга. С этой точки зрения (т. е. вычисления как поток информации/структуры ) все процессы в природе являются вычислениями с информацией. Другими словами, вычисления понимаются как обработка информации, где изменения и преобразования применяются к структурам, которые являются информацией. Тезис Черча-Тьюринга был расширен Вольфрамом, чтобы охватить эту концепцию.»

 

7. Очень удачно, на мой взгляд, затрагивается тема эволюции в свете присутствия наращивания информации и работе с ней:

«...Мы и все живые существа — продукты эволюции. Всепроникающий порядок и «рациональность» в природе в некотором роде являются основой для рассуждений, лежащих в основе теории эволюции. Эволюция не могла происходить в абсолютно случайной вселенной, потому что давление окружающей среды должно быть постоянным и до некоторой степени предсказуемым, чтобы организмы могли к нему приспособиться. Рациональность природы является основанием или условием, sine qua none, рациональных научных методов .»

В теме эволюции присутствует важная составляющая – простое физическое редуцирование ничего для понимания информации нам не дает. Что-то упускается... .

 

8. Еще ряд обобщений:

«Понятие информации, вытекающее из работ Хеллера, фон Вайцзеккера, Турека, Стонира, Кольера, Нагеля, Минарского, Ядацкого и Брожека, Додига Црнковича и Идальго, можно резюмировать в одиннадцати утверждениях:
(1) Понятие Информация, связанная со знанием, не исчерпывает понятие информации.
(2) Информация – это физическое/природное явление.
(3) Информация – это физическое/природное явление, не имеющее смысла.
(4) Значение информации определяется разумом когнитивного агента, а не присуще информации как физическому/природному явлению.
(5) Роль информации в природе можно осмыслить в рамках комплекса материя-энергия-информация.
(6) Информация как физическое/природное явление имеет фундаментальное значение для природы, поэтому все, что существует физически, содержит информацию.
(7) Информация как физическое/природное явление выражается в структуре/форме и организации вещей.
(8) Информация как физическое/природное явление не является и не может быть сведена к тому, что мы концептуализируем как структуры.
(9) Информация как физическое/природное явление отвечает за внутреннюю организацию природных объектов и артефактов.
(10) Естественные процессы — это информационные процессы, которые мы можем обозначить как вычисления.
(11) Количественное определение информации обеспечивает меры чувственных структур, которые отражают наличие этой информации, но не являются самой информацией.»

 В конце концов автор «сжимает» свои обобщения до следующих пяти:

«Чтобы получить наиболее минимальный и синтетический список свойств, мы объединили 11 вышеприведенных характеристик информации из предыдущей главы в три утверждения:

•      (EN) Информация не имеет значения, но значение извлекается из информации когнитивным агентом.

•      (PE) Информация – это физическое явление.

•      (ФН) Информация отвечает за организацию физического мира.

Они дополняются двумя следствиями:

•      (C1) Информация поддается количественному определению .

•      (C2) Изменения в организации физических объектов можно обозначить как форму вычислений или обработки информации

 

9. Автор очень тщательно «пережёвывает» все варианты обобщений, а мы просто воспроизведем вопросы в конце книги (раздел целиком):

Из предыдущего надо указать для читателей, что такое «информация С»:

«До сих пор мы представили исследования, которые признают существование физической или онтологической информации (некоторые обозначают ее также как конкретную информацию или информацию С), но некоторые авторы отрицают существование такой информации.»

«7.4 Предстоящая работа и будущие исследования

Исследование оставляет открытым несколько вопросов о природе онтологической информации. Некоторые из них перечислены ниже. Эти вопросы спекулятивны, но они возникают в исследовании информации О, поэтому относятся к данной работе. Конечно, истинный список нерешенных вопросов о природе физической информации, вероятно, будет намного длиннее представленного ниже. В приведенных ниже вопросах термин «информация» относится к информации О.

Вопрос 1 : Существуют ли законы о сохранении информации, и если да, то на что они претендуют? Является ли общее количество информации во Вселенной постоянным? Этот вопрос исследует проблему «сохранения информации». Если информация фундаментальна для всего, что существует в физическом мире, подчиняется ли она законам своего сохранения, во многом подобно энергии (предполагаемой, например, в трудах Кэрролла)?

Вопрос 2. Можем ли мы утверждать, что все существующее должно содержать информацию С? Можем ли мы защитить утверждение панинформатизма о том, что информация — это все, что существует? Более того, связан ли панинформатизм с панпсихизмом? Этот вопрос проверяет утверждение о том, что информация содержится во всем, что существует. Может ли такое утверждение быть обоснованным ? И является ли такое утверждение панинформатизмом или панпсихизмом? Если да, то что именно это повлечет за собой? Станет ли такое утверждение тривиальным понятием информации (предложенным, например, в работах Стонира, Турека и Кэрролла)?

Вопрос 3. Можем ли мы интерпретировать информацию C как причинный фактор и как можно проверить такое утверждение ? Этот вопрос исследует предполагаемую причинную роль информации в физическом мире. Это сводится к вопросу о том, является ли информация пассивным или активным элементом в природе, и какова будет природа этой деятельности (подсказанная, например, в трудах Кэрролла и фон Вайцзеккера).

Вопрос 4 : Информация C является фундаментальной для физической вселенной, но в каком смысле можно сделать это утверждение? Этот вопрос проверяет утверждение о том, что информация фундаментальна для природы, но что именно это означает? Следует ли интерпретировать такое утверждение в соответствии с предложенным комплексом информация-материя-энергия? Или, если его интерпретировать более метафизически, как Логос Библии или Дао Дао-Дэ-Цзин как всепроникающий и изначальный элемент существования (предполагаемый, например, в трудах Хеллера, Додига Црнковича и Стонира) ?

Вопрос 5. Можем ли мы сказать, что очень сложные и хаотические (т. е. нелинейные, динамические) системы не имеют информации C? Это касается проблем хаоса и нелинейных, динамических систем. Играет ли информация какую-либо роль в таких системах? Довольно часто хаос связан с недостатком информации, что представляется сомнительной трактовкой физического явления. (На эту проблему указал Бейтс.)

Вопрос 6 : Подразумевает ли информация C какую-либо форму современного гилеморфизма? Этот вопрос направлен на выявление сходства между информацией и гилеморфизмом в его современных интерпретациях. Проблема природы информации, материи и энергии всплывала в работах многих авторов (см. ссылки в этой статье), и все они, кажется, перекликаются с аристотелевской метафизикой (подсказанной в работах Полкингхорна, Турека, Кржановского и Кэрролла). , Например).

Вопрос 7 : Изменяет ли тот факт, что информация является физической, значение вычислений с символической обработки на обработку физической информации? Мы связываем вычисления с символьной обработкой, но вычисления в компьютерах — это, по сути, хорошо структурированный, чисто физический процесс (например, как сказал Серл, «вычисления — в глазах смотрящего»). Можем ли мы распространить концепцию вычислений на любой физический процесс, связанный с изменениями в физической организации, не упрощая концепцию вычислений? Нам все равно? (предполагается, например, в работах Зайфе, Додига Црнковича, Додига Црнковича и Мюллера)?

Вопрос 8 : Можно ли приравнять информацию к какой-то структуре и что это будет означать для понятия структуры? Этот вопрос предлагает объяснить концепцию информации C через концепции структуры и структурного реализма (предложенные, например, в трудах Хеллера и Шредера).

Вопрос 9 : Можем ли мы предложить какое-то определение онтологической информации? Правда в том, что некоторые физические явления избегают четких определений и характеризуются своими свойствами. Энергия является одним из примеров этого. У энергии много определений , и некоторые из них явно слишком упрощены, а некоторые слишком узки. Например, см. работы Ричарда Фейнмана (1963, стр. 4–2), Марио Иона (1973), Роберта Лермана (1973), Нэнси Хикс (1983), Арта Хобсона (2004), Рикардо Коэльо (2009) и Юджин Хехт (2007). Одно из возможных определений энергии гласит, что это сохраняющаяся скалярная мера способности системы производить изменения (Hecht 2007), или, в более упрощенном варианте, энергия — это способность производить изменения. У нас есть разные меры для разных форм энергии в зависимости от явления, которое мы наблюдаем. Информация, конкретно понимаемая как информация О, связана с организацией системы. Следовательно, в зависимости от системы и уровня организации у нас могут быть разные меры информации O. Тот факт, что информация является скалярной мерой, просто означает, что информация O может быть определена количественно , но она не определяет однозначное количественное выражение как единицу квантификации. Можно ли оправдать такую конъюнктуру?»

 

Заключение

1. Прежде всего хотелось бы отметить, что похоже автор что-то путает в истории философии. Дело в том, что он понятие Формы (умышленно с большой буквы) придаёт Платону. А о понятии эйдоса, которое упоминается в этой статье 40 раз, приписывает Аристотелю (хотя Аристотель в своей "Метафизике" критикует эйдосы Платона). Вот он пишет:

«..., Логос (в смысле, подразумеваемом Гераклитом), древние космологические теории платоновских форм, аристотелевский эйдос и атомистическую теорию вселенной и материи Демокрита (Rovelli 2016), и только недавно появилась современная концепция онтологических информация постепенно стала самостоятельным признанием в физических науках.»

«И последнее, но не менее важное: когда мы говорим о платоновской форме, мы пишем «Форма» с большой буквы «Ф».»

«Он [фон Вайцзеккер – В.С.] замечает, что информация имеет характеристики платоновской Формы или аристотелевского эйдоса, но для правильного понимания эти понятия должны быть представлены в современной концептуальной структуре. Многие исследователи, как и фон Вайцзеккер, указывают на сходство древних концепций Формы и эйдоса как ранних интуитивных представлений об информации, выступающей в качестве формообразующего фактора в природе, но они подчеркивают, что эти древние термины должны быть переосмыслены в контексте нашего понимания.»

 

2. Упоминание об эйдосе «по-взрослому» (мой интерес!)  встречается мне впервые  в работах такого высокого (по широте охвата темы) уровня! По тексту это понимание причастности эйдоса к некому формообразованию и организации порядка, принадлежит более всего фон Вайцзеккеру.

Я уже писал ранее, исследуя тему «Все из бита!» в статье «Стратегия природы» на примере наработок Лангана (Langan C.), что неявное движение к пониманию эйдоса уже присутствует в философии. И то, что оно связано с  информацией – это показательно, поскольку тема требует сильного ассоциативного мышления.

.

3. Для меня, исследуемая статья как информация об информации (это не тавтология, а принцип предельного организационного самоподобия) полностью указывает на причастность эйдоса к природе информации. Но без представлений о двойственной субстанциональности (к примеру: конкретное/абстрактное), эту тему «не поднять».

Поэтому, придется ознакомиться с философскими трудами фон Вайцзеккера, в частности с его трудом: «Von Weizsäcker C.F. Major Texts in Philosophy» Edited by Michael Drieschner. — Springer, 2014. — 187 p., дабы понять, где прошла граница понимания предшественников в отношении единства мира. А пока, предварительно, концептуально, более  в антропологическом аспекте:

Информация – (1) взаимное системное соответствие, (2) задаваемое семиотическим инвариантом эйдоса, (3) между природой и индивидом, (4) позволяющее ему онтологически (технологически) координироваться в этом мире для выживания, (5) осуществляя свое кибернетическое предназначение в самости

.

4. Интересные размышления вызывает контент-анализ данной работы. Получена частотная упорядоченная последовательность упоминаемых терминов:

информация (2787), явление (745), физическая (706), структура (482), онтология (464), природа (454), формы (396), существуют (363)

Кстати говоря, термин «эйдос» здесь будет, примерно, на 160-ом месте. Так имеет ли смысл контент-анализ? В таком виде, как он реализован в данной программе он мало что дает. Точнее, он показывает банальную истину, что характер мышления в сфере философии – предикатный. И в первую очередь, это означает, что в соответствии с определением предиката:

«Предикат (лат. praedicatum «заявленное, упомянутое, сказанное») — это утверждение, высказанное о субъекте. Субъектом высказывания называется то, о чём делается утверждение. Предикат в программировании — выражение, использующее одну или более величину с результатом логического типа.»

В его истинном выражении: Р(x1, x2, ... xN) = 1, его «переменные» рассматриваются как  эксплицитные, выражающие внешнюю сторону событий. То есть, они не имеют имплицитной (внутренней) составляющей, как это имеет быть эйдосе, взятом по представлениям Бартини-Кузнецова в онтологической размерности: (1/А – П/А – П/АА – ПП/АА – ПП/ААА). Это можно было бы пояснить как  то, что мы не разделяем слова по внутреннему значению на прилагательные, существительные, глаголы, наречия и т.п. в своей реальной речи, а используем их только внешнюю выразительность.

.

5. Понятие конструктивного, конфигурационного мышления уже давно существует в техническом мире «в натуре». Ею владеют программисты, технологи, конструктора, эволюционные биологи, ... практически все, кто мыслит созидательно в парадигме: осуществление/мышление ~ 1.  То есть онтологическая сущность  (в историческом контексте) это не некая заданная безусловная предпосылка, данная нам как истина: феноменальное/ноуменальное ~1, а как технологические возможности мира созидательно существовать.

Эйдос картины (ссылка), с сущностью: цвет/место ("/" символ диалектического единства):

место - мазок - градация - картина - образ

позволяет существование множества уникальных своеобразных картин.

Эйдос числа, с сущностью: символ/полагание:

полагание – единица – ряд – группировки – представление

позволяет существование универсального (бескачественного) число-образования.

***

Гипотеза:

Вполне возможно (Платон, «Софист»), что эйдос – единственная мыслительная (действенная) конфигурация созидания (по оси «одно» - «многое») позволяющая существовать,  самоподобным организационным способом,  единству уникального/универсального ~ 1 ~ (mcc/E), самым оптимальным способом.

Аватар пользователя Victor

Философский мейнстрим (20)

Тема:   предикатное и эйдетическое мышление, понимание эйдоса в истории философии, здоровье и болезнь

Источник: Von Weizsäcker C.F. Major Texts in Philosophy,. — Springer, 2014. — 187 p.

АвторVon Weizsäcker C.F. (Edited by Michael Drieschner)

.

Проповедь:

Редкое явление, когда человек, чтобы понять философию становится профессиональным физиком. Работал под началом знаменитого Гейзенберга, что само за себя говорит. Вот что пишет об этом Вайцзекер:

«Когда на последнем курсе «гимназии» я обнаружил, что больше всего меня привлекает философия, у меня возникло искушение заняться ею. Он [Гейзенберг] посоветовал мне, что для того, чтобы практиковать философию, актуальную для двадцатого века, нужно знать физику, что физику изучают, только практикуя ее, и что лучше всего в физике преуспевают до тридцати лет, а в философии — после пятидесяти. . Я последовал его совету, изучил теоретическую физику и ни разу об этом не пожалел.»

Вайцзекер мне импонирует тем, что не только старается понять Платона (неявное всегда трудно поддается пониманию), но и не избегает сложных вопросов, таких как проблема здоровья и болезни – это некий «испытательный полигон» для философии, в подтверждении взглядов на мир.

.

Черновик работы (~ 90% смысла):  https://disk.yandex.ru/i/ME-gwYraq6u0Fw  

.

Соображения по теме:

Данная книга представляет собой сборник опубликованных и неопубликованных при жизни Вайцзекер его работ. Поэтому здесь нет «генеральной линии».

1. Как прирожденный методолог Вайцзекер пытается взглянуть на все с самой «высокой» точки зрения, отмечая, что на пути к пониманию природы первой нам встречается феноменология:

«Феноменология — это попытка осмыслить данность явлений. В этом смысле большинство моих рассуждений будет носить феноменологический характер. Проблемы феноменологии отличаются от проблем физики. В то время как физика борется в первую очередь со сложностью своих предметов, именно простота явлений представляет величайшую трудность для размышляющего над ними сознательного ума, поскольку размышление над данностями определенно не следует его естественному ходу мышления.»

Если феноменология входит в некое противоречие с изучением сложности физики, то автор усматривает в этом более фундаментальную двойственность исследовательского процесса как дедуктивного и индуктивного одновременно:

«Наша наука находится под сильным влиянием дедуктивных дисциплин математики. Здесь предполагается несколько утверждений, называемых аксиомами; все остальные утверждения должны следовать из них. Раньше аксиомы считались очевидными; в последнее время они часто рассматриваются как предварительные условия без каких-либо предположений об их истинности, что, следовательно, превращает всю систему в логическую конструкцию «если – то».

Очевидно, что физика так не устроена. Понятие индуктивной науки приближается к своей сути. Индивидуальные утверждения, сделанные на основе опыта, суть непосредственные данные, из которых путем систематического обобщения собираются несколько простых принципов. Готовая индуктивная структура может быть затем преобразована в дедуктивную форму в конце.»

Если смотреть на это с нашей точки зрения, то в этом плане мы встречаем диалектическое единство: индуктивное/дедуктивное ~ эмпирическое/теоретическое, в известном круговороте:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Индуктивное_умозаключение

.

2. Вот эта онтологическая двойственность явного и неявного, которая задействована с самого начала античной философии задает тон всей философии Вайцзекера:

«Истинная связь между явлениями раскрывается лишь при проникновении за явления. Подразумевается иная содержательная структура физики. Какая структура является истинной? Мы не можем обойтись ни без того, ни с другого. Единственный путь к объектам ведет через явления; понимание явлений достижимо только с помощью объектов. Между обоими способами построения существует взаимная зависимость. Вдобавок две вершины — не самая определенная часть системы, а самая ненадежная ее часть; они подобны горным вершинам, вонзающимся в облака. Это ясно для субстантивной вершины. Оно лежит за пределами непосредственного чувственного восприятия.»

Однако, мы видим, что автор не прочувствовал субстанциальный мир Декарта и субстантивное он видит только в неявном:

«Любое явное познание предполагает обилие неявного познания.»

«Как бы ни выглядела окончательная структура физики, если она когда-нибудь придет к этому, она обязана своим формированием многократным прохождениям цикла взаимной зависимости между нашими феноменальными и субстанциональными понятиями. Выражаясь метафорически, двойная пирамида неоднократно встречается встык, как кольцо.»

Зато Вайцзекер отчетливо видит циклическое устройство мира в пределе: «как кольцо

 

3. Как исследователь, посвятивший порядка 10 лет изучению эйдосов, могу сказать определенно, что предикатное мышление (повествование от «общего к «деталям») и конструктивное мышление (доказательство единства конкретного/абстрактного ~1) сильно отличается. Дело в том, что предикатному мышлению все всегда ясно, ведь они видят «главное». Это главное может быть: «разум», «сознание», «сила», «энергия», «информация» - тут важно, что это предикат «покрывал» как можно больше объектов, которые имеют второстепенное значение.

При такой картине неопределенного (неявного, Небытия) нет! В то время как эйдетическое мышление видит эту неопределенность как главное конструктивное (кибернетическое) условие мира. То есть, если есть эйдос линейной геометрии:

точка – линия – уг|ол – плоская фигура – объемная фигура

то в правой части, где «многое» и «живет» эта неопределенность (как вероятность) без которой никакого творчества (и Творца) нет!

Кстати говоря, Вайцзекер дает красивое объяснение «преимуществу» предикатов. Он отмечает, что животные видят и знают объекты именно «в общем»:

«Поведение животных, напротив, представляет собой эволюционный уровень, на котором впервые появляется то, что мы могли бы назвать субъективной информацией: информационное содержание стимула для животного, которое мы, исследователи, можем интерпретировать как реакцию животного.  Это первая предварительная стадия познания животных.

Простейшие поведенческие схемы можно охарактеризовать четырьмя чертами, которые я назову: общность, принцип да/нет, преобладание положительного, адаптация

«Общность: животное реагирует способом, который для нас концептуально описуем, на стимул, который для нас концептуально описывается. Он обычно реагирует на события такого типа. Куница, которая убивает всех кур в курятнике, несмотря на то, что может съесть только одну, отвечает — по старинке — на эйдос «порхающая курица», а не на «эту курицу». Именно этого и следует ожидать кибернетически. Чем проще компьютер, тем более типизированным и неиндивидуализированным должен быть стимул, чтобы он мог его разобрать.

Принцип «да/нет»: простейшие схемы реагирования делают то, что требуется, только тогда, когда в зависимости от стимула они либо включены, либо выключены, без сложных промежуточных стадий. У компьютера бивалентная логика.»

Смешно читать: эйдос «порхающая курица». Однако, далее автор сообщает нам, что чувственное видение свойственно животным. И только с эйдетическим видением появляется некий интеллект

Ничего «плохого» в предикатном мышление нет! Просто оно эволюционно первичное:

«Хотя чувственное восприятие также имеет предикативную природу и воспринимает структуры, которые могут проявляться в аргументации, оно не переживается как акт дискурсивного мышления, не входит в контекст рассуждений.»

Никогда нельзя забывать, что рассудочное появилось из экзистенциального.

«Мистический опыт культурно обусловлен в своем способе выражения, но в то же время в удивительной степени он одинаков во всех культурах. Его высшая концепция — это «становление одним», unio mystica. Стать одним может означать, что два сливаются в один. Это также можно понимать как «становление Единым» (в смысле: стать взрослым или красивым). В неоплатонической школе Единое мистического опыта отождествлялось с Единым Платона. В древних азиатских традициях медитативное обучение считается очевидной предпосылкой философского мышления, которое на своих более высоких уровнях интерпретирует более высокие уровни медитативного опыта.»

То есть ничего плохого ни в мистике, ни в предикатном мышлении, ни в фантазиях начинающих философов нет! Плохо если это «детство» онтогенеза в развитии, переходит во взрослом состоянии в инфантильность как интеллектуальную болезнь.

.

4. Этот разговор о предикатном (уверенном!) мышлении начат специально, поскольку без него не понять – откуда же у индивида появляется сомнение, которому  Вайцзекер придавал такое большое значение:

«Мнение, которое я хотел бы подвергнуть сомнению, предполагает, что где-то в науке может существовать абсолютная, внутренне фиксированная уверенность. Абсолютную уверенность можно было бы также охарактеризовать словами: познание, не подлежащее сомнению. Таким образом, понятия познания и сомнения становятся предметом рассмотрения.»

Все дело в том, что эта пара является диалектической в своей основе, хотя и в сложной психологической «обертке». Без представлении о сознании здесь не обойтись. Но поскольку Вайцзекер нигде пытается не отрываться от технологий (онтологий), все находит свое объяснение. В частности, сознание выступает как некая рефлексирующая цикличность:

«Если я хочу эксплицитно распознать сознание, я должен совершить акт познания, который утверждает существование того, что было выражено в исходном утверждении: познанного знания. Я называю этот новый акт познания актом рефлексии. Благодаря этому сознание «загибается» на себя. Я называю этот новый акт познания рефлексивным познанием. Первоначальный акт я называю простым познанием. Часть знания или познания, ставшего рефлексивным познанием, короче: над которым я размышлял, я называю отраженным знанием или отраженным познанием. Если бы я понимал под «познанием» каждый раз новый процесс, то всякое познание снова всегда было бы простым. Но благодаря моему познанию, что оно «узнает» уже знакомый факт, оно может участвовать в отраженном знании.»

«Различение между телом высказывания и его смыслом есть акт рефлексии.»

Откуда же появляется сомнение?

«Я не знаю всего. Есть факты, которых я не знаю. Именно поэтому необходимы специальные акты познания. Я должен искать познания.

Этот поиск может потерпеть неудачу. Либо он может выйти из строя таким образом, что я знаю, что не нашел искомый элемент. Тогда я по крайней мере знаю один факт: что я не знаю

Вот, пожалуй, начало конструктивного (эйдетического) мышления, когда диалектическая пара: феноменальное/ноуменальное, проходит испытание на сингулярность истины (~1). За этим следует ряд оригинальных мыслей:

«Утверждение, утверждающее факт, достоверность которого вызывает сомнение, я называю сомнительным. На сомнительное высказывание могут быть направлены разные действия: сомнение, исследование, предположение, фикция и т. д. Сомнение прежде всего дает повод рассматривать факт, утверждаемый высказыванием, отдельно от направленной на него познавательной интенции, т. е. рассматривать высказывание как нечто, что может быть правильным или ложным. Логика основана на этой интерпретации утверждения. Логика есть учение о сомнительном. (Всеведущее существо не нуждается в логике.) Логика, как познание о познании, образовала свои понятия, как это соответствует ее природе, из отраженных познаний.»

«Как устраняются сомнения?

Кто-то может усомниться в том, что свинец тяжелее воды. Я беру кусок свинца и бросаю его в воду. Он тонет, поэтому свинец тяжелее воды. »

Это простая мысль, что теория должна соответствовать практике, поднимает на новый уровень сам термин: соответствие,  которое дает нам истину. То есть это совсем не так, как «учат» нас некоторые философы, что она, философия, постигает истину. Нет! Истина предзадана эпистемически, в простейшем случае как онтологическое соответствие. В более сложных случаях как изоморфизм, гомология и т.п., где сущностью все равно остается соответствие.

 

5. Говоря о сомнении, о процессуальности получения знаний как «многое» из крупиц опытных фактов «одного», нельзя обойти тему веры, которую Вайцзекер обозначил отдельным пунктом. Почему это так важно? Да потому, что любое начало, любой факт в его интерпретации, начинается с веры! Особенно это актуально для российских философов, которые, в силу исторической привязки философии к религии, часто не разделяют онтологическое и теологическое. И начинается «борьба» с дуализмом в пользу религиозности. Часто приходится читать: «необходимо преодолеть дуализм». С таким же успехом можно «преодолевать» цифру два (2).

Вот почему-то восточная философия не «преодолевает» свой дуализм учения «Инь/Ян», придав ему общесистемный нумерологический статус. А следующий уровень обобщения так и обозначала как кибернетическое единство: «У-Син» - «теорию пяти элементов».

«Вера, как и познание, есть отношение к факту. Если познание — это обращение к факту как к данности, то вера — это обращение к факту независимо от того, дан ли он на самом деле. Тот факт, что для нас невозможны ни абсолютная уверенность, ни абсолютное сомнение, можно выразить и так: без веры нельзя познавать. Это может стать яснее, если мы будем различать неявную и явную веру, как мы это сделали с познанием.»

Вера наделяет нас уверенностью своих действий в будущем, только если при постоянно работающем «движке» рефлексии курсирующим по кругу эйдетической онтологической когнитивной размерности. примерно такого порядка:

явление – опыт – анализ – знание - синтез

Вайцзекер выразил подобную мысль так:

«Философия, претендующая на независимость от веры, на самом деле просто не сознает присущей ей веры.»

.

6. Интересный подход Вайцзекера к проблеме философского отрицания, а с ним и знаменитым законом отрицания. Вот что он пишет:

«Отрицание есть характеристика логики, необходимая для объяснительных целей, а не факт реальности. Платон ясно видел это в своем «Софисте».

Я предлагаю понимать повествовательное предложение принципиально в смысле прагматического определения истины. Декларативное утверждение верно именно тогда, когда определенный образ дейс